Читать онлайн Эксклюзивное интервью, автора - Браун Сандра, Раздел - Глава 46 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Эксклюзивное интервью - Браун Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.16 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Эксклюзивное интервью - Браун Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Эксклюзивное интервью - Браун Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Сандра

Эксклюзивное интервью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 46

Ровно в восемь часов Барри позвонила в дверь. Появился агент Секретной службы, который вежливо попросил ее сумочку для осмотра. Обыскал, вернул Барри и прозондировал девушку переносным детектором металлов.
Сенатор Армбрюстер с радостными возгласами вышел ей навстречу. Стиснув ее ладонь обеими руками, он экспансивно воскликнул:
— Надеюсь, что на сегодняшний вечер мы можем забыть все наши недоразумения, мисс Трэвис. Я уже переговорил с вашим бывшим начальником на телевидении. Из уважения ко мне он согласился вернуть вас в штат сотрудников. Так что любимая работа снова в ваших руках.
— Спасибо, сенатор, но я больше не хочу там работать. Особенно когда меня устраивают туда по блату.
Он великодушно улыбнулся.
— Если честно, я вас понимаю. После сегодняшнего интервью вы сможете продать свой материал птицам самого высокого полета.
— Я теряюсь в догадках относительно предмета этого эксклюзивного интервью, которое вы мне пообещали.
— Что ж, не стану больше испытывать ваше терпение.
Сенатор провел ее в очень милую, со вкусом обставленную приемную. В мраморном камине приветливо потрескивали дрова. На диване полулежала Ванесса, одетая в кружевное вечернее платье наподобие туалетов героинь романов викторианской эпохи. Она все еще была под капельницей.
Около камина, опершись рукой на его облицовку, стоял президент Соединенных Штатов.
Кто бы мог предположить, что он окажется здесь! Рядом с домом не было ни вереницы правительственных машин, ни вездесущей охраны. Правда, при входе стояли двое агентов Секретной службы, но те, по ее предположению, охраняли Ванессу. Девушка постаралась скрыть свое беспокойство.
— Здравствуйте, мисс Трэвис.
Она с трудом оторвала язык от неба.
— Добрый вечер, мистер президент. — Барри почти не слышала сама себя — слова заглушались стуком ее сердца.
— Привет, Барри. Барри кивнула Ванессе.
— Миссис Меррит. Та улыбнулась:
— После всего того, что нам вместе с вами довелось вынести, я думаю, ты вправе называть меня Ванессой.
— Спасибо. — Опустившись на стул, придвинутый сенатором, Барри оказалась сидящей напротив них троих, как свидетель на суде. Или как приговоренная к расстрелу перед лицом тюремного гарнизона.
— Ты выглядишь значительно лучше, — улыбнулась Барри Ванессе.
— Я чувствую себя гораздо лучше. Как там Грэй? Барри стрельнула глазами в сторону Меррита, но у него на лице ни один мускул не дрогнул.
— Он шокирован тем, что случилось вчера ночью со Спенсером Мартином.
— И все мы тоже разделяем его чувства, — подхватил Армбрюстер. Его печаль показалась Барри не совсем искренней.
— Грэй передавал тебе большой привет, — сказала Барри Ванессе.
— Как бы я ни старалась, я все равно не смогу сполна отблагодарить вас обоих за то, что вы забрали меня из Табор-Хауса. Останься я там под наблюдением Джорджа, я бы непременно умерла.
Барри захотелось ущипнуть себя. Это что. Страна Чудес? А она сама — Алиса, которая только что проскользнула сквозь зеркало в антимир? С того самого момента, как она переступила порог дома сенатора Армбрюстера, все шло не так, как она ожидала. Их диалог сродни любой тарабарщине, поскольку пока никакого смысла в нем не было. Ванесса наверняка понимала, что Джордж Аллан в своем стремлении убить ее не мог действовать по собственной инициативе.
Но другой альтернативы Барри не видела и решила продолжать этот дурацкий разговор в том же духе.
— Спасибо, что разъяснили ситуацию с обвинением в похищении с целью выкупа.
— За это недоразумение кое с кого как следует спросят.
Вот как просто Ванесса представляла себе все дело!
Сенатор Армбрюстер, предложив Барри выпить, прервал наступившую паузу.
— Что вы предпочитаете?
— Спасибо, не нужно. На самом деле я бы хотела перейти к делу. Для чего вы меня сюда пригласили?
— Мы, все трое, чувствовали, что обязаны оказать вам эту маленькую услугу, мисс Трэвис. — По-видимому, сенатор был назначен сегодня ведущим этого мероприятия.
После приветствия Меррит еще не сказал ни слова, но она постоянно ощущала на себе его зловещий взгляд.
— Как я сказал раньше, — продолжил Армбрюстер, — мы хотели бы разъяснить это досадное недоразумение, будь оно неладно! Чтобы устранить все возможные недомолвки и взаимные претензии между нами, мы протягиваем оливковую ветвь, которую олицетворяет собой эксклюзивный газетный материал.
— Какой материал?
Армбрюстер кивнул Дэвиду, тот посмотрел на Ванессу, потом на Барри и сказал:
— Мы с Ванессой разводимся.
Барри чуть рот не раскрыла от удивления, впрочем, ей полагалось только слушать. Армбрюстер продолжил объяснение:
— Далтон Нили сделает заявление для прессы завтра в полдень, хотя он еще не знает об этом. Нили зачитает вот это мое письмо к американскому народу. Я даю вам предварительную копию. — Он вынул из внутреннего кармана пиджака конверт и передал его Барри.
— Я могу прочитать его прямо сейчас? Он кивнул. Девушка раскрыла конверт и вынула оттуда два листа бумаги с печатью президента. Пропустив слащавое вступление, она наконец добралась до сути и начала читать вслух:
— «Смерть сына произвела на нас с миссис Меррит ужасное впечатление. Необходимость продолжать выполнение своих обязанностей также внесла свою лепту в ее несчастье. Ни один из нас не винит друг друга в расторжении брака, каждый понимает меру своей вины, хотя я должен принять на себя большую часть ответственности. Бессчетное число раз, будучи президентом, я не сумел стать внимательным мужем. Ванесса — очень бескорыстная женщина. Никто другой не выдержал бы так много и так долго, как она. Я и сейчас не испытываю никаких других чувств по отношению к Ванессе Армбрюстер Меррит, кроме восхищения и любви».
Барри дочитала и подняла голову. Картинку, которую она увидела, вполне можно было бы заменить тремя официальными портретами. Все трое застыли в абсолютном, нескончаемом умилении.
Она вернулась к письму:
— «Мы, Ванесса и я, понимаем, что вы, люди Америки, будете также разочарованы и опечалены таким ходом событий, но никто из нас не защищен от подобной дилеммы, с которой сталкиваются миллионы семей в мировом сообществе. Мы только просим вас не делать скоропалительных резких суждений, а также по достоинству оценить степень честности, с которой мы приняли это нелегкое решение.
Следуя примеру тестя и отца сенатора Армбрюстера, Ванесса и я решили и впредь отдавать себя государственной службе. Мы готовы исполнять свои обязанности на любом посту, который вы нам доверите. От себя лично скажу: за все время моего президентства, я так не нуждался в вашей искренней поддержке, как в настоящий момент. Спасибо».
Под письмом стояла подпись: «Дэвид Малькомб Меррит, президент Соединенных Штатов». Барри сложила письмо и сунула его обратно в официальный конверт.
— Очень проникновенное письмо, мистер президент, — произнесла она. А потом добавила:
— И очень мошенническое.
— Как, простите?
Барри набрала в грудь побольше воздуха и мысленно нырнула в воду с высокого трамплина:
— Не очень-то вы удручены этим разводом, мистер президент. Вы чувствуете облегчение. Насколько я понимаю, это часть сделки. Сделки, заключенной с сенатором Армбрюстером и Ванессой.
— Это неслыханно! — возмутился Армбрюстер. — Своей наглостью вы превосходите саму себя, юная леди. Мы вас пригласили сегодня…
— Надеясь, что сможете купить мое молчание, всучив мне материал о разводе в первой семье Америки. Извините, сенатор, покупка не состоится. Сделка отменяется, мистер президент. — Она встала и подошла к дивану, на котором возлежала Ванесса. — Как ты могла согласиться на такое? — сказала она, потрясая конвертом у нее перед глазами. — Ведь он убил твоего ребенка!
— Я вызову Секретную службу.
— Нет, Клет, — Дэвид остановил своего тестя в дверях гостиной — Давайте разберемся. Мисс Трэвис уже очень давно поливает меня грязью. Здесь наверняка не обошлось без Грэя. Итак, настало время выслушать мнение и противоположной стороны. — Он обернулся к Барри. — Я не убивал Роберта Растона Меррита, вы ошибаетесь. Как вам только в голову пришла эта смешная и клеветническая мысль!
— Этой мыслью со мной поделилась Ванесса. События последних дней подтвердили ее правоту.
— Вы сделали неверный вывод из ее слов. В то время она была в состоянии тяжелой депрессии и ясно мыслить не могла.
Барри опустилась на колени и посмотрела на Ванессу в упор:
— Когда ты встретилась со мной тогда, в первый раз, помнишь, разве ты была в состоянии клинической депрессии? Или ты просто боялась? Как на самом-то деле было? Он задушил ребенка своими руками прямо при тебе или ты увидела его стоящим над малышом с подушкой в руке?
— Ребенок умер от СВДС.
Не обращая внимания на президента, Барри схватила Ванессу за руку.
— Ты хочешь, чтобы ему сошло с рук убийство твоего сына и попытка убить тебя?
— Предупреждаю вас, мисс Трэвис, еще одно еловой…
— Твой отец втянул тебя в эту сделку, так ведь? Не он ли предложил своей дочери мирный развод взамен на молчание? Ты знаешь почему?
— Потому что ему известно, что я боюсь, — едва слышно произнесла Ванесса. — Я хочу разорвать свой брак с Дэвидом.
— Тихо, Ванесса! — крикнул Дэвид. — Ни слова больше.
Но Барри чуть ли не умоляла ее:
— Как ты думаешь, почему президент согласился на развод, если это существенно снизит его шансы на переизбрание? Какие доводы нужно было привести, чтобы он согласился развестись с тобой?
Ванесса выглядела совершенно растерянной: она так и впилась в Барри своими огромными голубыми глазами.
— Я… Я не знаю.
— Потому что Клет запугал его тем, что раскроет ужасный секрет, если твой муж скажет «нет».
— Дэвид, давай я вызову Секретную службу, — снова вмешался сенатор.
Перекрывая его голос, Барри опять заговорила:
— Армбрюстер действительно знает, где покоится секрет, Ванесса. И это не просто образное выражение. Армбрюстер действительно знает, где похоронено тело. Тело другого ребенка. Он родился много лет назад у женщины по имени Бекки Старджис. Этот ребенок тоже был нежелателен, и твой муж убил его. А Клет помог ему скрыть это.
Ванесса в ужасе посмотрела на отца.
— Отец! Это правда?
— Конечно, нет! Эта женщина — сумасшедшая! Это всем известно. Ты не должна верить ни единому ее слову.
— На сей раз вам так просто не выпутаться, джентльмены, — заявила Барри. — Даже если вы заткнете мне рот, все равно ничего не получится. Слишком много людей об этом знают. Вам конец.
— А черта с два!
Услышав этот злобный выкрик президента, сотрудники Секретной службы распахнули дверь.
— Мистер президент?
Меррит нетерпеливо махнул рукой.
— Убирайтесь! — выкрикнул он. — Это частный разговор.
— Кто же теперь выполнит за вас грязную работу, мистер президент? — не унималась Барри. — Доктор Аллан пытался покончить с собой, не в силах вынести соучастия в предательстве.
— Он пытался свести счеты с жизнью из-за собственного идиотизма. Этакий Барри Трэвис медицины, совсем свихнулся! Не смог даже по-человечески вышибить себе мозги.
— А как насчет Спенсера Мартина? — продолжила Барри. — Вчера ночью вы убили его, потому что он слишком много знал. Наверняка он тоже находился в детской, когда вы душили ребенка?
— Ты убил Спенса?! — ужаснулась Ванесса. Дэвид бросил на нее ядовитый взгляд, а потом зло процедил:
— Ребенка я не убивал. Сколько можно повторять? Будь здесь Спенс, он бы подтвердил вам. Я его не убивал. Это все она! — воскликнул он, указывая пальцем на Ванессу.
Ванесса вскрикнула от шока и оскорбления.
— Ванесса не убивала своего ребенка, — твердо произнесла Барри. — Так же как и Бекки Старджис своего. Его задушили вы.
— О мой Бог! Мой Бог! — причитала Ванесса.
— Да, именно так и обстояло дело, — кивнула Барри. — Затем он безжалостно избил молодую женщину и из всей этой истории извлек уроки Теперь он действует куда более осмотрительно.
Ванесса еще раз взглянула на Армбрюстера.
— Это правда, отец? Ты знал об этом?
На сенатора было больно смотреть — он стал похож на сдувшуюся шину. Клет с трудом доплелся до стула и тяжело плюхнулся на сиденье. Весь его облик свидетельствовал о тяжести того преступного груза, который камнем давил ему на плечи целых восемнадцать лет.
Ванесса кричала, как в агонии:
— Это правда? О Господи! Почему ты позволил мне выйти за него замуж? Почему поддерживал меня, когда я хотела этого ребенка? — Она разрыдалась. — Я так хотела ребенка! — Она посмотрела на своего мужа, как на воплощение всемирного зла. — Как ты мог убить его? Он был такой беспомощный, такой милый!
Меррит грубо расхохотался:
— Ты просто сентиментальная дура, Ванесса. И сама себя обманываешь. Этот ребенок доводил тебя до безумия, ты же крика его не выносила, была неспособна о нем заботиться, а впрочем, ты никогда ни к чему не была способна. Да и не любила ты его. Эта струя, впрыснутая в тебя Грэем, которую ты сейчас так забавно романтизируешь, оказалась низкопробной. Надо было лучше подмываться. Это спасло бы от беды нас обоих.
От этих омерзительных слов президента, Барри на мгновение лишилась дара речи.
Армбрюстер тоже был немало шокирован и только безмолвно открывал рот.
Ванесса же, наоборот, словно обрела способность действовать. С горящими от гнева глазами она соскочила с дивана, впрочем, тут же пошатнулась, но все-таки устояла, успев схватиться за спинку дивана.
— Ты, грязный сукин сын! И вовсе это не Грэй. Это был Спенс!
— Спенс?! — изумился Меррит. «Спенс?» — пронеслось в голове у Барри.
Не заботясь о том, что лежит под капельницей, Ванесса двинулась по направлению к мужу.
— Да, Спенс! Спенс! — Она просто выплевывала это имя ему в лицо. — Ты думал, что мой любовник — Грэй, потому что тебе хотелось так думать. Грэй Бондюрант, человек долга, умеющий ценить добро и ненавидеть зло, спит с женой своего лучшего друга! — Она язвительно засмеялась. — Сплетись на землю, Дэвид.
Грэй хорошо относился ко мне только потому, что знал о твоих женщинах. Тебе ни разу даже в голову не пришло, что это Спенс трахает твою жену, — продолжила она так же торжествующе, чтобы совсем уже разрушить иллюзии Меррита относительно человека, которому он так доверял. — И он действительно меня трахал. Я тоже хотела его, но мне не повезло. Он оказался ничуть не лучше, чем ты: такой же холодный, бессердечный ублюдок. Он наверняка радовался тому, что ребенок умер. — Ее голос сорвался. — Просто сделал вид, что он тут ни при чем. И это разбило мне сердце. Но по крайней мере мой сын не был твоим. По крайней мере от тебя ребенка у меня не было.
Меррит дал ей пощечину. Армбрюстер тотчас вскочил со стула. Взревев, как раненый лев, он набросился на своего протеже.
Но что он мог сделать Дэвиду? Меррит оттолкнул его в сторону.
— Ну ты и шутник, Клет, — засмеялся он. — У тебя уже и сил-то не осталось. Ни в прямом, ни в переносном смысле. Ты — евнух, яйца тебе уже не служат, и тебе больше не заставить меня принять хоть какое-нибудь решение.
Затем, посмотрев на жену, президент заявил:
— Я передумал насчет развода, Ванесса. Я говорю не о самом факте, а о его причинах. Я думаю, настало время поведать всей стране, какой шлюхой на самом деле является их лапочка Ванесса.
— А ты, — бросил он Барри, — гуляй-ка ты отсюда подобру-поздорову! Иди потрахайся с Бондюрантом, пока есть такой шанс. Впрочем, я не сомневаюсь, ты это уже не раз делала.
Он шагнул к двери и распахнул ее.
На пороге приемной стояли Грэй Бондюрант, министр юстиции Йенси и несколько сотрудников ФБР.
— Мистер президент, вы имеете право молчать…
— Какого черта тебе здесь надо, Билл? Грэй оттолкнул Йенси и Меррита, бросился в комнату и склонился над женщинами.
— Как вы?
Поддерживая плачущую Ванессу, Барри кивнула:
— С ней все нормально.
— А ты?
— Все отлично. Правда, я в какой-то легкой прострации. По-моему, он хотел меня убить.
— Скорее я бы его убил, — отозвался Грэй. Они переглянулись, и Бондюрант поспешил на помощь своим спутникам.
Те уже арестовывали президента и сенатора Армбрюстера.
Вряд ли можно было сказать, что Меррит переносил сию процедуру спокойно, с чувством собственного достоинства. Скорее он неистовствовал, как маньяк: все время выкрикивал оскорбления в адрес Йенси, но, к чести министра юстиции, он абсолютно невозмутимо зачитывал президенту его права.
Потом Дэвид заорал, что не он, а Ванесса убила их сына и все, что он делал с тех пор, призвано было защитить ее.
— Она его задушила. Она, она, а не я! Она сумасшедшая!
— Я бы посоветовал вам лучше помолчать, мистер президент, — прервал его Йенси. — Вы обвиняетесь в другом убийстве, в штате Миссисипи.
— Я не знаю, о чем вы. Клет! Клет, скажи им, что Ванесса нездорова.
Армбрюстер открыл было рот, но губы его не слушались. У него зуб на зуб не попадал, когда он пытался что-то произнести.
— У сенатора Армбрюстера еще будет шанс выступить свидетелем, — успокоил Йенси Меррита. — Его свидетельские показания для нас так же важны, как и показания очевидца.
— Но в детской никого, кроме Спенса, Ванессы и меня, не было! Спенс умер, а она лжет.
— Я сейчас вовсе не о смерти Роберта Растона Меррита, — объяснил Йенси. — У нас есть очевидец убийства в штате Миссисипи.
Наконец-то слова министра юстиции проникли сквозь красную пелену ярости в сознание Дэвида Меррита. Казалось, впервые за время ареста он осознал жестокую реальность ситуации. Дэвид внимательно посмотрел на Йенси, повернулся к Клету.
Клет тоже не сводил с него глаз: за этого человека, которого он создал и которого сейчас уничтожил, пришлось заплатить слишком большую цену.
Глаза Меррита сузились и превратились в горящие злобой щелочки.
— Ах ты старая сволочь! — прошипел он. — Что же ты наделал?


Когда я пришла в сознание, рядом уже был сенатор Армбрюстер.
Мягкая медлительная речь Бекки Старджис гулко разносилась в тишине телевизионной студии. Команда операторов, как и миллионы телезрителей во всем мире, напряженно ловила каждое слово. Женщина непонимающе посмотрела на свои руки: оказывается, она прямо-таки вцепилась себе в колени.
— Когда я пришла в себя, я думала, что все это лишь дурной сон, но, к сожалению… Мой ребенок был мертв. Его маленькое тельце так и лежало на полу, куда бросил его Дэвид. Вокруг были лужи крови, наверное, моей. Дэвид избил меня очень сильно.
— Дэвид Меррит, президент?
— Да, мэм. Но тогда он еще не был президентом. Голова женщины была повязана платком, чтобы скрыть грубый шов на висках и рубец, проходящий через раскроенный когда-то череп. Она очень стеснялась этого уродства.
В первый раз Барри увидела ее одетой в тюремный комбинезон, сейчас на ней было обыкновенное платье. Оно, правда, не очень гармонировало с платком.
— После того как он меня ударил, я больше ничего не помню; помню только, что, очнувшись, я увидела сенатора Армбрюстера, который стоял на коленях и щупал пульс у меня на шее. Он, кажется, здорово удивился, что я все еще жива, потому что Дэвид сказал ему, что я умерла.
— Кроме того, он рассказал сенатору Армбрюстеру, что это вы убили ребенка.
— Нет, я не убивала, — горячо возразила Бекки. — Это Дэвид убил. Я рассказала сенатору Армбрюстеру всю правду. Он показался мне очень добрым, сказал, чтобы я не переживала, он якобы обо всем позаботится.
— И что же он сделал?
— Вызвал врача, который пришел прямо в трейлер, зашил мне голову и сделал обезболивающий укол.
— Вас положили в больницу?
— Нет, мэм.
— А когда была вызвана полиция?
— Сенатор Армбрюстер позвонил прямо в кабинет шерифа. Когда пришли офицеры… — Она заплакала. Барри не торопила, дала ей время собраться с силами. — Сенатор Армбрюстер солгал им. Он сказал, что это я убила своего ребенка, и приказал арестовать меня. Меня забрали и начали допрашивать. Хотели, чтобы я подписала признание в том, что совершила непредумышленное убийство. Я отказывалась. Какое-то время.
— А потом вы подписали.
— Да, мэм. Только тогда они отстали. У меня очень болела голова, два раза вырвало. Мне было совсем плохо. И я подписала бумагу, в которой говорилось, что это я убила своего ребенка. Но я это не делала, его убил Дэвид Меррит. И он до сих подумает, что убил и меня тоже.
С помощью наводящих вопросов Барри Старджис изложила то, как сенатор Армбрюстер обошел закон. Клет обзвонил руководителей штата. Всего через пару дней судья приговорил женщину к пожизненному заключению, и ее перевели из местного казенного дома в государственную тюрьму. Там она и оставалась до позавчерашнего дня, пока Барри не узнала о ее существовании от Чарлин Уолтере.
Министр юстиции Йенси договорился с руководителями штата Миссисипи о переводе Бекки Старджис в Вашингтон.
Барри спросила:
— Как вы полагаете, сенатор Армбрюстер поверил Дэвиду Мерриту? По вашему мнению, сенатор действительно считал, что свершил правосудие, упрятав вас в тюрьму?
— Не знаю, — честно призналась она. — Но подозреваю, что он надул меня, чтобы у Дэвида не возникло никаких трудностей.
— Знаете ли вы, что Дэвид Меррит считал вас мертвой все эти годы?
— Я не знала об этом до вчерашнего дня. Видимо, сенатор надул и его.
В подтверждение этих слов Барри еще раз повторила очевидное: сенатор Армбрюстер держал Бекки Старджис в неизвестности, чтобы в нужный момент использовать в качестве козырной карты для нажима на своего зятя. Правда, чуть раньше Барри сообщила ей, что сенатору Армбрюстеру ее помощь теперь вряд ли понадобится.
— Все это время вы были в тюрьме, мисс Старджис?
— Да, мэм. Мои просьбы о сокращении срока дважды отклонялись.
— Почему? Судя по данным тюрьмы, вы были примерной заключенной.
— Не знаю почему, мэм. Мне просто отказывали, и все.
Барри сделала паузу, чтобы в наступившей тишине аудитория осознала следующее: Армбрюстер заранее все предусмотрел и дал распоряжение никогда не сокращать ей срок.
— Несколько лет назад вы сидели в одной камере с женщиной по имени Чарлин Уолтере, рассказали ей свою историю.
Бекки Старджис кивнула.
— Это было уже после того, как Дэвид стал президентом. Сначала Чарлин мне не верила, считала, что я все выдумала. Но когда в детской Белого дома умер его сын, она изменила свое мнение. Особенно после того, как посмотрела ваши репортажи о СВДС. Тут уж Чарлин решила, что, может быть, Роберт Растон Меррит был одним из тех, чье убийство потом выдали за СВДС.
— Мисс Старджис, сейчас я задам вам самый сложный вопрос. Я уверена, что всех наших зрителей волнует одно: почему вы никому не дали знать о своем существовании? Все эти годы вы сидели в тюрьме и ни разу не попытались привлечь к себе внимание. Ведь вас избили, а потом и вовсе заставили подписать ложное признание!
Бекки пожала плечами, видимо, желая сказать, что так уж сложилась ее жизнь.
— Когда я исчезла, никому и дела до этого не было. Меня никто не разыскивал. Я жила в том городке совсем недавно. Наверное, люди подумали, что я просто уехала куда-то точно так же, как и приехала. Семьи у меня не было. Кому я могла бы поплакаться?
— А адвоката у вас не было?
— Был, мэм. Адвоката мне назначили той же ночью в кабинете шерифа, но он тоже все время уговаривал меня подписать признание. Сказал, что если я не подпишу признание в непредумышленном убийстве, мне предъявят обвинение в намеренном убийстве. А в этом случае, если я проиграю судебный процесс, мне грозит смертная казнь. Ну и, кроме того, я все время очень плохо себя чувствовала: мучили страшные головные боли, меня несколько раз клали в тюремную больницу. Иногда на меня находили затмения, и я потом ничего не могла вспомнить. Прошло несколько лет, прежде чем моя голова более-менее пришла в норму. Тогда я начала писать письма своему адвокату, но он отвечал только на некоторые. Потом и вовсе перестал отвечать. Я пыталась дозвониться ему по телефону, но мне каждый раз говорили, что его нет на месте; я просила передать, чтобы он мне перезвонил, звонка так и не дождалась.
Потом вдруг ко мне в тюрьму приехал другой адвокат. Я забыла его фамилию, у меня где-то на бумажке записано. Он сказал, что мой старый адвокат умер и чтобы я их больше не беспокоила. Иначе мне же и достанется от Армбрюстера, так он сказал. К тому времени Дэвид уже был конгрессменом. Я больше не видела смысла бороться.
Кто поверит, если я буду обвинять Дэвида Меррита и Клета Армбрюстера?
— Хороший вопрос, мисс Старджис. Почему мы должны вам верить? Какие у вас есть доказательства, что Дэвид Меррит убил вашего ребенка, избил вас и оставил лежать в луже крови, решив, что вы умерли?
— Никаких. Но я могу доказать, что именно он отец моего ребенка, — гордо сказала она. — В тот страшный день, когда мой сын был убит, я срезала прядь волос с его головы и состригла у него ногти. Все это время они хранились в маленькой коробочке, а сейчас у мистера Йенси. Он сказал, что будут проведены анализы, чтобы все выяснить. Я бы очень не хотела, чтобы что-то пропало, потому что это у меня единственная память о моем сыне. Но мистер Йенси обещал все вернуть, как только завершатся анализы. Люди могут подумать, что я лгу, но мой ребенок скажет им правду.
Барри и сама бы не смогла найти более подходящей фразы для того, чтобы завершить интервью.
— Спасибо, мисс Старджис.
Журналистка развернулась к камере, лицо пошло крупным планом. Теперь ей предстояло сделать заключение.
— Как заявил министр юстиции Йенси, предварительные анализы ДНК ногтей и волос, предоставленных Бекки Старджис, показывают, что отцом ребенка является Дэвид Меррит. Пока еще рано говорить о пересмотре ее ареста и признания, но официальные лица заявляют, что будет назначено новое судебное разбирательство. Также пока неизвестно, будет ли подвергнут судебному преследованию за убийство Дэвид Меррит, хотя они с сенатором Армбрюстером уже отстранены от должности.
Сенатор Армбрюстер сейчас находится под домашним арестом. Сегодня днем он официально лишен места в сенате.
После того как конгресс завершил процедуру импичмента президента Дэвида Меррита, в должность вступил президент Питч.
Бывший президент также находится под арестом. Он содержится в Блейр-Хаусе, где и пробудет до тех пор, пока у министра юстиции Йенси не появится возможность организовать два полномасштабных расследования. Одно из них рассмотрит факты преступления в штате Миссисипи, а другое — дело о смерти Роберта Растона Меррита.
Еще рано гадать, каков будет финал. На протяжении всей истории нашего государства время от времени случались скандалы, связанные с фигурой президента, но еще ни разу не было ничего подобного.
Независимо от того, будут л и доказаны приписываемые Мерриту преступления, важно помнить об одном: он покинул место преступления в штате Миссисипи, чтобы избежать дачи свидетельских показаний и возможного судебного преследования. Уже одно это является нарушением федеральных законов и достаточным основанием для лишения полномочий администрации нынешнего президента Соединенных Штатов.
Передачу вела Барри Трэвис. Всего вам доброго.


— Давай заходи. — Барри отошла в сторонку, пропуская Грэя в гостиничный номер, который она временно снимала в последние дни.
— Спасибо. Я польщен оказанной мне честью находиться в одной комнате с тобой. Ты ведь сегодня стала такой крутой.
— Моя известность не произвела никакого впечатления на местный персонал. Они все равно вечно тянут с сандвичами. — Она посмотрела на часы. — Ну вот опять: уже сорок минут с хвостиком. Есть хочется ужасно.
— Что-то случилось с лампочками?
— Нет, все нормально. Просто мне так больше нравится. — В комнате было почти темно, горел только ночник у окна. Впрочем, портьеры Барри раздвинула, открыв роскошную панораму ночной столицы.
Барри здорово взбодрилась горячим душем и сейчас блаженствовала в белом махровом халате до пят. Все еще влажные волосы были откинуты со лба.
— Смотрел твое интервью, — как бы невзначай обронил он.
Затаив дыхание, она посмотрела на Грэя.
— Ничего, мне понравилось, Барри. Его физиономия расплылась в одобрительной улыбке, она же попыталась принизить свой успех:
— Собственно, я-то ничего не делала. Просто материал был такой, что все как-то само собой получилось.
— Если бы не ты, никакого материала бы и не было.
— Материала бы не было, если бы не Меррит и Армбрюстер. Лично мне весь рассказ Бекки Старджис не особенно понравился.
— Кстати, где она сейчас?
— В отеле. Билл приставил к ней пару женщин из своей команды. Завтра ее отвезут назад в тюрьму. Там она будет ждать, пока дело не начнет пересматривать судья штата Миссисипи.
— Интервью было таким трогательным, что наверняка вызовет у широкой общественности резонанс с призывами к освобождению Бекки.
— По крайней мере ей дадут шанс на справедливый суд. Я здорово удивлюсь, если ее признают виновной. Но даже в этом случае она уже отбыла свой срок.
Немного поразмыслив, Грэй спросил:
— Как это Си-эн-эн удалось тебя заполучить?
— Просто предложили больше других, вот и все. Ну что тут скажешь? — она невинно захлопала ресницами. — Меня тоже можно купить.
— А вот и сандвичи, — послышался его голос из коридора, куда он поспешил, услышав звонок в дверь. Он подписал счет и поставил поднос с кофе и сандвичами на столик.
— Звонила Аманда Аллан, — сказала Барри. — У Джорджа наметились сдвиги к лучшему, врачи не теряют надежды. Она полна оптимизма, очень его любит и готова ему все простить, если он выживет.
— Я от нее ничего иного и не ожидал, — кивнул Бондюрант. — Как там Дэйли?
— Сейчас я оплачиваю его счета в отеле. Не хочу, чтобы он возвращался в свою развалюху, ведь ему не так уж долго осталось… Пусть хоть сейчас поживет как следует. Да и потом вряд ли кто-нибудь из нас, вернувшись туда, не вспомнит тех ужасных дней, которые мы там провели.
— И где же он будет жить? Она взяла с тарелки сандвич.
— Я собираюсь купить дом где-нибудь в пригороде. С пристройкой для Дэйли. Страховка за мое обиталище в городе оказалась очень солидной, а если еще прибавить мою нынешнюю зарплату, то я, пожалуй, смогу себе позволить почти все, что хочу. Куплю собаку, чтобы ему не было скучно, когда я в отъезде. Надеюсь, что смогу полюбить другого пса, хотя он, конечно, никогда не заменит мне Кронкрайта.
— А ты поделилась этой своей идеей с Дэйли?
— Да он все ворчит, что ему не нужна моя «дерьмовая милостыня». Но я думаю, в конце концов согласится, — с довольной улыбкой отозвалась она. Съев четверть сандвича, она отодвинула тарелку.
— Я думал, ты голодна.
— Похоже, что нет.
— Что случилось, Барри?
— Ничего, — нетерпеливо сказала она. Затем спокойно:
— Я не знаю.
— Ты добилась того, чего хотела. Сейчас ты на гребне, все телесети страны наперебой предлагают контракты. Тебе остается лишь назвать сумму. Ты сделала интервью века. Я полагал, что найду тебя купающейся в шампанском.
— Я тоже думала, что так оно и будет, — тихо откликнулась Барри. — Но тебе, наверное, не понять, насколько противно ощущать себя персоной, ответственной зато, что скинули президента.
— Ты-то тут при чем? Дэвид сам виноват в своем падении.
— Конечно, ты прав. Вот этим, — она выразительно постучала себя по голове, — я понимаю, что ты прав. Может быть, это все из-за Хови. Он стал случайной жертвой, и я чувствую себя косвенно виноватой в этом.
— Виноват Спенс. Она тяжело вздохнула.
— Полагаю, это что-то из области медицинской психологии. После тяжелых страданий я родила ребенка, но почему-то не уверена, что люблю его. — Отведя глаза, она продолжила:
— Кстати, сегодня днем звонила Ванесса.
Грэй испытующе посмотрел на нее.
— Поблагодарила меня за интервью с Бекки Старджис в сдержанной манере. Ведь учитывая специфику материала, можно было закатить роскошную бульварную историю. — Она сделала паузу и задумалась на секунду. — Наверное, умеренность моего шоу говорит о том, что я наконец созрела как журналист. Я сильно выросла и как профессионал, и как личность.
— Несомненно.
— В любом случае, — сказала она, — Ванесса сегодня переезжает из Белого дома, но она ничего не сказала о том, что покидает это место из-за ужасных воспоминаний, связанных с ним. Естественно, она потрясена рассказом Бекки Старджис и все время повторяет, что не может понять, как ее отец умудрился приложить руку к столь бесчестному и низкому действу, — последние эпитеты мои, а не Ванессы. Он не только покрыл ужасающее преступление, но и позволил дочери выйти замуж за Дэвида, будучи вдохновителем этого брака. У нее такое ощущение, как будто ее предали.
— И как она теперь собирается общаться с Клетом? — спросил Грэй.
— Утверждает, что никогда ему этого не простит.
— Ее отречение не самое страшное из того, что он заслуживает, но это убьет его. Барри кивнула.
— Она пообещала Биллу Йенси свое полное сотрудничество в расследовании по делу о смерти Роберта Растона. Теперь, когда ничто уже не угрожает ее жизни, она расскажет правду. Ребенка убил Дэвид, но списать смерть на СВДС — идея Спенса.
— Узнаю Мартина! Способность находить простые решения всегда была сильной стороной Спенса.
— Неужели Ванесса его любила?
— Спенса? Нет. Просто добивалась от него того, чего хотела бы от любого мужчины, — внимания и защиты. Если смотреть непредвзято, то получится, что Ванесса дала Дэвиду лекарство его собственной рецептуры. Причем использовала для этого человека, в чьей лояльности Дэвид не сомневался. Но когда Спенс отвернулся от нее, она очень тяжело переживала.
— И обратилась к тебе.
— В поисках дружбы.
Барри встала и начала ходить вокруг столика с кофе.
— Я уверена, что она добивалась не только этого.
— Но это все, что она получила. — Уж мне-то ты мог бы рассказать!
— А тут и рассказывать нечего.
— Так бы сразу и сказал!
— Я никогда не хотел Ванессу и с ней не спал. Довольна?
— Да. Это так трудно?
Он приложил ладонь к ее губам. Затем принялся изучающе разглядывать Барри, пока она наконец не фыркнула под его пристальным взглядом.
— В чем дело?
— Я думаю, единственное, что тебя огорчает, так это то, что я все еще не отказался от своей бессмертной любви.
Она нарочито грубо, не по-женски, расхохоталась:
— Ну вот, приехали! Не тщи себя надеждой и кончай валять дурака. У тебя это не слишком хорошо получается, Бондюрант.
— Я же с тобой, Барри, — спокойно откликнулся он. Затем протянул руку, схватил ее за пояс и потянул к себе. — Этот дом, который ты собираешься купить, он будет большой?
— А в чем дело?
— Мне предложили работу в Департаменте юстиции. Что-то типа внештатного сотрудника. Работа многообещающая. Я буду часто заезжать в Вашингтон, а остановиться мне негде.
— Так, понятно. — Ее сердце забилось ровнее, возвратился аппетит. Причем аппетит просто зверский! — А как же Ракета, Бродяга и Док?
— Попрошу кого-нибудь присмотреть за ними и моим ранчо, пока я в отъезде. С такой работой у меня будет полно свободного времени, чтобы слетать в Вайоминг.
— Я гляжу, ты уже все распланировал.
— Планы — наполеоновские. Грэй потянул за пояс, распахивая халат, потом ласково коснулся ее руками и обнял ее за талию. Он так и ел Барри глазами.
— Ты, помнится, как-то сказала, чтобы я не смотрел на тебя как на пустое место. Ты не пустое место, Барри! Выкинь из головы весь этот эмоциональный мусор, — которым тебе забили голову в детстве. Твой отец обманывал только самого себя, для меня ты далеко не пустое место.
Грэй осторожно посадил ее к себе на колени, обнял за шею, приблизился и поцеловал, эротично скользнув языком в ее рот. Она вмиг затрепетала.
Кончиками пальцев он дотронулся до сосков, твердых и очень чувствительных. Он легонько сжимал их, ласкал ее грудь, пока она боролась с его одеждой. Когда она приняла его в себя, Грэй не выдержал и впился в сосок губами. Барри сидела на нем, делая совершенно бессовестные, страстные движения. Где она этому научилась?! Как ей удается этими плотскими ухищрениями доставить ему столько удовольствия? От кого из языческих предков передалось ей это глубинное, темное знание?
Еще никогда в жизни она не испытывала подобной гармонии — ее тело отзывалось на его малейшие движения — еще никогда ей так не хотелось доставить ему радость. Он это почувствовал.
— Ты не собираешься визжать, как в последний раз?
— Только если ты остановишься.
— Ни за что на свете, — простонал он и обхватил ее бедра.
Она задыхалась от восхитительного давления, которое нарастало где-то в глубине ее лона.
— Я… Если ты меня не остановишь… Я могу закричать!
Он поймал ее рот своим, они слились в очередном поцелуе, который прервался лишь во время кульминации. Он уткнулся ей в грудь, прислушиваясь к нежным прерывистым вздохам, которые особенно эротично звучали в темноте.
Затем она обессиленно припала к нему, уронив голову на мощное надежное плечо. Так они и лежали.
Наконец он уложил ее рядом, откинул влажные волосы с ее лица, провел указательным пальцем по щеке, одновременно касаясь большим пальцем губ.
Он никогда раньше не проявлял такой нежности, у нее на глаза навернулись слезы. Она зачарованно прошептала:
— Бондюрант…
— Ты знаешь, — откликнулся он, — только от одного твоего голоса я схожу с ума. Просто теряюсь, когда слышу тебя.
Тихонько засмеявшись, она потянулась вперед и слегка куснула его в шею.
— Это и есть заверения в том, что ты определенно испытываешь страсть ко мне?
Он не ответил, она запрокинула голову, чтобы взглянуть ему в глаза. Он лукаво покосился на нее, давая понять, что она не совсем верно уловила его мысль.
— Ты меня любишь? — отважилась наконец спросить Барри.
Он только молча смотрел в ответ, в его глазах читалось все без слов, главное было не утонуть в этой голубизне.
— Правда? — прошептала она.
— Ты не очень-то возбуждайся по этому поводу. Я все равно никогда не вспомню день твоего рождения, или День святого Валентина, или годовщины какие-нибудь, — охладил он ее пыл. — Я не из этих ребят типа «Сердце! Цветы!».
Она обхватила его голову руками.
— Ты не будешь меня обманывать?
— Нет. — Его тон не оставлял никаких сомнений. — Никогда.
— Ну тогда обойдусь без сердец и цветов.
— А как насчет секса?
— Секс — это хорошо.
Они снова повалились на широкую кровать и причудливо слились изгиб в изгиб. Ее прохладные гладкие ягодицы покоились на его горячих чреслах. Подбородком Грэй касался ее волос, а руками обвил все тело Барри и задержался на груди. Большой палец блуждал вокруг сосков. Она нежно коснулась губами его руки, того самого места со следами зубов, которые она оставила несколько недель назад.
Ее уже одолевала дремота. Потом, перед тем как уснуть, она снова позвала его.
— Мм?
— Хочешь посмеяться? — Он ничего не ответил, но по его реакции она поняла, что он слушает. — Я была влюблена в своего отца. Безнадежно.
Нежно, прямо в ее волосы он прошептал:
— Я знаю.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Эксклюзивное интервью - Браун Сандра



Читала и удивлялась. Трудно поверить, что американская писательница главными злодеями вывела президента США вместе с супругой. Я почему-то думала, что американцы - патриоты своей страны.
Эксклюзивное интервью - Браун СандраАля
29.09.2012, 0.10





Честно, как роман - произведение совершенно не понравилось!!!! Я бы даже не назвала это романом....жаль потраченное времени....еще ни разу я не была так разочарована!!!! скорее я бы отнесла все написанное к детективу, но никак не роман!!!
Эксклюзивное интервью - Браун СандраМарина
24.11.2012, 17.18





Так себе....rnИ сюжет, и герои, и ....
Эксклюзивное интервью - Браун СандраЮлия
14.03.2013, 11.01





Скачать
Эксклюзивное интервью - Браун Сандралина
28.01.2014, 2.00





Скачать
Эксклюзивное интервью - Браун Сандралина
28.01.2014, 2.00





Читается легко, но концовка романа мне не понравилась. Не понятно чем закончился.
Эксклюзивное интервью - Браун СандраАлла
25.02.2016, 21.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100