Читать онлайн Трудный выбор, автора - Браун Сандра, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Трудный выбор - Браун Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.75 (Голосов: 207)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Трудный выбор - Браун Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Трудный выбор - Браун Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Сандра

Трудный выбор

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Сосредоточенно разглядывая кусок яичницы на вилке, Грант задумчиво произнес:
– Ты даже не спросила. Шелли тотчас вскинула голову и вопросительно посмотрела на него:
– О чем?
Несколько мгновений он молча жевал, затем проглотил яичницу, отхлебнул кофе и ответил:
– Ты ни разу не поинтересовалась, что было между мной и Мисси Ланкастер.
Шелли уставилась на свою пустую тарелку. Она не могла припомнить, когда еще еда была такой вкусной, а сама она – такой голодной. После того как они вместе приняли душ, Шелли закуталась в ярко-синий махровый халат Гранта, доходивший ему до колен, а ей – почти до щиколоток. Самого же Гранта она уговорила облачиться лишь в пижамные штаны.
И вот теперь, за их первым совместным завтраком, Шелли подняла на него глаза и вновь восхитилась – до чего же он красив! Волосы его все еще были влажными после душа, щеки гладкие, свежевыбритые. Завитки на торсе по-прежнему манили ее, хотя за прошедшую ночь она не раз блуждала по ним сонным взглядом, блаженно перебирая пальцами. Шелли живо помнила соленый вкус его пота, выступавшего всякий раз, когда они занимались любовью. Она слизывала капельки пота с его кожи, а Грант бормотал нежные слова и ласково поглаживал ее по волосам.
Взгляд, который она сейчас устремила на него, был теплым и затуманенным воспоминаниями.
– Мне незачем было это знать. Ничто из того, что ты сделал или мог сделать, не изменило бы моего отношения к тебе. Я считала: если ты хочешь, чтобы я узнала об этом, то сам мне расскажешь.
Он поставил кофейную чашку на блюдце и потянулся через стол к руке Шелли.
– Я не имею понятия, что собой представляла Мисси Ланкастер в постели. Я никогда – никогда, Шелли, – не был ее любовником. Она любила другого.
Шелли взвесила его слова.
– А ты ее любил? – Она почувствовала укол ревности. Она не хотела этого знать, но должна была выяснить.
Грант с легкой улыбкой покачал головой.
– Нет. Мы были всего лишь друзьями. Тысячу раз я жалел, что оказался таким хорошим другом. Случись иначе, она, возможно, была бы жива. – Прочтя недоумение на лице Шелли, он добавил: – Позволь мне объяснить. У Мисси была связь с одним конгрессменом. Он был молод, красив, занимал видное положение в обществе и политике… а еще у него была жена и трое маленьких детей.
Шелли хмуро сдвинула брови.
– Вот-вот, – кивнул Грант, верно истолковав ее гримасу. – Я-то считал, что он не стоит ее внимания, но Мисси голову потеряла из-за этого типа. Так или иначе… – он вздохнул, – когда я стал работать в аппарате сенатора Ланкастера и познакомился с Мисси, мы подружились. Скрепя сердце я согласился проводить ее на официальный прием, где она должна была встретиться со своим любовником. Тот же, распорядившись, чтобы его жену отвезли домой, поскольку «возникли неотложные дела», улизнул вместе с Мисси.
– И это вошло в правило, – догадалась Шелли.
– Именно так. Я оказался в роли ухажера одной из самых красивых девушек Вашингтона ради удобства ее любовника. Обычно я сопровождал ее к месту их свиданий и рано утром отвозил домой – или же она брала такси. В любом случае все вокруг считали, что она встречается со мной, а вовсе не с конгрессменом, у которого такая чудесная семья.
Отвращение Гранта к этому конгрессмену было очевидным. Впрочем, как и злость на самого себя.
– Что же произошло? – тихо спросила Шелли. – Почему Мисси покончила с собой?
– Обычное дело. Мисси забеременела, а конгрессмен, когда узнал, пришел в ярость. Все это время она надеялась, что ради нее он бросит жену. Я же постоянно предостерегал ее, что она тешит себя напрасными иллюзиями, но Мисси не желала слушать… Она позвонила мне из их тайной квартиры, из их так называемого гнездышка. Когда я добрался туда, она была в отчаянии: конгрессмен предложил ей потихоньку устроить аборт, сказав, что это все, на что она может рассчитывать. Проводя ее до дома, я посоветовал лечь спать. На следующее утро она была мертва.
Шелли накрыла его ладони своими.
– Почему же ты никому не рассказал об этом, когда тебя несправедливо обвинили и уволили с работы? Если бы ты пошел к сенатору и все рассказал, неужели бы он тебе не поверил?
– Возможно. Не знаю. Если бы я не назвал имени виновного, он мог бы подумать, что я все сочинил, чтобы защитить самого себя. А скажи я ему, кто этот человек, сенатор, вероятнее всего, призвал бы его к ответу. Я был бы только рад, если бы этот конгрессмен получил по заслугам, но мне было жаль его жену и детей. Во всей этой мерзкой истории только они и были по-настоящему невиновны. Даже Мисси была достаточно взрослой, чтобы понимать: за все приходится платить.
– Не многие смогли бы поступить так, как ты, и взять вину на себя за то, чего не совершали.
– Не вешай на меня медалей, Шелли, – рассмеялся он. – В тот момент мои действия были продиктованы скорее равнодушием, чем благородством. Я был сыт по горло двуличностью и злословием окружающих. Если мои коллеги поверили, что я способен на такое, – я не хотел больше иметь с ними ничего общего. Они с готовностью, чуть ли не с радостью, поверили, будто я загубил жизнь бедной девушки. Но мне уже было безразлично, что они обо мне думают. Когда я только приехал в Вашингтон, я испытывал чуть ли не фанатичное преклонение перед теми, кто стоит у руля государства. Но очень скоро убедился, что они самые обычные люди, со всеми слабостями и недостатками, присущими человеческой натуре… А когда уезжал оттуда, я чувствовал себя чище, выше всех этих людей. – Он устремил на нее пристальный взгляд своих серо-зеленых глаз и тихо добавил: – Но теперь я ничуть не лучше любого из них.
Он потянул ее за руку, и Шелли, обойдя вокруг маленького столика, встала напротив Гранта. Он сжал ее ладони в своих.
– Если бы ты была сейчас замужем, сомневаюсь, что для меня это что-либо изменило. Вновь встретив тебя после десяти лет разлуки, я бы никакому мужу не позволил встать на пути моего желания. Я пошел бы на все, лишь бы сделать явью то, что произошло между нами прошлой ночью.
Шелли коснулась седых прядей на его висках. Голос ее срывался от волнения. – Особенных усилий тебе бы не пришлось прилагать. Слава Богу, мне не надо было выбирать между тобой и мужем. Хотя я не уверена, что какие-то моральные соображения повлияли бы на мое решение.
– Шелли, твой муж не ценил тебя как женщину. Я знаю, я понял это по твоим изумленным откликам сегодня ночью.
Его мужское тщеславие вызвало у нее нежную улыбку.
– Если ты имеешь в виду, что он недостаточно меня любил, – ты прав. Он никогда не ласкал мою грудь губами и языком. Порой целовал, но не так, как мне хотелось и как это делаешь ты. – Шелли не ведала, откуда взялась эта неожиданная смелость, но она совсем не смущалась, произнося такие вещи. – Он не щекотал языком под моими коленями, не разговаривал со мной, когда мы занимались любовью. Он не мог донести меня до экстаза и так и не простил мне этого. А ты сумел. Столько раз за эту ночь…
Грант взял ее руку, поднес к губам и пылко поцеловал.
– Спасибо, что сказала мне, Шелли. Боже, как я мечтал, чтобы все было именно так. Я понял это по твоей реакции, твоему изумлению. Я так надеялся на это. Вот такой я самонадеянный эгоист. Раз не я лишил тебя девственности, мне хотелось подарить тебе хотя бы это.
Она любовно провела пальцем по четким линиям его рта.
– Мое расставание с девственностью ничего для меня не значило. Было только очень больно – и проделано все без любви и нежности. А сегодня ночью… – Взгляд ее скользнул вдоль стен крохотной кухоньки, словно в поисках какой-нибудь подсказки, начертанной где-нибудь крупными буквами. – Это было как… рождение… Я стала женщиной. Глаза его заблестели от наплыва чувств.
– Я люблю тебя.
– Я люблю тебя, – тихо повторила она его слова. А затем повторяла их еще и еще раз, словно потому, что десять лет не могла позволить себе произнести это вслух.
Грант обнял ее и зарылся лицом в ее груди. Шелли обхватила ладонями его голову, прижала к себе. Долго они стояли так, под впечатлением только что высказанных вслух признаний.
Когда Грант поднял голову, в его глазах она прочла откровенное приглашение.
– Все эти разговоры о целовании коленок и прочего привели меня… о-о… – Он проворно развязал пояс халата, обвитый вокруг талии Шелли. Полы его распахнулись, являя взору Гранта ее неприкрытую наготу.
Лаская ее бедра руками, он вновь склонил голову и поцеловал ее в живот. Язык его нырнул в маленькую впадинку пупка.
– Ты не против? – прошептал Грант.
Если бы Шелли и без того не трепетала от желания, губы Гранта, горячие, влажные и настойчивые, несомненно, убедили бы ее. Ладони его коснулись ее ягодиц.
– Признаюсь, – вымолвила она, – я подумала об этом раньше тебя.
– Как же, как же…
– Пойдем наверх.
– Давай останемся здесь.
Прежде чем Шелли успела сообразить, что происходит, Грант подхватил ее на руки и усадил лицом к себе на колени.
– Грант, – выдохнула она, широко распахнув глаза. – Я никогда еще… Он озорно подмигнул, довольный собой, и развязал узел на поясе пижамных брюк. – Ты всегда была… ах, Шелли… способной студенткой… то есть ученицей… – с трудом прошептал он, когда она, проявив готовность к новшеству, заключила Гранта в свое влажное теплое лоно.
– Ты… хороший… учитель.


Уже целый час Шелли пыталась сосредоточиться на том, что читала, но тщетно: взор ее то и дело устремлялся к мужчине, который сидел в другом конце комнаты, уставившись в книгу.
Она так сильно его любила, что не в силах была сдерживать эту любовь. Чувственность Гранта и ее собственный отклик просто ошеломили ее. Дэрил, хорошо знакомый с механизмом человеческой сексуальности, не имел понятия о ласках и технике любви. Он бы не узнал в этой женщине, которая безоглядно участвовала в изощренных любовных играх с Грантом, свою бывшую жену, некогда безучастно лежавшую под ним. Дэрил был бы раздавлен, если б только узнал, какой он никудышный любовник. При этой мысли она испытала какое-то извращенное удовольствие.
– Да ты не читаешь. – Негромкий голос Гранта вывел Шелли из задумчивости, и, вскинув на него глаза, она скорчила смешную гримасу.
– Я учу.
– А-а, – протянул он с явным недоверием.
– И буду очень признательна, если впредь ты не станешь мне мешать, – строго заметила она.
Улыбнувшись, он вернулся к своему чтению.
Погода, по-прежнему холодная и дождливая, не располагала к прогулкам. Вымыв посуду и убрав после завтрака, они вернулись в постель. Недолгий сон взбодрил их, но они решили понежиться до вечера, ревностно лелея драгоценное время, дарованное им, и не желая тратить его на что-то еще.
Шелли неохотно сообщила, что ей надо готовиться к экзамену по финансам. Самому же Гранту необходимо было составить план лекций на следующую неделю. Они договорились расстаться на два часа и посвятить это время занятиям. Сцена их прощания могла быть с успехом использована в каком-нибудь душещипательном фильме.
– Давай сядем вместе на диване. – Он нежно поцеловал ее в ухо, языком очертив его контур.
– Нет, так мы никогда ничего не выучим.
– Обещаю не дотрагиваться до тебя.
– А я не могу обещать, – она просунула руки под его рубашку.
– Но ведь я буду сидеть во-он там, – пожаловался Грант. – Я буду скучать по тебе.
– Не выйдет, – улыбнулась Шелли, расстегивая его рубашку и покрывая поцелуями грудь.
– Боишься, что я буду тебя отвлекать? Например, вот так? – Он быстро нагнулся и провел языком по ее соску.
На ней была его старая рубашка – Грант убедил, что ей незачем снова облачаться в ее строгий костюм. Вместе с рубашкой, длинные рукава которой Шелли закатала до локтей, она надела его старые спортивные носки, заканчивавшиеся у ее колен. Подол рубашки доходил ей до середины бедер – такой ансамбль не делал ее целомудренной.
– Или, например, вот так? – Пальцы его двинулись вниз по ее животу, порхнули под рубашку и отыскали темный треугольник у верхней части бедер.
– Ох, Грант, – простонала она и, сделав над собой волевое усилие, шутя оттолкнула его. – Уходи! – Зануда, – проворчал он, но все же отправился в другой конец комнаты и сел в кресло.


Спустя час с лишним она знала о финансах не больше, чем прежде. Даже с такого расстояния Грант продолжал отвлекать ее внимание. Шелли не в силах была думать ни о чем, кроме его нежности. Она вспоминала, как его губы и руки искусно подводили ее к вершине чувственного наслаждения, о котором она даже не подозревала.
А ведь могла бы догадаться, что у них будет именно так. Разве тот поцелуй десять лет назад, тот запретный поцелуй, упорно не стиравшийся из ее памяти, не сказал ей о том, что ни один мужчина никогда не сможет любить ее так, как Грант?
Она с нежностью вспоминала прошлое, но о будущем она боялась даже помыслить. Что с ними теперь будет?
Она хотела Гранта, он был ей необходим. Но ведь однажды она уже поклялась, что никогда больше не посвятит спою жизнь мужчине. Шелли презирала ту жалкую особу, в которую превратилась, пока была замужем за Дэрилом. Она потеряла тогда саму себя, превратилась в блеклую тень, лишенную энергии, силы духа, цели… Нет, больше такое не повторится.
Грант сказал, что любит ее. Но надолго ли это? Возможно, она всего лишь тонизирующее средство, которое он принимает, чтобы восстановиться после неприятностей в Вашингтоне? Что станет с ними, когда он исцелится от своих душевных ран?
– Ну вот, теперь ты смотришь в пустоту и хмуришься, – отвлек ее Грант от мучительных раздумий.
Она смущенно моргнула, и на лицо ее быстро набежала радостная улыбка. Если у них и нет будущего, она не собирается мучиться из-за этого в настоящем и не намерена тратить отпущенное им судьбой время на бесплодные размышления о том, что их ждет.
– Извини, – сказала она, захлопнув книгу. – Я как раз думаю, что завалю этот экзамен, и виноват будешь только ты.
Давно и нетерпеливо ожидая от нее хоть малейшего намека на приглашение, он вскочил с кресла и, подойдя к Шелли, прилег рядом с ней на диване.
– Придется тебе смириться с четверкой, – он скрепил это заявление обжигающим поцелуем.
– А ты составил план своих лекций? – ухитрилась она спросить, когда Грант наконец дал ей такую возможность.
Не ответив, он принялся целовать ее шею. Шелли в истоме запрокинула голову.
– Я тут поразмыслил… Возможно, мне имеет смысл переключиться на преподавание анатомии и физиологии. У нас будет уйма времени для практических занятий. Будешь получать только пятерки.
– Серьезно? – улыбнулась она. Грант тем временем расстегнул пуговицы ее рубашки и любовно поглаживал ее груди. Взяв одну грудь в ладонь, он слегка приподнял ее и сомкнул губы вокруг темно-вишневого кружочка.
– Угу, – отозвался он, не отрывая губ.
Руки ее, скользнув вниз по его спине, остановились на обтянутых джинсами бедрах. Поощряемый ею, Грант пристроился меж ее ног. Шелли попыталась открыть застежку его джинсов.
– Грант?..
– Что, любовь моя?.. И тут же оба оцепенели – громко задребезжал дверной звонок.
Грант прижался лбом к ее щеке и тяжело вздохнул. В дверь позвонили снова. Грант виновато взглянул на Шелли.
– Не шевелись, – скомандовал он, вскочил с дивана и, на ходу застегивая джинсы, направился к двери. Приоткрыв ее всего на несколько сантиметров, нелюбезно спросил:
– Что такое?
Послышалось похотливое хихиканье, и в комнату вплыла Прю Циммерман.
– Вот как вы встречаете… друзей? Девица повернулась к ошарашенному Гранту, не заметив Шелли, которая забилась в угол дивана, подтянув под себя ноги. Рубашку она торопливо застегнула, хотя ткань на бедрах помялась более чем красноречиво.
Грант застегнуть рубашку не успел, и Прю, нахально проведя пальцами по ее пустым петелькам, заявила:
– Я пришла попросить у вас какую-нибудь дополнительную литературу. Дело в том, что я сдала экзамен хуже, чем рассчитывала.
От наглости этой девицы Шелли потеряла дар речи. Свитер мисс Циммерман был слишком тесным; под ним свободно покоился внушительный бюст, сквозь его ткань отчетливо проглядывали соски. Она плавно подошла поближе к Гранту и склонила голову на манер, который, безусловно, считала неотразимым. Когда ее ладонь скользнула под его распахнутую рубашку, ревность обуяла Шелли и она гневно вскрикнула.
На мгновение раньше пальцы Гранта мертвой хваткой сомкнулись на запястье девицы, и он резко отстранил ее руку.
Прю обернулась к Шелли и, встретившись с ее горящим взглядом, мгновенно заметила ее облегченный наряд. Капризные губки мисс Циммерман изогнулись в злобной ухмылке, глаза сузились.
– Мисс Циммерман, прошу вас впредь сюда не приходить и не звонить. Все возникающие вопросы будьте любезны решать на занятиях. – Грант едва сдерживался. Шелли была уверена: дай он себе волю – вцепился бы юной даме в глотку.
– Ми-истер Чепмен, не говорите чепухи. Вы же знаете, зачем я пришла.
– В таком случае я нахожу ваше поведение не только бестактным, но и оскорбительным. Нет нужды напоминать, что вы моя студентка, и не более того.
– Она тоже! – взвизгнула Прю, тыкая пальцем в Шелли, которая чуть не бросилась на девицу, чтобы выцарапать ей глаза. Да что там – она бы с радостью задушила ее за то, как она прикасалась к Гранту. – Она-то что здесь делает раздетая, уютно устроившись на вашем диване?
– А это не ваше собачье дело, – раздраженно огрызнулся Грант и, крепко ухватив девицу за плечо, подтолкнул к выходу. Одной рукой он придержал дверь, а другой выпихнул Прю на улицу.
– Ну что ж, я позабочусь, чтобы ректор Мартин узнал, что вы спите со своими студентками, – угрожающе процедила та, прежде чем Грант захлопнул перед ее носом дверь и решительно щелкнул замком.
– Ты ей веришь? – воскликнул
Грант, взъерошивая и без того растрепанные волосы. – Я… Шелли?
Обернувшись, он увидел ее побледневшее и напряженное лицо. Всего несколько секунд назад она кипела от злости, теперь же испытывала настоящий ужас.
– Что с тобой? – встревожился Грант.
Она с трудом сглотнула.
– Ничего, Грант. Отвези меня домой. – Она начала подниматься, но его крепкие руки удержали ее.
– Посмотри на меня, – велел он, когда она попыталась отстраниться. Почему? Почему ты хочешь, чтобы я отвез тебя домой? Почему, черт возьми?!
– Потому что… потому что… она права, Грант. Мне здесь не место. Люди подумают…
– Плевать мне, что они подумают! – рявкнул он.
– А мне не плевать!
– Шелли… – Он так сжал ее плечи, что Шелли поморщилась. – Я постиг одну простую истину: каким бы осмотрительным ты ни был, кто-нибудь всегда найдет повод указать на тебя пальцем. Люди обожают осуждать других, потому что это придает им уверенности в себе. Стараясь угодить всем, ничего не добьешься. Это невозможно и бессмысленно. На каждый чих не наздравствуешься. Достаточно быть довольным самим собой
– Нет, Грант. Я давным-давно усвоила, что есть правила, которые мы обязаны соблюдать, нравятся они нам или нет. А мы с тобой нарушаем эти правила. Двадцать семь лет своей жизни я их соблюдала. И теперь не в силах измениться. – Призвав на помощь все свое самообладание, она взглянула ему в глаза и произнесла: – Если ты не отвезешь меня на стоянку, чтобы я смогла забрать машину, мне придется идти пешком.
Он выругался.
– Ладно. Иди наверх, переоденься. Через несколько минут они уже выходили из дома. Грант запер дверь. Не обращая внимания на дождь, помог Шелли сесть в «Датсун» и задним ходом вырулил с аллеи. – Моя машина на стоянке за Хейвуд-холлом, – сориентировала его она, когда автомобиль устремился в противоположную сторону. – Я голоден. И вообще, собирался угостить тебя ужином. – Зачем? В качестве платы за услуги? Грант резко дернул головой, и Шелли съежилась под его мечущим громы и молнии взглядом.
– Думай как хочешь.
Уж лучше бы он ее ударил. По крайней мере, тогда бы болела только щека. Слезы застилали глаза в унисон с дождем, заливавшим ветровое стекло. Шелли отвернулась, чтобы он не увидел, как подействовала на нее их словесная перепалка, и гордо расправила плечи.
Грант отвез ее в пригородный ресторанчик, славящийся своими мясными блюдами. Его незатейливый внешний вид отлично гармонировал с дождливым пейзажем.
– Надеюсь, ты любишь бифштексы.
– Иди к черту, – отозвалась она и, толкнув дверцу, побежала ко входу в ресторан.
Если Грант непременно хочет соблюсти приличия и накормить ее ужином, – отлично, лишь бы поскорее покончить с этим, а потом она вернется домой и будет зализывать раны.
В два прыжка он очутился рядом с ней под навесом у порога и рывком распахнул дверь; при виде его грозного лица у Шелли мурашки поползли по спине.
– Заходи, – скомандовал он. Одарив его неласковым взглядом, Шелли повиновалась.
Официантка подвела их к столику у камина.
– Принести вам что-нибудь из бара? – поинтересовалась она.
– Нет. Да, – ответили они одновременно.
– Мне ничего, – категорически отрезала Шелли.
– Пиво, пожалуйста, – попросил Грант.
Шелли сосредоточенно изучала меню, пока официантка не вернулась с пивом для Гранта, чтобы принять у них заказ.
– Шелли? – вежливо поинтересовался он.
– Мне только салат. С прованским маслом.
– Бифштекс она тоже будет. Средне прожаренный. С гарниром из жареной картошки с приправой. А мне ростбиф с кровью, на гарнир тоже картофель. С подливой. – Захлопнув меню, Грант вернул его смущенной официантке и с вызовом посмотрел на Шелли.
Та лишь пожала плечами. Во время ужина она хранила молчание – на вопросы Гранта вежливо отвечала, однако сама разговоров не затевала.
Едва они вновь сели в машину, Грант завел мотор и выехал на скользкое от дождя шоссе. Его нарастающая злоба только разжигала ее собственную. Пылкий и чуткий любовник минувшей ночи исчез без следа, на смену ему явился злой и ожесточенный человек, которого она не знала.
Не доезжая нескольких кварталов до студенческого городка, он свернул на ее улицу.
– Моя машина…
– Знаю. Возле Хейвуд-холла. Не хочу, чтобы ты ездила в такую погоду, тем более на машине…
– Я сама могу о себе позаботиться!
– Не сомневаюсь! – рявкнул он в ответ. – Будь любезна, доставь мне такое удовольствие, ладно? Возле ее дома он резко затормозил и, прежде чем Шелли успела открыть дверцу, поймал ее за руку, коротко и властно бросив:
– Сиди.
Шелли повиновалась. Грант обошел вокруг машины и распахнул перед ней дверцу.
– Спасибо за все, – тихо сказала она, после чего вставила ключ в замок и повернула. – Не спеши, – заявил Грант, просунув ногу в проем закрывающейся двери, и шагнул в дом. – Я не намерен пускать тебя одну в пустой дом, где ты не ночевала, как бы хорошо ты о себе ни заботилась. – С этими словами он захлопнул за собой дверь и зажег свет.
Грант тщательно осмотрел ее небольшой домик, пока сама Шелли стояла у входа, с каждой минутой раздражаясь все больше. Когда он вернулся в комнату, явно не спеша уходить, – более того, успев снять куртку и перебросив ее через плечо, – она процедила:
– Спокойной ночи. Небрежно отшвырнув куртку в кресло, Грант лукаво улыбнулся.
– Спокойной ночи обычно желают в спальне, Шелли. – Она так и замерла в немом изумлении, а Грант тем временем подошел и привлек ее к себе, одной рукой обхватив за талию. Другой же рукой он зарылся в ее волосы и наклонился. – И обычно эти пожелания сопровождаются поцелуем.
– Нет… – только и успела вымолвить она, но он уже впился в ее губы. То был грубый, безжалостный поцелуй. Шелли пыталась бороться, вырваться, но тщетно: Грант легко подхватил ее на руки, отнес в спальню и бросил на постель с такой силой, что у нее прервалось дыхание. Сам же тотчас набросился на нее.
– Отпусти меня, – слезы гнева и отчаяния брызнули из ее глаз; она безуспешно молотила кулачками по его груди.
– Ни в коем случае. – Одной рукой он сжал оба ее запястья, другой между тем разобрался с пуговицами блузки и, уже во второй раз за двадцать четыре часа, освободил ее грудь от кружевного лифчика. – Скажи, что тебе это не нравится. Не хочешь? И не нужно. – Свободной рукой он стал ласкать ее. Его прикосновения были нежными, резко контрастируя с железной хваткой, сковавшей ее запястья.
– Нет, пожалуйста, не надо, – простонала она, ощутив вдруг отклик своего неподвластного разуму тела. Голова ее металась по подушке, но битва была проиграна, и Шелли это понимала. Сопротивлялась она отважно, но неубедительно. Ее стоны протеста переросли в жалобное хныканье, когда язык Гранта неторопливо исследовал ее грудь, кружа над сосками, словно бабочка.
При первых же признаках ее капитуляции он освободил ее руки, и Шелли опустила пальцы в его волосах; теперь Шелли отчаянно боялась, что он вдруг может уйти неожиданно.
– Шелли, Шелли… – выдохнул Грант и принялся стягивать с нее колготки, проклиная их и свою неуклюжесть. Чтобы не пугать ее силой своего желания, он пытался сдерживаться, но ее руки, судорожно вцепившиеся в его плечи, отчаянно молили о ласке и любви. Он поцеловал ее в губы, а его нежные пальцы между тем подтвердили то, что он и без того подозревал: Шелли была готова принять его, влажная и податливая.
Торопливо освободившись от одежды, Грант помедлил несколько мгновений у алькова ее женственности. Взял в ладони ее лицо и пытливо заглянул в глаза.
– Думаешь, я бы позволил этой глупой девке встать между нами? После десяти лет, мучительных для нас обоих, по-твоему, я бы позволил кому-то или чему-то вновь лишить нас этого счастья?
Она покачала головой, слезы любви струились по ее щекам и его ладоням.
– Я же говорил, что никогда не смогу тебя отпустить, – продолжал Грант. – Но я уйду, если ты об этом попросишь. Прямо сейчас. Только тебе придется самой попросить меня об этом.
Обняв Гранта за шею, она притянула его к себе. – Нет, Грант. Не уходи.
– А насчет ужина… Я вовсе не то имел в виду, когда говорил…
– Я тоже. Я сказала глупость.
– А я был груб. Если я тебя обидел…
– Нет, нет, – перебила его Шелли. – Но только люби меня сейчас.
Он проник в нее, такой сильный и родной, заполняя пустоту ее истосковавшейся души, которую только он мог излечить. Они достигли экстаза быстро и одновременно. Когда/немного успокоившись, он смог заговорить, его первыми словами были:
– Больше нас ничто не разлучит. И она поверила ему.


Шелли проснулась. Слыша у своего уха ровное дыхание Гранта, она поняла, что тот крепко спит. Осторожно поднявшись, укрыла его одеялом, защищая от утренней прохлады, и направилась к платяному шкафу.
Закутавшись в теплый халат, она тихонько спустилась на кухню, намереваясь сварить кофе и отнести Гранту, когда тот проснется. Улыбаясь своим воспоминаниям и предвкушая новые ласки и любовные игры, Шелли не сразу сообразила, что в парадную дверь стучат. Недоумевая, кто бы это мог быть в столь ранний час, она пошла открывать.
Глянув в маленькое боковое окошко, Шелли почувствовала, как к горлу подкатывает тошнота.
– Дэрил, – прошептала она в ужасе.
Он постучал снова, на сей раз более решительно. Только чтобы положить конец его настойчивому стуку, Шелли распахнула дверь.
Несколько долгих мгновений они смотрели друг на друга через порог. Шелли была приятно удивлена своим полнейшим безразличием к бывшему мужу. Одно время, после развода, при виде Дэрила ее сердце так и подскакивало в груди, она смущалась, начинала нервничать. Да уж, когда-то он умел заставить ее почувствовать себя полным ничтожеством. Но теперь уже нет.
В подтверждение своей вновь обретенной уверенности, Шелли выдержала паузу и вынудила Дэрила заговорить первым.
– Здравствуй, Шелли. – Он был по-прежнему красив и молод, с мальчишескими ямочками на щеках. – Я тебя разбудил?
– Да, – солгала она, проникаясь чувством превосходства при мысли, что стоит в одном халате и не испытывает ни малейшего трепета перед Дэрилом, который не в состоянии пробудить волнения в ее теле – и никогда не мог. Ох, как же ей хотелось выпалить ему это в лицо, рассказать о его несостоятельности, опозорить и унизить так, как унизил ее он, невозмутимо сообщив, что не желает больше видеть ее в своей жизни.
– Можно войти?
Она пожала плечами и посторонилась. Дэрил стремительно прошел мимо нее, и тут вдруг Шелли поняла, что он в ярости. Редко он расстраивался настолько, что это становилось заметно.
Окинув беглым взглядом гостиную, он обернулся и, подбоченясь, – еще один признак его гнева, – велел ей:
– Садись.
– Постою, – ответила Шелли и скрестила руки на груди.
Она совершенно не представляла, что привело его сюда в столь ранний час да еще в воскресенье, но не собиралась подчиняться его приказам, как всегда делала раньше. Единственное чувство, которое он в ней сейчас пробудил, – это любопытство. Но она не доставит ему удовольствия и не станет спрашивать, что ему нужно. Шелли холодно посмотрела на него.
Его подбородок напрягся, он заскрежетал зубами – от этой привычки он несколько лет безуспешно пытался избавиться. Руки его непроизвольно сжались в кулаки.
– Я желаю знать, черт возьми, чем ты тут занимаешься?
Поморгав с невинным видом, Шелли хмыкнула:
– Вообще-то я собиралась варить кофе.
– Не строй из себя дурочку. Ты прекрасно понимаешь, о чем я. Насчет этого типчика, Чепмена. Ты с ним встречаешься?
Шелли даже удивилась, как ему удается произносить слова, не шевеля губами.
– Ну да, – просто ответила она, – два раза в неделю посещаю лекции по политическим наукам.
– Не только! – прорычал Дэрил, давая волю своему гневу. – Один мой знакомый видел вас вместе на футбольном матче, а позднее – на приеме у ректора. По вечерам ты бываешь у Чепмена дома. Так чем же ты занимаешься?
– Тебя это не касается, – спокойно заявила Шелли, откинув назад голову с дерзостью, от которой Дэрил вмиг остолбенел – прежде ему такого видеть не доводилось. Огонь, полыхавший в ее голубых глазах, тоже был ему незнаком.
Когда он наконец пришел в себя, то прошипел:
– Черта с два не касается. Ты моя…
– Бывшая жена, доктор Робинс. Причем, если помните, бывшей стала именно по вашей инициативе. Не знаю, что вас сюда привело, и знать не хочу, но тем не менее вынуждена попросить вас удалиться.
Дэрил и ухом не повел. – Этот тип всегда был предметом твоих вожделений, верно? – Он ухмыльнулся. – Ты, наверное, даже не представляла, как часто произносила его имя. Бог мой, кто через семь, восемь лет после окончания школы вспоминает бывших учителей? Но ты не забыла. «Мистер Чепмен то», «Мистер Чепмен се». Я-то думал, тебя пленила его вашингтонская карьера, но теперь разобрался, что к чему. Я надеялся, что при его сомнительной репутации твоя девичья влюбленность улетучится. Или же гнусность, которую он сотворил с той девицей в Вашингтоне, сделала его в твоих глазах еще более неотразимым?
Шелли не собиралась защищать Гранта перед этим клоуном. Повернувшись к нему спиной, она подошла к двери и распахнула ее.
– Впредь не трудись меня навещать, Дэрил. Прощай.
Метнувшись через комнату, он закрыл дверь, схватил Шелли за плечи и грубо встряхнул.
– Ты с ним спишь?
– Да, – торжествующе глядя на него, заявила она. – И наслаждаюсь каждой минутой.
– Сучка! – взвизгнул Дэрил, и Шелли поняла, что смертельно оскорбила его, уязвила его самолюбие. Этого он вынести не мог. – Да ты соображаешь, каким посмешищем себя выставляешь? А? – И снова встряхнул ее, но Шелли не дрогнула.
– Посмешищем я выставляю тебя, Дэрил, и именно это тебя так огорчило. Что же сделал твой знакомый? Вернулся в город и рассказал всем, что твоя бледная робкая жена больше не бледная и не робкая? И что ты ей больше не нужен? Что с каждым часом своей жизни без тебя она становится счастливее, чем за все пять лет, проведенные с тобой? Если так, он прав. – Заткнись! – крикнул Дэрил. – Плевать мне, что ты творишь со своей жизнью, но не позволю портить мою. Я сделал себе имя. Собираюсь жениться на дочери главврача. Представляешь, что значит подобная партия для моей карьеры? Но если твоя пошлая интрижка с этим профессором выплывет наружу, все мои планы на будущее вылетят в трубу. Так что ты немедленно прекратишь эти нелепые отношения. По крайней мере до тех пор, пока я не женюсь.
Она рассмеялась ему в лицо, чем привела в еще большую ярость.
– Твое имя, твоя женитьба, твоя карьера. По-твоему, меня это волнует?
– Тебя это никогда не волновало!
– Как же, очень волновало! Достаточно волновало, чтобы работать в поте лица и содержать нас, пока ты заканчивал колледж. Достаточно, чтобы штудировать для тебя книги и печатать твои нудные, бесконечные доклады. Но, когда ты закончил третьим в списке лучших, разве ты поблагодарил меня, наградил отпуском? Нет, ты отправился на три дня в Мехико в компании двух однокурсников.
– Я заслужил отдых.
– Я тоже!
– Значит, нынешний спектакль с профессором ты затеяла, чтобы расквитаться со мной за все несправедливости, в которых я перед тобой якобы виноват?
Шелли недоверчиво покачала головой.
– Твой эгоизм не перестает меня изумлять, – со смехом сказала она. – Я бы не стала тратить на тебя свои драгоценные силы. Дэрил Робинс, мне совершенно безразлично, станешь ли ты самым известным врачом в мире или сгоришь в аду. Ты удалил меня из своей жизни и лучшего подарка мне сделать не мог. – А уж я-то как был рад! Подумать только, я принес в жертву свою свободу, чтобы жениться на такой льдине, как ты. Поганую шутку ты со мной сыграла, детка. Завела меня до такой степени, что я сдуру на тебе женился, и тут же выяснил, что ты сделана из камня. Готов поспорить, твой профессор пережил немалый шок, верно? Или же ты заранее предупредила его, что заниматься с тобой любовью столь же увлекательно, как совокупляться с трупом?
Шелли побледнела, но не успела она найти достойный отпор, как Дэрил был отброшен от нее и прижат к стене. Рука Гранта буквально прибила шею Дэрила подобно металлическому обручу.
Обнаженный по пояс, успевший только натянуть джинсы, Грант выглядел весьма угрожающе. Взъерошенные волосы и небритый подбородок придавали ему еще больше решительности. Глаза его буравили лицо Дэрила с первобытной жаждой крови.
– Если ты еще хоть раз заговоришь с ней в подобном тоне, я безнадежно испорчу твою чудесную улыбочку, в которую ты вложил столько денег, – прорычал он.
Дэрил нервно сглотнул, но все же старался не отступать.
– Значит, добавите физическое насилие и побои ко всем своим прочим преступлениям.
Грант расхохотался, но в его гневном взоре не было и тени веселья.
– Обо мне говори что хочешь. Можешь меня оскорблять, если тебе от этого станет легче. Уж поверь, Робинс, на меня наскакивали птицы покрупнее и достойнее тебя. Меня ты не заденешь. Но я охотно вышибу из тебя дух, если ты только посмеешь обидеть или оскорбить Шелли.
– То, что я сказал, правда, – пискнул Дэрил.
– То, что ты сказал, чушь! Я не стану посвящать тебя в подробности наших интимных отношений, но, уверяю тебя, это самые яркие впечатления моей жизни. И когда ты будешь лежать на холодном и скучном ложе своего выгодного брака, подумай-ка лучше о том, что ты потерял – попросту отбросил из-за своего непомерно раздутого самомнения.
Теплая волна охватила Шелли – это не было смущение, вызванное словами Гранта, это была благодарность и любовь. Она даже не заметила взгляда, который Дэрил бросил в ее сторону. Он посмотрел на нее с неожиданным интересом, она же не сводила глаз с Гранта.
– Значит, вы намерены продолжать свою пошлую интрижку? – угрюмо заметил Дэрил.
– Нет, – ответил Грант.
Шелли похолодела, глаза ее округлились от страха. Не выпуская Дэрила, Грант повернулся к ней:
– Никаких интрижек. Мы поженимся.
От изумления Шелли открыла рот, но не издала ни звука. Дэрил онемел. Грант вновь повернулся к нему.
– И я умнее тебя, Робинс. Я буду любить ее так, как тебе не хватило мозгов. Я уважаю и ценю ее ум и честолюбие. Ее карьера будет не менее важна, чем моя. Наш брак будет союзом равноправных. Я помогу ей забыть годы, проведенные в роли твоей половой тряпки.
Грозно взглянув напоследок на Дэрила, Грант выпустил его.
– Убирайся отсюда. Испоганил нам утро.
Дэрил быстро пришел в себя и, одернув пальто, бросил надменный, презрительный взгляд на Шелли.
– Поздравляю. – После чего совершил ошибку, повернувшись спиной к Гранту.
– Эй, Робинс! – вкрадчиво окликнул его Грант. – Да? – отозвался доктор, оборачиваясь к нему с воинственным видом.
– А это тебе за все те случаи, когда ты огорчал ее, а меня не было рядом, чтобы разобраться. – С размаху Грант всадил кулак под дых Дэрилу, звук при этом получился просто тошнотворный.
Прижав руки к животу, надменный доктор согнулся пополам. Грант схватил его за воротник пальто, встряхнул и потащил к выходу. Выпихнув на крыльцо, Грант брезгливо отпустил его, словно дохлую крысу. Захлопнув и закрыв дверь на ключ, он повернулся к Шелли. Выражение его лица смягчилось, и, раскинув руки, он подошел к ней. В следующий миг она уже была в его объятиях.
Грант с нежностью посмотрел ей в глаза.
– Пусть не было свечей и вина и я не стоял на коленях, но тем не менее это предложение руки и сердца. Выходи за меня, Шелли, – прошептал он, прижимая ее голову к своему плечу. Шелли крепко обняла его. Она закрыла глаза, пытаясь отогнать ухмыляющуюся физиономию Дэрила, стереть из памяти его оскорбительные слова, и дрожащим голосом ответила:
– Не знаю, Грант. Просто не знаю… Он уловил ее нерешительность, понял ее нежелание вновь связывать себя обязательствами и негромко предложил:
– Поедем прогуляемся по лесу. В этой комнате все еще воняет Робинсом. А на свежем воздухе, если повезет, ты поймешь, что ничто не мешает тебе стать моей женой.


– Что-то ты все молчишь, – заметил Грант.
Порыв осеннего ветра бросил ей на щеку золотисто-коричневый лист. Грант убрал его и ласково погладил копну ее пушистых волос.
– Думаю.
Выбравшись за пределы городка, они ехали в молчаливой задумчивости, пока Грант не остановил машину на обочине узкой дороги, окаймленной деревьями, и предложил:
– Пойдем прогуляемся.
Достав из багажника старое одеяло, он помог Шелли перебраться через неглубокую канаву, и они ступили в лес, во всем его осенне-золотистом великолепии.
Опавшая листва, обильно устлавшая землю, шуршала у них под ногами. Даже когда они в молчаливом согласии расстелили одеяло под раскидистым дубом, Грант не пытался разговорить Шелли, он понимал, что сейчас ей необходимо помолчать и собраться с мыслями.
Она прилегла, склонив голову к нему на колени, и, глядя на серое небо сквозь крону дерева, думала совсем не о событиях минувшего утра, а просто наслаждалась дружественным молчанием, ощущением его крепких мышц под своей головой, его свежим дыханием на своем лице.
– О чем-то хорошем задумалась? – спросил он, склоняясь к ней.
– В основном.
– Не хочешь рассказать?
– Я думаю о том, что рядом с тобой испытываю такое счастье, какого не ведала всю свою жизнь. – Она запрокинула голову назад, чтобы лучше его видеть. – Понимаешь, о чем я?
– Да.
– Хочу все время быть с тобой.
– Что-то я не пойму, в чем проблема, – улыбнулся Грант, уловив боль в ее голосе. – Шелли, я ведь попросил тебя стать моей женой.
– Знаю, знаю. – Она села и уткнулась лбом в его согнутые колени. – Но не уверена, стоит ли нам жениться.
– Ага, ясно, – спокойно отозвался Грант. – Но почему? Мы можем это обсудить? Это как-то связано с тем скандалом в Вашингтоне?
– Нет-нет. – Она поспешно покачала головой. – Я же говорила тебе, что для меня это никогда не имело никакого значения.
Ладонь Гранта нырнула к ней под свитер, неторопливо двинулась вверх по спине к шее, затем опять вниз, к талии. И снова вверх, нежно-нежно…
– Боишься вновь оказаться в услужении?
Ее замешательство ответило ему лучше любых слов.
Он убрал руку с ее шеи.
– Я ведь уже говорил тебе, что мы будем равноправными партнерами. Неужели ты думаешь, что я жду от тебя покорности и смирения, Шелли? Мне нужна жена, возлюбленная, а не служанка с проживанием. Ты уже нашла свое место в жизни и собираешься добиться еще большего. Я горжусь тобой и хочу сделать твою жизнь полнее и ярче, и я не собираюсь лишать тебя независимости.
Бережно взяв Шелли за подбородок, он приподнял ее голову. В глазах ее стояли слезы.
– Господи, откуда в тебе такая чуткость и понимание? – едва слышно спросила она.
– Ну ведь я намного старше и мудрее тебя, – озорно ответил Грант. Когда уголки ее рта дрогнули в улыбке, он серьезно произнес: – Вообще-то я не из тех мужчин, чьи жены обязаны оставаться в тени, твой успех будет мне только в радость.
– А что, если я поставлю своей целью стать директором банка?
– Я буду рядом, а то и подтолкну вверх по лестнице, если тебе понадобится поддержка. – Ладонь его скользнула к ее ягодицам и нежно сжала их. – Заманчивая, надо сказать, перспектива…
Она покраснела – скорее от того, о чем собиралась спросить, нежели от его проявления нежности.
– А если мне захочется сидеть дома и… и, возможно, завести детей?
– Конечно же, внесу свой посильный вклад, – торжественно заявил Грант, хотя смешинки так и плясали в его глазах, превратившихся вдруг в изумрудно-зеленые. – Шелли, ты должна знать, что я сделаю все возможное, горы сворочу, лишь бы ты была счастлива. Хочу, чтобы со мной ты нашла свое счастье. Чтобы оба мы были счастливы.
К его удивлению, улыбка вдруг исчезла с ее лица и она снова отвернулась.
– Шелли, Бога ради, в чем…
– Я тоже хочу, чтобы ты был счастлив со мной, но боюсь не оправдать твоих ожиданий, – со слезами в голосе ответила она.
– О чем ты?
– То, что Дэрил сказал обо мне, правда. Когда мы поженились, я… я была как труп. Не знаю, что со мной случилось в эти последние несколько дней, но раньше я такой никогда не была. А вдруг мы поженимся и я… тебя разочарую? Я бы этого не пережила. У тебя было столько женщин, и… – Шелли, Шелли, – вздохнул Грант, прижимая ее к груди. Пробежав пальцами по ее волосам, он любовно подгладил ее за ушком. – Неужели ты собираешься слушать этого надутого павлина? Боже мой, разве ты не понимаешь, почему ему хотелось так тебя оскорбить? – Грант вгляделся в ее смущенное заплаканное лицо. – Он знал, что за твоей наружностью благовоспитанной леди скрывается страстная, чувственная натура. Я-то понял это десять лет назад, когда поцеловал тебя. Он злится оттого, что не сумел пробудить в тебе эту чувственность, и мысль эта будет терзать беднягу Дэрила всю его оставшуюся никчемную жизнь. И прискакал он сюда сегодня вовсе не из-за своей якобы пошатнувшейся карьеры, а из любопытства. Непреодолимое мазохистское влечение привело его сюда – он желал лично удостовериться, что твоя чувственность наконец-то выпущена на свободу. Ему хватило одного взгляда на тебя – и он узнал правду. И что ему оставалось? Он оборонялся единственным доступным ему способом – оскорбляя тебя.
– Но, возможно, он прав.
– Я докажу тебе, насколько он ошибается, – лукаво улыбнулся Грант.
Шелли доверчиво посмотрела на него. Он нагнулся и легко поцеловал ее в щеку. Губы его скользнули по ее скуле, виску, лбу. Грант слегка отстранился, оценивая результаты своих трудов.
– Твои глаза подергиваются дымкой – верный признак возбуждения. Даже когда ты сама это отрицаешь, глаза тебя выдают.
Произнося все это, он тихонько поглаживал большими и указательными пальцами ее нежные ушки. Потом он склонился, поцеловал одно из них, пощекотал губами. Немного помедлил и, игриво проведя языком, легонько прикусил ровными белыми зубами.
Шелли вздрогнула и помимо воли положила руки ему на плечи. Однако он не спешил и наклонился теперь к другому ее уху. Она же попыталась повернуть голову, стараясь поймать губами его желанный рот.
Когда наконец Грант внял ее мольбе, они слились в поцелуе, словно бросая вызов земным и небесным силам, которые дерзнули бы их разлучить. Язык его нежно, но настойчиво исследовал ее рот, пробуждая воспоминания о недавних ласках. – Боже, какой у тебя чудесный ротик! – пылко прошептал Грант, даря ей все новые и новые поцелуи. – Как же я его люблю! Каждый раз, целуя тебя, я будто получаю все радости сразу.
Когда Грант вновь поцеловал ее, они опустились на одеяло. Руки его пробрались под свитер Шелли. С волнующей неспешностью он поглаживал ее теплую атласную кожу, поднимаясь все выше, и наконец, едва коснувшись ее груди, накрыл ее ладонями.
Дыхание Шелли участилось. Грант улыбнулся, приподнял ее свитер и залюбовался ее телом.
– Как ты могла усомниться в своей женственности? – с нежным укором произнес он. – Такие красивые… – Он обвел пальцем один из набухших кружочков. И еще раз… Кружочки съеживались и твердели на глазах. Не в силах более сдерживаться, Шелли извивалась, прижимаясь к Гранту.
– Поцелуй меня, – выдохнула она. Он провел языком по ее соскам; приподняв голову, проследил за их откликом, затем, лаская один из них пальцами, другой осторожно обхватил губами. Шелли парила в невесомости, увлекаемая Грантом в состояние экстаза; она изгибалась дугой, извивалась в истоме, ее тело молило о снисхождении, призывая пришествие мужской плоти.
Он нежно сжал ее бедро, с ее губ сорвался возглас:
– О, Грант…
Целью его было не мучить, а доставлять наслаждение, и он тотчас откликнулся на ее безмолвную просьбу. Приподнявшись и вглядываясь в затуманенные глаза Шелли, он расстегнул ее джинсы и, просунув руку внутрь, под тонкие кружевные трусики, коснулся темного пушистого треугольника. – Грант… – робко подала она голос, задыхаясь от его смелых ласк. – Ты женщина, Шелли. Я покажу тебе, насколько ты женщина.
Лишь доли секунды сопротивлялась она его искусным пальцам, но, осознав, что это бесполезно, поддалась их чудесной магии и пленительным чарам. Осторожно, с необычайной нежностью он ласкал кончиком пальца средоточие ее женственности. Внутри Шелли постепенно разгоралось пламя.
Она прогнулась, безотчетно накрыла его ладонь своей и прижала. Пожар внутри полыхал все ярче.
– Шелли, посмотри на меня, – взмолился Грант, взяв ее за другую руку. Она с трудом открыла глаза и вгляделась сквозь пелену тумана в его лицо.
– Грант… ты… ах… любовь моя… – Точно яркая вспышка ослепила ее, пламя вырвалось наружу. Судорожно вцепившись в пальцы Гранта, Шелли изнемогала от жара пламени, пока огонь постепенно не угас.
Когда наконец пульс ее выровнялся и дыхание пришло в норму, она вновь открыла глаза. И тут же зажмурилась от яркого солнечного света. Грант склонился к ней. Шелли сонно улыбнулась.
– Не знаю, благодарить мне или стыдиться, – почти шепотом произнесла она.
– Никогда не стыдись своей природы и всегда помни, что доставляешь мне радость. Ты единственная женщина, которая мне нужна.
И тут она неожиданно поняла, как эгоистично поступила. Искоса взглянув на красноречивое свидетельство его желания, рвущееся через ткань джинсов, и не задумываясь о последствиях, Шелли мягко коснулась Гранта.
– Извини. Это было нечестно по отношению к тебе.
Улыбнувшись, Грант принялся расстегивать ремень.
– А мы еще не закончили.
Шелли расхохоталась с жизнерадостностью шаловливого ребенка:
– Грант, но ведь нельзя. Нас могут увидеть.
– Чепуха. – Он прокладывал дорожку из поцелуев по ее шее. – Расслабься.
– Но я не могу, – задыхаясь, вымолвила она, невольно все же расслабляясь по велению его искусных губ. – Я никогда не занималась любовью на природе.
– Никогда-никогда?
– Нет.
– И я тоже, – признался он, – так что самое время заняться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Трудный выбор - Браун Сандра

Разделы:
1234567910

Ваши комментарии
к роману Трудный выбор - Браун Сандра



люблю книги сандры браун
Трудный выбор - Браун Сандрататьяна
3.12.2010, 20.51





Очень понравилось) Очень клевый мужик!
Трудный выбор - Браун СандраТатьяна
7.02.2012, 19.39





Классный роман!!
Трудный выбор - Браун СандраВера Яр.
7.02.2012, 22.46





просто супер,отличный романчик
Трудный выбор - Браун Сандраatevs17
8.02.2012, 0.38





Роман замечательный)))
Трудный выбор - Браун СандраЛеночка Николаева
27.02.2012, 9.29





Роман отличный.Сюжет как всегда на высоте,как у всех книг Браун,нигде похожего не читала.
Трудный выбор - Браун СандраКэт 63
20.04.2012, 21.43





я люблю это роман
Трудный выбор - Браун Сандраанюта
9.06.2012, 16.43





Девять глав чувст ,ожидания ,боли....
Трудный выбор - Браун СандраНаташа К
9.06.2012, 20.48





Прикольно
Трудный выбор - Браун Сандрамося
24.06.2012, 21.37





Посмотрела отзывы и прочила роман)))rnrnУжас....Герой я согласна-впечатления не испортил,но героиня это нечто:нудная и заторможенная дама с зашкаленным коэффициентом неуверенности))))
Трудный выбор - Браун СандраСветлана
19.09.2012, 11.55





В принципе роман интересный, сердце щемит на протяжении всех 10 глав!!! Сюжет как всегда уникальный!! И хотя у Браун есть и лучше романы - читала с удовольствием!!! 8 баллов
Трудный выбор - Браун СандраМарина
18.10.2012, 23.21





Душевный роман, реальные герои со своими достоинствами и недостатками, настоящее чувство. Для "коротышки" очень достойно: 8/10.
Трудный выбор - Браун Сандраязвочка
28.10.2012, 12.20





Скука!
Трудный выбор - Браун СандраТанюшка
22.12.2012, 15.50





люблю этот роман !!!
Трудный выбор - Браун СандраВалентинка
24.12.2012, 19.29





НРАВИТСЯ КАК ПИШЕТ САНДРА БРАУН
Трудный выбор - Браун Сандранатали
18.01.2013, 16.05





НРАВИТСЯ КАК ПИШЕТ САНДРА БРАУН
Трудный выбор - Браун Сандранатали
18.01.2013, 16.05





НРАВИТСЯ КАК ПИШЕТ САНДРА БРАУН
Трудный выбор - Браун Сандранатали
18.01.2013, 16.05





НРАВИТСЯ КАК ПИШЕТ САНДРА БРАУН
Трудный выбор - Браун Сандранатали
18.01.2013, 16.05





НРАВИТСЯ КАК ПИШЕТ САНДРА БРАУН
Трудный выбор - Браун Сандранатали
18.01.2013, 16.05





НРАВИТСЯ КАК ПИШЕТ САНДРА БРАУН
Трудный выбор - Браун Сандранатали
18.01.2013, 16.05





НРАВИТСЯ КАК ПИШЕТ САНДРА БРАУН
Трудный выбор - Браун Сандранатали
18.01.2013, 16.05





НРАВИТСЯ КАК ПИШЕТ САНДРА БРАУН
Трудный выбор - Браун Сандранатали
18.01.2013, 16.05





НРАВИТСЯ КАК ПИШЕТ САНДРА БРАУН
Трудный выбор - Браун Сандранатали
18.01.2013, 16.05





НРАВИТСЯ КАК ПИШЕТ САНДРА БРАУН
Трудный выбор - Браун Сандранатали
18.01.2013, 16.05





НРАВИТСЯ КАК ПИШЕТ САНДРА БРАУН
Трудный выбор - Браун Сандранатали
18.01.2013, 16.05





Главный герой - супер. Интересно, бывают ли такие чувства в реальной жизни?
Трудный выбор - Браун Сандратанечка
23.03.2013, 16.33





Да, роман просто замечательный!!! Интересный и не избитый сюжет, красивия любовь. Читайте, не пожалеете!
Трудный выбор - Браун СандраЛюдмила Кл.
24.03.2013, 8.34





Самый обыкновенный легкий романчик.
Трудный выбор - Браун СандраАнна
24.03.2013, 10.55





Понравился.
Трудный выбор - Браун СандраЛика
24.03.2013, 17.08





Средненький роман, ничего особенного
Трудный выбор - Браун СандраАлёнка
24.03.2013, 20.56





Средненький роман, ничего особенного
Трудный выбор - Браун СандраАлёнка
24.03.2013, 20.56





Самый обыкновенный легкий романчик.8/10
Трудный выбор - Браун Сандратая
24.03.2013, 21.12





отличный роман.жаль что такие мужики только в книжках.
Трудный выбор - Браун Сандрататьяна
30.03.2013, 18.27





Легкий романчик. Так себе. Согласна героиня не очень
Трудный выбор - Браун СандраЕвгения
13.05.2013, 21.18





Хароший роман впрочам как и все романы даного автора!!!
Трудный выбор - Браун СандраЮлианна
20.05.2013, 9.51





Все романы Сандры Браун классные С удовольствием читаешь!!!
Трудный выбор - Браун СандраЛюбовь Владимировна
1.08.2013, 21.10





Ну, да. Прикольный роман. Поддерживаю предыдущий комент.
Трудный выбор - Браун Сандраleka
2.08.2013, 0.44





В определенные моменты героиню задушить хотелось. Вначале она мне даже понравилась, но к середине романа я поставила ей неутешительный диагноз - "редкостный тупизм". Но в целом произведение получилось хорошим, во-первых из-за хорошего главного героя, во-вторых из-за потрясающих элементов описания интерьера, улиц (особенно понравилось описание рощи или аллеи, где они встретили целующуюся парочку) 9.5 из 10
Трудный выбор - Браун СандраДашутка
14.06.2014, 17.22





Книга полный отстой. Авторская фантазия ужасна! Интимные сцены желают желать Лучшего!
Трудный выбор - Браун СандраNat
10.09.2014, 21.04





неплохо на один раз можно почитать
Трудный выбор - Браун Сандрамиран
1.05.2015, 13.56





Сандра,как всегда,на высоте!Не скажу,что самый лучший,но один из лучших!
Трудный выбор - Браун СандраНаталья 67
2.07.2015, 12.21





Очень понравился!!! Очень!!! Нужно просто прочесть, чтобы все прочувствовать! 10 баллов + 10 баллов. "Сбиться с пути" читайте, не пожалеете!
Трудный выбор - Браун СандраЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
6.11.2015, 0.41





Ужасно((( проблема выдумана( главная героиня просто полная дура(( роман никакой... Бросаю на середине, нет сил больше выносить эти "диалоги" !!
Трудный выбор - Браун СандраМариЯ
11.11.2015, 13.49





Гг-с кучей надуманых комплесов вечно ноющая дамочка. Бывший муж видите ли обидел,и теперь все мужики сволочи. Да если она и сним себя так вела как с Гг ,то я его понимаю. Пусть она хоть сто раз красавица,но жить с человеком который не знает что хочет ,и при этом обвиняет тебя жить трудно. То люблю не могу ,низззя вместе бытьвидите ли .....при этом Гг ради отношений с ней готов пожерьвовать всем :работой положением в ,обществе ,уважением окружающих. Вот например сцена где их вместе застукала другая студентка ,и угрожает ему -как себя ведет Ггня? Несмотря на то что Гг защитил ее она истерит до конца не буду дочитывать
Трудный выбор - Браун СандраПривет
25.11.2015, 9.52





Роман очень средненький, как и все у Браун. Герой милый, но героинька это просто пипец, бесила весь роман, а когда предала героя перед свадьбой, ее просто убить хотелось. И ведь какая хитрюжка, двух мужиков на себе женила, изображая ломаку: "секс только после свадьбы" с первым, и "я не такая", "хочу, но не дам" со вторым. Учитесь!)))))
Трудный выбор - Браун СандраИнга
25.11.2015, 14.29





10 лет - многовато для принятия решений, нет? И героиня тут подвела, чего уж скрывать. Фобии её и фантастическая упёртость не очень-то обоснованы автором.
Трудный выбор - Браун СандраЕлена
6.04.2016, 14.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100