Читать онлайн Нефритовая луна, автора - Браун Вирджиния, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нефритовая луна - Браун Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.38 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нефритовая луна - Браун Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нефритовая луна - Браун Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Вирджиния

Нефритовая луна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Меня? — пролепетала Иден. — Почему меня?
— А ты как думаешь? — Стив осторожно провел большим пальцем по ее верхней губе. Затем убрал руку и поднялся на ноги. — Если известно, что все остальные члены вашей экспедиции убиты, а ты была там единственной женщиной, то чего должны добиваться убийцы? Разумеется, они будут искать единственную женщину, которую упустили.
Иден невольно содрогнулась. Значит, еще не все закончилось. Все члены экспедиции мертвы, и теперь смерть ожидает и ее. Если она останется здесь, убийцы вернутся. Ведь им, оказывается, известно, где она.
Иден медленно поднялась на ноги и пробормотала:
— Мне следует уйти сейчас или утром? Не знаю, что лучше…
— Не будь дурой! — в раздражении воскликнул Стив, и она взглянула на него с удивлением.
— Я думала, ты хочешь, чтобы я побыстрее покинула твой лагерь. Теперь у тебя есть превосходный предлог отделаться от меня. — Она обернулась и посмотрела на джунгли, где скрылись мужчины. — Они знают, что я здесь. Они вернутся. И они могут убить заодно и тебя.
— Здесь для тебя самое безопасное место, которое только можно себе представить, черт тебя побери. — Стив взъерошил пятерней волосы, с негодованием взглянув на Иден. — Ты слышала, о чем он меня спросил?
— Я не поняла ни слова из того, что вы говорили.
— Он спросил, не ах-пулиаах ли я. Так называют колдунов, практикующих черную магию. Удивляюсь… А впрочем, понимаю. — Стив внезапно ухмыльнулся. — Несколько лет назад, когда я оказался в затруднительном положении и пытался убедить индейцев, что обладаю особыми силами шамана, я громко воззвал к Чаку, моля послать дождь. Дожди запаздывали, и индейцы беспокоились, что не смогут вовремя посадить маис. И едва лишь я закончил церемонию, как начался дождь! И он все шел и шел. Сначала индейцы обрадовались. — Он покачал головой, и усмешка исчезла с его лица. — А дождь превратился в ливень и все не кончался. Ливень уничтожил посевы, вызвал наводнение и селевые потоки.
Иден спросила:
— И что ты тогда сделал?
— Я ждал, когда туземцы придут ко мне. Они спросили, не могу ли я помолиться, чтобы дождь перестал, раз он пошел по моей просьбе. Конечно, я должен был сделать вид, что страшно недоволен, что не желаю оскорбить Чака, бога дождя, откликнувшегося на мои молитвы. Но через какое-то время я все-таки согласился помолиться за них.
Иден с улыбкой посмотрела на него:
— Полагаю, дождь перестал, верно?
— Так должно было случиться рано или поздно. — Стив пожал плечами. — Мне просто повезло. Так или иначе, но я напомнил своим просителям, что имею обыкновение совещаться с Ики, богом ветра, и Ицамна, властелином жизни. И я известен в этих местах как Балам.
— Ягуар.
Он одобрительно кивнул и улыбнулся:
— Значит, ты запомнила?
— Просто я слышала, как они сказали «Эль Ягуар». — Иден потупилась и тихонько вздохнула. Она не знала, насколько можно верить его смехотворной истории, но Стив, казалось, нисколько не беспокоился. Конечно, это ее, а не его жизни угрожала опасность. Если он посчитает более разумным отдать ее разгневанным индейцам, как он поступит? На этот вопрос она не могла бы ответить.
— Пойдем, Златовласка, — сказал Стив, протягивая ей руку. — Давай наладим гамак, а уж потом будем думать о завтрашнем дне.
Его несерьезное отношение к опасности удивляло ее. А впрочем… Если он не беспокоится, то, возможно, и ей не следует волноваться?
И все же вечером, когда они сидели у пылающего костра и слушали щебет ночных птиц в вершинах деревьев, Иден то и дело вздрагивала и озиралась. Стив, конечно же, оставался невозмутимым. Слишком невозмутимым. И это очень беспокоило ее. В его поведении было какое-то нарочитое безразличие. Словно он изо всех сил старался убедить ее, что никакой опасности не существует. Да, именно так он себя вел.
Но она не доверяла ему.
Низкий крик козодоя эхом пронесся в вершинах деревьев и проник сквозь плотный шатер листвы над головой. Иден снова задрожала. Стив же, казалось, ничего не слышал. Он сидел и читай при свете фонаря. Легкий ужин из свежих фруктов, остатков индейки и горячих маисовых лепешек был съеден еще до темноты. Иден воспользовалась малой частью их водных запасов, чтобы вымыть посуду и умыться. Теперь она пребывала в тревоге, и молчание только усугубляло ее растущие опасения. В очередной раз взглянув на Стива, она спросила:
— Но если здешние индейцы считают тебя сумасшедшим, то почему они вообще приближаются к твоей хижине?
Стив не оторвал взгляда от книги. Свет фонаря, свисавшего с ветви дерева над его головой, разливался по его темным волосам и страницам.
— Я тебе уже говорил. Любопытство, вот и все.
— Вот как? — Иден уставилась на тонкий прутик, который держала в руках. — Значит, твое предполагаемое могущество не столь уж их впечатляет.
Стив перевернул страницу и пожал плечами. Сделав глоток бурбона из оловянной кружки, он сказал:
— Возможно, они просто не опасаются, что наводнение начнется прямо сейчас. Не думай об этом.
Иден с силой перегнула прут.
— Очень трудно не думать об этом. Если они вернутся, то с намерением убить меня, а не тебя.
Тут он наконец-то взглянул на нее. Его янтарные глаза едва виднелись под тенью густых ресниц.
— И ты думаешь, я им позволю тебя убить?
— Я не знаю… Правда, не позволишь? Ты ведь явно не в восторге оттого, что я здесь.
— Конечно, но это не означает, что я одобряю убийство женщин. Поверь, я этого не допущу.
Иден сгибала прутик до тех пор, пока он не сломался с громким треском.
— Хотелось бы мне быть такой же уверенной в том, как…
Захлопнув книгу, Стив вскочил на ноги.
— Если бы я хотел избавиться от тебя, Златовласка, я бы уже давно это сделал. Так что лучше не искушай меня.
Иден пристально посмотрела на него. Было очевидно, что Стив в ярости и едва сдерживается, хотя говорил он очень тихо. Да, ей прекрасно удалось разозлить его. Иден мысленно улыбнулась и — вероятно, из упрямства — решила проверить, насколько далеко она может зайти.
Опершись спиной о шершавый ствол дерева, Иден нарочито долго разглядывала стоящего перед ней мужчину. Струйка дыма, медленно поднимавшаяся от костра, распространяла в ночном воздухе резкий и едкий запах.
Улыбнувшись, Иден сказала:
— Право же, ты слишком много хвастаешь. На мой взгляд, ты больше лаешь, чем кусаешься.
Вспышка неудержимого гнева промелькнула в его глазах, мгновенный взрыв света, который он тут же погасил, опустив ресницы. Заставив себя улыбнуться, Стив спросил:
— Может, ты и права. Хочешь выяснить?
У нее перехватило горло.
— Не понимаю, что ты имеешь в виду.
Стив пристально посмотрел ей в глаза.
— А я думаю, что ты прекрасно все понимаешь. — Он устремился к ней упругим шагом, внезапно заставившим ее вспомнить о ягуаре. — Думаю, ты отлично знаешь, что я имею в виду, малышка.
Прежде чем она смогла воспротивиться, он склонился к ней и, крепко сжав ее запястья, привлек к себе. Иден попыталась вырваться, но тщетно. В конце концов она поняла, что сопротивляться бесполезно, и тихо проговорила:
— Ну хорошо, мы оба показали свой нрав. Теперь ты можешь меня отпустить.
— Ты права только в одном: мы оба показали свой нрав. Тебе хотелось узнать, как долго ты можешь безнаказанно дерзить мне. Что ж, теперь ты знаешь. Не хочешь ли посмотреть, что последует дальше?
— Нет-нет… — Иден похолодела. Она почувствовала, как ее охватывает страх. Теперь было ясно, что она действительно зашла слишком далеко. Пытаясь успокоиться, она сделала глубокий вдох, потом проговорила: — Ты прав. Я хотела узнать, как далеко можно зайти, поддевая тебя. Теперь, когда я знаю, я не стала бы этого делать снова.
— Ах, малышка, все не так просто. Дразнить тигра небезопасное занятие. Раз уж ты привлекла его внимание, тебе самой приходится решать, что с ним делать.
— Эти твои глупейшие метафоры…
Пытаясь оттолкнуть Стива, Иден с силой уперлась ладонями в его широкую грудь, но это было все равно что биться о каменную стену. Его руки сжимали ее запястья как тиски.
— Стив, отпусти меня.
— Охотно. — Он склонил голову и тихо добавил: — Когда буду готов.
Прежде чем она сумела ответить или как-то отреагировать, он приподнял ее подбородок, крепко сжимая пальцами. Несмотря на страх, Иден почувствовала, что сердце ее учащенно забилось. Ей хотелось воспротивиться, хотелось бороться, но у нее не было сил. Когда же Стив склонился к ее губам, она тотчас вспомнила события прошедшей ночи и как можно плотнее сжала губы.
— Откройся мне, — прошептал Стив. Он прижался губами к ее устам, и губы его имели вкус бурбона, теплого и опьяняющего.
Он все крепче прижимал ее к себе, и Иден почувствовала, что ноги ее подгибаются, а мозг, казалось, одурманен.
Тут рука Стива скользнула к ее шее и проникла через открытый ворот блузки к кружевам сорочки. Смутно понимая, чего он хочет, она попыталась увернуться, но он удержал ее, крепко обхватив другой рукой.
— О нет, миссис Миллер. Ведь ты это начала, так что тебе не удастся улизнуть. Пока еще нет.
— Стив, прошу тебя… — Иден всхлипнула, но Стив, казалось, не заметил этого.
Он провел рукой по ее спине, а затем ладонь прикоснулась к груди. Когда же его пальцы сомкнулись на отвердевшем бугорке ее соска, Иден задрожала и громко вскрикнула, но Стив еще крепче прижал ее к себе.
Она снова попыталась высвободиться, но и на сей раз ничего не получилось — Стив не сдвинулся с места.
Иден чувствовала, что вот-вот разрыдается. Да, ей не следовало дразнить его. Она еще не была готова к тому, что могло сейчас произойти.
— Стив…
— Помолчи! — В следующее мгновение он подхватил ее на руки и понес к хижине. Она едва успела осмотреться, а он уже уложил ее на одеяло. Фонарь остался снаружи, и тьма наполняла хижину мягкими бархатными тенями.
Чуть приподнявшись, Иден хриплым шепотом проговорила:
— Стив, не надо.
Но он тут же снова прижал ее к шерстяному одеялу, которым был застелен матрас. Она ощутила жар его тела. Внезапно Иден вспомнила его в озере — огромного, мускулистого… и возбужденного. Она старалась прогнать эти воспоминания, но у нее ничего не получалось — возможно, потому, что Стив сейчас лежал рядом. Горячее дыхание согревало ее шею над вырезом сорочки. Стив принялся целовать ее груди сквозь муслин сорочки, эти поцелуи казались обжигающими. Когда же его зубы осторожно сомкнулись вокруг ее соска, она тихо застонала и непроизвольно выгнулась ему навстречу. Чуть приподнявшись, Стив оттянул в сторону легкую ткань и снова принялся целовать и легонько покусывать ее набухшие соски. Дыхание Иден участилось, а жар, зародившийся внизу живота, разливался по всему телу. Она тяжело дышала.
В какой-то момент Иден вдруг поняла, что Стив развязывает веревку, поддерживавшую ее слишком уж просторные штаны. Когда же он стащил их, она попыталась ускользнуть.
— Спокойно, Златовласка, не торопись.
В следующее мгновение Стив снова над ней склонился, и в этот момент Иден неимоверным усилием удалось высвободить одну руку, и она тотчас же вцепилась ему в волосы и с силой дернула. Стив вскрикнул от неожиданности и опять захватил ее руку.
— Перестань, черт тебя возьми!
— Нет, это ты перестань… — пробормотала Иден.
Его губы искривились в усмешке.
— Ты говоришь одно, а делаешь другое, Златовласка. Минуту назад ты не говорила «нет».
Кровь бросилась ей в лицо. Он был прав. Она все еще пылала томительной жаждой, слабая и дрожащая. Но Иден вовсе не была уверена, что готова к этому. Образ его — когда он плавал в священном озере — вновь вернулся с необычайной ясностью, и она испустила глубокий прерывистый вздох. Было некое опаляющее предвкушение в воспоминании о том, как он выглядел тогда — темноволосый, сильный, могучий, необыкновенно мужественный.
Стив внимательно посмотрел на нее, и даже в полутьме хижины она увидела блеск его глаз. Он медленно склонил голову, отыскивая ее губы, и Иден почувствовала, как ее решимость слабеет.
Стив целовал ее до тех пор, пока ее снова не охватила дрожь. При этом он легонько поглаживал ее бедро. В конце концов Иден совершенно ослабела от его ласк и почувствовала себя абсолютно беспомощной. Когда же он отодвинул в сторону последнюю шелковую преграду и рука его скользнула меж ее ног, Иден снова задрожала, но не смогла сдержать предательский порыв своего тела, изогнувшегося ему навстречу.
Прижавшись губами к ее щеке, Стивен шептал ей слова утешения и осторожно поглаживал тугие завитки меж ее ног. Наконец, резко приподнявшись, он принялся расстегивать пуговицы на своих штанах. Иден сознавала, что ей следовало бы протестовать, но при этом чувствовала, что этого совсем не хочется. Ее переполняли восхитительные ощущения, заставлявшие забыть обо всем на свете, кроме неистовой жажды, которую ей хотелось утолить.
Стив, разгоряченный и неистовый, снова лег с ней рядом. Теперь пути назад уже не было. Впрочем, это нисколько ее не огорчало. Действительно, почему она должна отказываться от наслаждения, которое Стивен предлагал? Ведь в этой жизни все неопределенно, особенно — перспективы завтрашнего дня. Так что не следовало думать ни о чем, кроме неистовой жажды, сжигающей ее изнутри.
Тут Стив навис над ней, коленями раздвигая ее ноги, и она, конечно же, нисколько не противилась — напротив, ощутила всю сладость капитуляции. В следующее мгновение тела их соединились, и долгожданное вторжение свершилось. Она тихонько вскрикнула, и он поспешно наклонился, прижимаясь губами к ее губам.
Обнимая его, она устремилась ему навстречу. Он двигался сильными и резкими толчками, и из груди Иден то и дело вырывались стоны. Ее переполняло неистовое желание, которое, казалось, все разрасталось и разрасталось.
Он тяжело дышал, вздымаясь над ней и опускаясь, и каждое его движение уносило ее все выше и выше, пока все вокруг постепенно не исчезло. Существовало только это мгновение, только этот мужчина и его горячее дыхание у ее щеки.
Напряжение все нарастало, пока не стало совершенно невыносимым, и Иден подумала, что в следующую секунду уже не выдержит. Но тут Стив хрипло застонал, и на нее одна задругой стали накатывать волны наслаждения. Она уже не могла остановиться, не могла дышать, а могла только подниматься к вершинам блаженства в его объятиях. Мир вокруг, казалось, закачался и пошатнулся, когда Иден с залитым слезами лицом прильнула к Стиву. Стив держал ее в объятиях. Он прижался губами к ее щеке, затем поднялся распустил противомоскитную сетку. Вокруг них образовалось призрачное туманное облако. Потом Стив снова улегся рядом и, крепко обнимая Иден, прошептал ей на ухо:
— Давай спать, Златовласка. Ты в безопасности.
Она доверяла ему. Так или иначе, несмотря на все ужасы, которые преследовали ее в течение последних недель, несмотря на угрозу индейцев, приходивших в их лагерь сегодня, она доверяла ему.
Их окружало тихое спокойствие тропического леса. Это был сумеречный, умиротворяющий покой, подобный тому, что царит в святилище храма. Руки Стива, обнимающие ее, давали ей больше, чем только физическое тепло. Они придавали ей уверенность в том, что если он рядом, значит, она в безопасности. Он так и уснул, все еще обнимая ее, и она чувствовала, как при дыхании ритмично поднимается и опускается его грудь.
Иден была совершенно не подготовлена к силе и глубине того, что с ней произошло. Возможно, она наконец-то обрела свой рай.
Балам появился среди ночи, украдкой пробравшись привычным путем. Стив услышал сначала осторожные шаги зверя, затем тихое сопение, когда ягуар удивился, обнаружив Иден, свернувшуюся под сеткой. Стив, успокаивая друга, протянул ему руку, и ягуар разразился громким скрипучим урчанием, исходившим, казалось, из самой глубины его глотки.
Удовлетворенный тем, что все в порядке, ягуар обследовал хижину, затем улегся на шерстяной матрас под пустующим гамаком. Почувствовав запах свежей крови, Стив понял, что охота Балама была успешной.
Лежавшая рядом с ним Иден шевельнулась во сне и задела Стива обнаженной ногой, отчего он тут же ощутил напряжение в паху. Покрепче прижав Иден к себе, он принялся легонько поглаживать ее грудь, пока сосок не отвердел. Ее низкий стон напоминал кошачье мурлыканье Балама, но она по-прежнему спала — значит, ее тело непроизвольно реагировало на его прикосновения. Рука Стива легла на треугольник завитков меж ее ног. Она была такой теплой, а изгибы ее тела были так нежны и возбуждающе женственны, что его тело немедленно отозвалось еще большим напряжением. Он закрыл глаза. Проклятие! Ну что ж, ведь именно этого он и хотел, не так ли? Он желал горячую и страстную женщину…
Теперь у него была такая. Несмотря на испытанное ранее удовольствие, он не мог не почувствовать укол сожаления. Не все шло гладко перед этим. И теперь дела могли пойти… по-разному. Он не знал, как она поведет себя, когда проснется. Не знал он и того, как будет сам реагировать на е действия.
Его реакция была слишком непредсказуемой, когда дел касалось этой женщины. Слишком неопределенной. Проклятие! Он сам не знал, чего хочет. Если бы у него был здравый смысл, он бы отправил ее отсюда. Она представлял для него опасность. Угрозу привычному порядку его существования. Его дни протекали однообразно, и это было безопасно. Спокойно. Единственный для него способ выжить — оставить позади все, что могло бы напоминать о его прежней жизни. Он не так глуп, чтобы связаться с кем-либо, особенно — с женщиной. Это непременно приведет к неприятностям.
Нет, ему гораздо проще жить в одиночестве, в компании с ягуаром.
Словно угадав его мысли, Балам взглянул на Стива и издал долгий раскатистый рык — само воплощение довольства. В хижине было тесно и темно. Единственный свет исходил снаружи, от догорающего костра. Но даже при таком тусклом свете Стив видел огромные золотые звезды — сияющие в темноте широко раскрытые глаза Балама, всегда настороженные, даже когда он отдыхал.
Это напомнило Стиву, что ему также не следует терять бдительность.
Но когда он снова взглянул на Иден, у него перехватило дыхание от невольного восхищения. Под ее внешней хрупкостью скрывалась твердость стали. Она пережила страшную бойню, сделавшую ее вдовой; в течение двух недель одна скрывалась в джунглях и вот теперь оказалась в его постели. Как она поведет себя? Вероятно, ему следовало остановиться, как только он показал ей, кто здесь главный. Но он этого не сделал. Вызов в ее глазах и дерзкие слова были слишком возбуждающими, и это вывело его из себя. Будь он проклят, если сожалеет или станет извиняться. И пусть Иден этого не ждет.
Разжав руки, он отодвинулся в сторону и попытался сосредоточиться на чем-то другом, попытался забыть о неистовом желании, сжигавшем его. Прошло много времени, прежде чем он заснул, — впрочем, едва ли можно было назвать сном это легкое забытье, больше походившее на бессонницу.
Поднявшись еще до того, как первые лучи света пробились сквозь плотный полог сплетенных ветвей над головой, Стив развел костер и разогрел фасоль и кофе к тому времени, как Иден проснулась. Он услышал ее сонное бормотание, затем резкий шумный вдох — это она увидела Балама. Стив был немного удивлен, когда Иден не вскрикнула. Очевидно, решила смириться с присутствием ягуара.
Вскоре Иден вышла из хижины; на ней были штаны и рубашка. И распоротое полотнище одной из штанин колыхалось, хлопая по стройной ноге, когда она шагала к костру.
— Твой ягуар вернулся, — сказала она, взяв кружку с кофе, которую Стив протянул ей.
— Он явился за несколько часов до рассвета. Хочешь фасоли с лепешками?
Иден уселась на бревно у костра и откинула за спину длинные пряди светлых волос. Она едва заметно улыбнулась, бросив на Стива быстрый, несколько смущенный взгляд.
— Да, не помешало бы. Я не ожидала, что шеф-повар сегодня утром приготовит мне завтрак.
— Только не слишком-то привыкай к этому. Кстати, единственное, в чем у меня есть кое-какой опыт, — это приготовление армейской пищи. — Стив вовремя спохватился и умолк, но Иден тут же ухватилась за неосторожно сказанное слово.
— Армейской пищи… И долго ты пробыл в армии?
— Достаточно долго, чтобы понять, что мне это не нравится. Вот возьми. Темная фасоль в маисовой лепешке. Я добавил немного чили для вкуса, так что, возможно, она немного острая.
Иден ела с аппетитом, держа горячую лепешку обеими руками, чтобы не распалась. Но это не помогло. Фасоль высыпалась на тарелку, которую она держала на коленях. Тогда Стив показал ей, как нужно есть.
— Вот так, согни нижнюю часть пополам и придерживай с боков. Да, так. Привыкнешь, когда будешь есть это чаще.
— Надеюсь, что привыкну, — пробормотала Иден с набитым фасолью ртом. Высунув кончик языка, она слизнула кусочек фасолины из уголка губ. — Очень вкусно. Пикантно. Не слышала, чтобы одна из сторон американской армии довольствовалась фасолью с лепешками.
Стив не смотрел на нее, когда Иден прикрывала крышкой котелок, подвешенный над костром.
— А я слышал, — сказал он отрывисто. — Не знаю, как янки, но конфедераты были чертовски счастливы раздобыть хоть что-нибудь поесть.
— Да, конечно, я понимаю…
Иден в молчании закончила трапезу, затем откинулась назад, держа в руках оловянную кружку с кофе. Стив старался не смотреть на нее слишком пристально. Она не выказывала ни малейшего смущения, тогда как он вдруг почувствовал себя непривычно неловко.
«Довольно-таки забавно, — подумал он, — что она отнеслась к событиям прошедшей ночи легче, чем я». Ему трудно было смотреть на нее, но еще труднее — не смотреть. Она выглядела непринужденной, сидя на бревне и прислонившись к стройному стволу гуайявы. Ее чудесные волосы локонами струились по плечам, глаза были такого насыщенного нежно-голубого цвета, что у него перехватывало дыхание.
Покончив с третьей лепешкой, Стив сложил объедки в деревянную миску и отнес за пределы лагеря. Когда он вернулся, Иден домывала последнюю тарелку. Она взглянула на него с робкой улыбкой.
— Наконец-то я могу быть полезной. Могла бы я сделать что-нибудь еще?
«О да»… — подумал он. Но вслух сказал совсем другое:
— Наверное, прямо сейчас — ничего. Если только не хочешь починить свои штаны. Они выглядят весьма соблазнительно, но могут привести к неприятностям, если зацепишься за сучок.
Иден взглянула на порванную штанину и утвердительно кивнула:
— Ты прав. Полагаю, в хижине имеется корзинка с принадлежностями для шитья.
— Стараюсь быть готовым ко всему.
Она рассмеялась:
— Это я уже заметила. Прекрасно. Я зашью их.
Пока Иден зашивала длинную прореху на своих штанах, Стив нашел себе дело за пределами лагеря. Закинув ружье за спину и заверив Иден, что не станет удаляться за пределы слышимости, он нарубил дров и бегло осмотрел окрестности, выясняя, не вернулись ли индейцы. Но никаких признаков их присутствия он не обнаружил.
По пути к хижине Стив увидел на поляне первые шеренги муравьев. Ускорив шаг, он поспешно вернулся в лагерь. Бросив дрова на землю, он повернулся к Иден и схватил ее за руку.
— Быстрее иди в хижину.
— Что? Но почему? — Она взглянула на него с удивлением.
— Быстрее. Нет времени на вопросы. Просто делай, что я говорю.
Как только они вошли в хижину, Стив распустил сетку, прикрепленную над входом, и закрепил ее так, чтобы она полностью закрыла проем.
— Передай мне несколько вон тех корзин, — сказал он Иден, не глядя на нее. — Где Балам?
— Ушел. Каких корзин?
— Любые подойдут. Мне просто нужно чем-нибудь закрепить внизу эту сетку… Да, это то, что нужно.
— Не будешь ли ты любезен сказать, зачем мы все это делаем?
— Полчища муравьев, — ответил Стив, тщательно осматривая стены, чтобы убедиться, что нигде в обмазке не появились трещины. — Некоторые из них могли бы пробраться сюда, а их укусы страшно жгут.
— Полчища муравьев? Они опасны?
— Поодиночке — нет. Но когда их много, они становятся чертовски агрессивными маленькими ублюдками.
Когда он умолк, послышался характерный шорох приближавшихся насекомых, пробиравшихся сквозь опавшую листву. Стив знаком пригласил Иден подойти к выходу.
— Смотри. Вон там. Видишь, как шевелятся кусты? Это не от ветра. Это муравьи.
Шорох становился все громче, и вот появились муравьи — живая река крошечных тварей; это огромное войско быстро продвигалось вперед.
— О Боже! — выдохнула Иден, и Стив почувствовал, как она опустилась на колени. — Они попытаются проникнуть сюда?
— Скорее всего — нет. Они ищут пищу. Когда найдут что-нибудь, перетаскают к себе в колонию по кусочкам. Самое лучшее — не попадаться им на пути. Известно, что они убивают мелких животных и даже ранят более крупных. Я предпочитаю отсидеться в безопасности, чем потом сожалеть.
Иден приглушенно вскрикнула, и Стив обернулся, чтобы взглянуть на нее.
— А ты уверен, что им не удастся пробраться сюда?
— Надеюсь, они не будут очень уж стараться. Я выбрасываю объедки подальше, и теперь ты знаешь почему. Если они разыскивают еду, то найдут вкусные кусочки там, а не здесь.
Шуршание становилось все громче, а затем послышался вибрирующий гул — это скопище муравьев потоком хлынуло мимо. Некоторые отважились подойти к краю хижины, но, как и предсказывал Стив, довольно быстро пошли дальше. В считанные минуты последний батальон крошечных солдат показал свой тыл — муравьи ушли.
Иден посмотрела на Стива широко раскрытыми глазами.
— Там, снаружи, наверное, очень опасно.
— Да уж, настоящие джунгли. Меня удивляет, что ты не подумала об этом перед тем, как отправиться сюда.
— Едва ли это была моя идея. Хотя должна признаться, что меня привлекала перспектива открытия древних храмов. И это было гораздо лучше, чем снова оказаться покинутой.
Стив внимательно посмотрел на нее. Она почти ничего не рассказывала о своем муже, но портрет покойного, который Стив создал в своем воображении, был не очень-то привлекательным. Немного помедлив, он спросил:
— И часто Колин покидал тебя?
— Зависело от обстоятельств. — Иден несколько секунд колебалась, затем все же добавила: — И оттого, сколько денег ему было нужно от меня, чтобы организовать очередную экспедицию.
— Понятно, — кивнул Стив. Выходит, он прав: Колин Миллер был далеко не идеальным мужем.
С минуту помолчав, Стив спросил:
— Так почему же ты вышла за него замуж?
Иден тяжко вздохнула:
— Почему?.. Это устроили мои дедушка с бабушкой. У меня просто не было выбора. Но это не означает, что я не хотела выйти за него. — Она тихо рассмеялась. — Я была так молода и одинока… Дед с бабушкой старались, полагаю, но, очевидно, им было трудно растить ребенка. А мои родители умерли от лихорадки, когда мне было десять лет. Вероятно, бабушка с дедом собирались исправить ужасную ошибку, которую совершил мой отец, женившись на женщине более низкого положения. Видишь ли, они считали, что были слишком снисходительны и мягки с ним, поэтому он и стал таким своевольным и упрямым и женился на моей матери — женщине без должного происхождения и положения в обществе.
Иден снова вздохнула, и Стив понял, что искренне сочувствует ей.
— Значит, ты вышла за Колина, потому что они тебе так велели?
Она кивнула.
— Но не думай, что мне не понравилась эта идея. Напротив, я воображала, что влюблена в него. Ведь я была так молода и глупа, так жаждала любви, а он проявлял внимание. Приносил цветы, говорил комплименты. Он был из подходящей семьи, хотя и имел репутацию сумасброда. Но происхождение обязывает, понимаешь ли, и я думаю, что бабушка с дедушкой полагали, что происхождение Колина сможет восполнить ущерб, нанесенный моим отцом. О, теперь это звучит глупо, но я хотела угодить им. Я хотела только одного: чтобы мои дедушка с бабушкой были довольны мной, чтобы одобряли все, что я делаю.
Последние слова были сказаны хриплым шепотом, и у Стива мучительно сжалось горло. Поднявшись на ноги, он принялся сворачивать сетку.
— Не хочешь ли помочь мне?
Когда они свернули сеть и снова привязали ее над дверью, Стив повернулся и взглянул на Иден. Она заплела волосы в косу, и только отдельные завитки падали ей на лоб и щеки. Она раскраснелась и выглядела разгоряченной и очень желанной. Он отвернулся, решив противостоять соблазну. — Я собираюсь за покупками. Хочешь, пойдем вместе?
Иден с удивлением переспросила:
— За покупками?..
Он ухмыльнулся:
— Я так это называю. На самом деле я беру с собой несколько пустых корзин и смотрю, что можно прихватить из съестного. Но только в расчете на несколько дней. На такой жаре все быстро портится.
— Меня поражает обилие дикорастущих овощей и фруктов. Как ты узнаешь, что пригодно в пищу, а что — нет?
— Опытным путем. Некоторые эксперименты закончились для меня плачевно, так что я стараюсь обходиться знакомыми растениями. Или теми, что используют индейцы. У меня был… друг, который многому меня научил, когда я впервые пришел сюда. Ах Тул много раз спасал мне жизнь, не позволяя есть что не следует. Слишком плохо… — Стив внезапно умолк — ведь все это осталось в прошлом. Перехватив взгляд Иден, он пожал плечами в ответ на безмолвный вопрос в ее глазах.
Немного помолчав, он вновь заговорил:
— Перед тем как началась война каст, здесь, в нескольких милях к югу, была банановая плантация. Сейчас она исчезла, но некоторые деревья разрослись и все еще плодоносят. — Стив наклонился и, подняв с пола корзину, вручил ее Иден. — Давай посмотрим, что нам удастся найти, Златовласка.
Когда Иден брала корзину, их руки соприкоснулись, и она вскинула на него густые ресницы — в это мгновение она походила на испуганную лань. Неожиданный прилив нежности сильно взволновал и удивил его. Он этого не хотел. Ему это не требовалось. Она была ранимой, трогательной и прекрасной, и он чувствовал, что все ближе и ближе соскальзывает к опасной черте.
Иден. Ее имя означает красоту, восторг, наслаждение, рай. Да, все это — и Неприятности с большой буквы.
Стив постарался придать своему тону беззаботность:
— Прошу к выходу, миледи.
Нет, он не может позволить себе нечто большее, чем чисто физические отношения. Он не такой глупец, чтобы сближаться с кем-либо. Это было бы слишком опасно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нефритовая луна - Браун Вирджиния



И снова г-жа Браун отправила нас в поход!!! На это раз на Юкатан искать храм Ягуара! Авантюрная линия - очень даже захватывает(конечно бывает и круче, но это все-таки ЛР), и любовная - не уступает, даже приправлена адюльтером г-ни с г-ем. Адекватные герои, нет "соплей" чудесного розового цвета, что соответствует стилю романа! Язык легкий, проглатываешь главы и не замечаешь 9/10
Нефритовая луна - Браун ВирджинияNeytiri
9.04.2014, 19.34





Один из лучших романов! Приключенческая линия - просто изумительна! Любовная тоже хороша, хотя мне лично не нравилось, что героиня замужем. :) Чисто моя заморочка. Можно было написать, что она с отцом-собственником в экспедиции или со сводным похотливым братом. А муж лично у меня не вызвал интереса. Как-то теряет от этого сюжет. Но роман превосходый! Девять баллов.
Нефритовая луна - Браун ВирджинияНефер
27.05.2014, 11.53





Мне не понравилось))
Нефритовая луна - Браун ВирджинияМилена
2.04.2015, 14.58





Мне не понравилось))
Нефритовая луна - Браун ВирджинияМилена
2.04.2015, 14.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100