Читать онлайн Танец судьбы, автора - Браун Сандра, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Танец судьбы - Браун Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.51 (Голосов: 63)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Танец судьбы - Браун Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Танец судьбы - Браун Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Сандра

Танец судьбы

Читать онлайн


Предыдущая страница

10

Блэр растерялась.
– Несчастный случай? Но что произо…
– Я работал на крыше, а он полез по лестнице, чтобы подать мне мешочек с гвоздями. Проклятая лестница покачнулась – он упал и ударился головой о цементную плиту. Там все в крови, а он без сознания.
Блэр закрыла глаза дрожащей рукой. Эндрю без сознания! Всегда такой веселый, оживленный Эндрю! Он истекает кровью? Нет! Нет!
– Он что… не шевелится? Т… ты вызвал «скорую помощь»?
– Нет, он не шевелится, а скорую помощь я вызвал – сейчас приедут. Час назад Пэм была с детьми. Сержант, начальник Джо, связывается с ним по рации. Если отыщется Пэм, нужно направить ее в больницу.
Пэм! Сердце Блэр сжалось при мысли о том, что будет с Пэм, если Эндрю серьезно покалечился или… Представив себе горе подруги, Блэр схватилась за грудь. Шон сказал:
– Мне нужно найти ее. – Он повесил трубку.
Блэр рассеянно прижимала трубку к уху.
«Господи! Пожалуйста! – взмолилась она. – Только не Эндрю! Только не Пэм! Пусть с мальчиком все будет хорошо! С ним должно быть все хорошо! Там Шон. Шон! Он один. Он в отчаянии. Он обожает этого мальчика».
Блэр вскочила с постели, словно кто-то толкнул ее, и тут же вскрикнула от резкой боли в коленях. С такой болью она едва ли сможет передвигаться. У Блэр перехватило дыхание. Она попыталась совладать с болью, и ей показалось, что она стала немного меньше.
Осторожно добравшись до комода, Блэр достала шорты и футболку, надела их и, превозмогая боль, спустилась по лестнице.
Черт возьми! Нет машины. Там, где она ожидала увидеть «мерседес» Шона, стоял его допотопный грузовик. Но сокрушаться было некогда.
Подойдя к грузовику, Блэр открыла дверцу. Шон говорил ей, что на всякий случай держит под сиденьем запасной ключ. Рискуя перепачкаться, Блэр пошарила в поисках ключа и тотчас нашла его. Однако она понятия не имела, как здесь переключаются скорости. Блэр повернула ключ. Безрезультатно.
– Черт побери! – выругалась она. – Ну давай же, дурацкий грузовик, заводись. – Она нажимала то на педаль сцепления, то на акселератор – все напрасно.
Блэр положила голову на руль и дала волю слезам. Они начали подступать к горлу еще тогда, когда она услышала в трубке взволнованный голос Шона. Вскинув голову, она вцепилась обеими руками в руль и начала трясти его.
– Я должна ехать к нему. Должна! Вперед, старый черт! – злобно крикнула Блэр. В этом крике была душевная боль, горечь несбывшихся надежд, отчаяние. – Заводись!
Предприняв еще одну безуспешную попытку, Блэр распахнула дверцу и выскочила из грузовика, дико озираясь вокруг и пытаясь найти выход из положения. В отчаянии она ломала руки. Вдруг ее взгляд задержался на заднем дворе. Блэр словно осенило. Она увидела узкий проход вдоль боковой стороны дома. «Короткий путь! – прошептала она. – Эндрю ходил этой тропинкой». Она вспомнила, как Эндрю взахлеб рассказывал ей про свою тропинку, намного сокращавшую расстояние между домами Пэм и Шона.
Ощутив внезапный прилив сил, Блэр кинулась к узкому проходу. Она забыла про боль в коленях, почти не чувствовала ее.
Милый, дорогой Эндрю. Ведь он любит ее. Так говорила Пэм, ее лучшая подруга Пэм, чьи добрые советы, такие разумные, Блэр часто находила смешными. Сейчас Пэм грозит беда. Она всегда прибегала к помощи Пэм. Настало время отплатить добром за добро. Она даже ни разу не сказала Пэм, как высоко ценит ее дружбу. А Шон? Он любит ее. Или любил, пока она не отвергла его любовь. Не оставляй меня, Шон! Пожалуйста!
Блэр бежала через задние дворы и закоулки. Она не замечала, с каким удивлением смотрят люди на нее, несущуюся по задворкам. Перед глазами у нее стоял Шон, выходящий из моря, обнаженный, сильный, энергичный, доверчивый и ждущий доверия от нее.
Она не слышала своего частого дыхания. В ее ушах звенел смех Шона. Она не ощущала, как бешено бьется ее сердце, словно готовое выскочить из груди, но Блэр казалось, будто Шон нашептывает ей слова любви. Эти слова, как целебный бальзам, поддерживали ее дух и давали силы бежать дальше.
Пот струился по ее телу, но этого она тоже не замечала, вспоминая ласки Шона – нежные, полные любви, трепета и желания.
И с чего она взяла, будто может прожить без этого? Нужно бежать к Шону, показать ему, что она тоже любящая и ласковая. Ведь она действительно любит его и тревожится о нем. Сейчас он впервые нуждается в ней. Она не должна позволить ему пасть духом. Бежать! Бежать! Еще одна улица, и она у цели.
Блэр помчалась еще быстрее. Она уже видела каркас крыши, на которой работал Шон. «Слава Богу! Слава Богу! Я почти добежала», – повторяла она, преодолевая последние метры.
Блэр продралась сквозь живую изгородь из колючего кустарника, окружающую дом. Он был как раз через дорогу от дома Дельгадо. Но вдруг все поплыло перед ее глазами. Блэр увидела Шона, Пэм и Джо, стоявших возле Эндрю. Он сидел на крыльце, голова была перевязана, на повязке виднелась кровь. Кажется, с ним все в порядке. Если бы ему было плохо, он бы не сидел…
Джо поднял голову. До нее будто издалека донесся его крик:
– Блэр!
Пэм и Шон обернулись. Казалось, они плыли по воздуху, как во сне. Внезапно их лица выразили изумление и испуг. Они бросились к ней. Последнее, что слышала Блэр, это крик, замерший на губах Шона.
Блэр и не сознавала, что бежит почти не разгибая колен, что ноги едва держат ее. Она почти не ощутила удара, внезапно рухнув на землю, но удивилась, что под ней горячий асфальт. Впервые в жизни Блэр потеряла сознание.


– Нет, это абсолютно невозможно!
– Но, Пэм…
– Знаю, что я Пэм. Еще раз говорю тебе, что, если хочешь остаться здесь, в моем доме, – милости просим, я буду выносить за тобой судно, готовить еду, стирать, делать тебе массаж и все, что нужно. Но я не желаю заниматься твоими квартирными делами.
– А я-то думала, что ты настоящая подруга, – проговорила Блэр.
Прошло уже четыре дня после того, как Эндрю упал с лестницы. Он чувствовал себя отлично и гордился большой повязкой на голове. Блэр уже могла сидеть в постели с подушкой под коленями, а утром отказалась от лекарства, поскольку острая боль исчезла. По этому случаю Блэр попросила Пэм помочь ей облачиться в блузку и брюки.
Пэм поместила ее в уютной комнатке, слишком маленькой для спальни и чересчур большой для кладовки. Обычно Пэм шила здесь и хранила кое-какие вещи. Блэр не могла понять, как удалось Джо втащить сюда двуспальную кровать. Придя в себя после обморока, вызванного болевым шоком, Блэр обнаружила, что лежит на этой кровати. Целых два дня мучительная боль не давала ей ни на чем сосредоточиться. Но вчера Блэр решила, что, видимо, все-таки выкарабкается. Сегодня она уже не сомневалась в этом.
– Конечно, я твоя подруга. Я готова отправить тебя на уик-энд с моим мужем и знаю, что все будет в порядке, но делать за тебя грязную работу отказываюсь. Если ты хочешь съехать с квартиры Шона и вообще уйти из его жизни, заплати ему и верни ключ. Но только сама.
Рассерженная, Пэм подошла к стулу, единственному, кроме кровати, предмету обстановки, и, усевшись, раздраженно поглядела на подругу.
– Вы с Шоном вымотали мне нервы, понимаешь? Он обходит эту часть дома, будто тут прокаженные. Работает только в игровой комнате. Потом уходит. Рычит на всех. А на самом лица нет. Выглядит ужасно, почти так же, как ты.
– Спасибо за комплимент, – оборвала ее Блэр.
– Он думает, что ты ненавидишь его.
– Ненавижу?
– Да. Вы, умники, стоите один другого. Ведь он рассуждает так: ты повредила себе колени, спеша на помощь к нему и Эндрю. Значит, ты никогда уже не простишь его за звонок, так взбудораживший тебя в то утро.
– Да он просто псих!
– О! Эта леди говорит, что он ненормальный. – Пэм. подняла к потолку глаза и руки. – Ты видишь теперь, какой бред преследует меня последние четыре дня? Между тем ты не желаешь видеть его, поскольку он, заметь – в сердцах, ляпнул, что когда ты, искалеченная, прихромаешь к нему, то будешь ему не нужна. Боже! И за что только все это на меня свалилось? – Пэм поднялась. – Так вот, повторяю: мой дом, семья и я сама – все это к твоим услугам до тех пор, пока ты не встанешь на ноги, но я категорически отказываюсь от посредничества в ваших делах.
Выразив праведное негодование, Пэм направилась к двери.
– Кстати, мне звонила твоя мать и спрашивала, соблюдаешь ли ты предписания врача. Она просила передать, что позвонит завтра или послезавтра.
Блэр протянула руку, желая задержать подругу.
– Пэм! – позвала она. Та вернулась. – Пэм, спасибо тебе за все.
– Зачем ты так наглупила, Блэр? Ты же знала, что такая пробежка губительна для твоих ног.
Блэр пожала плечами, смахнула с глаз слезы и посмотрела в сострадательные глаза Пэм.
– Я люблю тебя.
На глазах Пэм выступили слезы.
– Я тоже люблю тебя.
Подруги помолчали, дав волю чувствам. Потом Пэм мягко, но настойчиво попросила:
– Разреши позвать к тебе Шона.
Блэр покачала головой.
– Нет, лучше не надо.
Пэм явно огорчилась.
– Ну и зря.
С этими словами Пэм вышла, злясь на глупость своих друзей, каждый из которых считал себя более рассудительным в делах житейских.


Во второй половине дня в комнату постучали.
– Войдите. – Блэр решила, что кто-то из детей спешит показать ей свои новые рисунки цветными мелками. У нее собралась уже коллекция из восемнадцати шедевров. О том, что изображено на них, знали только сами художники. Блэр приготовилась восхититься. Однако слова замерли у нее на губах: в комнату вошел Шон.
Они молчали, неотрывно глядя друг на друга и пытаясь увидеть признаки пережитых страданий. И он и она пришли к выводу, что со здоровьем все, видимо, в порядке, но складки на лбу и мешки под глазами свидетельствуют о душевном надрыве, который никто не лечит.
– Пэм сказала, что ты хочешь видеть меня, – заговорил Шон, остановившись между дверью и постелью Блэр.
– Она… – Блэр хотела сказать, что это неправда, но не смогла.
Шон был так печален, так встревожен, что на него было жалко смотреть. Шон явно мечтал, чтобы любимая женщина, на которую он навлек беду, простила его и сняла камень с его души. Блэр опустила глаза и посмотрела на его белые руки.
– Да, я… я… Пэм говорит, ты чувствуешь себя виноватым из-за того, что случилось со мной. – Она провела рукой по своим коленям. – Не надо, Шон. Ты тут ни при чем.
– Нет. Я во всем виноват, – с горечью возразил Шон. – Если бы я не попросил Эндрю подать мне гвозди, он бы не расшиб себе голову. А если бы я не позвонил тебе, ты не лежала бы здесь, мучаясь от боли и…
– У меня нет боли. Она прошла и. если я буду слушаться доктора, больше не вернется. Я в таком виде не только потому, что бежала к дому Пэм, – тепло улыбнулась Блэр. – Это просто стечение обстоятельств. И ты, кстати, предупреждал меня о том, что со мной может случиться.
Ей хотелось увидеть хоть тень улыбки на его лице, но Шона не убедили ее слова.
– Слава Богу, что с Эндрю ничего такого не случилось. Я-то подумал, что он потерял сознание, ударившись головой. Когда подъехал Джо, Эндрю уже пришел в себя, а вскоре примчалась Пэм и первым делом выругала нас за то, что мы пытались остановить кровь ее лучшим полотенцем. Пока мы с ней… Пока она заботилась о тебе, Джо отвез мальчика в пункт первой помощи, где ему наложили три шва.
Блэр засмеялась.
– Пэм говорит, что скоро снимут повязку.
– Хорошо бы у тебя все прошло так же легко, – тихо сказал Шон. – Что говорит доктор?
Шон прекрасно это знал, поскольку говорил с ним, когда тот вышел из дома Дельгадо. Пэм вызвала врача тотчас после того, как они с Шоном раздели Блэр и уложили ее в постель. Пэм настояла, чтобы он приехал в Тайд-лендс, поскольку Блэр нельзя привезти в Нью-Йорк. Доктор согласился за дополнительную плату.
После того как доктор вежливо, но твердо заявил Шону, что не намерен обсуждать состояние Блэр с посторонним, Шону пришлось сообщить ему, что он вовсе не посторонний. При этом он добавил, что, если доктор дорожит жизнью, ему лучше выложить все начистоту. Покосившись на мощные кулаки Шона, доктор почел за благо рассказать ему обо всем, что ждет Блэр в ближайшем будущем.
– Две недели я не смогу ни вставать, ни ходить. Затем начну понемножку передвигаться, делая сначала несколько шагов, но каждый день постепенно увеличивая нагрузки. Несколько раз в неделю придется ходить в больницу на ультразвук. Доктор рекомендует ударные дозы кортизона, но я считаю, что это ни к чему. Кроме того, я перестала принимать обезболивающее, – объявила Блэр твердо и решительно. Сделав вид, что не заметила протест, отразившийся на лице Шона, она продолжала: – Примерно через месяц он снова осмотрит меня и скажет о моем состоянии. – Голос Блэр внезапно изменился. – Если все будет хорошо, я спокойно восстановлю свои силы. Если нет, мне придется лечь на операцию. Тогда меня ждут многие месяцы лечения, и, скорее всего, я уже никогда не смогу танцевать. По крайней мере, профессионально.
Шон сохранял спокойствие. Рассказ Блэр точно соответствовал тому, что сообщил ему доктор. Глядя, как Блэр теребит край покрывала, он сказал:
– Но ведь операция и последующее лечение разорят тебя.
– Да, это так. – Глаза ее были по-прежнему опущены, и она не видела выражения муки, промелькнувшего на опечаленном лице Шона.
– Ясно.
– Ты говорил, что искалеченная я буду не нужна тебе. Если я…
– Блэр! – вскричал Шон, опускаясь на колени перед ее кроватью. – Ты из-за этого так горюешь? Ты считаешь, что больше не нужна мне?
Блэр кивнула.
– Шон! Ведь не исключено, что я превращусь в инвалида. Не смогу быстро ходить, и меня придется ждать. А вдруг у меня останутся шрамы и я буду передвигаться в инвалидной коляске до тех пор, пока…
– Блэр! Блэр! – переполненный нежностью и раскаянием, Шон опустил голову на ее одеяло. – Если даже тебе придется ползать на животе, ты все равно будешь нужна мне.
– Но ты же говорил…
Он поднял голову, и она увидела неподдельную муку на его лице.
– Прости меня. Миллион раз с того злосчастного дня я проклинал себя за то, что произнес эти жестокие и бездушные слова. Я был тогда вне себя. Все рушилось. Любя тебя всем сердцем, я отчаянно страдал от мысли, что моей любви тебе мало.
Блэр обвила руками его голову.
– Да, да, – сказала она с раскаянием. – Я была такой дурой, Шон. Вела себя как вздорная эгоистка. Прости, что отвергла твою любовь, не знала, как ответить тебе. Никто не любил меня так, а я все думала, как поступить, не решалась посвятить себя чему-то, кроме танцев. Я умела только танцевать и считала, что мое место на сцене. Ты открыл мне то, о чем я прежде и не догадывалась. Если мои перебинтованные колени – плата за то, чтобы снова испытать с тобой все это, то она невелика.
Шон погладил ей лоб и волосы своими большими руками.
– Дорогая, я надеюсь, что ты снова будешь танцевать. Я хочу этого. Если я пытался удержать тебя, то лишь потому, что боялся за твои ноги. Других причин не было. Блэр! Увидев, что ты упала, я думал, что умру.
– Я знаю, что ты хочешь снова увидеть, как я танцую, – сказала Блэр, улыбаясь, и тронула пальцем ложбинку на его подбородке. Затем с явным удовольствием погладила усы Шона. – Если я не смогу снова выйти на сцену, то стану одной из лучших преподавательниц танцевального искусства на Восточном побережье. Не надо забывать, что у меня здесь уже есть танцевальная школа. Правда, на некоторое время занятия в ней прервутся, но как только я смогу…
Он прижал палец к ее губам.
– Давай не загадывать. Тогда будет меньше разочарований.
– Согласна, пока у меня есть ты.
– Есть, есть, – он коснулся губами ее рта, шеи, поцеловал через блузку ее грудь и живот. Шон постепенно убеждался в том, что все это ему не снится, что рядом с ним реальная Блэр, которая любит его.
А Блэр вновь зачаровали поцелуи Шона. Ее дыхание участилось и стало прерывистым. Не дожидаясь, пока оно успокоится, Блэр сказала:
– Мои родители будут… разочарованы…
– Почему? – Шон поднял голову.
– Ну, они такие старомодные. Про Коула они ничего не знали. Вряд ли они одобрят мой… наш…
– Вряд ли им понравится, что мы будем жить вместе? Знаешь, я в этом смысле тоже старомоден.
Эти спокойные слова словно обожгли Блэр. Ее затуманенный слезами взгляд встретился с синими глазами Шона.
– Со мной никогда не жила женщина, Блэр. Этой чести удостоится только моя жена. Если она, как я надеюсь, почтет это за честь. А теперь я спрашиваю тебя: «Согласна ли ты стать моей женой?»
Блэр радостно кивнула.
– Да! Да!
Шон поднял ее на руки. Блэр доверчиво прижалась к нему.
– Куда мы идем? – спросила она, положив голову ему на плечо.
– Домой, – ласково ответил он.
Он вышел в холл и пронес свою драгоценную ношу мимо Пэм, которая проводила их добродушно-насмешливой улыбкой.
– Это было чудесно. Ты делаешь это все лучше и лучше, – заметила Блэр.
Сильные руки перекатили ее с живота на спину, а потом заботливо поправили подушку. Шон поцеловал ее в нос.
– Неудивительно. Два массажа в день с тех пор, как мы поженились. Кажется, мы установили рекорд в этом деле.
– Пожалуй, так оно и есть. – Зеленые глаза, сияя, смотрели на Шона. – Но не в массаже.
Блэр подняла голову, чтобы поцеловать его. Это была их пятая супружеская ночь. Она прекрасно освоилась в его доме и удивлялась тому, как могла чувствовать себя счастливой, живя без него. Он катал ее на коляске из комнаты в комнату, вверх и вниз, никогда не жалуясь и не желая слушать, как она извиняется за то, что доставляет ему столько хлопот. А он и не считал это хлопотами. Теперь они могли позволить себе разнообразные удовольствия. Например, лежать вместе в постели, где так много лет Шон спал один.
Поцеловав Блэр, Шон внимательно посмотрел на нее.
– Завтра я хочу вывезти тебя на солнышко.
– Только туда, где никого нет, – лукаво сказала Блэр, откидывая с груди простыню.
– Почему? – спросил он, прищурившись и с недоумением посмотрев на Блэр.
– Чтобы я могла загорать нагишом, без купальника. – Она кокетливо подняла брови.
Наклонившись к ней и прижав рот к ее уху, Шон прошептал:
– Боюсь, если мы будем загорать вместе, тебе не удастся загореть, а я вернусь домой с обожженной спиной.
Шон засмеялся, увидев, как она изобразила негодование, и звонко чмокнул ее в губы.
– Кажется, несколько минут назад я слышала телефонный звонок. Ты подходил к телефону? – спросила Блэр, переведя дыхание.
Шон обычно отключал телефон в спальне, чтобы Блэр могла спокойно поспать днем. Только отлучаясь, он включал аппарат и ставил его рядом с Блэр.
– Это звонил Барни.
– И что?
– Я послал его к черту.
Блэр засмеялась.
– Я позвоню ему завтра или послезавтра, иначе он обидится.
Шона ничуть не беспокоил разговор Блэр с импресарио. Блэр убедила его, что не вернется к танцам, пока не поймет, что ноги смогут вынести эту нагрузку. К тому же возвращение не должно отрицательно сказаться на личной жизни Блэр. Поскольку лишь через несколько дней Блэр предстояло начать ходить, никто из них не спешил.
– Еще звонил Эндрю и сообщил, что он, Анджела и Мэнди сделали для тебя рисунки на тему нашей свадьбы. Эндрю сказал, что его рисунок – самый лучший, потому что у Анджелы ты получилась выше, чем я, а Мэнди закапала свой рисунок мороженым.
Шон и Блэр рассмеялись. Блэр очень любила смех Шона.
– Кстати, звонили твои родители. Они благополучно вернулись домой и спрашивали, как ты себя чувствуешь. – Непринужденно болтая, Шон поглаживал Блэр по животу, но не страстно, а нежно и по-свойски. – Они очень огорчены, что ты не можешь танцевать. На свадьбе твоя мать рассказьшала мне, как они всегда гордились тобой. Это правда, Блэр. Они просто никогда не говорили тебе об этом. Они, как и все мы, временами совершают ошибки. Просто они тосковали по тебе и хотели, чтобы ты жила поближе к ним. Их обидело, что ты уехала.
Блэр прижалась лицом к его груди, увлажнив ее слезами.
– Мать действительно сказала, что они гордятся мной? – Шон кивнул, а Блэр постаралась сдержать слезы. Она понимала, что сейчас не следует оглядываться назад. У нее началась новая жизнь. – Было так приятно повидать их. И они очень обрадовались, что я наконец-то вышла замуж. Конечно же, ты произвел на них замечательное впечатление. – Блэр поцеловала его в подбородок. – Мои родители долго не могли поверить, что кто-то решился жениться на мне, а потому думают, что ты псих или святой. Зато их восхитила твоя внешность. По-моему, наша свадьба была просто великолепной. Но не забывай, что мы с Пэм целую неделю готовились к ней.
– Очень странная свадебная церемония, во время которой невеста сидела.
– А потом пролежала весь медовый месяц. – Блэр стукнула его по плечу, делая вид, что сердится. – Хоть бы вспомнил что-нибудь более приятное.
– С тех пор как ты живешь здесь, я думаю только о тебе.
Блэр приподнялась на локте и внимательно посмотрела на него. Потом нежно погладила его густые волосы.
– Признаю, что ты проявил редкую выдержку, проведя в соседней спальне целую неделю до нашей свадьбы.
– Считаю, я заслужил по меньшей мере медаль Почета, – смеясь, ответил Шон и крепче прижал к себе жену. Потом добавил: – Я хотел, чтобы на свадьбе наши души были чисты. Хотел, чтобы ты знала: моя любовь к тебе – не только чувственная. Ну, а кроме того, с тех пор как я тебя встретил, меня волнует твое здоровье.
Он наклонился и поцеловал ее в губы. Не в силах оторваться от нее, Шон глухо сказал:
– Но теперь, миссис Гаррет, когда вы стали моей женой, держитесь!
– Так нечестно. Я не могу даже убежать.
Шон засмеялся и обнял ее.
– Хорошо, что ты это понимаешь. Я буду долго еще доказывать тебе свою любовь.
Блэр коснулась его шеи губами и легонечко укусила ее.
– Мои мысли и сердце были прежде заняты другим. Понадобилось время, чтобы изменить это. Поняв, что ты по-настоящему любишь меня, я испугалась, что не смогу ответить на твою любовь.
– А теперь?
– А теперь считаю, что в моей жизни нет ничего прекраснее, чем любить тебя и сделать тебя счастливым.
Его губы коснулись ее виска, ибо то, что чувствовал Шон, он не мог выразить словами.
– Я люблю тебя, Блэр!
– И я люблю тебя, Шон Гаррет!
Блэр неожиданно засмеялась. Шон поднял голову и взглянул на нее.
– Разве это смешно?
– Понимаешь ли ты, как сильно я люблю тебя, если согласилась принять фамилию Гаррет
l:href="#note_2" type="note">[2]
?
– Чем же плохая фамилия? Так и представляешь себе бедного вдохновенного поэта. А я всегда отличался поэтической натурой.
Блэр молчала, с улыбкой следя, как он пытается поймать зубами ее палец, который она проворно отдергивала.
– Шон, из-за моей беспомощности ты потерял в эти недели очень много времени. Я не хочу наносить ущерба твоей работе.
– У меня все в порядке, кроме, пожалуй, пристройки в доме Дельгадо. Но ее под моим наблюдением закончат дизайнеры. Другие клиенты, заключившие со мной контракты, прекрасно понимают, что после свадьбы необходимо на пару недель оторваться от работы. Кроме того, я боюсь надолго оставлять тебя одну. Ты, конечно, можешь вызвать этого сопляка-массажиста из фирмы. Не сомневаюсь, он только и мечтает полагать такую очаровательную женщину, как ты.
– Но зато он никогда не напугает меня. Ты тогда вел себя как настоящий авантюрист. Что тебя к этому подтолкнуло?
Шон усмехнулся.
– Мне хотелось дотронуться до тебя и понять, кто ты: женщина из плоти и крови или просто плод моих эротических фантазий. Несмотря на искры, сыплющиеся из твоих зеленых глаз, ты выглядела такой прозрачной, такой воздушной. Ну, а потом уже возобладал чисто животный инстинкт. Мне хотелось потрогать тебя всю. – Он пощекотал усами ее ключицу. – А я ведь до сих пор во власти этого инстинкта.
Он страстно поцеловал ее. Его язык все теснее прижимался к языку Блэр и терся об него. Сладость любви переполняла Блэр. Охваченная жаром, она оттолкнула его голову, предоставив ему целовать свою грудь.
– Шон! Шон! – шептала она. – Я люблю тебя так сильно, что это пугает меня.
– Но почему? Почему, Блэр?
– Потому, что я могу потерять тебя.
Он посмотрел на нее с глубокой нежностью и ласково потрепал по щеке.
– О, нет! Никогда! Если это зависит от меня, то никогда.
– Люби меня, – попросила она.
Шона не пришлось просить дважды. Он обвел взглядом ее тело, дюйм за дюймом. Ей казалось, что из его глаз струится тепло. Она чувствовала его кожей. Взгляд Шона застыл на ее груди, на сосках. Какое наслаждение прикоснуться к ним и ощутить, как они отвечают на ласку! Потом Шон перевел глаза на ее живот. Его пальцы с восхищением гладили нежную кожу.
– Милая! – прошептал он, глядя на темный треугольник.
– Прикоснись же ко мне!
Это была не просьба, а требование женщины, уже искушенной в любви. Искушенность же Шона проявлялась в его деликатности, в нежных, но уверенных ласках.
– Потрогать здесь?
– Да, да, да! О, Шон…
– Ты такая красивая, такая стройная! Любимая!
Прежде чем припасть губами к ее соскам, он увлажнил их языком. Ему казалось, что у него во рту изысканные лакомства, и он наслаждался этим. Не меньшее наслаждение испытывала Блэр. Ее все больше охватывал жар желания.
– Дай теперь мне…
Дрожь прошла по всему телу Шона, на несколько мгновений парализовав его дыхание. Самозабвенные ласки Блэр заставили потрясенного Шона повторять как молитву слова любви. Вдруг он напрягся, еле сдерживая себя, и, задыхаясь, воскликнул:
– Блэр! Уже не могу… сойду с ума…
Его встретило влажное тепло ее чрева.
– А-ах! Шон! Ты – моя любовь! Любовь моя!
Жаркий рот Шона нашел ее груди и принялся целовать и ласкать их. Блэр вцепилась в его ягодицы, стараясь, чтобы Шон поглубже погрузился в нее.
– Шон… Я ведь… не ходила к гинекологу…
Шон чуть приподнялся. Страсть в его глазах сменилась любовью и пониманием.
– Господи, Блэр! Я ведь совсем забыл об этом. Ты хочешь, чтобы я…
– Нет, нет, – качнула головой Блэр, просияв от счастья. – Наша судьба – самый лучший хореограф. Давай-ка подождем и посмотрим, какие новые па придется нам делать в этом танце.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Танец судьбы - Браун Сандра

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Танец судьбы - Браун Сандра



Романчик почитать можно.
Танец судьбы - Браун СандраЛика
5.06.2012, 20.02





прекрасный роман! чем вы недовольны? неужели нужна огромная куча эротики, чтобы вам понравилось? переводчик-молодец!
Танец судьбы - Браун Сандралюдмила
11.10.2012, 2.28





Интересный роман! И сюжет захватил и герой заинтересовали!!! Люблю сильные личности!! 8баллов
Танец судьбы - Браун СандраМарина
10.11.2012, 20.19





Слабенько, а конец вообще соплив до приторности: 4/10.
Танец судьбы - Браун Сандраязвочка
16.11.2012, 22.34





Роман НЕ ПОНРАВИЛСЯ!! Я прочитала очень много романов Сандры Браун, и не про один плохо сказать не могу, но этот вообще сопли.... Рекомендую прочитать роман Зависть очень классный!
Танец судьбы - Браун СандраТатьяна
27.03.2013, 12.55





Бросаю читать на начале 5 главы. Надоело одно и то же занудство.
Танец судьбы - Браун СандраИрина
4.06.2013, 13.31





Простоватый роман
Танец судьбы - Браун СандраИванка
13.04.2014, 22.37





Нормальный, спокойный , милый романчик, эротичный, приятный , без всяких потрясений. Не понимаю как такие коротенькие истории начинают сравнивать с такими романами как Зависть? Это же разные вещи! Сравнивайте между собой книги с одинаковым количеством КБ!
Танец судьбы - Браун Сандрасонька
5.11.2014, 10.18





Странная малышка для автора.Странная и слабая. Ну как может красивая, весёлая и стройная девушка остаться девственницей до тридцати лет? Ну что за глупости, ей-богу? Да и зачем? А эта её упёртость на танцах, невзирая на угрозу инвалидности - граничит с идиотизмом. Герой, конечно, хорош до изумления, но уж слишком идеален. Просто эталон, а таковым место в музее, как все знают. Нет, не понравилось.
Танец судьбы - Браун СандраЕлена
7.04.2016, 13.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100