Читать онлайн Дикое сердце, автора - Браун Вирджиния, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дикое сердце - Браун Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.81 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дикое сердце - Браун Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дикое сердце - Браун Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Вирджиния

Дикое сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

— Ты действительно так думаешь, Агнес? — Лениво обмахиваясь кружевным веером из слоновой кости, Аманда вопросительно взглянула на принцессу дю Сальм-Сальм. Агнес была американской женой младшего сына одной из королевских семей Германии и обожала своего вспыльчивого мужа Феликса, часто замечая, что он был «точно как заряженный пистолет, всегда готовый выстрелить». Хотя некоторые недоброжелатели принца — искателя приключений заявляли, что Агнес гораздо умнее своего мужа, они все же относились к ней со сдержанным презрением, предназначенным для женщины, которая когда-то была цирковой наездницей.
— Si, эти напыщенные дамы, думающие, что они по положению гораздо выше, пытались унизить меня, — смеясь, призналась Агнес. — Но они не намного лучше, так что я не позволила им докучать. — Ее глаза озорно блеснули. — Почему они говорят, что Феликс покинул Австрию, чтобы скрыться от кредиторов, когда многие из них сами хотели бы сделать то же самое? Феликсу по крайней мере хватило мастерства стать бригадным генералом армии северян во время Гражданской войны. Ах, видела бы ты моего Феликса в бою, Аманда! Он безрассуден, признаю, но и бесстрашен тоже.
— Я сама была свидетельницей его бесстрашия, когда он спас меня от легионеров, — ответила Аманда, вспоминая, как Феликс дю Сальм дерзко потребовал освободить ее. — Думаю, они хотели расстрелять меня на месте.
— Застрелить красивую женщину? — возмутился Феликс. — Это в высшей степени нелепо и невообразимо. Император никогда не простил бы мне, если бы я позволил этому случиться. — Он вспомнил огорошенного французского капитана, который уныло смотрел, как Феликс усадил Аманду с ребенком в свою коляску, чтобы отвезти их к жене в Мехико.
— Такой он, мой Феликс, — ласково рассмеялась Агнес. — И видела бы ты, как все таращили глаза, когда вы с ним подъехали к парадным воротам. Весь город просто гудит от сплетен.
Ничто из этого не имело значения для Аманды. Они здесь совершенно чужие, и Агнес была первой, кто предложил свою помощь.
Агнес отправила телеграмму Фелипе, сообщая, что его жена находится в безопасности в Мехико и по совету императора останется там на неопределенное время, а потом занялась наполнением дней Аманды всевозможными развлечениями.
— Здесь становится ужасно скучно, — заметила она, ласково поглаживая своего терьерчика Джимми, — а все эти жирные генеральши такие правильные! — Агнес задрала нос и надула губы, изображая надменных мексиканских аристократок, изгнавших ее из своего общества.
Смеясь, Аманда повторила свой вопрос:
— Ты действительно считаешь, что нам стоит поехать в Орисабу? Мехико гораздо безопаснее.
— Ну разумеется, стоит! Ты когда-нибудь была в Орисабе? Думаю, нет. — Агнес восхищенно захлопала в ладоши, почувствовав, что Аманда сдается. — Это будет восхитительно!
Захваченная энтузиазмом Агнес, Аманда вдруг поняла, что с головой погрузилась в водоворот приготовлений к путешествию. Все последующие недели прошли в бесконечных балах и tertulias
type="note" l:href="#FbAutId_31">[31]
, посещениях театров и веселых маскарадов — все, что угодно, чтобы отвлечь ее от мыслей о Рафаэле.
Боже, как же она скучала по нему! Мысли о нем приходили без спроса и мучили ее. Однажды, флиртуя с красивым офицером в егерском мундире, Аманда вдруг поразилась, как форма его глаз напоминает глаза Рафаэля. Но у него они были не такого цвета расплавленного золота, как у Рафаэля, и ресницы не такие густые и длинные; а когда он наклонился ближе, думая, что, возможно, она флиртует более серьезно, Аманде пришлось хлопнуть его сложенным веером и вежливо укорить. Долгие ночи под усыпанным звездами небом и при мерцающем лунном свете, когда весь мир, казалось, был влюблен, Аманда лежала одна в широкой постели.
Даже маленький Стивен, хотя она любила его до безумия и проводила с ним много времени, перестал, как раньше, служить утешением, потому что с каждым днем становился все больше похож на своего отца.
— Я не думала, что это возможно, — пожаловалась она однажды Агнес, качавшей смеющегося малыша на своем задрапированном атласом колене. — Как может такой маленький ребенок походить на взрослого мужчину?
— Просто ты ищешь то, что хочешь видеть, — ответила проницательная Агнес, и Аманда не смогла возразить.
Она действительно искала Рафаэля, и ей оказалось трудно смириться с фактом, что он, по-видимому, забыл о ее существовании. Может быть, она сможет забыть о нем в Орисабе, вынужденно веселясь при дворе Максимилиана.
Бедный Макс, подумала Аманда. Узнав о безумии Карлоты, он стал таким грустным и замкнутым… Сама Аманда, когда бы ни вспоминала императрицу, чувствовала непреодолимую печаль, особенно припоминая ее визит в Каса-де-Леон и последовавший за ним гнев Фелипе.
Фелипе. Он был в ярости, когда она сбежала от него, но не осмелился настаивать на ее возвращении домой. Агнес дю Сальм в своем письме ясно дала понять, что присутствие Аманды при дворе — это требование, а не просьба, и он был вынужден сдаться. Но доставленное Аманде злобное письмо, полное скрытых угроз, заставило ее содрогнуться.
— Да он не может ничего сделать. Вот поэтому он так и бесится, — решительно заявила Агнес. — А император тебя очень любит.
Это была правда: недаром карету, везущую Аманду и Агнес в Орисабу, сопровождала личная охрана Максимилиана.
— Макс уже там, разумеется, — заметила Агнес, лениво помахивая веером, — и Феликс поехал с ним. Хотя обычно он останавливается у семьи Брингас в их асиенде, Макс предложил нам воспользоваться его собственной асиендой, а она просто очаровательная и тихая. Тебе там обязательно понравится.
— Думаешь? — Голос Аманды прозвучал расстроенно, и Агнес недовольно покачала головой.
— Знаешь, Аманда, тебе пора забыть твоего прекрасного bandido! Думаешь, он тебя помнит?
— Уже пыталась, Агнес, но я не могу! — Почувствовав подступающие слезы, Аманда отвернулась к окошку тряской кареты, глядя в него невидящими глазами. Почему он все еще преследует ее? Почему она не может его забыть, как советует Агнес? Но воспоминания не исчезали, временами обостряясь от случайно брошенного слова или пронзительной красоты заката, когда она вспоминала, как лежала под редкими ветвями мескитового дерева и смотрела на такой же закат. Даже незнакомый пейзаж пробуждал мечты о нем — Рафаэль часто обещал ей провезти ее по всей Мексике. «Это самая красивая, самая непредсказуемая страна, какую ты когда-либо увидишь», — говорил он, и она соглашалась.
Они выехали из Пуэблы ранним утром, кутаясь в тяжелые шали, чтобы защититься от утренней прохлады. Поднимающееся солнце как будто повисло на шпилях устремляющихся ввысь соборов. Вулканы-близнецы Попокатепетль и Ихтачи-хуатль — индейские названия, которые ее язык не мог воспроизвести, — благодушно смотрели на два форта города, одного из немногих, все еще остававшихся в руках французов.
Одно из колес кареты подскочило на особенно глубокой борозде проселочной дороги, бросив Аманду на Агнес, когда карета накренилась под опасным углом.
— Все в порядке, сеньоры? — спросил один из охранников, просунув голову в дверь и тревожно глядя на них, когда экипаж снова выровняли. — Вы не поранились?
— Нет-нет, мы в порядке, — заверила его Агнес; ее темные ресницы опустились, когда она бросила на него оценивающий взгляд. — Только немного напуганы, капитан, вот и все.
— У нас все под контролем, принцесса. У одной из карет отвалилось колесо, и придется немного задержаться, пока его починят. — Он улыбнулся ей, и вскоре карету окружили молодые офицеры, жаждущие увидеть двух очаровательных дам. Аманда поймала себя на том, что флиртует с особенно внимательным офицером, который сказал, что его зовут Алехандро Торрес, и удивилась, почувствовав легкий интерес к нему. Но может, это просто потому, что она была такой неуверенной, убежденной в своей непривлекательности — иначе Рафаэль никогда бы не бросил ее… Именно смущение заставило ее отвечать на восхищенные слова юного кавалера. Он показался ей забавным и занимательным, развлекая их всех смешными рассказами о некоторых придворных императора.
— А вы, сеньора Леон, — когда все остальные на мгновение отвлеклись, прошептал офицер, склоняясь со своей лошади так, что его лицо оказалось всего в нескольких дюймах, — самая красивая женщина, какую я видел в своей жизни. Как ваш муж отпускает вас так далеко от себя?
— У Фелипе очень много дел, — машинально ответила Аманда. Этот ответ стал стандартным с тех пор, как она приехала в Мехико одна, без мужа или покровителя. При дворе Макса легкий флирт не считался недопустимым, однако Аманда чувствовала неодобрение в несколько холодном отношении мексиканских женщин. Ну так и что из этого! Она не напрашивалась на такую ситуацию и не хотела ее.
— Что-нибудь прохладительное? — спросил кто-то, и охлажденное вино разлили по маленьким бокалам для дам и офицеров, пока они ждали продолжения поездки. Вскоре они все уже снова смеялись вместе, и даже не заметили, как подали карету, чтобы ехать дальше.
— Когда мы увидимся снова? — настойчиво поинтересовался Торрес, беря Аманду за руку; его темные глаза не могли оторваться от нежной линии ее щеки и веера длинных ресниц, осеняющих эти восхитительные синие глаза, похожие на глубокие озера, в которых мужчина легко может утонуть. — Это будет скоро?
— Я… я не знаю. Может быть. Возможно, в Орисабе. — Что ж, он красив и обходителен, и она ему нравится. Аманда так давно не чувствовала себя привлекательной!
— М-м… — лукаво заметила Агнес, когда Торрес отъехал, чтобы присоединиться к остальным. — Он такой красавец, petite! И он тебе приглянулся, не отрицай.
— Конечно, он недурен, — ответила Аманда, краснея от смущения. — И что отец моего ребенка бросил меня, а муж жестоко обращается со мной, еще не значит, что я не могу чувствовать себя привлекательной для мужчины!
— Ты так все усложняешь, — со вздохом пробормотала Агнес. — И все же не забывай о том, что тебе нужно от жизни.
— А что мне нужно? — Карета опять накренилась вперед, почти заглушив резкий вопрос Аманды, но Агнес тут же ответила:
— Тебе, как и всем нам, нужен мужчина, который будет любить и лелеять тебя. Это ведь не преступление — иметь такого мужчину, а?
— Ах, Агнес. Хотелось бы мне чувствовать так же, как ты, но я не могу. Может быть, когда-нибудь я и попытаюсь заставить себя, но ты не должна забывать — я все еще замужем за Фелипе!
— И все еще влюблена в своего хуариста.
— И все еще влюблена в моего хуариста, — согласилась Аманда сдавленным шепотом.


Орисаба уютно расположилась у подножия покрытой шапкой снега горы, а узкие дороги, ведущие по зеленым склонам, заросли буйными тропическими цветами, кивавшими головками под прохладным ветерком. Здесь климат был гораздо теплее, и вся природа как будто изо всех сил старалась показать, на что способна.
— Никогда не видела ничего столь прекрасного, — пробормотала Аманда, и тут же Алехандро Торрес дерзко наклонился к ней:
— Ничто в Мексике не может сравниться с вашей красотой.
— Право же, капитан, вы преувеличиваете! — Почему-то его постоянные комплименты начинали действовать ей на нервы, и Аманда почувствовала раздражение. Ее веер захлопнулся со щелчком, потом снова раскрылся. Молодой капитан много миль скакал рядом с каретой, болтая и добродушно подтрунивая над Амандой и Агнес, и был в высшей степени очарователен. Что же с ней такое? Почему она не может расслабиться и наслаждаться путешествием?
Даже когда они достигли маленького домика Максимилиана неподалеку от Орисабы, Аманда не смогла победить постоянное беспокойство. Она ходила взад-вперед по узорчатому каменному полу своей спальни, то решая пойти навестить Стивена в соседней комнате, то меняя решение. Нет, она поедет покататься. Верхом — нет, в карете по извилистым дорожкам вдоль границ имения. Наконец она решила пойти поискать Агнес.
— Заведи любовника, — прямо ответила Агнес, когда Аманда бросилась в кресло, отчаянно причитая.
— Весь мир сошел сума! Мой муж хочет убить меня и моего ребенка, а ты предлагаешь завести любовника. — Аманда закрыла лицо руками, потом взглянула сквозь пальцы на Агнес. — Поверь, если бы я считала, что это поможет, я бы завела.
Агнес рассмеялась своим легким, похожим на перезвон серебряных колокольчиков смехом и нежно похлопала Аманду по колену.
— Красивый капитан Торрес всегда готов угодить тебе, petite. А за ним стоит целая очередь других.
— Но для меня это не ответ. Не сейчас. Сейчас я могу думать только об одном человеке.
— Это пройдет, — пророческим тоном заявила Агнес и озорно подмигнула, когда Аманда раздраженно спросила, есть ли у нее совесть. — Разумеется, но только в нужное время, — радостно ответила она. — О, я обожаю Феликса и знаю, как он любит меня, но мы не настолько глупы, чтобы считать, будто другие люди не могут заинтересовать нас.
— Мария надрала бы мне уши, если бы думала, что я могу хотя бы допустить такую мысль, — заметила Аманда и рассказала Агнес о маленькой полной мексиканке, а потом поведала ей и о Джеймсе Камероне и причине, по которой она вышла за Фелипе. Закончила она свое повествование встречей с Эль Леоном в горах над Монтерреем. — Остальное, я думаю, ты знаешь, — устало сказала она, чувствуя себя совершенно измотанной и опустошенной, хотя в каком-то роде ей стало лучше.
— Такого я и представить себе не могла, — наконец произнесла Агнес. — Бедное дитя. Неудивительно, что ты так ненавидишь своего мужа. И нет никакой надежды, что он согласится на аннуляцию?
— Что хорошего это принесет мне сейчас, когда Рафаэль забыл меня? — с горечью ответила Аманда.
— Возможно, он просто не смог тебя найти, — предположила Агнес, — или был слишком занят войной на севере…
— Или слишком безразличен, чтобы хотя бы прислать весточку? — парировала Аманда. — Нет, я больше не стану искать для него оправданий, Агнес. Их нет.


Будь она проклята — приземлилась на ноги, точно кошка, думал Рафаэль, сминая в кулаке письмо от Пабло Ортеги. Он попытался понять, почему это так его возмущает. Ему следовало сохранять безразличие или даже радоваться, что принцесса дю Сальм взяла Аманду под свое крыло, но почему-то он не мог. Сообщения о веселых вечеринках и роскошной жизни при блестящем, но обреченном дворе были не совсем тем, что он хотел бы услышать. А когда он узнал, что Аманда даже танцевала для развлечения Максимилиана, ему вспомнилась давнишняя фиеста в городишке Лос-Аламос. Как чувственно Аманда танцевала тогда!
Думает ли она о нем, интересно ли ей, жив он или нет? К черту ее, она наверняка уже все забыла, грациозно и непринужденно танцуя для императора и его свиты.
— Нет, Аманда никогда не упоминала вас, — сообщал один из его шпионов при дворе, и Рафаэль непонятно почему разозлился. Неужели беспокоится только он? Неужели она совершенно стерла его из памяти?
— Будьте справедливы, — спокойно возразил Рамон. — Чего вы ожидали от нее, Эль Леон? Она осталась одна с доном Фелипе, и ей пришлось выживать. Вы же не верите во все, что он наговорил?
Конечно, нет, но в рассказе Фелипе было слишком много моментов, чтобы его хотя бы частично не признать правдой. Все попытки Рафаэля связаться с Хорхе закончились неудачей. Фелипе держал Каса-де-Леон в железных руках, и никто не осмеливался вызвать на себя его гнев.
И немудрено. Страну охватило безумие, в деревнях устраивали резню партизаны с обеих сторон, и каждый боялся каждого. Вдруг их заподозрят в помощи французам? Или хуаристам? В эти дни тяжело груженные повозки и экипажи в окружении беженцев стали обычным зрелищем на дорогах, люди убегали и от тех, и от других.
А в ноябре император решил вернуться из Орисабы в Мехико, один Бог знает, по какой причине, и собирался сражаться за страну, которая, как он верил, нуждается в нем.
Бедный глупый человек, размышлял Рафаэль, нахлобучивая поглубже шляпу, чтобы защитить лицо от потоков хлещущего дождя. Максимилиану не следовало слушать безумных советов своих генералов, которых волновало только то, что случится с их жирными шеями, если хуаристы победят. В конце концов это будет стоить ему жизни.
И вот теперь он в армии Порфирио Диаса воюет на юге Мексики. Оахака, последний оплот французов на юге, сдалась почти без единого выстрела. Шестьсот австрийцев, пытавшихся сдержать натиск врага, были изрублены на куски, и хуаристы безжалостным приливом покатились к победе. Был ноябрь, и только Мехико, Пуэбла, Сан-Луис-Потоси, Керетаро и Веракрус еще оставались в руках императора. Повсюду циркулировали сообщения о том, что маршал Базен активно ищет заступничества Соединенных Штатов, чтобы обеспечить безопасность этнических французов после его отъезда, и говорили, что Вашингтон посылает миссию в Веракрус вести переговоры с Хуаресом.
К декабрю Эль Леон снова оказался во главе своего собственного отряда и отделился от армии Диаса. Повстанцам был дан приказ не нападать на французов, а просто оккупировать оставленные ими города и деревни. Теперь мелкие перестрелки возникали только тогда, когда слишком горячие хуаристы пытались захватить город до того, как из него ушли французы.
В конце концов двенадцатого декабря Максимилиан в сопровождении своего верного друга Бласио покинул Орисабу и направился в Мехико. Он провел неделю в Пуэбле из-за очередного приступа лихорадки, часто мучившей его, и добрался до столицы только к шестому января.


В то время как Эль Леон вел свой отряд на северо-запад к Сан-Луису, Аманда подъезжала к Мехико, совсем чуть-чуть разминувшись в Орисабе с посланцем Рамона.
— Никто из богатых землевладельцев не хочет рисковать, оставляя у себя бедняжку Макса, — мрачно сообщила Агнес, — и он живет в скромной асиенде, принадлежащей какому-то швейцарскому торговцу! — Потирая пальцы над потрескивающим в очаге огнем, она бросила взгляд на Аманду, которая растянулась на подушках дивана, держа на руках сына.
— Знаю. Алехандро сказал мне. — Аманда откинула назад упавшую на лоб прядь волос. Торрес стал теперь почти постоянным посетителем, преследующим ее с решимостью настолько же пугающей, насколько и приятной. Он настоял на том, чтобы самому сопроводить их карету из Орисабы, и Аманде пришлось признать, что это сделало поездку гораздо более приятной. Хотя во всех его словах и жестах постоянно чувствовался скрытый намек, Торрес еще не пытался ничего требовать от нее, проявляя необыкновенное терпение.
— А ты — что ты чувствуешь к нему? — спросила Агнес со смехом.
Аманда пожала плечами.
— Что я чувствую, не имеет никакого значения, ведь так? Я все еще замужем за Фелипе.
— Ах, думаю, ты используешь его как щит, дорогая моя. Если бы ты не была замужем за Фелипе, думаю, ты бы все равно не подпускала к себе этого красавца кавалера. Ты все еще ждешь своего bandido.
— Я хочу домой, Агнес, — выпалила Аманда, испугав и свою подругу и себя. — Не в Каса-де-Леон, а в Техас, назад в Буэна-Виста.
— И что там тебе ждет? Твой дядя? — Агнес саркастически фыркнула. — Тебе лучше в Мексике, с друзьями, которые всегда помогут.
— Нет. Я хочу домой. — Аманда была непреклонна. — В Веракрусе много кораблей, на которых отправляются домой американские бизнесмены и послы. Я хочу оказаться среди них.
Ничто не могло удержать Аманду. Она настаивала на скорейшем отъезде из Мексики. Но листы ожидания для покупки билетов на пароход или пакетбот были бесконечно длинны, потому что все наперебой старались спастись от последствий падения империи Максимилиана.
Куэрнавака, рай императора, была захвачена и разграблена, а очаровательные сады Ла-Борда-Куинтос уничтожены. Полковник Ламадрид набрал полк добровольцев, чтобы выбить хуаристов, и ему это удалось, но он попал в засаду и был убит.
Смерть Ламадрида стала личным горем для Максимилиана, но его затмил всеобщий крах. Генерал хуаристов Эскобедо победоносно продвигался по северу, а командующий на юге и юго-востоке Порфирио Диас приближался к Пуэбле. Даже неизменно терпеливый Хуарес перенес свою штаб-квартиру из Чиуауа в Сакатекас, и Соединенные Штаты настаивали на скорейшей эвакуации из Мексики всех иностранных войск.
В девять часов утра пятого февраля 1867 года французская армия прошла маршем по Аламеда, по Калле-де-Сан-Франсиско, вдоль Платерос и по Сокало, мимо императорского дворца, в котором все двери и окна были закрыты и забаррикадированы. За ставнями окон, выходящих на Калле-де-Монеда, Максимилиан, завернувшись в серый плащ, соответствующий его настроению, смотрел, как остатки французской армии движутся к морю, чтобы отплыть в Европу.
Восемь дней спустя, узнав об ужасной резне в Сан-Хасинто, где Эскобедо искромсал на куски имперские войска, возглавляемые Мирамоном, Максимилиан оставил столицу и отправился в Керетаро, а Аманда уехала в Веракрус.
— Вы совершаете глупость, — настаивал Алехандро, подавая Аманде чистый носовой платок, чтобы вытереть слезы. Это прощание было грустным для Агнес, и она высморкала свой покрасневший нос и вытерла мокрые щеки.
— Возможно, — со вздохом согласилась Аманда, — но все же я должна это сделать.
Скрестив руки на широкой груди, Алехандро посмотрел на нее ледяным взглядом и повторил, что она совершает глупость, пытаясь уехать.
— Повсюду мятежники! Никто больше не может быть в безопасности, а вы решили ехать по дорогам Мексики в дорогой карете!
— Но вы же защитите меня, — смеясь, заметила Аманда.
— Давайте надеяться, что мои люди послужат достаточной защитой, — мрачно ответил капитан, и Аманда вздрогнула. Если бы только она не была в таком отчаянии! Но ситуация стала слишком опасной, и она боялась за своего ребенка. Она будет чувствовать себя гораздо лучше, когда они доберутся до Веракруса.
Однако всего в нескольких часах езды от Мехико тишину нарушили ружейные выстрелы и крики раненых. Алехандро выскочил из кареты, коротко приказав Аманде лечь на пол и накрыть себя и Стивена плащами и одеялами, которые она везла с собой.
— Хуаристы, — был страшный ответ на ее испуганный вопрос. Теперь она знала, что произойдет. О Боже, неужели они убьют ее? А если Рафаэль среди них? Да жив ли он еще?
Ожесточенная битва продолжалась не один час. Солдаты яростно отбивались, и как раз когда казалось, что партизаны вот-вот одолеют их, пронзительный металлический взрыв прорезал воздух. Те, кто сражался под командованием полковника Мигеля Лопеса и двигался навстречу императору, взяли хуаристов в тиски. Исход битвы решился быстро, и немногие повстанцы, оставшиеся в живых, скучились в ожидании казни, связанные друг с другом крепкими веревками.
Окровавленный из-за пули, задевшей по касательной его лоб, но, как всегда, бесстрашный, Алехандро приветствовал полковника Лопеса.
— Вы поставили себя в не подходящую для обороны позицию, капитан, — сухо ответил ему Лопес, а потом его взгляд скользнул на дверь кареты, из которой, все еще дрожа, выглядывала Аманда.
Немного смущенный, Торрес, запинаясь, объяснил, что сопровождает даму в Веракрус, и уже хотел представить ее, но его прервали.
— Я узнаю сеньору Леон, — с улыбкой сказал Лопес, подавая Аманде руку. К ярости и смятению Торреса, полковник заявил, что сам будет ее эскортом. — Но на этот раз мы поедем не в Веракрус, — сказал он, твердо отвергая все ее протесты, — а присоединимся к императору по пути в Керетаро.
— Это же в противоположном направлении, а я жду посадки на пароход, — пыталась возразить Аманда, но все было бесполезно. Через час она уже ехала с Лопесом быстрой рысью в сторону Керетаро, а капитан Торрес отправился назад к своим солдатам, эвакуирующим Мехико.
Аманда была в ярости и более чем обеспокоена относительно намерений полковника Лопеса. Этот человек не скрывал, что претендует на нее. Все в Мексике слышали рассказы о победах бравого полковника над прекрасным полом. Говорили, что он преследует женщину решительно и беспощадно, как будто в бою, и Аманда подбадривала себя мыслью, что, если ей удалось спастись от Фелипе, она сможет спастись и от любовных наступлений Лопеса. Но может быть, она вообще делает из мухи слона? Правда, Аманда уже видела раньше этот огонь в глазах мужчин и знала, что он означает. Разве Рафаэль не смотрел на нее точно так же? Она тут же прокляла себя за то, что подумала о нем.
Пленников-хуаристов заставили двигаться вместе с армией Лопеса, таща их, когда они не могли идти, и вопреки всем своим благим намерениям Аманда ловила себя на том, что ищет среди них знакомое лицо. Вдруг он здесь? Или если Рафаэль не один из этих несчастных, то, может быть, он вес равно в плену?
Стивен беспокойно заерзал и захныкал. Она крепко прижала к себе ребенка, и, закрыв глаза, мыслями перенеслась к его отцу. Рафаэль. Увидит ли она его когда-нибудь снова? Потом ее глаза открылись, и она посмотрела на сына. Да, она будет видеть Рафаэля каждый раз, глядя на Стивена, и вспоминать его каждый день жизни.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дикое сердце - Браун Вирджиния



Мне не очень нравиться,когда в романе перемешивается политика с любовью. Читала пропуская исторические политические баталии. Сам сюжет интересен
Дикое сердце - Браун ВирджинияЕлена
2.02.2014, 10.58





А мне понравилось :) Уж очень красивая любовь, обилие откровенных, красиво написанных сцен. Да, политические моменты присутствуют, но как-то не портят общего впечатления от романа. Это именно ЛЮБОВНЫЙ РОМАН во всех смыслах. Герои очень хороши - и внешне, и характерами. Поставлю десять баллов.
Дикое сердце - Браун ВирджинияНефер
2.06.2014, 5.06





Пожалуй после аниты блейк самые тупые произведения. Прочитала три из них- совершенно одинаковые тупые сужеты, тошно читать.
Дикое сердце - Браун Вирджиния666
10.07.2014, 12.57





7/10
Дикое сердце - Браун ВирджинияМилена
20.03.2015, 19.51





Роман основан на подлинном историческом факте, когда родной брат Фр.-Иосифа ( мужа Сиси)был приглашен на трон в Мексику, а потом расстрелян. Было интересно читать об этом. Роман местами затянут до нудности, как пребывание в 1-м плену и борьба героини со своими чувствами: 4 мес. раздумывала, прежде чем отдаться и получить удовольствие. Но потом стало живее и интереснее.
Дикое сердце - Браун ВирджинияВ.З.,67л.
30.04.2015, 11.23





Непонравилось. Аманда - слабая безхарактерная дура. все время просит и оправдываетса. а рафаель безмозглый, угрюиый тиран. сюжэт не интерестный, конец предсказуем.
Дикое сердце - Браун Вирджиниямарианна
11.05.2015, 2.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100