Читать онлайн Танец судьбы, автора - Браун Сандра, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Танец судьбы - Браун Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.51 (Голосов: 63)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Танец судьбы - Браун Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Танец судьбы - Браун Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Сандра

Танец судьбы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

Следующая неделя была у них очень перегруженной. Шон разрывался между каким-то домом, который предстояло реставрировать, комнатой для игр детей Дельгадо и танцевальной студией. Он нанял мастеров и ежедневно контролировал их, желая удостовериться, что работа выполняется профессионально. Иногда он брал с собой Блэр, но чаще ездил один, а потом рассказывал ей о ходе работ.
Обычно это происходило во время обеда. Они обедали вместе – то у него, то у нее – или отправлялись в какой-нибудь ресторанчик на побережье. Размышляя о том, не слишком ли много времени она проводит в обществе Шона, Блэр убеждала себя, что это – в интересах дела.
Однажды вечером к ней заехали Пэм и Джо и привезли обещанный проигрыватель.
– Ну вот, не сомневаюсь, что ты быстро освоишься с ним, – сказал Джо, поставив проигрыватель на кухонный стол.
– А где же дети? – спросила Блэр.
– Мы оставили их на Эндрю. Чувствуя себя старшим, он тут же устанавливает деспотическую форму правления, так что мы стараемся не задерживаться, опасаясь, что деспот падет жертвой заговора. Кстати, Мэнди очень хотелось бы посещать твои танцевальные классы.
– Я начинаю думать, что все маленькие девочки в городе хотят этого.
Блэр рассказала друзьям, что с тех пор, как она дала в местной газете объявление о танцевальных классах, телефон в ее квартире не умолкает. В городе только и говорят, что о новой студии.
– Группы ритмической гимнастики для дам также уже укомплектованы, – продолжала Блэр. – Я даже вынуждена ограничить запись. Зал просто не вместит всех желающих.
– Всем захотелось помолодеть, – улыбнулась Пэм. – Но ведь занятия должны начаться через три дня. Будет ли к этому сроку готово помещение?
– Шон клянется, что будет. Я и не ожидала, что этот зал так подойдет для студии.
– Шон, кажется, превзойдет самого себя, – радостно заметил Джо. – Он сейчас напоминает плантатора, но при этом все, кто с ним работает, готовы ринуться за него в огонь и воду.
– Судя по всему, ты в неплохой форме, – сказала Пэм, оглядывая Блэр. – Как твои коленки?
– Лучше день ото дня.
Блэр каждое утро делала гимнастику, принимала ножные ванны и по нескольку часов в день лежала, приподняв ноги.
– Ты еще не раздумала помочь мне с ритмической гимнастикой? – спросила Блэр. – Если я займусь составлением плана занятий, думаю, ты сможешь вести класс.
– Жду не дождусь, когда можно будет снова надеть балетные туфельки.
Вдруг дверь открылась, и в квартиру заглянул Шон.
– Я захватил кое-что из еды, но совсем немного. Два бутерброда с сыром, две порции жареной картошки, две бутылки солодового молока: шоколадного и ванильного. Как всегда, все пополам. Так ведь, Блэр? – спросил он, озорно улыбнувшись.
Блэр поспешила взять у него свертки, и Шон пожал руку Джо.
– Мы уже уезжаем, – сказал Джо. – Пэм поставила в духовку мясо в горшочке.
– Мясо в горшочке? – облизнулся Шон.
– Предлагаю сделку, – засмеялась Пэм. – Я отдаю вам мясо в горшочке и пятерых детей впридачу. А вы за это должны съесть по бутерброду с сыром и при этом не поссориться.
Шон и Блэр великодушно отказались от сделки.
– Ну, как хотите, – сказала Пэм, – но другого столь выгодного предложения не ждите.
Джо и Пэм заметили, что Шон подмигнул Блэр. Блэр прекрасно понимала, что это означает. Она знала, что все население городка с любопытством следит за ней и Шо-ном, и романтические сердца уже готовы ликовать.
Однако, узнав истинное положение дел, наблюдатели были бы весьма разочарованы. С того самого дня как они позавтракали молоком и пончиками, Шон прикасался к ней лишь тогда, когда того требовала вежливость. Он не делал ей никаких намеков, не заводил разговоров на личные темы, не устраивал сцен. Короче – относился к ней как к хорошему другу или к деловому партнеру.
Вечером, когда они расставались, он иногда по-братски целовал ее в щеку, но те объятия, от которых сердце Блэр готово было выпрыгнуть из груди, больше не повторялись. Блэр уверяла себя, что очень этому рада – наконец-то Шон считается с ее желаниями. Ее удивляло лишь то, что она почему-то не может сосредоточиться на элементарных вещах, а ее душа словно замерла и в ней поселилась непонятная тревога.
Шон сдержал слово – к назначенному сроку помещение для студии было готово. Вечером, накануне этого торжественного дня, он пригласил Блэр осмотреть и принять его работу. В зеркальной стене зала Блзр увидела свое изумленное лицо. Пол был оциклеван и покрыт лаком, как и положено в танцевальной студии. Доставленный из Нью-Йорка станок установлен вдоль стены точно по указаниям Блэр. Стены в душевой покрыты керамической плиткой. В кабинете – небольшой письменный стол, новенький шкаф, пара стульев, телефон.
– И ни одного мышонка! – гордо объявил Шон, открывая перед Блэр дверь кабинета.
Блэр, с трудом придя в себя от изумления, едва подбирала слова благодарности.
– Шон! Это… уже слишком. Мне нужно было лишь скромное помещение для занятий, а это – такая роскошь. Студии, которые я посещала в Манхэттене, гораздо хуже.
– Я же говорил тебе, для меня это – выгодное вложение капитала, – пожал плечами Шон. – Я думаю только о себе и своем будущем.
Блэр не поверила ему, но спорить не стала. Если, приглашая ее сюда, Шон хотел увидеть ее восхищение, то он добился своей цели. Блэр еле дождалась наступления утра. Первая группа приступила к занятиям.
Но к моменту окончания занятий восхищение Блэр сменилось отчаянием. Она готова была отказаться от всего этого. Ей пришлось обучать двадцать пять возбужденных девочек и столько же неугомонных мальчиков.
– Сейчас умру, – сказала она Пэм и, рухнув на стул в кабинете, мысленно поблагодарила Шона за то, что сиденье мягкое.
Пэм, рассмеявшись, поставила перед собой Мэнди, чтобы причесать ее.
– Погоди. К тебе еще должны прийти тридцать пять располневших и потерявших форму домашних хозяек, которые надеются через три-четыре недели достичь твоих габаритов. Они готовы танцевать здесь до потери сознания, но дома откроют заветную коробочку с конфетами «M&Ms». – Пэм боролась с резиновым колечком, которое никак не хотело держаться на косичке Мэнди. – А что ты делаешь?
– Пишу объявление, – ответила Блэр, выводя толстым фломастером последние буквы на листке плотной белой бумаги. – Можешь посмотреть.
– «Родителей девочек, занимающихся в первой группе, приглашают на ежемесячные показательные уроки. В другие дни вход в зал родителям воспрещен», – прочитала Пэм. – Молодец, детка, ты потрясающе быстро совершенствуешься.
В последующие две недели Блэр и в самом деле пришлось многому научиться и многое узнать. Она, например, поняла, что даже взрослым женщинам следует делать замечания, ибо нельзя хорошо выполнять упражнения, болтая с соседкой. Она поняла, что детям нельзя разрешать танцевать со жвачкой во рту, иначе она в конце концов прилипнет к их волосам. Блэр научилась быстро вытирать лужицы, которые напускают маленькие девочки, не успев добежать до туалета. А еще оказалось, что некоторые женщины злятся, когда их просят не входить в зал с чашечками кофе.
По молчаливой договоренности Шон и Блэр продолжали обедать вместе. Каждый вечер после обеда Блэр с сияющими глазами рассказывала Тону обо всем, что происходит в студии. Она и сама не знала, какое счастье озаряло при этом ее лицо. Теперь она редко вспоминала о своих коленях, да они почти не давали о себе знать во время уроков. По вечерам она падала в постель и тут же засыпала мертвым сном, утомленная до предела, а по утрам просыпалась, предвкушая радости нового дня.
Как-то в пятницу, во второй половине дня, Блэр, закончив занятия и уже запирая входную дверь, заметила Шона, поджидающего ее в своем «мерседесе». Помахав ему рукой, она неторопливо пошла к нему по боковой дорожке. Напрямик по газону уже никто не ходил, потому что Шон, ремонтируя здание, регулярно поливал вытоптанную траву, и теперь она поднялась и ожила.
– Почему ты так поздно? – спросил он, выглядывая из окна машины. – Все давно уже ушли.
Блэр не сомневалась, что все, кто вышли из студии, заметили, что ее ждет Шон.
– Я немного поупражнялась сама, а потом приняла душ.
– Скажи, ты любишь шампанское?
– Да, но только охлажденное, – ответила она.
– Считай, что тебе повезло. Оно целый день стоит во льду.
Шон вышел из машины и, взяв Блэр под руку, повел ее к своему «мерседесу».
– Пэм обещала, что Джо возьмет отсюда твою машину и подгонит ее к твоей квартире. Мы с тобой сегодня пообедаем на берегу океана.
– Чему обязана такой чести?
– Тому, что, проработав две недели в студии, ты жива и здорова, – ответил он, заводя двигатель и трогаясь с места.
На нем были футболка и шорты. Солнце уже клонилось к закату.
– Повод, несомненно, достойный. Тебя не смущает моя одежда?
Приняв душ, Блэр натянула чистое трико и джинсовую юбку. Ее волосы еще не высохли.
Шон кинул взгляд на свою спутницу.
– Пожалуй, сойдет. – Блэр одарила его взглядом разъяренной тигрицы.
Шон рассмеялся.
– Ты нравишься мне в любой одежде.
Сняв одну руку с руля, Шон положил ее на колено Блэр. Их обоих словно пронизал электрический ток. Впервые за это время он изменил свою дружески-деловую манеру обращения с ней. От его прикосновения в них вновь вспыхнули чувства, которые оба пытались сдерживать.
– Как твои ноги? – сочувственно спросил он.
– Прекрасно, – ответила она почему-то охрипшим голосом и, кашлянув, добавила: – Вчера я разговаривала со своим доктором. Он рекомендовал продолжать делать все то, что я делаю.
Шон нервно сжал колено Блэр, но вдруг с явным сожалением отдернул руку. Машина подъехала к дому, выходящему фасадом на берег океана. Дом в старом викторианском стиле был окружен верандой. По краям фронтона высились купола, портал был украшен филигранной резьбой.
– Это один из восстановленных мною домов, – пояснил Шон. – Его хозяевам принадлежит также участок на прибрежной полосе. Когда их нет, я имею право пользоваться домом и пляжем. Сейчас они в Европе, так что нам здесь никто не помешает.
От его тона сердце Блэр екнуло и забилось. Лучи заходящего солнца освещали чистое небо. Блэр открыла дверцу и вышла из машины. Ветерок с океана приятно охлаждал ее пылающие щеки.
– Погоди-погоди. Не торопись, – попросил Шон свою спутницу, направившуюся было к калитке. – Мне одному все не унести.
– Что же там у тебя такое?
Шон извлек из багажника одеяло, плетеную корзину, предназначенную для пикников, и автомобильный контейнер-охладитель.
– Возьми, пожалуйста, одеяло и корзину, а эта штука потяжелее. – Шон кивнул на охладитель.
– Контейнер?
– Нет, его содержимое – две бутылки шампанского.
– Две?
– Да. Я хочу усыпить твою бдительность вином и дать волю своим низменным инстинктам.
Блэр рассмеялась и вошла в калитку. Они обогнули дом и пошли по тропинке, которая привела их к берегу. Шон расстелил одеяло, и Блэр, положив рядом продукты, села и вытянула ноги. Они с наслаждением вдыхали соленый морской воздух.
– О, природа-мать! Ты несравненна, – вздохнул Шон.
Он скинул футболку, а затем, прыгая, стал снимать кроссовки. Вдруг, к ужасу Блэр, Шон расстегнул кнопки на шортах, и они упали к его ногам. На нем не было даже трусов! Блэр чуть не вскрикнула, но, потрясенная, едва перевела дух. Увидев, как он совершенно спокойно демонстрирует свое мужское естество, Блэр замерла. Она сидела, окаменев, не в состоянии шевельнуть и пальцем.
Шон протянул ей руку.
– Пойдешь со мной?
Она только покачала головой. Шон не настаивал. Он повернулся и пошел к воде.
– Не сейчас, – глухо проговорила Блэр ему вдогонку.
Величавой поступью морского бога он вошел в искрящуюся воду океана. Волны с белыми барашками подбегали к его ногам, как бы лаская их. Шон прыгнул в воду. Блэр видела, как он вынырнул и поплыл от берега, рассекая воду своими сильными руками. Обратно он плыл медленнее, наслаждаясь волнами прибоя.
Подплыв к берегу, он встал по пояс в воде и, приставив ко рту ладони, крикнул:
– Иди скорей сюда. Это великолепно!
Блэр мотнула головой, с трудом крикнув в ответ:
– Холодно!
Позже она вспоминала, что даже не посмотрела в его лицо. Ее глаза были прикованы к полоске волос, идущей посреди живота вниз, к тому месту, которое скрывала поверхность воды. В угасающем свете дня эта часть его тела, то появлялась из-под набегающих волн, то снова уходила под воду.
Когда он выскочил из воды, Блэр, отвернувшись, пробормотала что-то невразумительное о красоте заката. Шон часто дышал. Ее дыхание также участилось. Оно стало успокаиваться, когда она краем глаза увидела, что Шон надевает шорты. Услышав, как защелкнулись кнопки, Блэр с облегчением вздохнула.
– Уфф! – воскликнул Шон, приглаживая ладонями мокрые волосы. – Это было чудесно. Но я, однако, голоден. А ты?
Голоден? У нее внутри все ныло, но отнюдь не от голода. Проживи Блэр хоть тысячу лет, она всегда будет помнить, как Шон стоял перед ней на берегу океана, а последние лучи солнца освещали его бронзовое тело. Таинственный вечерний свет, длинные тени – все это было так красиво, что фигура Шона казалась изваянием, вылепленным великим мастером. Он был умопомрачителен и в одежде, но обнаженный – казался символом мужской силы.
Стараясь скрыть замешательство, Блэр деловито спросила:
– А что у нас на ужин?
– Салат из омаров, яйца под острым соусом, приправы, а на десерт клубничные пирожные.
– Какие изысканные блюда! Только не говори мне, что ты сам все это приготовил.
– Хотел бы, но не могу. Эту корзину укомплектовал по моему заказу шеф-повар ресторана «Лайтхаус». – Шон достал из охладителя бутылку шампанского и смахнул с нее мелкие кусочки льда. – Как положено, начнем с шампанского.
Он быстро, со знанием дела снял фольгу, открутил проволоку и извлек пробку. Они ощутили тонкий аромат хорошего вина. Достав из корзины два бокала на высоких ножках, Шон наполнил их и снова поставил бутылку в охладитель. Подняв бокал, он чокнулся с Блэр.
– За самую грациозную, красивую и самую… сексапильную танцовщицу!
Блэр засмеялась и кивком поблагодарила его за комплименты. Они сделали по глотку и оба вздохнули, восхищенные прекрасным букетом вина. Шон наклонился к Блэр; его губы были рядом с ее губами.
– Поздравляю с удачным началом работы.
– Спасибо.
Поцелуй, страстный и нежный, отозвался болью желания в груди Блэр. Ей показалось, что Шон слишком уж быстро прервал его.
Она помогла ему разгрузить корзину, и оба, как изголодавшиеся волки, набросились на деликатесы. Первую бутылку шампанского они осушили за несколько минут. Когда была выпита и значительная часть второй бутылки, Блэр слизнула с пальцев крошки клубничного пирожного и откинулась на спину. Она была вполне сыта.
– Сейчас лопну, – сказала она, потирая живот.
– Отлично, – улыбнулся Шон. Собрав в корзину остатки трапезы, он прилег на одеяло рядом с Блэр.
Не поднимая головы, Блэр повернула ее к Шону.
– Ужин просто замечательный. Спасибо тебе. Здесь прекрасно.
– Это ты прекрасна. Прекрасно твое лицо, прекрасны звуки твоего голоса. Целуя тебя, я чувствую восхитительный запах твоего тела.
Они потянулись друг к другу, и их губы слились в поцелуе, более красноречивом, чем слова. Оба насытились, но теперь их терзал другой голод и требовал утоления.
Он припал к ее рту, как к волшебному плоду, взращенному лишь для него одного. Ее пальцы погрузились в копну его светлых волос. Блэр прижала его голову к себе так, чтобы его рот уже не мог оторваться от ее губ, пока она не насладится поцелуем.
Когда наконец их губы разомкнулись, оба, задыхаясь, начали жадно глотать воздух, не отрывая друг от друга затуманенных страстью глаз.
– Я хотел этого каждый раз, когда был с тобой в эти дни. Боже! Как тяжко мне было удерживать свои руки, рвущиеся обнять тебя. – Произнося это, Шон целовал кончики ее пальцев, касаясь каждого из них жарким от страсти языком.
– Но зачем же ты сдерживал себя?
– Чтобы ты не чувствовала давления. Ты ведь была еще не готова к этому.
– Ты думаешь, сейчас я уже готова?
Шон перешел от кончиков пальцев к их основаниям, и Блэр смолкла.
– Если нет, Блэр, это ужасно огорчит меня. Я ведь просто сгораю от любви к тебе.
Он снова поцеловал ее. При этом его рука скользнула сверху вних по ее боку, вызвав дрожь ожидания во всем теле.
– Тебе холодно? – спросил он.
– Немножко.
– Ну-ка, сядь.
Он потянул ее к себе, помогая ей сесть между его поднятых колен и прижаться спиной к его обнаженной груди. Затем он набросил ей на плечи свою футболку и, просунув руки ей под мышки, сцепил их у нее на животе.
– Ты такая маленькая и хрупкая, – прошептал Шон. Его язык уже ласкал ее ухо. – Вдруг ты сгоришь от моей любви?
– Никто из нас не знает, что будет. Чтобы узнать, нужно попробовать. – Она взяла его руку и прижала ее к своей груди. – Я хочу твоих ласк.
И откуда только у нее взялась храбрость и куда вдруг девалась ее всегдашняя осторожность? Куда исчезло желание защититься от него? Этого она тоже не знала. Ее прошлое сейчас ничего не значило. Будто с Коулом у нее никогда ничего не было. Теперь это уже не влияло на ее чувство к Шону. Она не думала ни о своем прошлом, ни о прошлом Шона, ни о том, что они жили прежде такими разными жизнями. Сейчас главным для нее были его прикосновения и то, что страсть, мучившая ее с той самой минуты, когда она впервые увидела его, будет наконец утолена.
Взяв в руки груди Блэр, Шон начал ласкать их легкими поглаживаниями.
– Ты – сокровище. Сокровище!
Ее груди лежали у него на ладонях. Трико на Блэр было таким тонким, что не мешало ей чувствовать его прикосновения. Шон осторожно приподнял ее и поцеловал в шею.
– Я хочу видеть тебя.
Мягкими круговыми движениями пальцев он нажимал на ее соски. Это зачаровало ее.
– Той ночью, когда мне пришлось раздеть тебя, они были твердыми и напряженными. Это потому, что я смотрел на тебя?
Блэр кивнула и прислонилась головой к его плечу, позволив ему увидеть всю себя.
– Мне нравится смотреть, как они напрягаются при моем прикосновении. Хочу поцеловать их, попробовать их на вкус, прижаться к ним лицом, губами, языком.
Его рука скользнула под ее трико. Это свидетельствовало о том, что его пылкие слова не расходятся с делом. Блэр застонала в изнеможении. Его жаркая ладонь легла на ее прохладную грудь. Он легонько зажал сосок между пальцами, нежно лаская его. Откинув голову, Блэр потянулась к Шону и встретила его рот. Такой же жадный и горячий, как и ее. Их языки соединились. Между тем его ладонь страстно и нежно ласкала ее.
Каждый поцелуй длился все дольше. Шон откинулся на спину, потянув Блэр за собой и при этом повернув ее к себе лицом. Одно наслаждение сменялось другим. Рука Шона ласкала волосы Блэр, другая скользнула к бедру. Когда его пальцы добрались до края трико, у Блэр замерло сердце, но для Шона это не было препятствием, и она облегченно вздохнула. Его сильные пальцы, оттянув резинку, скользнули под нее и ласково сжали ее круглую попку.
С трудом оторвавшись от его ненасытных губ, Блэр спросила:
– Шон, а зачем ты снял с себя всю одежду?
Его дыхание было неровным.
– Чтобы увидеть твою реакцию. Посмотреть, испугаешься ты или нет. Убедиться в том, нравлюсь ли я тебе.
Блэр приникла головой к его груди, поросшей волосами. Все ее сомнения исчезли.
– Да, да, – прошептала она, прижимаясь губами к его соленой после купания коже. – Ты очень красив. Я всегда так считала.
– Ты знаешь, как сильно я хочу тебя, Блэр? Знаешь ли ты, что с тех пор, как я впервые увидел тебя, мое тело не давало мне ни минуты покоя? – Он чуть-чуть пошевелился и спросил внезапно охрипшим голосом. – Знаешь, как сильно я хочу прямо сейчас войти в тебя? – Он еще крепче прижал ее к себе.
– Кажется, знаю, – ответила она и последовала велениям инстинкта.
– Милая! – Голова Шона откинулась назад. Его глаза были закрыты, а рот приоткрылся – не то от экстаза, не то от мучительной боли. – Блэр! Прошу тебя, помедли! Я хочу любить тебя, но не здесь. Пойдем!
Отпрянув от нее, он быстро собрал вещи и большими шагами направился к машине. Блэр едва поспевала за ним. Волосы Шона развевались на ветру, вечерний ветерок ласкал его обнаженный торс, но он, ничего не замечая, устремленный к одной цели, шел к машине.
Он бросил вещи на заднее сиденье. Мотор взревел, Блэр прижалась к Шону и положила голову ему на плечо, а руку на бедро, то сжимая, то разжимая ее.
– Пожалуйста, не делай этого, – попросил Шон, затормозив перед светофором.
– Что-то не так? – шепотом спросила она, почему-то не осмеливаясь задать этот вопрос вслух.
Он взял руку Блэр и прижал ее к тому месту, которое уже вышло из-под его контроля.
– Если ты хочешь что-нибудь поласкать, то лучше поласкай его. Он просит об этом.
Потрясенная Блэр на мгновение оцепенела, но быстро овладела собой, не видя причин для того, чтобы убрать руку с того места, куда положил ее Шон. Ее пальцы зашевелились, и Шон почувствовал, что вот-вот лишится рассудка.
– О, это прекраснее, чем я ожидал, – прошептал он. – Слава Богу, мы уже дома.
Машина въехала во дворик, и их изумленным глазам предстало нечто неожиданное и нежелательное. У лестницы, ведущей к квартире Блэр, стояли два автомобиля с пассажирами. Одни расположились в машинах, другие на ступеньках лестницы. В темноте слышались говор и смех. Казалось, у дверей Блэр раскинулся цыганский табор.
Что же случилось?


– Что тут происходит, черт возьми? – крикнул Шон громовым голосом.
Блэр, опомнившись от изумления, быстро отодвинулась от Шона.
– Это мои друзья, – сказала она вдруг ослабевшим голосом и, избегая ошалелого взгляда Шона, распахнула дверцу машины. Она заставила себя весело поздороваться со всеми, хотя была совершенно растеряна.
Один из гостей подхватил Блэр на руки и, сделав вид, что танцует адажио, поднял ее над головой и передал другому гостю.
Блэр таким образом обошла весь круг. Приехавших друзей было то ли двенадцать, то ли пятнадцать, сейчас ей было трудно пересчитать их.
Со скоростью пулеметной очереди посыпались вопросы:
– Где ты была?
– Мы тебя ждем уже несколько часов.
– Да у тебя песок на ногах!
– Надеюсь, мы тебе не помешали?
– Уфф! – вздохнула Блэр, проведя пальцами по волосам. – Дело в том, что мы с Шоном после моих занятий решили устроить пикник, чтобы отметить… Кстати, познакомьтесь. Это Шон Гаррет, мой аренд… мой друг. – Блэр указала на высокого светловолосого человека с напряженным выражением лица.
Он стоял в независимой позе, прислонившись к своему «мерседесу». Все повернулись к Шону, зазвучали приветствия.
– Хелло, – сказал Шон без малейшего энтузиазма.
– Так вот. Вечеринка, которую вы начали, продолжается. Блэр, вперед! – провозгласил один из молодых людей. Взяв Блэр за руку, он другой рукой подхватил ее снизу и понес наверх. Еще недавно она даже не заметила бы такого вольного обращения. Теперь же лицо Блэр залилось краской: ей очень хотелось, чтобы Шон не заметил этого маленького эпизода.
Блэр открыла дверь, и вся компания ввалилась в ее квартиру. Раздались возгласы одобрения. Блэр оглянулась на Тона.
– Шон, пожалуйста, заходи.
– Не буду мешать вам.
Почему его голос так холоден? Ведь всего несколько минут назад он задыхался от страсти.
– Ты не помешаешь. Пожалуйста, войди.
– Ну, хорошо.
Блэр не успела опомниться, как кто-то из гостей спросил, где бокалы. Гости ужг передавали друг другу и ставили на стол бутылки вина, коробки печенья и банки копченых устриц. Многие бутылки оказались уже открытыми и частично опорожненными. Компания была немного навеселе.
– Ну и как тебе живется в этом тихом уголке? – спросил один из друзей Блэр, включая приемник. Его приятель уже крутил ручку настройки, стараясь поймать станцию, передающую рок-музыку.
– Все хорошо, – улыбнувшись ответила Блэр, но тут же вспомнила про Шона. Где он? Ах, вот он неодобрительно разглядывает парня с прической панка, одетого в женскую блузку и красные брюки спортивного стиля. Надо сказать Шону, что этот парень – потрясающий танцовщик. – Я веду здесь танцевальные классы.
Эти слова Блэр вызвали взрыв хохота.
– Для кого? Для упитанных домохозяек и их драгоценных чад? – За этими вопросами последовал новый взрыв хохота.
– Да, для домохозяек и их детей, – несколько оробев, призналась Блэр. – Работа с ними приносит мне большую радость. И им это очень нравится. Некоторые из них…
– О Боже! – воскликнула одна из женщин, приложив ладонь к своей слишком нарумяненной щеке. – Да она превратилась в настоящую классную даму.
Все прыснули со смеху. Блэр почувствовала, что улыбка застыла на ее губах.
– Чем бы ты здесь ни занималась, Блэр, это никогда не затмит твоих успехов на нью-йоркских подмостках, – заметил один из приехавших. – Ты танцовщица, и это у тебя в крови. Лишившись возможности танцевать, я бы покончил с собой.
Блэр метнула взгляд на Шона; он сидел, облокотившись на подоконник. Его горящие глаза выражали желание, чтобы молодой человек осуществил свое намерение, причем поскорее.
– Похоже, я задержусь здесь, – сказала Блэр, отводя взгляд от каменного лица Шона. – Доктор сказал…
– Да что они понимают, эти доктора?
– Конечно! Разве твой доктор когда-нибудь танцевал? Попробовал бы он проваляться в постели шесть месяцев, а после этого восстановить форму.
– Не говоря уже о том, что карьера Блэр полетит к чертям в самое ближайшее время, – вступил в разговор еще один. – Ты думаешь, у продюсеров хорошая память? Шесть месяцев? Даже и не думай! Через шесть месяцев они будут только пожимать плечами: «Блэр? А кто это такая?»
– Нет-нет, погодите-ка. – Один из молодых людей поднялся, подошел к Блэр и обнял ее. – Блэр, все они чертовски завистливы, – сказал он. – Ты вернешься к нам через несколько месяцев и будешь танцевать еще лучше, чем прежде.
Блэр поцеловала его в щеку.
– Спасибо. Надеюсь, так оно и будет.
– Не сомневаюсь.
Все молчали, но было ясно, что никто уже не верит в возвращение Блэр. Блэр подавила раздражение и с деланной бодростью попросила:
– Ну, а теперь расскажите мне новости.
После этого разговор оживился. Друзья рассказали Блэр о последних событиях танцевальной жизни, о своих новых выступлениях. Блэр удивлялась тому, что ее почему-то почти не волнует жизнь коллег. Ей казалось, что те, с кем она еще недавно была так тесно связана, слишком уж молоды, незрелы и неопытны. Они все, как параноики, думали лишь об одном, и это было скучно. И говорили тоже только о танцах.
Шона никто не замечал, и его это радовало. Несколько раз он приказывал себе расслабиться, опасаясь, что поломает зубы – так сильно он стискивал их. Его кулаки также то и дело непроизвольно сжимались. Ему хотелось очистить эту комнату одним взмахом метлы, а вместе с тем избавить Блэр от испуга, загнанности, горя.
Когда наконец кто-то заметил, что, пожалуй, пора двигаться обратно в Нью-Йорк, гости зашевелились, и компания разделилась на две части. Одни обнимали Блэр, желали ей скорейшего выздоровления и приглашали на ленч или обед, если ей случится приехать в Нью-Йорк. Другие же, менее расположенные к ней, спешили вниз, чтобы занять лучшие места в машинах. На прощание, уже со двора, гости кричали Блэр и Шону, чтобы они продолжили вечеринку.
Помахав гостям рукой и вернувшись в квартиру, Блэр увидела, что Шон исчез. Это обидело ее. Никогда еще она не чувствовала себя такой одинокой. Несколько минут она в растерянности ходила по квартире: опустошенная, унылая, неприкаянная.
Она – никто и ничто. Та нереальная жизнь, которую она пытается построить здесь, в Тайдлендсе, – лишь мыльный пузырь, не более. Она не вписалась в местную жизнь, да и не могла вписаться. У нее есть только одно, и это остается неизменным.
Вдруг, преисполненная решимости, Блэр схватила сумочку и выпорхнула из квартиры. Как и обещала Пэм, ее машина стояла у порога. Блэр включила мотор и поехала к студии. Она не думала о том, разумно ли поздно ночью войти одной в пустой зал.
Подойдя к двери, Блэр отперла ее, направилась к кабинету и включила проигрыватель. Потом достала из ящика стола колготки и быстро натянула их. Надев балетные туфельки, она завязала ленточки вокруг лодыжек. Скинув юбку, подошла к станку и проделала упражнения для разминки. В зале было почти темно, его освещал только свет из кабинета.
От волнения тело ее покрылось потом. Блэр выбрала пластинку и, встав в нужную позицию перед зеркальной стеной, стала двигаться в такт музыке. Темп все ускорялся, и через несколько минут Блэр уже вихрем кружилась по залу.
– Черт возьми, что ты тут делаешь? – неожиданно раздался из темноты голос Шона.
Блэр продолжала упражнения, стараясь не допускать ошибок. Не испытав никакого смущения, она ответила:
– Я делаю то, для чего рождена.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Танец судьбы - Браун Сандра

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Танец судьбы - Браун Сандра



Романчик почитать можно.
Танец судьбы - Браун СандраЛика
5.06.2012, 20.02





прекрасный роман! чем вы недовольны? неужели нужна огромная куча эротики, чтобы вам понравилось? переводчик-молодец!
Танец судьбы - Браун Сандралюдмила
11.10.2012, 2.28





Интересный роман! И сюжет захватил и герой заинтересовали!!! Люблю сильные личности!! 8баллов
Танец судьбы - Браун СандраМарина
10.11.2012, 20.19





Слабенько, а конец вообще соплив до приторности: 4/10.
Танец судьбы - Браун Сандраязвочка
16.11.2012, 22.34





Роман НЕ ПОНРАВИЛСЯ!! Я прочитала очень много романов Сандры Браун, и не про один плохо сказать не могу, но этот вообще сопли.... Рекомендую прочитать роман Зависть очень классный!
Танец судьбы - Браун СандраТатьяна
27.03.2013, 12.55





Бросаю читать на начале 5 главы. Надоело одно и то же занудство.
Танец судьбы - Браун СандраИрина
4.06.2013, 13.31





Простоватый роман
Танец судьбы - Браун СандраИванка
13.04.2014, 22.37





Нормальный, спокойный , милый романчик, эротичный, приятный , без всяких потрясений. Не понимаю как такие коротенькие истории начинают сравнивать с такими романами как Зависть? Это же разные вещи! Сравнивайте между собой книги с одинаковым количеством КБ!
Танец судьбы - Браун Сандрасонька
5.11.2014, 10.18





Странная малышка для автора.Странная и слабая. Ну как может красивая, весёлая и стройная девушка остаться девственницей до тридцати лет? Ну что за глупости, ей-богу? Да и зачем? А эта её упёртость на танцах, невзирая на угрозу инвалидности - граничит с идиотизмом. Герой, конечно, хорош до изумления, но уж слишком идеален. Просто эталон, а таковым место в музее, как все знают. Нет, не понравилось.
Танец судьбы - Браун СандраЕлена
7.04.2016, 13.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100