Читать онлайн Рикошет, автора - Браун Сандра, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рикошет - Браун Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.53 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рикошет - Браун Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рикошет - Браун Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Сандра

Рикошет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

— Или вы случайно оказались поблизости. — В тоне судьи послышались грубые нотки.
«Ого, да он вне себя от злости, — решила Диди. — Как и предсказывал Дункан: стоит тому пронюхать, что мы допрашиваем — или пытаемся допросить — его жену в его отсутствие, и он придет в ярость». Конечно, они имели на это полное право, но решили, насколько возможно, не гладить судью против шерсти.
Должно быть, эта миссис Как-ее-там, экономка, позвонила ему, стоило им появиться в доме. Небось еще до того, как пошла наверх доложить о них Элизе Лэрд. Было ясно, что симпатии экономки лежат на стороне судьи, а его супругу она едва замечает.
Элиза предложила мужу стакан чая.
— Нет, спасибо. — Он поцеловал ее в губы, а оторвавшись, потрепал по щеке. — Как ты?
— Хорошо.
— До сих пор выбита из колеи?
— Думаю, мне потребуется некоторое время, чтобы прийти в себя.
— Это вполне понятно.
Он усадил ее к себе на диванчик, хотя места для двоих там было явно маловато, положил ее ладонь себе на колено и накрыл своей ладонью.
— Что же вы хотите узнать?
Диди заметила, что на скулах Дункана проступили желваки.
— Я хотел узнать, не позвонить ли вам адвокату, прежде чем мы начнем. Мы с удовольствием его подождем.
— Не стоит, — решительно заявил судья. — Хотя являться без предупреждения — трюк дешевый и, откровенно говоря, недостойный вас, детектив Хэтчер.
— Мои извинения вам и миссис Лэрд. — Дункан сел на одно из плетеных кресел напротив супругов. — Человека, убитого вчерашней ночью в вашем кабинете, звали Гэри Рэй Троттер.
Диди, как и Дункан, пристально наблюдала за лицами Лэрдов, чтобы не пропустить малейший признак узнавания. Ни в суровом взгляде судьи, ни в ясных зеленых глазах Элизы Лэрд ничего не промелькнуло.
Судья посмотрел на жену. Она покачала головой на его немой вопрос. Переведя взгляд обратно на детективов, он ответил:
— Нам он незнаком. Мне казалось, вчера ночью мы это ясно дали понять.
— Мы надеялись, имя всплывет у вас в памяти, напомнит…
— Не надейтесь, детектив Боуэн, — оборвал ее судья.
— Через ваш зал суда прошло немало людей, — сказал Дункан. — Троттер привлекался к суду не один раз. Возможно, он побывал на скамье подсудимых в вашем зале.
— Я бы запомнил.
— Вы помните все заседания по каждому делу? — сказала Диди. — Ого. Впечатляет.
Он бросил на нее очередной нетерпеливый взгляд, потом обратился к Дункану:
— Значит, он был рецидивистом? О чем еще разговаривать? Этот Троттер проник ко мне в дом, стрелял в мою жену, вынудив ее прибегнуть к самозащите. Слава богу, она прицелилась лучше, чем он. Он умер, она нет. Или вы ждете, что я стану его оплакивать?
— Я этого вовсе не жду.
Судья глубоко вздохнул, словно пытаясь успокоиться.
— Тогда я, кажется, не понимаю, что вы здесь сейчас делаете. Почему заставляете Элизу снова переживать это чудовищное происшествие.
— Прежде чем закрыть дело, нам необходимо прояснить некоторые детали, — сказала Диди.
— Вчера ночью Элиза рассказала вам все, что могла. И, как судья, за годы прослушавший немало свидетельских показаний, могу заявить: ее действия более чем логичны.
— Согласна. Я высоко ценю помощь, которую она оказала нам вчера ночью, — улыбнулась Диди супругам. — Боюсь, определив личность Гэри Рэя Троттера, мы избавились от многих важных вопросов. Но при этом возникли новые.
— Например?
— Видите ли, судья, — усмехнулась Диди, — этого парня не назовешь прирожденным взломщиком. Это, в общем, неудачник, который даже подготовиться к взлому толком не смог.
— И что же?
— Нам с детективом Хэтчером непонятно, почему он выбрал именно ваш дом.
— Мне это неведомо.
— Нам тоже, — резко сказала Диди. — Троттер начал нарушать закон еще подростком. В основном это были кражи. Но он был полным идиотом. Однажды, например, он зашел в ночной магазин с палкой в кармане вместо пистолета и потребовал выручку. А потом, когда заправлял машину, расплатился за бензин с помощью кредитки своей сестры.
Судья криво улыбнулся:
— Думаю, это объясняет, почему из него вышел плохой взломщик.
— Наверное. — Диди коротко рассмеялась. — Представляете, вчера ночью он не взял с собой даже перчаток, ничего резинового. Вы можете в это поверить? Поневоле задумаешься.
— О чем?
Она перестала улыбаться.
— Что такой кретин, как Гэри Рэй Троттер, делал у вас в кабинете.
Воцарилась напряженная тишина. Потом судья сказал:
— Я точно знаю одно. Он пытался убить мою жену. Дункан ухватился за его заявление.
— Это второе, что нам следует прояснить, миссис Лэрд.
— Что тут прояснять? — спросил судья.
— Вы абсолютно уверены, что Троттер выстрелил первым?
— Разумеется, она уверена.
— Судья, вопрос задан вашей жене.
— Моя жена пережила ужасное испытание.
— А мне нужно выполнять свою работу! — рявкнул в ответ Дункан. — И это означает, что я буду задавать ей неприятные вопросы. Если у вас, судья, для этого чересчур хлипкие нервы, можете удалиться.
Элиза подняла руки, жестом остановив судью, который уже собирался сказать что-то в ответ на резкость Дункана.
— Прошу, Като. Я хочу ответить на их вопросы. Не нужно, чтобы оставались хоть малейшие сомнения по поводу случившегося. — Хотя она обратилась к мужу по имени, ее взгляд, как заметила Диди, был прикован к ним с Дунканом. — Как я уже рассказывала вчера, я по ошибке зажгла свет в коридоре…
— Простите. Вы не могли бы показать, где все произошло?
— В кабинете?
— Если вас не затруднит.
— Элизе будет тяжело снова оказаться в этой комнате до того, как ее вымоют и уберут все напоминания о случившемся, — сказал судья.
— Да, это нелегко, — согласился Дункан. Но от просьбы не отказался.
Судья посмотрел на жену:
— Элиза?
— Я хочу сделать все, что в моих силах.
Вчетвером они вышли в коридор. Дункан остановился у изысканного столика. Под мраморной столешницей был неглубокий выдвижной ящик по ширине стола.
— Вы взяли пистолет отсюда?
— Да, я вышла из кладовой через ту дверь, — указала она. — Здесь я немного задержалась. Я ничего не слышала, но, как я вчера говорила, чувствовала, что в кабинете кто-то есть. Я подошла к столу и взяла пистолет.
Дункан показал на ручку ящика.
— Вы не выдали себя шумом?
— Не думаю. Я старалась не шуметь.
— Вы закрыли ящик?
— Я… я не помню, — замялась она. — Кажется, нет.
— Не закрыла, — вмешался судья. — Когда по вызову 911 приехали полицейские, я, кажется, им об этом сказал.
Диди мысленно напомнила себе прочитать отчеты Бил и Крофтона.
— Вы прошли от столика до двери кабинета, — продолжил Дункан.
— Да.
— Вы были в тапочках?
— Босиком.
— Как по-вашему, Троттер мог услышать ваши шаги? — спросил Дункан. — Или он не подозревал о вашем присутствии до того, как зажегся свет?
— Если он слышал, что я иду к кабинету, почему он просто не вылез обратно в окно?
— Именно это я собиралась спросить, — сказала Диди, простодушно улыбаясь.
— Значит, я застала его врасплох, когда зажгла свет, — сказала Элиза. — Он застыл на месте.
— Вот это выключатель? — Дункан нажал на одну из клавиш, в кабинете вспыхнул верхний свет. Другой светильник зажегся прямо над их головами. Он посмотрел на него, потом в кабинет. — Диди, ты не изобразишь нам Троттера? Иди встань за стол.
Она сняла предупреждающую ленту-ограждение, крест-накрест наклеенную на двери, прошла в кабинет и встала за Рабочим столом.
— Он стоял там? — спросил Дункан. Элиза слегка кивнула в ответ.
— Миссис Лэрд, что он делал?
— Ничего. Просто стоял и смотрел. Не сводя с меня глаз, как освещенный фарами олень на дороге.
— Может, он наклонился над столом, словно до этого пытался взломать замок у ящика?
— Моим глазам потребовалось несколько секунд, чтобы привыкнуть к свету. Может, и наклонился, я не знаю. Впервые я разглядела его, когда он стоял выпрямившись вон там, за столом, смотрел на меня и не шевелился.
— Угу. — Дункан посмотрел на стоявшую за столом Диди, словно представляя на ее месте Гэри Рэя Троттера. — А что именно он вам сказал?
Она не вздрогнула и не раздумывала:
— Он ничего не сказал, детектив Хэтчер. Я вам об этом говорила вчера ночью.
Дункан медленно кивнул:
— Точно. А вы с ним говорили, верно? Вы сказали ему уходить.
— Да.
— Он шагнул к окну?
— Нет. Он вообще не двигался, только поднял руку. Внезапно. Как будто к его локтю была привязана веревка и за нее внезапно дернули.
— Так? — показала Диди.
— Да, примерно так. И прежде чем я успела сообразить, что у него в руке пистолет, он выстрелил. — Она приложила руку к горлу, словно ей внезапно стало трудно дышать.
Судья подошел ближе и обнял ее за талию.
— Миссис Лэрд, мог ли это быть предупредительный выстрел, которым он хотел вас просто напугать?
— Возможно.
— Вы чувствовали, что вам угрожает смертельная опасность?
— Я так решила. Все произошло очень быстро.
— Тем не менее этого времени хватило на то, чтобы осознать грозившую вам смертельную опасность.
— Детектив, подобное предположение вполне резонно, — раздраженно сказал судья. — К вам в дом проникает человек, стреляет в вас, и даже если он промахнулся, разве не логично предположить, что вам угрожает смертельная опасность, и вести себя соответственно?
— Конечно, это логично, — сказала Диди. — Но у доктора Брукса возникла еще одна, достойная размышлений версия. Возможно, Троттер выстрелил, когда падал навзничь, его палец инстинктивно сжался и спустил курок. От этого пуля прошла так далеко в стороне.
Дункан пристально смотрел на Элизу:
— Это означает, что вы стреляли первой.
— Она этого не делала, — сказал судья. — Она десять раз вам это повторила. Зачем так долго топтаться на одном месте?
Дункан перевел взгляд с потрясенного лица Элизы на судью.
— Затем, что я должен четко понимать, что здесь произошло. Мне тоже не доставляет удовольствия задавать миссис Лэрд все эти вопросы. Но сегодня утром я присутствовал при вскрытии Гэри Рэя Троттера. И я считаю своим долгом перед ним, пусть он всего лишь взломщик, выяснить, как и почему он закончил свою жизнь подобным образом. Судья, вы человек, исполняющий гражданские обязанности. Это ваш долг перед обществом — исполнять их. Ко мне это относится в равной степени. Иногда это очень непросто. Точнее, почти всегда.
Он повернулся к Элизе:
— Вы абсолютно уверены, что Троттер выстрелил первым?
— Абсолютно.
— Ну вот. Теперь все ясно, — объявил судья. Повисла напряженная пауза. Наконец он сказал: — Детектив Хэтчер, я восхищаюсь вашим чувством долга. Преклоняюсь перед настойчивостью, с которой вы ищете истину. Мы с Элизой сделали все возможное, желая помочь вам в исполнении ваших неприятных обязанностей. Неужели вам не приходило в голову, что нам самим хотелось бы понять, что здесь произошло вчера ночью? Возможно, мы желаем этого даже сильнее вас. Элиза была откровенна, насколько это вообще возможно. Надеюсь, теперь вы можете объявить это дело скверно закончившимся ограблением?
Дункан медлил с ответом не меньше пятнадцати секунд.
— Надеюсь, да.
«Вот черт», — подумала Диди.
— Хорошо, — сказал судья. — Тогда, если вопросов больше нет, думаю, вы нас извините.
Он уже повернулся, чтобы проводить их к выходу, как вдруг Элиза остановила его:
— Мне бы хотелось знать… — Ее голос прервался. Она сглотнула и повторила: — Мне бы хотелось знать, была ли у Троттера семья. Жена, дети?
— Нет, — ответил Дункан. — Его самый близкий родственник, дядя, живет в Мэриленде.
— Я рада. Иначе мне было бы еще… тяжелее.
— Теперь вы мне позволите проводить вас? — Судья пошел по коридору, ожидая, что детективы проследуют за ним.
Диди вышла из-за стола. Когда она проходила мимо Элизы, та протянула ей руку:
— Детектив Боуэн, я бы хотела присоединиться к словам мужа. Я знаю, что вы просто выполняли свой долг.
Удивленная подобным жестом, Диди попыталась придумать какой-нибудь подходящий и нейтральный ответ — неважно, правду сказала Элиза или солгала.
— Вам тоже нелегко.
— Да, но если вдруг я вспомню что-то еще, обязательно вам позвоню.
— Это будет кстати.
— У вас есть визитка?
— Вот, берите. — Дункан достал из нагрудного кармана куртки визитку и протянул ее Элизе.
Взяв карточку, она и ему пожала руку.
С каждым часом Диди все больше напоминала лохматых рыжих собак, похожих на безумные пуховки для пудры. У одной его бывшей подружки была такая. Лаяла, сволочь, не переставая. Самое неутомимое существо, рядом с которым Дункану когда-либо приходилось бывать. До сегодняшнего дня. Диди, казалось, вылезала из кожи от усердия.
— Дункан, она что-то скрывает. Я уверена. Брюхом чую. «Брюхо» Диди редко ошибалось. Он надеялся, на этот раз оно дало сбой. Он хотел побыстрее закрыть это дело и остаться с судьей в хороших отношениях. Като Лэрд никогда особенно ему не нравился за свою склонность угождать и нашим и вашим. Сегодня он выносил суровые приговоры направо и налево, завтра принимался бороться за исполнение гражданских прав преступников. Казалось, его мнение зависело от колебаний общественного настроения, всегда примыкая к мнению большинства.
Дункан не мог восхищаться человеком, для которого популярность значила больше, чем убеждения; но он предполагал, что судье приходится придерживаться определенного курса ради победы на выборах. Конечно, ему не хотелось становиться врагом председателя главного суда первой инстанции. А именно этим все и закончится, если он будет и дальше преследовать жену судьи, потому что его напарница что-то «чует брюхом».
К несчастью, его брюхо тоже чуяло неладное. Особенно после этого допроса.
Он крутанул руль направо и под сигналы и ругательства пересек две полосы. Диди вцепилась в подлокотник на дверце.
— Ты что делаешь?
— Пить хочется. — Автомобиль подпрыгнул на бордюре, и Дункан едва успел затормозить возле входа в «Макдоналдс».
— Ты же выпил холодный чай с сахаром. «Миссис Берри считает, чай можно подавать только так», — она захлопала ресницами, передразнивая манеру Элизы растягивать слова.
— Мне предложили холодный чай. Но я его не выпил. И потом, разве тебе не пора взбодрить себя кофеином? Хотя тебе это, пожалуй, не нужно, — добавил он себе под нос и повернулся к окошку, чтобы сделать заказ.
— Может, вернуться и опросить соседей? — спросила Диди.
— А что толку? Их всех опросили вчера. В последнее время никого не ограбили. Никто не видел спрятавшегося Гэри Рэя Троттера. Вчера ночью никто не слышал ничего необычного.
— Значит, миссис Лэрд сама открыла ему дверь и впустила в дом.
— Диди, это уже ни в какие ворота не лезет.
Забрав протянутые им в окно напитки, Дункан выехал на проезжую часть и едва не врезался в бампер фургона.
— Что это сегодня с людьми? — сказал он, объезжая автомобиль. — Едут как по гололеду.
— А ты куда несешься? — спросила Диди.
Дункан перестроился в соседний ряд, чтобы обогнать неторопливый автобус воскресной школы.
— Никуда. Просто ненавижу пробки.
Оставшись равнодушной к подобной жалобе, Диди сказала:
— Ну ладно, допустим, она не впускала Троттера как гостя. Все равно здесь что-то не складывается.
— Попробуй убедить меня. С чего ты так решила?
— В общем…
— Не надо в общем. Конкретно.
— Хорошо. Конкретно — ее реакция, когда ты спросил, могла ли она стрелять первой. У нее лицо перекосило.
Что ж, это слово, пожалуй, очень точно определяет гримасу Элизы.
— Я давил, как мог. Она не изменила показаний.
— Как все хорошие лжецы.
— Думаешь, она врет?
— Может, не совсем врет, — ответила Диди. — Просто не говорит правду, только правду и ничего, кроме правды.
— Опять пошли общие рассуждения. Приведи пример.
— Не знаю. Не могу. — Она тоже начала раздражаться. — Но так не ведет себя женщина, вчера вечером убившая грабителя-неудачника.
— Она не знала, что он неудачник. Когда Гэри Рэй Троттер оказался в ее доме, в темноте и выстрелил в нее из пистолета, он не был похож на неудачника. Или она должна была сначала ознакомиться с его резюме, а потом уже в него стрелять?
В ответ на его сарказм Диди бросила убийственный взгляд.
— Она даже не поленилась узнать, была ли у Гэри Рэя Троттера семья, — напомнил Дункан. — Ей не давала покоя мысль, что она кого-то осиротила.
— Да, жест был красивый.
— Почему ты решила, что это был жест?
— А почему ты ее защищаешь?
— Я ее не защищаю.
— А я вот уверена, что защищаешь.
— Зато я уверен, что ты к ней придираешься. В каждом ее слове или поступке ты видишь ложь.
— Не в каждом. Я, например, верю, что она была босиком.
На этот раз убийственный взгляд пришлось выдержать ей.
— Я просто хочу заметить, — продолжила она, — это трогательное участие в судьбе родных Троттера было ради тебя.
— Ради меня ?
Да ради бога, Дункан! Проснись. Она отвечает на вопросы, которые задаю ей я, но всякий раз, когда старается подчеркнуть что-то, например, свою искренность, она смотрит на тебя.
— Тебе показалось.
— Черта с два. Эта крошка знает, с какой стороны взяться за дело.
— В смысле.
— Ты же мужчина.
— Что в данном случае к делу не относится.
— Ну конечно, — сказала она тем самым тоном, который появлялся у нее всякий раз, когда она соглашалась с его неумением играть на пианино. Несколько минут она молчала, помешивая соломинкой лед в своем стакане. — И знаешь, что еще? Кажется, в голову судьи тоже прокрались кое-какие подозрения.
— Теперь я на сто процентов уверен, что у тебя галлюцинации, — сказал он. — Он от жены ни на шаг не отходит, трясется над ней, будто она фарфоровая.
— Да. Он очень заботлив. Словно боится, что ей может понадобиться его защита.
— Он же ее муж.
— Кроме того, он судья, выслушавший достаточно показаний под присягой, как он сам напомнил. Он расхваливал точность ее рассказа. Спорим, он может определить, когда человек лжет? А стоило ему узнать о версии Дотана о том, что Троттер рефлекторно спустил курок, когда его застрелили, его заботливость у него прямо из ушей полезла. Судья просто отмел эту версию безо всяких объяснений. Его жена не стреляла первой, и точка. Конец. — Она замолчала, чтобы глотнуть воздуха. — А это заставляет меня задуматься: верит ли сам судья в рассказ своей жены?
Они подъехали к «Казармам». Дункан припарковался на свободное место на стоянке. Но ни Диди, ни он не спешили выходить из машины. Он наклонился вперед, скрестил руки на руле и стал смотреть на обычных прохожих и полицейских, сновавших через вход со стороны Хабершем-стрит.
Он чувствовал, что Диди смотрит на него. И все же не захотел первым нарушить напряженную тишину.
— Слушай, Дункан, я понимаю, как тяжело не обращать внимания на ее лицо. Ее тело. Несмотря на слухи по поводу моей сексуальной ориентации, которые распускают уроды вроде Уорли, я совершенно нормальная. И это не значит, что я заблуждаюсь насчет привлекательности Элизы. Я восхищаюсь — ладно, восхищаюсь и завидую — тому, как она выглядит и как на нее реагируют мужчины. Видишь, я с тобой откровенна. И ты, в свою очередь, не должен ничего от меня скрывать.
Она замолчала. Он ничего не ответил. Тогда она продолжила:
— Ты можешь честно, как на духу, признать, что теряешь объективность, когда смотришь на нее?
— Я полицейский.
— С членом. А у него, как известно, совести нет. Тут он повернулся и взглянул на нее.
— Разве ты хоть раз, хоть когда-то, замечала, что я допускаю компромиссы в расследовании?
— Нет. Для тебя постоянно да или нет, черное или белое. Ничего серого, неясного. Поэтому я, как только получила звание детектива, просила, чтобы меня сделали твоей напарницей.
— Так о чем мы тогда спорим?
— Ты никогда не вел дело с участием женщины, которая тебе нравится. А на том вечере она тебе понравилась с первого взгляда. Не отрицай.
— Просто симпатичная мордашка среди этих рож.
— Которая поразила тебя, словно удар молнии.
— Это случилось до того, как я узнал ее имя. И тем более до того, как она пристрелила человека.
— Значит, твое влечение умерло вместе с Гэри Рэем Троттером? Ничто не тревожит твой пах, когда она рядом?
Большим пальцем он смахнул со лба капли пота.
— Диди, она кого хочешь с ума сведет. Ты что, думаешь, я этого не понимаю?
Она подняла брови, показывая, что это не тот ответ, который бы ее успокоил.
— Во-первых, — сказал он, — она замужем.
— Ты презираешь ее мужа.
— К делу не относится.
— Надеюсь.
— К делу не относится, — твердо повторил он. Диди не стала настаивать, но по ее лицу было видно, что она все еще сомневается.
— У меня достаточно подружек и сексуальных связей.
— Мягко говоря.
— И назови хоть одну замужнюю. Диди молчала.
— Вот именно, — сказал он. — Диди, я расширил нормы сексуальной этики, чтобы они подходили к моему образу жизни и требованиям момента. Но измена для меня под запретом.
Она кивнула:
— Ладно, верю. Ну а если бы она не была замужем…
— Она по-прежнему оставалась бы главным подозреваемым текущего расследования.
Диди просияла:
— Текущего. Значит, мы еще покопаемся в этом деле?
— Да, — мрачно сказал он. — Я тоже чувствую, здесь что-то не клеится.
— Все дело в ней. Она… как бы это сказать? Скользкая?
— Ты проверяла ее, но почти ничего не нашла, так? Диди принялась загибать пальцы:
— Полиция ее не задерживала, больших долгов нет, до замужества в газетах о ней не было ни строчки. Она появилась из ниоткуда.
— Никто не появляется из ниоткуда. Диди задумалась:
— У одной моей подруги есть кое-какие светские связи. Очень часто лучшую информацию можно получить из обычных сплетен.
— Сделай это незаметно.
— Мне даже расспрашивать ее не придется. Уверена, стоит упомянуть имя Элизы Лэрд — и только успевай слушать. Моя подруга жить не может без сплетен.
Они вылезли из машины и подошли ко входу в здание. Но Дункан не стал подниматься по ступенькам, а пошел Дальше по улице. Диди спросила, куда он направился.
— Я уже несколько дней не звонил своим. Не хочу говорить с ними в офисе, когда вокруг снует столько народу.
Она зашла внутрь. Дункан дошел до конца переулка и свернул за угол, оказавшись возле фасада здания, выходившего на Оглторп-авеню. Он прошел мимо черно-белого патрульного автомобиля выпуска 1953 года — он был чем-то вроде талисмана — и прошел еще с полквартала до кладбища в Колониальном парке.
Пара неутомимых туристов, не обращая внимания на зной, фотографировали, читали таблички, пытались расшифровать вырезанные на могилах надписи. Возле одной из затененных скамеек Дункан остановился и сел, но мобильный не достал и родителям не позвонил. Не двигаясь, он смотрел на покосившиеся камни в изголовьях могил и выщербленные кирпичные арки.
Он представил, как призраки поверженных героев революции смотрят на него, ожидая, что он будет делать. То, что считает правильным? Или, впервые за всю свою работу, он не послушает голоса совести?
Неподалеку, над крышами, два одинаковых шпиля баптистского собора Святого Иоанна словно напоминали: грешить или нет — всего лишь вопрос выбора.
Не обращая внимания на эти безмолвные предупреждения, он достал из кармана брюк записку, тайно переданную ему Элизой Лэрд во время рукопожатия.
Он мгновенно почувствовал ее, зажатую между их ладоней. Элиза крепко сжала ему руку, чтобы она не упала на пол и не выдала ее. Глаза Элизы умоляли его об этом.
Несмотря на мольбу в ее глазах, ему следовало тогда же объявить о записке. Если не сразу, то в тот момент, когда они с Диди остались вдвоем. Он должен был рассказать об этом своей напарнице, и они бы вместе развернули и прочитали эту записку.
Но он этого не сделал.
Теперь она, казалось, жгла ему ладонь, как раскаленный уголь. Несколько раз он повернул ее, рассматривая. Белый листок был сложен вдвое в небольшой квадратик. Он почти ничего не весил. Выглядел невинно, хотя он понимал, что это не так. Неважно, что там написано, ему это грозит одними неприятностями.
Если в ней говорится о вчерашнем убийстве, значит, он виноват в сокрытии свидетельских показаний.
Если это личное, что ж, тогда еще хуже.
Первое касалось закона. Второе — нравственности.
Сейчас еще не поздно показать записку Диди. Он бы придумал какую-нибудь отговорку, что не показал ее раньше. Она бы, конечно, ему не поверила, но возражать не стала чтобы скорее прочитать, что там написано. Они бы открыли записку, прочли и вместе проанализировали содержание.
Или он мог просто уничтожить записку и до гробовой доски гадать, о чем же в ней говорилось.
Вместо этого с трепещущим сердцем и затаив дыхание, дрожащими руками — призраки отцов-основателей неодобрительно смотрели на него, церковные шпили указывали вверх, на небо, словно пытались указать богу на его, Дункана, ошибку — он развернул записку. Она была написана аккуратным почерком.
«Я должна увидеться с вами наедине. Пожалуйста».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рикошет - Браун Сандра



Интересная детективная история. не травиальная, умная.
Рикошет - Браун СандраЛора
23.05.2012, 14.33





Хороший детектив, хотя завязка неубедительна - согласиться на бездетность, спать несколько лет с убийцей, каждый день рисковать жизнью и все это ради мести?! И линия с геем-спортсменом непонятно к чему. Роман оставил ощущение непродуманности: 5/10.
Рикошет - Браун Сандраязвочка
3.11.2012, 0.03





Это скорее детектив, чем любовный роман. Но детектив достаточно интересный и увлекательный
Рикошет - Браун СандраМира
22.10.2013, 2.33





Роман был интересен до того места, как выяснилась причина убийства Девушка вышла замуж чтобы отомстить за смерть брата. Не могу в это поверить Она что специально обученный суперагент ? Рискует жизнью ради сводного брата. Не верю. Но.. написано интересно 7 баллов
Рикошет - Браун СандраВасилиса
21.10.2014, 21.22





Вроде и детектив, и окончилось все хорошо, а оскомина все же осталась: очень уж "месть" своеобразная, такую только шлюха осуществить может. А шлюха, она и есть шлюха,на героиню не тянет.
Рикошет - Браун Сандралида
23.03.2016, 19.22





Согласна с Лидой полностью,мне вообще непонятно как "типа из-за мести" можно спать с врагом,это ппц просто.И гг-й тоже чмо у которого из-за штанов башка перестала работать,использовать друга и напарника,который тебе столько лет пррикрывал спину,это надо быть подонком,еще рассказывать,что использовал ее с улыбкой,короче осталось гадкое ощущение после прочтения,дочитала тупо из-за того,что всегда дочитываю книги.Для тех кто хочет прочитать,,книга про шлюху и озабоченного мужика.У меня все!
Рикошет - Браун СандраАмина
5.10.2016, 10.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100