Читать онлайн Рикошет, автора - Браун Сандра, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рикошет - Браун Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.53 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рикошет - Браун Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рикошет - Браун Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Сандра

Рикошет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

— Элиза?
Она резко обернулась. Вид у нее был виноватый, и она это знала. Ведь она и была виновата.
— Като, — беззвучно рассмеялась она. Муж стоял в дверях, в руках у него был пакет с покупками. — Ты меня напугал. Когда ты вернулся?
— Минуту назад. Что ты делаешь? — Он вошел в кабинет. Лицо у него было любопытное, чуть подозрительное.
— В этой комнате мне до сих пор не по себе.
— Зачем же ты сюда вошла?
— Хотела проверить, как ее отремонтировали.
Она указала на стену, в которую попала пуля Троттера. После того как пулю удалили, отметину зашпаклевали. Вчера полицейский убрал ограждающую ленту и сообщил, что отныне кабинет вновь в их полном распоряжении. У Като уже были наготове люди, готовые вернуть интерьеру кабинета первоначальный роскошный вид.
Испачканный кровью ковер скатали и вынесли прочь. Като приказал его сжечь. Он не хотел его больше видеть. Затем комнату тщательно вымыли и дезинфицировали специальные уборщики.
— Мне не понравилось, как рабочие здесь поработали. Я была уверена, что ты тоже недоволен, — заговорила наконец Элиза. — Я искала на твоем столе визитку штукатурщиков. Хотела первым делом позвонить им завтра.
— Визитка есть у миссис Берри. — А…
— Я попрошу ее, пусть вызовет их снова.
— Да, пожалуйста. Ты же хочешь, чтобы здесь все было как следует. Я знаю, ты обожаешь этот кабинет.
— Ты очень заботлива, — улыбнулся он. — Выпьешь со мной чего-нибудь перед ужином?
— С удовольствием. — Она вышла из-за стола и заглянула в пакет. — Что это?
— Подарок.
Заурчав от удовольствия, она потянула за розовую оберточную бумагу.
— Это подождет. — Он опустил пакет на пол, обнял ее за талию и хотел поцеловать, но она отклонилась.
— Я хотела освежиться перед твоим приходом. Решила днем отдохнуть, как ты советовал, и смогла немного вздремнуть. Я еще даже зубы не чистила.
— Мне все равно.
— А мне нет. Я поднимусь наверх, приведу себя в порядок. А ты пока приготовь выпить.
— У меня идея получше. Я смешаю напитки и принесу наверх.
— Это ты хорошо придумал. — Она высвободилась из его объятий и пошла к двери.
— Захвати с собой это, — протянул он ей пакет.
— Можно будет заглянуть внутрь?
— Я думаю, ты все равно заглянешь, с разрешением или без, — рассмеялся он. — Загляни, конечно.
Чтобы поддержать его веселый тон, она, выходя из кабинета, бросила через плечо:
— Пожалуйста, водку с тоником. Побольше лайма и льда.
Затем взбежала по лестнице прямо в спальню. Закрыла дверь и, тяжело дыша, прислонилась к ней спиной. Сердце прыгало у нее в груди. Она дрожала. Он почти ее поймал.
Признавшись в том, что нанимал частного детектива, Като вел себя предельно нежно и заботливо. Часто спрашивал, простила ли она его. Она заверила, что простила. Была в ответ нежной и ласковой. Внешне все выглядело идеально.
Она почистила зубы, развернула подарок и быстро в него переоделась. Когда муж вошел в комнату, принеся с собой напитки, она душилась. Он оглядел ее и одобрительно кивнул:
— Ради такого стоило подождать.
— Спасибо.
— Хорошо сидит?
— Отлично. — Она закружилась, придерживая руками пышную юбку.
— Ничего особенного, — сказал он. — Но она мне почему-то понравилась.
— И мне тоже. Очень. Спасибо.
Он уже снял пиджак и распустил галстук. Две верхние пуговицы рубашки были расстегнуты. Многозначительно взглянув на нее, Като закрыл дверь в спальню.
Она посмотрела на свои часики.
— Миссис Берри скоро будет подавать ужин.
— Я велел ей следить, чтобы он не остыл. Так что мы можем никуда не торопиться.
Он пересек комнату, подошел к ней и протянул бокал. Затем чокнулся с ней. Себе он налил скотча.
— За то, чтобы забыть выстрел и последовавшие за ним неприятности.
— За это стоит выпить.
Они сделали по глотку. Он притянул ее к кровати, присел на край и устроил ее между своих расставленных ног. Поместил свой бокал на прикроватный столик и обнял ее за талию.
— Кажется, я не дотерплю, пока ты допьешь свой коктейль.
Она сделала несколько глотков и поставила бокал рядом с его скотчем.
Он провел руками вверх-вниз по ее талии.
— Элиза, ты все еще сердишься на меня?
— Из-за этого сыщика? Нет, Като. Я тебе уже много раз говорила. Что еще ты мог подумать? Были все признаки измены. Зачем я только не рассказала тебе про нас с Коулма-ном сразу?
— Если бы даже ты и рассказала, я бы не согласился на то, чтобы ты ходила к нему по отелям.
— Он не хотел меня ни капли, — коротко усмехнулась она. — Когда мы учились в школе, я очень старалась ему понравиться. Ничего не вышло. В этом смысле я была ему не нужна.
— Значит, он был не просто голубой. А к тому же еще и мертвец.
Зазвонил телефон. Он взглянул на аппарат — тот показывал, что трубку сняли на кухне. Значит, трубку взяла миссис Берри. Като положил ладонь на шею Элизы и привлек к себе для поцелуя.
По громкой связи раздался голос миссис Берри:
— Судья Лэрд, простите, что помешала. Детектив Хэт-чер настаивает на разговоре с вами.
Несколько секунд Като смотрел Элизе в глаза, потом опустил руки и снял трубку. Нажал на мигающую красную кнопку.
— Детектив Хэтчер?
Элиза потянулась за своим коктейлем. Рука у нее дрожала. Она надеялась, Като этого не заметил.
— Понятно, — сказал он. Несколько секунд длилось молчание. — Я подстрою под вас свое расписание. Мы приедем. — Он медленно вернул трубку на место и продолжал сидеть, не сводя глаз с телефона. Молча.
Она не смогла сдержать тревоги:
— Что ему было нужно? Ты сказал, мы должны где-то быть. Где?
— В полиции. Завтра утром в десять.
— Зачем?
Наконец он поднял на нее глаза.
— Элиза, у нас проблемы. Или у полиции.
— В чем?
— Твои отношения с Коулманом Гриэром. Они тебе не верят.
Дункан медленно вел машину вдоль улицы, сверяясь с адресом. Подъехав наконец к нужному дому, он свернул и остановился. Это был криминогенный район, который без стеснений можно было назвать трущобами. Постройки, все до единой, давным-давно нуждались в ремонте. Дом, к которому он подъехал, находился в особенно плачевном состоянии.
Казалось, он стоит накренившись — или это темнота обманывала зрение. Во дворе одиноко высился дуб, сильно заросший лишайником. Сам дуб, казалось, давно высох.
Он выключил двигатель и достал пистолет из кобуры. Сжав в правой рукой оружие, он вышел из машины и внимательно огляделся. Улица казалась пустынной. Или точнее — заброшенной. В нескольких окнах горел свет, но в основном дома выглядели темными и покинутыми. Фонари, в целости сохранившие свои лампы, давали тусклый свет, только усиливавший тени.
К дому вела неровная дорожка. Широкие трещины поросли травой. Под ботинками Дункана бетон рассыпался в пыль. Он дошел до угла двора и оглядел дом. Нигде ни огонька.
Он еще раз спросил себя, зачем он здесь. По крайней мере, не стоило приходить в одиночку. Он знал это, отлично понимал. Он поступил неосторожно, даже глупо, сам будет виноват, если что-то случится.
«Это касается Савича. Приходите один».
И этот адрес. Сообщение оставил на его автоответчике хриплый женский голос. Он проверил данные звонка; записано было, что звонили в 22.37. Номер не определился, написано было только «частное лицо».
Нет уж, черт возьми.
Он сразу же вспомнил женщину, подосланную к нему Савичем в прошлую субботу. Он снова ее использует? Неужели Савич станет поступать настолько опрометчиво? На него это не похоже. Хотя если пытаться предугадать действия Савича, в девяти случаях из десяти попадешь пальцем в небо.
Он осторожно пошел к крыльцу. Обернулся направо, налево. Никакого движения на улице, ни звука. Он поднялся на крыльцо — старые доски скрипели под его шагами — и остановился у двери.
Он отлично понимал, что может угодить прямо в ловушку, где ему и придет конец. Он догадывался, что Савич может напасть внезапно. Или он ошибается? И Савич задумал выяснить с ним отношения с глазу на глаз?
Или внутри его ждет очередной кровавый сюрприз от Савича. Например, труп Люсиль Джоунз. Проститутку, которая услаждала Савича сразу после убийства Фредди Морриса, до сих пор не нашли, а следовательно, и допросить не могли. Возможно, Савич заставил ее замолчать навеки и подбросил ее труп сюда, чтобы Дункан его нашел.
Ему также вспомнился Горди Балью. Интересно, Савич в курсе их попыток склонить его к сделке? Повезло Горди, он сейчас в тюрьме, а значит, в безопасности.
Что бы ни ждало его в этом доме, настал момент узнать правду. Дункан распахнул облупленную дверцу с москитной сеткой, державшуюся на одной петле, и взялся за круглую ручку входной двери. Она провернулась в его руке. Ему пришлось навалиться на разбухшую от сырости дверь плечом, только тогда она поддалась и впустила его в дом. Внутри было жарко и пахло плесенью, как во всех старых пустых домах. Спасибо, что не трупом, подумал он с облегчением.
Он напряженно прислушался и быстро огляделся. Типичный южный дом, построен еще до изобретения кондиционеров. Тогда с летним зноем боролись с помощью сквозной вентиляции. Должно быть, чудный был домик лет сто назад.
В глубь дома уходил коридор, заканчивающийся лестницей. По обе стороны от него были комнаты. Он на цыпочках пошел вперед и осторожно заглянул в первую комнату по правую руку. Пусто. Стены, обшитые панелями, и несколько слоев драных выцветших обоев. В потолке, там, где когда-то крепилась люстра, дыра. Наверное, бывшая столовая.
Он пересек коридор и заглянул в следующую комнату. Гостиная. Обои с другим рисунком, но в таких же лохмотьях. На окнах старый драный тюль столь же тонкий, как паутина на окнах. По стенам немного мебели.
В середине комнаты стояла Элиза Лэрд.
С сердцем его случилось что-то странное. Но он все-таки наставил на нее пистолет.
— Вы здесь, — еле слышно прошептала она. Это был тот самый шепот, что и у него на автоответчике. И как он сразу не узнал ее голоса?
Или узнал?
Понял ли он, несмотря на упоминание о Савиче, кто будет ждать его в этом темном и заброшенном доме? Намеренно ли он скрыл от себя, кому принадлежит этот голос — ведь если бы он узнал его, у него бы не осталось оправданий, чтобы сюда прийти. Савич был оправданием. Она — нет.
— Какого черта? — сердито воскликнул он.
— Я упомянула этого преступника, чтобы вы сюда пришли.
— С чего вы взяли, что я приду?
— Като рассказал мне про вашу с ним вражду.
Несколько бесконечно долгих секунд он изучал ее, потом опустил пистолет. Но разряжать не стал и в кобуру не убрал. Он передвинулся так, чтобы за спиной у него оказалась стена, а не дверной проем.
Он был начеку. Она это почувствовала и сказала:
— Здесь больше никого нет, если вы об этом думаете. Я должна поговорить с вами наедине.
— Чей это дом?
Впервые он видел ее с распущенными волосами. Когда она двигала головой, волосы гладили ей плечи.
— Друга.
— Вашему другу пора сделать в нем ремонт.
— Он давно здесь не живет. Он разрешил мне пользоваться этим домом в обмен на то, что я буду иногда его проветривать.
Дункан кивнул, словно ее слова все объясняли. На самом деле они ничего не объясняли, а только порождали новые вопросы. Но эти вопросы пока подождут. Им и так есть о чем поговорить.
— Ладно, я попался на удочку и пришел. Чего вы хотите?
— Дункан, дело не в том, чего я хочу, а в том, что мне нужно. Ваша помощь. Я в отчаянии.
Когда она назвала его по имени, его словно пнули ногой в живот. Он попытался не обращать внимания на это ощущение, но не смог, и это его разозлило.
— Значит, мужу пришлось наврать.
— Нет. Ваш звонок его расстроил. Он уехал в загородный клуб. — Заметив его удивление, она пояснила: — Там сегодня играют в покер многие его коллеги, и окружной прокурор в том числе. Като уверен: завтра все узнают, что меня опять допрашивали в полиции. Он хочет показать, что нисколько не встревожен. Сам он мне этого не сказал. Просто я знаю, о чем он думает. В общем, он уехал. Я дождалась, когда миссис Берри уйдет домой, и позвонила вам.
— И заманили меня в дом Бу Рэдли
type="note" l:href="#FbAutId_17">[17]
. С какой целью?
— Вы не уберете пистолет?
— Нет.
— Я не сделаю вам ничего плохого.
Вот только лишишь работы, подумал он. И карьеры. И хорошей репутации.
— Вам незачем меня бояться. — Она сделала к нему несколько шагов.
Он почувствовал запах ее духов. Легкий, цветочный Опьяняющий. Она была одета точно так же, как в тот раз когда явилась к нему домой. Юбка, сандалии, топ на бретельках. Одежды на ней было раз в десять больше, чем на невесте Эстебана. И все же она позволяла Дункану угадать очертания ее груди. Поставив этим Дункана в весьма неудобное положение.
— Миссис Лэрд, я отлично понимаю, к чему ведут все ваши уловки. Чтобы сбить меня со следа, отвлечь от расследования и помочь вам избежать ареста за убийство Гэри Рэя Троттера.
Так-то. Хорошо сказано. Он детектив, она подозреваемая. Это так и должно быть, даже если у него руки чешутся обнять ее.
— Почему вы не верите, что я застрелила Троттера, защищая себя? Почему не верите про Като? Про Коулмана?
Он помолчал для пущего эффекта.
— Рад, что вы его упомянули. Сегодня я ездил в Атланту и встретился с Тони.
Его слова сильно ее удивили:
— Вы с ним говорили?
— О да. Очень мило поболтали.
— Что он сказал?
— Не скажу, что он хорошо к вам относится.
— Взаимно.
— Откровенно говоря, он называл вас психованной сукой, если не сказать хуже.
— Он меня едва знает. Мы виделись один раз на вечеринке.
— Где Коулман Гриэр вусмерть напился, а вы с его другом Тони разделись и отлично повеселились вдвоем.
— Что?
Жалея вашу стыдливость, не стану углубляться в подробности. Достаточно сказать, что это была ваша идея. И пока ваш дурачок Коулман валялся в отключке, вы с Эстеба-ном задали жару. Но на следующее утро вы превратили жизнь Тони в кошмар. Ревновали. Липли к нему как одержимая. А когда стало ясно, что Тони всего только и хотелось как следует вставить вам пару раз, вы поклялись отомстить. Что и сделали вчера, превратив в голубого и навязав ему в любовники Коулмана Гриэра.
Она потрясенно качнула головой.
— И вы ему поверили?
— Больше, чем вам.
Она оперлась на пухлую ручку дивана, одного из немногих предметов меблировки, стоявших в комнате, и медленно села. Несколько минут она молча смотрела перед собой.
Потом подняла на него глаза.
— Он лжет, — просто сказала она. — Он лжет. Коулман действительно пригласил меня на вечеринку «Брэйвз». Я вам про это говорила. И там познакомил с Тони Эстебаном. Коулман действительно напился в тот вечер. Но только из-за того, что Тони флиртовал со мной. Коулман уже был в него влюблен, а Тони дал ему понять, что отвечает взаимностью.
Дункан сидел молча, его выражение лица по-прежнему было скептическое.
— Тони Эстебан — лжец и негодяй, — страстно сказала она. — Даже если бы он и не был гомосексуалистом или оказался «би» или кем угодно, я бы никогда в жизни не стала встречаться с ним. Он отвратительный. Самовлюбленный. У меня ничего с ним не было ни в тот вечер, ни потом.
— Вы обвиняете его в том, в чем он сам обвиняет вас? Хотите сказать, он выдумал все это, желая отомстить за то, что вы его отвергли?
— Я понятия не имею, с какой стати он все это выдумал. И еще меньше меня интересует, как он ко мне относится, — сказала она. — Но он врет насчет себя и Коулмана. Тони разбил сердце моему другу. Он боялся, что про них узнают, и не хотел больше встречаться с Коулманом наедине. Коулман несколько месяцев страдал из-за их разрыва. Тогда мы с ним часто встречались. Ему было больно, ему нужен был кто-то, с кем он мог открыто поговорить о своей любви, кто-то, кому он полностью доверял. Он не мог пережить, что Тони Эстебан его бросил, и в конце концов покончил с с обой. Это правда. Клянусь.
Дункан снял куртку и рукавом рубашки вытер пот со л ба. Ему было жарко, он был взволнован и слишком готов е й поверить. Именно поэтому он с удвоенной энергией принялся возражать:
— У Эстебана есть невеста, рыжая секс-бомба, которая Прыгает перед ним на задних лапках, как дрессированная собачонка. Он заплатил ей за сиськи, купил бриллиантовое кольцо — камень размером с булыжник. Этой осенью у них свадьба.
— Конечно, у него есть такая девица. У него они всегда были. Из-за этого они с Коулманом все время ссорились. Коулмана очень ранило, когда Тони принимался хвастать перед товарищами по команде своими сексуальными победами или расхваливать очередную девицу.
Но, Дункан, вся эта внешняя мужественность Тони — просто для отвода глаз. И брак будет фиктивным. Неужели ты не видишь, он ведет себя так, чтобы избежать огласки. Рыжая девица — прикрытие. Через год она, скорее всего, родит ему ребенка. Уж он об этом позаботится.
Дункан думал о том же, но все еще не был готов согласиться с такой версией.
— Тони ужасно обходился с Коулманом, — сказала она. — Сегодня признавался в любви, завтра не замечал. Измучил Коулмана непостоянством.
— Почему же тогда Коулман так слепо его любил? Она помолчала, затем ответила:
— Думаю, мы не выбираем, кого любить, кого нет. А вы как считаете?
Комната вдруг словно стала меньше, темнее, жарче. Дункан весь вспотел, и тело его вибрировало, словно камертон. Он отвел взгляд.
— Не знаю, кто там голубой, кто нет, кто кого соблазнил, да это, честно говоря, и неважно. Важно, что у Мейера Наполи были на вас улики. Судья заплатил ему отступного, но Наполи, как человек предприимчивый, нашел способ сорвать еще один куш. Он пришел к вам и угрожал растрезвонить про вашу маленькую грязную тайну, в чем бы она ни заключалась. Если только вы ему не заплатите. Вы согласились и договорились встретиться с ним ночью в кабинете мужа. Но Наполи был не дурак. Чтобы защитить свою задницу, он нанял этого недоумка Гэри Рэя Троттера в качестве курьера. На случай, если вы что-нибудь задумаете. Кстати, что именно Троттер принес с собой той ночью? Фотографии, аудиозаписи, видео? Может, вы в самом деле не спали с Коулманом Гриэром. Может, вы хотели спасти для публики доброе имя свое лучшего друга? Хотя и это неважно. Что бы там Наполи ни имел против вас, это могло разрушить не только вашу жизнь, но и жизнь вашего друга, и, что гораздо важнее, жизнь вашего мужа. А ведь прежде всего вы должны были защитить миссис Като Лэрд. Вы зашли в кабинет, как и было условлено, ожидая увидеть Наполи. Но там был Троттер. Он вам что-то сказал. Я в этом чертовски уверен, хоть вы и отрицаете. Вы его застрелили, спрятали принесенные им улики и представили дело так, как будто вспугнули грабителя. Может, вы же и монтировку подложили, и окно разбили. Входит Като. Дрожит от мысли, что мог потерять свою возлюбленную жену. Он прыгает вокруг вас на цыпочках, носится как с писаной торбой и с готовностью проглатывает историю о самозащите. А Троттер ничего возразить не может. — Он пристально посмотрел на нее, его глаза сузились. — Единственное, что теперь не дает вам покоя, — куда пропал Мейер Наполи? Если бы не он, вы были бы чисты. Он — единственный человек, который может испортить вам жизнь.
Плечи ее подались вперед, и она низко наклонила голову.
Дункан в два шага подскочил к ней и за подбородок поднял ее лицо кверху.
— Так все и произошло?
— Да. — К его изумлению, она поднялась на ноги и протянула ему руки, стиснув запястья вместе: — Наденьте на меня наручники. Арестуйте. Посадите в тюрьму. Там я по крайней мере буду в безопасности.
— Вы про мужа?
— Да!
— Потому что он собирается вас убить?
— Да! Нет, — качнула она головой. — Не он. Сам он не станет этого делать. Он не настолько глуп. Той ночью в бассейне у него была такая возможность. Я подумала, он меня утопит — и дело с концом. Но он не станет меня убивать. Просто сделает так, чтобы я умерла.
— Зачем? — рявкнул Дункан.
— Он…
— Зачем?
— Я не могу вам этого сказать.
— Потому что вам нечего сказать. Он решительно затрясла головой:
— Пожалуйста, поверьте мне на слово.
— Поверить вам? — рассмеялся он. — Так дело не пойдет.
— Что мне сделать, чтобы вы мне поверили? Умереть?
— Неплохо для начала.
Она поперхнулась и отступила на шаг.
— Скоро, — продолжал он тем же холодным тоном, — мы с вами встретимся в полиции. Завтра. В десять.
Он развернулся и пошел прочь из комнаты. Она догнала его, схватила за руку и развернула.
— У меня нет никого, кроме вас, кто мог бы мне помочь. Мне страшно. Като знает…
— Что?
— Он знает или, по крайней мере, подозревает, что я догадываюсь о его намерениях. Поэтому он рассказал вам про Наполи. Чтобы выставить себя рогатым мужем, чтобы вы сочувствовали ему и относились ко мне как к изменнице. Он позволил вам соединить в одно Наполи с Троттером, а потом и Коулмана, чтобы я казалась виновной. Это все часть его большого плана.
— Хорошо, — сказал Дункан. — Если все так и есть, сделайте официальное заявление. Завтра утром во время допроса.
— Как я могу? Это означало бы верную смерть. — Она крепче стиснула ему руку. — Пожалуйста, Дункан.
— Что конкретно вы просите меня сделать?
— Перестаньте расследовать мое дело. Возьмитесь за Като, узнайте, зачем Троттер проник той ночью в наш дом.
— А именно, чтобы вас убить?
— Да.
— Откуда такому недоумку, как Троттер, знать, что вы среди ночи бродите по дому?
— Като все ему рассказал. Он велел ему ждать в кабинете, пока я не спущусь вниз, как обычно.
— Като удерживал вас в постели, не дал включить сигнализацию, чтобы Троттер смог проникнуть в дом.
— Разве это не похоже на правду?
Еще как похоже. Он видел отчаяние на ее лице, и ему хотелось ей верить.
— Расскажите, зачем вашему мужу убивать вас.
— Я не могу, — со страданием в голосе прошептала она. — До тех пор, пока не буду убеждена, что вы мне поверили. Во всем.
— Вот и ждите этого до второго пришествия.
Не успел он повернуться, как она придвинулась ближе и положила руки ему на плечи.
— Вы же хотите поверить мне.
Он потянулся, чтобы снять ее руки с плеч.
— Перестаньте, — сказал он, но так ничего и не сделал. Ее руки остались лежать у него на плечах, а руки Дункана на ее руках.
— Я знаю, хотите. — Она приподнялась на цыпочки и чуть коснулась губами его губ, обдала их теплым дыханием. — Поверь мне, Дункан. Прошу тебя.
Застонав от ярости и мучительного желания, он швырнул на пол куртку с пистолетом и запустил пальцы в ее волосы. Отклонил назад ее голову. Он оттолкнул бы ее и ушел прочь, если бы она хоть на секунду взглянула на него, если бы в ее взгляде была хоть капля торжества или вызова. Вместо этого она закрыла глаза.
— Будь ты проклята, — прошептал он. — Будь я проклят.
Он с силой прильнул ртом к ее губам. Раздвигая их языком и одновременно одной рукой обнимая ее за талию, приподнимая и прижимая к себе. Ее тело, ее запах, ее вкус покончили с последними судорогами совести. Желание, какого он никогда прежде не испытывал, охватило его.
Она обняла его руками за шею и взъерошила пальцами волосы. Ее губы отвечали ему, дразняще смыкались вокруг его языка, сводили с ума, разжигали его желание проникнуть в нее, узнать ее всю.
Он двинулся вперед, на нее, пока она не уперлась спиной в стену, и просунул руки под ее топ. Под ним не было ничего, только Элиза. Он потянул топ кверху, до локтей. Обхватив одной рукой ее запястья, он втиснул их в стену высоко над ее головой.
Позже он не раз жалел, что не остановился полюбоваться ее вытянувшимся телом, разглядеть все, о чем он мечтал с той минуты, когда увидел ее на торжественном вечере. Не Раз жалел, что не позволил пальцам ощутить ее кожу, что не Прикоснулся к грудям и не стал ласкать их языком.
Но в тот момент им двигала первобытная жажда обладать ею. Он сунул руку ей под юбку и стиснул ягодицы, полностью обнаженные. Рыча проклятия, а может, и слова отчаянной молитвы, он подхватил ее на руки и понес к дивану.
Опустив ее, он сдернул с нее топ и отшвырнул в сторону. Нетерпеливо сорвал наплечную кобуру и бросил на пол. Опершись коленом о диван, он задрал юбку до самой талии сдернул трусики-стринги и уже не мог оторваться от клочка мягких волос между ее бедрами. Хрипло дыша — больше ничто не нарушало тишины в комнате, — он прорвался сквозь ремень и «молнию», раздвинул ее бедра и вонзился в нее.
Теперь, когда он был прочно укоренен в ней, он остановился на несколько бесценных минут, упиваясь тем, как же, черт возьми, прекрасно просто быть в ней, быть окруженным ею, обладать ею.
Затем он начал двигаться. Его сильные, глубокие толчки были полны страсти и почти столь же сильного отчаяния. Она откликалась на них короткими отрывистыми стонами. Если она и притворялась — ему было наплевать. Они ему нравились. Возбуждали его.
Скользнув руками по ее бедрам, он согнул ее ноги и удерживал по мере того, как его толчки нарастали, становились глубже, быстрее и слаще, пока он не содрогнулся от наслаждения. Оргазм был долгим и сильным, оставив после себя ощущение наполненности.
Он навалился на нее всей своей тяжестью. Его тяжелое дыхание, отразившись от ее горла, было влажным. Он мог бы лежать так целую вечность, ощущая ее под собой, в блаженном забытьи. Но еще до того, как его дыхание стало ровным, он приподнялся и хотел выйти из нее.
— Нет, — она стиснула его в объятиях. — Нет.
Ее тело было напряжено. Брови слегка нахмурились. Глаза были закрыты, и она прерывисто дышала. Она облизала губы, потом закусила. Ее руки гладили под рубашкой его спину, скользкую от пота. Она нежно прижалась к нему бедрами, от этой ласки ее охватил спазм. Он уже и не думал покидать ее, а вместо этого сжал руками ее бедра и притянул к себе. Она тихо зарычала от удовольствия.
Плотнее прижав к себе ее бедра, он прильнул к ней всем телом. Почувствовал, как она вонзилась ногтями ему в спину. Он сделал нежнейший из толчков — но и его было достаточно. Более чем. Тихо застонав, она выгнулась дугой, крепко стиснув его бедрами. Все его тело откликнулось на ее оргазм, от кончика члена, глубоко погруженного в нее, до мускулов глотки.
Когда наслаждение стихло, она, задыхаясь, вытянулась рядом с ним. Свет от уличного фонаря проникал сквозь занавешенное тюлем окно, отбрасывал ажурную тень на ее обнаженную грудь. Слеза блеснула у Элизы в уголке глаза и сползла к влажным волосам на виске, туда, где пульсировала жилка. Разметавшиеся волосы казались серебряными. Губы припухли.
Ему отчаянно хотелось побыть рядом с ней. Целовать ее глубоко и нежно. Но тогда он уж точно конченый человек. Он потерял голову, поддался плотскому импульсу, который можно оправдать биологической потребностью. Но нежность ему оправдать нечем. Сейчас к нему полностью вернулась способность рассуждать, а с ней и тяжкое осознание безумной глупости своего поступка.
Она открыла глаза и посмотрела на него. Шепча его имя, она протянула руку, чтобы погладить по щеке. Но прежде чем она успела его коснуться, Дункан отпрянул и поднялся с дивана. Повернувшись к ней спиной, он оправил брюки и торопливо застегнул ремень. Рубашку он заправлять не стал. Схватил кобуру, но не надел.
Ему, раскрывшему немало самых жестоких убийств за всю историю Саванны, сейчас потребовалось все его мужество, чтобы просто обернуться и взглянуть на эту женщину.
К счастью, она сидела. Юбка тоже вернулась на свое место. Надеть топ она не успела, но стыдливо прижимала его к груди. Типично женская поза в попытке защититься глубоко врезалась в его сознание, чтобы всплыть потом, когда он со страданием вспомнит, до чего беззащитной была Элиза в тот момент.
Но это потом.
А сейчас он подошел к двери, подобрал с пола свои куртку и пистолет. Бросил через плечо:
— В десять. Приводите с собой адвоката и не опаздывайте.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рикошет - Браун Сандра



Интересная детективная история. не травиальная, умная.
Рикошет - Браун СандраЛора
23.05.2012, 14.33





Хороший детектив, хотя завязка неубедительна - согласиться на бездетность, спать несколько лет с убийцей, каждый день рисковать жизнью и все это ради мести?! И линия с геем-спортсменом непонятно к чему. Роман оставил ощущение непродуманности: 5/10.
Рикошет - Браун Сандраязвочка
3.11.2012, 0.03





Это скорее детектив, чем любовный роман. Но детектив достаточно интересный и увлекательный
Рикошет - Браун СандраМира
22.10.2013, 2.33





Роман был интересен до того места, как выяснилась причина убийства Девушка вышла замуж чтобы отомстить за смерть брата. Не могу в это поверить Она что специально обученный суперагент ? Рискует жизнью ради сводного брата. Не верю. Но.. написано интересно 7 баллов
Рикошет - Браун СандраВасилиса
21.10.2014, 21.22





Вроде и детектив, и окончилось все хорошо, а оскомина все же осталась: очень уж "месть" своеобразная, такую только шлюха осуществить может. А шлюха, она и есть шлюха,на героиню не тянет.
Рикошет - Браун Сандралида
23.03.2016, 19.22





Согласна с Лидой полностью,мне вообще непонятно как "типа из-за мести" можно спать с врагом,это ппц просто.И гг-й тоже чмо у которого из-за штанов башка перестала работать,использовать друга и напарника,который тебе столько лет пррикрывал спину,это надо быть подонком,еще рассказывать,что использовал ее с улыбкой,короче осталось гадкое ощущение после прочтения,дочитала тупо из-за того,что всегда дочитываю книги.Для тех кто хочет прочитать,,книга про шлюху и озабоченного мужика.У меня все!
Рикошет - Браун СандраАмина
5.10.2016, 10.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100