Читать онлайн Эксклюзивное интервью, автора - Браун Сандра, Раздел - Глава 33 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Эксклюзивное интервью - Браун Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.16 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Эксклюзивное интервью - Браун Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Эксклюзивное интервью - Браун Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Сандра

Эксклюзивное интервью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 33

Сенатор? Клет склонился над микрофоном селекторной связи:
— Что там еще, Кэрол?
— С вами хочет говорить Грэй Бондюрант. Клет глубокомысленно почесал подбородок.
— Скажи ему, что меня нет.
— Он звонит третий раз за последние два дня.
— А мне плевать, сколько раз он звонит; мне не о чем с ним разговаривать. Что слышно о докторе Аллане?
— Я все время пытаюсь с ним связаться, но мне каждый раз отвечают, что он вне пределов досягаемости.
— И что означает эта галиматья?
— Сотрудники Белого дома не уточнили, сэр. Джордж Аллан не так давно звонил Армбрюстеру и проинформировал, что у Ванессы неадекватная реакция на прописанное ей лекарство. Намекнул он также, что она опять стала здорово пить. Общий смысл разговора сводился к тому, чтобы объяснить сенатору необходимость перевода ее в частную клинику для обследования. До тех пор пока ее состояние не стабилизируется, следует оградить ее от посетителей. В сущности, запрет на визиты является неотъемлемым правилом подобной больницы.
Опять этот чертов Хайпойнт! Ванесса снова исчезла из поля зрения, даже не попрощавшись, и связаться с ней невозможно. В конце беседы Аллан сообщил, что не стоит ожидать ее выздоровления в ближайшие несколько дней.
Будучи председателем сенатского Финансового комитета, Клет был по горло занят совещаниями по согласованию бюджета. Его присутствие на них было обязательным, но он ощущал, что ему трудно сконцентрироваться на бюджете страны, когда с дочерью творится что-то непонятное.
Доктор избегает его звонков. Дэвид даже не считает нужным позвонить и переговорить с ним. Уже начинало довольно сильно попахивать, причем усиливала это впечатление всевозрастающая паника самого Клета.
— А они в курсе, кто говорит?
— Конечно, сэр.
— В таком случае я хочу немедленно говорить с президентом.
Пока Кэрол пыталась прозвониться, Клет подошел к большому окну. Вид за окном практически не изменялся в течение последних тридцати лет, но он никогда не уставал от этой картины. Менялись марки автомобилей на широких авеню Вашингтона. Приходили и уходили стили одежды. Зима сменяла лето, но мощные здания правительства Соединенных Штатов оставались незыблемыми.
Взирая на них, он испытывал прилив энтузиазма, который вряд ли можно было приписывать обычному патриотизму. Это было нечто более низменное, чем любовь к родине, — это была страсть к власти, циркулировавшей в таких вот строениях, и она рождала в нем возбуждение, в чем-то даже сравнимое с эрекцией. Он твердо верил в пословицу «Власть — сильнейший возбудитель». В мире нет ничего, что могло бы с этим сравниться, хоть как-то приблизиться к этому ощущению.
Любой человек, который хоть чего-то стоит, борется за власть, но, получив ее, готов отдать все на свете, за то, чтобы удержать. Само собой, придет кто-то помоложе и отберет ту власть, которой он сейчас располагает здесь, в Вашингтоне. Но это случится не сегодня и даже не завтра. Он сам выберет момент для передачи эстафетной палочки.
Но Дэвиду Мерриту она не достанется.
Его снова отвлекла секретарша.
— Извините, сенатор. У президента сегодня все расписано до минуты, вечером он должен лететь в Атланту. Он не вернется назад до завтрашнего полудня.
Клет обдумал ситуацию в течение нескольких минут.
— Спасибо, Кэрол. Постарайся все-таки достать этого шарлатана Аллана. И избавься от Бондюранта.
— Да, сэр.
Армбрюстер водрузил на стол ноги и, устроившись поудобнее в своем любимом кожаном кресле, стал обдумывать дальнейшие шаги. Дэвид действовал значительно быстрее, чем предполагал Клет. Он-то рассчитывал, что Дэвид дождется, пока улягутся страсти, прежде чем устранит единственного свидетеля убийства ребенка.
Да, Клет поверил всему тому, о чем ему рассказали Бондюрант и Барри Трэвис тем вечером в ресторанчике. Он допускал, что в их словах есть доля истины, но разве у него есть выбор? Устроить шум по поводу содержания Ванессы в больнице или подвергнуться риску выглядеть полным кретином? Клет обругал Барри, но в действительности его праведный гнев был направлен на вероломного зятя.
Конечно, Барри Трэвис — мелкая рыбешка, с Бондюрантом все гораздо сложнее. Клет мог бы еще сомневаться, если бы об этом кошмаре ему поведала одна Барри, но в Бондюранте он не сомневался. Этот бывший спецназовец никогда не вызывал у него особо теплых чувств. Неразговорчивый до идиотизма, он всегда был натурой цельной. Вряд ли можно найти еще одного такого же — честного и прямого.
Клет никогда не слышал, чтобы Бондюрант лгал. Он уходил от вопросов о своих взаимоотношениях с Ванессой, что могло расцениваться как молчаливое вранье, но Клет воспринимал его молчание как галантные попытки защитить от скандала Ванессу, а отнюдь не себя.
Прекрасно зная натуру Дэвида, зная об инциденте с некоей Бекки Старджис, Клет не сомневался в том, что Дэвид вполне способен задушить ребенка, если этот мальчик — не его сын.
Клет казнил себя за то, что эта мысль не посетила его раньше. Этот подонок сумел убедить и его, и Ванессу в том, что он хочет ребенка. В течение нескольких лет она перепробовала все методы лечения от бесплодия, Дэвид же отказывался от медицинского обследования. Теперь Клет понял почему. Этот ублюдок знал, что «стреляет мимо цели», но не хотел, чтобы об этом догадывались другие. Кроме того, он возложил всю вину за их бездетность на Ванессу, усугубляя ее комплекс неполноценности, который и стал в конечном итоге причиной ее болезни.
Конечно, совесть Клета была не совсем чиста. Он признавал частично свою ответственность за супружескую агрессию, от которой теперь страдала его дочь. Где он был все эти годы? Почему не видел того, что открылось ему теперь? Слишком занят был пропихиванием Дэвида в Белый дом, чтобы видеть, как тот жестоко отверг любовь Ванессы.
До тех пор, пока она поступала согласно его распоряжениям, не перечила ему и знала свое место, Дэвид нарадоваться не мог. У него была покорная, красивая жена, которая терпела его случайные любовные связи. Но стоило только Ванессе взбунтоваться и забеременеть от другого, как Дэвид вынес ей смертный приговор.
Да, Барри Трэвис и Грэй Бондюрант не лгали. Они раскрыли ему глаза на то, что он старался не замечать:
Дэвид Меррит заставил его дочь пройти через все муки ада, Дэвид Меррит убил его внука, Дэвид Меррит предал его, Дэвида Меррита следует уничтожить.
Но швырнуть ему в лицо необоснованные обвинения в вечерних новостях было бы недостаточно. Клет должен сокрушить Дэвида исподтишка, никому не сообщая о том, что он замышляет. Любые действия, кроме тайных, закончатся провалом.
У Бондюранта были шансы на успех, но только если бы он действовал один, без помощи журналиста, любого журналиста, а уж менее всего ему в помощники подходила Барри Трэвис. Да, надо действовать независимо от этой парочки, и действовать очень быстро, поскольку Дэвид поступает именно так.
Во-первых, надо срочно разыскать Ванессу, во-вторых, вырвать ее из рук Дэвида, ну а в-третьих, стереть с лица земли этого мерзавца!
Правда, сдерживают кое-какие обстоятельства, в частности собственные противоречивые эмоции Клета. Он ощущал, что предательство зятя занозой засело у него в сердце, и тем не менее нельзя позволить никаких сантиментов по поводу того, что может — и должно — случиться.
А действовать надо в высшей степени осторожно, чтобы, обрабатывая Дэвида, не подвергнуть себя ни малейшему подозрению. Уничтожить администрацию полностью и при этом не засветиться — дело очень сложное и требует искусного маневрирования.
Однако на маневрирование требуется время, а вот его-то, похоже, как раз и нет.
— Хови? Кого я вижу!
Хови чуть не подавился своим пивом с солью. Он вытер рот тыльной стороной ладони, прежде чем протянуть ее усатому в бейсбольной кепке, из-под которой торчали длинные волосы, собранные в хвостик.
— Э! А я уже было подумал, что ты не придешь. Человек криво усмехнулся.
— Сейчас я к тебе присоединюсь.
— Рад тебя видеть. Взять тебе пива?
Хови был рад встрече с этим человеком, которого, как он надеялся, может называть своим другом, но предложение его прозвучало не совсем искренне, ибо сейчас совместное времяпровождение было бы вовсе не кстати. Хови забежал в бар только на минутку — глотнуть пивка, а не вести душеспасительные беседы. Весь день он чувствовал себя не в своей тарелке — как шлюха в церкви, — то и дело ожидая Бондюранта, которому надо рассказать все, что он выяснил насчет местонахождения первой леди. Хови предполагал, что либо Грэй, либо Барри появятся на телестудии.
Но миновало семь часов, время, когда он сдает свою вахту редактору ночных выпусков новостей, а ни Барри, ни ее ужасный подельник так и не объявились. А вдруг, на его счастье, они забыли о нем или раздобыли информацию где-то в другом месте? Вряд ли. И чем дольше тянулся день, тем больше нервничал Хови.
Он сомневался, что они поверят в то, что при всем его старании ему не удалось ни у кого ничего выведать в Белом доме. Или в этом городе все врут, или действительно никто не знает, куда госпитализирована миссис Меррит. Но ведь не это хотели бы от него услышать Барри и Бондюрант!
Поэтому Хови решил чуток приврать Бондюранту, полагая, что этот бывший морской пехотинец так же «добр», как и его слова. И если Хови не выложит ему ничего нового, то рука у него не дрогнет.
— Спасибо, пиво сегодня отличное.
— Что? — спросил Хови, отрываясь от своих печальных мыслей.
— Может, еще по пивку? — Вновь обретенный друг в замешательстве уставился на Фриппа.
— О! Конечно, конечно. Просто у меня сегодня был очень трудный день. — Хови как бы извинялся за свою рассеянность. — Я сейчас.
Когда он возвратился с пивом, его знакомый, прямо как профессионал, уже натирал кий мелом.
— Ну сегодня держись! Я с прошлого раза здорово натренировался.
Его ухмылка сверкнула как оскал хищника с бегающими глазками и маленькими острыми зубами.
— Мм, на самом деле у меня, э-э, сегодня нет времени, — но, взглянув на сурово сдвинутые брови, Хови забеспокоился еще сильнее.
— Ну ладно, разве что одну маленькую партию.
— Отлично! Отыграться для меня — дело чести. Между ударами они болтали о всякой всячине. Хови играл плохо, не мог сконцентрироваться, постоянно думая о том, кто и что ждет его дома. А, может быть, Бондюрант наблюдает за ним прямо сейчас? Не он ли это смотрит вон из той будки на противоположной стороне улицы?
— ..о своих друзьях?
— Пардон?
— Я спросил о твоих коллегах. В широком смысле. Ты сегодня, похоже, чем-то озабочен. Если у тебя еще какие-то дела на сегодня, то…
— Нет, нет! — в ужасе вскричал Хови. — Извини.
"Да плюнь ты на это, старый идиот!» — подбодрил он сам себя. Что с ним в самом-то деле? Тут, в баре, отличный парень просто навязывается ему в приятели, а он как себя ведет? Ведет себя просто как задница. Вот и все.
На этот раз Барри ошиблась. И всегда ошибалась в нем. Теперь вот ошибся и Бондюрант. Ну кто они такие, чтобы врываться к нему в квартиру и измываться над ним, а? Да у них и силы-то не хватит. По крайней мере у Барри точно не хватит, а Бондюрант наверняка уже давно смылся из города, потому что ему прямо-таки не терпится ухватиться за юбку первой леди. Ну и хрен с ними! Если они сегодня снова заявятся со своими смешными угрозами, он на них натравит полицию, и все дела!
Воодушевленный новым поворотом своих мыслей, он потуже затянул ремень на брюках и сделал порядочный глоток пива:
— Ну теперь-то она у меня в руках!
— А не врешь?
— Поначалу мне это совсем не понравилось, — он скорчил гримасу сожаления, — но она так просила…
— А что тебе еще оставалось делать?
— Тоже верно. — Хови сделал лучший удар за весь сегодняшний вечер. Партнер поднял бокал с пивом, салютуя его успеху. — Хотя пора бы ей и честь знать;
— Вот как? — Соперник Хови готовился парировать. Шары смачно стукнулись, но в лузу не попал ни один. — Ты что, пишешь ей рекомендательное письмо?
— Нет, помогаю водной секретной работе. Как и предполагал Хови, на лице его приятеля отразилось сильнейшее удивление. Видимо, поразило, сколь таинственно и поэтично фраза прозвучала.
— Что это еще за секретная работа?
Уязвленное Бондюрантом самолюбие Хови взывало к мести — хотя бы словами. Ну что с того, что он поделится своими проблемами? Этому парню все равно. К тому же даже лучшие друзья постоянно подкалывают друг друга. «Почему бы ему, например, не подумать, что я несу чепуху? Так что все нормально».
— Она теперь работает внештатно: все раскапывает то большое дело. Помнишь, я тебе рассказывал? Но вот уперлась в глухую стену, и как ты думаешь, к кому она пришла за информацией? К вашему покорному слуге!
— Что за информация такая? Хови подмигнул:
— О внутренних делах в Белом доме.
— Ну и ты, конечно, добыл ее?
— Думаешь, так просто? — Хови многозначительно почесал грудь. — Раздобыть все это было очень непросто! Пришлось самому провести целое расследование, малость пошевелить мозговыми извилинами, но я докопался до той изюминки, которую ищет Барри.
— Ну, ты ее осчастливил!
— Да, пожалуй, она будет счастлива.
— А ты что, еще ей не рассказал? — Глаза собеседника загорелись, усы встопорщились, и он радостно хлопнул Хови по плечу. — А-а! Я все понял. Ты ей не скажешь, пока не получишь от нее кое-что взамен?
Хови радостно кивнул. Его новый друг понимал все так, как и хотел Хови: он хотел, чтобы его приняли за донжуана, мирового парня, за человека, с которым принято считаться.
— Сегодня вечером я ее увижу. И думаю, что, получив желаемое, она наверняка ответит мне взаимностью. Как считаешь?
В этот вечер Барри сидела за рулем «вольво», украденного сегодня днем со стоянки у медицинского комплекса. Она притормозила неподалеку от дома Хови.
— Где поставить машину? — спросила она Грэя.
— В конце квартала. Остановись и дай мне выйти. Я пойду первым.
— Через парадную дверь?
— Вчера ночью мы его здорово напугали своим театральным выходом, так что сегодня лучше будет действовать по-человечески.
— А что, если он ничего не раскопал?
— Начнет врать — я сразу почувствую. Ладно, жду тебя там. — Грэй ступил на тротуар и закрыл дверцу.
— Будь помягче, — сказала она, но он или не расслышал, или просто проигнорировал этот совет.


Куража Хови хватило ненадолго. Вскоре после того, как он оставил своего нового друга в баре, страх вновь охватил его. По дороге домой ладони его стали настолько влажными, что он с трудом держал руль.
Бондюрант обещал наподдать ему, если он не разузнает ничего ценного, но если он наврет с три короба, то морпех наверняка разберется в этом в течение ближайшего времени. И тогда он, вероятно, просто придет и убьет его. Оба варианта не сулили Хови ничего хорошего. Остается только просить пощады у Барри. В прошлый раз она вела себя очень грубо, но вряд ли она со спокойным сердцем будет просто стоять и смотреть, как расправляется с ним Бондюрант.
— Да, Барри запросто уйдет в другую комнату, а не то потеряет аппетит! — буркнул он, припарковав машину на стоянке во дворе дома, и поднялся по ступенькам. Дрожащими руками отпер дверь, распахнул настежь и прислушался. Наконец Хови вошел в гостиную и запер за собой дверь.
Ничуть не сомневаясь, что один в квартире и что здесь никто не появлялся после его ухода на работу, он, несмотря на это, прошелся по всем комнатам, щелкая выключателями. Сквозь окно спальни Фрипп взглянул на пожарную лестницу — еще вчера он вычислил путь, по которому вошли к нему визитеры. Убедившись, что на металлических перекладинах пожарной лестницы никого нет, он прошел на кухню. Нервы его так разыгрались, что в животе забурлило. Он икнул и открыл дверцу холодильника в поисках чего-нибудь вкусненького.
— А все эти проклятые соленые орешки! — бормотал он, извлекая бесформенную кучу холодных спагетти, неизвестно когда сваренных.
Он не ребенок. Он мужчина! И тем не менее крадется как вор в собственном доме, боится собственной тени. С тех пор как Барри взбрела в голову эта идиотская мысль насчет первой леди, жизнь Хови не стоила и дерьма. У него начались проблемы на работе, с Дженкинсом. И на досуге тоже. Как можно отдыхать, если все твои мысли только об одном: вот сейчас придет этот придурочный морской пехотинец и сделает пюре из твоих мозгов. Тотальное нашествие неприятностей.
Нет, хватит, он не намерен больше терпеть такое дурацкое положение!..
Стоило Хови только подумать об этом, как раздался стук в дверь.
У него рефлекторно пересохло в горле.
Но затем он взял себя в руки и воинственно зашагал в переднюю. Рывком открыв ее, он уже готов был поделиться с Барри и Бондюрантом своими мыслями, но на пороге стоял один-единственный гость и так и расплывался в улыбке.
— Привет, Хови! Можно войти?


Барри вышла из «вольво» и осторожно закрыла за собой дверцу. На ходу она улыбнулась, подумав о противоугонных средствах и зигзагах удачи. Девушка взглянула на окна третьего этажа углового дома. Занавески опущены, но свет Хови выключил во всех комнатах. Значит, пока все нормально. Вряд ли Грэй станет совершать что-нибудь действительно отвратительное в темноте.
Она прошла через вестибюль и остановилась у лестничного пролета, затем поднялась по лестнице, постучала в дверь. Подождала. Ответа не было. Прислонив ухо к двери, Барри прислушалась, но с той стороны не доносилось ни звука. Она повернула ручку. Дверь оказалась незаперта.
— Хови? Грэй?
Она вошла внутрь.
Свет погас. Ярко освещенные комнаты внезапно погрузились в темноту. Хотелось закричать, но она так перепугалась, что не могла выдавить ни звука. Она почувствовала, как ей навстречу кто-то идет.
Развернувшись, девушка нащупала дверную ручку, но, прежде чем она успела ее повернуть, чья-то рука накрыла ее руку:
— Ни звука.
Она узнала голос Грэя. У нее чуть сердце не разорвалось от счастья.
— Что происходит?
— Уходим отсюда. Немедленно.
— Подожди, — сказала Барри, не давая ему открыть дверь. — Где Хови? Он здесь?
— Да, он здесь.
— Где? Что он сказал?
Он ничего не ответил. Она не видела, но чувствовала, что Грэй застыл без движения, глядя на нее своим безжалостным взглядом и тяжело дыша.
— Где Хови?
— Ш-ш-ш.
Громкость ее голоса возрастала вместе с ее паникой.
Она сказала:
— Что ты с ним сделал?
— Тише.
Оттолкнув его, она рванула через гостиную.
— Барри, нет!
Он попытался схватить ее за руку, но в темноте промахнулся. В кухне Барри больно стукнулась об угол обеденного стола, нащупала выключатель и щелкнула им несколько раз, но тщетно. Кто-то отключил главный рубильник на распределительном щитке.
Грэй схватил ее за руку.
— Пойдем, Барри. Быстрее.
— Отстань от меня! — крикнула она, пытаясь вы, рвать руку.
Бороться с ним было бесполезно, особенно в темноте. Она не могла высвободить руку, но помнила расположение предметов в кухне Хови. Отчаянно вырываясь, она пыталась приблизиться к окну. И наконец ей это удалось; схватив за край портьеры, Барри изо всех сил дернула ее на себя. Старомодная тяжелая портьера оторвалась и упала на пол, издав шуршащий звук, подобный шуму крыльев миллиона летучих мышей. Свет уличных фонарей ворвался в комнату. — Черт бы тебя побрал! — прорычал Грэй.
Собрав все оставшиеся силы, геркулесовым толчком Барри отпихнула его.
— Хови? — позвала она.
И тут она его увидела. Он лежал в проходе между кухней и спальней и смотрел на нее снизу вверх, все еще хватая ртом воздух. Огромная рана, тянущаяся через все горло от уха до уха, раскрывалась в такт слабым движениям. В бледном голубоватом свете лужа крови на полу казалась черной.
Прежде чем она успела закричать, Грэй накрыл ей рот ладонью. Он приблизился к ней и прошептал одно-единственное слово:
— Спенс.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Эксклюзивное интервью - Браун Сандра



Читала и удивлялась. Трудно поверить, что американская писательница главными злодеями вывела президента США вместе с супругой. Я почему-то думала, что американцы - патриоты своей страны.
Эксклюзивное интервью - Браун СандраАля
29.09.2012, 0.10





Честно, как роман - произведение совершенно не понравилось!!!! Я бы даже не назвала это романом....жаль потраченное времени....еще ни разу я не была так разочарована!!!! скорее я бы отнесла все написанное к детективу, но никак не роман!!!
Эксклюзивное интервью - Браун СандраМарина
24.11.2012, 17.18





Так себе....rnИ сюжет, и герои, и ....
Эксклюзивное интервью - Браун СандраЮлия
14.03.2013, 11.01





Скачать
Эксклюзивное интервью - Браун Сандралина
28.01.2014, 2.00





Скачать
Эксклюзивное интервью - Браун Сандралина
28.01.2014, 2.00





Читается легко, но концовка романа мне не понравилась. Не понятно чем закончился.
Эксклюзивное интервью - Браун СандраАлла
25.02.2016, 21.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100