Читать онлайн Завтрак в постели, автора - Браун Сандра, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Завтрак в постели - Браун Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.22 (Голосов: 97)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Завтрак в постели - Браун Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Завтрак в постели - Браун Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Сандра

Завтрак в постели

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Слоун понимала, что ее лицо, наверное, обрело совершенно безумное выражение – рот приоткрылся, глаза быстро замигали. Заметив, что его предложение вызвало такую реакцию, писатель удовлетворенно улыбнулся.
– Но… Ты же говорил, что никто не читает твоих рукописей, пока они не готовы, – с трудом смогла вымолвить девушка, рот которой то открывался, то закрывался, как у рыбки, попавшей на воздух.
– Никто. И никогда. Но этот случай – особенный, Я хочу, чтобы ты прочла «Спящую возлюбленную» и сказала мне, что думаешь о романе. Только честно.
– Я и не знала, что ты уже его закончил.
– А я и не закончил, – проговорил в ответ Картер. – Именно поэтому я хочу, чтобы ты прочитала его. Мне никак не дается последняя глава. Вот я и надеюсь, что, прочитав все остальное, ты изложишь мне свое мнение, сделаешь какие-нибудь замечания, и тогда, возможно, в голове у меня прояснится.
Подумав некоторое время, Слоун медленно произнесла:
– Алисия бы огорчилась…
– Она ничего не узнает. Во всяком случае, я не собираюсь говорить ей, что давал тебе роман.
Раздумывая над его предложением, Слоун молча разглядывала лицо Картера. Ей, как всегда, захотелось дотронуться до него.
– Алисия должна читать твои рукописи, – наконец промолвила она. Девушке не хотелось, чтобы Мэдисон впоследствии сердился на нее за то, что она в чем-то обошла его жену, а в том, что так оно и будет, Слоун не сомневалась.
– Ей бы мой роман понравился, точнее, она бы сказала, что он ей нравится, независимо от ее истинного мнения. Только не подумай, что я ее критикую. Это просто замечание о ее характере.
Алисия не захотела бы обидеть меня.
– Но с чего ты взял, что я не поступлю в точности так же? Не скажу тебе того, что ты хочешь услышать вместо правды?
Мэдисон рассмеялся своим низким, глубоким смехом, от которого у Слоун тут же потеплело на душе.
– Ты всегда говорила со мной без обиняков и ни разу не попыталась сказать то, что мне хотелось бы услышать, – вместо правды, разумеется. Ты выпаливала все как есть, рискуя разъярить меня. Не думаю, что ты ни с того ни с сего начнешь мне льстить. – Картер видел по лицу девушки, что она торопливо взвешивает в уме все «за» и «против», раздумывая над тем, какое решение принять. – Чтение не займет у тебя много времени. Ты могла бы браться за рукопись вечерами, после всех дел.
– Не думаю, что у меня будет много дел на этой неделе, – рассмеялась хозяйка «Фэйрчайлд-Хауса». – Ты мой единственный постоялец.
– Да? Но я умоляю тебя не пренебрегать своими обязанностями в отношении моего номера, хорошо? Мне так нравится смотреть на тебя, когда ты занимаешься уборкой. Никогда не видел, чтобы женщина так быстро и ловко управлялась со своими домашними делами. И еще одна просьба. Позволь мне приглашать тебя куда-нибудь пообедать. – Увидев, что девушка собирается возразить, Картер поднял руки. – Нет-нет, я настаиваю! Это может быть своего рода платой за то, что ты прочтешь рукопись.
– В стоимость твоей комнаты входят завтрак и обед, – заявила хозяйка.
– Давай считать, что мы просто поменялись.
– Но твои завтраки и обеды стоят дороже!
– Господи! Как ты горда и упряма! Ну хорошо. Давай ты будешь готовить завтраки и мы будем есть их в кухне, а по вечерам или будем ходить куда-нибудь, или обходиться бутербродами. Идет?
Мэдисон протянул ей руку для рукопожатия. Слоун твердо пожала ее.
– Идет, – согласилась она.
– Скреплено рукопожатием, – торжественно произнес Мэдисон, – и… – он наклонился к ней, – ..поцелуем.
Слоун не разжала губ, не ответила на его поцелуй. Но несмотря на это, желание огненной стрелой пронзило ее тело. Однако на сей раз к , чисто физическому влечению примешалось нечто другое – они начинали испытывать настоящую духовную близость.
Когда Картер поднял голову, его глаза были затуманены.
– Когда начнем? – спросил он.
– Сегодня же вечером.
Мэдисон улыбнулся: его сердце писателя наполнилось гордостью от того, что ей так хочется прочитать рукопись.
А ее сердце ликовало! Еще никто не имел такой привилегии, а она… Она первая прочтет его книгу! Он предлагал ей не тело, не имя и даже не душу! Картер предложил ей книгу, которая составляла смысл всей его жизни! То, что было для него ценнее всего на свете!


– Ты что, хочешь уморить меня? – спросил Мэдисон на следующее утро, попивая в кухне ароматный кофе. Слоун яростно сбивала яйца.
– Я наказываю тебя за то, что ты спустился сюда завтракать. Ты что, забыл? Мы же договорились, что я буду приносить завтрак тебе в комнату.
Картер сделал большой глоток.
– Да я давным-давно проснулся и метался по комнате, ожидая, когда можно будет спуститься вниз, не нарушая приличий, – принялся объяснять он. – Сколько ты прочитала?
– Ешь омлет. – Она поставила перед ним тарелку с дымящимся блюдом.
Ее единственный постоялец выругался себе под нос, но на еду набросился с отменным аппетитом; сама же она ела куда медленнее.
Аккуратно одетые, они сидели друг против друга за кухонным столом, одни во всем доме, и Слоун мечтала. Она представляла себе, что никакой Алисии на свете вообще не существует. И весь «Фэйрчайлд-Хаус» в их распоряжении, и ей так уютно в нем… Впрочем, то, что касалось уюта, вовсе не было плодом фантазии. Дом просто потонул в дожде, который без устали барабанил по крыше и по подоконникам, надежно отгородив их от всего остального мира.
– Что ты думаешь о первой главе? – спросил писатель с набитым ртом. – Ты уже прочла первую главу?
– По прогнозу, дождь будет лить по крайней мере еще три дня, – не глядя на Мэдисона и аккуратно намазывая варенье на хлеб, промолвила девушка.
– Ну ладно, ладно, я все понял, – проворчал Картер. – Передай бекон, пожалуйста.
Потом она отнесла грязные тарелки в раковину и вернулась к столу с горячим кофейником. Налила еще кофе. Картер нетерпеливо барабанил пальцами по столу, поглядывая на нее поверх очков.
– Первая глава – просто замечательная, – наконец заявила Слоун, отпив кофе.
Мэдисон вздохнул было с облегчением, но потом его лицо снова напряглось.
– Ты это… не просто так, из вежливости говоришь? – Очки перекочевали к нему на лоб, где он, собственно, всегда их и носил, если не работал.
– Нет, – рассмеялась Слоун, качая головой. – Я сперва подумала, что человек, убегающий по переулку от своего преследователя, и есть главный герой.
– Так и должно быть. Я так задумал.
– И ты так описал звук его шагов по темным, мокрым от дождя улицам, его бешеное сердцебиение… Я просто воочию все увидела! Ты знал, о чем пишешь! Я переживала вместе с ним, испытывала тот же страх, ту же панику. И мне так же не хватало воздуха, я задыхалась… Я была невероятно удивлена, узнав…
– ..что этот человек – негодяй, а его преследователь и есть герой? – договорил за нее писатель. – Так?
– Да! Вот это ход! Читателям понравится.
Но…
– Но – что? – с тревогой спросил он.
– Неужели надо было с такими подробностями описывать кровавое убийство? – поежилась девушка.
– Это было не убийство, это была казнь, – усмехнулся Мэдисон. – Он был нацистским преступником. Жестокосердным мерзавцем. К тому же герой должен быть не только смелым сам по себе, но и для кого-то опасным. Большую часть моих читателей составляют мужчины. Книги дают им возможность помечтать. В жизни ведь бывают случаи, когда кому-нибудь стреляют в голову из револьвера, и мозги человека размазывает по кирпичной стене! До такого ни одному писателю не додуматься! Это надо знать.
Слоун с трудом сглотнула:
– Ты что… ты это видел?
– Да-а… Один мой приятель работает в ФБР, и, когда я рассказал ему, что мне нужно, он позвал меня…
– Пожалуй, меня не интересуют подробности, – поспешно остановила его девушка.
– О'кей, – улыбнулся Картер. – Стало быть, ты дочитала до этого места? Ты прочла всю первую главу?
– Я дочитала до четвертой главы. И мне понравилось, Картер.
– Да ты что? Правда?
– Правда, – подтвердила Слоун. – Я не преувеличиваю. – Она по-детски приложила к груди сложенные крестом руки, но выражение ее глаз оставалось серьезным.
– Взор Мэдисона задержался на ее груди, но раз уж они заключили соглашение, делать было нечего, и он перевел взгляд на ее лицо.
– Рукопись в полном беспорядке. Ты во всем разобралась? Я то и дело что-то правил. А когда у меня ничего не выходило с последней главой, я срывал злость на остальных страницах, вымарывал целые абзацы.
– Да, в некоторых местах я с трудом разбирала исправления и редакторские значки, но, думаю, мне удалось с этим справиться. Действие у тебя разворачивается так быстро и герой оказывается в таких невероятных ситуациях, что мне не терпится узнать, как он выберется из них. – Внезапно оживление с ее лица исчезло, голова поникла, она словно погасла. – Он, наверное, умрет или что-нибудь в этом роде, ведь так?
Мэдисон усмехнулся, увидев, как она огорчена.
– Нет, он не умрет, – заверил он Слоун.
– Да? В таком случае мне не терпится вернуться к книге. Ты будешь работать сегодня?
– Да. Хочу переделать одну сцену в шестой главе, пока ты до нее не добралась.
Пока они говорили, девушка вытирала со стола, а теперь она стала загружать посудомоечную машину. Она не представляла себе, до чего соблазнительна ее поза, если посмотреть сзади.
– Зачем? – поинтересовалась Слоун, повернув назад голову.
– Ты вдохновила меня. Хозяйка выпрямилась; с ее рук на пол капала вода.
– Я?!
– Я уже говорил тебе, как ты мне нравишься в джинсах. Вот я и решил вставить это в книгу?
Задумавшись, Слоун вытерла руки полотенцем, стараясь не смотреть на Картера.
– Я надела джинсы потому, что здесь никого нет, а мне надо кое-что сделать в душе.
– Не стоит извиняться за то, что ты чертовски сексуальна в этих штанах, Слоун, – тихо проговорил он.
Оробев, девушка заправила за ухо выбившуюся прядь.
– Я не… Я хочу сказать, мне и в голову не приходило, что я вообще могу быть… сексуальной… чертовски…
Его глаза буравили ее с такой силой, что она просто оцепенела.
– Знаю. Ты не нарочно. И от этого эффект еще сильнее.
Слоун могла бы и не обратить внимания на его слова, если бы проникновенный голос Мэдисона не напомнил ей о норковой перчатке. Эту самую норковую перчатку рекламировали на обложке одного из журналов, и она представляла собой игрушку – сексуальную игрушку, которую придумали специально для того, чтобы любовники могли делать друг другу массаж. Именно об этой вещице и подумала Слоун, услыхав голос своего необычного постояльца. Ее тело покрылось мурашками, когда она представила, как нежный мех ласкает ее кожу. Закрыв глаза, девушка постаралась прогнать от себя это наваждение, не думать о том, как перчатка скользит по ее животу, ее бедрам…
– А к-как ты… как же ты вставишь мои джинсы… в книгу?
– В конце пятой главы моего героя – Грегори – ранили в плечо. Он бродит по улочкам швейцарской деревушки, едва не падая от головокружения и от боли. Лиза, с которой он встретился в четвертой главе, следует за ним по пятам…
– Да, о Лизе я уже знаю. Картер кивнул:
– Так вот. Когда Грегори все-таки теряет сознание от большой потери крови, его уносят в дом к Лизе, и она сама лечит его рану. Герой несколько дней находится в полубредовом состоянии. – Писатель пожал плечами, похоже, не одобряя этой части романа. – М-м-м… Это, конечно, банально, но производит впечатление. Короче, когда Грегори приходит в себя, Лиза, как ангел-хранитель, склоняется над ним. Он приподнимается в постели и кладет голову ей на грудь, словно для того, чтобы решить для себя, жив он еще или уже умер. Ну… и после того, как его… м-м-м… плоть отвечает на близость женщины, Грегори понимает, что, пожалуй, он все еще на этом свете. Так было в этой главе.
– Не вижу в этом ничего такого, – заметила Слоун, не в силах отвернуться от Мэдисона, глаза которого так и притягивали ее к себе.
– Да нет, все в порядке. – Картер откашлялся. – Только теперь я кое-что переделаю. Когда Грегори откроет глаза, то первое, что он увидит, это будет потрясающая женская попка в тесных джинсах. Лиза наклонится, чтобы поправить что-нибудь в ногах постели. Ну да… – Глаза писателя заблестели от охватившего его возбуждения. – Да! У Грегори ведь была лихорадка, он разметался, и простыни сбились.
Он тянется и дотрагивается до нее… чтобы убедиться, что все это происходит наяву. – Перейдя от слов к делу. Картер потянулся к бедрам Слоун. – Он поглаживает ее попку, – продолжал писатель. – Она упругая и круглая. Лиза отлично понимает, что с ним происходит, поэтому она не противится и стоит спокойно, давая Грегори возможность убедиться в том, что он все еще жив.
…Осторожными, ритмичными движениями Картер ласкал ее, а Слоун тихонько покачивалась, завороженная его словами. Инстинктивно она протянула к нему руки, сняла со лба Мэдисона очки и принялась ласкать его непокорные волосы…
– ..А потом, – продолжал писатель, – Грегори поворачивает Лизу к себе лицом и нажимает… здесь. – Он посмотрел на живот Слоун. Полы длинной рубашки были завязаны впереди на узел. Картер положил руку ей на живот таким образом, что средний палец оказался на «молнии» джинсов, а основание ладони уперлось в лоно девушки. – Грегори медленно расстегивает «молнию»… – Слоун закрыла глаза. Она чувствовала все, что происходит в книге, ощущала себя Лизой. – Вот движок «молнии» опускается, и герой видит кружевную оборку ее трусиков. Грегори улыбается – он немного боится, немного удивлен, потому что все еще не верит, что это не галлюцинация. И он не останавливается – он поглаживает нежную кожу Лизы кончиками пальцев. Лиза слегка подрагивает, тихонько стонет, и Грегори рад этому – ведь все происходит наяву! Приподнявшись с глухим стоном, он прижимается лицом к ее животу – такому мягкому и ароматному. Грегори целует Лизу в пупок, ласкает его языком…
Картер не приблизился к Слоун ближе, не целовал ее, но тело девушки содрогалось от этих воображаемых ласк.
– Грегори прикусывает кружевную оборку трусиков, проводит по ней языком… Он снова убеждается, что все это не бред и не сон. Он облегченно вздыхает и падает назад на подушку. – Рука Мадисона тоже упала вниз. Слоун быстро убрала руки с его головы. – Грегори закрывает глаза и засыпает глубоким, исцеляющим сном.
Некоторое время они молчали, возвращаясь в реальный мир из мира книжных фантазий.
– Ну и как? – спросил писатель. – Каково себя чувствовать музой?
– Это большая честь для меня, – ответила Слоун дрогнувшим голосом. Она поежилась, не сразу приходя в себя после чудного забытья. Ее колени слегка дрожали, но она отступила от Картера, чувствуя, что лучше держаться от него подальше.
Слоун отчаянно пыталась собраться с мыслями, но ее губы все еще дрожали, глаза были полны слез.
Мэдисон, довольный произведенным эффектом, молчал, ожидая, пока она вернется в реальный мир.
– И вот представь себе, что писателю надо одну главу переделать, – наконец заговорил Картер, – и еще одну сочинить. Каково?
Слоун промолчала. Они оба вернулись к своим занятиям, но прошло еще немало времени, прежде чем и Слоун, и Картер смогли полностью прийти в себя после пережитого.


– Но это же безумие, Картер!
– Пойдем. Всего несколько ярдов. Где твой дух авантюризма?
– Остался в моей комнате. Там тепло, сухо и… светло. И как ты умудряешься что-то различать в такой тьме?
– Ночное видение, знаешь ли. Кстати, вот было бы отличное название, а? «Ночное видение» Картера Мэдисона. А что, мне нравится. Ну вот мы и пришли.
Оглядевшись вокруг, девушка не увидела ничего, кроме всепоглощающей тьмы да потоков проливного дождя.
– Да где же мы?
– У скамьи, на вершине горы…Уже наступил вечер, когда Мэдисон спустился вниз, велел Слоун взять куртку и шапку и следовать за ним. Девушка повиновалась, но была немало удивлена, когда Картер настоял на том, что вести машину будет он. Все ее расспросы ни к чему не вели: молодой человек упорно молчал о том, куда они направляются. Остановившись у какого-то магазинчика, он купил батон свежего хлеба, бутылку вина, кусок сыра и коробочку леденцов. Затем они переехали мост «Золотые Ворота». Проехав еще несколько миль, Мэдисон резко повернул налево, и въехал в длинный, абсолютно темный тоннель, а потом направил автомобиль вверх по извилистой горной дороге.
– Отсюда пойдем пешком, – заявил молодой человек, с силой нажимая на тормоз.
– Пешком? – недоверчиво переспросила Слоун. – Куда?
– На вершину.
…И вот теперь он усадил девушку на твердую, холодную скамью, а затем широко развел руки.
– Ну вот, мисс Фэйрчайлд, перед вами – самое красивое место Сан-Франциско.
Справа внизу зловеще темнел Тихий океан, накрытый седым покрывалом тумана. В кромешной тьме то и дело раздавался печальный вой противотуманной сирены, подающей сигналы многочисленным кораблям, катерам и баржам, бороздящим неспокойную водную гладь. Слева от них, как бриллиант в дорогой оправе, сверкал и переливался Сан-Франциско. Невдалеке Слоун смогла различить «Золотые Ворота», которые отсюда казались просто игрушечными.
– Действительно самое красивое место, – холодно подтвердила девушка, – только скрытое дождем и туманом.
– Ты почувствуешь себя куда лучше, если перекусишь, – со смехом заявил Картер.
Они стали отламывать куски хлеба, заедать их сыром и запивать вином прямо из горлышка бутылки, передавая ее из рук в руки. Хлеб, чтобы не промок, они прятали под пончо Слоун.
– Ну что, тебе удалось сегодня днем почитать? – деланно равнодушным голосом спросил писатель.
– Да. Правда, мне было немного неловко читать в то время, когда я обычно готовлю или убираю, но я не могла оторваться.
– Отлично! Иногда можно немного и нагрешить. Но несмотря на отвратительную погоду, надо было прогуляться. Тебе хорошо?
Посмотрев ему в глаза, девушка томно улыбнулась.
– Да, – тихо ответила она. – Я чудесно провожу время.
Картер смотрел на ее губы. Ее рот был необыкновенно красив, когда она смеялась или улыбалась, забывая про свою обычную, неестественную для нее суровость. Молодой человек был не совсем уверен, но, похоже, губы Слоун порозовели от вина. Наверное, на свете не было ничего вкуснее и приятнее, чем эти губы, смоченные красным вином… Картер постарался взять себя в руки.
– Ну и как книга? – вернулся он к начатому разговору.
– Весьма увлекательна. Картер. Но в ней есть и пафос.
– Вообще-то его не было, пока я кое-что не изменил. Ну и…
– Мне нравится. По-моему, это лучшая из твоих работ.
– Честно?
– Честно, – уверенно произнесла она. – Но… У меня есть сомнения по поводу одной сцены.
Девушка поежилась, плотнее закутываясь в пончо: в спину дул ледяной океанский ветер.
– Холодно? – заботливо спросил Мэдисон.
– Немного, – призналась Слоун.
– Вот что, иди-ка сюда. – Картер приподнял ее со скамьи и усадил к себе на колени. – Я укрою тебя от ветра.
Слоун прислонилась к нему – сначала осторожно, а потом прижалась всем телом.
– Ну как? – прошептал Мэдисон ей в ухо. Его дыхание согревало влажную от дождя кожу.
– Лучше, – тихо ответила Слоун. Она чувствовала себя чудесно. Несмотря на дождь, ветер, холод и скудный ужин, ей в жизни не было уютнее. Обняв ее за талию под просторным пончо, Мэдисон крепче , прижал Слоун к себе. Она почувствовала, что Картер возбужден.
– Отпей еще глоток вина, – предложил он, протянув ей бутылку.
Слоун сделала большой глоток и тут же пожалела об этом, потому что ее тело охватила внезапная истома.
– А теперь расскажи мне, что за сцена обеспокоила тебя, – поинтересовался писатель.
Девушке казалось, что она не сможет выразить свои сомнения словами, потому что голова ее была занята другим. Но она все же собралась с мыслями.
– Помнишь то место, где он успокаивает ее после того, как они убежали от террористов?
– В старой гостинице?
Мэдисон ласково поглаживал ее живот, и ей хотелось громко застонать от наслаждения.
– Да. Я думаю, что ее можно было бы немного переделать. – Слоун говорила нерешительно. – Но кто я такая, чтобы давать тебе советы? Я ничего не смыслю в писательском труде!
– Я не обижусь. Я ведь тебя об этом просил, если ты помнишь. Продолжай. Его рука застыла под ее грудью.
– Все эмоции Лизы вырываются наружу. Ей угрожали, она боялась за свою жизнь, за жизнь Грегори.
Рука Картера слегка сжалась, и, даже если бы он зажал ей рот, Слоун не замолчала бы так внезапно.
– Продолжай, – прошептал он ей прямо в ухо.
– Ну-у… эт-та сцена… – запинаясь на каждом слове, бормотала девушка, – когда он утешает ее… Лиза поняла, что ее ребенок погиб…
– Хм-м… – протянул писатель. Его губы дотрагивались до мочки уха девушки, и ей казалось, что даже поцелуи не могут взволновать ее сильнее.
– С этим все хорошо. Ей сейчас только это и нужно, – продолжала рассуждать Слоун. – Покой. А вот в следующей сцене одного покоя уже недостаточно.
– Что ты хочешь этим сказать?
– Ты написал, что он ее обнимает. Лиза неистовствует, прижимается к нему. А потом… Потом он просто целует ее, и она засыпает. Я не уверена, что она не захочет еще чего-то, не захочет…
– ..Заняться любовью? – договорил Мэдисон.
Сердце Слоун ухнуло в бездну, когда она почувствовала, что Картер крепко сжимает ее грудь. Ей казалось, что жар его тела проникает сквозь плотный трикотаж свитера.
– Да, – едва выдохнула она. – Думаю, Аиза захочет найти выход эмоциям, бушующим в ней. Она должна пожелать как-то отпраздновать то, что они оба живы… шумно отпраздновать..
– Так ты считаешь, они… он должен взять ее?
– Да. Быстро, может, даже грубо. – Живо представляя себе эту сцену, Слоун от возбуждения то и дело подскакивала на коленях Мэдисона, пока не почувствовала, что он судорожно вздрогнул.
– О Господи! – прошептал Картер, а затем, выругавшись, спрятал лицо на ее шее. – Господи! Слоун, ты не понимаешь, что делаешь! – Писатель часто дышал, обдавая шею девушки горячим дыханием, стараясь успокоиться. Впрочем, и самой Слоун пришлось сделать над собой усилие, чтобы вернуться к реальности.
Когда волна возбуждения отхлынула. Картер нежно поцеловал ее в шею.
– Хороший совет, Слоун, очень хороший, – одобрил молодой человек. Он слегка сжал пальцами ее отвердевший сосок. – Дельное предложение. Грегори тянул с этим, беспокоясь за Лизу. Но вот они в безопасности, их жизни ничто не угрожает, и уж теперь я подробно опишу, как велико желание Грегори.
Слоун хихикнула и тут же устыдилась того, что ее развеселила двусмысленность его последних слов. Она надеялась, что Картер ничего не заметит.
Он, разумеется, заметил. Приложив губы к самому уху девушки, Картер прошептал:
– Что за намеки, мисс Фэйрчайлд? Или вам не понравилось то, что я сказал? – Слоун опять захихикала, Картер громко засмеялся. – Ну и ну! И это сдержанная, благовоспитанная хозяйка респектабельного «Фэйрчайлд-Хауса»! Напилась, и в голову ей лезут всякие глупости! – Подхватив Слоун под руки, он поднялся. – Поедем-ка лучше домой, пока не подхватили простуду!
Мэдисон крепко обнимал Слоун за талию, когда они шли к машине по неровной дорожке. Оба испытывали огромное облегчение от того, что напряжение, стеной стоявшее между ними, наконец-то исчезло.
– Спасибо за помощь! – воскликнул Картер в машине, смачно поцеловав девушку в губы. – Завтра утром я первым делом перепишу эту сцену.
Следующий после этого необычного пикника день прошел, как и предыдущий. Они позавтракали в кухне. Затем Картер сел за машинку, а Слоун решила почистить серебро. То и дело отрываясь от дела, она умудрялась прочесть страницу-другую рукописи Мэдисона. Она была полностью захвачена сюжетом и судьбами героев повествования.
Спустившись выпить чашечку кофе, Картер объявил, что похищает хозяйку и поведет ее обедать.
– Из дома вон? – ядовитым тоном поинтересовалась Слоун.
Он сорвал с ее губ мимолетный поцелуй, когда девушка направилась мимо него к лестнице.
– Вон, – подтвердил писатель. – В какое-нибудь место, где есть столы, стулья и все остальное.
Весь остаток дня Слоун провела перед зеркалом и в ванной, приводя в порядок ногти, прическу, приняв ванну с косметическим маслом и отутюживая платье. Мягкое шерстяное платье из синего джерси удивительно подходило к ее глазам.
Само собой, все ее ухищрения не прошли мимо внимания Картера, когда она садилась напротив него за освещенный свечами стол. Из , всех городских ресторанов Мэдисон предпочел этот, окна которого выходили на океан.
– Картер, скажи мне, ты уже был женат? – неожиданно поинтересовалась Слоун.
– Нет. Никогда. Один раз, правда, чуть не женился.
– И что же помешало? – Девушка внезапно залилась краской. – Можешь не отвечать, – торопливо и смущенно пробормотала она. – Не знаю, зачем это я спросила.
Взяв Слоун за руку, Картер крепко сжал ее.
– Ты хотела знать, – объяснил он. – В том, что я до сих пор не женат, нет никакого душераздирающего секрета. Она – чудесная, очень красивая женщина, декоратор. У нее полно богатых клиентов. Она хотела, чтобы я работал по профессии – архитектором. Сколотил бы огромное состояние, и мы стали бы прожигать жизнь. А я хотел писать книги, даже если они не приносили бы мне ощутимого дохода. И жить такой жизнью, о которой она мечтала, мне было не по нутру. Короче, у нас были разные цели, мы хотели разного и… дружески расстались.
– И где она сейчас?
– Вышла замуж за красивого богатого хирурга и ведет тот образ жизни, о котором мечтала.
– Уверена, что ее красивый богатый хирург не зарабатывает столько, сколько ты, – высоким голосом проговорила Слоун.
Мэдисон недоверчиво посмотрел ни нее:
– Мисс Фэйрчайлд, я до глубины души поражен! Неужели вы умеете злорадствовать?!
Они рассмеялись. Отказавшись от заказанного кофе, они вышли из ресторана и направились к стоянке.
– А я и не знала, что ты занимался архитектурой, – заметила девушка.
– Я изучал ее пять долгих, нудных лет, чтобы доставить удовольствие отцу, который считал писательство недостойным занятием.
– И что же он теперь думает по этому поводу?
– А теперь мои книги, как охотничьи трофеи, выставлены у него на каминной полке. Они с мамой живут в Палм-Спрингз. Он бывший банкир.
– Ты любишь их?
Помолчав, Картер долго и внимательно смотрел на Слоун, а затем произнес:
– Да. Они дали мне жизнь и старались как можно лучше воспитать меня, своего единственного ребенка. Конечно, у них есть недостатки, и я страшно огорчался, просто с ума сходил, когда они потешались над моими замыслами. Так что я во многом лишь себе обязан, что стал писателем, но стараюсь не ругать их за то, что они не понимали меня и хотели навязать мне дело жизни.
– Нет ли скрытого смысла в твоих словах, этакого назидания? Картер улыбнулся:
– Ты не только хороша собой, но и умна. – Он взял ее обеими руками за щеки, и выражение его лица внезапно изменилось. – Если твои родители не относились к тебе должным образом, это еще не значит, что ты не заслуживаешь любви, Слоун. Это не твоя вина, а их. Они были нечестны с тобой. С твоей жизнью. Так будь честна ты.
Слезы блеснули в глазах девушки, губы ее задрожали.
– Спасибо, – прошептала она и, встав на цыпочки, поцеловала Картера в щеку.
Его глаза, как факелы в ночи, горели неистовым огнем.
– Не за что, – проникновенно ответил он.


Последние строчки листа с напечатанным текстом были мокры от слез, но девушка разобрала каждое слово. Уронив руки с листком на колени, Слоун некоторое время смотрела в пространство перед собой, а затем порывисто прижала бумагу к груди. Листок был смят, все поля исписаны многочисленными пометками, часть текста – вычеркнута, но даже если бы все было выгравировано на серебре, содержимое не представляло бы большей ценности.
Они вернулись домой из ресторана. Пожелав Слоун со вздохом доброй ночи, Картер направился к себе наверх.
Оставшаяся часть рукописи так соблазнительно выглядывала из папки, что хозяйка «Фэйрчайлд-Хауса», не выдержав, облачилась в бархатный халат, взяла папку и спустилась с ней в гостиную. Разведя огонь в камине, она закуталась в плед и уютно устроилась в одном из кресел. Комната освещалась лишь слабым светом настольной лампы, и, когда Слоун дошла до последних страниц, ей стало казаться, что действие перенеслось в полумрак ее гостиной и что она – его невольная участница.
Герои были живыми, они дышали. Слоун любила Грегори так же, как и Лиза. В самом деле, чем ближе была она к концу романа, тем больше характер героини напоминал ей ее собственный; их мысли, их поступки были одинаковыми.
Когда Слоун дошла до той сцены, что они проиграли с Картером в его первое утро в «Фэйрчайлд-Хаусе», у нее было такое ощущение, что это она написала роман. Не то чтобы она могла выразить все это словами и изложить на бумаге, но Мэдисон поразительно точно передал ее ощущения, ее эмоции, желание… Как он сумел так верно описать все это, ведь он совсем не знал ее тогда! Даже мысли, которые Слоун тщательно скрывала, заполняли голову Лизы.
Определенно писатель сумел распознать в ней ту личность, которую она всегда тщательно , скрывала и которой побаивалась. Как и Грегори, который знал всю подноготную Лизы, Мэдисон отлично разобрался в помыслах Слоун.
Он читал в ее душе, ощущал ее… Девушка не была бы ближе к нему, имей они одно сердце на двоих. Они были близки духовно, и это…
Ее глаза искали его, ей казалось, он просто должен быть рядом.
А Картер и был рядом. Он стоял в тени двери – босой, без рубашки. На нем все еще были выходные брюки, в которых он ходил в ресторан. В темноте разглядеть выражение его лица было трудно.
Мэдисон в жизни не видел зрелища прекраснее. Она была похожа на девочку, свернувшуюся калачиком в большом кресле. Поза Слоун выражала невинность, но лицо ее было лицом зрелой женщины.
Его сердце писателя подскочило, когда он увидел, что к груди Слоун прижимает листок его рукописи. Сколько он бился над этим заключительным пассажем, пытаясь точнее передать чувства Лизы! Интересно, узнала Слоун в героине себя?
Неужели в ее глазах слезы?! В свете огня они сияли, как бриллианты, ее волосы казались живыми. Картер обратил внимание, что девушка перестала закалывать их в пучок и носила теперь распущенными по плечам. Правда, комплимента он ей по этому поводу не делал, опасаясь, что Слоун тут же передумает и изменит свою новую прическу, которая так ему нравилась. Поэтому он предпочел молчать. В отблесках пламени ее волосы казались огненными, и молодому человеку так и хотелось согреть в них руки.
Он не сдвинулся с места, когда Слоун аккуратно уложила страницу в папку. Не шевельнулся он и тогда, когда, сбросив плед, девушка встала.
Его сердце забилось быстрее, дыхание участилось, когда Картер увидел, что Слоун протянула руку к «молнии». А затем, положив пальцы себе на плечи, девушка рванула полы халата – о Боже! – в стороны, обнажив грудь. Мэдисону казалось, что он наблюдает за тайным актом любви. Его взору открылась ложбинка между грудей, он любовался длинной шеей, пупком, животом и…
С трудом оторвавшись от прекрасного зрелища, Картер поднял взор, и их глаза встретились. Умоляюще улыбнувшись, Слоун скинула халат на пол…
До Мэдисона откуда-то издалека донесся собственный шепот – он хрипло хвалил ее красоту. Она была Венерой, вышедшей из пены. Отблески пламени освещали ее совершенное тело неровным светом. Ему хотелось дотронуться до нее руками, губами, языком… Любовь переполняла Картера, и лишь тело Слоун могло вобрать в себя кипение его страсти.
Мэдисон шагнул вперед, даже не услыхав ее умоляющего шепота:
– Картер, люби меня!..




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Завтрак в постели - Браун Сандра

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Завтрак в постели - Браун Сандра



захватывающий роман,интрига держит до конца
Завтрак в постели - Браун Сандраириша
16.06.2011, 22.50





прочитала в бумажном переплете, но с другим названием,обалдеть как интересно
Завтрак в постели - Браун Сандраatevs17
19.03.2012, 14.55





Хороший роман, незатасканый сюжет, кое где еле могла сдерживать слезы. Советую прочитать.
Завтрак в постели - Браун СандраНастя
20.03.2012, 9.04





это лучшее из того что я читала всем советую прочесть
Завтрак в постели - Браун СандраРоза
4.05.2012, 17.43





mne toje ochen ponravilos!Ochen nejniy roman!
Завтрак в постели - Браун СандраAfa
6.05.2012, 0.29





Не знаю как другим читательницам, а мне не очень. И нет там никакой интриги. Да, есть страсть,любовь с первого взгляда, много интима. Но напрягает мораль романа. Целуемся,значит, подругу не предали! Да и вообще...ни за что не поверю, что так было бы на самом деле (ггерой женится ради благородства, в то время как безумно любит ггероиню). бред это!!!!! люди по своей сути-эгоисты!
Завтрак в постели - Браун СандраЮлия
14.05.2012, 21.37





Замечательный роман!!! местами даже плакала
Завтрак в постели - Браун СандраНата
22.09.2012, 20.03





А мне не очень понравился роман! Читала без особого энтузиазма, как то растянутой и нудно! да и интриги никакой вовсе не было...
Завтрак в постели - Браун СандраМарина
24.09.2012, 12.30





Продолжение романа " Не присылай цветов" про подругу Слоун Алисию. Жизненный, романтический и зах ватывающий. Советую прочитать.
Завтрак в постели - Браун Сандраелена
21.11.2012, 13.27





Продолжение романа " Не присылай цветов" про подругу Слоун Алисию. Жизненный, романтический и зах ватывающий. Советую прочитать.
Завтрак в постели - Браун Сандраелена
21.11.2012, 13.27





маленький, ничем не обязывающий романчик.rnДля "убить время".rnчитается легко
Завтрак в постели - Браун СандраЮлия
14.03.2013, 10.50





Не понравился мне этот роман, слишком мелодраматично и пафосно.
Завтрак в постели - Браун СандраОльга
28.03.2013, 20.47





замечательный роман
Завтрак в постели - Браун СандраЛюбовь Владимировна
4.08.2013, 19.43





СИМПАТИЧНО, НО НЕ БОЛЕЕ
Завтрак в постели - Браун СандраМарина
13.01.2014, 6.55





Не понравился, было желание бросить читать, это худшее что я читала у С. Браун.
Завтрак в постели - Браун СандраОльга
19.02.2014, 19.48





Очень понравилось. Сюжет-любовный треугольник. Читайте
Завтрак в постели - Браун Сандраелена
25.08.2014, 10.39





А если бы Алиссия не призналась, то Картер женился бы на ней. А так женится на любимой. Как романтично...
Завтрак в постели - Браун Сандразлой критик
28.11.2014, 8.04





Простой, романтичный любовный роман. 8/10
Завтрак в постели - Браун СандраМилена
9.04.2015, 16.04





Не знаю кому как,а мне понравился этот роман и главное что он из жизни, и всё таки хорошо когда хорошо заканчивается.
Завтрак в постели - Браун СандраАнна.Г
7.05.2015, 20.25





Ну, почему, я ему не верю?
Завтрак в постели - Браун СандраНаталья 67
26.06.2015, 12.18





Такого бреда еще не читала никогда! Герой-неформальный. Бред!
Завтрак в постели - Браун СандраВикки
30.10.2015, 20.56





Прочесть можно.
Завтрак в постели - Браун СандраЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
4.11.2015, 9.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100