Читать онлайн Свадебный венок, автора - Браун Сандра, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свадебный венок - Браун Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.02 (Голосов: 239)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свадебный венок - Браун Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свадебный венок - Браун Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Сандра

Свадебный венок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

В тот же вечер Камилла узнала, что Зак на несколько дней уехал в Кентукки, чтобы познакомиться с одним из ведущих коневодов страны и осмотреть его ферму.
– Я пытался уговорить его подождать, пока не закончится этот период осенних ливней, – сказал Рейборн Прескотт, – но он настоял на своем. Иногда он упрям, как мул, – старик улыбнулся Камилле. – Мне кажется, что, как человек активный, он не может сидеть без дела, а из-за дождей на плантации остановились все работы. А что у вас новенького, вам удалось найти что-нибудь интересное на чердаке?
Девушка отчаянно старалась не выдать смятение, в которое ее повергало любое упоминание об утреннем походе на чердак. Вспомнив презрительное выражение лица Зака и его жестокие слова, она с трудом сдержала подступившие слезы. Некоторое время Камилла сидела молча, боясь, что дрожащий голос выдаст ее, наконец она взяла себя в руки и произнесла:
– Да. Я нашла хрустальный сервиз. По-моему, он чудесно будет смотреться на буфете в столовой. А еще замечательное кресло. Если его починить, можно поставить в какой-нибудь спальне. Еще там есть чайный столик, который, наверное, как нельзя лучше подойдет для гостиной.
Она внезапно замолчала и стала рассеянно вычерчивать причудливые узоры вилкой на тарелке, так и не притронувшись к еде. Странно, но ей совсем не хотелось говорить о том, что недавно ее интересовало больше всего. Хотя Камилла и понимала, что хорошие манеры, привитые Мартой Джеймсон, запрещали показывать свое дурное настроение собеседнику, она не могла с собой ничего поделать.
Конечно же, Рейборн заметил ее состояние и заботливо спросил:
– Камилла, вы хорошо себя чувствуете?
– Ох, мистер Прескотт, простите мне мое уныние. Наверное, все из-за дождя. Он действует на меня удручающе – я скучаю по дому, – довольно убедительно солгала девушка. Ей показалось, что этот ответ вполне объяснил Рейборну Прескотту ее состояние. Посмотрев на него, она вдруг поняла, что взгляд его синих глаз, так похожих на глаза Зака, пытливо изучает ее. «Неужели он о чем-то догадывается?» – мелькнула неожиданная мысль.
Он потрепал ее по руке.
– Ну конечно, Камилла, я все отлично понимаю. Надеюсь, ваша тоска скоро пройдет. Может быть, я могу вам чем-нибудь помочь?
Его заботливая участливость ввергла Камиллу в еще большее смятение. Невероятная жалость к себе захлестнула девушку, и она, к своему ужасу, разразилась слезами.
– Простите, – всхлипнула она, поднимаясь из-за стола. – Наверное, мне лучше сейчас пойти к себе и прилечь.
И, не дожидаясь ответа, выбежала из комнаты.
Бессонная ночь, казалось, длилась целую вечность. Девушка металась по постели, тщетно пытаясь уснуть. Когда же, под утро, сон наконец пришел к ней, ей снился Зак. Как может один и тот же человек быть таким нежным и любящим, а буквально через мгновение – таким озлобленным и жестоким? Ведь он же знает, что имеет власть над ней, он знает, что превращает ее в беспомощную рабыню в своих объятиях, но почему-то потом пытается представить все так, словно это только ее желания, а следовательно, и ее вина. Какое счастье, что он уехал хотя бы на несколько дней. Но почему же тогда сознание того, что его нет рядом, делает ее такой бесконечно несчастной?
Он околдовал ее. Измучил, истерзал ее душу. Это несправедливо! Два года он постоянно преследовал ее во сне, а теперь она дошла до того, что все мысли были сопряжены только с ним. Она вновь и вновь вспоминала их мимолетный роман в Сноу Берд. Она никак не могла понять этого человека – если Зак испытывает к ней лишь абсолютное презрение, то отчего так пылко целует? Мысли мешались; то она принималась ругать Зака, то себя – как же она глупа, что осталась, обрекая себя на эту пытку. Однако вдруг она остановила этот почти бредовый поток мыслей и спросила себя: разве не было бы в тысячу раз хуже уехать и больше никогда не видеть его? Да, призналась она, так было бы гораздо хуже.
Тяжело вздохнув, девушка забылась беспокойным сном.
На следующее утро, встретив Камиллу за завтраком, Рейборн тактично воздержался от вопросов по поводу черных кругов у нее под глазами и ее необычной бледности. Девушка извинилась за свое вчерашнее почти детское поведение и даже попробовала было отшутиться, но сразу же поняла, что ее попытки не увенчались успехом – проницательный старый южанин заметил ее притворство.
Сразу же после завтрака она решила заняться перилами лестницы, ведущей на второй этаж. Надо было бережно, не повредив резную поверхность, отскрести с них многолетний темный налет, а потом отполировать. Эта грязная и утомительная работа требовала многих часов кропотливого труда. «Как раз то, что мне сейчас нужно, чтобы отвлечься от навязчивых мыслей о Заке», – сказала себе Камилла, натянула старенькие джинсы, завязала волосы косынкой и рьяно взялась за работу.
На перила ушло добрых два дня. Камилла работала не покладая рук. Рейборн Прескотт не мог спокойно наблюдать, как эта хрупкая девушка изнуряет себя столь тяжелой работой, и стал настойчиво предлагать вызвать мастера. Но она решительно отказалась, объяснив, что предпочитает все сделать сама.
Когда наконец старое дерево вновь засияло теплым коричнево-золотым сиянием, девушка решила, что настала очередь полов. Хотя они по большей части были застелены коврами, она все же считала, что полы во всем доме необходимо отциклевать, заново покрасить и натереть воском. С такой колоссальной задачей явно не справиться в одиночку, поэтому Камилла заключила контракт со специалистами – отцом и сыном О'Мели.
Новые помощники понравились девушке с первого взгляда. Не зря мистер Прескотт рекомендовал именно их, подумала она. Шон О'Мели оказался удивительно бодр и проворен для своего возраста, а его рвение сделало бы честь человеку и вдвое моложе. Его сын, Рик О'Мели, неотразимый блондин с выразительными карими глазами, был примерно ровесником Зака. Он очень располагал к себе. Веселый характер, мягкая открытая манера общения, редкое умение «поговорить с каждым» – в общем, уже через час они с Камиллой так подружились, точно знали друг друга всю жизнь. Он, правда, все это время самым настойчивым образом флиртовал с девушкой, но у него это выходило так мило, что Камилла поняла – сердиться на него совершенно невозможно. Она отшучивалась и флиртовала в ответ, и часы однообразной утомительной работы пролетели почти незаметно.
Рик был чуть ниже Зака, но отлично сложен и наделен недюжинной силой. В нем словно бы бил родник неиссякаемой энергии и бодрости, которая заражала всех, кто оказывался рядом с ним. Стоило Дили, Саймону или Рейборну Прескотту зайти в комнату, где работал Рик, он тут же находил, о чем с ними поболтать. Но, странное дело, в течение нескольких дней слушая почти непрерывный поток его болтовни, Камилла постепенно начала замечать, что о себе он практически ничего не рассказывает. И часто, когда он думал, что его никто не видит, по веселому лицу молодого человека пробегала тень, а глаза затуманивались печалью. Но эта тень мгновенно исчезала, едва он замечал, что в комнату кто-то вошел.
Как-то вечером, провожая О'Мели, Камилла вышла с ними на крыльцо. Шон тотчас же распрощался и побрел к грузовичку, припаркованному на аллее, но Рик приотстал и с необычной для него застенчивостью спросил девушку, не согласится ли она встретиться с ним вечером в пятницу.
– Будет футбольный матч между университетскими сборными. Игра сезона. Весь город только об этой игре и говорит. Может быть, тебе это тоже будет интересно?
Камилла только миг медлила с ответом, подумав о Заке и о том, что он скажет, когда узнает. Но, в конце-то крнцов, какое ей дело до Зака и того, как он отреагирует на ее свидание? Она уже совершеннолетняя, и у Зака абсолютно нет никаких прав на нее, как, впрочем, и у нее на него. И Камилла решила.
– Да, – пылко согласилась она.
– Отлично. Тогда до завтра. – Рик, словно птица, слетел по ступенькам, прошелся до грузовика в уморительном торжествующем танце и уехал, оставив хохочущую Камиллу на крыльце.
Когда в пятницу около полудня Саймон принес в гостиную, где кипела работа, графин холодного лимонада, Камилла стояла на коленях в самом дальнем углу с кистью в руках.
Рик подкрался к ней сзади и рывком поставил на ноги.
– Эй, леди, почему бы не сделать передышку? – спросил он. – Нет, вы только поглядите на эту физиономию! Детка перепутала, мы ведь тут пол красим.
Он засмеялся и, достав из кармана носовой платок, принялся вытирать брызги краски с лица девушки.
Камилла, улыбнувшись, стала в шутку отбиваться от Рика, и именно в этот момент в проеме двери, отделявшей гостиную от холла, появился Зак. Он бросил быстрый взгляд на эту сцену, и лицо его приняло яростное выражение, синие глаза потемнели от гнева. Камилла заметила, что Зак сжимает и разжимает кулаки, словно из последних сил старается сохранить контроль над собой.
– Привет, Зак, – поздоровалась она, как будто ничего не случилось, хотя на самом деле эта фраза служила предостережением для ничего не подозревающего Рика. Тот сразу оглянулся и, увидев застывшего в боевой стойке Зака, перевел недоуменный взгляд на девушку. Впрочем, замешательство его длилось не дольше секунды, и он, повернувшись и протянув руки, устремился к двери.
– Зак, сколько лет, сколько зим! Давненько тебя не видел, старый плут! Только представь, я работаю в твоем доме вот уже неделю, а владельца поместья-то и не видел. Как дела?
– Отлично, Рик, а ты как? – сквозь зубы процедил Зак, пожимая ему руку. – Вижу, работка у тебя не из нудных. С вашего позволения…
Нарочито игнорируя Камиллу, он коротко кивнул Рику и Шону О'Мели и, круто развернувшись, зашагал к выходу, едва не сбив с ног отца, которому довелось стать свидетелем этой сцены.
– Здравствуй, сынок. Как поездка?
– Все нормально, – приостанавливаясь, сказал Зак.
– Вот и хорошо. Мы все очень рады, что ты вернулся.
– Да неужели? А мне кажется, мое появление испортило кое-кому хорошее настроение.
И он устремился вверх по лестнице, даже спиной выражая полнейшее недовольство и раздражение. Рейборн задумчивым взглядом проводил его, а потом посмотрел на Камиллу. Сейчас девушке больше всего на свете хотелось провалиться сквозь тот самый пол, который она только что так усердно красила.
Но в следующий миг ее охватили ярость и злость на Зака. Чего, собственно говоря, ей стыдиться? Она не делала ничего дурного, а если бы даже и делала, то какое дело Заку до этого.
– Вероятно, недельная разлука с домом убила его чувство юмора, – заявила Камилла, горделиво задирая головку.
В глубине души она побаивалась, что мистер Прескотт одернет ее, но, к ее изумлению, старик громко захохотал, запрокидывая седовласую голову.
Рик вытер вспотевшие от волнения ладони о джинсы. Он знал Зака Прескотта еще со школы и отлично понял значение его взгляда. Всякий, обладавший хоть толикой здравого смысла, поспешил бы убраться подобру-поздорову, заметив, что эти синие глаза приобретают стальной блеск.
– Пожалуй, мне пора за работу, – виновато пробормотал он и, не глядя на Камиллу, отправился в дальний угол гостиной и принялся красить пол.
Перед отъездом Рик отозвал девушку в сторону.
– Послушай, Камилла, – озабоченно зашептал он, – я очень не хотел бы вторгаться на чужую территорию. Вы с Заком случайно не… я имею в виду… ну, словом…
Бедняга никак не решался закончить свою мысль, поэтому Камилла перебила его:
– Рик, я очень хочу пойти с тобой сегодня вечером. И я уверяю тебя, нет абсолютно никаких причин, из-за которых эта встреча была бы нежелательной.
Рик вытер капельки пота с верхней губы и вздохнул.
– Что ж, я только рад. Не хотелось бы доводить кое-кого до бешенства, – он шутливо чмокнул ее в щеку. – Тогда я заеду за тобой около семи. Идет?
Девушка кивнула, и Рик уехал.


Обед в тот день был подан раньше обычного. Как и ждала Камилла, за столом Зак был мрачен и необщителен, зато Рейборн Прескотт, по-видимому, настроился провести время весело, и ничто не могло испортить ему настроения. Он без устали рассказывал Камилле о всевозможных приключениях и проказах на Миссисипи, и в его изложении эти истории звучали ничуть не скучнее историй из жизни Тома Сойера и Гекльберри Финна. Как ни досадовала девушка на хмурого Зака, но над рассказами его отца смеялась от души. Она заметила, почему-то чем звонче раздавался ее смех, тем мрачнее становился Зак. «Ну и пусть подуется», – думала она и смеялась еще громче.
После того как обед закончился, Рейборн Прескотт отодвинулся от стола, откинулся на спинку стула и промокнул выступившие от хохота слезы.
– Да, мне есть что вспомнить про лето двенадцатого года. – Он на секунду умолк, а потом спросил: – Так во сколько за вами заедет Рик, Камилла? Знаешь, сегодня вечером она едет с ним на футбольный матч, – пояснил он Заку.
Камилла покосилась на молодого человека, но тот лишь равнодушно пожал плечами и принялся за холодный чай.
– Около семи, – ответила она, задетая безразличием Зака.
– Ну тогда, вам, наверное, пора переодеваться… То есть, я совсем не то говорю, вы и сейчас прелестны, – он отодвинулся от стола и сказал, словно ему это только что пришло в голову: – Зак, а почему бы тебе завтра не показать Камилле нашу плантацию? Она всю неделю трудилась как каторжная, и мне бы хотелось хоть в уик-энд дать ей отдохнуть.
– Право, не знаю… – начала она, но Зак прервал ее.
– Ладно. Все равно мне завтра больше делать нечего, – он тоже отодвинул стул от стола. – Тогда до завтрашнего утра. Оденьтесь соответственно.
Ни с кем не попрощавшись, он удалился из столовой, хлопнув дверью.
Камилла поглядела на Рейборна Прескотта и заметила, с каким удивлением он смотрит на дверь, за которой только что скрылся его сын.
Вскоре, сославшись на то, что ей пора переодеваться, Камилла извинилась и ушла во «вдовий» домик. Равнодушие Зака подтолкнуло ее к желанию провести вечер как можно веселее. Однако душа ее разрывалась между радостным предвкушением приятного вечера и страхом перед завтрашней поездкой с Заком.
Беззаботное веселье Рика оказалось до того заразительным, что не прошло и пяти минут, как Камилла почти забыла мрачное настроение Зака и его лишенный энтузиазма, чтобы не сказать больше, ответ на предложение показать ей завтра плантацию.
Ясный и прохладный вечер был словно специально создан для футбола. Припарковав автомобиль на стоянке возле стадиона, Рик взял Камиллу под руку, и они зашагали к залитому огнями и нарядно разукрашенному стадиону.
Оркестры соперничающих команд играли во всю мощь, стараясь заглушить друг друга. А Рик и Камилла со смехом пытались приноровить шаги сперва в такт музыки одного, а потом другого оркестра, пока не выбились из сил от бесплодных попыток и беспрестанного хохота.
Камилла очень скоро раскаялась в том, что не оставила дома модельные туфельки на высоком каблуке и не надела вместо них обычную удобную обувь для прогулок.
Едва молодые люди успели занять места, как игра началась. Под шум и вопли толпы Рик наскоро представил спутнице кое-кого из соседей. Она, признаться, расслышала и запомнила не все имена, да это было и не важно, им все равно не пришлось общаться, так как очень скоро всех захватил дух состязания.
Камилла с Риком тоже поддались общему настроению. Они вели себя точно два подростка – били в ладоши и топали ногами, а Рик еще и успевал с преувеличенным томлением строить глазки девочкам из группы поддержки. Уже несколько недель Камилла так не отдыхала душой и не веселилась так беспечно.
И вдруг она увидела Зака. Он поднимался по крутым ступенькам трибун, обнимая за плечи сногсшибательную блондинку. Повсюду, где бы ни проходила эта красивая пара, зрители встречали ее приветственным гулом, и буквально на каждой скамье у Зака и его спутницы находились приятели, с которыми они здоровались и перекидывались парой слов. Хотя Зак постоянно разговаривал и шутил, он напряженно кого-то высматривал в толпе. И когда их взгляды встретились, Камилла поняла, что он разыскивает ее. Зак одарил ее такой насмешливой улыбкой, что, вспыхнув, девушка отвернулась. Она изо всех сил старалась не обращать внимания ни на него, ни на его потрясающую подружку. Однако она не могла отрицать, что появление Зака с этой блондинкой повлияло на нее совершенно определенным образом – она испытала дикую ревность.
К еще большему смятению Камиллы, Зак усадил спутницу всего лишь в двух рядах от них с Риком и сам плюхнулся рядом. Видимо, он задался целью испортить ей весь вечер! Сознавать это было горько, но это была чистейшая правда. Как ни пыталась Камилла наслаждаться игрой и обществом веселого Рика, но не могла сосредоточиться ни на чем, кроме макушки Зака двумя рядами ниже и светлой головки рядом с ним. До чего же часто две эти головы соприкасались и белокурые пряди рассыпались, оказавшись на широком плече Зака. Неужели это и есть та самая вдова Хазелетт, о которой с такой неприязнью отзывался Рейборн Прескотт?
В перерыве Рик угостил девушку чашечкой почти остывшего шоколада и безвкусным попкорном. Во втором тайме неистовство болельщиков возросло еще больше. Счет попеременно становился в пользу то одной, то другой команды. И когда в последние секунды игры местная команда забила решающий гол, фанаты просто обезумели. Все вскочили на ноги с воплями и свистом, хлопая в такт воинственного победного марша, который грянул оркестр. В приливе восторга Рик сгреб Камиллу в охапку, приподнял и звонко поцеловал прямо в губы. Девушка засмеялась его наивному энтузиазму, но вдруг, над плечом Рика, поймала взгляд Зака. Неподвижно возвышаясь над беснующейся толпой, он пристально смотрел на них. На застывшем, суровом, точно высеченном из гранита лице синим огнем полыхали глаза. Так длилось миг, а потом, изобразив презрительную улыбку, он отвернулся. Камилла радовалась лишь одному – что восторженным болельщикам было не до нее и никто не заметил, как она побледнела, а к глазам подступили слезы отчаяния.
Прежде чем отвезти девушку в «Свадебный венок», Рик угостил ее пиццей. Пока они сидели в пиццерии и всю обратную дорогу он без умолку болтал, обсуждая моменты матча. Камилла, поддавшись веселью Рика, не заметила, как они оказались у двери «вдовьего» домика. Камилла поблагодарила его за вечер и не противилась, когда он притянул ее к себе, чтобы поцеловать на прощание. Но в этом поцелуе не было страсти, не было пыла. Когда Рик отпустил ее, она уловила на его сильном и добром лице налет прежней грусти. Рассеянно потрепав девушку по щеке, Рик пожелал ей спокойной ночи и побрел прочь. Может быть, ей только показалось, но плечи его поникли, а походка стала не такой упругой и легкой, как обычно. «Похоже, и у Рика есть тайна, которая терзает его», – подумала Камилла и вошла в домик.
Погода наутро стояла такая же ясная, как накануне вечером. Природа сверкала яркими красками близкой осени. Камилла надела фирменные джинсы и бежевую рубашку с длинным рукавом, на спину она набросила кардиган, завязав рукава на груди. Вспомнив вчерашние модельные туфельки, она решила позаботиться о том, чтобы обувь была удобной, и надела походные ботинки.
Девушка вышла на веранду и зашла с черного хода в кухню, где хлопотала Дили, готовя бисквиты, и где уже курился ароматный дымок свежесваренного кофе.
– Доброе утро, Камилла. Как спалось? Я слышала, вы уезжаете с Заком на весь день. Смотрите, поосторожнее там. У него репутация неотразимого дамского угодника, – она весело рассмеялась, ставя противень с бисквитами в духовку. Камилла побледнела, вспомнив блондинку, льнувшую к Заку во время всего вчерашнего матча, и поспешно отвернулась, якобы для того, чтобы налить себе кофе.
– Да он и есть дамский угодник, – продолжала Дили. – А чего еще ждать от красавца с такими синющими глазами? Когда он учился в старших классах, я просто убить его была готова. Девицы звонили беспрерывно. Но тогда его больше интересовали автомобили и спорт. В колледже… впрочем, чего не знаю, того не знаю, он ведь жил не дома. Но когда вернулся, началось самое настоящее нашествие девиц и их мамаш. Подружек у него было много, то с одной встречался, то с другой, но все в результате почему-то выходили замуж за кого-нибудь другого. И что интересно, его вроде это и не волновало вовсе.
Боясь прервать монолог на столь интересующую ее тему, Камилла молча накрывала на стол, пока Дили проворно нарезала грейпфруты.
– Но вот года два назад у него выдался черный период. Бог ты мой! До чего же он стал злой и раздражительный. Но так никому ничего и не рассказал. Только частенько бормотал проклятия в адрес всего женского пола, вот мы и догадались, что он в кого-то влюбился, а она его, видно, бросила. Наверное, он никак не мог решиться жениться, а ей ждать надоело, вот она и вышла за другого. Мы так и не узнали, что это была за девушка, но одно могу сказать – она его здорово задела.
Два года назад. Так, значит, он отправился на горнолыжный курорт, чтобы исцелиться от душевных ран. Хотел доказать самому себе, что он неотразим и им увлечется любая девушка, а она, Камилла, стала ему легкой добычей. Можно себе представить, как был доволен собой мистер Захарий Прескотт, когда она чуть ли не сама свалилась ему в руки, словно спелая слива, и без малейшего сопротивления позволила соблазнить.
Слова Дили прервали горестные размышления девушки.
– Несколько месяцев он на женщин и смотреть не хотел, а потом начал встречаться с этой вертихвосткой Эрикой Хазелетт. Но должна вам сказать – она нашему Заку не пара. Разве хорошая мать станет отсылать своих детей Бог знает куда, лишь бы они ей не мешали гулять да веселиться? Зак рано потерял мать, у него нет ни брата, ни сестры, вот он всегда и говорил, что мечтает иметь большую семью с несколькими детишками… если, конечно, когда-нибудь женится, – Дили вздохнула. – Мы уж всякую надежду потеряли услышать в этом доме детские голоса.
Бисквиты уже испеклись и теперь лежали в корзинке на столе. Камилла рассеянно намазала один из них маслом, отпила глоток кофе и вздохнула. Да, эта незнакомка тяжело ранила Зака. Камилла лучше, чем кто-либо, знала, какой горечью было проникнуто отношение Зака к женщинам и как бессовестно он использовал их ради собственного удовольствия. Быть может, главным в его отношениях с женщинами было стремление отомстить всему женскому роду за то, как с ним обошлась та единственная, которую он искренне любил?
Тем временем в кухню ленивой походкой вошел Зак – предмет ее размышлений. На нем были джинсы и джинсовая куртка поверх белой водолазки.
– Доброе утро, дамы, – жизнерадостным голосом приветствовал их Зак, ласково целуя Дили в щеку. Отчего-то Камилла ждала, что он будет так же мрачен, как и вчера. Она не была готова увидеть добродушного и обходительного весельчака, который наливал себе чашечку кофе, беззаботно напевая: «О, какое чуде-е-есное у-у-тро». Со вчерашнего вечера ее преследовал совсем иной образ Зака – холодный, застывший изваянием на трибуне, чьи глаза испепеляют ее презрительным огнем. Неужели Зак все забыл? Неужели он не помнит, как вчера Рик целовал ее на стадионе?
– Ну что, готова ехать? – осведомился он, садясь на табуретку, и, ухватив слишком горячий бисквит, принялся перебрасывать его с руки на руку, пока не уронил на тарелку.
– Да, – только и вымолвила она. Ее так поразила произошедшая с Заком метаморфоза, что она едва могла вымолвить слово.
– Отлично. Я запланировал для нас кучу дел, так что поскорее доедай.
– Есть, сэр! – отчеканила Камилла, по-военному отдавая ему честь. В глазах Зака запрыгали веселые чертики, а сердце девушки болезненно сжалось. Если бы только…
Зак подсадил ее в кабину пикапа, который немало изъездил на своем веку сельских дорог. Голубая краска на его боках выцвела и пооблезла, а стекло в одном из окон потрескалось, но еще держалось на месте.
– Если бы мы ехали на настоящее свидание, я бы взял свой автомобиль, но для экскурсии по плантации пикап подходит больше всего. Ты не против?
– Что ты, совсем нет, – с напускным равнодушием заверила Камилла, хотя сердце ее бешено забилось, когда сильные руки Зака подхватили ее, помогая взобраться в кабину. Неужели она никогда не станет безразлична к его прикосновениям?
Выехав по ведущей из «Свадебного венка» аллее, Зак свернул по шоссе влево, проехал до перекрестка и взял курс на реку. Не доезжая до моста, он показал девушке усадьбу, ютившуюся на высоком утесе слева он них.
– Это «Шиповник». Оттуда открывается дивный вид на реку, и хозяева хвастают, что дом был построен в 1812 году.
Пикап мчался так быстро, что Камилла успела лишь мельком увидеть красивый дом и земли вокруг. Она слегка наклонилась в сторону Зака, чтобы посмотреть в окно с его стороны, но машину тряхнуло на ухабе, и ее грудь случайно коснулась его руки. По телу разлилась горячая волна, и девушка поспешно отодвинулась к своему окну, надеясь, что Зак ничего не заметил. В это время пикап въехал на мост через Миссисипи, Камилла продолжала изображать глубокий интерес к открывшемуся виду, но вскоре увлеклась и уже с искренним восторгом рассматривала баржи, казавшиеся с этой высоты игрушечными корабликами на безбрежной глади реки. Вдалеке виднелся Натчез-Под-Холмом, историческая часть старого города. Лишь только девушка хотела заговорить о нем, как Зак опередил ее:
– Как-нибудь мы с тобой непременно съездим поужинать Под-Холмом. Повар в «Петухе на Прогулке» готовит зубатку лучше всех на свете – только будь добра, не передавай моих слов Дили.
Глаза молодых людей встретились. Ну почему он так дьявольски хорош, подумала Камилла.
В считанные минуты они достигли луизи-анского берега и, проехав маленькую общину Видалия, продолжили путь на запад. Еще через несколько миль Зак свернул с магистрали на проселочную дорогу, проходившую под металлической аркой, на верху которой узорными буквами вилась надпись: «Плантация Прескот-тов».
Остаток утра пролетел для Камиллы в калейдоскопе новых впечатлений. Зак показал ей тянущиеся на много акров поля, объясняя при этом, что где растет, в какой очередности надо высаживать культуры, чтобы почва давала наилучший урожай, как определять, что землю пора оставить под паром, и все прочее в том же духе. Временами они встречали группки рабочих, занятых самыми разнообразными делами, – тогда Зак тормозил и дружески здоровался с ними. Он знал каждого и обращался к ним по именам. Это поразило Камиллу, ведь для работы на столь обширной плантации требовалось огромное количество людей.
Однако больше всего, как заметила Камилла, Зак любил коневодческую ферму, которую недавно построил. Он показал ей конюшни и тех немногих лошадей, что успел уже приобрести. Там было несколько очаровательных жеребят трех-четырех месяцев от роду. Камилла осыпала их восторженными эпитетами, потом признала, что мало понимает в лошадях. Зак сказал, что и для него это еще совсем новое занятие, но он читает книги по разведению лучших пород, встречается с ведущими коневодами, надеясь в скором времени пополнить свои знания, добиться хороших результатов и в этом деле.
Зак вдохновенно рассказывал о плантации и своих будущих планах, а Камилла внимательно слушала, наблюдая за ним. Глаза Зака горели, щеки раскраснелись, голос звенел от возбуждения. Камилла поняла, что Зак принадлежит к той породе людей, перед кем всегда открываются новые горизонты. Он не остановится на достигнутом, он всегда будет искать для себя все новые и новые цели. Камилла узнала еще одну черту его сложного характера.
И вдруг она почувствовала, как сердце болезненно сжалось – она любит Зака…
В этом неожиданном открытии смешались и горечь, и сладость. Невероятная нежность захлестнула ее. Ей хотелось обнять его, поделиться своей ошеломляющей новостью, но разум взял верх над чувствами. И единственное, что она могла позволить себе – это беззвучно кричать: «Зак, я люблю тебя!»
Зак стоял, прислонившись к изгороди, поставив ногу на нижнюю перекладину и небрежно положив руки на верхнюю. Он снял фетровую ковбойскую шляпу, которая сменила летнюю соломенную, и холодный осенний ветерок играл прядями его выгоревших на солнце волос. Он казался воплощением мужественности и красоты. Уже тогда, в Юте, Камилла почувствовала его непреклонную, сметающую все преграды энергию и силу воли – почувствовала и испугалась. Теперь, два года спустя, она призналась себе самой, что ее напугали именно эти твердость, решительность, уверенность в себе – качества, отличающие настоящего мужчину. Она бежала от него… из его постели… не оттого ли, что поняла, что встретила человека, которого может полюбить всем сердцем и на всю жизнь? Неужели она бежала отнюдь не от стыда и позора, как пыталась убедить себя, а от страха, что он может отвергнуть ее? Она вспомнила, как той ночью Зак держал ее в объятиях, и за последние несколько минут второй раз осознала, что испытывает к нему безграничную любовь. «Разве это любовь? – спрашивала она себя. – Любовь приходит не так». Но, увы, оказалось, что к ней любовь пришла именно так. Теперь Камилла не лгала хотя бы самой себе. Она полюбила Зака Прескотта уже тогда, в Юте.
Зак повернул голову и поймал на себе взгляд, полный нежности. Девушка густо покраснела. А вдруг он читает ее мысли? Вдруг он знает, как сильно она любит его?
Он протянул руку и бережно отвел в сторону выбившуюся из ее прически прядку волос. Прикосновения его пальцев вызвали в Камилле сильное смятение, и, боясь, что он заметит ее состояние, она сказала серьезным тоном:
– Теперь я знаю, что ты настоящий фермер и у тебя прекрасно возделанная плантация.
– Знаю, – в тон ей отозвался он, но тут же стряхнул серьезность и весело спросил, не проголодалась ли она.
– Еще как! – заявила девушка. – Можно сказать, просто умираю с голода. Он засмеялся.
– Это хорошо, потому что я как раз хотел тебе предложить посетить чудесное место, где можно утолить любой голод, даже такой, как у тебя.
Он помог Камилле сесть в пикап, выехал с плантации и повел машину на восток, в Натчез.
Проезжая через исторический центр города, Зак умудрился показать Камилле столько достопримечательностей, что она с отчаянием поняла, что не сможет запомнить и половины. Судя по всему, младший Прескотт хорошо знал историю родного городка, потому что сыпал фактами не хуже любого экскурсовода. В Натчезе насчитывалось более двухсот зданий, построенных еще до Гражданской войны, и каждому из них было чем похвастать. В некоторых из них останавливались такие знаменитые личности, как Генри Клэй, Аарон Берр, Лафайетт, Эндрю и Речел Джексон, Марк Твен и Стефен Фостер.
Для ленча Зак выбрал ресторан «Пост Хауз» в старинной усадьбе «Королевская Таверна». Зак сказал, что это самый древний дом во всем Натчезе, его построили до 1798 года, когда город перешел под юрисдикцию Соединенных Штатов. Именно здесь кончался легендарный Натчезский тракт – практически единственная дорога из диких неосвоенных мест к Нэшвиллу и Теннесси. У входа Зак показал Камилле засевшие в стенах пули – следы давней индейской атаки.
Зал с низким сводчатым потолком был оформлен в стиле первопоселенцев. Камиллу он просто очаровал. Она не только находилась в этом историческом месте, где когда-то произошло столько интересных событий, но и была здесь вместе с Заком.
С разрешения Камиллы блюда для ленча выбирал сам Зак. Вскоре им подали ароматный суп, жареных цыплят с кукурузными лепешками и множество разных овощей.
За едой Камилла то и дело поглядывала на Зака. У него был вполне довольный и умиротворенный вид, хотя, если разобраться, он проводил этот день с ней исключительно по настоянию отца. Зак заговаривал почти с каждым посетителем ресторана и представлял свою спутницу всем, кто подходил к их столику.
Когда они стали пить кофе, Камилла сказала:
– Кажется, твой отец чувствует себя лучше. Это правда?
– Да. И, как мне кажется, причиной этого улучшения является твой приезд. Он так хотел отреставрировать дом, а с твоим появлением его мечта может очень скоро осуществиться. Это его воодушевляет. Хотя, увы, здоровье его уже никогда не станет прежним, каким было до злополучного сердечного приступа. Я постоянно беспокоюсь за него.
– Я в этом не сомневалась, Зак, – заметила она и осторожно прибавила: – Он так тебя любит.
– Да, знаю, – Зак невесело засмеялся. – Веришь ли, я иногда жалею, что у меня нет братьев и сестер и не с кем разделить эту ответственность за его любовь. Я ведь должен постоянно давать ему повод гордиться мной. Боюсь, я его здорово разочаровал.
– Почему? Как ты можешь такое говорить?
Зак заерзал в кресле.
– У отца есть одна… ну, навязчивая идея, что ли… продолжить род и передать «Свадебный венок» и плантацию в руки нового поколения Прескоттов, – он отпил кофе. – Боюсь, что он не дождется того времени, когда я наконец решусь жениться.
Камилла растерялась от такой откровенности Зака и, отведя взгляд, принялась рассматривать картину на стене. Некоторое время они просидели молча, потом Зак подозвал официанта, уплатил по счету, и они вернулись в припаркованный перед рестораном пикап.
– Чудесный был ленч, и «Пост Хауз» мне тоже очень понравился. Спасибо, – негромко произнесла Камилла, когда Зак завел мотор и умелым маневром направил пикап в субботний поток машин, спешащих из Натчеза в пригород.
– Тебе правда понравилось? – улыбнулся он.
– Конечно. Знаешь, чего я боюсь? Что при таких ленчах и вашей южной кухне я скоро превращусь в пышку.
Она рассмеялась, но вдруг вспомнила, что сказал Зак, когда она впервые заговорила о своей возможной полноте. Кажется, он заметил, что ей есть «куда толстеть». Она бросила на него быстрый взгляд и, к окончательному своему смущению, убедилась, что и он этого не забыл.
– Осмелюсь заявить, что те жалкие несколько фунтов, которые ты набрала, пошли тебе впрок, – он усмехнулся с видом заправского сердцееда и состроил похотливую гримасу.
Камилла залилась густым абрикосовым румянцем. Зак добродушно засмеялся и дружески похлопал ее по коленке. Однако пальцы его задержались там на мгновение дольше, чем требовалось, и у девушки снова перехватило дыхание.
Они ехали через районы Натчеза, минуя один особняк за другим, которые Камилла еще не видела. Камиллу умиляли лиричные и романтические названия поместий – «Охряное», «D'Evereux», «Прекрасные Дубы», «Горный Привал», «Боярышник» и так далее, и так далее. Каждый был хорош своей особой, неповторимой красотой. Одни представляли собой увеличенные копии премилых фермерских домиков, другие же, как и «Свадебный венок», являли примеры роскошного южного колониального стиля с элементами греческого.
– Знаешь, сады вокруг этих домов нравятся мне ничуть не меньше, чем сами дома. Дубы, магнолии, ивы – до чего же чудесно. Можно себе представить, как тут красиво весной, когда расцветает море всевозможных цветов. Но, наверное, особенно хороши эти маленькие очаровательные цветы, что растут в вашем «Свадебном венке»! – восторженно добавила она.
– Да, это так, – согласился Зак. – Обидно, что они цветут совсем недолго. Однако, быть может, оттого это время и кажется таким особенным. А ты когда-нибудь видела Лонгвуд?
– Тот самый восьмиугольный особняк?
– Да. Его так и не достроили, только первый этаж. Все эти годы он пустовал. Наверное, его начали строить году в 1858-м, а к 1861-му еще не закончили.
– Грустно думать о том, что кто-то вложил в дом столько сил и времени, и все напрасно. А в результате там никто не живет. Я бы предпочла владеть маленьким домиком, в котором живет много людей, чем большим, но пустым или вовсе заброшенным.
– Вот я вас и раскусил, мисс Джеймсон. Вам нравится, когда двор зарос деревьями, а дом полон людей, – он поглядел на нее и подмигнул. – Или я ошибаюсь?
– Нет, абсолютно прав, но я ведь сама в этом призналась, – с улыбкой ответила Камилла. – Должно быть, это желание возникает оттого, что у меня не было ни братьев, ни сестер. А единственный ребенок в семье иногда испытывает довольно сильное чувство одиночества.
– Значит, у нас есть кое-что общее, правда, Камилла? – голос Зака звучал нежно, доверительно и завораживающе. Девушка ответила ему ласковым взглядом.
Ей было так хорошо. День прошел изумительно. Она чувствовала себя почти счастливой от времени, проведенного вдвоем с Заком. Пикап неспешно ехал по извилистой дороге, направляясь к дому, а Камилла откинулась на сиденье, невольно все глубже вжимаясь в кожаную обивку. Мысли ее крутились вокруг сегодняшнего открытия – она любит Зака. Можно ли надеяться, что и его чувства к ней переменятся? Казалось бы, сегодняшняя поездка давала повод для подобных надежд. Зак был с «ей добр, щедр, очень мил и едва ли не нежен. А вдруг для них еще не все потеряно? Ведь за два долгих года ни один мужчина не смог заставить ее забыть Зака. Есть ли хоть слабая надежда, что и Заку воспоминания об их единственной ночи приносят не одну только горечь? Вспоминает ли он то счастье, которое познали они тогда?
Зак вывернул на проселочную дорогу, ведущую к «Свадебному венку», и машина запрыгала по ухабам.
– Если мне будет позволено сделать критическое замечание, мистер Прескотт, могу ли я намекнуть вам, что неплохо было бы привести в порядок эту дорогу?
– Вы в самом деле так считаете, мисс Джеймсон? – надменным тоном поинтересовался он, но тут же расплылся в улыбке и подмигнул. – Ты совершенно права!
Взвизгнули тормоза. Зак остановил пикап, выключил мотор и радио. Закатное солнце отбрасывало на лужайку длинные тени и подсвечивало багряные и золотые листья деревьев так, что они казались живым пламенем. Снаружи потянуло прохладой, но в машине было тепло и уютно.
Они молча сидели бок о бок в кабине пикапа, испытывая близость, не нуждавшуюся в словах или прикосновениях. Каждый наслаждался этим безмолвным уединением, волнующим соседством другого.
Словно подчиняясь точному механизму, головы их синхронно повернулись друг к другу. Зак медленно протянул руку и коснулся облака волос девушки, провел ладонью по ее щеке. Камилла, как завороженная, не могла оторвать взгляда от его глаз, этих бездонных синих озер, могущественных магнитов, безудержно притягивавших ее. А Зак, казалось, вбирал глазами ее всю. Взгляд его скользнул вниз по ее лицу, заглянул в огромные манящие глаза, чуть задержался на приоткрывшихся губах девушки, пополз вниз по тонкой шее, где билась голубая жилка, и наконец остановился на груди. Под мягкой тканью рубашки отчетливо проглядывали два упругих бугорка. Пальцы Зака начали поглаживать трепещущие губы Камиллы, затем он легонько надавил на нижнюю губу и сказал:
– Я ничего не забыл, Камилла. Я помню все, что было между нами, помню живо и ярко, – Зак говорил негромко и ласково, но убежденно и с обезоруживающей искренностью. Он положил вторую руку на грудь девушке. – Слышишь, как у тебя бьется сердце? Ты тоже помнишь.
Он решительно привлек Камиллу к себе, припадая к ее губам. Она думала, его поцелуй окажется таким же властным и неистовым, как объятия, но ошиблась. Губы его были удивительно нежными и чувственными, их легкие, порхающие касания дразнили девушку и будоражили ее. Он дотронулся кончиком языка до ее губ, но когда они приоткрылись, не воспользовался этим немым приглашением, а принялся ласкать уголок ее рта, пока она, изнемогая от желания, не пролепетала его имя – настойчиво, почти умоляюще.
Услышав в звуке ее голоса желание страсти, Зак поцеловал ее иначе – сильно и требовательно, решительно раздвигая ей губы. Языки их встретились. Когда Зак притягивал Камиллу к себе, та рука, что лежала на ее груди, так и осталась зажатой между ними и теперь умудрялась дарить девушке все новые и новые упоительные ощущения. Камилла невольно выгнулась, руки его тут же пустились в странствия по ее телу, а губы не отрывались от ее уст, целуя их со все возрастающей страстью. Наконец Зак оторвался от ее губ и, тяжело дыша, простонал:
– Камилла, Камилла, ты околдовала меня. С тех пор как мы в Сноу Берд…
Резкий автомобильный гудок заставил их разом подскочить на сиденье и разлететься в разные стороны. Зак пробормотал такое крепкое словечко, каких Камилле в жизни не доводилось слышать. Увидев рядом с пикапом серебристый «Порше», он снова чертыхнулся, отворил дверцу и выскочил из машины. Камилла лихорадочно приводила в порядок одежду и прическу, с трудом справляясь с этой задачей, так как руки предательски тряслись. Она смущенно вылезла из кабины пикапа.
– Милый, как хорошо, что я тебя застала, – проворковала высокая блондинка, томно прислоняясь к «Порше». Камилла сразу же узнала сногсшибательную красотку, с которой Зак вчера пришел на футбол. Сегодня на ней было трикотажное розовое платье, туфли-лодочки и кашемировый шарфик, элегантно повязанный вокруг шеи с нарочитой небрежностью, которая на самом деле требует точного расчета.
– Привет, Эрика. Что тебя сюда привело? – голос Зака был дружелюбен, но Камилле почудилось, что она улавливает в нем раздраженную нотку.
– Ну-ка, поздоровайся со мной как следует, тогда скажу, – томно заявила красотка, и Зак, обняв ее за плечи, притянул к себе и поцеловал в сладострастные полные губы.
Сердце Камиллы упало. Девушке отчаянно захотелось исчезнуть и, как по мановению волшебной палочки, очутиться в укромном одиночестве «вдовьего» домика. И в этот момент она услышала голос Зака.
– Эрика, это Камилла Джеймсон, – Зак отвернулся от блондинки и жестом указал на девушку. – Она реставрирует для нас «Свадебный венок». Камилла, Эрика Хазелетт.
– Добрый день, миссис Хазелетт, – без энтузиазма в голосе поздоровалась Камилла. Под пристальным, оценивающим взглядом Эрики она остро ощутила, какой замарашкой сейчас выглядит. Ей так и не удалось пригладить непослушные волосы, растрепавшиеся от пылких объятий Зака. Да и губы, наверное, припухли от поцелуев. По сравнению с этой ухоженной дамой она казалась себе просто ничтожеством. Эрика приветливо поздоровалась с ней.
– Вот уж не знаю, с чего это Заку вздумалось нанимать декоратора, – добавила она. – Он же отлично знает, что я уже столько лет мечтаю заняться обустройством «Свадебного венка» и сто раз предлагала Заку свою помощь в этом деле.
– Не сомневаюсь, что вы бы отлично справились, миссис Хазелетт, но меня нанял вовсе не Зак, а мистер Рейборн Прескотт.
– А как мы все знаем, дорогая, отец не слишком высокого мнения о твоем вкусе, – вставил Зак, и пухлые губки Эрики поджались от возмущения.
– Что ж, если мисс Джеймсон обставит дом согласно вкусу твоего отца, мне не терпится посмотреть, что из этого выйдет, – не удержалась она от колкости.
Такая наглость поразила Камиллу, и в ее глазах вспыхнул золотой огонек, каким светятся глаза рассерженной кошки, а по спине пробежала дрожь отвращения к подружке Зака.
Вчера вечером Камилла не смогла как следует рассмотреть свою соперницу. Но теперь с лихвой восполнила этот пробел. Эрика была ослепительной блондинкой, такой блондинистой блондинкой, что в голову невольно приходила мысль о еженедельном визите к парикмахеру и злоупотреблении осветляющими средствами. Холодным серым глазам, пожалуй, недоставало глубины и обычного человеческого тепла. Длинный аристократический прямой нос, идеально-ровные дуги бровей, пухлые чувственные губы. Высокая и стройная фигура Эрики удивительно походила на фигуры девиц с обложек модных журналов, а во всех ее движениях сквозила ленивая грация пантеры. Камилла с неприязнью отметила, что эта красотка времени даром не теряла – нежно прильнув к Заку, Эрика потрепала его по волосам и смахнула несуществующую пылинку с отворота джинсовой куртки. Столь красноречивые проявления близости так уязвили Камиллу, что лишь твердое решение не позволить этой женщине унизить себя придало девушке сил хладнокровно наблюдать, как Эрика виснет на Заке.
Голос у Эрики был низкий и вкрадчивый.
– Зак, милый, прошу тебя, поедем со мной. Я пыталась дозвониться до тебя целый день, но твои слуги сказали мне, что ты уехал с мисс… ох, как ее там? Ладно, неважно. Я, так и быть, прощу тебя за то, что тебя не оказалось дома и что мне пришлось искать тебя, если ты пойдешь со мной сегодня на вечеринку.
Пренебрежение Эрики просто взбесило Камиллу. «Как ее там?» – скажите пожалуйста! И назвать Саймона и Дили слугами! Да Эрика самая настоящая снобка. И что только Зак в ней нашел, помимо сексапильной внешности? Она же такая скучная пустышка!
– Так где же будет эта вечеринка? – поинтересовался Зак ничего не выражающим голосом.
– О, пупсик, я знала, что ты согласишься! – завопила Эрика и, привстав на цыпочки, поцеловала его в щеку. – У Мельроза, милый, и, разумеется, черный галстук.
– Безусловно, – сухо произнес Зак.
– Заедешь за мной в семь. Прости, что не предупредила тебя раньше, но хозяйка дома позвонила мне сегодня утром в совершенной панике и сказала, что один из приглашенных мужчин не придет и у нее пустует место за столом. Представляешь, какой кошмар. Ну я и сказала, что наверняка смогу убедить тебя пойти со мной, но велела ей передать всем незанятым женщинам, что ты вовсе не свободный.
– Это уж мне самому решать, – произнес Зак, но Эрику, казалось, совсем не встревожило отсутствие юмора в его ответе.
– Вечно ты дразнишься, – промурлыкала она, поглаживая грудь Зака пальцем с длинным наманикюренным ногтем. – Значит, до семи, дорогой.
Осчастливив Зака еще одним быстрым поцелуем в щеку и не попрощавшись с Камиллой, Эрика села в спортивный автомобиль и умчалась.
– Какая милая машина, – сладким голоском пропела Камилла и направилась в сторону «вдовьего» домика. Сзади до нее донесся поток приглушенных проклятий.
Зак вернулся домой лишь поздней ночью. Никогда и никому Камилла не призналась бы, что так и не смогла заснуть, пока не услышала возле гаража басовитое рокотание мотора «Линкольна».
Чем они с Эрикой занимались до этого немыслимо позднего часа? Зрелище того, как эта многоопытная особа ластится к Заку и ее уловки увенчиваются несомненным успехом, убило в Камилле всю радость от той близости, что испытала она в пикапе наедине с ним. Противнее всего было осознать, что Зак с готовностью идет на поводу у малейшего каприза этой отвратительной кокетки. Разве он не согласился сопровождать ее на прием, едва Эрика попросила его об этом? А ведь какую-то секунду до этого он так неистово целовал ее, Камиллу. Видимо, он всегда повинуется желаниям Эрики. И что он собирался сказать перед самым ее появлением? Неужели он влюблен в эту глупую кривляку? А если нет, то что заставило его наслаждаться ее обществом до половины четвертого утра?
Эти и еще миллион подобных вопросов буквально осаждали Камиллу, не давая ей уснуть. Лишь под утро усталость взяла свое и девушка погрузилась в тяжелое забытье.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Свадебный венок - Браун Сандра

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Свадебный венок - Браун Сандра



начало классное. а потом ерунда какая то
Свадебный венок - Браун Сандрамария
15.01.2011, 0.27





не знаю мария я этот роман раз 20 читала и осталась хорошого мнения
Свадебный венок - Браун Сандралена
16.11.2011, 15.12





ЭТО МОЙ САМЫЙ ЛЮБИМЫЙ роман У бРАУН!!!! чИТАЛА РАЗ ТРИДЦАТЬ., просто фантастика...
Свадебный венок - Браун СандраКсения
9.01.2012, 11.52





ничего особенного,гг закомплексованая дурочка.
Свадебный венок - Браун Сандравика
9.01.2012, 14.56





Хороший роман! 9 из 10*
Свадебный венок - Браун СандраКатя
9.01.2012, 18.59





Да,у девочки проблемы с самооценкой.Да и во взаимоотношении с противоположным полом много упущений.
Свадебный венок - Браун Сандражужа
10.01.2012, 11.48





правда нечего особеного,читала кусками
Свадебный венок - Браун Сандраatevs17
13.02.2012, 16.39





Гарний роман.
Свадебный венок - Браун СандраNet-Zer
2.04.2012, 14.44





Mne o4en ponravilos!
Свадебный венок - Браун СандраZzaeella
3.04.2012, 20.15





Мило и легко) 10/10
Свадебный венок - Браун СандраКсения
5.04.2012, 14.56





Легкий роман, читается легко, наводит на размышления о том, что часто мы просто не разговариваем друг с другом, позволяя противной стороне строить собственные догадки отнюдь не отвечающие нашим мыслям и стремлениям. В результате совершаются чудовищные ошибки и принимаются решения, ужасные по своим последствиям. А нужно всего лишь просто и честно всегда говорить то, что ты чувствуешь в данный момент, не боясь показаться смешной и униженной.
Свадебный венок - Браун СандраВероника
31.08.2012, 21.24





Согласна, с Вероникой! Роман очень легкий,интересный сюжет и вместе с тем со смыслом! Ведь в нашей жизни так много ошибок именно из-за не умения разговаривать друг с другом, не боясь показаться смешными!
Свадебный венок - Браун СандраМарина
19.09.2012, 13.00





ужас
Свадебный венок - Браун Сандрагалина
26.09.2012, 19.58





"Ты украл мою невинность!" - патетически восклицает героиня. "Честь джентельмена требует немедленной женитьбы!" - вторит ей отец героя. И это все происходит в Америке в конце 20 века! НЕ ВЕРЮ! Видимо, автор начала писать исторический роман, а потом забыла о времени и в итоге получилась полная ерунда. Не верю в любовь героини - скорее она оправдывает свое физическое влечение к герою. Не верю в любовь героя - скорее в униженную гордость. А конец романа просто смешон: 2/10.
Свадебный венок - Браун Сандраязвочка
25.10.2012, 17.36





Чушь. И это про американок, которые как бы между прочим спрашивают:"не хочешь потра....ся?" Автора видно сроки сдачи поджимали, вот она и накропала. ..это
Свадебный венок - Браун Сандратаня
11.11.2012, 8.35





Интерес к роману пропал безвозвратно к 8 главе, дальше читать не могу как то нудно.
Свадебный венок - Браун СандраИрина
21.11.2012, 15.52





Ну разок можно прочитать!:)
Свадебный венок - Браун Сандракристина
21.01.2013, 15.52





Грянь !!!!!!
Свадебный венок - Браун СандраЯна
11.06.2013, 10.52





почитать можно
Свадебный венок - Браун СандраЛюбовь Владимировна
27.08.2013, 0.20





муть і маразм
Свадебный венок - Браун Сандратася
19.10.2013, 20.40





в конце бред 4!
Свадебный венок - Браун Сандрасеми
18.11.2013, 23.23





А есть ли у Браун что-нибудь не настолько примитивное? А то одно и то же: героини,которые живут в 20 веке, а ведут себя, как героини-леди 18 века:описание их тошнотворных переживаний.. Почему так скучно читать? Всё ждёщь: вдруг будет что -либо захватывающее или где-либо промелькнёт юмор? Скучно. однообразно.А в конце-офигенная любовь главного героя. Советую читать 1, 2 главы и последнюю. Всё и так понятно.
Свадебный венок - Браун Сандралюдмила
6.01.2014, 19.15





Очень многое вызывает недоумение и даже раздражение - сама прыгнула в постель без сопротивления, а после делает бедного главного героя виноватым! Он тоже хорош - не хватило ума признаться в любви, прямо теленок!rnне самый лучший роман! я разочарована. не хваает глубины, искренности и логики в поступках героев.
Свадебный венок - Браун СандраНаталия
13.02.2014, 22.48





Согласна с Язвочкой. Девица - наивняк из 18 века. Ну , а мужик-то? Взрослый, на 10 лет старше и такой тормоз! Что нельзя было объясниться сразу же, не растягиваю на 12 глав одногоитогоже!
Свадебный венок - Браун СандраЕлена
21.04.2014, 15.44





Не очень.. Совершенно не описано ни одно из переживаний Г героя, вообще ни одной его мысли.
Свадебный венок - Браун СандраВиктория
14.05.2014, 23.01





Роман не очень удачен, Слишком банально и просто. Нет эмоционального накала. У Браун есть более интересные романы: "Скандальная история" и сентиментальный "Долгожданное возвращение" они мне больше понравились.
Свадебный венок - Браун СандраЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
23.08.2014, 20.48





Разочарована. Абсолютно не в стиле Браун. Сироп и сопли.
Свадебный венок - Браун СандраИва
25.09.2014, 16.00





Читать,когда делать больше нечего! После ЗАВИСТИ - это,конечно,не идет ни в какое сравнение!
Свадебный венок - Браун СандраНаталья 67
30.06.2015, 19.15





Главная героиня-просто вынос мозга, к тому же редкостная стонота.... Короче полнейшая фигня этот романчик... Не советую его. Есть оочень интересные вещи: например "Поцелуй во тьме"! Вот его точно читать!!!!!!
Свадебный венок - Браун СандраКатерина
1.07.2015, 7.32





Идиотизм просто зашкаливает. Никогда больше не буду читать эту Браун Сандру.
Свадебный венок - Браун СандраЛера
1.07.2015, 15.59





соглашусь насчет идиотизма. как это можно перечитывать 20 или 30 раз?О_О
Свадебный венок - Браун Сандраиришка
1.07.2015, 17.25





Полностью согласна с Еленой и Вероникой. Роман очень понравился.Читала на одном дыхание и перечитывала несколько раз и ещё буду перечитывать...запало в душу.Героиня немного наивная, но так молода...а Зак - просто отпад. Спасибо автору!!! 10\10
Свадебный венок - Браун СандраЕгения
23.01.2016, 7.07





Кто будет перечитывать ЭТО раз по 20????? Только если вам 12 лет, и это единственная книга в квартире. И то будет проще самим накрапать роман, чем МУЧИТЬ себя этим БРЕДОМ. Бросила эту ересь на третьей главе. Браун категорически нельзя писать конфетно-соплежуйские романы а-ля "украл мою девственную плеву, верни обратно - да ты сама хотела, профурсетка!", она только этим унижает себя, как писательницу. По-моему, она сейчас уже такие романы не пишет, что радует. Насчет неправдоподобия, что американка и такая пуританка - меньше смотрите зомби ящик и киселев-тв, свободный нравы там в больших городах, типа Нью-Йорка или Лос-Анжелеса, а городки на юге, например - оплот пуританства. Огромное количество религиозных на всю голову протестантов и католиков, воспитывают девочек в стиле "нет, Андрюшенька, после свадьбы!". Даже если до свадьбы было, будут строить из себя фригидных целок. Лет 15 назад ОЧЕНЬ модно было среди молодых знаменитостей занимать позицию "Я храню до свадьбы, и моя любимая книга библия". Уж ТЕМ БОЛЕЕ в те годы, когда этот романчик был написан. Поэтому стереотипы о том, что ВСЕ американки дают направо и налево - смешны. Там разные люди живут, так же как и у нас.
Свадебный венок - Браун СандраРазвратница
23.01.2016, 9.58





Та же ситуация, бросила читать на 3 главе, роман ни о чем. Если уж кому нечем заняться, чем как перечитывать этот бред, то почитайте лучше Макнот или Филлипс С.Э.
Свадебный венок - Браун СандраЛина
23.01.2016, 10.56





Не понравилось.главная героиня словно из друго века.
Свадебный венок - Браун Сандралюбава
23.01.2016, 21.49





Ненормальная героиня. И герой со странностями. И папаша его свадьбу в больнице им устроил. Бред! 6/10
Свадебный венок - Браун СандраВикки
24.01.2016, 13.55





Я просто в восторге от подвижничества главного героя - ему было так плохо после каждой встречи с любовницей, но он, видимо, с целью умерщвления плоти, продолжал встречаться с ней аж целых два года! А все только для того, чтобы забыть свою истинную любовь!
Свадебный венок - Браун Сандранадежда
21.03.2016, 21.59





Полный идиотизм!Еле дочитала.Так не похоже на Сандру Браун!Героиня-дура и ханжа,мне в первый раз не хотелось хэппи-энда в конце,хотя я и не сомневалась,что он будет.
Свадебный венок - Браун СандраМарина*
25.03.2016, 14.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100