Читать онлайн Неистовая страсть, автора - Браун Вирджиния, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неистовая страсть - Браун Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.07 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неистовая страсть - Браун Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неистовая страсть - Браун Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Вирджиния

Неистовая страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

— Проклятие! — заорал Кейн Рэнсом, поднимаясь с камня, на котором сидел. Засунув пистолет в кобуру, он двинулся навстречу одинокому всаднику с ношей. — Данза, это не то, чего я добивался! Я хотел совсем другого.
Индеец поморщился и проворчал:
— Я тоже.
Подъехав к другу, он передал ему девушку. Рэнсом уложил Дженни на землю и, выпрямившись, взглянул на Данзу:
— Неужели было так необходимо бить ее? Данза фыркнул и пробормотал:
— А как ты считаешь? Девчонка окатила меня помоями и едва не надела мне на голову жестяное ведро. Она опасна, амиго. Теперь я понимаю, почему ты так и не смог ничего от нее добиться.
— Как бы то ни было, теперь придется изменить наш план, — заметил Кейн.
— Это она все изменила, когда ударила меня своим вонючим ведром, — проворчал Данза. — Скажи, что еще мне оставалось делать? Ведь она начала орать во всю глотку.
Кейн пожал плечами:
— Я надеялся, что похищение пройдет тихо, без шума.
— Прости, не получилось, — в раздражении ответил Данза.
Кейн внимательно посмотрел на приятеля:
— Данза, но как эта девушка умудрилась ударить тебя ведром с помоями? Мне представлялось, что в три часа ночи она должна была находиться в постели и сладко спать.
— Ха! Выходит, ты о ней совершенно ничего не знаешь. — Данза принялся рыться в своей седельной сумке в поисках полотенца. Обнаружив то, что искал, он начал вытираться — боевая раскраска растеклась по его лицу полосами. — Твоя спящая жертва и не думала спать. Она стояла на заднем крыльце своего дома, когда я туда добрался. Вероятно, ее разбудила соседская собачонка. — Данза сунул полотенце обратно в сумку, потом вновь заговорил: — Так вот, не успел я выйти из-за угла, как мне в лицо плеснули мыльной водой. Я стал протирать глаза, пытаясь сообразить, что происходит, но тут в голову мне угодило помойное ведро. А затем она вдруг прыгнула на меня как дикая кошка! Я с трудом устоял на ногах.
Кейн пристально посмотрел на друга и вдруг рассмеялся.
Индеец покосился на лежавшую у их ног девушку и проворчал:
— Ты полагаешь, это очень смешно? Уверяю тебя, я ничего смешного не заметил.
— Возможно, — кивнул Кейн. — Но дело в том, что я вижу то, чего не видишь ты. Если бы ты увидел все со стороны, Данза, то наверняка умер бы от смеха.
Индеец молча уставился на Кейна. Потом сквозь зубы проговорил:
— Сомневаюсь, что ты стал бы смеяться, если бы тебе в лицо выплеснули ведро с помоями.
Рэнсом пожал плечами и перевел взгляд на девушку, по-прежнему лежавшую без движения. Правда, грудь ее вздымалась, так что Кейн не опасался за жизнь пленницы — судя по всему, она неплохо перенесла выпавшее на ее долю испытание.
Кейн в задумчивости смотрел на Дженни Эллисон. К сожалению, все произошло не так, как он замышлял, и теперь он не знал, как поступить. А до рассвета оставалось не больше часа, и следовало срочно принять решение.
Отвернувшись от девушки, Кейн взглянул на индейца:
— Я отправлюсь в Бракстон, Данза, а ты тем временем свяжи ее.
— Связать? — удивился Данза. Кейн кивнул:
— И покрепче. У нее ужасный характер.
Дженни застонала и с трудом открыла глаза. У нее жутко болела голова и почему-то затекли руки. Но где же она? Чуть шевельнувшись, Дженни почувствовала, что лежит на чем-то твердом. Затем повернула голову и, увидев сидевшего у костра человека, тотчас же все вспомнила — как вышла с ведром на заднее крыльцо и как наткнулась на краснокожего. О Господи, неужели ее и впрямь похитил кровожадный индеец? Но зачем? В этом ведь не было никакого смысла…
Дженни попыталась приподняться, но тут же поняла, что ее крепко связали по рукам и ногам. «Но почему? Чего он хочет? — подумала девушка. — Может, он полагает, что у меня есть богатые родственники, которые смогут заплатить за меня выкуп?»
Собравшись с духом, она повернулась так, чтобы получше видеть индейца, и спросила:
— Кто вы?
Краснокожий повернулся к ней и внимательно посмотрел на нее. Затем, не удостоив ее ответом, отвернулся к костру.
— Зачем вы привезли меня сюда? — снова спросила Дженни. — Чего вы от меня хотите? — Похититель молчал, и девушка, повысив голос, продолжала: — Так кто же вы? У вас есть имя?
Тут он наконец-то опять к ней повернулся и пробормотал:
— Почему белые люди не могут обходиться без имени? Зачем тебе знать мое имя?
Девушка на мгновение смутилась, но тут же ответила:
— Я хочу знать, как к вам обращаться. Я же не могу называть вас… просто индеец, правда?
Он пожал плечами:
— Почему бы и нет?
Дженни ненадолго задумалась, потом вдруг заявила:
— Просто индеец — это было бы невежливо. Похититель громко расхохотался, затем сказал:
— В таком случае можешь называть меня Данза.
— Данза? Это по-индейски?
— Данза, вот и все. Кроме этого, тебе ничего не нужно знать. — Он снова повернулся к костру.
Дженни кое-как откинула с лица волосы и поморщилась от боли — ей казалось, что путы все сильнее впиваются в ее руки и ноги. К тому же лежать на голых камнях было не очень-то удобно. А этот краснокожий, похоже, не собирался ее развязывать.
Решив, что глупо было бы молчать, Дженни закричала:
— Я требую, чтобы вы немедленно меня отпустили! И требую, чтобы вы доставили меня домой!
Индеец вновь к ней повернулся, однако промолчал. Дженни же, забыв о страхе, продолжала:
— Не знаю, отдаете ли вы себе отчет в своих действиях. Если нет, то имейте в виду: к восходу солнца в Бракстоне поднимется переполох и меня начнут искать! Моя тетя сообщит шерифу, и он с отрядом добровольцев отправится на поиски. Так что вас ждут серьезные неприятности!
Эти ее слова не произвели на индейца ни малейшего впечатления.
— Вас поймают, мистер Данза, если это ваше настоящее имя. Да, поймают, и вы предстанете перед судьей, если только кто-нибудь не пожелает расправиться с вами до суда. Так что вас вздернут на виселице и…
Тут Данза вскочил на ноги и заорал:
— Ты когда-нибудь замолчишь или нет?!
Дженни заметила, что лицо индейца потемнело от гнева, но она уже не в силах была остановиться.
— Я не собираюсь молчать! — прокричала девушка. — Я не преступница, а вот вы… Если у вас есть хоть капля здравого смысла, вам лучше отпустить меня до того, как…
В этот момент индеец подбежал к ней, но Дженни еще громче закричала:
— Нет, не смейте ко мне прикасаться!
Она попыталась ударить его связанными ногами, но индеец, не обращая внимания на сопротивление девушки, с легкостью поднял ее одной рукой, схватив за запястья. В следующее мгновение он отпустил ее, и Дженни, не удержавшись на ногах, рухнула на камни. Из горла ее вырвался стон, и Данза, решив, что пленница уже не окажет сопротивления, снова склонился над ней. Однако Дженни, изловчившись, ударила его в лицо связанными руками. Данза вскрикнул от боли и, в ярости схватив девушку за волосы, откинул назад ее голову. Он держал ее в таком положении до тех пор, пока она не затихла.
— Отпустите же меня! — прохрипела Дженни, едва сдерживая слезы.
— С какой стати? — прозвучало в ответ.
— Потому что вы делаете мне больно, — сказала она первое, что пришло ей в голову.
— Ты блеешь как остриженная овца, — проворчал индеец и потащил девушку к костру.
Он уложил ее на землю, и Дженни тотчас же почувствовала, что возле огня гораздо теплее и уютнее. Покосившись на своего похитителя, она сквозь зубы пробормотала:
— Для индейца вы слишком уж хорошо говорите по-английски.
Данза опустился рядом с ней на корточки и смерил ее бесстрастным взглядом.
— Я хорошо говорю по-английски, когда очень стараюсь. И еще я говорю по-испански, а также на языке апачей. Эти языки гораздо мелодичнее вашего грубого английского.
Глаза Дженни округлились, она в ужасе уставилась на краснокожего. Ведь каждому техасцу было известно: апачи — самые жестокие из индейцев. Они разоряли фермы и дома и убивали не только мужчин, но даже женщин и детей. Дженни не раз слышала рассказы об апачах — они славились своей беспощадностью и не ведали ни жалости, ни милосердия. И вот теперь ей выпала участь стать пленницей такого свирепого воина.
— О Боже, — простонала девушка.
Данза же друг улыбнулся. Страх пленницы был ему на руку, и он решил, что следует припугнуть ее. Поднявшись на ноги, он вытащил из ножен нож и, взмахнув им, проговорил:
— Ты — моя пленница. Поэтому ты будешь делать то, что я скажу, иначе… — Он поднес лезвие к горлу Дженни, и она в ужасе содрогнулась. — Comprende, secorita?
— спросил индеец, переходя на испанский.
Девушка молча кивнула: жест индейца был понятен и без слов. Однако она по-прежнему не понимала, чего этот человек от нее хотел. Действительно, зачем он ее похитил? Собирался получить за нее выкуп? Или же решил сделать своей рабыней?
Дженни не знала, что ее ждет, и именно неизвестность пугала больше всего. Она покосилась на индейца, но тот уже снова уселся перед костром и, казалось, не замечал свою пленницу.
Стараясь не думать о худшем, Дженни попыталась сообразить, где они находятся. Но местность показалась ей совершенно незнакомой, и она в конце концов оставила бесплодные попытки сориентироваться. Даже при первых лучах зари ей не удалось узнать ни одной приметы.
Девушка время от времени поглядывала на похитителя, но он, похоже, по-прежнему был поглощен своими мыслями и не обращал на нее ни малейшего внимания Наконец, собравшись с духом, Дженни попыталась осторожно освободиться от кожаных шнурков, которыми были стянуты ее запястья и щиколотки. Но увы, при каждом движении путы все глубже впивались в ее кожу, причиняя ужасную боль, и Дженни вскоре поняла, что ей не удастся освободиться.
А потом она вдруг почувствовала, что стало холодно — повеяло утренней прохладой. И почти тотчас же Данза поднялся с корточек и принялся забрасывать костер землей. Повернув голову, индеец взглянул на нее, и ей вдруг почудилось, что он как-то странно усмехнулся.
«Но что же он собирается делать? — подумала Дженни. — Может, спросить? Впрочем, нет, бесполезно спрашивать. Если бы он хотел что-либо сообщить, то уже сделал бы это».
Еще труднее оказалось не задавать вопросов, когда индеец взвалил ее на широкую спину своего коня. Хуже всего было то, что вскоре она почувствовала непреодолимое желание ретироваться в кусты. Какое-то время Дженни терпела, наконец с мольбой в голосе проговорила:
— Пожалуйста, остановитесь на минутку.
Индеец взглянул на нее, однако никак не отреагировал на ее просьбу. Дженни молчала несколько минут, затем, не выдержав, заявила:
— Мне нужно немедленно сделать остановку! Остановитесь же!
Тут индеец наконец-то натянул поводья и вынудил жеребца остановиться. Спустив девушку на землю, он прислонил ее к скале и проворчал:
— От тебя никакого прока. Одни неприятности.
— А я не просила похищать меня! — выпалила Дженни. — И не просила, чтобы меня связывали!
Данза что-то проворчал себе под нос и, наклонившись, принялся развязывать шнурки, стягивавшие щиколотки пленницы. Сняв путы, он с невозмутимым видом растер ноги девушки, чтобы восстановить кровообращение. Потом вдруг пристально взглянул на нее и спросил:
— А ты не попытаешься убежать? Дженни отрицательно покачала головой:
— Нет-нет, не убегу.
Дженни едва держалась на ногах, так что при всем желании не смогла бы далеко уйти. Но когда она протянула Данзе связанные руки, он с усмешкой заявил:
— Достаточно того, что я развязал тебе ноги.
Девушка не стала возражать и направилась к ближайшим зарослям полыни. Но ее унижения на этом не закончились, так как Данза наотрез отказался отвернуться, хотя так поступил бы любой цивилизованный мужчина.
Тяжко вздохнув, Дженни пробормотала:
— Что ж, ничего удивительного. Ведь он из племени апачей.
Присев за кустарниками, Дженни покосилась на индейца. Тот стоял, прислонившись спиной к скале и скрестив на груди руки. При этом казалось, что Данза совершенно ее не замечал, хотя, конечно же, он внимательно наблюдал за ней, иначе не отказался бы отвернуться. «О Боже, — подумала Дженни, — неужели это не сон?» События последних часов все еще казались ей нереальными. У нее до сих пор не укладывалось в голове, что она находилась в плену у индейца-апача, причем босая, в ночной сорочке и в халатике. К тому же ей приходилось справлять нужду на глазах у своего похитителя, не спускавшего с нее пристального взгляда. Такое не могло присниться ей даже в кошмарном сне.
«Эти краснокожие, похоже, не ведают стыда», — думала Дженни, возвращаясь к тому месту, где ждал ее индеец. Да, судя по всему, он не усматривал ничего постыдного в ее действиях, в то время как она сгорала от стыда.
Не говоря ни слова, Данза протянул Дженни флягу с водой. Ей хотелось с гордостью отказаться от воды, однако она решила, что отказываться было бы глупо — ей ужасно хотелось пить. Дженни сделала несколько глотков, после чего индеец, отобрав у нее флягу, предложил ей кусочек вяленого мяса. Девушка несколько мгновений колебалась, но потом все же взяла мясо. Индеец тотчас же протянул ей лепешку — она не отказалась и от нее.
Утолив голод, Дженни почувствовала, что силы возвращаются к ней. «Вот если бы только он развязал мне руки», — подумала она, покосившись на Данзу. Но индеец, конечно же, не собирался ее развязывать — в этом не было ни малейшего сомнения.
Тяжело вздохнув, Дженни осмотрелась. Повсюду высились полуразрушенные скалы и каменные глыбы всевозможных размеров. Голубое небо над головой было безоблачным, и солнце припекало все сильнее.
Дженни вдруг вспомнила о тете Эйприл и представила, как та ужаснется, узнав о злоключениях племянницы, — если ей вообще когда-либо станет об этом известно. Ведь очень может быть, что о ее судьбе вообще никто никогда не узнает. Да, возможно, ее исчезновение навсегда останется тайной… А кто-нибудь из знакомых, наверное, подумает, что она, Дженни, сбежала с мужчиной или же решила перебраться к брату.
Интересно, что подумает Джонни, когда узнает о ее исчезновении? Будет ли он искать ее? И узнает ли он когда-нибудь о том, что она исчезла?
Украдкой смахнув со щеки слезу, девушка снова вздохнула. Покосившись на индейца, Дженни пробормотала:
— Апачи, куда ты меня везешь?
Данза молча пожал плечами, и Дженни снова спросила:
— Так куда же мы направляемся?
Ответа на ее вопрос не последовало, но Дженни на ответ и не надеялась, поэтому не очень-то огорчилась. Сидя на камне, она наблюдала, как индеец расправляет на хребте жеребца одеяло. «Только от этого мало толку», — подумала она с горечью.
Тут Данза повернулся к ней и, взяв кожаные ремни, знаком указал, что хочет снова связать ей щиколотки.
— Пожалуйста, не надо, — взмолилась Дженни. — Мне будет больно!
Апачи на несколько секунд задумался, потом сказал:
— Хорошо. Но если попытаешься убежать, я воткну тебе в спину нож.
Дженни побледнела и молча кивнула, она нисколько не сомневалась в том, что индеец без колебания выполнит свою угрозу. Данза же подхватил ее на руки и взвалил на спину коня. Девушка поморщилась от боли, однако промолчала. «Нет смысла жаловаться», — подумала она.
Индеец тут же запрыгнул на жеребца позади нее и ударил животное пятками. Конь сразу же сорвался с места, Дженни, снова поморщившись, прикусила губу, чтобы не разрыдаться. Ее голые ноги мерно постукивали о грубую ткань седельного одеяла, и она несколько раз хватала Данзу за руку в страхе, что может свалиться на землю. Но он упорно не обращал на девушку внимания и не пытался держать ее покрепче. Дженни из гордости молчала, но в конце концов ей все же пришлось обратиться к индейцу с просьбой остановиться — она ужасно устала от скачки, и все тело ломило так, словно ее били палками.
— Апачи, пожалуйста, остановись ненадолго, — простонала девушка. — Или хотя бы позволь мне сидеть на лошади по-мужски.
Данза что-то проворчал себе под нос, потом спросил:
— Почему ты называешь меня апачи, женщина? Ты ведь уже знаешь мое имя.
Дженни невольно усмехнулась — наконец-то ей удалось добиться хоть какой-то реакции от этого краснокожего. Обернувшись, она изобразила улыбку.
— Нас ведь до сих пор никто должным образом друг другу не представил, не так ли?
Данза издал какой-то нечленораздельный возглас, и на его лице отразилось крайнее изумление. Он резко осадил коня и пробормотал:
— Мне никогда не понять извращенный ум белой женщины.
Но вас никто и не просит меня понимать, — заявила Дженни. — Я прошу вас только об одном: позвольте мне сесть по-мужски, чтобы удобнее было скакать на этом костлявом животном! Я понимаю, что вы не собирались создавать хотя бы элементарные удобства для вашей жертвы, но поверьте: это только поможет вам довезти меня живой до места назначения, если, конечно, это важно…
Данза нахмурился и воскликнул:
— Ты когда-нибудь прекратишь болтать?!
Однако индеец все же отодвинулся назад, и Дженни кое-как перебросила через спину жеребца правую ногу. Усевшись по-мужски, она мысленно поздравила себя с победой — ей все-таки удалось добиться своего.
Но радость победы вскоре померкла, потому что время шло, а они по-прежнему скакали без отдыха, и казалось, что конца их путешествию никогда не будет. Девушка снова начала задавать себе все те же вопросы: куда вез ее похититель, что он собирался с ней делать?
Еще большее недоумение вызывал у нее выбранный Данзой маршрут. У Дженни крепла уверенность, что они ездят кругами, потому что в какой-то момент она узнала большой валун, похожий на поросенка, лежащего на блюде. Изо рта этого «поросенка» даже торчало нечто вроде яблока. «А может, Данза ждет кого-то? — подумала Дженни. — Может, он ждет своих соплеменников?» Несколько раз она хотела спросить, куда они едут, но так и не решилась. Впрочем, Дженни прекрасно знала, что индеец все равно не ответил бы на ее вопрос.
Час проходил за часом, и Дженни чувствовала, что еще немного — и она от жары и от усталости потеряет сознание. Девушка изредка оборачивалась, поглядывая на Данзу, но индеец, похоже, не испытывал никаких неудобств — он по-прежнему был невозмутим, и эта его невозмутимость все больше ее пугала.
«Как странно, — думала Дженни. — Разве человек может оставаться нечувствительным к палящим лучам солнца, даже если он апачи?»
— Перестань ерзать, — проворчал Данза, когда девушка попыталась сменить позу.
— Дело в том, что вы не такой уж опытный наездник, — съязвила Дженни. — За всю дорогу между Бракстоном и Мексикой мы не пропустили ни одну выбоину, ни одного ухаба. Я не понимаю, как… — Мускулистая рука внезапно сжала ее горло, и Дженни умолкла.
Они проехали еще немного, и тут вдруг тишину разорвал выстрел, эхом прокатившийся по ближайшему каньону. Дженни в ужасе вскрикнула, а Данза, крепко прижав ее к себе, вполголоса выругался. Несколько секунд спустя снова прогремел выстрел, и конь, громко заржав, едва не сбросил обоих седоков. Дженни уже решила, что вот-вот погибнет под копытами обезумевшего жеребца, но внезапно послышался чей-то голос, показавшийся ей знакомым.
— Я здесь! — донеслось из-за скалистого выступа. Дженни повернула голову — и чуть не разрыдалась от радости, когда увидела Кейна Рэнсома, Она была спасена! Девушка попыталась спрыгнуть на землю, но апачи успел ухватить ее за подол хлопчатого халата. Это удержало Дженни от падения, и она повисла над землей. Но уже в следующий миг тонкая ткань порвалась, и Дженни с громким криком рухнула на камни. Данза же, сжимая в кулаке обрывок халата, взирал на нее с совершенно невозмутимым видом. Перехватив вопросительный взгляд Рэнсома, он пожал плечами, однако промолчал.
Упершись в землю связанными руками, Дженни поднялась на ноги и бросилась бежать. Она со страхом ожидала, что его острый нож вот-вот воткнется ей в спину, но все же не останавливаясь бежала к тому месту, где только что видела Кейна Рэнсома. В ее ступни вонзались острые камни, и ноги подгибались от усталости, однако девушка не обращала на это внимания: ей казалось, что если она сумеет добраться до Кейна, то будет спасена, потому что он не даст ее в обиду.
В какой-то момент Дженни все же не удержалась на ногах и упала на камни. Но тут же снова поднялась и, не обращая внимания на боль, принялась карабкаться по крутому склону скалы — ей казалось, что именно там она видела Кейна.
— Подождите минуточку, — внезапно раздался его голос. — Я сейчас спущусь и помогу вам.
— А как же он?! — крикнула она, обезумев от страха; все еще взбираясь на скалу, Дженни не осмеливалась оглянуться, чтобы посмотреть на индейца.
— О нем не беспокойтесь, — ответил Кейн.
Тут Дженни наконец-то остановилась и обернулась. Данза по-прежнему сидел верхом на коне и наблюдал за ней с тем же невозмутимым видом. Как ни странно, но похитивший ее индеец почему-то уже не казался таким свирепым…
Наконец Кейн добрался до нее и обнял за плечи. Дженни уткнулась лицом в его грудь и разрыдалась.
— Вы не ушиблись во время падения? — спросил Кейн. Девушка всхлипнула и, чуть отстранившись, пробормотала:
— Нет, но я очень испугалась.
Кейн рассмеялся и крепко прижал ее к себе. Дженни снова уткнулась лицом в его грудь — впервые за долгие часы, показавшиеся ей днями, она чувствовала себя в безопасности.
Через несколько минут они спустились вниз, и только тут Дженни вдруг осознала, что Кейн о чем-то разговаривает с индейцем — они говорили по-испански. Девушка покосилась на Данзу и с удивлением отметила, что он вовсе не боялся Рэнсома. Более того, индеец, уже сидевший на земле, посматривал на нее с улыбкой. Она бросила на него гневный взгляд, но тот лишь рассмеялся. «Наверное, не в характере индейцев показывать свой страх», — подумала Дженни. Протянув Кейну связанные руки, она сказала:
— Развяжите меня, пожалуйста.
Но Кейн, похоже, не собирался ее развязывать. Она взглянула на него с изумлением и пробормотала:
— Развяжите, мне больно.
Рэнсом по-прежнему не реагировал, и Дженни в ужасе подумала: «Неужели я ошиблась? Неужели он вовсе не собирается меня спасать? Но тогда что же он здесь делает?»
Тут Кейн внимательно посмотрел на нее и сказал:
— Прошу прощения, мисс Эллисон, но, боюсь, вам придется… побыть связанной еще некоторое время.
Дженни вздрогнула и тотчас же почувствовала, как у нее по спине пробежали мурашки. Судорожно сглотнув, она пробормотала:
— Мистер Рэнсом, но почему?
Потому что нам с вами еще предстоит заключить сделку, — ответил Кейн. — Видите ли, я боюсь, что вы очень рассердитесь, услышав мое предложение. Более того, вы будете в ярости…
Дженни с нескрываемой враждебностью уставилась на Кейна. Теперь она прекрасно понимала: ее неожиданное спасение на самом деле таковым не являлось, просто на смену одному похитителю пришел другой.
— И что же это за предложение, мистер Рэнсом? Почему вы считаете, что оно приведет меня в ярость? Насколько я поняла, вы с самого начала чего-то от меня добивались. Но я совершенно не понимаю, зачем вам понадобилось похищать меня и увозить из Бракстона.
Скрестив на груди руки, Кейн в задумчивости смотрел на стоявшую перед ним девушку. Даже сейчас она отказывалась покориться, и ее мужество вызвало восхищение. Да, он поневоле проникся уважением к Дженни Эллисон. Она оказалась… совсем не такой, как большинство представительниц ее пола. Но увы, это только затрудняло дело. Действительно, как склонить к сотрудничеству такую решительную молодую особу? И все же, несмотря ни на что, он обязан был добиться успеха.
Стараясь придать голосу суровость, Кейн заявил:
— У меня очень простое предложение. И мы оба останемся в выигрыше, если, конечно, вы проявите благоразумие.
— А если я не пожелаю проявлять благоразумие? — осведомилась Дженни. — Что тогда?
Выслушайте меня сначала, мисс Эллисон. А потом думайте, стоит ли упрямиться. — Кейн немного помолчал, словно собираясь с мыслями, потом вновь заговорил: — У вас есть брат, состоящий в банде Доусона. А с Бобом Доусоном у меня личные счеты. Вы поможете мне, а я помогу вашему брату. Все просто и ясно, не так ли, мисс Эллисон? Без вашей помощи вашего брата ждут очень серьезные неприятности. Вы ведь меня понимаете?
Под пристальным взглядом Кейна Дженни чувствовала себя неуютно. Он возвышался над ней как скала, и его рост, безусловно, давал ему определенное преимущество в этом словесном поединке. И все же она, Дженнифер Эллисон, не из тех, кого можно запугать, она сумеет дать ему отпор.
Но с другой стороны, ситуация казалась слишком уж сложной… Ведь речь шла о жизни ее брата, и она не имела права подвергать его опасности, проявляя упрямство. Но если Кейн Рэнсом охотится за бандой Доусона, то зачем ему понадобилась сестра Джонни? Чем может она ему помочь?
Вскинув подбородок, Дженни заявила:
— Я не имею представления, где сейчас находится мой брат, мистер Рэнсом. И мне неведомо, где он будет завтра или послезавтра. Если вам многое известно — а судя по всему, это именно так, — то вы должны знать: он мне о своих передвижениях не сообщает.
— Не считайте меня идиотом, мисс Эллисон. Я прекрасно понимаю, что вы ничего не знаете о его передвижениях. Но ваше преимущество состоит в том, что вы в отличие от меня знаете бандитов Доусона в лицо. Я же имею только отдельные фотографии.
Дженни с усмешкой взглянула на собеседника:
— Не хотите ли вы мне предложить, чтобы я опознала собственного брата и вы учинили над ним расправу? Мне кажется, вы перегрелись на солнце, мистер Рэнсом. Потому что я никогда не совершу ничего подобного!
— Я же сказал, что предлагаю вам сделку. Видите ли, мисс…
Но Дженни, не дослушав, воскликнула:
— Я скорее заключу пакт с дьяволом! Вы ничего от меня не добьетесь! — Покосившись на Данзу, она добавила: — Полагаю, что вам и вашему приятелю апачи придется дорого заплатить за содеянное! Позвольте вам сказать, мистер Рэнсом, что похищение людей является очень серьезным преступлением. Неужели вы об этом не знали!
— Ограбление банка — тоже преступление, — заметил Кейн. — И если я не ошибаюсь, то вы знаете, где находятся увесистые мешочки с купюрами.
От Кейна не ускользнуло, что его наугад брошенная реплика угодила в цель. Дженни побледнела и вздрогнула словно от удара.
«Оказывается, малышка-сообщница своего братца!» — мысленно воскликнул Рэнсом. Девушка молчала, и он, нахмурившись, проговорил:
— Теперь, когда мне удалось положить конец вашим возражениям, мисс Эллисон, могу ли я рассчитывать на ваше сотрудничество? Вы готовы заключить сделку?
Дженни тяжело вздохнула и пробормотала:
—Да, возможно. Но что же это за сделка, мистер Рэнсом?
Кейн развязал кожаные ремни, стягивавшие руки девушки, и принялся растирать ее затекшие запястья, чтобы восстановить кровообращение. Дженни же думала о том, что у нее нет выбора и она вынуждена согласиться. Ведь Кейн знал о Джонни и, возможно, был для ее брата единственным шансом на спасение. Ей очень хотелось верить, что Рэнсом сдержит слово и не убьет Джонни. Более того, если представится случай, она, возможно, сможет убедить Джонни вернуться домой. Да, этим шансом стоило воспользоваться.
Кейн, поглядывая на девушку, думал о том, что ошибся в ней. Да, он действительно не предполагал, что она может быть связана с шайкой грабителей и убийц. Хотя очень может быть, что к убийству Мак Броуди она не имела ни малейшего отношения.
Помассировав в последний раз запястья Дженни, он выпустил ее руки и, пристально взглянув на нее, предупредил:
— Если попытаетесь сбежать, имейте в виду: вам придется пожалеть об этом.
— Нисколько не сомневаюсь, мистер Рэнсом.
— Я говорю серьезно, мисс Эллисон. Постарайтесь об этом не забывать.
Дженни не удостоила его ответом, и Кейн, пожав плечами, отошел в сторону. «Что ж, хоть маленькая, но все же победа, — говорил он себе. — Очень может быть, что я все-таки добьюсь своего. Возможно, эта девушка в конце концов образумится».
Дженни же, отвернувшись, уселась на камень и задумалась. Теперь она уже нисколько не сомневалась в том, что Кейн Рэнсом и его индеец с самого начала были сообщниками. И конечно же, Рэнсом уже давно знал о Джонни, знал, что ее брат — член банды Доусона. Да, именно поэтому он задавал им с тетушкой такие странные вопросы и расспрашивал про Джонни. Более того, наверное, только по этой причине Рэнсом и приехал в Бракстон. Приехал для того, чтобы выследить Джонни…
О Боже, этот человек думал лишь о том, как бы отомстить своим врагам! А глупая тетушка Эйприл вообразила, что он хочет поухаживать за ее племянницей. Как забавно!
Да, ужасно забавно… Ее вытащили из постели среди ночи и весь следующий день возили кругами верхом на лошади, пока она не испеклась на солнце. А затем ее вынудили заключить сделку с дьяволом. Что ж, Рэнсому удалось добиться ее согласия, но он навсегда останется врагом — пусть даже не пытается помириться!
Вероятно, Кейн почувствовал ледяную холодность Дженни, потому что он поручил Данзе о ней заботиться. Индеец же вручил ей рубашку и штаны, чтобы она могла переодеться, и указал на ближайший обломок скалы — именно там, по его мнению, можно было уединиться.
Дженни молча взяла предложенную одежду и направилась к скале. Когда же она вышла из-за своего укрытия, выражение ее лица было красноречивее любых слов.
— Я отказываюсь это носить! — воскликнула девушка. — Мне все узко там, где должно быть пошире! И широко там, где должно быть узко!
Окинув Дженни оценивающим взглядом, Данза утвердительно кивнул. Рубашка действительно оказалась слишком маленькой и едва сходилась у Дженни на груди, а штаны были тесными и слишком длинными.
Не проронив ни слова, индеец вынул из ножен нож и, не обращая внимания на пронзительные вопли Дженни, двумя ловкими движениями отхватил лишнюю часть одной штанины, а затем проделал то же самое с другой. Теперь этот предмет мужской одежды едва прикрывал колени девушки.
Дженни с ужасом уставилась на свои голые голени. Увы, ее нынешний наряд был ничем не лучше, чем ночная сорочка. Впрочем, она не могла не признать: в новом облачении ее нагота по крайней мере была прикрыта.
Тут к ним подошел Кейн. Осмотрев «костюм» девушки, он взглянул на приятеля и проворчал:
— Данза, неужели нельзя было найти что-то более просторное?
Индеец отрицательно покачал головой:
— Нет. Я ведь не имел ни малейшего представления о ее размере. К тому же… как определить телосложение белой женщины под многочисленными слоями ее тряпок? Она оказалась гораздо больше, чем я предполагал.
Дженни в негодовании взглянула на мужчин. Они обсуждали ее фигуру так, словно она была какой-то вещью!
— Действительно, почему же вы не нашли ничего более подходящего?! — воскликнула девушка. — По крайней мере вы могли бы позволить мне захватить с собой какое-нибудь платье.
— Именно это мы и собирались сделать, — ответил Кейн. — Но вы почему-то в три часа ночи не спали в своей уютной постели, как большинство нормальных людей.
— Не понимаю, что это меняет!
— Многое. Нам пришлось отказаться от плана «А». Дженни скрестила на груди руки и, уставившись на Кейна, заявила:
— Вряд ли он отличался в лучшую строну от плана «Б».
— Не отличался. Поэтому мы осуществили план «В». — Замечательно! И поэтому я должна носить одежду, которая мне совершенно не подходит. И еще у меня нет обуви, а вы, судя по всему, намерены долго путешествовать, не так ли? — Тут Дженни вдруг всхлипнула и добавила: — И я даже не знаю, как долго это будет продолжаться…
Кейн поморщился и пробормотал:
— Вы собираетесь закатить истерику? Ненавижу истеричных женщин.
— Тем хуже для вас, мистер Кейн! Потому что в данный момент вы меня на это спровоцировали! — в ярости прокричала Дженни.
Воспользовавшись секундным замешательством друга, Данза поспешно ретировался: ему ужасно не хотелось слушать глупую болтовню бледнолицей женщины. Но Кейн тут же велел индейцу вернуться.
— О нет, Данза. Забери ее с собой.
— Нет уж, — заявил индеец. — Мне и без того пришлось скакать с ней весь день. Она слишком много хнычет. Она как курица, постоянно кудахчет, но ничего толком не говорит.
— Но у меня мул… и прочее.
— Я обо всем позабочусь, — предложил Данза. — А ты сам возьми бледнолицую женщину.
С этими словами индеец развернулся на пятках и зашагал прочь. Оставшись наедине с Дженни, Кейн проворчал сквозь зубы:
— Что ж, идемте. Вам придется ехать со мной.
— Пусть меня лучше укусит ядовитая змея! — выпалила Дженни.
Кейн пожал плечами:
— Я это легко устрою, если вы не станете сговорчивее.
— Я полагала, что нужна вам живая. — огрызнулась Дженни. — Разве не из-за этого вы все устроили? Я вам нужна, чтобы с моей помощью найти моего брата, верно?
Тут Кейн вдруг схватил Дженни за руку и потащил за собой.
— Может быть, вы мне и нужны, мисс Эллисон, но только от вас зависит, как хорошо вы устроитесь. Имейте в виду, я не позволю, чтобы мной помыкали. Прошу вас хорошенько это запомнить.
— Уж постараюсь, — пробурчала Дженни и тут же поморщилась от боли, наступив босой ногой на острый камень.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неистовая страсть - Браун Вирджиния



Слабовато.С трудом дочитала до конца.Из уважения к творчеству автора ставлю тройку.
Неистовая страсть - Браун ВирджинияАня
17.02.2012, 15.46





Люблю читать про Запад , рейнджеров ....но этот прочитала достаточно бегло ...не зацепил меня роман ...извините .
Неистовая страсть - Браун ВирджинияВикушка
3.06.2013, 16.27





Девочки, предупреждаю - это не ЛЮБОВНЫЙ РОМАН! Это просто приключения, где любовная линия, хоть и присутствует, но весьма второстепенна, лишена накала. Главное - приключенческий сюжет. Откровенные сцены есть, но им не хватает открытости и большей страстности. Одним словом, повторюсь - не ЛР. rnХотя сами по себе герои вызывают симпатию, сюжет тоже читать интересно. А вот конец слишком быстро "обрублен". Ставлю 7 баллов.
Неистовая страсть - Браун ВирджинияНефер
11.05.2014, 9.31





Отличная книга перечитывала не раз) на мой взгляд очень захватывающий сюжет) главные герои привлекательные сильные личности в общем твердая 10 - ка
Неистовая страсть - Браун ВирджинияЛи
17.12.2014, 21.53





Как нас и предупреждали это не любовный роман, а детектив)) в этой части, скажу что очень даже хороший...
Неистовая страсть - Браун ВирджинияМилена
31.03.2015, 22.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100