Читать онлайн Рикошет, автора - Браун Сандра, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рикошет - Браун Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.53 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рикошет - Браун Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рикошет - Браун Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Сандра

Рикошет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

В Роберте Савиче прежде всего поражал необычный цвет кожи и волос.
Кожа цвета кофе с молоком досталась ему от бабушки со стороны матери, уроженки Ямайки. Оттуда она приехала в США в поисках лучшей жизни. В тридцать четыре, отказавшись от дальнейших поисков, она вскрыла себе вены в борделе, где жила и работала. Истекающее кровью тело нашла другая проститутка, ее пятнадцатилетняя дочь, мать крошки Роберта.
Голубые глаза были наследством многих поколений Савичей, рода, который пользовался дурной славой и подавал надежды под стать материнскому.
На первый взгляд к Савичу относились соответственно его происхождению. Он же был уверен: те, у кого кожа стопроцентно темная или белая, никогда не примут его, полукровку, и не признают своим. Предубеждение всегда расцветает пышным цветом в любой расе и не знает никаких границ. Всякое общество, как бы громко оно от него ни открещивалось, пронизано предубеждением сверху донизу.
Как только Савич подрос и стал разбираться, что к чему, он понял: он должен властвовать сам, единолично. Эгоистической цели такого масштаба невозможно достичь, будучи хорошим мальчиком, наоборот, для этого нужно быть жестче, умнее, жаднее своих сверстников. Достичь этой цели можно, только заставив каждого встретившегося на твоем пути тебя бояться.
Мрачный опыт юности Савич усвоил хорошо и обернул его себе на пользу. Каждый год, проведенный в нищете, унижениях и отчуждении, становился новым защитным слоем, который все утолщался и твердел, пока не сделал Савича неуязвимым, как сейчас. В особенности это касалось его души.
Весь свой ум и талант предпринимателя он направил в торговлю — особого рода. В двенадцать он перевозил кокаин. В двадцать пять сам назначил себя главой преступного мира, одним махом перерезав горло своему наставнику на глазах испуганных соперников. Вскоре о нем узнали те, кто никогда раньше не слышал его имени. Его противники стали умирать один за другим, и все ужасным образом. Слава о его жестокости, вполне заслуженная, быстро распространялась, подавляя любые тайные мысли о противоборстве.
Десять лет продолжался его террор. Он сделал его состоятельнее, чем он предполагал. Робкие восстания, предпринятые безумцами или глупцами, немедленно подавлялись. Предать означало подписать себе смертный приговор.
Спросите Фредди Морриса. Хотя он не сможет вам ответить.
Свернув на автостоянку возле склада, где на совершенно законных основаниях располагался принадлежавший ему машинный цех, Савич представил себе реакцию Дункана Хэтчера, когда тот нашел в своем холодильнике подарочек, и вновь ухмыльнулся.
Сначала Дункан Хэтчер был всего лишь камешком в его ботинке, мелкой неприятностью. На первых порах его крестовый поход против империи Савича казался просто забавным. Но в своем упорстве Хэтчер был неутомим. С каждым поражением оно только разгоралось. И Савичу стало Уже не смешно. Детектив стал представлять нешуточную угрозу, с которой ему еще предстояло разобраться. Скоро.
Постепенное распространение метамфетамина в юго-восточных штатах открыло новый и многообещающий рынок. Торговые операции Савича сосредоточились на нем, принося стремительно растущую прибыль. Однако дело требовало непрестанного внимания и наблюдения. Савич полностью контролировал тех, кто производил и продавал для него наркотик. Кроме того, надо было следить за частниками, стремившимися поживиться на его территории.
Любой кретин, заготовив жаропонижающее и канистру бензина, думал, что может начать работать на себя. К счастью, большинство подобных любителей взрывались в своих убогих лабораториях и без его помощи. Но если получить метамфетамин было относительно легко, продать было еще легче. Потому что употреблять его можно было по-всякому — нюхать, курить, колоться, просто глотать — каждый мог найти что-то свое.
Это было золотое дно, и Савич не собирался им жертвовать в угоду Хэтчеру.
На первом этаже склада, в цехе, было шумно, грязно и жарко, в противоположность прохладному оазису его офиса на втором. Хотя эти пространства отделяла друг от друга только короткая поездка на грохочущем грузовом лифте, с эстетической точки зрения они были как небо и земля.
Он не жалел денег, окружая себя роскошью. Его кожаное рабочее кресло было мягче сливочного масла. Полировка стола — сверкающей и гладкой, как атлас. На полу лежал шелковый ковер самой тонкой работы, какой только можно было купить за деньги.
В секретарях у него состоял Кении, гомосексуалист, чья семья пустила в Саванне глубокие корни, отличаясь, к его несчастью, завидным долголетием. Изнывая от нетерпения, Кении ждал, когда же его престарелые родители умрут и он, как единственный сын и наследник, получит долгожданный бесценный судебный архив.
Пока же он работал на Савича, смуглого, таинственного и восхитительного. По вполне понятным причинам тот стал проклятием для его родителей, но навсегда завоевал слепую преданность Кении, когда неторопливо задушил рьяного гомофоба, подловившего Кении возле бара для геев и избившего его до полусмерти.
Их сотрудничество было взаимовыгодным. Савич предпочитал Кении секретаршам женского пола. Женщины все до единой стремились вступить с ним в сексуальные отношения, глубина которых зависела от их индивидуальности. Он не смешивал флирт с бизнесом.
Кроме того, женщины слишком легко поддавались на лесть или даже просто доброе отношение. Копы с федеральными агентами часто пользовались этой женской слабостью с целью получения информации. Однажды они попытались таким образом поймать его за руку. Ничего не вышло — секретарша исчезла бесследно. Он заменил ее Кении.
Кении вскочил на ноги в ту же секунду, когда Савич перешагнул порог своего офиса. Он кивнул на закрытую дверь рабочего кабинета Савича, и хотя из его тщательно уложенной прически не выбилась ни одна прядь, было заметно, что он сильно взволнован.
— Вас ждут, и с большим нетерпением, — преувеличенно-драматически прошептал он.
Савич мгновенно насторожился, ожидая засады, — в голове сразу вспыхнуло «Хэтчер», — и взялся за пистолет на поясе.
Брови секретаря испуганно дернулись вверх.
— Это не то. Иначе я бы вам позвонил. Думаю, от такого свидания вы бы ни за что не отказались.
Теперь, подгоняемый больше любопытством, чем тревогой, Савич подошел к двери и распахнул ее. Гостья стояла к нему спиной и смотрела в окно. Услышав его шаги, она обернулась и сняла темные очки, закрывавшие половину лица.
— Элиза! Какой неожиданный и приятный сюрприз. Твое появление всегда подобно бальзаму на раны.
Она не улыбнулась в ответ на его широкую улыбку и лесть.
— Рада слышать, потому что у меня к тебе дело.
Звание сержанта много привилегий не давало, но одной из них был отдельный кабинет в дальнем конце узкого помещения, в котором располагался отдел насильственных преступлений.
Проходя мимо стола Диди, Дункан ей кивнул. В зубах он держал пончик, в одной руке — пластиковый стаканчик с кофе, другой подцепил пальцем за вешалку спортивную куртку, а под мышкой торчала газета. Он вошел в свой кабинет размером не больше чулана и даже присесть не успел, как Диди, следовавшая за ним по пятам, решительно шмякнула ему на стол папку.
— Его звали Гэри Рэй Троттер.
Дункан не был «жаворонком». Честно говоря, утро он просто ненавидел. На то, чтобы свыкнуться с очередным утром и привести себя в полную боевую готовность, ему требовалось некоторое время. Диди, напротив, разгонялась за пару секунд.
Несмотря на проведенную в доме Лэрдов ночь, она наверняка встала рано и приехала на работу несколько часов назад. Другие детективы вползали в отдел насильственных преступлений, уже с утра измученные большой влажностью. Диди, как обычно, кипела энергией и казалась самой бодрой из всех.
Дункан шевельнул локтем, уронил зажатую под мышкой газету на стол. Повесил куртку на спинку кресла, поставил кофе, начинавший обжигать пальцы вопреки предохранительному слою бумаги на стаканчике, и, прежде чем вынуть изо рта пончик, откусил кусок.
— А где же «доброе утро»? — пробурчал он.
— Дотан тоже приехал на работу рано, — ответила Диди, пока он тяжело усаживался в рабочее кресло. — Он снял отпечатки пальцев с трупа Лэрдов. Гэри Рэй Троттер был вором-рецидивистом, так что найти его личное дело я смогла за пару секунд. О нем много чего известно, — она показала на лежавшую на столе папку, к которой он еще не притронулся. — Родом из Балтимора, последние десять лет понемногу продвигался на Восточное побережье, отсиживая в разных тюрьмах за мелкие преступления; но два года назад расхрабрился и совершил вооруженное ограбление в Миртл-Бич. Три месяца назад вышел из тюрьмы условно. Последние два месяца его куратор
type="note" l:href="#FbAutId_9">[9]
потерял с ним связь.
— М-да, поработала ты на славу, — сказал Дункан.
— Я подумала, кто-то из нас должен начать сворачивать горы, и догадалась, что от тебя этого не дождешься.
— Поэтому мы так здорово сработались. Я полагаюсь на твои достоинства.
— Скорее я знаю твои недостатки.
Улыбнувшись себе под нос, он раскрыл папку и пробежал глазами первую страницу.
— Мне показалось, его одежда выглядела новой. Как у недавно выпущенного из тюрьмы.
Дочитывая список преступлений, совершенных Гэри Рэем Троттером, он доел пончик. Облизал перемазанные глазурью пальцы.
— Карьера у него маловыдающаяся, — заметил он, снимая пластиковую крышку со стаканчика кофе.
— Верно. Одного я не понимаю.
Чего?
Диди придвинула стул поближе к столу Дункана и села.
— На ограбление дома Лэрдов у Гэри Рэя не хватало амбиций.
Дункан пожал плечами:
— Может, он хотел шикарного начала.
— Ха-ха.
— Просто вырвалось.
— До этого его ни разу не обвиняли в грабеже, — сказала Диди.
— Но это не значит, что он никого не ограбил.
— Да, зато из его личного дела понятно, что парень звезд с неба не хватал. Впервые он нарушил закон в шестнадцать, когда украл бульдозер.
— Я думал, здесь опечатка. Настоящий бульдозер?
— Угнал его с площадки дорожных работ, где работал сигнальщиком. Ну эти, в оранжевых жилетках, знаешь? Машут водителям, чтобы ехали в обход.
— Понял.
— Так вот, Гэри Рэй угоняет бульдозер, едет на родительскую ферму и паркует его возле дома. На следующее утро дорожные рабочие пришли на работу, обнаружили пропажу, вызвали полицейских, которые…
— По следам добрались прямо до фермы.
— Вот-вот! — воскликнула Диди. — Каким нужно быть идиотом?
— Интересно, кому он собирался сбыть бульдозер? — засмеялся Дункан.
— Теперь понимаешь? Сообразительным нашего Гэри Рэя Троттера не назовешь. Но украсть бульдозер — одно, а ограбить оснащенный сложной сигнализацией дом — другое. Правда, сигнализация была отключена, но, когда Гэри Рэй подбирался к их окну с монтировкой в руках, он об этом не знал.
Специально придираясь, Дункан сказал:
— За столько лет он мог усовершенствовать свои навыки.
— И что, поэтому мог явиться на дело, ничего не подготовив? Не захватив с собой воровские инструменты? Допустим, Гэри Рэй стал профессиональным вором-домушником. Сомнительно, но допустим. Таким, который умеет взламывать сложную сигнализацию, вырезать дырки в стекле, чтобы можно было просунуть внутрь руку и открыть окно, и прочее из этой серии.
— Этакий взломщик «по-голливудски», с полным набором технических заморочек.
— Именно, — сказала она. — И где же снаряжение Гэри Рэя? При нем была только монтировка.
— И девятимиллиметровый «ругер».
— Пусть. Но ничего, чем можно было бы взламывать замки и сейфы. Ничего, чем он мог бы открыть ящик стола.
— Ничего сложного в таких замках нет, их можно открыть малюсеньким ключиком. Дай мне пару секунд, и я их взломаю булавкой, — сказал Дункан.
— У Гэри Рэя и булавки-то не было. Кроме того, даже если ты самый тупой в мире грабитель, почему нельзя надеть перчатки, чтобы не оставить отпечатков?
Ничего из того, что она сказала, не было для Дункана открытием. Вернувшись домой на рассвете, он изо всех сил пытался заснуть. Но голова у него была занята размышлениями над рассказом Элизы Лэрд о том, как ей пришлось убить человека, и настойчивыми попытками судьи заставить их безоговорочно поверить этому рассказу.
Все несообразности, о которых говорила Диди, он уже обдумал. Даже до того, как Дункан узнал, каким бестолковым преступником был Гэри Рэй, грабеж показался ему плохо продуманным и безобразно исполненным. Он просто обязан был закончиться неудачей.
Тем не менее Дункан продолжал спорить:
— По-твоему, Гэри Рэй спланировал этот грабеж. В деле говорится, — он постучал пальцем по папке, — что он принимал наркотики. Он глупо начал жизнь, а потом загубил горстку хоть на что-то пригодных клеток серого вещества наркотическими препаратами. Представим, что ему срочно требуется доза, денег нет, и он видит дом, набитый всяким добром, которое можно быстро украсть и еще быстрее продать. Одного хрустального пресса для бумаг или серебряного подсвечника хватило бы, чтобы разок как следует покутить.
Какое-то время Диди поразмышляла над его словами, потом покачала головой:
— Может, я бы и согласилась с таким объяснением, если бы он вломился в магазин. Грабит отдел электроники или что-нибудь в этом духе. Даже если срабатывает сигнализация, он успевает обернуться за несколько секунд, прихватив товар. Но не в этом районе, — продолжала она. — И никак не пешком. Пока мы не нашли ни одной машины, имеющей к нему отношение. Я это первым делом проверила, когда пришла сегодня на работу. Что ему здесь было делать без машины, на которой он мог скрыться?
— Вчера ночью я тоже об этом подумал, — сдался Дункан. — И с тех пор это не дает мне покоя. На чем он добрался туда и как собирался бежать?
— А если он пришел пешком, откуда взялась монтировка? — спросила она. — Если вдуматься, это крайне неудобный инструмент для грабителя.
От повышенной влажности ее волосы вились сильнее обычного. Когда она снова покачала головой, они заколыхались в воздухе густой щеткой.
— Нет, Дункан, не сходится.
— А ты что думаешь?
Она оперлась руками о стол и наклонилась к нему:
— Я думаю, прекрасноликая миссис Лэрд водит нас за нос.
Проклятье, он думал то же самое.
Он не хотел так думать. Все утро он твердил себе, что Элиза Лэрд невинна, как младенец, за всю жизнь не сказала ни слова лжи, ни разу не скрыла правды.
Однако его нюх детектива говорил ему обратное. Его профессионализм говорил ему обратное. Пятнадцать лет работы в полиции подсказывали: что-то не сходится, пышногрудая судейша намеренно умолчала о чем-то или, что еще хуже, выдумала все от начала до конца.
Наверняка Диди сомневалась в ее правдивости, а ведь его напарница даже не знала о его короткой беседе с Элизой.
Он велел себе не выискивать скрытого смысла, ведь этот разговор к делу не относится, и лучше его забыть. И все же, в попытках увязать в единое целое противоречащие детали Убийства, его мысли часто обращались к коротенькому вопросу, прозвучавшему так двусмысленно: «Разве?»
Каждый раз, когда он вспоминал все это — легкую хрипотцу в ее голосе, выражение глаз, — его тело реагировало определенным и бурным образом. Вот как сейчас.
Полицейскому не годится так реагировать на женщину, застрелившую человека. Для полицейского, не раз критиковавшего своих коллег за подобные отклонения от моральных и правовых норм, это было пределом лицемерия.
Не говоря о том, что это доставляло чертовское неудобство, потому что Диди сидела напротив и, не сводя с него глаз, ждала его оценки рассказанной Элизой Лэрд истории.
— Что нам о ней известно? — спросил он вполне обыденным голосом. — Я имею в виду ее биографию.
— Откуда мне знать ее биографию? Мы с ней из разных кругов.
— Но на вечере по случаю награждения ты ее узнала.
— По газетным фотографиям. Если бы ты читал что-то, кроме спорта и кроссвордов, ты бы тоже ее узнал.
— Она часто появляется в газетах?
— И всегда потрясающе выглядит, одета от кутюр, ни на шаг не отходит от судьи. Она его главный трофей.
— Покопай здесь. Посмотри, что сможешь найти о ней. Я поеду в морг, уломаю Дотана побыстрее заняться вскрытием Гэри Рэя Троттера. Когда вернусь, сравним наши записи. — Он залпом допил кофе. Затем встал и, стараясь вести себя как ни в чем не бывало, взял свою спортивную куртку.
— Дункан?
— Да?
— Я кое-что заметила.
Он боялся, она скажет что-то вроде: «Я заметила, что у тебя штаны лопаются при мысли о жене судьи». Но она сказала:
— Кажется, мы расследуем это не как убийство в целях самозащиты. Мы расследуем это как нечто другое, правда?
Лучше бы она сказала то, о чем он подумал.
Он позвонил судмедэксперту из машины и уговорил его заняться Гэри Рэем в первую очередь. Когда Дункан приехал на место, доктор Дотан Брукс уже начал вскрытие.
— На данный момент все органы нормального размера и веса, — бросил Дотан через плечо, положив на весы кусок внутренностей.
Дункан встал у стены, слушая и наблюдая за методично работавшим судмедэкспертом. На труп он поглядывал изредка. Не то чтобы ему было дурно. Наоборот, он удивлялся сколько всего может рассказать труп.
Но к этому удивлению примешивалось чувство вины. Он казался себе ничем не лучше тех, кто сбегается на место трагедии с нездоровым желанием подглядеть на клочья тел и кровь.
Судмедэксперт закончил работу и поручил зашивать труп своему ассистенту. Помыв руки, Дотан присоединился к Дункану, который ждал его в кабинете.
— Причина смерти очевидна, — сказал он, с пыхтеньем входя в кабинет. — Вместо сердца было месиво. Выходное отверстие размером больше салатника.
— Ты заметил до моего приезда какие-нибудь другие раны, синяки, царапины?
— Ты имеешь в виду, пришлось ли ему бороться? Что-то вроде рукопашной? — Он качнул головой. — Под ногтями ничего, кроме обычной грязи. На правой ладони следы пороха. На левой ноге много лет назад был сломан палец. Никаких шрамов от операций. Обрезания тоже не делали.
— С какого расстояния его застрелили? — спросил Дункан.
— Пятнадцать футов. Чуть больше, чуть меньше.
— Совпадает с расстоянием от двери кабинета до стола. — Он вспомнил, что по измерениям Диди там было шестнадцать футов. — Значит, миссис Лэрд говорила правду.
— Похоже. — Дотан развернул бутерброд с солониной, ожидавший его на столе. — Ранний обед. Хочешь половину?
— Нет, спасибо. Как думаешь, миссис Лэрд могла наврать о чем-нибудь другом?
Брукс отхватил большой кусок сэндвича, при этом с неожиданным изяществом вытерев горчицу в уголках рта. Он прожевал, рыгнул и только потом ответил:
— Возможно. Или нет. Можно поспорить, кто выстрелил первым.
— Ты сказал, Троттер умер мгновенно. Из этого следует, что первым стрелял он.
— Тогда придется поверить, что он слепой — а слепым он не был — или самый бездарный стрелок за все время существования преступного мира.
— Может, он специально целился выше. Хотел напугать е е предупредительным выстрелом.
— Может быть, — сказал Дотан, кивая в такт движениям челюстей. — Или, появившись в дверях, она застала его врасплох. Он инстинктивно дернулся и пальнул куда попало.
— Она не заставала его врасплох. Говорит, велела ему уходить. А он стоял и смотрел на нее, потом рывком поднял руку — так она это описала — и выстрелил.
— Хм. — Судмедэксперт снова набил рот сэндвичем и продолжал рассуждать: — Возможно, он сильно нервничал, из-за этого пуля пролетела так далеко от нее. Или же… — Он замолчал, чтобы отхлебнуть «Доктора Пеппера» из бумажного стакана размером чуть меньше стандартной корзины для бумаг. — Он нажал на курок, и в тот же момент ее пуля пробила ему сердце. Его палец, сжимавший курок, инстинктивно дернулся, и выстрел произошел, когда он падал навзничь. — Он сглотнул. — Если подумать, пуля вошла бы в стену как раз на той высоте, где отметина.
Он показал, как падает назад, выставив указательный палец вместо дула воображаемого пистолета. Когда он отклонился, «пистолет» метил в стену высоко над головой Дункана.
— Такое могло случиться? — спросил Дункан. — Возможно ли такое рефлекторное движение в тот момент, когда пуля разносит тебе сердце?
Брукс запихнул в рот остатки сэндвича.
— Я видел смертельные пулевые ранения, случившиеся при гораздо более невероятных обстоятельствах.
— И что же ты мне скажешь?
— Скажу, что случиться может всякое, детектив. И, к счастью для меня, выяснять, что же случилось на самом деле, положено тебе.
— Я проводила их на веранду, миссис Лэрд.
— Хорошо.
Миссис Берри поднялась к ней сообщить, что внизу ждут те самые детективы, приезжавшие сюда вчера ночью. Они хотят поговорить с ней.
— Будьте добры, принесите чего-нибудь освежающего. Диетическую колу и чай со льдом.
Грозная на вид экономка кивнула.
— Я могу передать, что вы сейчас спуститесь?
— Пожалуйста.
Элиза закрыла дверь спальни и постояла, размышляя над тем, какие вопросы хотят задать ей детективы.
Разве вчера ночью они ей не поверили?
Если поверили, тогда не пришли бы сегодня.
факты, которые нужно прояснить, сказал детектив Хэтчер. Так сказать, о неубедительных мелочах. Или же о несовпадениях первостепенной важности.
Она боялась последнего.
Именно поэтому сегодня утром Элиза навестила Савича. Это было рискованно, но ей хотелось связаться с ним как можно скорее, а разговор по телефону мог оказаться опаснее поездки к нему в офис. Она подозревала, что домашний телефон прослушивается, а звонки с мобильного можно легко отследить.
Като проснулся в обычное время, бесшумно собрался на работу. Пока он не вышел из спальни, она притворялась спящей. Как только его машина отъехала, она быстро оделась и ушла из дома, надеясь завершить свои дела и вернуться до прихода миссис Берри.
Она внимательно наблюдала за дорогой в зеркало заднего вида и точно знала, что никто за ней не следил. Несмотря на спешку, скорость она не превышала, чтобы не получить штраф, который было бы сложно объяснить Като.
Домой она вернулась за несколько минут до экономки и все это время оставалась в спальне, прохаживаясь взад-вперед, прокручивая в голове события предыдущей ночи, пытаясь понять, как ей действовать дальше.
Внизу ее дожидались детектив Боуэн и Дункан Хэтчер. Она боялась разговора с ними, но дольше медлить было нельзя, это могло показаться подозрительным. Она подошла к туалетному столику, собрала волосы в хвост. Переодеться? Она решила не терять времени. Взяла блеск для губ, но положила обратно. Детектив Боуэн расценит это как тщеславие, а Дункан Хэтчер…
Интересно, что он думает о ней? Что он думает на самом деле?
Несколько бесценных мгновений она размышляла над этим. Затем, прежде чем выйти из спальни, кое-что сделала, не успев себя остановить.
Веранда представляла собой застекленную часть террасы. Пол был выложен пенсильванским поделочным камнем, плетеную мебель дополняли подушки с цветочным рисунком. С растениями миссис Берри лучше находила общий язык, чем с людьми. Папоротники, пальмы и другие тропические растения бурно разрослись в ее заботливых руках.
Когда Элиза вошла, детектив Боуэн сидела на одном из кресел лицом к двери. Дункан стоял возле ряда сплошных окон и смотрел на улицу, террасу и бассейн. Казалось, ои был полностью поглощен созерцанием фонтана в центре.
Детектив Боуэн встала:
— Здравствуйте, миссис Лэрд. Извините, что приходим без предупреждения. Может быть, мы не вовремя?
— Вовсе нет.
Услышав ее имя, Дункан отвернулся от окна. Элиза взглянула на него и направилась к детективу Боуэн.
— Миссис Берри с минуты на минуту принесет что-нибудь выпить, — сказала она, жестом приглашая детектива Боуэн садиться, и села сама.
— Это очень кстати. На улице ужасная жара.
— Да.
Тема погоды была исчерпана, повисла неловкая тишина. Элиза чувствовала, что Дункан по-прежнему стоит у окна и наблюдает за ней. Она едва сдерживалась, чтобы не взглянуть на него.
Наконец детектив Боуэн сказала:
— У нас есть несколько вопросов.
— Вчера перед уходом вы предупредили, что такое может случиться.
— Пара деталей, которые мы хотели бы прояснить.
— Понимаю.
— За это время вам не вспомнилось ничего, что вы забыли нам рассказать? Может, что-то вылетело из памяти?
— Нет.
— Знаете, такое случается, — улыбнулась Диди. — Иногда мне звонили посреди ночи, потому что вспоминали ускользнувшую деталь.
— Я рассказала то, что помню, именно так, как помню. Негромкое позвякивание предупредило появление миссис Берри и сервировочного столика на колесиках.
— Мне подавать, миссис Лэрд? — Ее тон был холодным, подобно каплям, выступившим на ведерке со льдом. Элиза не знала, кого она презирает, — гостей или ее саму. Вероятно, всех.
— Нет, благодарю вас. — Радуясь возможности выбраться из-под пристального наблюдения детективов, она встала и подошла к тележке. — Кажется, детектив Боуэн, вы предпочитаете диетическую колу?
— Выпью с удовольствием.
Элиза налила колу в бокал поверх льда и подала детективу. Та встретила напиток широкой улыбкой, которой Элиза не поверила. Она повернулась к Дункану Хэтчеру. Он в упор смотрел на нее. Не мигая. Не отводя взгляда.
— А вы что будете?
Он взглянул на тележку.
— Это чай?
— Он с сахаром. Миссис Берри считает, чай можно подавать только так.
— Моя мама тоже так считает. Не страшно, что сладкий. — Он улыбнулся так же широко, как и детектив Боуэн, но его улыбке Элиза поверила еще меньше. Глаза его не смеялись.
Она задалась вопросом, насколько рискованно было то, что она сделала, выходя из спальни.
Хотя сидеть сложа руки было бы гораздо рискованнее.
Она налила Дункану чаю со льдом и протянула ему стакан. В этот момент на веранду ворвался Като.
— Очевидно, я не получил сообщения.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рикошет - Браун Сандра



Интересная детективная история. не травиальная, умная.
Рикошет - Браун СандраЛора
23.05.2012, 14.33





Хороший детектив, хотя завязка неубедительна - согласиться на бездетность, спать несколько лет с убийцей, каждый день рисковать жизнью и все это ради мести?! И линия с геем-спортсменом непонятно к чему. Роман оставил ощущение непродуманности: 5/10.
Рикошет - Браун Сандраязвочка
3.11.2012, 0.03





Это скорее детектив, чем любовный роман. Но детектив достаточно интересный и увлекательный
Рикошет - Браун СандраМира
22.10.2013, 2.33





Роман был интересен до того места, как выяснилась причина убийства Девушка вышла замуж чтобы отомстить за смерть брата. Не могу в это поверить Она что специально обученный суперагент ? Рискует жизнью ради сводного брата. Не верю. Но.. написано интересно 7 баллов
Рикошет - Браун СандраВасилиса
21.10.2014, 21.22





Вроде и детектив, и окончилось все хорошо, а оскомина все же осталась: очень уж "месть" своеобразная, такую только шлюха осуществить может. А шлюха, она и есть шлюха,на героиню не тянет.
Рикошет - Браун Сандралида
23.03.2016, 19.22





Согласна с Лидой полностью,мне вообще непонятно как "типа из-за мести" можно спать с врагом,это ппц просто.И гг-й тоже чмо у которого из-за штанов башка перестала работать,использовать друга и напарника,который тебе столько лет пррикрывал спину,это надо быть подонком,еще рассказывать,что использовал ее с улыбкой,короче осталось гадкое ощущение после прочтения,дочитала тупо из-за того,что всегда дочитываю книги.Для тех кто хочет прочитать,,книга про шлюху и озабоченного мужика.У меня все!
Рикошет - Браун СандраАмина
5.10.2016, 10.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100