Читать онлайн Вызов страсти, автора - Браун Вирджиния, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вызов страсти - Браун Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.38 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вызов страсти - Браун Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вызов страсти - Браун Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Вирджиния

Вызов страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

По дороге через травяное поле к деревянной трибуне, построенной для зрителей, Роджер объяснил Кэт правила поединков, и теперь, усевшись на скамью, она отчаянно старалась вспомнить турниры, на которых присутствовала в детстве.
Существовало несколько типов состязаний. Классический турнир был шуточной битвой, в которой рыцари нападали друг на друга, и, хотя он часто превращался в серию одиночных боев, не было ничего необычного в том, что несколько рыцарей вместе выступали против одного самого известного бойца. В таких случаях постоянные участники состязаний нередко договаривались с другими рыцарями о помощи. Побежденный рыцарь становился собственностью победителя и, чтобы освободиться, был вынужден платить выкуп; обычно это была лошадь или оружие.
Рыцарский поединок был битвой между двумя рыцарями и состоял из серии одиночных боев с использованием копий, мечей, боевых топоров и булав. В них применялось затупленное оружие, на этот счет существовали строгие правила, но многие рыцари получали тяжелые ранения или погибали, участвуя в таких поединках. Это был опасный спорт, и ни король, ни папа не одобряли рыцарских поединков, однако, несмотря ни на что, они все же процветали. Целью каждого участника состязания было выбить противника из седла или сбить с него шлем. За пропущенный удар, ранение лошади противника, нанесение противнику удара ниже пояса или сзади в спину и за удар соперника древком, а не концом копья назначались штрафные очки.
– Боже правый! – пробормотала Кэтрин, размышляя о предстоящем турнире. Пронесшийся над полями прохладный ветерок приподнял головной платок Кэт, наблюдавшей за Робертом блестящими глазами почти того же цвета, что и фиолетовый бархат ее элегантного платья. Многие бросали восхищенные взгляды в ее сторону, но глаза Кэт были прикованы к фигуре на арене.
Мысленно вернувшись к своему недавнему расставанию с Робертом, Кэт вздрогнула, вспомнив, как прижалась к нему, умоляя не встречаться на арене с братом, и как он мгновение смотрел на нее со странным блеском в темных глазах.
– Вас пугает, что вы будете призом, дорогая? – Его рот растянулся в улыбке, а рука нежно погладила Кэт по щеке. – Но, должен признаться, вы приз, за который стоит сражаться.
– Меня пугает только мужская глупость, – ответила Кэт, борясь с охватывающим ее страхом. – Неразумно ради этого рисковать жизнью и здоровьем!
Рассмеявшись, Роберт запечатлел короткий поцелуй на губах Кэт, убрал ее руки, обнимавшие его за шею, и, протянув одну из них Монтрозу, приказал:
– Отправляйтесь с Роджером.
Сейчас Кэт, прикрывая от солнца глаза, с волнением и страхом ждала сигнала. Она не могла понять, как случилось, что ее тревожит судьба этого норманна, который сначала покорил ее замок, а потом ее сердце, – ведь она должна ненавидеть Девлина за то, что он захватил ее дом и обвинил ее отца в измене и мятеже против Вильгельма. Кэтрин отдавала себе отчет в том, что ее отца вовлекли в какой-то заговор, и, хотя ей было тяжело в этом признаться, понимала, что Роберт прав. Когда пронзительный звук труб. в очередной раз замолк, Кэтрин снова обратила вопросительный взгляд к Роджеру, и он кивнул ей. Этого знака она ждала с нетерпением, ее сердце бешено забилось, страх сжал все внутри, и она наклонилась вперед, отыскивая глазами Роберта. Его место на арене было отмечено темно-красным с серебром знаменем, и темно-красная попона жеребца лорда Девлина поблескивала в солнечных лучах. Противоположный край арены был выдержан в цветах Джона де Бофора – синем и золотом. Оба рыцаря наклонили копья, приветствуя трибуны, а затем, развернув лошадей, стали лицом друг к другу, и Кэтрин заметила, как слегка блеснули металлические латы Роберта, когда он надевал шлем. Когда представление и приветствия окончательно завершатся, начнется атака и оба рыцаря, пригнувшись и опустив копья, поскачут навстречу друг другу.
Наконец последние слова глашатая замерли, и Кэтрин, затаив дыхание, прочитала про себя короткую молитву. Снова громко протрубили трубы, и лошади со вздувшимися мышцами нетерпеливо рванулись вперед. Мужчины сблизились слишком быстро, и до Кэт донесся громкий треск ломающихся копий. По короткому ворчанию Роджера она догадалась, что Роберт не пострадал, и молча возблагодарила Господа. Но облегчение было недолгим, рыцари, вернувшись на свои места, сменили копья и снова встали напротив друг друга. На этот раз трубы молчали, и только топот копыт возвестил о начале боя. Копье Джона скользнуло по копью Роберта, не причинив Девлину вреда, зато Роберт изо всей силы нанес удар копьем в центр щита Джона. Этот удар заставил Джона отклониться назад, но из седла не выбил.
– Они снова сойдутся? – прошептала Кэт, зажав в коленях стиснутые руки с побелевшими костяшками пальцев.
– Да, – односложно ответил Роджер.
Пустив черного жеребца легким галопом, Роберт вернулся к своему знамени за новым копьем. После стольких лет покорного смирения с ненавистью и враждебностью Джона ему было приятно ответить брату тем же. Однако Роберт, крепко сжав копье, придерживал коня, ожидая, пока Джон будет готов. На этот раз лошадь Роберта, с разбегу налетев на коня противника, сбросила Джона на землю. Джону удалось подняться на ноги, и зрители единодушно вздохнули, а Роберт, развернул лошадь и, прищурившись, взглянул на брата. Когда меч Джона блеснул на солнце, Роберт бросил свое копье, показывая, что будет продолжать бой пешим; толпа одобрительно загудела, и только Кэтрин болезненно застонала.
– Остановите их, – попросила она Роджера, но он только покачал головой, поглощенный происходящим на поле.
Роберт легко соскочил на землю и, вытащив из ножен широкий меч, двинулся к Джону. Короткое время братья осторожно кружили по арене, оценивая друг друга, а затем их клинки со звоном встретились, и солнце заиграло на полированной стали. Кэт, окаменев, наблюдала за боем, не представляя себе, как человек может выдерживать такие мощные удары и оставаться на ногах. Однако оба мужчины искусно владели оружием и защищались от смертоносной стали высоко поднятыми щитами.
Мечи летали, как серебряные языки огня, и глухие удары о непробиваемые защитные щиты сопровождались звоном стали, ударяющейся о сталь. Оба брата были примерно одного телосложения и обладали почти равной силой, но у Роберта явно было чуть больше опыта. Роберт бросился в атаку, и сокрушительные удары один за другим посыпались на щит Джона, заставив его отступать. Джон отражал каждый мощный удар меча Роберта, пот стекал по его лицу, тело взмокло под мягкой кожаной прокладкой, поверх которой была надета легкая кольчуга; он уже с трудом поднимал руки, и меч становился все тяжелее, но Роберт продолжал наступать. Дыхание Джона превратилось в тяжелые отрывистые вздохи, но он все же нашел в себе силы отпустить язвительное замечание, стараясь распалить брата и лишить его бдительности.
– Еще до наступления ночи Кэтрин Челтенхем будет в моей постели, брат! Представляешь себе такую чудесную картину: я с ней лежу в постели, а ты в холодной земле?
Взревев от негодования, Роберт высоко поднял меч, на мгновение дав Джону преимущество. Джон сделал выпад, и острие его меча, скользнув под щит Роберта, проникло сквозь кольчугу. При виде того, как Роберт отшатнулся и взревел от жгучей боли, Джон злорадно ухмыльнулся. Но острая боль не лишила Роберта сил, а лишь остудила его ярость и заставила быть более осторожным. Чтобы собраться с силами, он медленно и неуверенно двинулся вперед, нарочно демонстрируя слабость.
– О Боже, он убит, – тихо прошептала Кэт, приготовившись к завершающему удару меча Джона. – Клянусь, я сама убью Джона, если он убьет Роберта!
Услышав в голосе Кэт смертельную угрозу, Роджер бросил на девушку испуганный взгляд, а потом, улыбнувшись, снова отвернулся к арене. «Интересно, – подумал Монтроз, – осознает ли она, что этими несколькими словами выразила то, что, возможно, не собиралась делать достоянием других людей?» Но в следующий момент его вниманием целиком завладело сражение между братьями.
Роберт отступил назад под натиском меча Джона, ожидая, когда самонадеянность доведет брата до ошибки. И в конце концов дождался. Джон немного опустил щит, приоткрыв один бок, и Роберт мгновенно нанес укол острым как бритва клинком. Пронзив кольчугу, меч вошел Джону в бедро, и Джон покатился по земле. Однако ему все-таки удалось подняться на дрожащие ноги, он стоял, пошатываясь, и темные струйки крови стекали но ноге и наполняли сапог.
– Неужели мой брат ранен? – поддел его Роберт. – В наших жилах течет одна и та же кровь, но ты все еще хочешь моей?
– Да, – прошипел Джон, скривившись от боли. – Я не успокоюсь, пока ты не будешь мертв!
– Так убей меня, брат! Соверши преступление, которое задумал!
Но Джон не мог; его ноги подкашивались и отказывались держать его. Он опустился на колени и, метнув г Роберта меч, выругался в бессильной злобе, когда брат ловко увернулся от клинка. Джон вытянулся на земле, широко раскрыв горящие глаза и вцепившись в зеленую траву арены одетой в перчатку рукой.
– Будь ты проклят, Девлин! Тебе дьявольски везет, – со злостью бросил он, жестом отослав слугу, пришедшего ему помочь. – Но я еще увижу тебя в могиле!
Несмотря на собственную болезненную рану, Девлин держался прямо, не желая поддаваться слабости перед лицом распростертого на траве брата. На короткое мгновение его удивило, что он чувствует не удовлетворение, а только странное опустошение.
– Возможно, когда-нибудь и другой раз, брат, но не сейчас.
Резко развернувшись на каблуках, Девлин пошел через арену, решив, что выкуп за поражение он потребует у брата позже, а сейчас нужно добриться до своей палатки, чтобы не упасть прямо на поле. Когда Кэтрин, пробравшись через толпу, добралась до палатки Девлина, его уже окружили слуги и доктора.
– Отойдите, – приказала она, решительно отстранив всех. – Я сама позабочусь о милорде. – Сняв с Роберта кожаную куртку; она посмотрела на рану в боку и побледнела, увидев разрез от ее собственного удара, нанесенного незадолго до сегодняшнего.
– Всего лишь царапина, – пробормотал Роберт, но сквозь пальцы прижатой к боку руки сочилась кровь.
– Глупый, ваша рана может снова открыться! – не подумав, сказала Кэт, заработав косой взгляд Девлина, – Ее нужно перевязать, как и новую. – Мягкой тканью она аккуратно протерла глубокие раны и попросила слугу принести вина. Недрогнувшей рукой она опрокинула кубок на глубокие разрезы, а затем досуха промокнула их. Бросив быстрый взгляд на Роберта, она увидела, что он, побледнев, стиснул челюсти. – Будет больно, милорд, – тихо предупредила она, держа его кинжал в пламени очага. Когда он раскалился до белого каления, Кэт быстро наложила его на порез на боку Девлина и сжала вместе края раны. У Роберта напряглись мускулы, но он не пошевелился и не издал ни звука, восхитив Кэтрин своей железной волей.
– Лечиться гораздо больнее, чем получать раны, – нахмурив брови, признался ей Девлин. – Вы уверены, что это не месть за те неприятности, которые, по вашему мнению, я вам доставил, дорогая?
– Нет, господин. – Кэт накладывала чистую повязку на его широкую грудь, и уголок ее рта приподнялся в улыбке. – Если бы я искала мести, я бы предоставила этим кровожадным докторам обрабатывать вашу рану. У меня руки нежнее, чем у них.
Хмыкнув в ответ, Девлин лег, вытянув вдоль кровати длинные ноги, и, жестом указав на нерешительно топтавшихся в палатке слуг, велел Кэтрин выпроводить их. Повиновавшись, она опустила за ними полог палатки.
– Что вы желаете, лорд Роберт? – заботливо спросила она, нежно положив руку на его разгоряченный лоб.
– Вас. – Неожиданно сильные пальцы сомкнулись вокруг ее тонкого запястья, железной хваткой сжав ей руку, и Девлин, несмотря на сопротивление Кэт, притянул ее к себе. – Неужели вы мне откажете?
– Нет, это у вас просто из-за раны… она не причиняет вам боли? – Аметистовые глаза с беспокойством глянули на него. – Милорд! – У Кэт перехватило дыхание, и она, застонав, закрыла глаза, когда рука Девлина нырнула в вырез ее платья и, потянув вниз ворот, обнажила налившуюся пышную кремовую грудь, а его губы жадно сомкнулись вокруг розовой верхушки, и язык стал описывать небольшие круги.
– Это облегчит любую боль, я знаю, – глухо шепнул Девлин, укладывая Кэт на свое напрягшееся тело.
– Не нужно! – удалось выдохнуть Кэт. – Это… это неприлично, Девлин! – Она вертела бедрами, пока он играл с ее затвердевшим соском. – Солнце высоко в небе, и кто-нибудь может войти…
Он прервал ее протест, настойчиво прижавшись к пухлым губам, а затем, не обращая внимания на резкую боль в боку, быстрым движением повернулся вместе с Кэт, так что она оказалась под ним. Из-под полуопущенных век, со страстью смотрел на прелестную обнаженную грудь, а потом, подняв голову, заглянул в глаза Кэт.
– Да, сюда могут войти, но от этого мое желание не становится меньше. – Он бережно взял в руку тяжелую массу шелковых волос. – Что вы за девушка, что соблазняете меня даже тяжело раненного? Ваши нежные формы влекут меня независимо от того, насколько сильна моя боль. – Он погладил оголенное плечо, с наслаждением ощущая нежность кожи, и окунул руку в гущу волос, чтобы удержать неподвижно голову Кэт, а затем мягким колдовским прикосновением дотронулся жесткими губами до слегка раскрытых губ Кэт.
Кэт не знала, что делать, чтобы устоять против волны накатившейся на нее, как избавиться от сладостной муки, заставлявшей ее отвечать на поцелуи и ласки Роберта с такой необузданной страстью. Она не понимала, как могла отдать этому человеку свою душу без малейшего сопротивления. Страх, возникший во время турнира, когда Кэт подумала, что Роберт проиграл, грозил уничтожить ее душу, оставив внутри болезненную пустоту, которую ничем невозможно будет заполнить. Когда-то Кэт поклялась, что этот мужчина навеки будет ее врагом, а сейчас лежала под ним, каждой клеткой с восторгом ощущая его мускулистое тело. Но не только наслаждение, которое доставлял он ей, влекло Кэт к Роберту, его безудержная отвага и необузданный нрав вызывали ее любовь.
Девлин отодвинулся, чтобы снять одежду, а затем снова принялся ласково поглаживать Кэт, и ее тело в ответ задрожало.
Только когда лошадям осталось преодолеть последнее лье до замка Челтенхем, Кэтрин собралась с духом задать вопрос, который занимал ее мысли последние три дня. Состязания закончились, турнир был позади, но она не осмеливалась спросить о том, что не давало ей покоя. Ее интересовало, что могло разжечь такую ненависть между братьями и как могли два столь похожих человека питать друг к другу такие злобные чувства. Кэт нерешительно взглянула на Девлина. С мужественной грацией восседая на огромном жеребце, он легко управлял им, держа поводья в одной руке, и смеялся в ответ на что-то сказанное Роджером Монтрозом.
В конце концов Роджер пустил свою лошадь галопом, и Кэтрин с Робертом остались вдвоем скакать по пыльной дороге. Сквозь густую листву росших вдоль дороги деревьев пробивалось предвечернее солнце, и медные волосы Кэт горели огнем в его розовых лучах. Лорд Роберт, улыбаясь, с восхищением поднял к свету длинный локон.
– Ваши волосы сияют, как утренний поцелуй солнца, леди Кэтрин, – пробормотал он словно самому себе. – Они так и просят ласки.
– Вы всегда не можете устоять перед женскими прелестями, милорд? – лукаво поинтересовалась Кэт, насмешливо приподняв брови.
– Нет. Всего о нескольких своих женщинах я задумывался дольше чем на минуту. – Усмехнувшись, он наклонился в седле и, взяв в ладонь округлый подбородок Кэт, поднял к себе ее лицо. – Но вы совсем другое дело, дорогая. Я часто думаю о вас – и с большим желанием.
«Если бы только он думал обо мне не просто с вожделением. – Кэтрин подавила непрошеный вздох. – Однажды настанет день, и он поймет, что я этого заслуживаю, – сказала она себе. – Конечно, для этого нужно время и огромное терпение, но, я докажу, что стою того».
– Милорд, – нерешительно начала она, слегка покусывая нижнюю губу, – почему ваш брат так ненавидит вас? – Кэт застыла под мрачным взглядом, который он бросил на нее из-под насупленных бровей, и пожалела о своем вопросе.
– Потому что я появился на свет раньше его. – невозмутимо ответил Роберт, – и потому, что я, а не Джон, унаследовал земли матери.
– Значит, вы старший сын? – Наморщив лоб, Кэтрин старалась понять истоки неприязни между братьями.
– Я второй сын, – к ее удивлению, сказал Роберт, покачав головой, – а Джон третий.
– И тем не менее вы наследник? Как же так?
– Мой отец норманн и младший сын, – сухо заговорил Девлин, – а мать, саксонка по происхождению, единственный ребенок. Отец получил свои владения в Англии от Вильгельма после битвы при Гастингсе в 1066 году. Эту собственность наследует мой старший брат Гэвин. Ко мне переходит Девлин, саксонское владение моей матери. А Джон отдан на службу церкви.
– И таким образом он остался без земель? – Теперь Кэт начинала понимать горькое замечание Джона. – И поэтому он ненавидит вас? Но… но ведь вы не имеете к этому никакого отношения, милорд. Такова Божья воля.
– Тем не менее Джон всегда ненавидел меня. Чуть ли не с пеленок. В детстве именно он всегда болел, а я оставался здоровым, и только позже, когда мы повзрослели, он окреп. Мне кажется, он винил меня за то, что в играх я почти всегда брал над ним верх, и считал, что если бы не болел, то победы одерживал бы он.
– Но почему? – На хорошеньком личике Кэт отразилось замешательство, и она озадаченно посмотрела на Роберта. – Почему он должен ненавидеть своего брата? Разве вы не дети одной матери? Почему он должен питать к вам злые чувства?
Роберт ничего не ответил, а только пожал плечами и отвернулся, глядя на стоявший у дороги крестьянский домишко. Угрюмый, одетый в лохмотья мужчина при виде проезжавших коснулся лба узловатой натруженной рукой жестом уважения к своему нормандскому хозяину. Роберт окинул взглядом жалкую хижину, привязанную неподалеку тощую корову и глазастых детишек на пороге раскрытой двери, уцепившихся за подол материнской юбки.
– Кто собирает подати с этих арендаторов? – с любопытством спросил лорд Роберт.
– Ну, этим всегда занимался управляющий отца, – медленно ответила Кэтрин. Резкое изменение темы разговора застало ее врасплох. В прошлом году был хороший урожай, и такая нищета могла быть лишь следствием неправильного управления. – Его обязанностью было собирать подати три раза в год, а также налагать пени и штрафы. – Прикусив губу, она снова посмотрела на ветхие жилища и возмущенные глаза вилланов
type="note" l:href="#note_1">[1]
, работавших на полях Челтенхема. Кэтрин знала, как крестьяне относились к ее отцу, хотя долго старалась не замечать этого. Она и ее мать часто пытались облегчить их жалкое существование, несмотря на запреты Уолтера, который строго следил за своей казной и кладовыми, вызывая этим у Кэт чувство стыда.
– Когда мы вернемся в Челтенхем, я проверю книги счетов, – тихо сказал Роберт, и глубокие морщины прорезали его лоб. Увиденная им нищета могла означать, что Уолтер или его управляющий скрывали доходы и сообщали королевским переписчикам фальшивые цифры. Такая уловка была не нова, и Вильгельм беспощадно боролся с обманщиками. – Этому нет прощения, когда был хороший урожай. – Девлин украдкой взглянул на Кэт, пытаясь понять, была ли девушка такой же хитрой и лживой, как ее отец: пока он ни разу не уличил ее во лжи, но в ее жилах текла кровь Уолтера, и только время могло показать, какова девушка на самом деле.
Кэтрин благоразумно не стала дальше обсуждать положение крестьян. Начинало смеркаться, и она с волнением ожидала возвращения домой, хотя, стоило лишь ей вспомнить, что Челтенхем уже больше никогда не будет по-настоящему ее домом, она становилась сама не своя. Теперь замок принадлежал другому – суровому лорду, у которого не было намерения жениться, и Кэтрин суждено быть ему любовницей, пока она не лишится его благосклонности. Мысли Кэт были мрачны, как лесные потоки, через которые переправлялись мерно ступавшие лошади. «О, если бы можно было увидеть свет в конце длинного пути так же ясно, как я вижу впереди огни на башнях Челтенхема!» – вздохнула Кэтрин.
Солнце уже опустилось за верхушки деревьев, когда показались стены замка, освещенные неровным светом факелов. Поскрипывали кожи, и позвякивал металл на конской сбруе. Отряд преодолевал последние ярды и въезжал через поднятые решетчатые ворота во внешний двор замка. Девлин жестом указал Кэтрин на ведущие во внутренний двор ворота в стене между высокими каменными постройками, в которых размещались помещения для воинов, оружейные склады и кладовые.
– А вы разве не поедете, милорд?
– Нет, леди, – покачал Девлин темноволосой головой и, остановив жеребца, сделал знак Роджеру остаться рядом. – Я приеду позже. Сейчас мне кое-что нужно осмотреть.
Пожав плечами, Кэтрин направила свою кобылу к конюшням, расположенным на краю внутреннего двора. Ей навстречу выбежал конюший, чтобы взять у нее лошадь. После захода солнца дневное тепло быстро ушло, и легкий туман накрыл замок прохладным сырым покрывалом. Спешившись, Кэтрин плотнее завернулась в розовую накидку и поднялась по ступенькам к арочному проему, ведущему в Большой зал. У входа стоял стражник, которого Кэтрин знала еще с детства. Проходя мимо, она улыбнулась ему. «Теперь осталось всего несколько знакомых лиц», – грустно отметила про себя Кэт, пересекая зал по устланному соломой полу.
– Миледи, здесь гости, – прошептала вышедшая ей навстречу Марта, и недовольный тон служанки встревожил Кэт.
– Гости? – Кэт взглянула на неясные в свете очага фигуры, расположившиеся на бархатном диване и в креслах. Наморщившись, она постаралась разглядеть посетителей.
– Да, гости норманна! – возмущенно выпалила Марта, бросив сердитый взгляд в сторону очага.
Кэтрин была несколько удивлена, потому что Марте было несвойственно с такой ненавистью относиться к гостям, даже если они приехали к нормандскому завоевателю.
С досадой посмотрев на свою помятую дорожную одежду, Кэт направилась к гостям, на ходу стараясь разгладить складки, образовавшиеся за время долгого сидения в седле. Когда она приблизилась к очагу, один из гостей поднялся; голова и плечи мужчины возвышались над Кэт, и вся его массивная фигура даже при сумрачном спето производила внушительное впечатление. Мужчина был пожилым, с густыми седыми волосами и худощавым лицом, а его серые глаза были чистыми, добрыми и веселыми. Заключив по богатой одежде гостя, что он важная персона, Кэт, остановившись, присела перед ним в низком реверансе.
– Добро пожаловать, господин, – радушно поздоровалась она, закинув голову, чтобы взглянуть на него. – Я леди Кэтрин Челтенхем. – Она не знала, уместно ли поинтересоваться целью его визита; это помогло бы узнать, почему он проводит здесь вечер, но правила хорошего тона не позволяли задавать вопросы, пока не были поданы напитки. – Позвольте узнать, вам подать еду или напитки?
Но прежде чем мужчина успел ответить на вопрос Кэт, позади него раздался резкий, недовольный женский голос:
– Да, мы хотим и есть, и пить! У вас в этой убогой берлоге есть подходящая еда?
Кэтрин замерла, ей удалось прикусить свой острый язычок, но лицо ее все же покраснело, а губы сжались в тонкую линию. Ее возмущение, видимо, не укрылось от мужчины.
– Тс-с, Энн! – тут же вмешался он. – Помолчи хоть немного! – Он снова смущенно обернулся к Кэт, и его лицо показалось ей странно знакомым. Кто этот мужчина? Она порылась в памяти, уверенная, что прежде уже видела эти черты. Не обращая внимания на ворчливое замечание женщины об отсутствии гостеприимства, Кэт заботливо слушала то, что говорил мужчина. – Леди Кэтрин, после утомительного дневного верхового переезда мы будем рады любой еде, которую вы сможете предложить нам. Если бы мы знали, что паше прибытие создаст неудобства, мы послали бы уведомление.
– Нет, господин! Ваше пребывание здесь не создает никаких неудобств, – поспешила заверить его Кэт. – Но я сама только что вернулась из путешествия и не могла подготовиться к приему гостей.
– В моем доме всегда все готово на любой случай, – вставила болтливая женщина, которую называли Энн. – Это характеризует хозяйку замка.
Кэтрин не упустила ее намека, но решила, что не стоит вдаваться в объяснения – это ей не подобает. Гордо вскинув голову, Кэт кивнула в сторону Марты, которая принесла поднос с легкой закуской, и спокойно произнесла:
– Быть может, миледи, на этот раз вы простите, что я оказалась столь нелюбезной и не подготовилась.
Мужчина приглушенно усмехнулся, а острая на язык Энн вышла на освещенное пространство. Кэтрин отметила, что женщина, хотя и была старше ее, все еще оставалась красивой. Ее овальное лицо имело правильные черты, темные волосы были убраны назад, а глаза, обрамленные густыми черными ресницами, сейчас с презрением оглядывали хрупкую фигуру Кэт. И Кэтрин покраснела, представив себе, какой она кажется этой элегантно одетой женщине. Рядом с Энн стояла молоденькая девушка лет пятнадцати, почти ровесница самой Кэт, – бледная копия взрослой женщины, с каштановыми волосами и болезненно-желтой кожей. «Наверное, это ее дочь», – подумала Кэтрин, и мужчина подтвердил ее догадку, когда начал представление.
– Леди Кэтрин, простите, что вел себя невежливо. Я лорд Ги де Бофор, а это, – он слегка обнял женщину и девушку, – моя жена Энн и ее дочь Ровена.
– Добро пожаловать, – пробормотала Кэт, скромно сложив перед собой руки. «Бофор! Должно быть, он родственник Роберта, кузен или, возможно, дядя», – решила Кэт.
– Вы жена лорда Роберта? – неожиданно спросила девушка, напугав Кэтрин своим гнусавым голосом. – Нам никто не сказал, что он женился.
Придя в замешательство, Кэт молча смотрела на нее, не зная, что ответить. Как она могла сказать совершенно незнакомым людям, которые, очевидно, хорошо знали Роберта, что она просто его любовница, а не законная жена?
– Нет, – наконец начала Кэт и с облегчением обернулась, услышав позади себя голос Роберта.
– Мне только что доложили, что у нас гости, – без всякого выражения произнес Девлин, стремительно подойдя к ним в развевающемся красном плаще и высоких кожаных сапогах, все еще грязных после долгой скачки. С окаменевшим лицом и застывшим взглядом он фамильярно обнял Кэт за талию, и она покраснела, понимая, что от присутствующих не укрылось, как Роберт слегка привлек ее к себе.
– Твоя леди, – лорд де Бофор с улыбкой кивнул в сторону Кэтрин, – уже поздоровалась с нами, а у тебя, Роберт, неужели не найдется слов приветствия для отца и его жены?
Проглотив возглас удивления, Кэт перевела взгляд с отца на сына и поняла, почему лицо пожилого мужчины показалось ей удивительно знакомым. Правда, у лорда Ги были седые волосы и серые глаза, но он, как и Роберт, имел так же резко очерченную линию носа и подбородка, и такие же, как у сына, брови украшали его высокий лоб. Кэтрин показалось, что она заглянула в будущее и встретила Роберта уже пожилым человеком. Наверное, когда-то герцог был таким же сухощавым, как сейчас его сын, но теперь возраст добавил его фигуре солидности.
– Она твоя жена, Роберт? Почему ты не сообщил нам? – с кривой улыбкой спросила леди Энн. – Нам и в голову не приходило, что ты собираешься жениться.
– Я и не собираюсь, – покачал головой Роберт, бросив мачехе мрачный взгляд. – Это дочь бывшего владельца Челтенхема, чей замок я завоевал для Вильгельма.
– Значит, она – военная добыча? Как забавно, – ироническим тоном заметила леди Энн и с насмешкой в темных глазах посмотрела на Кэтрин.
Кэт вспыхнула и отвернулась, не в силах выдержать проницательный взгляд женщины, смотревшей на нее так же, как, должно быть, смотрели все остальные. Ее, гордую дочь лорда Челтенхема, безусловно, унизили – как ей вынести позор?
– Считайте, как хотите, – пожал плечами Роберт. Неторопливо погладив Кэт по бедру, он наконец-то радушно улыбнулся отцу. – Добро пожаловать сюда и в любое другое помещение, которое можно называть домом, – обратился он к лорду Ги.
Не зная о давних недоразумениях между отцом и сыном, Кэт не могла понять значения взглядов, которыми обменялись мужчины. Но она почувствовала, что в этих взглядах заключено что-то важное, и ощутила внезапную усталость от запутанных отношений в этой семье, где брат сражается против брата, где мачеха набрасывается на хозяйку дома, давшую ей приют, где угрюмая девушка, глядя на Кэт, старается завладеть вниманием Роберта.
– Вы устали, крошка Кэт? – Услышав тихий вздох Кэтрин, Роберт взглянул на нее сверху вниз. – Идите в нашу спальню, я пришлю к вам Марту.
Краем глаза Кэтрин заметила, как прищурилась леди Энн при последних словах Роберта, – теперь здесь не было никаких секретов.
– Прошу всех извинить меня… – Наклонив голову. Кэт с удовольствием покинула Большой зал. Стыд жег ее щеки, и слезы обиды стояли в глубине аметистовых глаз. «Неужели Девлин не мог сделать это не столь очевидным для своей семьи? – досадовала Кэт. – Неужели он не мог пощадить мои чувства?» Горестно качая головой, она шла по извилистым, слабо освещенным коридорам замка, и ее шаги гулко отдавались в пустоте.
– Вы пришли сюда спрятаться? – сочувственно спросила Марта, когда Кэт вошла в спальню. – Эта старая кошка там, внизу, уже добралась до всех, кто здесь живет. Вы тоже испытали на себе укол ее острого язычка?
Кэт кивнула, и улыбка тронула ее губы. Какой смысл отрицать правду? Ядовитое замечание леди Энн больно задело се, но кем она была, если не любовницей, принадлежащей нормандскому завоевателю? Рабыней, и не только этого мужчины, но и собственной страсти. Несомненно, это тоже вскоре не будет ни для кого тайной. Обхватив ладонью подбородок, Кэтрин села в украшенное резьбой кресло Роберта и оперлась локтем на стоящий рядом небольшой стол. На ее лице были написаны печаль и отвращение, и горестная улыбка искривила нежный рот; когда она вспомнила о давно прошедших днях. Ах, если бы только она никогда не встречалась с этим суровым норманном, сейчас сидевшим внизу в ее зале! Кэт не знала, чего еще можно желать так горячо, так болезненно. Но ворчание Марты, которая суетилась, готовя ванну для Кэт, развеселило девушку.
– Марта, ты ворчишь, как старая бабка, – мягко засмеялась Кэт, – словно я одна из твоих внучек, которую ты не любишь. Отрицательно помахав поленом своей хозяйке, Марта присела на корточки, чтобы помешать угли в очаге, и пылко воскликнула:
– Хотя мы почти одного возраста, миледи, я гораздо больше повидала в жизни и знаю, что произойдет, если эта злобная леди внизу будет делать все по-своему! Вы невинная овечка, которую ведут на бойню, и если ваш мужчина не защитит вас, то это придется сделать мне!
– Защитит меня?.. От чего, Марта? От ее справедливых слов? Ведь то, что сказала леди Энн, правда.
– Возможно, и так, но ведь вы не добровольно выбрали этот путь. – Марта нахмурилась и уже открыла рот, чтобы продолжить, но с порога двери на них обрушился громовой голос:
– У вас, девушка, не язык, а трещотка! Я прекрасно сумею защитить леди Кэтрин, когда мне это понадобится! А то, что может сказать леди Энн, не имеет никакого значения, потому что она здесь никто. – Девлин свирепо посмотрел на Марту. – Но, пожалуй, мне следует дать вам отставку.
– Да, милорд, – слегка заикаясь и боясь встретиться с ним взглядом, сказала Марта и, кивнув, судорожно сглотнула. – Как прикажете. – Она потупилась и незаметно взглянула на Кэтрин, которая побледнела и сидела, не шевелясь и не спуская глаз с Роберта.
– Лорд Роберт, – начала Кэтрин, но тут же получила резкий приказ замолчать. Сникнув, она, как и Марта, уставилась в пол, чувствуя, что Девлин не в настроении и лучше всего не возражать ему.
– Уходите! – прикрикнул он на Марту и жестом указал ей на все еще открытую дверь. – Я сам помогу леди принять ванну.
Марта сделала реверанс и, попятившись, вышла из комнаты. «Поможет леди принять ванну? Это неслыханно!» – ужаснулась Марта. Она часто предупреждала леди Кэтрин, что однажды купание станет ее погибелью, и вот теперь ужасные пророчества, видимо, начинали сбываться. Засунув большие пальцы за ремень на талии и склонив голову набок, Роберт пристально смотрел на Кэтрин. Она, все еще потупившись, сидела в его огромном кресле и казалась крошечной и хрупкой. «Нет, эту девушку можно назвать какой угодно, только не хрупкой», – с циничной улыбкой подумал Роберт. Он уже прежде почувствовал силу ее характера и знал, каким упорным и неистовым противником она может быть. Язвительные намеки мачехи не прошли для Роберта незамеченными, но он не собирался изображать то, чего не было. Отношения между ним и девушкой были известны всем, так зачем ему скрывать свои поступки? Он завоевал Челтенхем, замок теперь принадлежал ему, как и нежная девушка, сейчас сидевшая перед ним. Нежная? Да, нежная, поскольку была женщиной, но ее непокорную натуру еще предстоит укротить. Мысли Девлина снова вернулись к оставшемуся внизу мужчине. Лорд Ги повторно женился несколько лет назад, вскоре после смерти матери Роберта. Ослепленный горем, лорд Ги сделал неудачный выбор и теперь был вынужден терпеть рядом с собой женщину с ядовитым языком и загребущими руками и ее дочь – некрасивую девушку с завистливым характером и недобрым сердцем, чье поведение подчас вызывало у лорда Ги неприязнь к ней. Роберт немного времени прожил с мачехой, почти сразу же обнаружив, что она питает к нему отнюдь не материнские чувства. Его несговорчивость и отвращение к ней не охладили леди Энн, а лишь разожгли аппетит, и с тех пор Роберт избегал появляться в отцовском доме. Задумчиво глядя на девушку, которая, откинув голову, теперь смотрела ему в лицо, Девлин размышлял над тем, как могло случиться, что мужчина позволил женщине управлять собой. Лорд Ги, всегда сильный и строгий, допустил, чтобы леди Энн командовала им, не отказывал ей ни в чем и уступал всем ее капризам. Казалось, он стыдился того, что не может полюбить ее, и хотел хоть чем-нибудь компенсировать отсутствие чувства. «Нет, ни одной женщине не удастся водить меня за нос!» – решил Девлин.
– Милорд? – тихо, неуверенно обратилась к нему Кэт, нервничая под устремленным на нее пронзительным взглядом. – Может быть, отпустить слуг, которые ожидают, чтобы наполнить ванну?
– Нет, пусть войдут. – Тряхнув головой, Роберт с раздражением взглянул на девушку. – Вы примете свою ванну. Резко развернувшись, он быстро прошел в угол комнаты и исчез за гобеленом, скрывавшим небольшой чулан, а Кэт позвала слуг, которые быстро приготовили для псе воду и ушли. Она не понимала этого нового настроения лорда Роберта и боялась рассердить своего господина.
К тому моменту как Роберт появился из чулана, Кэт уже успела раздеться и готовилась ступить в ванну с высокой спинкой, наполненную водой, от которой поднимался пар. При виде лорда Роберта, который резко остановился, глядя на нее, Кэт замерла, широко раскрыв глаза.
– Я что-то сделала не так, милорд? – Ее изящное тело было обернуто большим полотенцем, и только голые плечи и ноги поблескивали при свете горевшего в очаге огня. Кэт подняла руку, чтобы убрать падавшие на лицо локоны мягких огненных волос, доходивших ей до талии и грациозно покачивавшихся при каждом движении.
– Нет, дорогая. Принимайте ванну.
На этот раз голос Девлина прозвучал почти нежно, и Кэтрин осмелилась чуть улыбнуться, перед тем как повернуться к ванне. Она опустила в воду одну изящную могу, и полотенце, соскользнув, упало на пол белой лужицей. Роберт наблюдал за ней со всевозрастающим интересом, лаская взглядом тонкую талию, мягкие ягодицы, нежные округлости бедер и стройные ноги.
Стараясь не замечать горящего взгляда Девлина, но не находя в себе сил на это, Кэт смущенно села в ванну. С губ Роберта не слетело ни слова, но Кэт казалось, что он разговаривает с ней, говорит ей о своих желаниях. Она так часто всматривалась в его черты, что по малейшему изменению выражения его лица могла сказать, о чем он думает. Его страсть Кэт могла прочесть без труда, но сокровенные мысли Девлина, к сожалению, были ей недоступны. Кэт сосредоточенно рассматривала большой кусок душистого мыла и мягкую ткань у себя в руках. Намылив ткань, Кэт стала тереть мокрое блестящее тело, и по поверхности воды поплыли мыльные пузыри. Подняв одну изящную ногу, она провела тканью вдоль икры к лодыжке и маленькой ступне. Затем она снова намылила ткань и ритмичными движениями рук потерла вторую ногу. Изучающий взгляд Роберта беспокоил Кэт, и она, не желая сердить Девлина, усомнилась, стоит ли ей мыть длинные волосы, плававшие у нее за спиной по поверхности воды. Услышав рядом с собой громкий всплеск, Кэт подняла голову и, увидев, что обнаженный Роберт стоит в ванне, почувствовала, как у нее от ужаса покраснели щеки.
– Нет, леди, останьтесь, – Роберт иронически скривил губы, – мы потрем друг другу спину. – Он опустил свое длинное тело в ванну, и вода, поднявшись, выплеснулась через край на каменный пол.
– Вы устраиваете беспорядок, лорд Роберт. – Кэтрин, задохнувшись, отодвинулась от него к самой спинке ванны.
– Но разве у нас нет слуг, которые все уберут? – медленно произнес он и потянулся за мылом и тканью, которые она держала в руке.
Кэт молча кивнула, а он повел плечами, как бы говоря, что вопрос решен. Взяв девушку за руки, Роберт повернул ее в ванне так, что она оказалась спиной к нему. Его руки ласково заскользили по ее спине, описывая большие круги, и Кэтрин вздрогнула от чувственного прикосновения намыленных ладоней. Подняв одной рукой тяжелую массу волос, Роберт перекинул их ей через плечо и продолжил потирать и поглаживать спину Кэт, а затем его руки нырнули под воду к талии Кэт и дразнящим движением коснулись бедер. Кэтрин старалась не обращать внимания на Девлина, но когда его руки, скользнув по ее плечам, накрыли ей грудь, зажав соски между большим и указательным пальцами, она уже не смогла сдержать стон. Роберт прижал ее спину к своей широкой груди, и его теплые мыльные руки заскользили по ее мокрой коже. Сидя у Роберта на коленях, Кэтрин ощущала, как в нем нарастает возбуждение. Затем Роберт поднял ее, крепко держа за талию, мгновение подержал над собой, а затем резко опустил вниз, исторгнув у Кэт возглас удивления и восторга. Окунувшись в бархатистое тепло воды и жгучий жар страсти Роберта, она затрепетала и, откинув голову ему на плечо, тяжело задышала, когда Девлин принялся ритмичными движениями поднимать и опускать ее. Затем все ее тело содрогнулось, и Кэт закричала, полностью отдавшись охватившим ее сладостным ощущениям. Она почувствовала, как внизу под ней Роберт стал двигаться быстрее, а затем он крепче сжал Кэт, его теплое дыхание коснулось ее уха, и он прошептал ей страстные слова.
Внезапно отяжелевшие веки с темными ресницами опустились вниз, и Кэтрин устало положила голову на плечо Роберта. Ей было так приятно лежать рядом со своим господином, и только когда вода стала остывать, Кэт слегка шевельнулась.
– Идете в нашу постель? – неторопливо усмехнулся Дсвлип, пребывая в расслабленном состоянии и не делая попыток удержать ее.
– Да, господин. Становится прохладно. – Кэтрин смущенно взглянула на него, не понимая, как ему удастся так легко отделять любовь от страсти. Для нее эти чувства были неразделимы – она наслаждалась его телом и тянулась к нему самому. «Неужели он не может относиться ко мне так же? Почему он не понимает, что любовь и страсть должны быть сплетены вместе, не умаляя друг друга? Быть может, это из-за того, что в глубине души он не интересуется мной?» Мысль была мучительна, и Кэт выскочила из ванны, словно бросилась прочь с зыбкой почвы.
Прислонившись головой к спинке ванны, Девлин из-под полуопущенных век наблюдал, как Кэт, завернувшись в полотенце, другим обмотала голову, села на низкую скамейку у огня, и у нее из-под края полотенца выглянули кремовые бугорки груди. Прохладная вода не казалась Роберту неприятной, она не мешала ему спокойно рассматривать Кэт. Он никогда не знал девушки, которая могла бы так часто доводить до кипения его кровь и снова пробуждать в нем жажду. Не прошло и нескольких минут, как Роберт, глядя на мечтательно смотревшую в огонь Кэт, почувствовал, что в нем опять оживает желание. Он нахмурился, удивляясь своим нежным чувствам к этой девушке и тому, что в нем росла потребность постоянно иметь ее рядом с собой. Он уже не мог представить себе, как будет обходиться без нее. Заворчав от отвращения к собственным мыслям, Девлин вышел из ванны и насмешливо хмыкнул, заметив, как Кэт поспешно отвела взгляд.
– Вы стыдитесь удовлетворить свое любопытство в отношении мужского тела, дорогая? – беззлобно пошутил он. – Но ведь это вполне естественный для женщины интерес.
– Но только если мужчина – ее законный муж, милорд, – смущенно ответила Кэт, не отводя глаз от пляшущего пламени.
Усмешка Девлина говорила о его несогласии, и Кэт про себя вздохнула. Не было смысла обсуждать эту тему, Роберт был твердо настроен против женитьбы. Может быть, он думал, что она станет похожей на леди Энн – жадной и злоязычной? Но у нее в характере не было ничего общего с этой леди.
В Большом зале вдали от хозяйских покоев леди Энн, недовольно скривив рот, донимала мужа:
– Спроси его, Бофор! Неужели ты боишься ответа собственного сына? Я сказала, спроси его!
– Нет, Энн, – покачал крупной головой лорд Ги. – Теперь он вполне взрослый мужчина, и не мое дело вмешиваться в то, что он избрал для себя. Я могу дать ему совет, если он попросит, но не более.
– Дурак! – со злостью воскликнула Энн. – Он никогда не доставлял тебе ничего, кроме неприятностей, так зачем артачиться? Разве не Роберт, будучи юношей, всегда выводил тебя из себя? Разве не Роберт оставил во владениях Бофоров кучу незаконнорожденных детей? Я сказала, спроси!
– Нет! – прорычал лорд де Бофор, хлопнув по столу широкой ладонью. – Клянусь, я этого не сделаю, мадам! Не думайте, что вы возьмете меня измором!
Леди Энн сочла за лучшее промолчать, поняв, что не сможет убедить мужа. В Конце концов, нравится это Ги или нет, она своего добьется. Она применит другую тактику, изыщет другие пути, но получит то, что хочет. Она мечтала заполучить земли, принадлежащие Роберту, и единственной возможностью для этого была женитьба. Если бы она смогла убедить Роберта жениться на Ровене, леди Энн обеспечила бы и собственное будущее. Ее не удовлетворяло наследство лорда Ги. Он ясно дал ей понять, что после его смерти она и Ровена получат лишь небольшую долю, а все остальное отойдет его сыновьям. Энн с горечью подумала, что оказалась дурой, выйдя за него замуж, но какой выбор был у почти нищей саксонки?
Земли Бофоров отойдут Гэвину, старшему сыну лорда Ги; Джон служит на благо церкви; поэтому Роберт оставался единственным шансом обеспечить Ровене богатство. Девушка не была красавицей и не обладала талантами, которые могли бы привлечь титулованного лорда. И только потому, что Роберт до сих пор считался с мнением отца, леди Энн надеялась заставить его жениться на Ровене.
«Да, я найду способ», – решила леди Энн, осторожно взглянув на нахмурившегося мужа. Она не собиралась довольствоваться крошечной частью наследства, которая достанется ей после смерти лорда Ги, она получит его целиком, если сможет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вызов страсти - Браун Вирджиния



Очень понравился страсть,страсть,страсть....
Вызов страсти - Браун ВирджинияКаролина,26лет.
15.04.2012, 10.05





Замечательный роман!!! Очень понравился!
Вызов страсти - Браун ВирджинияМари
5.11.2012, 18.01





Не плохо, но и не фонтан. Частые повторения одних и тех же сцен, да и плюс перевод порой в смех повергает. 6/10.
Вызов страсти - Браун ВирджинияГруня
5.11.2012, 19.32





По-моему, полный бред 0/10
Вызов страсти - Браун ВирджинияТори
5.11.2012, 22.21





Роман очень понравился, не затянут и держит в напряжении от начала и до конца.А какя любовь, какая страсть!
Вызов страсти - Браун Вирджиниямарина
13.03.2013, 20.07





Тихий ужас! Так издеваться над ГГ и называть это страсть- любовь. Не могу перечислять, чтобы не раскрывать сюжет. Но некоторые поступки по законам того времени перечеркнули бы жизнь не только ГГ
Вызов страсти - Браун ВирджинияЭлис
14.03.2013, 1.06





Суперский роман. Да и сюжет необычный. Обожаю такие романы которые держат до последней строчки. Люблю читать про нормандских рыцарей. На этом сайте я наверно прочитала про всех них, и каждый роман непохож на другой.
Вызов страсти - Браун Вирджиниянека я
7.07.2013, 9.00





Роман не понравился. Бедную героиню бьют и насилуют два брата- близнеца и похищают друг у друга. Кошмар.
Вызов страсти - Браун ВирджинияКэт
7.07.2013, 10.37





мне не понравился.еле дочитала.полностью согласна с Кэт.
Вызов страсти - Браун Вирджиниячитатель)
9.07.2013, 17.23





А его перечитала. Прочитав огромное число сюжетов, подумала и решила, да и проще надо относиться. Ну и переспала. Да они спят с кем попало, где попало, как попало, не бери в голову, киска. Главное, чтобы героиня была счастлива!
Вызов страсти - Браун ВирджинияНина
9.07.2013, 18.53





Начало более острее. Читать можно.
Вызов страсти - Браун ВирджинияЛика
1.08.2013, 15.06





мерзкий роман
Вызов страсти - Браун ВирджинияОльга
30.05.2014, 19.44





Ну, если в 17 веке в Англии кукуруза могла быть, то в 11 - очень сомневаюсь. Да и женитьба на сводной сестре была невозможна. Служитель церкви, который принимает участие в турнирах тоже какой-то подозрительный.
Вызов страсти - Браун ВирджинияTerra
4.08.2014, 20.18





Книга не понравилась. Я оставлю в стороне исторические ляпы (хотя и они портили впечатление), скажу лишь о самых главных моментах, которые меня раздражали. Во-первых, то, что героиню насилует близнец героя. Я люблю, чтобы герои были верны друг другу не смотря ни на что :)Во-вторых, очень не понравились поверхностные откровенные сцены. Всё как-то в розовом тумане. Примитивно, словно сказка для детей. Из этого сюжета можно было сделать стОящую вещь. Пять баллов поставлю - за образы ГГ.
Вызов страсти - Браун ВирджинияНефер
14.08.2014, 8.55





Мне очень нравятся романы про норманнов, но увы история про изнасилованную героиню двумя братьями не очень привлекло...
Вызов страсти - Браун ВирджинияМилена
17.03.2015, 17.11





слишком много сесуальных сцен. без них роман наверное на 50 страниц был бы.исторически неточьный, но это не главное. сюжэт пустой. он сильный, но трус. она сильноя, но тряпка. и если быть точьными, то его ребенок все равно незаконнорожденый, ведь они пожэнились после его рождения, потому что он боялса брака. о каком настоящем мущине можэт идти речь?! роман джудит макнот "Королевство грез" понравилса намного большэ.
Вызов страсти - Браун Вирджиниямарианна
13.05.2015, 3.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100