Читать онлайн Эксклюзивное интервью, автора - Браун Сандра, Раздел - Глава 39 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Эксклюзивное интервью - Браун Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.16 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Эксклюзивное интервью - Браун Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Эксклюзивное интервью - Браун Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Сандра

Эксклюзивное интервью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 39

Дэйли всерьез воспринял свою нынешнюю работу в качестве приманки.
Вскоре после того как они с Барри и Грэем расстались, он заметил серый седан — тот уже несколько кварталов ехал за ним, держась на безопасном расстоянии. Немного попетляв по улицам города, как его учил Грэй, Дэйли убедился, что ему снова сели на «хвост».
Возможно, Грэй прав, и у него на машине установлен маячок, а может, этим ублюдкам просто повезло, и они наткнулись на него случайно. А может быть, секретная полиция Меррита работает гораздо лучше, чем представляет себе Грэй? Это было бы ужасно. Однако не будут же они трогать старого, больного, задыхающегося человека посреди оживленной улицы. Дэйли чувствовал себя относительно спокойно.
В течение первого часа игра в догонялки еще доставляла ему удовольствие, но со временем однообразие стало надоедать. Зевнув третий раз в течение пяти минут, он настроил радиоприемник на станцию, передающую рэп, исключительно из тех соображений, что ненавидел эту музыку всей душой. Если и эта омерзительная какофония не взбодрит его и не заставит быть бдительным, то больше уже ничто не поможет.
Когда у него заурчало в желудке, он свернул в специальный «Макдональдс» для проходящих машин и заказал биг-мак себе и Долли. Молодой парень, который принимал заказ, заметил, что спутницей Дэйли является надувная кукла, но оставил этот факт без комментария. Дэйли тоже не стал распространяться на эту тему. Пусть уж лучше пацан считает его извращенцем, лишь бы дело не пострадало.
Он остановил машину перед входом в обеденный зал и безучастно наблюдал за входящими и выходящими посетителями, поедая свой гамбургер. Особого аппетита он не чувствовал, поэтому доесть оба биг-мака не смог. Он готов был поклясться, что Долли очень неодобрительно посмотрела на него, когда он выбрасывал остатки ужина.
Не имея желания снова колесить по городу, он апатично опустил руки на руль и продолжал наблюдать за клиентурой «Макдональдса». Особенно его интересовали супруги с маленькими детьми. Эти явно счастливые пары служили живым подтверждением того, что земной идеал не так уж недостижим. Но вместо того чтобы радоваться этому при виде детишек, весело уплетающих свою незамысловатую еду, Дэйли вдруг загрустил.
Уже не в первый раз он осознал, что упустил в жизни нечто очень важное. Надо было жениться на той хорошенькой маленькой школьной учительнице, которая сходила по нему с ума. Он ведь точно так же сходил с ума по ней. Он потерял голову при виде ее нежных карих глаз и этой мягкости в их первую ночь. Одна ее улыбка делала его таким счастливым, будто он получил миллион долларов.
Но он воспринимал ее как нечто само собой разумеющееся и был невнимателен, зачастую предпочитая ее обществу сверхурочную работу. В его погоне за удачным материалом она оставалась на заднем плане. Перспектива поехать на место только что совершенного преступления была вне конкуренции, по сравнению с перспективой пойти с ней в кино.
Эта добрая, доверчивая девушка возилась с ним гораздо дольше, чем он того заслуживал. Но наконец терпение лопнуло, она на все плюнула и вышла замуж за человека постоянного и чувствительного, который не слишком ценил свою личную свободу и не до такой степени отдавался работе.
Удивительно, как юношеская свобода превращается в старческое одиночество.
Спустя много лет Дэйли постоянно вспоминал о ней и представлял, что все могло бы повернуться по-другому.
Поймав себя на этих запретных мыслях, он презрительно поморщился и подавил жалость к себе:
"Итак, в середине моего длинного пути наступил момент, когда я превратился в старого сентиментального дурака».
Решительно отбросив сантименты, он завел машину и выехал со стоянки. Седан стоял на другой стороне улицы. Стоило Дэйли выехать на Шестьдесят шестую улицу, как он моментально пристроился за ним.
Доехав до места пересечения с Четыреста девяносто пятой, Дэйли повернул на северо-запад. Забавно было наблюдать в зеркало заднего вида за седаном, который изо всех сил старался не упустить его в потоке машин; впрочем, вряд ли этот серый седан — его единственный преследователь.
Он вернулся в округ Колумбия через Чеви-Чейз, Мэриленд, и поехал в город. На Висконсин-авеню пестрая толпа вела бурную ночную жизнь, пытаясь отыскать свободные места в переполненных барах и ресторанах.
Положившись в выборе маршрута на собственную интуицию, Дэйли продолжил движение по городу и снова оказался на окраине. Ему уже надоела эта петрушка, хотелось спать, он не привык проводить за рулем столько времени.
Мысли бывшего журналиста опять закрутились вокруг маленькой школьной учительницы. Какой же он болван, что позволил ей уйти! Она, вероятно, стала бы очень хорошей женой, у них были бы дети, а сейчас уже и внуки. В эти осенние дни он бы не чувствовал себя столь одиноким и не в такой мере зависел бы от Барри. Она, конечно, замечательная девочка, и он любил ее как свою дочь, но вряд ли ее можно назвать спутницей жизни.
Возможно, женись он тогда на той милой леди, ему было бы не так страшно сейчас умирать.
— Ей бы от этого стало только легче, — пробормотал он, — никаких тебе больше ухаживаний за таким задыхающимся старым перечником, как я.
Звук собственного голоса вывел его из задумчивости.
Куда это он заехал? Против воли он оказался в промышленной зоне. Ряды складских помещений, пакгаузов так и громоздились друг на друга, едва отличаясь один от другого. Все было закрыто в столь поздний час. В местах погрузки стояли пустые трейлеры, их открытые кузова напоминали пасти голодных бегемотов.
Машина Дэйли и преследующий его автомобиль оказались единственными движущимися транспортными средствами на этих пустынных улицах. Запутываясь с каждым поворотом все больше, он неотвратимо уходил в глубь бетонного лабиринта и наконец выехал на улицу, которая заканчивалась тупиком.
— Черт побери! — Дэйли взглянул в зеркало заднего вида. Седан находился буквально в двух метрах от него.
Повинуясь инстинкту, Дэйли предпринял резкий разворот на сто восемьдесят градусов и уже чуть было не проскочил, но водитель успел резко выкрутить руль влево. Дэйли со всей силы нажал на тормоза, чтобы не врезаться в машину.
Наверное, лучше было бы врезаться, тогда у него появился бы шанс улизнуть с места аварии. Теперь же никаких шансов не осталось, потому что прямо к нему, выскочив из преследовавшей машины, уже бежали трое.


— Ты опоздал на целых десять минут! — За стенами передвижного домика послышался капризный женский голос.
— Дерьмо! — выругался Грэй.
— Что случил ось?
— Похоже, я нарвался на Ромео с передвижной кроватью. Давай бегом!
Он побросал ее туфли, одежду, саквояж и сумку на топчан, который выходил за пределы домика и заканчивался в кабине пикапа.
— Давай туда! Быстро!
— Я не могу. Там как в гробу.
Не тратя времени попусту, он схватил ее за ногу и, подтолкнув другой рукой пониже спины, забросил на топчан. Места там было действительно маловато — между матрасом и потолком оставалось где-то около полуметра. Это пространство, когда не использовалось по прямому назначению, служило хранилищем для запасных постельных принадлежностей. Грэй быстро запрыгнул туда сам и пополз вперед, пробираясь между подушек, одеял и спальных мешков.
— Давай пробирайся в самый конец, — зашипел он на Барри, которая наконец-то безоговорочно подчинилась. Она съежилась где-то в дальнем углу, стараясь стать как можно незаметнее.
Они услышали, что влюбленная парочка направилась к двери передвижного домика.
— Мне уже порядком надоели все эти глупости, — жаловалась женщина. — Почему бы нам не поехать в мотель?
— Но здесь есть гарантия, что нам никто не помешает.
— К тому же платить никому не надо.
— Да не в деньгах дело! Честно, крошка. В мотелях же всех посетителей записывают. Ты ведь не хочешь, чтобы моя старуха нас застукала?
Во время этой болтовни Бондюрант неистово перекладывал подушки и скрученные в рулоны спальные мешки на край лежака. К счастью, когда парочка взялась за ручку двери, ни Барри, ни Грэя уже не было видно из-за этого бруствера. Потом пехотинец пропихнул девушку еще дальше в угол. И всего за одну секунду успел с головой прикрыть их обоих стеганым одеялом.
— Когда они залезут сюда и присоединятся к нам, здесь будет чертовски людно, — прошептала Барри.
— У тебя есть конкретные предложения? Даже если они и были, журналистка все равно не успела о них поведать. Задняя дверь открылась, и помещение наполнилось вечерним светом. Передвижное жилище ощутимо дернулось, когда мужчина шагнул внутрь.
— Ну вот мы и дома, моя крошка. — Он присвистнул. — Ну и видок у тебя сегодня, просто термоядерный! Это что, новая блузка?
— Тебе нравится?
— Очень. По-моему, мы сможем достаточно быстро вытряхнуть тебя из нее.
— Ты просто животное!
Дверь захлопнулась, и вновь стало темно. Смех. Вздохи. Страстные звуки влажного поцелуя взасос, шелест срываемой одежды. Скрип расстегиваемой молнии. Низкий стон.
— Наказание ты мое! — выдохнула женщина.
— Не сомневайся, крошка! Ну, обними покрепче. Опять вздохи и чмокающие поцелуи.
— Я уже весь горю, — задыхаясь, выпалил мужчина. — Ну, давай, быстрее!
— Что, опять наверх полезем? — гнусавым голосом заскулила она. — Там так тесно, я в прошлый раз здорово ударилась головой!
— О'кеи, О'кей, тогда…
— Подожди минучку, — прогундосила она, — не стягивай. Если ты секундочку подождешь, я сейчас все достану и постелю.
По всей видимости, парень уже зашел слишком у далеко и ждать больше не желал. Снизу послышались характерные звуки ритмичного движения, постукивание о стенку. Ну, может быть, об пол. Этого Грэй не мог сказать наверняка. Да он и не хотел досконально анализировать возникшую проблему, ибо точное знание того, что происходит внизу, могло породить в его воображении столь живописные картины, что он не поручился бы за последствия. Он попытался отвлечься, но звуки, шедшие снизу, не оставляли никакого сомнения в том, что любовь там в самом разгаре. Грэй плотно закрыл глаза, жалея, что не может так же эффективно отключить и слух. Как ему хотелось подавить свои непроизвольные реакции. Ну если не все, то одну-то уж точно.
Барри, почти не дыша, лежала рядом, испытывая такое же возбуждение, как и он. Он знал об этом, потому что чувствовал ее неподвижность и отсутствие дыхания. Он чувствовал абсолютно все, что касалось ее, начиная с аромата шампуня до ощущения ее ног рядом со своими коленями.
Сцена, разыгравшаяся на полу передвижного домика, была как будто взята из так называемых «холостяцких» фильмов, которые обычно смотрят в суровых мужских компаниях под аккомпанемент расплескиваемого пива и звон бутылок. О таких рандеву языком рисунков очень часто повествуется в самых похабных из порножурналов.
Вряд ли в этой картине содержались элементы искусства. Нельзя было назвать ее и изысканной эротикой. Происходило нечто совершенно низкопробное, банальное и вообще… Но черт бы их там внизу подрал! Он уже раскалился добела.
Впрочем, своим состоянием он был обязан не столько сексуальным играм внизу, сколько тому, что они с Барри фактически находились в объятиях друг друга. Она — полунагая, он — полностью одет. Одного этого было уже достаточно. Опасность «засветиться» обостряла чувства и напоминала ему сцену из детства, когда он шестилетним мальчиком сбежал с восьмилетней дочкой проповедника в их персиковый сад играть в Адама и Еву.
Природа в очередной раз сыграла с мужчиной злую шутку: чем больше он старался подавить возбуждение, тем сильнее сгорал от страсти.
Этот болван снизу вдруг заорал дурным голосом, а потом немного погодя прохрюкал:
— Тебе понравилось, моя лапочка?
— Нет, и сдохнуть мне на этом месте, если я прикидываюсь!
— Не переживай. Сейчас все будет в порядке. У меня еще куча резинок, а на работу ехать аж через сорок пять минут.
Сорок пять минут!
Грэй почувствовал, что он столько не выдержит. А Барри? Испытывает ли она то же самое? Он ощутил ее учащенное и горячее дыхание. Что это — тревожное волнение или возбуждение?
Словно прочитав его мысли, она шевельнулась. Чуть заметно. Ее колени, до сих пор прижатые к груди, стали распрямляться, но так медленно, что он не решался поверить в это.
Старательно сдерживая дыхание, она распрямлялась едва ли не по сантиметру, он постарался облегчить ей движение и вздрогнул от ее неожиданного прикосновения. Потом Барри скользнула ногой по его чреслам и вытянулась вдоль его тела. Теперь они лежали лицом друг к другу.
Она слегка запрокинула голову, потом отклонилась сильнее. Это не могло быть игрой его воображения, потому что теперь он ощущал ее дыхание губами. И в темноте, под одеялом он знал, что она смотрит на него, на его рот.
"Ну ты и дурак», — поду мал он в такт удару сердца, приближаясь к ней вплотную и целуя. При этом прикосновении губы девушки слегка приоткрылись. Совсем чуть-чуть. Но этого оказалось достаточно, чтобы он полностью отдался во власть безрассудной страсти.
«Не делай этого, Бондюрант!»
Но его уже ничто не беспокоило, стоило только языку проникнуть ей в рот — сладкий, мягкий, шелковистый рот! Рука беззвучно скользнула по спине Барри, он коснулся ягодиц девушки и с силой прижал ее к себе.
Теперь только слой тончайшего шелка отделял ее лоно от вздувшейся ширинки. Не делая резких движений, она стала волнообразно покачивать бедрами.
Сдавленный звук, скорее шипение, чем голос, вырвался у него из горла. Она принялась двигаться интенсивнее. Он еще крепче обнял ее. Прижавшись щекой к ее щеке, он пытался дышать очень тихо, несмотря на то что это было практически невозможно, так как сердце его, казалось, вот-вот выскочит из груди.
Однако они остались незамеченными, потому что парочка внизу как раз увлеклась глупой, кокетливой болтовней, особый идиотизм которой придавало постоянное хихиканье женщины. Предмет их разговора сейчас мал о заботил Грэя.
Он полностью сосредоточился на поцелуях Барри, рот в рот, влажных и развратных. Он уже сбился со счета, сколько раз он целовал ее, сколько раз его язык совершал дерзкие набеги в ее рот. Он ни на мгновение не прерывал контакта с ее губами, даже когда они останавливались, чтобы перевести дыхание, затрудненное как возбуждением, так и опасностью разоблачен и я. Но тем не менее и в эти мгновения она подавалась вперед и кончиком языка играла его верхней губой. Он с удовольствием позволял ей делать это — дразнить и подвергать танталовым мукам, пока его терпение не лопалось. Тогда он прямо-таки впивался ей в рот, крепче сжимал в объятиях и пытался поудобнее расположиться между ее бедрами. Ему это удалось, и он так и остался в этом положении. В голове его мелькали картины их полного соития. Порочные небеса и святая преисподняя!
Это было самое продолжительное, самое интенсивное, самое сокровенное, самое приятное, самое потрясающее сексуальное переживание, которое он когда-либо испытывал. И ему хотелось, чтобы эта сладкая пытка, с одной стороны, как можно скорее закончилась взрывом, а с другой — длилась целую вечность.
Однако развязка наступила отнюдь не по их с Барри воле, а из-за незадачливых любовников.
Грэй спустился с небес на землю только тогда, когда внезапно открылась дверь и свет хлынул внутрь домика. Потом дверь закрыли и заперли снаружи. Парочка обсуждала условия следующего рандеву на улице рядом с домиком. Аргументы девушки оказались сильнее, и кавалер снисходительно согласился встретиться с ней в мотеле.
Барри с Грэем невольно подслушивали печальный разговор расстающихся бедолаг. Наконец эта сценка завершилась, незнакомец забрался в кабину, и машина тронулась.
Как только они поехали и вновь заговорило радио, Грэй сбросил накрывавшее их стеганое одеяло.
Он старался не смотреть на Барри. Ведь что бы это ни было — сейчас все закончилось. Он чувствовал себя точно так же, как и тогда в детстве, когда проповедник в самый интересный момент застукал свою дочь в его объятиях. Тогда они, лежа среди персиковых деревьев, были заняты сравнительным анализом двух самых удачных творений Господа Бога.
Грэй спрыгнул с импровизированного насеста и скомандовал:
— Мигом слезай и одевайся!
Пожалуй, это звучало слишком грубо, но он не мог вымолвить ничего другого. Она сумела сделать так, что он напрочь забыл все свои тренировки. Он знал, как противостоять пыткам, как отвлечь свое сознание от физической боли… В морской пехоте одному лишь его, увы, не научили — как противостоять Барри Трэвис.
Она тем временем спустилась с топчана. Гарт Брукс в динамиках напевал о том, как хорошо пить пиво и виски с друзьями в самых удивительных местах, и Грэй был благодарен этому шумовому оформлению. Оно помогало скрасить то неловкое молчание, которое длилось все время, пока Барри облачалась в форму медсестры. Грэй снова надел пиджак, натянул комбинезон, застегнул молнию и нахлобучил на голову кепку.
Барри села на скамейку, а Грэй покопался на топчане и, достав оттуда сумку, протянул ее Барри. В полутьме он увидел, как она, широко распахнув глаза, смотрит на него.
— Сегодня ты впервые поцеловал меня по-настоящему…
— И?..
— Давай поговорим об этом.
— Нет.
— Но почему?
— Потому что нам предстоит попытаться похитить первую леди Соединенных Штатов. Нам надо обдумать операцию.
— Операцию? Но я женщина, Грэй, а не один из твоих мордоворотов!
— Ты же сама напросилась! Если тебе не нравится мой стиль руководства, ты можешь отойти в сторонку и помолчать. Я должен сконцентрироваться. Так что…
— Всего один вопрос. Можно?
— Чего тебе еще?
— Тебе было хорошо, дорогой? Он попытался сдержать улыбку, но ничего не смог с собой поделать и потому тихонько засмеялся.
— Барри, помолчи!
— Я так и думала.
Она улыбнулась той нежной, удовлетворенной, понимающей улыбкой, которая обычно появляется на лице женщины, когда она знает, что достигла цели. Больше они не разговаривали и не произнесли ни слова до тех пор, пока пикап не затормозил. Подруливая к блокпосту службы охраны, водитель выключил радио.
Грэй посмотрел на Барри и прошептал:
— Ну вот и приехали.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Эксклюзивное интервью - Браун Сандра



Читала и удивлялась. Трудно поверить, что американская писательница главными злодеями вывела президента США вместе с супругой. Я почему-то думала, что американцы - патриоты своей страны.
Эксклюзивное интервью - Браун СандраАля
29.09.2012, 0.10





Честно, как роман - произведение совершенно не понравилось!!!! Я бы даже не назвала это романом....жаль потраченное времени....еще ни разу я не была так разочарована!!!! скорее я бы отнесла все написанное к детективу, но никак не роман!!!
Эксклюзивное интервью - Браун СандраМарина
24.11.2012, 17.18





Так себе....rnИ сюжет, и герои, и ....
Эксклюзивное интервью - Браун СандраЮлия
14.03.2013, 11.01





Скачать
Эксклюзивное интервью - Браун Сандралина
28.01.2014, 2.00





Скачать
Эксклюзивное интервью - Браун Сандралина
28.01.2014, 2.00





Читается легко, но концовка романа мне не понравилась. Не понятно чем закончился.
Эксклюзивное интервью - Браун СандраАлла
25.02.2016, 21.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100