Читать онлайн Смерть в ночном эфире, автора - Браун Сандра, Раздел - 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Смерть в ночном эфире - Браун Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.05 (Голосов: 122)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Смерть в ночном эфире - Браун Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Смерть в ночном эфире - Браун Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Сандра

Смерть в ночном эфире

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

15

Мелисса Хэтчер завидовала Джейни Кемп, и для этой зависти было множество причин. Джейни была богаче, красивее, умнее, эффектнее и желаннее. Но кое в чем Ме­лисса превосходила Джейни, а именно в практичности.
Если бы Мелисса стала соперничать с Джейни, она мгновенно оказалась бы в этом соревновании на втором месте, и от лидера ее отделяла бы огромная дистанция. Но Мелиссе хватило ума сделаться ее лучшей подругой.
В первый вечер после возвращения Мелиссы из Фран­ции все говорили только о Джейни и ее таинственном ис­чезновении. А по справедливости в центре внимания должна была бы быть Мелисса. Она была обижена. Она собиралась рассказать о пляжах нудистов на Лазурном берегу, о вине, которое пила, и о наркотиках, которые попробовала. Ис­тория о том, как в Сен-Тропезе она проколола сосок и вдела серебряное колечко, могла увлечь слушателей мини­мум на полчаса.
Но никого не интересовали ее недавние приключения за границей. Все говорили только о Джейни.
Мелисса не верила ни в какие слухи, распространив­шиеся в тусовке на берегу озера. Кто-то говорил, что Джейни сбежала с полузащитником из «Ковбоев Далласа», с которым познакомилась в клубе на Шестой авеню, дру­гие утверждали, что ее похитили и теперь ее папаша отка­зывается заплатить выкуп. Кое-кто додумался даже до того, что ее увез извращенец и сделал своей сексуальной рабыней.
«Ну да, как же», – с досадой подумала Мелисса.
Если бы Джейяи сбежала с футболистом, она бы всех оповестила об этом. Мелисса не сомневалась, что судья Кемп мог отказаться платить выкуп за дочку, но, несо­мненно, сделал бы это перед камерами, чтобы использо­вать это событие в своей предвыборной кампании. И уж если кто и стал сексуальным рабом, так это тот парень, с которым уехала Джейни.
Джейни наверняка наглоталась наркотиков. Конец ис­тории. Потом, когда она почувствует себя лучше, она снова появится и сполна насладится той суматохой, кото­рую создала. Она снимет все сливки. Такова Джейни. Ее хлебом не корми, дай взбудоражить и шокировать людей.
Как это похоже на ее «лучшую подругу». Джейни уда­лось испортить Мелиссе первый день после ее возвраще­ния из Франции. Вечер оказался сплошной тоской, и у Мелиссы испортилось настроение. Наслушавшись разго­воров о Джейни на всю оставшуюся жизнь, Мелисса реши­ла плюнуть на все и отправиться домой, чтобы отоспаться.
Но тут она заметила мужика постарше и передумала.
Она, кажется, уже видела его раньше. Мелисса не могла стопроцентно доверять своей памяти, но она почти не со­мневалась, что развлекалась с ним как минимум один раз. Пусть и неприятно это сознавать, но этот тип наверняка предпочел бы Джейни, если бы она оказалась здесь, но ее не было.
Мелисса игривой походкой направилась к мужчине, ко­торый стоял, прислонившись к дверце своей машины, и наблюдал за происходящим.
– Все никак не насмотришься или уже кончил?
Он оглядел ее с головы до ног, потом медленно улыб­нулся:
– Ни то, ни другое.
Мелисса кокетливо хлопнула его по руке.
– Думаю, ты понял меня неправильно.
– Ты не вкладывала в свои слова двойной смысл?
Мелисса толком не поняла, что он имеет в виду, но по­жала плечами и как можно соблазнительнее улыбнулась ему.
– Может быть.
Он был симпатичным. Немного староват, лет тридцати пяти и жуликоват на вид, ну и что? Ее путешествие навер­няка произведет на него впечатление.
– Я только что вернулась из Франции.
– Ну и как там?
– Очень по-французски.
Он одобрительно усмехнулся.
– Это был просто кошмар. Я не понимала, что они ло­почут. Правда, мне нравилось слушать, как они разговари­вают. Я видела парня, который пил вино за завтраком. Ро­дители дают вино детям, можешь поверить? И еще люди загорают голышом на общественных пляжах.
– И ты загорала?
Она лукаво улыбнулась и спросила:
– А ты как думаешь? Мужчина погладил ее по руке.
– Москиты.
– Они сегодня невероятно злые. Может быть, спрячем­ся от них в твоей машине?
Он усадил ее впереди на место пассажира, обошел ма­шину, сел за руль, завел мотор и включил кондиционер.
– Так намного лучше. – Мелисса прислонилась к хо­лодной кожаной обивке. – Хорошая машина, – одобрила девушка. Она посмотрела на заднее сиденье и спросила: – Это что еще такое?
– Пластиковый мешок для мусора.
– Это я знаю, а вот что в нем?
– Хочешь посмотреть? – Он протянул руку назад и по­ложил мешок ей на колени.
– Надеюсь, там не грязное белье? – спросила Мелисса, и он рассмеялся.
Мелисса развязала мешок, сунула руку внутрь и достала журнал. Название и обложка сказали ей все. Но она при­няла беззаботный вид.
– Во Франции такие журналы продаются на каждом углу. Никто не обращает на них внимания. Можно посмот­реть?
– Пожалуйста.
К тому времени, как она закончила просматривать жур­нал, мужчина уже гладил внутреннюю поверхность ее бедра. Он опустил голову, чтобы поцеловать сосок.
– Это что за игрушка?
– Мой сувенир из Франции. – Мелисса задрала топ и продемонстрировала кольцо в соске. – На пляже я позна­комилась с парнем. Он подсказал мне адресок одного дан­тиста, который занимался пирсингом на стороне.
Мужчина засмеялся.
– Что тебя развеселило?
Кончиком пальца он поддел серебряное колечко.
– Так, ничего.


На автоответчике Дина ожидали семь сообщений от Лизы. Он прослушал все.
– Не могу представить, почему ты мне не позвонил, – так начиналось последнее. – Я обиделась и разозлилась, Дин. Неужели что-то случилось с тобой или с Гэвином? Если ты получишь это сообщение, пожалуйста, позвони. Если ты не перезвонишь мне в течение часа, я начну обзва­нивать городские больницы.
Лиза звонила в 3.20 ночи. Почти такое же сообщение она оставила на автоответчике его сотового телефона. Меньше всего на свете Дину хотелось разговаривать с Лизой. Хотя, пожалуй, нет, меньше всего на свете ему хо­телось, чтобы Лиза начала обзванивать больницы.
Он позвонил ей на сотовый, и она ответила после перво­го же звонка.
– Со мной все в порядке, – сразу же сказал Дин. – Никто не попал в больницу, и ты вправе сердиться на ме­ня. Давай выпускай пар.
– Дин, что происходит?
Он рухнул на стул у кухонного стола и ладонью пригла­дил волосы.
– Это все работа. У нас тут кризисная ситуация.
– Я смотрела новости, но ничего не слышала о…
– Это же не национальная катастрофа, не крушение самолета, не взрыв, не массовое убийство, просто дело очень запутанное и крайне неприятное. Для меня все нача­лось рано утром, то есть вчера утром, я хотел сказать. Це­лый день я только этим и занимался. Вот теперь добрался до дому и еле дышу. Конечно, это не оправдание, я должен был перезвонить тебе.
– И что это за дело?
– Пропавшая девушка. Подозреваемый псих. Он позво­нил и сообщил нам, что собирается с ней сделать, если мы не найдем их до истечения определенного срока. – У Дина не осталось сил, чтобы рассказывать все подробно, и по­том, ему не хотелось упоминать о Пэрис. Лиза ничего о ней не знала, и сейчас было не время пытаться объяснить ей сложившуюся ситуацию.
– Мне жаль, что у тебя выдался такой тяжелый день.
– Господи, Лиза, это я должен сожалеть.
Ему было о чем сожалеть. Дин сожалел о том, что делал вид, будто любит ее. Он притворялся так хорошо, что Лиза поверила. Он сожалел о том, что вовремя не сказал ей, что ей следовало бы оставаться в Хьюстоне. Он сожалел о том, что искренне желал: пусть ее путешествие в Чикаго про­длится как можно дольше.
Он спросил:
– Как прошла твоя встреча со шведами?
– С датчанами, – поправила она. – Они приняли мое предложение.
– Хорошо, хотя и неудивительно.
– Как Гэвин?
– С ним все в порядке.
– Вы больше не спорили?
– Мы избежали кровопролития.
– Я по твоему голосу слышу, как ты измотан. Я сейчас повешу трубку и дам тебе возможность немного отдохнуть.
– Послушай, я виноват…
– Это не имеет значения, Дин.
– Черта с два! Я заставил тебя волноваться без всяких на то оснований. Как это может не иметь значения?
Он сердился на Лизу, потому что она была к нему слиш­ком снисходительна. Ему было бы легче, если бы она выш­ла из себя, накричала на него. Он не хотел, чтобы Лиза проявляла такое понимание. Почему она так легко дала ему сорваться с крючка? Лучше бы она орала, не позволяя ему вставить ни слова.
Но на полноценную ссору надо потратить много сил, а их у него не осталось. Поэтому Дин лишь слабо выдавил из себя:
– Все равно я прошу у тебя прощения.
– Извинение принято. А теперь отправляйся спать. Мы поговорим завтра.
– Обязательно. Спокойной ночи.
– Спокойной ночи, Дин.
Он достал из холодильника бутылку с водой, долго пил прямо из горлышка, а затем побрел по темному дому в спальню. У Гэвина свет не горел, был выключен даже мо­нитор компьютера. Дин остановился и заглянул в комнату сына.
Гэвин спал. Он лежал на спине, откинув в сторону про­стыню, раскинув длинные руки и ноги. Он почти упирался в спинку кровати. Гэвин дышал ртом, как и в детстве. Он выглядел совсем юным, невинным. В свои шестнадцать он готовился переступить черту, отделяющую мальчика от мужчины. Но во сне Гэвин выглядел скорее ребенком, чем взрослым.
Стоя на пороге и глядя на спящего сына, Дин вдруг по­нял, что у него щемит сердце от любви к Гэвину. Он не любил его мать, да и она его, впрочем, тоже. Но они оба любили Гэвина. С того самого дня, когда они узнали, что у них будет ребенок, вся любовь, которую им следовало бы испытывать друг к другу, была направлена на то существо, которое они зачали.
Увы, им явно не удалось показать Гэвину, насколько сильно они его любят. Мальчик так и не понял, что неко­торые запреты должны были уберечь его от самого страш –ного, а меры дисциплинарного воздействия не доставляли его родителям никакого удовольствия. Родители любили его, а он этого не понимал. Черт побери, Дин хотел быть хорошим отцом. Он искренне стремился, чтобы сын ни­когда не усомнился в отцовской любви. Но где-то Дин ошибся, он сделал что-то не так или не сделал то, что тре­бовалось. И вот теперь сын относился к нему с презрением и не скрывал этого.
Ощущая глубину своей неудачи, Дин попятился, вышел из комнаты Гэвина и тихо закрыл за собой дверь.
Спальня была просторной, с высоким сводчатым потол­ком, большими окнами и камином. Она заслуживала луч­шей обстановки. Дин просто купил самые необходимые вещи, и все. Когда он только что переехал, он сказал Лизе, что специально ничего не делает, чтобы после свадьбы у нее была возможность все обставить по своему вкусу, но он солгал и ей, и самому себе. Он ни разу не пригласил ее остаться здесь на ночь.
Дин воткнул в розетку в ванной заряжающее устройство вместе с сотовым телефоном, чтобы тот был под рукой на случай звонка, разделся и встал под душ. Струи горячей воды лупили по его телу, а он вспоминал то, что произо­шло после звонка Валентино.
Сумасшедшие гонки к телефонной будке, из которой он звонил, оказались пустой тратой времени для всех – и для полицейских из трех патрульных машин, и для сержанта Кертиса, явившегося одетым с иголочки, словно это не была глубокая ночь, и для Пэрис с Дином.
Они приехали вскоре после того, как выяснилось, что Валентино нет нигде поблизости от телефонной будки, из которой он звонил. Магазин рядом был давно закрыт. На парковке не стояло ни одной машины. Из свидетелей на­шелся только полосатый кот, наслаждавшийся хот-догом, который кто-то бросил в урну, но промахнулся.
– Жаль, что коты не умеют говорить, – мрачно пошу­тил Кертис, рассказывая все это им с Пэрис.
Они сидели в машине сержанта, подводя итоги. Пэрис устроилась на заднем сиденье.
Я записал звонок на кассету, – сказал Дин Керти-су, – давайте послушаем.
Они прослушали запись, потом Дин перемотал пленку, и они прослушали ее второй раз. Когда голоса смолкли, Кертис заметил:
– Похоже, он не знает, что мы за ним охотимся.
– И это может сослужить нам службу, – добавил Дин.
– Только до завтрашнего утра, потом все это появится в газетах. – Кертис с мрачным видом повернулся к Пэ­рис: – Что он имел в виду, когда говорил, что в прошлый раз вы не обратили на него внимания?
– Не имею ни малейшего представления, и я ему об этом сказала.
– Вы не помните прошлого предупреждения?
– Если бы я получила подобный звонок, я бы немедлен­но обратилась в полицию.
– Она так и поступила, – сказал Дин, которому не по­нравилось, как детектив смотрит на Пэрис. – К чему вы клоните?
– Ни к чему, просто размышляю.
– Тогда окажите нам любезность, размышляйте вслух. Кертис повернулся к Дину и уже собрался было отчитать его за недопустимый тон, но тут же вспомнил, что Дин старше его по званию.
– Я думал о Пэрис.
– Что именно?
– Как ей удалось сохранить свою анонимность? Я этого не могу понять. – Кертис снова повернулся к ней: – Дру­гие представители вашей профессии ничего не скрывают от прессы. Их фотографии появляются в журналах. Они не гнушаются никакой рекламой, постоянно появляются на телевидении.
– Я не ищу дешевой популярности. Моя программа не так раскручена. Музыка совсем другая, и я тоже. Я всего лишь голос в темноте. Если мои слушатели будут знать, как я выгляжу, они не смогут говорить со мной откровенно. Часто людям легче разговаривать с совершенно незнако­мыми, чем с близкими друзьями.
– Валентино это точно легче, – заметил Кертис. – Если вы с ним действительно незнакомы.
– Они могут быть незнакомы сейчас, но он не хочет, чтобы так продолжалось впредь, – заявил Дин. Пэрис и Кертис сразу догадались о том, что он намекает на уверен­ность Валентино в том, что он и Пэрис скоро станут лю­бовниками.
Но Кертис не желал отклоняться от выбранной линии.
– Видите ли, – продолжал он, – как правило, те, кто предпочитает секс по телефону, выглядят совершенно заурядно. Иногда они толстые и уродливые, совершенно не­похожие на тот образ, который создает их голос. Дин знал, что это замечание не случайно.
– Согласен, вы бросили наживку. Считайте, я попал­ся, – сказал он.
– Они не лежат на атласных простынях в вызывающем нижнем белье, как приятно было бы думать позвонивше­му, а сидят в старых кроссовках и тренировочном костюме на грязной маленькой кухне. Все это вопрос воображе­ния. – Кертис снова повернулся к Пэрис: – Люди слышат ваш голос и создают ваш образ. Я тоже так делал.
– И что?
– Я не угадал ничего. Мне казалось, что у вас темные волосы и темные глаза. Тип предсказательницы судьбы.
– Мне жаль, что я вас разочаровала.
– Я не сказал, что вы меня разочаровали. Просто вы не настолько экзотичны, как обещает ваш голос. – Детектив устроился поудобнее, чтобы ему не приходилось вывора­чивать шею, разговаривая с Пэрис. – Дело в том, что мно­гие могут представлять вас совсем другой. Судя по всему, среди них оказался и Валентино.
– Пэрис не может отвечать за воображение слушате­лей, – Дин немедленно ринулся на ее защиту. – Особенно если у них есть психические, эмоциональные или сексу­альные проблемы.
– Да, вы уже об этом говорили. – Практически отмах­нувшись от Дина, как от надоедливой мухи, Кертис про­должал обращаться только к Пэрис: – У вас есть личные причины для сохранения анонимности?
– Есть. Я хочу защитить мою личную жизнь. Когда че­ловек работает на телевидении, он всегда на глазах у пуб­лики, даже в свободное время. Этот аспект моей работы мне никогда не нравился. Моя жизнь была открытой кни­гой. Все, что я говорила или делала, становилось объектом критики или домыслов. Меня судили люди, которые ниче­го обо мне не знали. Радио дает мне возможность не бро­сать любимую профессию, но при этом оставаться в тени. Я могу ходить куда угодно и оставаться неузнанной. На меня никто не смотрит, моя жизнь никого не интересует.
Кертис хмыкнул, давая понять, что это не вся история, но на этот раз он готов удовлетвориться сказанным.
– Сколько времени вы храните записи звонков?
– Сколько захочу.
Он состроил гримасу.
– Но это же огромное количество записей.
– Вы не забыли, что я оставляю только те, которые по­казались мне достойными внимания?
– О каком количестве приблизительно идет речь? О со­тнях? – Пэрис кивнула, а детектив продолжал: – Мы бы истратили оставшиеся у нас сорок восемь часов, если бы стали слушать все записи, пытаясь определить тот теле­фонный звонок, на который ссылается Валентино. Но если мы зайдем со служебного входа…
– То есть проверим нераскрытые дела, – подсказал Дин, вдруг поняв, к чему клонит Кертис.
– Верно. Я позвонил своему другу из того отдела, кото­рый занимается «висяками». – Отдел, специализирую­щийся на нераскрытых делах, располагался в здании, стоя­щем в нескольких милях от департамента полиции. – Он пообещал мне проверить, нет ли дел, похожих на дело Джейни Кемп.
– А если так, то мы проверим только те звонки, которые относятся к этому периоду времени, – снова вмешался Дин.
– Но я не советую вам возлагать на это слишком боль­шие надежды, – предупредила их Пэрис. – Я могла не со­хранить именно этот звонок. И потом, неужели я пропус­тила предупреждение об убийстве?
– Я сомневаюсь, что он говорил так открыто в первый раз, – заметил Дин. – Серийные убийцы с течением вре­мени становятся все откровеннее. Они начинают очень ос­торожно, потом постепенно наглеют, пока их не поймают.
Кертис кивнул:
– Я с этим согласен. Знаю по опыту.
– Некоторые на самом деле хотят, чтобы их поймали, – продолжал Дин. – Они буквально умоляют, чтобы их оста­новили.
– Но я сомневаюсь, что Валентино подходит под это описание, – возразила Пэрис. – Он кажется очень уве­ренным в своей правоте.
Дин посмотрел на Кертиса и увидел, что детектив согла­сен с ней. К несчастью, с ней был согласен и Дин.
– С другой стороны, – Мэллой решил порассуждать дальше, – он может манипулировать нами. Возможно, ты не помнишь такого звонка, потому что его не было. Что, если Валентино намеренно отвлекает нас?
– Это возможно, – поддержал его Кертис. – У меня ясное ощущение того, что он исподтишка смеется над на­ми. Что вы знаете о Марвине Паттерсоне? – неожиданно спросил он Пэрис.
– До сегодняшнего дня я знала его только по имени.
– А почему вы спрашиваете? – удивился Дин.
– Он сбежал. Полицейские позвонили ему домой, чтобы проверить, на месте ли он, предупредили, что выез­жают и хотят с ним поговорить. К тому времени, как они приехали, он исчез. Причем сделал это второпях. На кухне стояла грязная посуда, и кофейник был еще теплым. То есть он сорвался в одно мгновение.
– Выходит, ему есть что скрывать?
– Мы сейчас это выясняем, – ответил Кертис. – Но­мер социальной страховки, который он написал, заполняя анкету при приеме на работу на радиостанцию, принадле­жит девяностолетней негритянке, умершей в приюте для престарелых несколько месяцев назад.
– Марвин Паттерсон не тот, за кого он себя выдает? – уточнил Дин.
– Я сообщу вам, когда сам буду знать..
– Марвин, или как его там зовут на самом деле, возмож­но, что-то и скрывает, но я не верю, что он может быть Ва-лентино, – твердо сказала Пэрис. – Валентино шепчет, но отчетливо произносит каждое слово. Когда говорит Марвин, он проглатывает звуки.
Дин спросил у нее, как выглядит Марвин и сколько ему лет.
– Где-то около тридцати. Я никогда не обращала вни­мания на его внешность, но могу сказать, что он довольно привлекательный.
– Давайте подождем и посмотрим, что удастся выяс­нить, – вмешался Кертис.
– Вы нашли что-нибудь полезное в компьютере Джей-ни? – спросил Дин у Кертиса.
– Непристойности в большом количестве, написанные другими ребятами.
– Или преступниками. Кертис обдумал слова Дина.
– Кто бы это ни написал, это достаточно серьезно, осо­бенно если учесть, что переписывались школьники стар­ших классов. Рондо распечатал ее записную книжку с адресами электронной почты и теперь выясняет имена их владельцев.
На этом их ночная встреча закончилась. Возражения Пэ­рис против того, чтобы ее охраняла полиция, были откло­нены. Кертис уже отправил Григса и Карсона к ней домой.
– Они оба хорошие ребята* серьезные. Если бы надо было охранять президента, мы не нашли бы лучших канди­датур. Их машина будет стоять возле вашего дома всю ночь.
Дин отвез Пэрис домой.
– А как насчет моей собственной машины? – спросила она, когда Дин отказался возвращаться на радиостанцию, где она ее припарковала.
– Утром попроси одного из своих обожателей пригнать ее.
Пэрис подсказала Дину, как проехать к ее дому. Она жи­ла в зеленой холмистой части города, недалеко от центра. Дом из известняка стоял среди дубов. Участок был ухожен: Извилистая подъездная дорожка, обсаженная белыми ка-ладиумами, вела к просторному крыльцу. Два бронзовых светильника приветливо мерцали по обеим сторонам блес­тящей черной двери.
Эту милую картину нарушала полицейская патрульная машина, припаркованная у тротуара. Два молодых поли­цейских буквально выпрыгнули из нее, как только Дин ос­тановил машину рядом с ними.
Дин помахал рукой Григсу, готовому сорваться с места.
– Я провожу мисс Гибсон до дома.
Он настоял на том, чтобы войти вместе с ней, хотя сиг­нализация не зафиксировала чужого присутствия. Дин проверил все комнаты, заглянул во все шкафы и даже под кровать.
– Валентино не из тех, кто станет прятаться под крова­тью, – заметила Пэрис.
– Насильники часто поджидают свою жертву в ее же доме. Это часть игры.
– Ты пытаешься меня напугать?
– Совершенно верно, будет лучше, если ты испугаешь­ся, Пэрис. Этот парень хочет наказать женщин, ты не за­была? Валентино сердит на Джейни – во всяком случае, мы предполагаем, что это Джейни, – потому что она ему изменила. Он сердит на тебя, потому что ты встала на ее сторону.
– Я даже не знала, что принимаю чью-то сторону.
– Значит, он неправильно воспринимает ситуацию…
– Но он в это верит, я знаю, – убежденно произнесла Пэрис.
– Его заявление, что вы скоро станете любовниками, на самом деле предупреждение, что ты станешь следующей жертвой. Для него это одно и то же.
Пэрис на мгновение прикусила губу.
– Когда он закончит с Джейни, он придет за мной.
– Не придет, если я смогу этому помешать. – Дин по­дошел к ней и положил руки ей на плечи. – Но пока мы его не поймали, бойся его.
Она слабо улыбнулась:
– На самом деле я совсем не боюсь. Но я не глупая и бу­ду осторожна.
Пэрис попыталась отойти от Дина, но он не отпустил ее.
– Впервые за все время нашей дружбы мы оказались в спальне вместе, – тихо сказал он.
– Дружбы? – усмехнулась Пэрис.
– Разве мы не были друзьями?
Она помедлила, но потом все-таки кивнула.
– Да, мы были друзьями.
Дин снял с нее очки и швырнул их на ближайшее крес­ло, потом с тревогой заглянул ей в глаза. Они были такими же красивыми, какими он запомнил их. Синие, умные, вы­разительные.
Дин с облегчением вздохнул:
– Я боялся, что у тебя серьезная травма или частичная потеря зрения, поэтому ты и носишь очки.
– Я не получила никаких серьезных повреждений, – хрипло ответила Пэрис. – У меня даже шрамов заметных не осталось. Но глаза все еще чувствительны к яркому свету.
Не отводя взгляда, Дин протянул руку ей за спину и вы­ключил свет. В комнате стало темно. Они касались друг друга, и так как Пэрис не отодвинулась от Дина, он обнял ее, нагнулся к ней, чтобы поцеловать.
– Не надо, Дин.
Эти слова прозвучали неуверенным шепотом у самых его губ, и он не послушался. Ее губы раскрылись ему на­встречу, и когда их языки соприкоснулись, она застонала, отвечая на его стон. Он прижал ее к стене, желая почувст­вовать ее, попробовать на вкус, просто желая.
Он обнял ее за талию, прижимая крепче к себе. Она пре­рвала поцелуй и со стоном произнесла его имя.
Дин продолжал целовать ее глаза, брови, щеки, шепча:
– Мы так долго этого ждали, Пэрис, разве не так? Потом он снова поцеловал ее в губы, коснулся рукой ее груди, большим пальцем провел по соску, ощущая его вы­пуклость. Дин чувствовал, как напряглись ее руки, обни­мающие его.
Он помнил, как нагнул голову, ища губами ее сосок, но тут раздался громкий голос:
– Мисс Гибсон! Доктор Мэллой!
Дин резко выпрямился, Пэрис застыла, потом осторож­но высвободилась и отошла от него. У Дина от досады потемнело в глазах.
– Этот проклятый первогодок! Я его убью!
В тот момент он был готов это сделать. Дин в самом деле слетел бы вниз по лестнице и задушил Григса голыми ру­ками, если бы Пэрис не удержала его. Она пригладила во­лосы, поправила одежду и спокойно прошла в гостиную.
Григс стоял на пороге.
– Вы оставили открытой входную дверь, – обратился он к Мэллою, который шел по пятам за Пэрис. – У вас все в порядке?
– Все замечательно, – заверила его Пэрис. – Доктор Мэллой был так любезен, что проверил весь дом.
Григс смотрел на нее со странным выражением. Либо он заметил, что она покраснела, а ее губы опухли, либо уди­вился тому, что она так запыхалась, либо был изумлен тем, что впервые увидел Пэрис Гибсон без темных очков. В лю­бом случае Григс не сумел изобразить равнодушное спо­койствие.
В эту минуту Дин был не способен на дипломатию и вы­палил:
– Теперь вы можете идти.
Он терпеть не мог полицейских, которые пользовались своим положением, но на этот раз он сам воспользовался им, и ему понравилось.
Пэрис была более сдержанной.
– Доктор Мэллой уже уходит. Мы оба высоко ценим вашу бдительность, офицер Григс.
– Тут заезжал один парень, Стэн, кажется. Он оставил для вас вот это. – Григс протянул ей несколько кассет.
– Да, спасибо, – сказала Пэрис.
– Просто оставьте их на столе, – сердито буркнул Дин.
Григс выполнил приказ Дина, но недовольно покосился на него, а потом вышел, плотно закрыв за собой дверь.
Дин снова попытался обнять Пэрис, но она уклонилась от его объятий.
– Этого не должно было произойти.
– Тебя беспокоит появление Григса или поцелуй? Пэрис мрачно посмотрела на него:
– Это больше, чем просто поцелуй, Дин.
– Ты это сказала, не я. Она обхватила себя за плечи.
– Не принимай всерьез, это никогда больше не повто­рится.
Дин долго смотрел на нее, вглядываясь в напряженное выражение ее лица, в застывшую фигуру, и тихо попросил:
– Не делай этого, Пэрис.
– Чего не делать? Я не должна опомниться, по-твоему?
– Не замыкайся в себе, не закрывайся от мира, не отго­раживайся от меня, не наказывай меня и не наказывай себя.
– Тебе надо идти. Они будут ждать, пока ты не уедешь.
– Мне плевать. Я ждал семь лет.
– Чего? – гневно крикнула Пэрис. – Чего ты ждал, Дин? Смерти Джека?
Эти слова причинили ему боль, и она знала об этом. Пэрис произнесла их намеренно, чтобы ранить Дина. Ук­рощая собственную ярость, специально понижая голос, он ответил:
– Я ждал удобного случая, чтобы оказаться рядом с. тобой.
– И что должно было случиться? Ты ждал, что я упаду в твои объятия? Что я забуду все, что случилось, и…
Когда Пэрис замолчала, Дин вопросительно поднял бровь.
– И что еще, Пэрис? Что ты полюбишь меня? Ты это со­биралась сказать? Ты этого боишься до смерти? Ты напуга­на тем, что тогда мы действительно полюбили друг друга и любим до сих пор?
Она ничего не ответила ему. Вместо этого Пэрис подо­шла к двери и распахнула ее.
Учитывая присутствие сторожевых псов у тротуара, Ди­ну ничего другого не оставалось, и он ушел.
Вода в душе стала совсем холодной, но его тело все еще горело огнем от желания узнать, что бы она ответила на его вопрос, если бы ему удалось заставить ее сделать это.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Смерть в ночном эфире - Браун Сандра

Разделы:
Пролог123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536

Ваши комментарии
к роману Смерть в ночном эфире - Браун Сандра



Мне оч понравился детектив, это не роман в привычном сысле. зато так интересно..
Смерть в ночном эфире - Браун СандраЛора
7.08.2012, 13.43





Очень интересная книга, читается на одном дыхании. А то что это детектив, а не стандартный любовный роман - это факт!
Смерть в ночном эфире - Браун СандраДаша
20.10.2012, 12.30





Да, любовные детективы удаются автору лучше всего. Этот роман не стал исключением - есть интрига, сюжет держит в напряжении, герои очень удачные, чувства настоящие: 9/10.
Смерть в ночном эфире - Браун Сандраязвочка
27.10.2012, 3.35





Очень интригующий детектив с хорошей любовной линией в лучших традициях Сандры Браун.
Смерть в ночном эфире - Браун СандраОльга
23.03.2013, 1.59





это не любовный роман-это детектив и очень классный.до самой развязки непонятно что и кто)))поставила 10 первый раз.
Смерть в ночном эфире - Браун СандраТанита
23.03.2013, 16.19





Прочитала на одном дыхании!!!Это действительно больше детектив,чем любовный роман,как и все книги Сандры Браун:)
Смерть в ночном эфире - Браун СандраТанюфка
16.08.2013, 19.51





ничего
Смерть в ночном эфире - Браун Сандраюзя
7.10.2013, 16.26





что посоветовать - читайте, если нравятся книги детективного характера. Мне нравятся!
Смерть в ночном эфире - Браун СандраЛюсьена
10.10.2013, 23.47





Захватывающе
Смерть в ночном эфире - Браун СандраЕлена
3.05.2014, 13.46





На мой взгляд не самый сильный детектив у Браун,психопата разгадала в 16 главе,правда в финале моя версия немного пошатнулась,но все таки угадала верно.Невольно сравниваешь действия полиции там и у нас и получается не в нашу пользу.
Смерть в ночном эфире - Браун СандраОсоба
9.05.2014, 22.07





Хороший детектив. В этом жанре Браун, как всегда. на высоте. Конечно, я тоже , как и все читала и гадала - кто же? Интрига держится до самого конца. Читайте, не пожалеете. 10 из 10.
Смерть в ночном эфире - Браун СандраВасилиса
12.11.2014, 23.44





Незаслуженно низкий рейтинг. очень интересный роман, хотя по жанру это скорее детектив с любовной линией. 10 баллов
Смерть в ночном эфире - Браун Сандраэлла
15.02.2015, 21.14





отличный роман!!!!!!!!!!!!Читайте!!!!!!
Смерть в ночном эфире - Браун Сандранадежда
26.11.2015, 16.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100