Читать онлайн Лунный цветок, автора - Браун Вирджиния, Раздел - Глава 34 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лунный цветок - Браун Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лунный цветок - Браун Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лунный цветок - Браун Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Вирджиния

Лунный цветок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 34

Джулиан уставился на одинокий холм, гадая, действительно ли они находятся в нескольких милях от погребения, которое он ищет. Тупоконечный мыс круто вздымался над дном каньона на четыреста пятьдесят футов вверх. Это не может быть оно, и все же должно быть! Если даже карта приблизительная, здесь должно быть священное место, на котором находится Магический камень. А этот холм — единственное возвышение на много миль вокруг.
Глядя на камни размером поменьше, водруженные на верх древней солнечной обсерватории, Джулиан вздохнул. Он понимал, что эти камни имели какую-то цель, но не мог ее определить. От Хакайву было мало проку, он бубнил какие-то дикие оправдания и предсказания ужасной судьбы, если они потревожат духов.
— Нервничает, а? — Бинго с мрачным юмором посмотрел на Хакайву, когда тот распростерся на земле после особенно громкого раската грома, сопровождавшего грозу. Папагос был уверен, что их настигло наказание.
— Нервничает, — согласился Джулиан и с жалостью посмотрел на Хакайву. — Почему он не возражал, когда вождь Шкал велел ему нас сопровождать? Почему ждал до сих пор?
— По его словам, старый вождь не думал, что мы хотим рыться вокруг Магического камня, считал, что мы только бросим на него взгляд. Хакайву довольно жадный малый и до сих пор не задавал вопросов. Теперь он не уверен, что ему стоит идти на риск.
— Поздно. Мы уже здесь, и я не намерен уходить, пока не найду этот Магический камень, который охраняет бесценные артефакты, похороненные вместе с их бывшими владельцами, — ответил Джулиан. — Я зашел слишком далеко, рисковал головой ради восторга открытия. Я не брошу это дело.
Бинго сплюнул на скорпиона, и тот забился поглубже в тень.
— Вот урод, скажи? Что ж, Странник, ты не можешь бросить дело. Скоро мы будем точно знать, правильное ли это место. — Он кивнул на петроглиф: — Эти древние знали, что делали, когда соорудили эту штуку, а ты знаешь, что ты делаешь. Больше верь в себя, Странник.
— Клянусь небом, ты прав, Бинго! — Джулиан сжал кулаки. — Я знаю, что делаю. Надо было мне об этом напомнить. Спасибо.
Развернув копию драгоценной карты, Джулиан снова углубился в ее изучение. Холм, который возвышается на дне каньона, как мрачный часовой, вполне может быть священной горой, указанной на карте. Перо священного орла, воткнутое в ее пик, означает, что это то самое место, а лучи, которые он раньше принимал за примитивный рисунок восхода солнца, могут означать этот замысловатый астрономический прибор. Завтра он проверит.
Ночью Джулиан почти не спал, он крутился, вертелся и все думал, что им принесет завтрашнее утро. Никогда еще в своих поисках он не был так возбужден. Эта экспедиция потребовала от него больше, чем только упорства и способности выносить тяжелые условия; открытие потребовало мужества и ума. Джулиан изумлялся тому, как далеко он сумел зайти.
Стефани удивится достижениям отца, с улыбкой подумал он. Когда он рассказывал ей об Аризоне и ее чудесах, она не верила, и нельзя ее за это винить. Он тоже не поверил бы, если бы не видел сам, как в мгновение ока меняется погода, как на протяжении нескольких миль пейзаж переходит от жестких красных зубцов гор к кущам вечнозеленых деревьев и обратно. А завтра солнце будет сиять на кульминации его изысканий, указывая путь к затерянным сокровищам королей. Это будет открытие, которое до глубины души восхитит археологов и возбудит их интеллект. Джулиан уже решил, какие музеи достойны того, чтобы получить от него предметы, которые он не захочет взять себе.
Яркие лучи солнца вырвались из-за горизонта, осветили небо и плоское дно каньона. Джулиан ждал, возбужденно глядя на петроглиф. Он даже не задержался на завтрак, и Бинго принес ему ломоть мяса и холодную кукурузную лепешку.
— Поешь, Странник. От голодания быстрее не получится, сам знаешь.
— Спасибо, — рассеянно ответил Джулиан, не сводя глаз с узкого луча на каменной плите. — Когда солнце достигнет зенита, оно должно будет разделить петроглиф пополам и показать нам путь к Магическому камню.
— Ага, — сказал Бинго, почесывая небритый подбородок.
— Ты считаешь, я ошибаюсь. — Джулиан оторвал зубами кусок мяса и прищурившись посмотрел на старика. — Почему?
— Ничего такого я не говорил. Ты просто бежишь от собственных опасений, как ужаленная лошадь. — Он поддернул драные штаны и задумчиво уставился на камни, стоящие поверх плиты. — Я все удивляюсь, зачем те камни, что поменьше?
— Камни, что поменьше? — Джулиан поднял на них глаза.
— Смотри, как они торчат — выше больших плит. Они похожи на наконечники стрел. Я все думаю: для этого должна быть причина.
Стоя в тени большой плиты, прислонившись к ее скругленному краю, Джулиан обдумал замечание Бинго.
— Мы за ними тоже проследим, — сказал он наконец. — Полагаю, они могут оказаться важными знаками.
Джулиан нетерпеливо ждал, не сводя глаз с кинжального луча, передвигающегося по петроглифу с черепашьей скоростью. Проходили часы, а луч не попадал точно в центр вырезанной на камне спирали. Джулиан уже готов был предложить вернуться сюда завтра.
Он посмотрел на Бинго, который притулился в тени каменных плит, и сказал:
— Полагаю, на сегодня хватит, Бинго. Сейчас уже за полдень. Может, завтра больше повезет.
Бинго вскинул голову, в ухе блеснула золотая серьга.
— Может, и так, Странник… — Он замолчал и вдруг возбужденно вскочил, чем очень удивил Джулиана. — Смотри, Джулиан Эшворт! — Скрюченным пальцем он указывал на верх каменных плит, и Джулиан обернулся.
Узкий луч солнечного света попал на две каменные стрелы, водруженные поверх плиты, балансируя во взрыве света на верхушке. Пустив по лучу взгляд, как по дулу ружья, Джулиан увидел, что палец светового потока пересекает лик крутого склона холма, стоящего позади. Яркий световой луч осветил темную расщелину у подножия холма — вход в закрытый лик!
— Бинго! Вот он — это должен быть он! Вход, спрятанный за ложным фронтоном! Пошли!
Джулиан ринулся к узкому входу, пока указующий палец света не сместился, Бинго бежал рядом. Когда они достигли груды камней у подножия холма, они пыхтели и задыхались, как вытащенные на берег крабы.
Джулиан подскочил первым, он возбужденно застыл в тени входа в извилистый тоннель. Проход был слишком узок для лошадей, придется исследовать, проходя по нему пешком.
— Не могу поверить, — повторял Джулиан, ероша волосы. Элегантная шляпа сбилась на затылок, щеки были перемазаны в грязи.
— Успокойся, Странник, — посоветовал Бинго, тяжело дыша. Он подумал, что стар стал для таких пробежек. Со свистом дыша, он сказал: — Слушай, почему бы сначала не передохнуть, а уж потом исследовать?
Привлеченный рисунками на стене тоннеля, Джулиан только покосился на него:
— Я пойду вперед. Вы с Хакайву можете последовать с лопатами и мешками, пока я решу…
— Эй, Джулиан! Ты еще не нашел погребение! Почему ты так уверен, что оно здесь? — Бинго обмахивался шляпой из волчьей головы так энергично, что седые волосы разлетались. — К тому же тебе не удастся затащить сюда Хакайву.
Джулиану не терпелось продолжать. Бросив на Бинго раздраженный взгляд, он сказал:
— Ну ладно, сделай, что сможешь, — и двинулся в глубь тоннеля, но обернулся и крикнул: — Мне нужен фонарь! Здесь полная темнота!
Некоторое время спустя несчастный Хакайву принес ему фонарь, лопату и мешки. Он что-то бормотал на своем языке, Бинго не трудился переводить, он то и дело возбужденно сплевывал табачную жвачку в сторону проводника-папаго.
— Чего он так волнуется? — спросил Джулиан. — Он думает, что боги его убьют за то, что он нам помогает?
— Ну да, Странник, он немного взволнован. Но я не думаю, что он будет так уж волноваться, когда ты дашь ему золотые монеты, которые, наверное, принесешь оттуда. — Бинго с отвращением покосился на Хакайву. — Я думаю, жадности в нем больше, чем страха.
— Раньше он не соглашался обменять свои знания на монеты, — нахмурился Джулиан. — Что заставило его изменить мнение?
— По моему разумению, он решил, что раз солнце указало путь, значит, с богами все в порядке и он может принять их щедроты. По крайней мере так я понял из его бормотания.
— Что ж, нам не помешает лишняя пара рук с лопатой. Хакайву моложе и сильнее нас обоих.
— Говори за себя, старина, — фыркнул Бинго. — У меня еще много сил!
Джулиан усмехнулся, сделал знак следовать за ним и двинулся в глубь извилистого тоннеля. По бокам поднимались крутые стены, ширина тоннеля была достаточна для того, чтобы по нему в ряд шли два человека. Пыхтя и ругаясь, трое мужчин пошли по тропе, избитой сандалиями людей, живших за сотни лет до них. Местами каменный пол поднимался вверх так круто, что им приходилось останавливаться, чтобы отдышаться. На некоторых поворотах Джулиан удивлялся, как древние индейцы ухитрялись протащить здесь похоронные носилки, а иногда тоннель нырял вниз, но потом снова поднимался в гору.
В колеблющемся свете фонаря Джулиан замечал рисунки на стенах. Они были расположены через точные интервалы — примитивные дорожные знаки, указывавшие путь. Джулиан рвался вперед, высоко подняв фонарь, более медлительный Бинго и нервный Хакайву отстали.
Иногда из-под ног выкатывались камни, стены были влажные. Он прислонился к сухому участку стены и отдышался. Подняв повыше фонарь, чтобы посмотреть, что там впереди, он окликнул Бинго:
— Дай мне свой фонарь, Бинго! Мой слабеет… Кажется, я чувствую воздушную тягу…
Нога скользнула на неустойчивом камне, и он полетел головой вперед. Фонарь выпал из рук, Джулиан упал на острый край, выступающий из стены. Он видел, как фонарь со свистом падал в шахту, становился все меньше и меньше и наконец превратился в маленькую точку где-то глубоко внизу. Джулиан покрылся холодным потом. Он карабкался назад по осыпи, но чувствовал, что сползает все ближе и ближе к тому, что казалось пропастью, идущей к центру земли.
— Бинго!..
— Иду, иду, — проворчал старик. — К чему эта чертова спешка, Странник? Говорю тебе, эти индейцы давно умерли! Никуда они не денутся… — Бинго резко остановился и вытянул голову над мысом пропасти, где Джулиан ожесточенно цеплялся за край. — Попал в беду, Странник? — Бинго сплюнул жвачку в шахту и с интересом проследил, как она исчезает. — Давай руку. Вот что получается, когда бежишь как угорелый.
Бинго дернул, и Джулиан оказался у его ног. Дрожа от облегчения, он поднял голову со сланцевого поля и с удивлением посмотрел на старика. Самодовольная улыбка скривила рот Бинго, он кивнул встрепанной головой.
— Одной рукой, — сказал старик и поднял руку, и Джулиан усмехнулся.
Джулиан встал, отряхнулся и поднял с пола шляпу. Он выбил ее о ногу, посмотрел на Бинго и сказал:
— Опять я у тебя в долгу. Запиши в счет, ладно?
— Черт возьми, Странник, за это мне и платят! Хотя, правду сказать, пришлось поработать больше, чем я думал. — Он ухмыльнулся. — По крайней мере развлеклись! Похоже, мы сделали неправильный поворот. Я смотрел их рисунки на стенах, и мне думается, нужно вернуться назад ярдов на двести. Как ты считаешь?
— Веди, — твердо сказал Джулиан. Он прокашлялся и взглянул на Хакайву, стоявшего с двумя фонарями в руках. Увидев выражение ужаса на лице папаго, он слегка улыбнулся. — Не думаю, что он развлекался.
— Еще бы! Черт возьми, это надо исправить. Эй, старина, теперь ты пойдешь первым…
Хакайву неохотно поднял фонари повыше и повел их к ответвлению, которое они пропустили. Он шел осторожно и постоянно бормотал молитвы своим богам.
— Видишь? — Бинго указал на рисунки, вырезанные на каменной стене. — Как будто велят нам пойти сюда, согласен?
Джулиан рассмотрел рисунок, изображавший человека, и согласился. Фонари светили тускло, он нахмурился.
— У нас есть еще фонари?
— Да, но не забывай, для этого придется пойти обратно. Мы можем пользоваться одним и поберечь второй.
— Кажется, у нас небогатый выбор, — вздохнул Джулиан. — Веди!
— Мистер Хакайву, — сказал Бинго проводнику, — не окажете ли вы любезность… — Он махнул рукой и повторил требование на языке Хакайву. На какой-то момент им показалось, что папаго откажется, но он потушил один фонарь и пошел со вторым, старательно выбирая путь.
— Ты умеешь разговаривать, — сказал Джулиан и пошел за ними.
Затхлый тоннель извивался почти по спирали, поднимаясь вверх, и наконец далеко впереди и вверху блеснул слабый свет. В Джулиане вспыхнуло прежнее нетерпение, но он одернул себя. Осторожно, приказал он.
Бинго не проявлял подобных порывов, но тщательно вымерял каждый шаг, продвигаясь все ближе к свету в конце тоннеля.
Наконец они оказались на открытом месте, и свежий ветер дунул в лицо. Джулиан прикрыл глаза рукой и ткнулся в спину проводника-папаго.
Хакайву отбросил фонарь и выбежал на открытое место, раскинув руки, чтобы обнять небо и богов. Яркое солнце ослепило его, он споткнулся и упал на колени, закрыв лицо руками. Не удержавшись на краю кратера, Хакайву сползал по склону на четвереньках в потоке падающих мелких камней. Наклон был небольшой, но Хакайву рванулся вперед и кувырком скатился на плоское дна кратера.
Он остановился возле пористого камня, истыканного мелкими ямками, как оспинами. Хакайву задрожал. Бинго и Джулиан наблюдали за ним, оставаясь в тени выхода из тоннеля и дожидаясь, когда глаза привыкнут к свету.
— Видишь, Странник? Я знал, что есть причины пустить его вперед…
— Как ты думаешь, он пострадал? — спросил Джулиан.
— Нет, у папаго кожа, как бизонья шкура. От камушков ей ничего не сделается.
Джулиан постоял, глядя на землю древнего погребения с чувством, близким к священному трепету. «Прекрасное место для встречи человека с его создателем, — подумал он, — потому что стоять на вершине холма — почти то же, что быть на небесах». На мгновение он понял, что должны были чувствовать олимпийские боги, глядя на смертных, снующих по земле. Оглядев великолепную панораму, он забыл, зачем сюда пришел.
Перед ним расстилалась летопись вечности; вдали торчали выветренные шпили, которым ветер и песок придали причудливые формы. Плоское дно каньона было исчерчено трещинами и лощинами, как стеганое одеяло, и далекий синий горизонт казался берегом бескрайнего моря. От него шел благоговейный трепет, Джулиан почувствовал порыв рухнуть перед ним на колени. Он и встал на колени на плоскую каемку кратера, выдавленного в вершине холма, и на несколько долгих мгновений застыл.
Бинго дернул Джулиана за рукав и странным голосом пробормотал:
— Странник, наш проводник, кажется, потерял голову. Кружит возле того камня, как будто перепил мескалина
type="note" l:href="#FbAutId_4">[4]
Джулиан обернулся и увидел, как Хакайву кругами бродит вокруг камня, торчащего из дна кратера. Широко раскинув руки, он повернулся и пошел к ним короткими, скачущими шажками. Чуть не падая, он взбирался по сыпучему склону.
Джулиан пошел было навстречу, но Бинго схватил его за руку:
— Нет, Странник. Подожди…
Хакайву причитал тонким голосом, но Бинго не понимал слов; напряженно вслушиваясь, он подумал, что это некое песнопение.
— Бинго, может, надо ему помочь? Что с ним такое?
— Не знаю, но я бы не спешил, — кратко ответил Бинго. — Подождем минутку и посмотрим. — Он показал пальцем на камень в середине кратера. — Сдается мне, те ребята делали то же, что он.
Джулиан проследил за его взглядом и впервые увидел возле камня несколько скелетов, блестевших на солнце. Может, древние индейцы приносили человеческие жертвы? Или это останки, которые обнажило время и ветер? Он покосился на Бинго.
— Я ему помогу, — сказал Джулиан, видя, что Хакайву упал и теперь на четвереньках дюйм за дюймом лезет к ним.
Бинго бормотал:
— Что-то здесь не так, Странник, что-то очень плохо. Не могу сказать что. Он упал, но такое падение не причинит вреда и ребенку. Не понимаю, что это значит. Смотри, у него нет даже крови.
Опустившись возле Хакайву, Джулиан осмотрел его и не заметил ни порезов, ни синяков. Проводник дрожал, как от холода, стучал зубами, и Бинго не мог разобрать, что он пытается сказать.
— Что он говорит, Бинго? — Джулиан взял индейца за руки, Бинго за ноги, и они отнесли его в тень тоннеля.
— Ни черта не понимаю. Что-то насчет колдовства. Они осторожно положили его на пол и накрыли одеялом, вынутым из мешка. Бинго поддернул штаны и сказал:
— Давай найдем то, за чем ты пришел, Странник, и поскорее уберемся отсюда. Я не хочу задерживаться, это место для многих индейцев заколдованное. Если они обнаружат, что мы здесь были и забрали кучу сувениров у их предков, они слегка разволнуются. Я не хочу, чтобы нас тут застукали.
Джулиан молча кивнул.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лунный цветок - Браун Вирджиния



мне понравился роман, я вообще очень люблю тему, связанную с индейцами. главный герой - белый, но (естественно) знает и дружит с вождями индейских племен. соревнуется за свою женщину, но (даже удивительно) проигрывает. а главная героиня не такая уж и неженка, какой кажется. написан хорошо, но некоторые высказывания просто убили! вроде "...Теплые руки Райана погладили контур лица, пробежались по завиткам ушной раковины". Что значит "завитки ушной раковины"??? лично я не знаю! но были и интересные цитаты, например:"Гордость делает кровать ужасно холодной, а любовь согреет и в метель". в общем - книга довольно стоящая
Лунный цветок - Браун ВирджинияОльга Сергеевна
28.05.2012, 14.11





Сюжет интересный, но слишком затянут..
Лунный цветок - Браун ВирджинияМилена
26.03.2015, 9.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100