Читать онлайн Смерть в ночном эфире, автора - Браун Сандра, Раздел - 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Смерть в ночном эфире - Браун Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.05 (Голосов: 122)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Смерть в ночном эфире - Браун Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Смерть в ночном эфире - Браун Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Сандра

Смерть в ночном эфире

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

21

Стэн предпочел бы встречу с проктологом разговору с дядей Уилкинсом. В любом случае его заднице достанется, но проктолог надел бы резиновые перчатки и постарался быть осторожным.
Место, где они договорились встретиться, Стэну нрави­лось. Это был бар на первом этаже отеля «Дрискилл». Так как Уилкинс Криншоу собирался этим же вечером вер­нуться в Атланту, он не стал бронировать себе апартамен­ты. Стэн порадовался тому, что встреча назначена в люд­ном месте. Дядя Уилкинс не будет слишком суров с ним при посторонних. Уилкинс ненавидел сцены.
В вестибюле отеля было так же спокойно, как в гареме в послеполуденные часы. Стеклянный потолок с орнамен­том пропускал неяркий свет. Все старались ступать как можно тише по мраморному полу. Никто не хотел задеть даже листок одной из роскошных зеленых пальм. Диваны и кресла манили устроиться в них и лениво наслаждаться соло на флейте, негромко льющимся из скрытых динами­ков.
Но в центре этого оазиса неги и покоя'пряталась ядови­тая жаба.
Уилкинс Криншоу был маленького роста, и Стэн подо­зревал, что дядя носит скрытые каблуки. Седые волосы приобрели желтоватый оттенок и были такими редкими, что едва скрывали возрастные пятна на блестящем черепе. Нос был широким и мясистым, под стать толстым губам. Нижняя туба выдавалась вперед и брезгливо оттопырива­лась. Дядя Уилкинс был очень похож на земноводное, причем из разряда наиболее уродливых.
Стэн догадывался, что именно из-за такой малоприят­ной внешности дядя остался холостяком. Единственной привлекательной для противоположного пола чертой в дяде были деньги, и они же были второй причиной его одиночества. Уилкинс был невероятно скупым и не желал поделиться даже крошкой своего финансового пирога с супругой.
Стэн также догадывался, что его дядя был безмозглым отщепенцем в военной академии, куда и Уилкинса, и отца Стэна послал его дед. У братьев не было другого выхода, они не могли ослушаться отца. После окончания академии оба служили в ВВС. Дослужившись до приличного чина и отдав свой долг стране, они были допущены к ведению бизнеса.
На каком-то этапе взросления безмозглый Уилкинс стал нормальным. Он научился давать сдачи, но его оружием была не физическая сила, а сила ума. Он никогда не пускал в ход кулаки, но обладал незаурядным талантом нагонять страх. Он играл не по правилам и никогда не брал плен­ных.
Дядя не встал, когда Стэн присоединился к нему за круглым коктейльным столиком. Он даже не поздоровал­ся. А когда подошла молоденькая красивая официантка, Уилкинс Криншоу приказал:
– Принесите ему содовой.
Стэн ненавидел содовую, но не стал заказывать ничего другого. Он должен постараться, чтобы эта встреча прошла наиболее безболезненно. Нацепив на лицо приятную улыбку, он начал разговор с лести:
– Вы хорошо выглядите, дядя.
– Это шелковая рубашка?
– Гм? Ах, ну да, конечно.
В их семье все мужчины хорошо одевались. Словно желая компенсировать внешнюю непривлекательность, Уил­кинс тоже всегда был одет безукоризненно. Сорочки и костюмы он шил у портного, рубашки безжалостно крах­малились и наглаживались. Он не допускал ни одной мор­щинки, ни одной лишней складки.
– Ты что, с ума сошел? Ты одеваешься, как придурок. Или для тебя естествен этот вид педераста?
Стэн промолчал, только кивком поблагодарил офици­антку, которая принесла его содовую.
– Ты наверняка унаследовал эту вычурную манеру оде­ваться от своей матери. Она обожала рюшечки и кружав-чики, чем больше, тем лучше.
Стэн не стал возражать, хотя его рубашка не была вы­чурной ни по стилю, ни по цвету. Надо сказать, он серьез­но сомневался в том, что его мать надевала платье с рю-шечками хотя бы раз в жизни. Элис Криншоу всегда вы­глядела элегантно. Она обладала безупречным вкусом и оставалась для Стэна самой красивой женщиной на свете.
Но спорить с дядей было бесполезно, поэтому он сме­нил тему:
– Ваша встреча с генеральным менеджером прошла ус­пешно?
– Радиостанция пока приносит деньги. Тогда почему дядя так хмурится?
– Последние рейтинги очень недурны, – заметил Стэн, – они повысились на несколько пунктов по сравнению с прошлым периодом.
Стэн подготовился специально, чтобы произвести на дядю впечатление. Он только надеялся, что Уилкинс не спросит его, когда кончился прошлый период и что озна­чает в данном случае слово «пункт».
Дядя буркнул что-то невразумительное.
– Вот почему это дело с Пэрис Гибсон так некстати. – Эти слова Стэн разобрал.
– Да, сэр, – поспешил он выразить свое согласие.
– Мы не можем допустить, чтобы наша радиостанция оказалась замешана в этом, – продолжал Уилкинс.
– Она не замешана, дядя. О ней упоминают лишь вскользь.
– Я не желаю, чтобы наша радиостанция упоминалась даже в минимальной степени, если речь идет об исчезнове­нии несовершеннолетней девушки.
– Разумеется, сэр.
– Вот почему я оторву тебе голову и помочусь в откры­тую рану, если выяснится, что ты имеешь хотя бы малей­шее отношение к этим телефонным звонкам.
Дядя Уилкинс научился кое-чему в военной академии. Он выражался предельно ясно, не допуская двояких тол­кований. Его грубость уступала только его эффективности.
Стэн пришел в ужас.
– Как вам могло прийти в голову, что я…
– Ты полное дерьмо. Ты был таким с того самого време­ни, как твоя мать тебя родила. Как только ты издал первый писк, Элис уже знала, что ты станешь сопливым плаксой и размазней. Думаю, именно поэтому она заболела. Просто легла и умерла.
– У нее был рак поджелудочной железы, – растерянно произнес Стэн.
– Это был отличный предлог, чтобы избавиться от тебя. Твой отец тоже знал, что ты и плевка не стоишь. Он не хотел отвечать за тебя. Именно поэтому мой братец Вер-нон так далеко засунул дуло пистолета в рот, что отстрелил себе затылок.
У Стэна перехватило горло. Он просто не мог говорить. Но Уилкинс не знал пощады:
– Твой отец всегда был слабаком, а твоя мать сделала его еще слабее. Вернон считал своим долгом оставаться ее мужем, хотя она перетрахала всех мужиков, которые попа­дались на ее пути.
Жестокость была у дяди в крови. Стэн прожил с этим тридцать два года и только сейчас понял, что ему следовало бы привыкнуть. Но он не привык. Он посмотрел на Уилкинса с неприкрытой ненавистью.
– У отца тоже были любовницы. Причем постоянно.
– Я уверен, их было больше, чем нам известно. Мой слабак-братец заваливал каждую женщину, которую мог, только для того, чтобы доказать себе, что он все еще на это способен. Твоя мать не пускала его к себе в постель. Види­мо, твой отец оказался единственным мужчиной, к кото­рому шлюха Элис испытывала отвращение.
– Если не считать вас. – Стэн даже слегка повысил голос.
Уилкинс так крепко сжал свой стакан с бурбоном, что Стэн удивился, как выдержал толстый хрусталь. Его удар пришелся точно в цель, и он радовался этому. Стэн давно понял, почему дядя так ненавидит его мать. Он множество раз слышал, как Элис Криншоу со смехом говорила своему деверю: «Уилкинс, ты такая противная жаба».
В устах его матери, обожавшей мужчин, эти слова были приговором. Более того, Элис никогда не боялась Уилкин­са, а это являлось наивысшим оскорблением для него. Уилкинс испытывал наслаждение, заставляя людей трепе­тать от страха перед ним. Но с матерью Стэна у него ничего не вышло. Стэн с удовольствием напомнил ему об этом.
Глоток бурбона привел дядю в чувство.
– Учитывая, какими были твои родители, нечего удив­ляться тому, что у тебя проблемы с сексом.
– У меня их нет.
– Все свидетельствует об обратном. Стэн густо покраснел.
– Если вы говорите о той женщине во Флориде…
– Которую ты завалил на ее же факс, – закончил фразу Уилкинс.
– Это ее версия, – парировал Стэн. – Все было совсем не так. Она не давала мне проходу, набросилась на меня, а потом в последний момент взяла себя в руки. Она испуга­лась, что нас застанут.
– Это был не первый раз, когда мне пришлось за тебя отдуваться, потому что ты не можешь держать штаны за­стегнутыми. Точно как твой отец. Если бы ты проявлял столько прыти в бизнесе, сколько ты проявляешь в сексу­альных играх, то денег в компании было бы намного больше.
Именно из-за этого дядя Уилкинс ненавидел Стэна. Дя­дя не мог добраться до внушительного трастового фонда, который родители оставили сыну. В фонд вошли не только деньги, оставшиеся после их смерти, но и огромная часть доходов корпорации. Пересмотреть условия финансирова­ния фонда было невозможно. Даже Уилкинс при всей его власти и изворотливости не мог влезть в деньги, завещан­ные братом и невесткой, и заграбастать наследство Стэна.
– В тот раз, в бассейне загородного клуба, что ты пытал­ся доказать девочкам, появившись перед ними голышом? Что у тебя уже стоит?
– Нам было по одиннадцать лет. Им было любопытно посмотреть, и они упросили выйти без плавок.
– Полагаю, именно поэтому они начали кричать и звать родителей. Мне пришлось раскошелиться, чтобы история не вышла наружу и тебя не исключили из клуба. Тебя вышвырнули из школы за то, что ты голый вошел в душевую девочек.
– Так все делали, – возразил Стэн.
– Но поймали только тебя, что говорит о полном отсут­ствии самоконтроля.
– Вы собираетесь вспомнить все мои детские провин­ности? Если так, то я закажу себе выпить.
– У меня нет времени перебирать твои прегрешения. – Дядя посмотрел на часы. – Я скоро улетаю. Я приказал пилоту быть готовым к шести часам.
«Чтобы ты сгорел в воздухе», – от души пожелал про се­бя Стэн.
– От тебя мне нужно следующее, – продолжал Уил­кинс. – Ты должен доказать, что не ты звонил вечером на программу этой женщины.
– Зачем бы я стал это делать?
– Ты больной на голову. Я заплатил целое состояние психиатру, чтобы он рассказал мне то, что мне и без него было известно. Твои родители породили чудовище – тебя. И оставили меня разбираться с тобой. Я радуюсь только одному, что пока объектом твоих игр остаются женщины.
– Прекратите, – прошипел Стэн.
Как бы ему хотелось, чтобы у него хватило смелости пе­регнуться через столик, схватить дядюшку за короткую толстую шею и давить до тех пор, пока его лягушачьи глаз­ки не вылезут из орбит, а поганый язык не вывалится нару­жу. Стэн был бы счастлив увидеть Уилкинса мертвым. Это должна была быть гротескная, мучительная, неотвратимая смерть.
– Я не звонил Пэрис, – твердо сказал Стэн. – Как я мог? Я был в здании вместе с ней, когда этот псих звонил из те­лефона-автомата на другом конце города.
– Я проверил. Можно переадресовать звонки, и все бу­дет выглядеть так, будто они поступают с другого телефо­на. Обычно для этого используют сотовый, в большинстве случаев краденый. Тогда практически невозможно устано­вить, откуда звонили.
Стэн застыл от изумления.
– Вы заранее проверили, как это можно сделать, даже не поговорив со мной?
– Я никогда не достиг бы нынешнего положения, если бы был таким же глупым и безответственным, как ты. Я не хотел, чтобы твой очередной «промах» оказался в газетах.
Я не желаю выглядеть идиотом только потому, что поверил твоим обещаниям держать свой член в узде. Мне и так при­шлось отвечать перед советом директоров, за что я плачу тебе зарплату, если ты не в состоянии сменить даже элект­рическую лампочку.
Уилкинс, не моргая, смотрел на племянника, пока тот не вымолвил:
– Я не звонил Пэрис.
– Ты знаешь толк только в электронике.
– Я не звонил Пэрис, – упрямо повторил Стэн. Уилкинс пристально разглядывал его, потихоньку отпи­вая бурбон.
– Эта Пэрис… Она тебе нравится?
Стэн сумел сохранить на лице бесстрастное выражение.
– Да, она ничего.
Взгляд дяди стал еще более тяжелым, угрожающим, и Стэн, как всегда, сдался. Он каждый раз пасовал и ненави­дел себя за это. Он и в самом деле был сопливым плаксой.
Стэн затеребил влажную салфетку под своим стаканом с содовой.
– Если вы спрашиваете о том, думал ли я о сексе с ней, то я отвечу утвердительно. Иногда думал. Пэрис Гибсон привлекательная женщина, у нее удивительный голос, и по ночам мы на несколько часов остаемся одни в здании.
– Ты пытался с ней заигрывать? – Уилкинс желал вы­яснить все до конца.
Стэн покачал головой: – Пэрис ясно дала мне понять, что ее это не интересует.
– Значит, ты попытался, а она тебя отвергла.
– Нет, я никогда не пытался. Пэрис живет, как монашка.
– Почему?
– Пэрис была помолвлена с одним парнем, Джеком Доннером. – Стэн говорил, но по его тону было понятно, что он считает этот разговор бессмысленным. – Доннер находился в частной клинике в Джорджтауне, к северу от­сюда. Пэрис навещала его каждый день. Ребята на радио­станции говорили мне, что это продолжается несколько лет. Недавно он умер. Она тяжело переживала его смерть и до сих пор не оправилась. И потом, Пэрис не из тех жен­щин, которых… Ну, вы знаете.
– Нет, я не знаю. Так что это за тип женщин?
– Таких невозможно соблазнить.
Уилкинс томительно долго смотрел на племянника, потом достал из бумажника несколько купюр, чтобы опла­тить счет. Он положил их под свой пустой стакан и встал. Потянувшись за внушительным кейсом, с которым он не расставался, Уилкинс покосился на Стэна.
– Соблазнить означает уговорить женщину заняться с тобой сексом. Это не внушает большой уверенности, Стэнли.
Когда Уилкинс отошел подальше, Стэн пробормотал себе под нос:
– Я хотя бы не настолько уродлив, чтобы за это платить. И в ту же секунду он понял, что у дяди отличный слух.


Дом-трейлер давно уже перестал быть средством пере­движения. Он так давно простоял на одном месте, что ус­пел врасти в землю. Низкая изгородь окружала небольшой дворик, заросший сорняками. Единственной уступкой ланд­шафтному дизайну были два глиняных горшка, из которых свешивались выцветшие бархатцы из дешевой пластмассы.
Какой-то соседский ребенок закинул во дворик фут­больный мяч и забыл о нем. Из баллона вышел воздух, и он казался обрывком тряпки. Двуногий гриль с прогнившим Днищем, купленный на распродаже старья, был прислонен к стене дома. Телевизионная антенна на крыше стояла почти под прямым углом.
Настоящая дыра, но здесь был его дом.
Дом для трех заброшенных и совершенно безумных ко­шек и для неряхи, не мыслившей своей жизни без кофе и сигарет, несмотря на то что дышала она кислородом из баллона, к которому была подсоединена трубка.
Она тяжело, с хрипом вдыхала, когда со скрипом рас­пахнулась дверь и луч света упал на экран телевизора.
– Мама?
– Закрой эту чертову дверь. Я ничего не вижу, когда па­дает свет, а я смотрю сериал.
– Сериалы для тебя всегда на первом месте.
Лэнси Рэй Фишер, он же Марвин Паттерсон, пересту­пил порог и закрыл за собой дверь. В комнате снова уста­новилась полутьма. Черно-белая картинка стала четче, но не намного.
Он сразу же подошел к холодильнику и заглянул внутрь.
– У тебя нечего есть.
– Здесь тебе не кафе, и тебя никто не приглашал.
Лэнси все-таки нашел кусок копченой колбасы. На хо­лодильнике лежал батон белого хлеба. Он отогнал кошку, отломил кусок, положил сверху колбасу. Ничего, и это сойдет.
Его мать не произнесла ни слова до тех пор, пока сериал не прервался рекламой.
– Что ты опять затеял, Лэнси?
– А почему ты думаешь, что я что-то затеял? Кейт Фишер фыркнула и зажгла сигарету.
– Ты взлетишь на воздух, если не перестанешь курить рядом с кислородным баллоном. Надеюсь, меня не будет рядом в этот момент.
– Сделай-ка и мне сандвич.
Лэнси сделал бутерброд и протянул матери.
– Ты появляешься только тогда, когда у тебя неприят­ности. Что ты натворил на этот раз?
– Ничего. Хозяин делает ремонт в моей квартире. Мне нужно где-то переждать несколько дней.
– Я думала, ты с девчонкой. Почему ты один?
– Мы расстались.
– Понятно. Она узнала, что ты уголовник?
– Я больше не уголовник, а достойный гражданин.
– А я царица Савская, – ответила мать. Она дышала со свистом.
– Я расплатился по моим счетам, мама, неужели ты не видишь?
Лэнси опустил руки по швам и выпрямился. Кейт Фишер оглядела сына с ног до головы.
– Я вижу новую одежду, но человек под ней остался прежним.
– Нет, я изменился.
– Ты до сих пор снимаешься в грязных фильмах?
– Это было домашнее видео, мама. И я снялся всего в двух, чтобы сделать одолжение моему другу.
Тот друг расплачивался с ним кокаином. Лэнси нюхал столько, что потом без стеснения раздевался и трахался перед камерой. Но когда Лэнси принялся обхаживать акт­рису не только в кадре, но и за кадром, ревнивый режиссер стал жаловаться на размеры его «хозяйства». Средние раз­меры в этом бизнесе никого не устраивали. Как ему потом сказали, в этом не было ничего личного.
Разумеется, Лэнси принял это близко к сердцу. Они ра­зошлись с режиссером, правда, только после того, как Лэнси до крови избил его, заставив умолять, чтобы «причиндалы» режиссера остались в целости и сохранности.
Но это было очень давно. Теперь Лэнси не употреблял сильных наркотиков. Он не снимался в порнографических видеофильмах. Он стал лучше во многих смыслах.
Только его мать так не думала.
– Ты точно как твой отец, – объявила она, звучно жуя сандвич. – Он вечно вертелся как уж на сковородке, и ты такой же скользкий. Ты даже говоришь как-то неестест­венно. Откуда у тебя вдруг взялся этот модный выговор?
– Я работаю на радиостанции и слушаю, как говорят дикторы. Я научился у них некоторым оборотам.
– Обороты, мать вашу. Я тебе никогда не верила.
Кейт снова уткнулась в телевизор. Лэнси прошел по уз­кому коридору, переступил через кошачье дерьмо и про­тиснулся в узенькую комнату, где он спал между отсидка­ми или в то время, когда ему требовалось ненадолго скрыть­ся. Это было его последнее убежище.
Лэнси знал, что всякий раз после его ухода мать обыски­вает комнату, поэтому, когда он достал из-под кровати пластиковый пакет, он мог предположить, что увидит. Вернее, чего не увидит.
Но наличные, бумажки по сотне долларов, лежали не­тронутыми в железной коробке, куда он их убирал. Поло­вина по праву принадлежала его бывшему партнеру Арни, который теперь отбывал наказание за другое преступле­ние. Когда Арни выйдет на свободу, то станет искать Мар-ти Бентона и свою часть добычи. Но об этом Лэнси поду­мает, когда придет время.
Сумма значительно уменьшилась с тех пор, как он спря­тал деньги здесь. Он взял достаточно, чтобы купить новый автомобиль и одежду. Он снял квартиру… Вернее, две. Он вложил деньги в компьютер, который теперь лежал в ба­гажнике его машины.
Мать станет выговаривать ему за то, что он швыряет деньги на ветер. Зачем этакое баловство, как компьютер, если она до сих пор смотрит черно-белый телевизор? Кейт Фишер не понимала простой истины: чтобы преуспеть на любом поприще, легальном или нелегальном, у человека должен быть компьютер. Лэнси отлично научился с ним управляться. Чтобы избежать нытья старой ведьмы, он пронесет свое электронное сокровище в дом, когда она заснет, а к Интернету станет подключаться через свой сото­вый.
Лэнси пересчитал наличные, сунул несколько купюр в карман, а остальное снова спрятал в тайнике под крова­тью. Это был неприкосновенный запас Лэнси Рэя Фише­ра, и ему не доставляло радости то обстоятельство, что в заначку пришлось залезть. Хотя ситуация и в самом деле была критической.
Когда Лэнси отсидел последний срок и его выпустили из тюрьмы, он нашел отличную работу, но был слишком глуп, чтобы оценить это. Он совершил идиотский поступок: обокрал компанию. Сам Лэнси не считал это воровством, но его начальник придерживался именно такого мнения.
Если бы он попросил разрешения приобрести списан­ное оборудование по остаточной цене, босс наверняка бы только обрадовался и с радостью согласился на это. Но Лэнси не попросил. Он действовал по принципу: «Хватай, что плохо лежит». Как-то вечером перед уходом с работы он вынес старое оборудование, полагая, что никто не заме­тит пропажи.
Но кто-то заметил. Лэнси Рэй Фишер, всего лишь уго­ловник, недавно выпущенный на свободу, сразу же попал под подозрение. Когда его обвинили, Лэнси во всем при­знался и попросил дать ему еще один шанс. Напрасно. Его уволили, и он избежал суда только потому, что вернул все, что взял.
Это его многому научило. Лэнси решил никогда больше не говорить правду при приеме на работу. Поэтому, когда Марвин Паттерсон нанимался уборщиком на радиостан­цию, на вопрос о судимости он ответил «нет».
Если не считать необходимости убирать сортиры за всеми этими людьми, работа ему нравилась. Когда Лэнси получил ее, он был уверен, что судьба или крестная мать – фея заставили его украсть оборудование на старом месте работы. Если бы он этого не сделал, то никогда бы не попал на радиостанцию.
Работа уборщика не только успокоила наблюдающего за его поведением офицера. Благодаря этому скромному за­работку Лэнси не приходилось трясти заначку. И потом, что важнее всего, должность позволяла ему каждый вечер быть рядом с Пэрис Гибсон.
Но теперь Лэнси Фишер не мог туда вернуться, как не мог вернуться на старую квартиру, выписать чек и снять деньги в банке. Это был бы верный способ обнаружить себя, а ему этого совсем не хотелось.
Как только копы позвонили ему и предупредили, что за­едут, чтобы задать несколько вопросов о странных звонках на программу Пэрис Гибсон, Лэнси понял, что запахло жа­реным. Он снова стал бывшим уголовником и повел себя соответственно. Лэнси схватил сотовый, компьютер, кое-что из одежды и сбежал.
По дороге он собирался заглянуть в свою вторую квар­тиру, настоящую дыру, которую он снимал на другое имя. То, что могло показаться ненужной роскошью, оказалось очень удобным.
Но когда Лэнси подъезжал к дому, он увидел на парков­ке через дорогу полицейскую машину. Он проехал мимо, не останавливаясь. Он сказал себе, что это просто совпаде­ние, что, если бы копы ждали именно его, они бы не поста­вили машину так, чтобы ее было видно издалека. Но рис­ковать Лэнси не стал.
Он уничтожил фальшивые документы на имя Марвина Паттерсона и стал Фрэнком Шоу. Он поменял номера на машине, поставив те, которые он украл несколько месяцев назад.
Пусть что угодно говорят о реабилитации бывших за­ключенных, ни один коп, ни один судья, ни один обыкно­венный законопослушный гражданин не удостоит бывше­го преступника доверием. Можно клясться на Библии, что вы изменились, вам все равно никто не поверит. Вы може­те умолять дать вам возможность показать себя с лучшей стороны. Вы можете пообещать стать достойным членом общества, это все не имеет значения. Никто не даст вам второго шанса. Ни закон, ни общество, ни женщины.
Особенно женщины. Они могут заниматься с вами сек­сом, вытворять в постели что угодно, но, если речь пойдет об уголовном прошлом, все. Они сразу становятся слиш­ком разборчивыми. Они тут же вас бросают. Ну скажите, разве это справедливо?
Только не для Лэнси. Но как бы там ни было – таковы правила игры. Лэнси попытался измениться, чтобы стать таким, как все. Он стал лучше одеваться, обращался с жен­щинами как джентльмен и старался говорить правильно.
Но пока его усилия не увенчались заметным успехом. У него были многообещающие перспективы, но отношения с женщинами не складывались. Казалось, только дамы ви­дели на нем незримое клеймо.
Лэнси Рэю Фишеру никак не удавалось заставить их по­любить себя и добиться их уважения. Его собственная мать презирала его и не любила.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Смерть в ночном эфире - Браун Сандра

Разделы:
Пролог123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536

Ваши комментарии
к роману Смерть в ночном эфире - Браун Сандра



Мне оч понравился детектив, это не роман в привычном сысле. зато так интересно..
Смерть в ночном эфире - Браун СандраЛора
7.08.2012, 13.43





Очень интересная книга, читается на одном дыхании. А то что это детектив, а не стандартный любовный роман - это факт!
Смерть в ночном эфире - Браун СандраДаша
20.10.2012, 12.30





Да, любовные детективы удаются автору лучше всего. Этот роман не стал исключением - есть интрига, сюжет держит в напряжении, герои очень удачные, чувства настоящие: 9/10.
Смерть в ночном эфире - Браун Сандраязвочка
27.10.2012, 3.35





Очень интригующий детектив с хорошей любовной линией в лучших традициях Сандры Браун.
Смерть в ночном эфире - Браун СандраОльга
23.03.2013, 1.59





это не любовный роман-это детектив и очень классный.до самой развязки непонятно что и кто)))поставила 10 первый раз.
Смерть в ночном эфире - Браун СандраТанита
23.03.2013, 16.19





Прочитала на одном дыхании!!!Это действительно больше детектив,чем любовный роман,как и все книги Сандры Браун:)
Смерть в ночном эфире - Браун СандраТанюфка
16.08.2013, 19.51





ничего
Смерть в ночном эфире - Браун Сандраюзя
7.10.2013, 16.26





что посоветовать - читайте, если нравятся книги детективного характера. Мне нравятся!
Смерть в ночном эфире - Браун СандраЛюсьена
10.10.2013, 23.47





Захватывающе
Смерть в ночном эфире - Браун СандраЕлена
3.05.2014, 13.46





На мой взгляд не самый сильный детектив у Браун,психопата разгадала в 16 главе,правда в финале моя версия немного пошатнулась,но все таки угадала верно.Невольно сравниваешь действия полиции там и у нас и получается не в нашу пользу.
Смерть в ночном эфире - Браун СандраОсоба
9.05.2014, 22.07





Хороший детектив. В этом жанре Браун, как всегда. на высоте. Конечно, я тоже , как и все читала и гадала - кто же? Интрига держится до самого конца. Читайте, не пожалеете. 10 из 10.
Смерть в ночном эфире - Браун СандраВасилиса
12.11.2014, 23.44





Незаслуженно низкий рейтинг. очень интересный роман, хотя по жанру это скорее детектив с любовной линией. 10 баллов
Смерть в ночном эфире - Браун Сандраэлла
15.02.2015, 21.14





отличный роман!!!!!!!!!!!!Читайте!!!!!!
Смерть в ночном эфире - Браун Сандранадежда
26.11.2015, 16.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100