Читать онлайн Вызов страсти, автора - Браун Вирджиния, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вызов страсти - Браун Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.38 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вызов страсти - Браун Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вызов страсти - Браун Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Вирджиния

Вызов страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Оторвавшись от работы, Кэтрин устало приложила руку к ноющей пояснице, подивившись, насколько она еще может увеличиваться в объеме до того, как лопнуть. Она машинально похлопала рукой по золотому кубку, который полировала куском мягкой ткани, и нагнулась, чтобы поставить его обратно в открытый ящик.
– Мне кажется, оттого что вы так часто наклоняетесь, у вас начинается боли, – сухо заметила Марта. – Возьмите табурет и сядьте возле ящика, если вам так необходимо самой полировать эти вещи, вместо того чтобы поручить эту работу слугам.
– Ты права, – вздохнула Кэт, – спина у меня иногда болит невыносимо. Клянусь, ребенок, должно быть, весит не меньше десяти стоунов!
– Ребенок кажется вам таким большим просто потому, что вы очень миниатюрная, миледи, – засмеялась Марта, покачав головой. – Если смотреть на вас со спины, то можно подумать, что вы совсем не изменились.
– Вероятно, мне больше не следует спускаться вниз, – возразила Кэт. – Каждый раз, когда я отваживаюсь появиться в зале, я оказываюсь в окружении встревоженных мужчин, которые стараются поддержать меня, чтобы я не опрокинулась! Это начинает раздражать.
– Если бы они не любили вас, они не беспокоились бы, – усмехнулась Марта. – Но я часто слышу, как милорд ругается, что ему приходится торопиться, чтобы первым оказаться возле вас. Один раз его собственный воин оттолкнул его в сторону, приняв за кого-то другою, пришедшего вам на помощь. Бедняга чуть не умер от испуга, когда понял, что он так грубо оттолкнул своего господина!
– Да, они все заботливы и доброжелательны, – с улыбкой признала Кэт. – Не могу понять, почему они так преданы мне.
– Не можете? – Марта пристально взглянула на Кэт. – Возможно, потому, что в эти зимние месяцы вы со вниманием относитесь к их нуждам и вникаете в нужды их семей.
– Но ведь так и должно быть. – Кэтрин с удивлением посмотрела на Марту. – Они честны и преданны и составляют часть Челтенхема. Разве может быть иначе?
– Да, но вы, как и я, знаете, что так бывает не всегда, миледи.
Конечно, Кэтрин знала, как много хозяев были суровыми и безмерно жестокими не только к своим подданным, но и к собственным семьям. Считалось в порядке вещей, когда муж бил жену, а иногда и калечил ее, а с наследниками обращался ничуть не лучше. Кэтрин повезло, что ее отец, хотя и был малодушным человеком, не был жесток со своей семьей.
– Я с содроганием думаю, что было бы в эту зиму, если бы земли Челтенхема достались Джону де Бофору, – заметила Марта.
При упоминании имени Джона Кэтрин мысленно вернулась к тем месяцам, которые провела как узница в башне замка Росуэлл. Сейчас никто не знал, где Джон и чем он занимается. Девлин представил королю доказательства вероломства брата и получил в полное владение Челтенхем, а Джон перед исчезновением поклялся отомстить ему. Ходили даже слухи, что это Джон убил Уолтера, чтобы тот не выдал соучастников заговора. Вильгельм отдал приказ об аресте Джона де Бофора.
В холодный февраль, когда ледяной ветер проникал до костей, только жгучее желание отомстить подталкивало Джона вперед. Его лошадь, споткнувшись, едва не упала, и Джон, выругавшись, дернул поводья и заставил ее продолжить путь. Толстый шерстяной плащ плотно укутывал плечи Джона, на руках были меховые перчатки. Но Джон не мог согреться. Проклятие, он должен вернуть себе то, что по нраву принадлежало ему! Ему надоело прятаться, он устал жить без щедрости старых друзей, а теперь еще и Вильгельм преследовал его. Прежде чем покинуть Англию и перебраться в Нормандию, Джон намеревался сполна рассчитаться с Робертом и той саксонской тварью, которая снова ухитрилась сбежать от него. Теперь ничто, кроме их смерти, не могло удовлетворить Джона.
Наконец сквозь густой сумрак стали видны тусклые огни постоялого двора. Джон направил туда уставшую лошадь и, подъехав, бросил заспанному конюшему поводья вместе с коротким приказанием позаботиться о животном. Ночная тишина еще хранила стук копыт, когда Джон, быстро пройдя через холодный двор, распахнул дверь таверны. Его встретили приятное тепло общей комнаты и ароматные запахи печеных пирогов и жареного мяса. Немногие путешествовали в такую ночь, но было несколько неприкаянных душ, которые, подобно ему, отважились уехать из дома.
Стянув с рук перчатки, Джон прошел к столу у очага и, сняв плащ, сел.
– Могу я принести вам еду и питье, милорд? – предложил тут же появившийся рядом хозяин. Он обрадовался появлению богатого благородного господина, и его круглое добродушное лицо расплылось в приветливой улыбке.
– Да. Вина, если есть что-либо приличное, и пирог с бараниной.
Поклонившись, хозяин таверны, уже привыкший к крутому обхождению норманнов, быстро отправился выполнять заказ, а Джон, полный мрачных мыслей, развалился в кресле, вытянув к огню длинные ноги.
Во всех своих неприятностях Джон винил Роберта. Если бы не его брат-близнец, сейчас все принадлежало бы ему. Почему первым должен был родиться Роберт? Почему Роберт всегда был сильнее и умнее? Почему все больше любили Роберта? Даже, несмотря на то, что Джону удалось убедить отца поверить, что Роберт – это тот сын, который не подчиняется ему и оставляет у его порога бесчисленное множество незаконных детей, лорд Ги все еще отдавал предпочтение Роберту. С самого детства Джон замечал особый свет в глазах отца, когда тот смотрел на Роберта; отец всегда смеялся остротам Роберта и обнимал его за плечи, когда сыну нужна была его поддержка. А Джон, более кроткий и спокойный Джон, был отодвинут назад и с холодным презрением вынужден был наблюдать со стороны за дружбой между отцом и братом, пока в конце концов не попытался разорвать связывавшие их отношения навсегда. А заодно и отношения брата с саксонской колдуньей! Ледяная улыбка скривила жесткую линию рта, когда Джон подумал о том, как снова овладеет Кэтрин. Его увлекала идея сделать это на глазах у Роберта, заставив брата наблюдать за всем. Будет справедливо еще раз увести у брата женщину, хотя Роберт никогда не узнает, как Джону удалось соблазнить его первую любовь.
Им было по семнадцать лет, когда Роберт влюбился в дочь дворянина, гостившего в их нормандском имении. Четырнадцатилетняя девочка с белокурыми волосами и огромными карими глазами смотрела на Роберта так, словно не могла наглядеться. Джон потерял голову от ревности, потому что первым захотел ее, а она отдавала предпочтение его брату-близнецу. Неистовый огонь ярости и ревности вспыхнул у Джона внутри: вместо него снова выбрали Роберта.
Лорд Ги, взяв с собой Роберта, уехал с герцогом Вильгельмом на побережье Нормандии и дожидался попутного южного ветра, чтобы переправиться через пролив в Англию на битву при Гастингсе. Они пробыли в Сен-Валери две педели, а потом лорд Ги послал Роберта с поручением в имение. Там Роберт встретился с девочкой, которую Джон выбрал для себя. Взглянув на Роберта, она уже больше не замечала Джона. В течение двух недель, которые Роберт провел в родном доме, Джон вел себя все более и более враждебно по отношению к брату, его поведение становилось просто грубым. Увидев однажды брата и Анжелику, лежащих на залитом солнцем лугу, Джон поклялся жестоко отомстить. Дождавшись удобного момента, Джон прикинулся Робертом и выманил девочку из старинного каменного особняка. Разобравшись, кто он на самом деле, Анжелика стала умолять Джона не трогать ее, но он, ослепленный ревностью и ненавистью, изнасиловал девочку. Роберт обнаружил их, когда они еще лежали в душистом стоге сена, и с каменным выражением выслушал сбивчивое объяснение брата-близнеца. Несмотря на неожиданное признание Джона, что он взял Анжелику силой, из его слов можно было сделать вывод, что она сама того хотела, а Анжелика обливалась слезами и была не в состоянии что-либо сказать в свою защиту. Возможно, если бы Роберт остался дома или если бы он переступил через свой гнев и прислушался к голосу Анжелики, он понял бы правду. Но Роберт вернулся к отцу в Сен-Валери и, вместе с Вильгельмом переправившись через пролив, принял участие в битве при Гастингсе. Он больше не вернулся в Нормандию никогда не спрашивал о девочке, которую там встретил, а те, кто знал о том, что произошло, не осмеливались напоминать ему о случившемся.
Сжав руки в кулаки, Джон смотрел на яркие пляшущие языки пламени, с, удовольствием вспоминая, как в тот раз перехитрил Роберта. И он снова перехитрит его, потому что не успокоится, пока его брат не будет мертв. Служанка поставила перед ним деревянный поднос с едой, и Джон, прервав свои размышления, поднял темноволосую голову.
– Что вам известно о господине, который сейчас владеет Челтенхемом? – полюбопытствовал он, бросив на стол золотую монету, и усмехнулся при виде жадного блеска в глазах девушки, которая схватила со стола монету и, попробовав ее на зуб, быстро спрятала под засаленную блузу между пышными холмами груди.
Покидая постоялый двор на следующее утро, Джон знал намного больше того, что было ему известно, когда он прибыл туда. Девушка оказалась на удивление осведомленной обо всем, что происходило в Челтенхеме, так как ее сестра работала там помощницей на кухне. Со зловещей улыбкой Джон пустил лошадь галопом по Льюис-роуд, в направлении к Челтенхему.
Март завывал ветрами и проливался дождевыми завесами, превращавшими дороги в непроходимую грязь. Пылавший в очагах огонь прогонял холод из огромного, насквозь продуваемого здания, и Кэтрин основную часть времени проводила на мягком диване у большого очага.
Взглянув на крошечную одежду, которую держала в руках, Кэт потихоньку вздохнула, стараясь, чтобы ее не услышал сидевший рядом худощавый мужчина.
– Что случилось, дорогая? – ласково спросил Девлин, нарушив домашнее спокойствие. Кэт была такой милой и очаровательной, что он вопреки собственному желанию начинал считать ее женой.
– Ничего, милорд, просто хочется освободиться от бремени. – Мягкая улыбка Кэт разожгла огонь глубоко внутри Девлина.
– Скажите спасибо, что вам не приходится носить свою ношу так долго, как моим кобылам, – пошутил Девлин. – Держу пари, тогда я не смог бы поднять вас.
– Мне кажется, я с каждым днем становлюсь все больше. Разве не правда? – Кэтрин с отвращением посмотрела на свой живот, а потом подняла вверх маленькую рубашку, которую шила. – К тому времени, когда она родится, эта распашонка будет ей мала!
– Она? – Девлин дугой выгнул брови. – Я еще раз напоминаю, что это будет мальчик.
– Тогда будет удовлетворен только один из нас, – лукаво ответила Кэт, наморщив очаровательный носик, – потому что я заказывала девочку.
Фыркнув, Девлин почувствовал, что у него испортилось настроение. Слова отца, сказанные несколько месяцев назад, постоянно возвращались и не давали ему покоя. А недавно Монтроз высказал упрек своему господину.
– Ты должен отдать ее кому-нибудь в жены, если сам не женишься, – упрямо настаивал Роджер, глядя в лицо Роберту с вызывающим блеском в глазах. – Честно говоря, я сам с удовольствием женюсь на ней!
Их разговор чуть не кончился дракой: Девлин отстаивал свое право держать Кэт при себе как военную добычу, а не жену, а Роджер доказывал, что Кэт благородного происхождения и должна быть достойно выдана замуж. Сама леди оставалась необычайно равнодушной к спору.
– Милорд! – Положив маленькую руку на руку Девлина, Кэтрин почувствовала, как у него напряглись мускулы от ее легкого прикосновения. – У вас какие-то неприятности?
– Нет, – удалось спокойно ответить Девлину, хотя у него внутри огонь стал еще горячее, когда она дотронулась до него.
Девлин уже долгое время обходился без женщины, но не хотел утолять свою потребность, воспользовавшись округлившимся телом Кэт. Он не собирался сознательно обходиться без женщины, его просто не интересовали никакие другие женщины. Мысленно он называл Кэтрин Челтенхем колдуньей так много раз, что уже потерял счет, однако он не мог смотреть ни на одну другую женщину с тем вожделением, с каким смотрел на Кэт. Но было ли это вожделением? Простое вожделение легко насытить, но то, что он чувствовал к Кэтрин, требовало большего, оно выходило за рамки физического удовлетворения. Но Девлин бежал от слова «любовь», так как слишком часто слышал его в юности и слишком мало видел любви в зрелом возрасте.
Пробормотав извинение, Девлин встал и стремительно вышел из спальни, оставив недоумевающую Кэтрин в одиночестве. В последнее время он так часто задумывался, что могло показаться, что не она, а лорд Роберт вынашивает ребенка. Снова вздохнув, Кэт сложила рубашечку и встала, чтобы положить ее в небольшой сундук, где было приготовлено белье и одеяла для ребенка. Она не любила заниматься шитьем, но из чувства долга сшила для ребенка несколько рубашечек. Положив в сундук одежду, Кэтрин выпрямилась и почувствовала глубоко внутри живота острую мучительную боль, от которой у нее перехватило дыхание. Когда боль ослабела и стала тупой, Кэт, пошатываясь, добрела до широкой кровати у стены и, тяжело дыша, опустилась на мягкие шкуры.
Она понимала, что нужно позвать Марту и попросить послать за повитухой, но Кэт почему-то не хотелось этого делать. В последние месяцы Роберт не отослал Кэтрин, как она боялась, но и не предложил ей выйти за него замуж. Быть может, он намеревался отдать ребенка кормилице в какую-нибудь далекую деревню, как делали многие господа? Леди Энн выдвигала и такое предположение, и, несмотря на решение Кэт не обращать внимания на эту леди, ее жестокие слова и язвительные замечания терзали Кэт. «Моего ребенка не посмеют отдать на воспитание чужому человеку!» – твердо сказала себе Кэтрин. Она даже не заговаривала об этом с Робертом, потому что, если бы он не согласился с ней, ей пришлось бы уйти. Кэтрин отчаянно старалась сдержать глухой крик, когда ее пронзил следующий приступ боли. Она решила, что будет терпеть, сколько сможет, и еще ненадолго удержит при себе ребенка.
Марта нашла Кэт распростертой на влажных шкурах. Кэтрин с трудом дышала, и ее лицо исказилось от усилий оставаться неподвижной. Она даже не возражала, когда Марта закричала, чтобы послали за повитухой.
– Отправьте самого быстрого наездника, – приказала Марта, выталкивая за дверь прибежавшего напуганного Девлина. – Миледи слишком долго дожидалась, чтобы позвать нас!
Не говоря ни слова, Девлин вышел, скованный страхом, которого не знал никогда прежде. Даже перед Гарольдом Английским, предводителем саксов, он не ощущал такого трепета, который охватил его сейчас, – и все из-за очаровательной саксонки с колдовской улыбкой! Девлин застонал и, сжав кулак, ударил им в каменную стену – ему невыносимо было слышать приглушенные крики Кэтрин.
Повитуха жила в деревне, лежавшей внизу в долине за стенами замка, и Девлин решил сам отправиться за ней. В тишине конюшни он взнуздал жеребца и, бормоча на ухо лошади ласковые слова, туго затянул подпругу. Оседлав жеребца, Девлин резко натянул поводья и, чертыхаясь, направил его из теплой сухой конюшни в непогоду. Проклятие, как он мог попасться с эту шелковую западню?! Силки вокруг него были сплетены так искусно, что он даже не замечал их, пока окончательно не попался. Привстав в седле, Девлин крикнул, чтобы подняли решетчатые ворота и опустили мост, и, проскакав над наполненным водой рвом, понесся в дождливую, ветреную ночь к деревне.
Вспотев и тяжело дыша, Кэтрин крепко ухватилась за концы простыней, которые связали, чтобы она тянула за них, стараясь вытолкнуть на свет ребенка из своего раздувшегося напряженного тела. Приступы боли теперь стали чаще, и Кэт казалось, что они непрерывно переходят один в другой. Марта суетилась вокруг нее, кудахча, как наседка над цыплятами, и возмущаясь, что повитуха задерживается.
– Кого послал норманн, что они так долго тащатся? – набросилась она на молодую служанку, которая принесла чистые полотенца. – Он поехал верхом?
– Поехал сам господин, – ответила перепуганная служанка. – И он поскакал из замка так, словно за ним по пятам гнался сам дьявол! – В дрожащем голосе девушки звучало откровенное восхищение, которого даже Кэтрин не могла не заметить.
– Мои крики, должно быть, нервируют его, – пробормотала Кэт, благодарно улыбнувшись Марте, которая обтерла ей лицо влажной тканью. – Когда он вернется, я постараюсь вести себя тише.
Дверь в спальню распахнулась, и Девлин ввел в комнату промокшую женщину, которая тихо ругала отвратительного нормандского лорда, который, как сумасшедший, несся по деревенским улицам. Но ее проклятия смолкли, когда она, сбросив мокрую накидку, принялась быстро и умело осматривать Кэтрин.
– Просто очень большой ребенок, – спокойно сообщила она. – Как его отец, – она бросила Девлину лукавый взгляд, – но я надеюсь, не с таким горячим темпераментом!
– Милорд, – едва слышно заговорила Кэт и, приподняв голову, слабо улыбнулась стоявшему на пороге Девлину, – не подойдете ли ближе? – На мгновение ей показалось, что он откажется, но Девлин быстрым шагом подошел к кровати и зажал ее маленькую руку между своими большими ладонями, словно стремился передать ей часть своей силы.
– Да, дорогая, я здесь, – ласково отозвался он, сам удивившись пробудившейся в нем нежности.
– Прошу вас, господин, не отправляйте прочь ребенка, – со слезами на глазах взмолилась Кэт. – Я уйду, только не забирайте у меня ребенка. Девлин застыл как громом пораженный и смотрел на побледневшую Кэт, которая, тяжело дыша, лежала на подушках его кровати. Неужели она действительно думает, что он заберет у нее ребенка? Святые небеса! Неужели она думает, что у него нет никаких обязательств, когда он знает, что это его ребенок? Он ощущал на себе полные осуждения взгляды повитухи и Марты, но душившая его боль лишила его дара речи, ведь он и не представлял себе, что Кэт считает его таким бессердечным.
– Нет, – наконец выдавил он из себя, не в силах произнести слов, которые мечтала услышать Кэт.
Он хотел объяснить, что никогда не собирался забирать у нее ребенка, но не успел ничего сказать. На Кэтрин снова один за другим нахлынули приступы боли, и она, стараясь заглушить крик, прижала ко рту сжатые кулаки, так что у нее побелели губы. Смуглая кожа Девлина стала пепельно-серой, и он, попятившись, незаметно вышел из спальни. Женщины засуетились вокруг Кэтрин, приговаривая что-то успокаивающее, и Девлин, поняв, что он здесь лишний, отправился вниз.
В Большом зале Монтроз сразу подошел к нему и, положив руку на плечи, повел к креслу перед очагом.
– Можно подумать, что ты вернулся с того света, – пошутил Роджер, улыбкой ответив на страдальческий взгляд, брошенный ему другом. – Я понимаю, это так болезненно только в первый раз. После четвертого или пятого ребенка она, вероятно, будет способна обслуживать тебя уже на следующую ночь.
Девлин старался свирепым взглядом заставить друга замолчать, но Роджер весело продолжал, и его остроты глубоко ранили Девлина.
– Заткнись, если не хочешь узнать силу моей руки! – грубо оборвал он. – Сегодня ночью я получил такое количество оскорблений, какого не мог и представить себе, так что с меня довольно!
– Ах, бедный Роберт, – посочувствовал Роджер, пожалев своего товарища. Он налил большую порцию эля в рог для питья и протянув его Девлину, приказал выпить весь. Когда рог был осушен, Монтроз снова наполнил его и наблюдал, как Девлин осушает и этот. – С ней все будет хорошо, Девлин. И с ребенком тоже, – успокоил он Роберта.
– Она думает, что я собираюсь отослать ребенка, – бесстрастно сообщил Девлин, ничем не выдав своих чувств. И только когда он повернулся лицом к другу, в черной глубине его глаз Роджер прочел страдание. – Почему она так плохо думает обо мне? Неужели я такой мерзкий негодяй, что способен отправить невинного ребенка в чужой дом?
– Девлин, не забывай, что она слышала только то, что все остальные говорили ей. Ты ничего не сказал в свою защиту, поэтому она не знает, что ты не совершал тех черных дел, которые тебе приписывают.
– Если бы я когда-нибудь стал защищаться от клеветы, она бы не прислушивалась к тому, что другие жужжат ей в уши, – упрямо возразил Девлин. – Она должна принять меня таким, каков я есть, или таким, каким она меня считает, тогда я расскажу ей все.
– А ты полагаешь, что она этого еще не сделала? – Роджер вопросительно поднял брови. – Черт побери, Девлин! А как еще можно назвать то, как она ведет себя? Она любит тебя независимо от того, кто ты и что сделал или не сделал. А ты не сделал того, что уже давно должен был сделать!
– Ты опять о том же? – рассердился Девлин. Все присутствующие, с беспокойством наблюдавшие за ссорящимися мужчинами, замолкли, когда Девлин, хлопнув руками по подлокотникам кресла, резко поднялся на ноги и, опустив по бокам сжатые в кулаки руки с вздувшимися мускулами, встал перед Монтрозом. – Мне надоело выслушивать, что я должен обвенчаться с этой девушкой! Сначала это говорила Кэтрин, потом мой отец, а теперь еще и ты, Роджер! Имей совесть и оставь в покое эту тему. Я устал от ваших советов!
– Да, я оставлю эту тему! – Роджер швырнул свой рог для питья на каменный пол и шагнул к Девлину; его коренастое тело напряглось так же, как у Роберта. – Честно предупреждаю вас, милорд. Когда леди оправится после рождения вашего незаконного ребенка, я попрошу ее руки и, если она сочтет меня достойным, стану ей мужем.
– Ты не в своем уме! – Окаменев, Девлин несколько мгновений молча смотрел на Роджера – ничего подобного он от друга не ожидал. – Даже если она согласится, я не отпущу ее. Она моя, я дважды сражался за нее на арене чести.
– Однако ты обращаешься с ней бесчестно. Ты даже выгнал ее кузена, потому что он слишком часто вставал на ее защиту!
– Нет, это была не единственная причина! – Девлин недовольно фыркнул. – Видимо, даже ее кузен не защищен от чар Кэтрин, потому что он собирался просить Вильгельма передать девушку на попечение семейства Трусдейлов!
– А ты не желаешь видеть ее ни с кем другим, – тихо вставил Роджер. – Будь осторожен, друг мой. Если ты будешь держать девушку так крепко, то можешь задушить ее. – Резко повернувшись, Роджер покинул зал, и в тишине, наполнившей огромное помещение, раздался стук захлопнутой двери.
Хмурым взглядом окинув обращенные к нему лица, Девлин вслед за Монтрозом вышел из зала, и дверь снова громко хлопнула. Подходя к своей спальне, Девлин резко вскинул голову от пронзительного крика, разорвавшего ночную тишину. Он, пошатываясь, сделал несколько торопливых шагов, а потом, побледнев, остановился. Раздался еще один крик, еще громче, чем первый, а затем наступила тишина – полнейшая, абсолютная тишина. Время тянулось медленно, и никто не выходил позвать его или сказать, что с Кэтрин. Он больше не слышал крика и не знал, жив ли ребенок, жива ли Кэтрин. Внезапно раздался тоненький писк; потом он стал более громким и сердитым, и Девлин облегченно улыбнулся. Он подошел к двери в спальню и осторожно открыв ее, заглянул в комнату. Кэтрин, лежавшая на подушках с закрытыми глазами, выглядела такой усталой, такой маленькой и беззащитной, что Девлин почувствовал почти непреодолимое желание защитить ее от всяческого зла. Девлин подошел к кровати, и стоявшие женщины отошли в сторону, наблюдая, как он осторожно опустился на матрац рядом с Кэтрин. Ласково взяв ее руку в свои, он нежно смотрел на Кэт с улыбкой, игравшей в уголках его сурового рта. Девлин не мог устоять и не убрать ей со. лба выбившийся завиток медных волос. Кэт подняла длинные ресницы и при виде сидевшего рядом Роберта улыбнулась, а в ее фиалковых глазах засветилась радость.
– Вы уже видели его?
– Его? – Он глуповато улыбнулся. – Нет, миледи, я сначала подошел к вам.
– Покажите милорду его сына, – распорядилась тогда Кэтрин и, повернув голову к Марте и нахмурившейся повитухе, протянула к ним руки, но потом передумала и жестом указала на Девлина. – Пусть отец возьмет его.
Девлин не успел воспротивиться, как старая повитуха положила ребенка в кольцо его рук и прикрикнула, чтобы он осторожно держал ребенка, потому что это не меч, который он привык держать. Оробев, Девлин почувствовал себя так, словно у него остались только большие пальцы вместо положенного их количества, но ему все же удалось удержать ребенка в своих грубых руках.
– Он такой маленький, – пробормотал Девлин, глядя на сморщенное личико, выглядывающее из складок мягкого одеяла.
– Маленький, вы говорите? – фыркнула повитуха. – Ну и норманны! А какого ожидали вы, здоровый дурень? Ваша леди родила вам ребенка, а не быка! Да к тому же большущего ребенка! Поэтому вашей леди и пришлось так тяжело. Если бы отец ребенка был поменьше, она бы меньше страдала.
Роберт виновато посмотрел на Кэтрин, и она тихо засмеялась. От этих новых ощущений Девлин пришел в замешательство, не находя нужных слов, и Кэтрин решила ему помочь. Потянувшись, она откинула одеяло с ребенка, чтобы показать Роберту крошечные пальцы на ногах и руках сына, завитки черных шелковых волос на головке и маленькую ямку у него на подбородке.
– Такая же, как у вас, – заметила она, нежно проведя кончиком пальца по квадратному подбородку Девлина. – Вы не побрились, – шутливо укорила она Девлина, почувствовав под рукой колючую щетину.
Ощутив, как от прикосновения Кэт в нем разгорается жар, Девлин, стараясь не причинить вреда ребенку, неуклюже накрыл рукой ее руку и в который раз удивился, что Кэтрин могла так возбуждать его просто взглядом или словом, улыбкой или прикосновением.
– Дайте мне ребенка, пока вы не уронили его, – поспешила вмешаться Марта, протянув руки к свертку в одеяле.
Девлин с благодарностью передал ей ребенка, ощущая внутри странную слабость, – ребенок был таким маленьким и хрупким, что он со страхом держал его.
– Вы уже выбрали для него имя? – спросила Кэтрин, все еще держа Девлина за руку. – Ребенок должен иметь хорошее христианское имя.
– Нет, дорогая. Имя выберете вы сами, это ваше право.
– Я думала назвать его в честь другого завоевателя, жившего давным-давно, милорд. – Кэтрин помолчала, но, не видя возражения на лице Девлина, закончила: – Александр был великий и могущественный воин, а его имя означает «защитник человечества». Я полагаю, сыну норманна и саксонки вполне подходит это имя.
– Да, – кивнул Девлин в знак согласия, – вы выбрали хорошее имя, и он будет носить его с гордостью.
Некоторое время Девлин сидел молча, охваченный чувством, которому не мог дать названия. Взгляд его темных глаз был прикован к женщине, обессилевшей после рождения его ребенка и теперь устало лежавшей в его постели.
Мог ли он отрицать очевидную правду? Вины ребенка не было в том, что его отец боялся обручального кольца, как не было в этом и вины девушки, которую он первый раз взял против ее воли. Как мог он, верный рыцарь Вильгельма, человек чести, продолжать вести себя столь безответственно? Вздохнув, Девлин поднес к губам руку Кэт и поцеловал в ладонь, а потом бережно опустил на постель и, повернувшись, вышел из комнаты, не сказав ни слова.
Жгучие слезы блестели в фиалковых глазах Кэтрин, когда она провожала взглядом удаляющуюся высокую фигуру Девлина. Она устала, как никогда в жизни, а он предстал перед ней таким отстраненным, таким чужим. Однако Кэт очень хорошо его знала; малейший оттенок его голоса, то, как Роберт кривил уголки сурового рта и высокой дугой поднимал темные брови, было знакомо Кэт так же хорошо, как ее собственное тело.
Марта и повитуха обменялись хмурыми неодобрительными взглядами, добрые сердца женщин разрывались при виде лежавшей в постели печальной молодой женщины. «Да, нелегко быть предметом желания этого норманна», – тихо ворчали они. Возможно, было бы лучше, если бы Кэтрин никогда не любила Девлина, но любовь к норманну была явно написана у нее на лице, хотя она и не хотела в ней признаться.
– Ах, бедная маленькая девочка. С этого норманна нужно живьем содрать шкуру! – тихо шепнула повитуха Марте.
Молча согласившись. Марта подала плачущего ребенка матери и улыбнулась, глядя, как Кэт бережно приложила его к груди. Младенец жадно прильнул к матери, женщины восхищались чудесным ребенком, и вскоре спальня наполнилась тихим смехом.
Кэтрин в конце концов спросила, где Роберт, и ей доложили, что он покинул стены замка Челтенхем, не сказав, когда вернется. Расстроенная Кэт, снова опустившись на подушки, невидящими глазами уставилась в потолок. «Роберт оставил меня и ребенка, вероятно, ради того, чтобы отправиться в другие, более крепкие объятия. Он по натуре страстный человек и, с его точки зрения, не получал удовлетворения, наверное, целую вечность. Неужели такова моя судьба – ждать его, пока он ищет другую женщину?» – печально размышляла Кэт.
– Вы должны поесть, миледи, иначе ребенку будет плохо, – нахмурившись, стала уговаривать ее Марта, увидев, что еда на подносе, который она принесла своей хозяйке, осталась нетронутой. – Попробуйте хоть маленький кусочек, – умоляла служанка.
– Нет, Марта. У меня пропал аппетит, и еда кажется мне тяжелой. Я поем потом. Скоро у меня придет молоко, так что Александр не останется голодным. А сейчас оставь меня в покое. – Отвернувшись, Кэт смотрела в противоположную стену, снова унесясь мыслями к Девлину.
Взяв поднос, Марта медленно пошла к двери и резко отскочила назад, чтобы не получить удар, когда дверь без предупреждения распахнулась. Только один человек имел обыкновение так входить в комнату, и действительно в спальню стремительно вошел Девлин. Марта широко раскрытыми от изумления глазами смотрела на его покрытые грязью сапоги и накидку, на шпоры, с которых на каменный пол падали большие комья грязи.
– Милорд! – прошептала Марта, опасаясь, что Девлин в одном из самых отвратительных своих настроений, и поднос задрожал у нее в руках.
– Чья это еда? – прогремел Девлин, взглянув на поднос с нетронутым мясом и сыром, и обернулся к Кэтрин.
– Это… это миледи, – тихо призналась Марта. – Она не вполне хорошо себя чувствует и не хочет есть.
– Дайте мне поднос. – Забрав у Марты поднос и приказав ей оставить их одних, Девлин подошел к Кэт и поставил еду возле нее на край кровати. – На мне сейчас слишком много грязи, и я не могу сесть рядом с вами, но есть срочное дело, которое нам нужно обсудить. Я хочу, чтобы, вернувшись, не нашел на этом подносе еды. – Он помолчал и добавил: – Если вы чувствуете, что не можете есть все подряд, кушайте только то, что можете. Вам нужны силы. – Он замялся, словно собираясь еще что-то сказать, но потом только улыбнулся Кэт и вышел.
В полном замешательстве Кэтрин, не шевелясь, смотрела на закрытую дверь. Девлин влетел к ней в спальню так, как будто они расстались минуту назад, приказал ей поесть и снова исчез! Кэтрин слабо улыбнулась и, взяв с подноса маленький кусочек, принялась жевать.
Приняв ванну и сменив одежду, Девлин стоял у открытой двери спальни. «Что, если Кэтрин откажет мне?» – в испуге подумал он, но, взяв себя в руки, строго приказал себе отбросить эти страхи как неподобающие тому, кого Вильгельм считал одним из самых храбрых своих сподвижников.
– Входите, милорд, – тихо позвала его Кэтрин, заметив, что он нерешительно стоит на пороге. – Я уже почти все съела.
– Я просил об этом только ради вашего же блага, – заметил Девлин, как бы оправдываясь. – Вы совсем воздушная, и я боюсь, ближайший порыв ветра унесет вас. – Даже под одеялами Девлин угадывал изящные формы Кэт, ее плоский живот и ставшие еще пышнее груди. В нем вспыхнуло желание, но Девлин смог погасить его, понимая, что сейчас не получит здесь удовлетворения. Сев на край кровати, он взял руку Кэтрин в свои руки и, отрешенно перебирая пальцы Кэт, пристально вглядывался в ее лицо. – Я привез с собой гостей, дорогая, – немного погодя сказал Девлин, улыбнувшись удивлению, отразившемуся в ее глазах. – Внизу в зале вас ждут ваши родственники.
– Джейн? Хантли? – Кэтрин с трудом могла в это поверить. – О Роберт! – Улыбка коснулась ее губ, а в глазах заблестели искорки. – Я скучала по своим родственникам и думала, что у моего ребенка никогда не будет возможности познакомиться со своими саксонскими корнями.
– Безусловно, будет, дорогая! – Казалось, Девлин был удивлен ее словами. – Но он также познакомится и со своими нормандскими предками, потому что я привез обратно еще и лорда Ги.
– Своего отца? Я очень рада, милорд. – Кэтрин сжала руку Девлина, своим прикосновением взбудоражив его кровь. – Я знала, что вы из-за чего-то поссорились с лордом Ги, и мне очень приятно, что ваши разногласия улажены.
Девлин в замешательстве, которого не помнил за всю свою жизнь, смотрел на Кэтрин, а когда заговорил, его голос звучал более холодно и резко, чем ему хотелось.
– Красавица, я попросил священника быть готовым обвенчать нас через час.
Застыв, Кэтрин широко раскрытыми глазами смотрела на Роберта. Она не могла поверить тому, что только что услышала, не могла поверить, что Роберт собирается жениться на пей. Через час?
– Нет, господин! – воскликнула она, не замечая его прищуренных глаз и стиснутых челюстей. – Я не могу!
– Сможете! – рявкнул Девлин, не обращая внимания на болезненно сжавшееся сердце. «Кэт не хочет меня. Я слишком долго ждал», – испугался он.
– Всего через час? За это время я не успею приготовиться, милорд! Я должна принять ванну, найти подходящую одежду, и мои волосы…
– Кэтрин, – искорка надежды затеплилась в черной глубине его глаз, и, крепко взяв ее за плечи, Девлин слегка приподнял Кэт с постели, – я должен знать, вас не устраивает время или мужчина?
– Только время, господин, – поторопилась успокоить его Кэт, поняв, как прозвучали для него ее слова. – Я не собиралась отказываться из-за мужчины, – улыбнувшись, она погладила рукой резкую линию его подбородка. – Я так долго мечтала об этом, что теперь просто не могу поверить.
– Поверьте, дорогая, потому что это правда. – Девлин встал, все еще держа Кэт за руку. – Я пришлю к вам ваших служанок, а потом приду и отведу вас в зал к священнику.
Немного больше чем через час Девлин, сильными руками подхватив Кэтрин, понес ее по винтовой лестнице вниз в зал, расположенный под господскими апартаментами. Там перед священником и в присутствии кузенов Кэт, своего отца и Монтроза в качестве свидетелей Девлин произнес клятвы, которые навсегда связали его с Кэтрин.
А затем в честь соединения Девлина и Кэтрин в Челтенхеме был устроен праздник, какого еще не видывали стены этого замка. Союз норманнов и саксов стал новой надеждой на будущее для всей Англии.
Вечером новобрачных с нескромными шутками и смехом весело проводили наверх в апартаменты. Девлин вошел в покои, крепко держа на руках Кэт, и ему удалось ловко захлопнуть и забаррикадировать дверь перед носом гостей, лишив их возможности тоже войти в спальню.
– Ты испортил им шутку, – тихо хихикнула Кэт, обводя кончиками пальцев линию улыбающегося рта Девлина, и, вся светясь, заглянула в его темные глаза.
– Да, пусть теперь поищут себе другое развлечение, – согласился он, бережно опуская Кэт на ложе, которое они делили. С величайшей осторожностью он снял с Кэт одежду и надел на нее тонкую ночную сорочку, удержав руки от искушения разгладить се.
Потом Девлин разделся, лег рядом и, оберегая Кэт, обнял ее, положив ее голову на свою широкую грудь. Довольные, Кэт и Роберт молча лежали, глядя на пляшущие языки пламени в очаге. Позже, когда Кэт оправится после рождения их сына, будет время погасить внутренний огонь. Девлин знал, что может ждать. Да, эта женщина заслуживала того, чтобы ее ждали.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вызов страсти - Браун Вирджиния



Очень понравился страсть,страсть,страсть....
Вызов страсти - Браун ВирджинияКаролина,26лет.
15.04.2012, 10.05





Замечательный роман!!! Очень понравился!
Вызов страсти - Браун ВирджинияМари
5.11.2012, 18.01





Не плохо, но и не фонтан. Частые повторения одних и тех же сцен, да и плюс перевод порой в смех повергает. 6/10.
Вызов страсти - Браун ВирджинияГруня
5.11.2012, 19.32





По-моему, полный бред 0/10
Вызов страсти - Браун ВирджинияТори
5.11.2012, 22.21





Роман очень понравился, не затянут и держит в напряжении от начала и до конца.А какя любовь, какая страсть!
Вызов страсти - Браун Вирджиниямарина
13.03.2013, 20.07





Тихий ужас! Так издеваться над ГГ и называть это страсть- любовь. Не могу перечислять, чтобы не раскрывать сюжет. Но некоторые поступки по законам того времени перечеркнули бы жизнь не только ГГ
Вызов страсти - Браун ВирджинияЭлис
14.03.2013, 1.06





Суперский роман. Да и сюжет необычный. Обожаю такие романы которые держат до последней строчки. Люблю читать про нормандских рыцарей. На этом сайте я наверно прочитала про всех них, и каждый роман непохож на другой.
Вызов страсти - Браун Вирджиниянека я
7.07.2013, 9.00





Роман не понравился. Бедную героиню бьют и насилуют два брата- близнеца и похищают друг у друга. Кошмар.
Вызов страсти - Браун ВирджинияКэт
7.07.2013, 10.37





мне не понравился.еле дочитала.полностью согласна с Кэт.
Вызов страсти - Браун Вирджиниячитатель)
9.07.2013, 17.23





А его перечитала. Прочитав огромное число сюжетов, подумала и решила, да и проще надо относиться. Ну и переспала. Да они спят с кем попало, где попало, как попало, не бери в голову, киска. Главное, чтобы героиня была счастлива!
Вызов страсти - Браун ВирджинияНина
9.07.2013, 18.53





Начало более острее. Читать можно.
Вызов страсти - Браун ВирджинияЛика
1.08.2013, 15.06





мерзкий роман
Вызов страсти - Браун ВирджинияОльга
30.05.2014, 19.44





Ну, если в 17 веке в Англии кукуруза могла быть, то в 11 - очень сомневаюсь. Да и женитьба на сводной сестре была невозможна. Служитель церкви, который принимает участие в турнирах тоже какой-то подозрительный.
Вызов страсти - Браун ВирджинияTerra
4.08.2014, 20.18





Книга не понравилась. Я оставлю в стороне исторические ляпы (хотя и они портили впечатление), скажу лишь о самых главных моментах, которые меня раздражали. Во-первых, то, что героиню насилует близнец героя. Я люблю, чтобы герои были верны друг другу не смотря ни на что :)Во-вторых, очень не понравились поверхностные откровенные сцены. Всё как-то в розовом тумане. Примитивно, словно сказка для детей. Из этого сюжета можно было сделать стОящую вещь. Пять баллов поставлю - за образы ГГ.
Вызов страсти - Браун ВирджинияНефер
14.08.2014, 8.55





Мне очень нравятся романы про норманнов, но увы история про изнасилованную героиню двумя братьями не очень привлекло...
Вызов страсти - Браун ВирджинияМилена
17.03.2015, 17.11





слишком много сесуальных сцен. без них роман наверное на 50 страниц был бы.исторически неточьный, но это не главное. сюжэт пустой. он сильный, но трус. она сильноя, но тряпка. и если быть точьными, то его ребенок все равно незаконнорожденый, ведь они пожэнились после его рождения, потому что он боялса брака. о каком настоящем мущине можэт идти речь?! роман джудит макнот "Королевство грез" понравилса намного большэ.
Вызов страсти - Браун Вирджиниямарианна
13.05.2015, 3.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100