Читать онлайн Мой властелин, автора - Браун Вирджиния, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой властелин - Браун Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.45 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой властелин - Браун Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой властелин - Браун Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Вирджиния

Мой властелин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Прошла неделя. Время тянулось мучительно медленно. Дебора была близка к отчаянию. С того дня, когда она дала Ястребу пощечину, он больше не приближался к ней. Приходил в свой типи поесть, поговорить с сестрой, но с ней, ни разу не обмолвился ни словом.
Однако она постоянно ощущала на себе его взгляд, от которого бросало в жар, дрожали колени, и замирало сердце. Но это был не страх, а какое-то другое, неведомое ей чувство.
Когда она рассказала об этом Джудит, та пришла в ужас.
— Ты не можешь так думать всерьез, — прошептала она, когда однажды утром они мыли в реке деревянные миски.
Те, кто за ними следил, находились неподалеку, а из-за шума воды приходилось говорить громче.
Дебора покраснела.
— Я вполне серьезно. Он не такой плохой, как я думала.
— Ради Бога, Дебора! Согласна, он привлекателен, как индеец, но он жестокий дикарь! Ты забыла, что команчи силой привезли нас сюда.
— Джудит, он мог овладеть мной, но не сделал этого, потому что я попросила.
— Попросила? — Джудит округлила глаза. — И он понял тебя? Ведь эти дикари не понимают по-английски!
— Возможно, кое-что понимают. Но очень мало. Иначе говорили бы с нами на английском. Для собственного удобства. — Дебора криво усмехнулась. — Даже Подсолнух расстраивается.
— Тебе, я вижу, очень нравится эта девочка, — укоризненно произнесла Джудит.
— Да, нравится. Она милая, жизнерадостная, веселая. Будь она бледнолицей…
— Но она — не бледнолицая, — раздраженно возразила Джудит.
— Нет, не бледнолицая, — вздохнула Дебора.
— Надеюсь, ты не настолько очарована этими дикарями, что раздумала отсюда бежать, — помолчав, сказала Джудит.
— Нет, не настолько. Кстати, у меня есть план.
— Рассказывай! — нетерпеливо сказала Джудит.
Дебора огляделась. Женщины стирали и болтали.
Подсолнух сидела на камне, вымачивая тростник, чтобы стал более гибким. Казалось, девочка полностью поглощена своим занятием.
— Лошадей держат на лугу сразу за лагерем. Я видела, когда ходила за ягодами. Ты знаешь это место?
Джудит кивнула:
— Да, я тоже их видела, когда ходила за хворостом. Она плеснула водой на расцарапанные руки.
— Еще я заметила, что многие мужчины держат лошадей стреноженными рядом со своими жилищами.
— Думаю, только любимых лошадей.
Дебора помолчала. Это было так. Даже у Ястреба была любимая лошадь — огромный серый жеребец с черными гривой и хвостом и с мускулистой грудью. Она видела, как он чистил его щеткой, говорил с ним, кормил прямо с рук.
— Но только ночью. Другие свободно пасутся.
— Да, я видела. Их очень много.
— И наверняка заметила, что они бегают свободно, на них есть только ремень, за который их ловят. Поймать бы двух лошадей и ускакать отсюда.
— Но как это сделать? С нас глаз не спускают. Твой обожатель следит за каждым твоим шагом, а в его отсутствие это делает девочка.
— Мы должны быть готовы в любой момент, как только представится возможность.
Дебора заметила, что Подсолнух передвинулась поближе к ним.
Она отошла от кузины и сделала вид, будто поглощена своим занятием. Мгновение спустя Дебора зашептала так, чтобы ее могла услышать Джудит.
— Собери как можно больше вещей для дальней дороги. Спрячь их. Будь готова. Я тоже сделаю, что смогу. Думаю, нам не придется долго ждать.
Джудит откинула упавшие на глаза волосы и взглянула на Дебору:
— Я буду готова. А теперь нам лучше разойтись. Женщины медленно направились к деревне, неся в корзинах выстиранное белье. Джудит шла впереди, согнувшись под тяжелой поклажей. Дебора ничем не могла ей помочь. Знала бы она язык команчей, упросила бы Ястреба купить кузину. Жизнь не щадила Джудит, она вся была в синяках.
Вдруг Дебора услышала громкий крик, подняла глаза и увидела, что на кузину налетел какой-то высокий индеец. Джудит пыталась сопротивляться, но команчи схватил ее за волосы. Наблюдавшие за этой сценой, громко смеялись. Дебора устремилась вперед, но Подсолнух схватила ее за руку и помотала головой.
— Я должна ей помочь! — огрызнулась Дебора, оттолкнув руку девочки.
Но тут дорогу ей преградила полная женщина, глаза ее угрожающе блестели.
— Пропустите, — спокойно произнесла Дебора. Женщина не пошевельнулась.
Подсолнух ей что-то сказала. Когда Деборе снова удалось посмотреть в сторону Джудит, кузина пропала. Мужчины, который напал на нее, и след простыл.
Мгновение спустя женщина-команчи ушла, а Подсолнух дернула Дебору за рукав. Она знаками пыталась успокоить ее, но не смогла. Дебора чувствовала себя совершенно беспомощной.
Она могла лишь молиться за Джудит.
Когда они вернулись в деревню, Подсолнух принесла из типи большой рулон хлопчатобумажной ткани, встала на колени и положила его Деборе на руки. Она избегала взгляда Деборы, когда объясняла, что от нее требуется. Дебора поняла, что должна сшить платье. Ткань была мягкой, Дебора продела нитку в длинную иглу и взялась за дело. Стежки были маленькими, швы аккуратными. Шить ее научили в детстве, но ей и во сне не могло присниться, что она будет этим заниматься в деревне команчей.
Почти всю неделю Дебора провела за шитьем, хотя Подсолнух время от времени выносила игру, в которую играли с помощью палок и одеяла. Дебора поняла, в чем смысл игры. Надо успеть первым дотронуться до шила — инструмента, использовавшегося для того, чтобы колоть то место, где прячется жирный зверь, а прятался он повсюду вокруг одеяла. Места были размечены, а палочки кидали, чтобы установить количество полученных очков. Деборе понадобилось почти три дня, чтобы освоить правила. Она пребывала в мрачном настроении, что очень веселило остальных игроков. Но тяжелее всего Деборе было ночью. Она часто чувствовала на себе взгляд Ястреба. Он не избегал ее, но и не искал с ней встреч. И все же она знала, что он не оставил ее в покое. Он просто ждал.
В тот вечер Дебора с Подсолнухом сидели возле типи Ястреба. Дебора заметила, что в центре деревни собираются мужчины. Там что-то происходило. Мужчины были возбуждены, громко смеялись, болтали.
Ястреб стоял немного в стороне, лицо его оставалось непроницаемым и неподвижным, словно вырезанным из камня. В свете костра оно казалось Деборе особенно красивым. Неужели она потеряла голову, как говорит Джудит. Но как она могла полюбить команчи? Ведь он насильно увез ее из родного дома, сделал пленницей, обреченной на мучения, он — враг. Однако Дебора так не думала, хотя понимала, что он никогда не войдет в ее мир, а его мир останется для нее чужим.
Желание бежать усиливалось с каждым днем. Надо успеть, пока Ястреб не овладел ею. Его пылавший огнем взгляд говорил о том, что этот день уже близок, что он больше не будет ждать.
Возбуждение в деревне росло. Команчи потрясали оружием, лошади гарцевали, вздымая облака пыли. Дебора уловила несколько уже понятных ей слов.
Kwuhupu. Nabitukuru. Sikusaru. Этих слов было достаточно, чтобы она содрогнулась. Пленники. Война. Воровство. Команчи собирались совершить очередной набег. Опять пострадают ни в чем не повинные люди. А она ничем им не может помочь.
Ощущая горе, Дебора встала. Подсолнух взглянула на нее с беспокойством.
— Ni?yusukaitu? — проговорила девочка.
Дебора беспомощно уставилась на нее. Та тоже встала, на ее симпатичном круглом личике было выражение обеспокоенности.
Как будто в растерянности, Подсолнух дотронулась до руки Деборы успокаивающим жестом и пробормотала что-то, что Дебора не расслышала.
— Я… я сожалею, — произнесла Дебора, — я не понимаю.
Она пожала плечами, чтобы объяснить свои слова, а потом снова взглянула мимо Подсолнуха на мужчин. Кто-то из них начал бить в барабан, ритм заставил мужчин пуститься в пляс.
Они выкрикивали что-то и завывали, произнося нараспев непонятные слова. Сутулый старик в маске бизона вышел из-за типи и запел высоким голосом, все умолкли и стали прислушиваться. Дебора вздрогнула. Старик размахивал большой трещоткой, сделанной из тыквы, и еще одной, сделанной из шкуры и кости. Его грудь была обнажена, гамаши закрывали костлявые ноги.
На гамаши были нашиты звериные головы, змеиные трещотки, шкуры и когти.
Она заметила, что команчи относились к нему с большим уважением, даже благоговением. Сделав круг в середине деревни, он замолчал и поднял косматую голову. Его голос, доносившийся из покрытого волосами черепа бизона, звучал зловеще. Произнесенные им слова произвели на собравшихся, сильное впечатление. Раздались одобрительные возгласы, но тут же наступила тишина.
Подсолнух, стоявшая рядом с Деборой, что-то испуганно произнесла, но Дебора не поняла. Что, интересно, сказал старик? Может, он их чем-то напугал?
Она поискала взглядом Ястреба и увидела, что он как-то странно на нее смотрит, а губы его плотно сжаты.
Тут она заметила, что на нее с любопытством смотрят еще несколько команчей. С любопытством и неприязнью. Даже враждебностью.
Она отступила на шаг и заметила, что Подсолнух отошла от нее и жестом зовет за собой. Дебора с гордо поднятой головой неторопливо последовала за девочкой. Она заметила, что старик что-то сказал, наверняка про нее.
— Kima, — быстро прошептала Подсолнух. Дебора прибавила шагу.
Добравшись до типии, обе почувствовали явное облегчение.
— Tsaa, — с улыбкой произнесла Подсолнух.
— Tsaa. Хорошо.
Деборе удалось изобразить легкую улыбку, но она продолжала следить за происходящим в лагере. На лице Подсолнуха отразилась тревога. Что-то явно случилось. Раньше Дебора не чувствовала такой враждебности. Что говорил старик в маске? Подсолнух принесла из типи недошитое платье и бросила Деборе на руки.
— Да, мне надо чем-нибудь заняться, отвлечься от происходящего, — взволнованно произнесла Дебора.
Теперь все взгляды были устремлены на Ястреба. В том числе и взгляд его отца. Белый Орел хотел знать, как сын отреагирует на слова старика. Ястреб был раздражен. Чего от него ждут? Что он будет все отрицать? Нет. Этого он не сделает.
Дебора — его пленница, его бледнолицая женщина, а сам он пока не ощущал себя здесь своим. Во многом благодаря ее влиянию. Это унижало и пугало Ястреба. Дебора и представить себе не могла, что оказывает на него такое воздействие. Почувствует ли он когда-нибудь себя членом племени?
Он хоть и вернулся, сердце его было не здесь. Он вернулся с намерением жить так, как живут они, стать их частью. Он не смог. Но его сердце не принадлежало и тому миру. Watsitu Pihi, старик, общавшийся с духами, назвал его Потерянным Сердцем. Старик прав. Но Ястреб не собирался признаваться в этом.
А теперь шаман заявил, что бледнолицая женщина, которую Ястреб держит у себя, принесет его племени несчастье. Ястреб и верил, и не верил в это.
Может быть, сама Дебора не принесет неприятностей, но то, что он чувствует по отношению к ней, — может.
Ястреб повернулся, когда увидел, что отец, Белый Орел, сидевший перед своим жилищем, встает и поднимает руку, прося тишины.
— Печально слышать твои слова, старый мудрец, — мрачно произнес он. — Ты говоришь, будто мой сын навлечет на нас беду.
Старик выступил вперед, его тощая грудь вздымалась от напряжения. Ястреб знал, что скажет шаман.
— Меня предостерегли боги. Твой сын не сражается вместе с другими воинами. Он сражается с самим собой, а не сражается с врагом.
Шаман тихонько качнул трещоткой.
— Человек не может жить в двух мирах. Это приносит смерть одному и горе другому.
Теперь вперед выступил Ястреб. И все взгляды обратились на него.
— Я сражаюсь, когда считаю это нужным, — спокойно сказал он. — Я не ребенок, чтобы выполнять желания других.
— Но ты не участвуешь в набегах наших воинов, — заметил шаман, — если только они не направляются в Инде или за Kwana kuhtsu paa. Разве это не так?
Ястреб помолчал. Это было так. Он не участвовал в набегах на бледнолицых. Отправлялся лишь в места, располагавшиеся за Рио-Гранде.
— Сейчас не время сражаться с бледнолицыми. Их слишком много. Ты не забыл, что произошло с теми, кто вышел за пределы резервации, обозначенные бледнолицыми? — угрюмо проговорил Белый Орел.
— Они повели себя, как дураки, — ответил один из команчей. — Бледнолицые солдаты застигли их врасплох.
Белый Орел оглядел толпу, покачивая головой. Было очевидно, что большинству молодых воинов не терпелось поучаствовать в сражении.
— Умереть не стыдно, стыдно умирать с голоду и выполнять предписания бледнолицых. Вы этого хотите? Мужчина должен жить, как мужчина, а не как собака.
— Когда бледнолицый обращается с нами, как с очередным препятствием на своем пути, мы из воинов превращаемся в преступников. Давайте наберемся терпения и подождем, что будет.
— Что, еще одно нарушенное соглашение? Приходят охотники, убивают бизонов, бросают их туши в прерии, — раздался еще один гневный голос.
— Они не уважают Великого Духа, давшего нам бизонов для еды. Нарушают свои обещания. И наш долг — убивать тех, кто отбирает у нас то, что по праву принадлежит нам.
Ястреб молча наблюдал за тем, как Белый Орел проигрывает битву. Молодежь была готова драться.
— А как же насчет наших убитых воинов? — воскликнул высокий команчи, весь покрытый шрамами.
— Всего лишь две луны назад синие мундиры напали на охотившихся юношей. Юноши ничего не сделали, но их убили. Разве можно такое терпеть?
Ястреб и отец обменялись взглядами. Среди убитых юношей оказался единственный сын воина, покрытого шрамами. Он был совсем еще мальчиком. Его зарезали, как и остальных. По толпе прошел ропот.
От толпы отделился юноша и указал на Ястреба.
— Я бросаю тебе вызов, сын вождя, докажи свою мужественность, — произнес он.
Ястреб узнал его, когда юноша повернул лицо к свету. Esatai, Волчонок. Он не любил Ястреба и был против того, чтобы тот поселился в лагере. Однажды они дрались на длинных ножах, Ястреб ранил его и победил.
— Мы собираемся угнать много лошадей, присоединяйся к нам, если не боишься, — нагло заявил Волчонок.
Ястреб ответил не сразу. Он был отважен, а набеги волновали. Но он не любил, когда его загоняли в угол.
— Разве я не ездил рядом с тобой, когда мы сражались с шайеннами, сиу и апачи? — спросил он резко. — Я участвовал в нескольких сражениях, снял с врагов скальпы. Мои подвиги записаны на стенах моего жилища. И всем известно, что я не трус.
— Возможно, но я не видел, как ты сражаешься с бледнолицыми. Может, ты их боишься?
Атмосфера накалялась все больше и больше. Ястреб кожей ощущал ненависть Волчонка и ни слова не проронил в ответ.
— Ты, видимо, боишься, — усмехнулся Волчонок, некоторые его поддержали.
Лишь один человек отважился выступить в защиту Ястреба, его кузен Ohawasape, Желтый Медведь. Отважный воин. К Ястребу он относился с нескрываемым восхищением.
— Я слышу тявканье койота вместо волчьего воя, — рассерженно заявил Желтый Медведь. — У моего кузена много пони, а все жилище увешано скальпами. А это, несомненно, вызывает зависть.
Волчонок взглянул на него:
— У меня тоже много пони! И много скальпов….
— Скальпы у тебя серые, а твои пони не догонят и черепаху, не то, что бизона, — заметил Желтый Медведь.
В его прищуренных глазах была ярость, Волчонок шагнул вперед.
Ястреб поднял руку:
— Это мой бой, кузен, но спасибо на добром слове. — Он повернулся к Волчонку: — Итак, я принимаю твой вызов.
Волчонок в замешательстве переминался с ноги на ногу. У него до сих пор был шрам, шедший от уха до подбородка.
— Мы сразимся, — наконец проговорил он, — как только ты докажешь, что не боишься воевать. Не хочу марать руки о того, кто дрожит при мысли о схватке с врагом.
Ястреб плюнул, выражая презрение, и увидел, как покраснел Волчонок. Его голос напоминал рычание, а глаза сощурились, когда он заговорил:
— Я сражусь с тобой, когда мы вернемся. Шаман загрохотал тыквой, красные перья зашевелились в такт движению.
— Ты должен избавиться от бледнолицей женщины, — произнес он высоким тоненьким голоском. — Она навлечет на нас много бед, если останется в лагере.
Ястреб почувствовал на себе множество взглядов, но лицо его по-прежнему оставалось непроницаемым.
— Нет. Бледнолицая женщина моя. Она останется, пока не надоест мне.
Кто-то выкрикнул что-то в ответ, по толпе пробежал гневный ропот. Ястреб словно не слышал его.
Завтра он пойдет к Деборе и докажет ей, что она должна стать его женщиной.
Внутри типи царил мрак, хотя край неба на востоке посветлел. Дебора с унынием смотрела на пятна на одеялах. Она понятия не имела, что с ними делать и как объяснить их происхождение Подсолнуху.
К счастью, Подсолнух об этом знала и считала вполне естественным. Только в обществе, где прежде жила Дебора, женщины были вынуждены притворяться, что таких естественных функций организма не существует.
Девочка отвела Дебору в другое жилище. На краю деревни в дальнем конце лагеря, почти у гребня горы, находилась маленькая палатка, спрятанная под огромным выступом. Подсолнух повернулась и, смущаясь, взглянула на нее.
Дебора не поняла, что именно должна сказать или сделать. У входа на камнях, выложенных в форме круга, лежала черная обуглившаяся зола.
— Ikaru, — сказала Подсолнух, показывая Деборе, чтобы та вошла внутрь.
Та передернула плечами — из палатки доносился сильный резкий запах.
— Не понимаю, — начала она.
Подсолнух огорченно посмотрела на нее и махнула рукой. Потом жестами кое-как объяснила то, что хотела сказать. Дебора наконец поняла, и лицо ее запылало.
— Tsihhabuhkamaru, — просто сказала Подсолнух. Дебора догадалась, что имела в виду девочка.
— Я так понимаю, что то, что у меня месячные, нарушило естественный порядок вещей.
— Nabi? atsikatu, — мягко произнесла девочка.
Дебора помотала головой.
— Видимо, я должна оставаться здесь, пока это не кончится? Не возражаю. Я считаю некоторые из ваших примитивных ритуалов детскими, хотя и безвредными.
Не обращая внимания на обиженное лицо Подсолнуха, Дебора вошла в палатку. Там пахло шалфеем, кедр, ель и другие растения свисали пучками с наклоненных жердей, из которых состоял потолок.
Крыша была тростниковой, а на полу лежал толстый ковер из пучков растений.
Когда она повернулась, то увидела, что Подсолнух стоит на коленях и разводит костер в обложенной камнями яме, находившейся снаружи.
— Прости, что я была груба с тобой, — произнесла она. Подсолнух посмотрела на нее с улыбкой. Деборе стало не по себе, что девочка так быстро ее простила. Чувство вины лишь усилилось. Она подошла к двери.
— Haitsнi.
— Haitsнi. Haa, — мягко сказала Подсолнух.
Близкие друзья. Интересно, что подумает Подсолнух, если Дебора сбежит, даже не попрощавшись. Но по-другому просто не может быть.
Сама мысль об этом заставила ее вздрогнуть.
Они с Джудит очень рискуют, но надо попытаться.
Господи, что Джудит подумает, когда Дебора не придет к реке? Наверное, самое ужасное. И предупредить ее нет никакой возможности.
От костра пошел дым, девочка знаком подозвала Дебору. Та вышла из палатки и остановилась. Дым был густым и ароматным. Подсолнух улыбнулась и поманила ее вперед. Набросив на плечи Деборы платье, отступила, затем потащила ее за собой. Дебора поняла: это была церемония, видимо, связанная с ее месячными. Дебора кивнула.
— Что за глупости! — прорычал Ястреб, отчитывая Подсолнух.
Подсолнух слушала, уставившись на носки своих мокасин.
— Она не из нашего племени. Ей не нужны наши церемонии.
Он не хотел уезжать, не поговорив с Деборой, но Подсолнух отвела ее в хижину для очищения. Теперь он сможет поговорить с ней лишь по возвращении.
— С тобой ничего не случится, брат мой? — робко спросила Подсолнух.
У нее был такой несчастный вид, что гнев Ястреба улетучился.
— Что тебе привезти? — спросил Ястреб.
Девочка расплылась в улыбке.
— Наа. Мне очень нравится твой последний подарок. Он нахмурился:
— Что за подарок, nu samohpu?
— Дебора. Она такая хорошая.
— Она не для тебя. Ты это знаешь. И не я, ее сюда привез.
— Но ты ее здесь держишь. Так сказал шаман. Он думает, что она принесет нам несчастье, но, по-моему, он ошибается. Она очень старается угодить нам.
— Не нам, а тебе, — промолвил Ястреб, мотнув головой. — Ты проводишь с ней слишком много времени, сестра моя. Когда вернусь, отправлю тебя обратно к отцу. Бабушке нужна твоя помощь.
В глазах девочки мелькнула обида.
— Ты сердишься на меня?
Он положил руку ей на плечо, пропустив прядь ее черных шелковистых волос сквозь пальцы.
— Нисколько. О такой сестре, как ты, можно только мечтать. Я горжусь тобой. Но бледнолицая женщина сможет позаботиться о нашем жилище, а я хочу поспать в собственном доме.
Подсолнух наклонила голову, он тихонько улыбнулся. Изгиб ее щеки был все еще детским и мягким, а руки — полными, как у младенца. Скоро к ней начнут свататься, и она станет взрослой женщиной, с сожалением подумал Ястреб.
— Я привезу тебе твердых конфет, таких, как уже привозил, — сказал он.
Она взглянула на него с улыбкой:
— Привези на двоих. Уверена, твоя женщина тоже захочет конфет.
Как жаль, что, поддавшись минутному побуждению, он препоручил Дебору заботам Подсолнуха. Его сестра сойдет с ума от горя, если случится неизбежное, и никогда не простит ему этого.
Тут он заметил, что на них смотрит отец. Белый Орел был мрачен, Ястреб знал, что он думает о предстоящем набеге.
— Ты уверен, что хочешь участвовать в набеге, сын мой? — спросил Белый Орел, когда Ястреб к нему подошел.
Помолчав, Ястреб ответил:
— Я не опозорю дом моего отца, не хочу, чтобы меня считали трусом, Я не воюю с женщинами и детьми, как Волчонок, я буду сражаться с вооруженными мужчинами. Все знают, что у меня не лежит к этому душа. Но я пойду, я насчитаю столько пар, сколько Волчонку и не снилось, — решительно заявил Ястреб. — А когда вернемся, я встречу его с ножом, пусть тогда попробует назвать меня трусом.
— Ты с ним и раньше встречался.
— Он забыл. — Ястреб посмотрел на отца: — Я ему напомню.
В глазах Белого Орла вспыхнули веселье и гордость.
— Это хорошо. Некоторые мужчины медленно учатся. — Он взглянул на вершины гор: — Чувствую, что ветер переменится, и будет дуть вниз с горных перевалов и вверх с долин. В этом лагере мы не останемся надолго.
— Значит, ты веришь в то, что бледнолицые пленники приносят несчастье?
Белый Орел поджал губы.
— Я верю в то, что однажды этому придет конец, как и всему на свете. Главный Квана объединился с Квахари тукас, они совершают много набегов и убивают множество синих мундиров. Бледнолицые солдаты в ярости, наши молодые воины не желают мира — только войны.
Он, не отрываясь, смотрел на линию горизонта, словно мог увидеть там будущее.
— В месте, называемом Форт-Ричардсон, появился новый начальник. Он учит своих людей сражаться, как команчи. Индейцы называют его Мангоменте. Среди бледнолицых он известен как Макензи.
— Думаешь, ему удастся то, что не удалось другим? Белый Орел пожал плечами:
— Мне бы не хотелось так думать. Но я знаю, что во время набега на прерию Солт-Крик было убито четверо с волосами, как у бизонов. В тот раз набегом руководил Маманти, он забрал их скальпы. Теперь хлопот не оберешься.
Ястреб в этом не сомневался. Он знал мир бледнолицых лучше, чем мир своего отца, и был уверен, что насилие не останется без отмщения.
— На совете ты сказал, что они должны быть терпеливыми. Именно благодаря тебе мы все еще свободны и не находимся в резервации. Неужели они об этом забыли?
— У таких, как Волчонок, короткая память. Они называют тебя трусом, желая оскорбить меня. Это несправедливо.
Ястреб пожал плечами:
— Я привык к оскорблениям и несправедливости. И не реагирую на них так болезненно, как ты.
— Это я виноват в том, что тебе пришлось пережить. Шаман прав в одном: нельзя идти сразу двумя путями. Ты должен выбрать.
— Я выбрал. Вернулся к своему племени.
— Нет, твое сердце все еще в пути.
Ястреб запомнил слова отца. Он думал о них, когда скакал прочь от лагеря, раскрашенный и одетый для боя. И радовался тому, что его сейчас не видела Дебора Гамильтон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой властелин - Браун Вирджиния



Красивая любовь,сильные герои.Моя любимая тематика.Обожаю истории про индейцев.Классный роман.Советую.
Мой властелин - Браун ВирджинияАнастасия
16.02.2012, 12.45





Роман очень хороший, из тех романов из которых можно что-то узнать. Захватывает, заставляет переживать и хотеть читать. Очень хорошо написанный роман.
Мой властелин - Браун ВирджинияКристина
17.05.2012, 5.03





Прекрасный роман
Мой властелин - Браун Вирджиниягалина
19.10.2012, 5.22





мне очень понравился роман, так здорово было его читать, интересна задумка,всего романа, мне очень понравилось, хотя я не любительница книг,
Мой властелин - Браун ВирджинияАнастасия
5.04.2013, 15.25





А мне не очень понравился.Нудновато.
Мой властелин - Браун Вирджиниясвета
17.04.2013, 8.17





Красивый роман , насищеный событиями,но очень уж много всяких приключений на главных героев ... и уж извините две свадьбы и ни один муж так и не успел исполнить "долг" ,( ещё и индейцами похищена и они тоже не успели )...это уже нереально ... но как всегда в этом преуспел наш главный герой :)
Мой властелин - Браун ВирджинияВикушка
3.06.2013, 16.20





интересная книга. адекватные гг-и. оч рада за них!!!
Мой властелин - Браун Вирджиниямаруся
5.06.2013, 20.30





Прочла первую книгу ,роман великолепный,давно не получала такого удовольствия от книги,много трогательных моментов,когда не вольно текли слезы,понравились герои он воплощение силы,мужества и благородства,она воплощение женственности и красоты...красивые отношения,чуткие,нежные,страстные...10 балов!
Мой властелин - Браун ВирджинияАйрис
9.07.2013, 21.42





классный роман.10 б.
Мой властелин - Браун Вирджиниячитатель)
24.11.2013, 23.26





Девочки,подскажите романы про индейцев,которых нет на этом сайте.Здесь перечитала уже все!!! Хотя действительно это лутший сайт. Спасибо.
Мой властелин - Браун ВирджинияОЛЬГА
11.02.2014, 9.01





Я не очень люблю читать на индейскую тему - потому что там всегда примешивается борьба за права индейцев. Тут борьбы не было, но как-то напрягло обилие "лишних" с моей точки зрения событий. Не понравилось, что героиня дважды побывала замужем, и с первым мужем всё ясно (не успел исполнить свой супружеский долг, вступить в свои права), а вот со вторым - притянуто за уши. И вообще я не люблю, когда героиню "передают" из рук в руки. А то, что здесь она оставалась верна любимому, слишком сомнительно, неправдоподобно. Хотя страсть героев мне ОЧЕНЬ понравилась, зацепили их характеры. Напрягло ещё обилие непереведённых слов на индейском языке :) Диалог есть, а перевода нет. О чём говорили? Восемь баллов.
Мой властелин - Браун ВирджинияНефер
2.06.2014, 5.19





Сюжетная линия интересная, но героиня порой напрягает, ну в общем дура как все бабы, хоть в конце до неё дошло, что любовь все-таки важнее всего. Но в целом читать интересно, мне такие романы нравятся ещё и потому, что описывают быт индейцев, а это интересно.
Мой властелин - Браун ВирджинияИрина
18.12.2014, 20.12





Мне не очень-то нравятся истории про индейцев, но этот был не чего...
Мой властелин - Браун ВирджинияМилена
27.03.2015, 15.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100