Читать онлайн Роковой имидж, автора - Браун Сандра, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роковой имидж - Браун Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 83)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роковой имидж - Браун Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роковой имидж - Браун Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Сандра

Роковой имидж

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Так Рэна и поступила. Утром, когда Трент постучал, чтобы пригласить ее на пробежку, она не открыла, притворившись спящей. Немного подождав, Трент отправился на пляж без нее. Когда его шаги затихли, Рэна облегченно вздохнула. И все-таки, если быть откровенной с самой собой, следовало признать: она порядком расстроилась — уже ставший привычным утренний моцион дарил ей хорошее настроение, которое не покидало ее потом до самого вечера.
Аккуратно отгладив юбку, над которой она так долго и усердно трудилась, Рэна повесила ее на плечики и накрыла целлофановым чехлом. Без ложной скромности она считала эту работу лучшей из всех, которые ей доводилось делать, и надеялась, что миссис Резерфорд оценит эту вещь по достоинству.
На то, чтобы одеться и привести себя в порядок, ей теперь требовалось совсем немного времени. Помыв голову, Рэна позволила волосам высохнуть самостоятельно. Она нанесла немного увлажняющего крема на загорелую кожу, вспомнив при этом, что в детстве мать не позволяла ей играть на пляже и купаться, считая солнечные лучи вредными для здоровья.
Не теряя времени на макияж, Рэна надела дымчатые очки и облачилась в бесформенное платье без какого-либо намека на талию. Да, Барри придет в ужас, когда увидит ее.
Перед уходом Рэна спустилась на кухню перекусить.
— Вы не видели Трента? — наливая кофе, поинтересовалась Руби. Наблюдая за тем, как осторожно она двигалась и как при каждом резком звуке морщилась от головной боли, Рэна с трудом сдерживала улыбку.
— Нет. А что?
— Он, кажется, в ужасном настроении. Я думала, во время пробежки он поделится с вами причиной.
— Дело в том, что я не смогла сегодня присоединиться к нему, поскольку собираюсь в Хьюстон. Я его не видела.
— Так вот, он надулся и не хочет разговаривать. Вернулся с пробежки мрачнее тучи. Даже сока не выпил, сразу поднялся к себе.
— Гм. Интересно, — пробормотала Рэна, намазывая маслом тост. — Наверное, просто встал не с той ноги.
«Неужели Трент дуется на меня за то, что ему пришлось бегать одному?»
Иногда Трент вел себя совсем как ребенок, и его капризы вызывали у Рэны что-то наподобие материнского чувства. Она улыбнулась, но тут же одернула себя: она обязана оставаться хладнокровной и бесчувственной во всем, что касалось Трента Гемблина.
— Мне пора, — сказала она, поспешно заканчивая завтрак. — Раньше вечера меня не ждите.
— Удачи тебе во всех делах, дорогая. И пожалуйста, будь осторожнее за рулем. Никогда не знаешь, чего ожидать на этих загородных шоссе.
— Обещаю смотреть в оба. — Рэна чмокнула Руби в щеку и вышла из дома.


Гараж находился в конце двора, отдельно от основной постройки, но гармонично сочетался с архитектурным стилем здания. Спортивная машина Трента была припаркована за автомобилем Руби, и Рэна обрадовалась, что не придется просить Трента освободить путь. Повесив вешалку с юбкой на крючок, Рэна села за руль.
Как обычно, ее старенькая машина не соизволила завестись с первого раза. Рэна не придала особого значения пыхтению и прочим звукам, которые издавал двигатель, — она к этому привыкла. Но по прошествии некоторого времени ее терпение иссякло. Поняв, что вдохнуть жизнь в упрямый двигатель ей не удастся, Рэна тихо выругалась. Она пробовала еще и еще раз, но все понапрасну. Она уже и не надеялась попасть в Хьюстон. А оказаться там именно сегодня было для нее жизненно важно.
— Черт возьми! — от злости ударив кулаком по рулю, воскликнула Рэна. Барри придет в бешенство, если получит юбку с опозданием.
Рэна вернулась к заднему крыльцу.
— Руби! — кликнула она хозяйку. — Ходит ли автобус от Галвестона до Хьюстона?
Не услышав ответа, она вошла на кухню, где сразу же увидела Трента, жевавшего кусок поджаренного бекона. Руби не спеша потягивала кофе, приложив к разболевшейся голове мешочек со льдом.
— А я-то думал, что ты уже уехала. Изо всех сил Рэна старалась не смотреть в сторону Трента, который как назло вырядился в спортивную рубашку и слаксы и выглядел потрясающе. Его летний пиджак болтался на спинке стула.
— Моя машина не заводится. Придется ехать на автобусе. Где здесь ближайшая остановка?
— Я сегодня как раз собирался в Хьюстон. Если хочешь, могу тебя подбросить.
— Ты просто прелесть, — улыбнулась Руби своему любимцу. — Присаживайтесь, мисс Рэмси, и выпейте с нами кофейку.
— Но я должна ехать, — попыталась протестовать Рэна.
Она не могла позволить, чтобы Трент сопровождал ее на встречу с Барри, который наверняка что-нибудь ляпнет и тем самым выдаст ее с головой. К тому же всю ночь Рэне не давала покоя мысль о предложенном контракте. Приняв его, Рэна смогла бы избежать надвигающегося, как асфальтовый каток, романа с Трентом. Если она согласится вернуться к прежней жизни, будет лучше просто исчезнуть, уйти по-английски. Трент так никогда и не узнает, кем на самом деле является серая мышка мисс Рэмси, а если вдруг узнает, то взбесится от злости и никогда не простит Рэне эту ложь.
— Наверное, нам не по пути, — сказала она с надеждой.
— Куда ты направляешься?
— В «Галерею».
— Вот и прекрасно. — Он кивнул ей так, как будто все уже решено. — Я как раз еду на прием к врачу насчет плеча. Он работает недалеко от того места, куда тебе нужно. Ты готова? — спросил он, поднимаясь из-за стола.
— По правде говоря, мне неловко так затруднять тебя.
— Послушай, — сказал он, раздраженно сдергивая пиджак со спинки стула. — Мне в любом случае придется поехать. С твоей стороны было бы безумием добираться до Хьюстона на переполненном автобусе. Итак, ты едешь со мной или нет?
Конечно, ей этого не хотелось. Однако, рассудив трезво, Рэна решила, что у нее нет выбора.
— Спасибо. Я поеду, — опустив голову, промямлила она.
Они простились с Руби, неустанно повторявшей, чтобы они были осторожны, и направились к спортивному автомобилю Трента. Устроившись на переднем сиденье, Рэна бережно положила юбку миссис Резерфорд на колени.
— Прости за неудобство, — заметив это, сказал Трент. — Видишь ли, такие машины не оборудованы крючками для одежды.
— Ничего страшного.


Они надолго замолчали. Чувствуя себя неловко, Рэна наконец решилась начать разговор:
— Как твое плечо?
— Ты лучше скажи, почему сегодня утром, когда я постучался, ты не открыла дверь?
— У меня не было времени. Я готовилась к поездке в Хьюстон.
— Неужели нельзя было просто открыть дверь и все объяснить?
— Очевидно, я была в душе и не слышала, как ты стучал.
— Я что-то не припомню, чтобы слышал шум воды.
— И часто ты подслушиваешь под моей дверью?
— А ты часто врешь?
Вновь воцарилась напряженная тишина, которую нарушали лишь сдавленные проклятия Трента и характерные звуки автомобильной пробки, сформировавшейся у подступов к Хьюстону.
Через некоторое время Рэне стало стыдно за них обоих. Два взрослых человека, а ведут себя как дети, не поделившие игрушки!
— Все-таки, как твое плечо? — вновь поинтересовалась она.
— Я не понимаю тебя, Эна! — не выдержав, заорал Трент, рывками лавируя между машинами, которые, по его мнению, двигались слишком медленно. Должно быть, он долго копил в себе раздражение, и своим вопросом Рэна дала прекрасный повод выплеснуть его наружу. — Согласен, ты имела полное право злиться, когда я приставал к тебе. Ты одернула меня, и я признал, что заслужил это. Я так надеялся, что мы действительно станем друзьями, однако тебя все время что-то не устраивает. Как можно быть такой упрямой, жесткой и неприступной! Неудивительно, что ты осталась без друзей и без мужа.
Машина свернула к одному из съездов, ведущих к гигантскому торговому комплексу.
— Я выйду здесь, — прошипела Рэна сквозь зубы и схватилась за дверную ручку.
Послышался визг тормозов, и машина остановилась. Сдержанно поблагодарив Трента, она вышла.
— Увидимся через пару часов?
— Хорошо, — сказала она и резко захлопнула дверцу автомобиля.


Настроение Рэны было безнадежно испорчено, и встреча с Барри ничуть его не улучшила. По магазину бродили несколько покупателей, к которым липли назойливые, как мухи, продавцы. Стоило Рэне войти, как к ней подлетел Барри, схватил под руку и потащил через весь магазин к себе в контору. По сравнению с торговым залом, оформленным с безупречным вкусом в спокойных пастельных тонах, офис Барри напоминал небольшую свалку, пропитанную едким табачным дымом.
— Боже мой, с каждым разом ты выглядишь все хуже и хуже!
— Барри, не начинай, пожалуйста, все сначала, — взмолилась Рэна и, повесив юбку миссис Резерфорд на крючок, в изнеможении плюхнулась на свободный стул. — Мне с утра уже успели подпортить настроение.
— Да, по тебе это заметно. Вид у тебя просто отвратительный.
— Благодарю за комплимент. Но только это меня и спасает. Кстати, скажи, пожалуйста, как тебе в голову пришло повесить в секции нижнего белья плакат с моим изображением?
— Дорогая, он помогает мне продавать трусики. Десятки трусиков. Поверь мне, — добавил он, с явным отвращением оглядывая Рэну с головы до ног, — в таком виде тебя все равно никто не узнает. К тому же я сделаю все, что в моих силах, чтобы сохранить твое инкогнито. Представляешь, что произойдет с моими покупателями, если перед ними предстанет их кумир — Эна Р. Они будут в шоке, когда вместо эксцентричной художницы — а именно такой они тебя представляют — увидят бог знает во что одетую дурнушку.
— У тебя есть минеральная вода?
— Да. — Барри открыл миниатюрный холодильник, кое-как поместившийся под провисшей полкой. — Только не надейся, что я позволю тебе расслабиться и отдохнуть. Мы должны обсудить кучу дел. Кстати, я в восторге от юбки. — Барри снял чехол и внимательно осмотрел изделие со всех сторон. — Думаю, миссис Резерфорд сойдет с ума от счастья.


Через полтора часа, воодушевленная новыми идеями, четырьмя заказами и чеком на солидную сумму, Рэна собралась уходить.
— Хорошо, что я догадалась прихватить со склада кое-что из шелка и хлопка, — сказала она Барри. — Проконтролируй, пожалуйста, чтобы на следующей неделе швея сняла с заказчиков мерки. Мне нужны именно те, которые она снимет сама, а не те, которые приносят клиенты. Ты ведь понимаешь, в этом вопросе дамы обычно склонны к самообману.
Барри подошел к Рэне и отвел тяжелые пряди волос от ее лица. Несколько мгновений он не отрываясь смотрел на нее.
— О, как приятно видеть ту, кто хоть отчасти напоминает прежнюю Рэну! Не понимаю, почему ты не хочешь пойти в салон красоты Неймана сделать прическу и макияж? Я бы нарядил тебя во что-нибудь из последней коллекции Унгаро. А как насчет белого шелкового джемпера от Камали? Тебе бы очень пошло. Мы смогли бы устроить показ одежды с твоим участием, и тогда от покупателей не было бы отбоя. Подумай, ведь это пошло бы на пользу и тебе, и мне.
— Нет, Барри. — Рэна отрицательно покачала головой, и Барри выпустил из рук шелковистые пряди, с сожалением наблюдая, как, падая на лицо, они вновь закрывают ее красивые скулы.
— Дорогая, неужели ты больше никогда не будешь заниматься тем, в чем тебе нет равных?
— Именно это мне недавно предложил сделать Мори. — Рэна рассказала Барри о контракте. — Я еще не решила, соглашаться или нет.
Барри огорченно вздохнул:
— Скажи, ты счастлива от того, что живешь такой жизнью?
— Счастлива? — Рэна не знала, испытывала ли она когда-нибудь это чувство. — Во всяком случае, довольна, и мне этого вполне достаточно.
Не желая продолжать эту сентиментальную беседу, Рэна поблагодарила Барри за заказы, поцеловала его на прощание и пообещала подумать над его очередной безумной идеей.
Выйдя из магазина, она с ужасом поняла, что не сказала Тренту, где ее ждать. Однако ей не пришлось ломать голову над этой проблемой. Недалеко от магазинчика Барри Рэна увидела Трента, бесцельно слоняющегося взад-вперед. Время от времени он останавливался и лениво оглядывал прохожих.
В который раз Рэна отметила, насколько Трент хорош собой. Подобно магниту, его красота притягивала к себе с непреодолимой силой, и Рэне все труднее было сопротивляться этому притяжению. Широкие плечи, мощные мышцы… Тем не менее в отличие от многих профессиональных футболистов Трент не выглядел грузным. Одежда, простая, но, судя по великолепному крою, приобретенная в дорогом магазине, прекрасно сидела на его стройной фигуре. Рэна невольно залюбовалась его темными волнистыми волосами, кое-где вьющихся колечками. Темные очки Трент, очевидно, как и она, надел для того, чтобы оградить себя от многочисленных поклонниц.
Оставаясь незамеченной, Рэна медленно пробиралась сквозь толпу к Тренту, радуясь возможности беспрепятственно разглядывать его. К сожалению, это продолжалось недолго:
Трент повернул голову и, похоже, тотчас же заметил приближающуюся к нему Рэну. Расталкивая окружающих, он поспешил в ее сторону.
— Прости меня, Эна, — выдохнул он с ходу, как только оказался рядом с ней. — Я тебе такого наговорил…
Спешащая куда-то по делам дама врезалась в него сзади. Трент подхватил Рэну под руку и повел прочь из толпы на небольшое свободное пространство у стенки, где отгородил ее от окружающих своей мощной спиной. Расстояние между ними было столь незначительным, что Рэне пришлось откинуть голову назад, чтобы посмотреть на него. Трент снял очки и торопливо сунул их в нагрудный карман пиджака. Было видно, что он не на шутку взволнован.
— То, что я сказал тебе в машине, было… было непростительно с моей стороны, — произнес наконец Трент. — Я не хотел тебя обидеть. Просто я был зол как черт.
— Ты не должен оправдываться.
— Нет, должен. Это тебе. — Из-за спины Трент извлек букетик маргариток. — Хотел купить розы, но, к сожалению, их уже распродали. Ты меня прощаешь?
Рэна молча смотрела на нежные непритязательные цветы. Глаза ее наполнились слезами. Она поднесла букетик к лицу и вдохнула сладкий цветочный аромат. Конечно, ей часто дарили букеты. В основном это были экстравагантные композиции из роз и орхидей — их присылали и клерки, и президенты компаний. Для Рэны эти подношения не значили ровным счетом ничего.
Маленький скромный букетик застенчивых маргариток был самым дорогим подарком из всех, которые ей когда-либо доводилось получать.
— Спасибо, Трент. Они очень красивы.
— Я не имел права разговаривать с тобой в таком тоне.
— Я сама виновата.
— Как бы там ни было, я прошу у тебя прощения.
— Ладно, забыли.
Торговый центр был до отказа заполнен народом. Не шевелясь, Трент и Рэна стояли посреди шумной толпы, продолжая глядеть друг на друга.
— Ты меня долго ждала?
— Нет. Я заметила тебя сразу, как только вышла из магазина.
— Мне следовало бы назначить место встречи, но я был настолько взбешен, что забыл это сделать.
— Ничего страшного. Мы все равно нашли друг друга.
— Да, мы нашли друг друга.
Трент не отводи от нее глаз, и слова эти в его устах прозвучали значительно и веско. Трент вплотную придвинулся к Рэне, кончиками пальцев дотронулся до ее лица. Шепча ее имя, он наклонил голову и прижался губами к ее щеке.
Рэна замерла. Несчастные маргаритки, которые она держала в руках, оказались зажаты между их телами. Ее ноздри учуяли особый, только ему присущий аромат, в котором сочетались и запах солнечных лучей, и легкий соленый привкус моря.
На мгновение окружающий мир перестал существовать. Ее сознание всецело занял он. Ей хотелось уткнуться носом в его теплую шею и всей грудью вдохнуть этот волнующий запах. Прохлада его губ растворилась в жарком румянце ее щеки. Рэна чувствовала тепло его неровного дыхания, когда, осыпая поцелуями ее лицо, он продолжал шептать ее имя. Рэне захотелось прильнуть к его мощному телу и не расставаться с Трентом никогда.
Вдруг он замер, будто обдумывая что-то, затем отступил назад.
— Давай уйдем отсюда. — Он взял девушку за руку и повел ее в сторону выхода.
— Кстати, как твое плечо? — поинтересовалась Рэна, когда они уже сели в машину и отъехали от торгового комплекса.
— Ты меня уже в десятый раз спрашиваешь об этом, — рассмеялся Трент.
— Но ты мне так и не ответил. Что сказал врач?
— Он сказал, что к тому времени как начнутся сборы, я буду в прекрасной форме.
— Трент, я так рада за тебя! — стараясь говорить с энтузиазмом, воскликнула Рэна. Но в сердце ее поселилась грусть: когда Трент уедет на сборы, их отношениям придет конец, он покинет ее навсегда.
— Наверное, отдых и спокойная жизнь на природе сделали свое доброе дело. — Трент повернулся к Рэне, и его загорелое лицо осветила улыбка. — Ты голодна?
— Да, — кивнула она. — Я же не обедала.
— Я тоже.


Трент повез девушку в один из своих любимых мексиканских ресторанов. Рэна была не прочь отведать острой латиноамериканской пищи, которая так полюбилась ей в последнее время.
— Ты уверен, что мы выйдем отсюда живыми? — пошутила Рэна, с опаской оглядывая ветхое здание, возле которого притормозил Трент.
Откровенно говоря, это заведение больше походило на второсортный трактир. Над сильно покосившимся от времени крыльцом красовалась выцветшая вывеска. Прочитать название ресторана было практически невозможно — буквы совсем поблекли. За грязными оконными стеклами виднелись яркие искусственные цветы, служившие, очевидно, единственным украшением этого Богом забытого места.
— Конечно, это не самое фешенебельное заведение в городе, но готовят здесь потрясающе.
Трент оказался прав. Они прекрасно провели время и очень вкусно поели. Обслуживала их невероятно толстая женщина. По-видимому, она была с Трентом накоротке: эта толстушка то и дело по-матерински гладила его по щеке и называла ангелочком. За обедом Рэна и Трент много шутили и смеялись.


Они подъехали к дому, когда уже стемнело. Руби встретила их у входа:
— Где же вы пропадали? Я уже начала волноваться. Трент, неужели ты забыл, что сегодня вечером обещал отвести меня в кегельбан?
Рэна заметила, что Тренту явно хотелось избавиться от этой обязанности. Он едва сдержал вздох огорчения и, чтобы не портить настроения тетушке, через силу улыбнулся:
— Конечно, не забыл. Я ждал этого дня всю неделю. Ничего, если с нами поедет Эна?
— Втроем нам будет еще веселее. Но Рэне не хотелось рисковать воспоминаниями о чудесном дне, проведенном с Трентом. Вдруг что-нибудь испортит ее счастливое, безмятежное настроение? Да и тете следует иногда побыть с любимым племянником наедине…
— Знаете, я совсем не умею катать шары и, кроме того, очень устала, — сказала она. — Будет лучше, если вы поедете вдвоем, а я наконец улягусь в постель.
Рэна думала, что Трента ее отказ расстроит. Судя по тому, что Руби еле выпихнула его из дома, так и оказалось.
— Не забудь запереться на ночь, — прощаясь, сказал Трент, всем своим видом демонстрируя, что предпочел бы остаться с ней, а не сопровождать тетушку в кегельбан. Обернувшись в последний раз, он послал Рэне улыбку, от которой на душе у нее стало светло и спокойно.


Зайдя к себе в комнату, Рэна первым делом поставила букетик маргариток на видное место, чтобы все время любоваться ими. Затем она погрузилась в горячую пенную ванну.
Когда Рэна уже выходила из ванной комнаты, раздался телефонный звонок.
— Где тебя носило весь день? — Знакомый голос звучал сердито.
— Во-первых, здравствуй. Мори. А во-вторых, мне нужно было съездить в Хьюстон.
— То же самое мне сказала твоя хозяйка.
— Мори, ты бы гордился мной, если бы знал, сколько денег я заработала.
— Как жаль, что я уже не получаю комиссионных..
Рэна заволновалась — неужели у Мори так плохо с деньгами?
Она хотела было поинтересоваться, так ли это на самом деле, но Мори сразу перешел к делу:
— Ты обдумала мое предложение?
— Да.
— Не тяни, скажи, что ты решила?
— Я отказываюсь.
Конечно, это решение не было скоропалительным. Рэна тщательно взвесила все «за» и «против», прежде чем дать окончательный ответ. Весь прошлый вечер она пыталась убедить себя вернуться к прежней жизни, несмотря на ту горечь, которую испытывала при воспоминании о ней.
День, проведенный с Трентом, заставил Рэну заново переосмыслить прожитое. Нет, она больше никогда не станет прежней. Однажды став «Эной», она достигла многого, и свидетельство тому — преподнесенный Трентом букетик маргариток. Впервые мужчина подарил ей цветы не потому, что ее портреты красуются на каждом углу и появление с ней на людях вызывает зависть у окружающих. Этот скромный букетик означал, что наконец-то ее оценили не за блистательную внешность, а за то, что скрывается за ней.
Так стоит ли возвращаться в тот иллюзорный мир, где она была лишь товаром, который хорошо продавался, поскольку Всевышний дал ей красивое лицо и стройное тело?
— Ты хоть понимаешь, от чего отказываешься?
— Мори, прошу тебя, не пытайся меня уговаривать. Я так решила, и точка. Может быть, я и вернусь, но только не сейчас, Мори грустно вздохнул; Было совершенно ясно: он до последнего надеялся, что случится чудо и Рэна согласится.
— Так, значит, тема закрыта?
— Да.
Потом они поболтали немного на отвлеченные темы. Рэна поинтересовалась, как идут дела у ее матери. В ответ Мори разразился тирадой, состоящей из не самых лестных выражений в адрес Сюзан Рэмси, но в итоге сообщил, что у нее все в порядке.
— Твоя мамаша растерзает меня на куски, если узнает, что ты отказалась от контракта. До тебя она не доберется, так что мне попадет за двоих.
— Да, нелегко тебе придется!
— Такова жизнь. За удовольствие общаться с тобой приходится платить.
— Признайся, я тебя ужасно расстроила?
— Расстроила — это правда. Но не ужасно. Мне кажется, что ты немного сумасшедшая, но я тебя все равно обожаю.
— Я тебя тоже. Прости, что приношу тебе одни неприятности.
— Что поделаешь… Так уж мы устроены. Они попрощались, и Рэна повесила трубку. Хотя принятое решение казалось ей единственно правильным, она чувствовала себя как-то неуютно. Разговор с Мори навеял тоску по дому, и Рэна вдруг осознала, как не хватает ей привычной обстановки и старых знакомых. Но затем ее взгляд остановился на букетике маргариток, и словно лучик света озарил ее душу. Уныние вновь сменилось тем солнечным настроением, которое сопровождало ее весь день. Рэна заснула со счастливой улыбкой на губах.


Когда она открыла глаза, день уже был в полном разгаре. Первым делом она взглянула в окно. Солнце давно уже встало, а будильник показывал, что близится полдень. Как только Рэна поднялась с постели, она заметила под дверью листок бумаги.
+++
"Я стучался дважды, но в ответ не услышал ни звука. Наверное, ты отсыпаешься. Одобряю. Встретимся позже».
+++
Хотя записка не была подписана, Рэна без труда определила, кто ее автор.
Одевшись, она спустилась вниз. В доме не было ни души, и Рэна направилась на задний дворик, в теплицу. Руби очень гордилась результатами, которых добилась, приведя теплицу в порядок.
Под стеклянной крышей было невыносимо душно. Горячий пар витал над свежевскопанной землей. Капельки влаги собирались на раскаленных от солнца стеклах. В стеклянном здании было жарко и душно. Звук ее шагов тонул во влажной почве и не нарушал тишины, окутавшей теплицу. Проходя между рядами цветочных горшков, расставленных на длинных столах, Рэна остановилась, чтобы рассмотреть растения. С радостным изумлением она разглядывала каждый цветок, каждый нежный листик, поражаясь сложности строения и обилию едва заметных прожилок.
— Лениться грешно.
— Ой! — от неожиданности вскрикнула девушка и обернулась.
— Опять я за старое. Подкрался и напугал тебя. Прости, я не хотел.
Трент скинул с плеча тяжелый мешок торфяного мха и вытер руки о джинсовые шорты. Его майка была насквозь пропитана потом.
Рэна улыбнулась:
— Я знаю, что ты не нарочно. Просто здесь так тихо. Кстати, доброе утро. А где Руби?
— Я заставил ее пойти к себе и прилечь. Мы ходили за мхом, и от жары ей стало дурно. Я пообещал тете, что все доделаю сам.
— А что именно надо сделать?
— Высадить рассаду в горшки, — объяснил Трент, кивнув в сторону столов.
— Какие красивые бегонии, — сказала девушка, закатывая рукава. — Можно, я тебе помогу?
— Если тебе лень, то можешь этого не делать.
— Но я действительно хочу помочь.


В детстве Рэне не позволяли играть в пыльном дворе. По большому счету ей не разрешалось ничего, что могло нанести ущерб ее безупречной внешности. Ни единой складочки на платье, ни прядки, выбившейся из прически, не потерпела бы Сюзан Рэмси. Рэне запрещалось кататься на велосипеде, поскольку она могла разбить коленку, а ссадин и царапин следовало избегать любой ценой.
Став подростком, Рэна время от времени пыталась бунтовать, но каждый акт неповиновения наказывался крайне сурово, и скоро своей беспредельной жестокостью Сюзан отбила у девочки любовь к приключениям.
Подрастая, Рэна страдала от недостатка общения со сверстниками: мать запрещала ей играть с соседскими ребятишками.
В отрочестве у нее совсем не было подруг. Все девочки старались держаться от нее подальше. Какая более или менее сообразительная особа женского пола захочет, чтобы ее сравнивали с Рэной Рэмси?
В школе Рэну редко приглашали на свидания. Молодые люди с опаской относились к ее божественной красоте, считая, что для первых опытов можно найти кого-нибудь попроще.


Теперь Рэна с радостью ухватилась за возможность повозиться в грязи и с энтузиазмом спросила:
— С чего начинать?
— Сначала надо раздеться.
— Что?
— Разве это плохая идея?
— Плохая.
— Не стесняйся. Я тоже разденусь, если тебе от этого станет легче, — сказал он и рассмеялся, заметив ее растерянность. — Эна, в этой одежде ты умрешь от жары. Здесь жарко, как в сауне.
— Нет-нет. Мне и так хорошо.
— А вдруг ты растаешь, и от тебя останется только куча никому не нужной одежды? Что я с ней буду делать?
Притворясь рассерженной, Рэна свирепо блеснула глазами:
— Не волнуйся, со своей одеждой я разберусь сама.
Трент с сомнением покачал головой. Может, у нее какая-то страшная кожная болезнь, и она не хочет, чтобы кто-нибудь узнал об этом? Каждое утро она выходила на пробежку в тренировочном костюме, закрывающем все ее тело, от шеи до щиколоток.
— Хорошо. Только если ты получишь тепловой удар, помни — я тебя предупреждал.
Трент терпеливо проинструктировал Рэну, как правильно наполнить горшок черноземом и в какой пропорции смешать его с торфом. Рэна оказалась способной ученицей — вскоре она махала совком так ловко, словно занималась этим всю жизнь.
Время от времени она машинально вытирала со лба капельки пота и так увлеклась, что даже не замечала, как палит полуденное солнце.
— Ты не будешь возражать, если я разденусь? — через некоторое время спросил Трент.
— Пожалуйста.
Он стянул через голову мокрую майку и бросил ее на землю.
— По-моему, я сейчас растаю. Рэна сама таяла, глядя на его обнаженный торс. Все внутри полыхало, и вовсе не от полуденного зноя. Просто ее охватило неистовой силы желание.
— Мне кажется, для игры в футбол ты в отличной форме, " — сказала она, проглатывая комок в горле. Его тело поражало своей мощью. От каждого движения под загорелой кожей рук и плеч перекатывались тугие мускулы.
— Надеюсь, так и есть, — сказал Трент и нахмурился. В его голосе отчетливо слышалось беспокойство.
— У тебя на этот счет есть сомнения? Трент натянуто улыбнулся и вновь помрачнел.
— Я привык к подобного рода сомнениям. Мне вообще, наверное, свойственна некоторая неуверенность в себе.
— Но ты же известнейший спортсмен! — Поймав его удивленный взгляд, Рэна пояснила:
— Это рассказала мне Руби, когда ты только приехал. Если она не преувеличивает, ты — один из лучших футболистов в Соединенных Штатах.
Раньше Трент принял бы этот комплимент как должное. Но с Рэной ему не хотелось лукавить.
— Конечно, я отыграл пару удачных сезонов. Но последний окончился полным провалом.
— Почему?
— Я старею.
Рэна отложила совок в сторону.
Стареешь? Но тебе нет и тридцати пяти.
— Для профессионального футболиста тридцать пять лет — преклонный возраст.
Он нечасто рассказывал о своих страхах. И сейчас от неловкости вертел в руках садовую лейку и боялся поднять глаза на собеседницу. Рэна слушала его с неподдельным интересом, и от этого Тренту стало легче. Он давно искал человека, которому мог бы открыться, излить душу. Теперь его словно прорвало. Он говорил без остановки, не желая и не пытаясь остановиться.
— Во время прошлого сезона я почувствовал, что возраст дает о себе знать. Впрочем, я замечал это и раньше, но делал вид, что ничего страшного не происходит. Три года назад мне сделали операцию на локтевом суставе. Я довольно скоро восстановил форму, но тут стало сдавать плечо. Каждый бросок причинял мне нестерпимую боль, и я стал слабее играть, боялся участвовать в потасовках из-за мяча.
Мы стали хуже атаковать, и виноват в этом оказался именно я. Когда полузащитник выходит из строя, он становится козлом отпущения. Теперь понимаешь?
Рэна мало что знала о футболе, но прекрасно понимала, о чем говорил Трент. Многие манекенщицы, которых она знала, считали, что после тридцати жизнь заканчивается, поскольку заканчивается их карьера.
Она приблизилась к Тренту, едва сдерживаясь, чтобы не положить руку ему на плечо и не сказать: «Бедный мальчик!"
— Когда ты решил профессионально заняться спортом, ты должен был понимать, что век спортсмена недолог.
— Конечно, я это понимал. Я всегда старался быть реалистом и не витать в облаках. Например, в финансовом отношении я уже подготовился к уходу из большого спорта: владею на паях одной крупной фирмой, торгующей недвижимостью. Мне хочется уйти, пока я еще, как говорят, на коне. Что может быть хуже того, когда тебя просто выставляют за дверь? Дело в том, что каждый сезон начинается с привлечения в команду нового, молодого игрока". Ты бы видела их, Эна! Сильные, способные и… черт возьми, такие молодые! — Трент горестно покачал головой. — Не думай, что я завидую их молодости. Нет, дело не в этом…
— Я понимаю, — ответила девушка. Трент сжал руки в кулаки и закрыл глаза.
— Продержаться бы еще хоть один сезон! Всего один блистательный сезон! Если уходить, то победителем, а не неудачником, которого все жалеют.
Рука Рэны сама собой поднялась и легла на плечо Трента. Он вздохнул с облегчением: наконец он нашел то, чего ему так долго не хватало, — понимание.
— Никто не станет тебя жалеть. Скорее, тебе будут завидовать, потому что это будет самый лучший твой сезон. Я в тебя верю, — спокойно сказала Рэна.
— Правда?
Пристально глядя ему в глаза, она подтвердила:
— Да, это правда.
С этой минуты вселенная принадлежала только им двоим.
Глаза Рэны ласкали его лицо. Она так хорошо понимала, что чувствовал сейчас Трент, — до боли знакомый страх и беззащитность.
"Если я не буду красивой, мама перестанет меня любить» — так думала когда-то маленькая, прелестная, но страшно одинокая девочка.
Еще полгода назад она считала, что без своей красоты она ничто, пустое место. Но это оказалось не так. Решительно сбросив с себя оболочку — образ роковой, блистательной Рэны, она обрела многое другое и, в частности, двух милых ее сердцу друзей — Трента и Руби. Оказывается, и не выделяющаяся из толпы красивым лицом и стройной фигурой Рэна достойна того, чтобы быть любимой, быть чьим-то другом.
Сколько Рэна себя помнила, она все время пыталась оправдать надежды Сюзан Рэмси. Рэне безумно хотелось услышать от матери похвалу, одобрение, однако требования Сюзан были непомерно высоки.
«Выпрямись, Рэна… Не сутулься, Рэна… Что это? Неужели прыщик? Боже мой, сколько можно тебя учить, как ухаживать за лицом… Ты меня совсем не слушаешь… Ты надела пластинки? Нет? Ты хочешь, чтобы у тебя были кривые зубы?.. Как ты могла помять платье! Я полчаса провела за гладильной доской!»
Сюзан всегда находила повод пожурить дочь, даже если та была абсолютно безупречна, насколько это вообще возможно для простого смертного.
Уж кому, как не Рэне, понять те переживания, ту неуверенность в себе, от которой страдал сейчас Трент. Главной целью его жизни была победа на футбольном поле, и не важно, чего это будет стоить — переломов, растяжений связок, нестерпимой боли, которую он, сжав зубы, будет терпеть. По природе своей Трент был лидером и самоотверженно, не жалея себя, боролся до последнего. Теперь все его усилия могли пойти прахом, и от этого он испытывал адские муки.
— Спасибо за поддержку, — тихо сказал Трент, ни на мгновение не отрывая взгляда от ее лица. Страсть, так долго не находившая выхода, вырвалась наружу, обжигая все вокруг своим горячим дыханием. Тело налилось странной тяжестью. Трента лихорадило от нового, доселе неведомого ему чувства, становившегося все сильнее с каждой секундой. Он не мог определить, что это такое.
Единственное, что он осознавал более или менее отчетливо, так это то, что сейчас для него не существовало более красивой женщины, чем Эна Рэмси. Трент жаждал прижаться к ней, впитать ее веру в него и стать достойным ее расположения.
— Я действительно верю в тебя, — повторила Рэна.
Тишина окутала их пуховым одеялом. Где-то рядом жужжала муха, и это был единственный звук, нарушающий оцепенение, охватившее все вокруг. Не в силах больше сопротивляться сумасшедшему влечению, они бросились друг другу в объятия. Рэна почувствовала, как рука Трента нежно коснулась ее волос. Загрубевшие ладони Трента ощутили мягкость шелковистых прядей.
Рэна прижалась к его ладони щекой. Ее слегка приоткрытые губы, такие мягкие, влекущие, обещающие наслаждение, манили Трента.
— Эна… — Он наклонился, чтобы поцеловать ее.
— Эна! — послышался голос Руби. Как ошпаренные они отпрянули друг от друга. Трент тихо выругался.
Рэна побежала к выходу из теплицы. Сердце ее бешено колотилось.
— Да, Руби. Вы меня звали?
— Тебя к телефону.
Рэна оглянулась на Трента с виноватым видом. Он только пожал плечами и улыбнулся. Рэна бегом пересекла двор и вбежала в дом через заднюю дверь, которую Руби держала для нее приоткрытой. Едва Рэна перевела дух. Руби сообщила, что звонит ее мать.
— Мать?
Руби кивнула, но от лишних вопросов воздержалась, хотя Рэна никогда не упоминала, что у нее есть мать.
Еле передвигая ноги, Рэна поднялась по лестнице. Последние полгода она поддерживала связь с матерью исключительно через Мори. Они не разговаривали друг с другом с того самого момента, когда девушка собрала вещи и уехала, положив конец планам Сюзан Рэмси выгодно выдать дочь замуж.
"Что заставило мать позвонить мне именно сейчас?» — недоумевала Рэна. Может, Сюзан хотела отругать ее за отказ от контракта? Или просто решила поинтересоваться, как идут дела у ее дочери? А может, почувствовала желание сказать, что любит ее и скучает?
Рэна удивилась самой себе — столь невероятно было подобное предположение. Тем не менее от волнения у нее дрожали руки.
Наконец Рэна взяла трубку:
— Здравствуй, мама. Как дела?
— Мори умер. Последнее, что ты можешь для него сделать, — это приехать на похороны в Нью-Йорк.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Роковой имидж - Браун Сандра

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Роковой имидж - Браун Сандра



Часто встречаются книги и фильмы про игру в переодевание с чудесным перевоплощением из замухрышки в сногшибательную красотку.Бесконечные истории про Золушку.А эта книга приятно удивила.Красотке-фотомодели до чертиков надоела её жизнь,она все побросала,уехала в захолустье,где с наслаждением напялила на себя мешковатые тряпки,очки и прочие атрибуты чучельного образа.Вот оно счастье супермоделей! Тут появляется красавчик-спортсмен и, видимо, после короткого замыкания в мозге влюбляется в неё до смерти, как и положено в сказках и женских мечнах. По мне так прикольно!Не жалею,что прочитала.Советую!)
Роковой имидж - Браун СандраМари-и-я
9.12.2010, 20.37





Да, книга хорошая. Очень интересная, советую прочитать
Роковой имидж - Браун СандраКсения
9.01.2012, 11.52





очень довольна книгой,понравилась
Роковой имидж - Браун Сандраatevs17
21.02.2012, 13.15





Очень понравилась книга! Прочитала два раза !!! Сюжет классный выбран!!!И герои порадовали!!!
Роковой имидж - Браун СандраМарина
2.10.2012, 0.05





Не понравилось - недостоверно и надуманно: 4/10.
Роковой имидж - Браун Сандраязвочка
20.10.2012, 1.41





понравился
Роковой имидж - Браун СандраЛюбовь Владимировна
13.08.2013, 23.45





Для отдыха - самое то!
Роковой имидж - Браун СандраЛюсьена
10.10.2013, 16.03





Прочитала с удовольствием, красивая история. Правда я не очень поняла как можно из ГГ супер красотки сделать супер уродину благодаря очкам распушенным волосам и мешковатой одежде))). Но в остальном все супер, всемм советую.
Роковой имидж - Браун СандраВарёна
20.02.2014, 16.17





не впечетлило
Роковой имидж - Браун Сандрамарина
22.03.2014, 22.40





Всю дорогу автор мусолила про комплекс героини "Золушки наоборот",читала и чувствовала себя психотерапевтом,к которому пришла на прием ГГ.Скучный рассказ.
Роковой имидж - Браун СандраОсоба
4.05.2014, 15.55





Легкий не ненавязчивый романчик, прочитала и улыбнулась.
Роковой имидж - Браун СандраСвета
4.05.2014, 22.40





Странный роман, такой, на скорую руку, не супер.
Роковой имидж - Браун Сандрасонька
19.10.2014, 21.32





Роман, конечно, не АХ, но приятен для отдыха. Прочитала 38 романов этого автора, все читабельны. Какие-то супер, от некоторых душа замирает, а некоторые не очень впечатляют, но читабельны все. А еще зависит от вкуса читателей. Многим понравился роман "Мужские капризы", а мне нет. "Двое одиноких" тоже не очень, но может здесь оказал действие роман с похожим сюжетом Л.Ховард "Испытание любви", который прочла немного раньше, и который понравился намного больше. Читайте и пишите свое мнение.
Роковой имидж - Браун СандраЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
26.04.2016, 23.48





Не могу сказать, что не понравилось, но... но как по мне героиня перестаралась с образом "гадкий утёнок" и как то не равноценный обмен вышел он вернул ей крылья, а она, ну как то долго водила его за нос.
Роковой имидж - Браун СандраНика
24.05.2016, 10.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100