Читать онлайн Рикошет, автора - Браун Сандра, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рикошет - Браун Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.53 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рикошет - Браун Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рикошет - Браун Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Сандра

Рикошет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Судья и миссис Лэрд обедали неторопливо. Дункан следил за ними уже — он взглянул на часы — один час и двенадцать минут.
Диди не хотела уезжать одна и оставлять Дункана без машины. Но он пообещал взять такси и велел ей вернуться в «Казармы» и проверить, не прислал ли отдел баллистики заключение по двум пистолетам, из которых стреляли в доме Лэрдов.
Сначала они намеревались выяснить, не появлялся ли пистолет Троттера в другом деле, а потом решили — чем черт не шутит, проверим заодно и тот, из которого стреляла Элиза Лэрд.
Дункан попросил Диди так же узнать у Конга, есть ли сведения о пропавшем Мейере Наполи.
— Если Конга нет на месте, звони ему на мобильный. Вдруг секретарша частного детектива ошиблась, и ее босс трахается сейчас с новой подружкой. В этом случае дело, а стало быть, и жизнь Дункана — значительно упростились бы.
Проводив Диди, он вернулся в обеденный зал загородного клуба и занял столик, из-за которого Лэрды были видны как на ладони. Судья заказал сэндвич с ростбифом, Элиза — расхваленный мужем салат из креветок. Два раза к ним подсаживались знакомые, но разговаривали больше с судьей.
Иногда в разговоре супругов возникали паузы, но в целом они, казалось, были поглощены общением друг с другом. Когда они поели и ждали, пока унесут тарелки, судья погладил ее обнаженную руку, от плеча до локтя, и однажды поднес ее пальцы к губам и поцеловал.
За семьдесят две минуты наблюдения Дункан ни разу не заметил в поведении судьи ничего, что могло бы указывать на его желание избавиться от жены. Наоборот, Като Лэрд вел себя как мужчина, страстно обожавший сидевшую перед ним женщину; если он и собирался как-то укоротить ей жизнь, то разве что затрахав до смерти.
Когда судья жестом попросил счет, Элиза извинилась и вышла из-за стола. Проходя через зал, она не заметила сидевшего здесь Дункана. Он встал, проследовал за ней через пустой холл и увидел, как она вошла в туалет.
Ожидая ее возвращения, он мерил шагами коридор, встревожено поглядывая на террасу. Судья подписал счет, положил чек в карман и поднялся из-за стола.
— Черт! — прошипел Дункан.
К счастью, не успел судья подойти к дверям, как его окликнула сидевшая за одним из столиков компания мужчин, и он остановился поболтать. Дункан понадеялся, что костей им надо перемыть немало.
Почувствовав за спиной движение, он обернулся. Увидев его, она застыла как вкопанная на пороге.
— Решаете, встретить опасность лицом к лицу или спрятаться в дамской комнате?
Она вышла в коридор, дверь за ней захлопнулась.
— Я думала, вы уехали.
— А я думал, вы передумаете.
— Передумаю?
— Про ту чушь, которую вы рассказали мне сегодня утром.
— Это правда.
— Да ладно вам. Разве можно городить такое про мужа после романтического обеда, устроенного им в вашу честь?
Ее глаза полыхнули гневом. Она попыталась обойти его, но он не пустил ее, продолжая:
— Я разгадал вашу уловку с вишней.
На десерт оба заказали кофе со льдом и взбитыми сливками, горкой поднимавшимися над чашкой. Судья предложил Элизе свой кофе.
— Я видел, как вы наклонились и губами взялись за черенок вишни. Признаюсь, миссис Лэрд, сделали вы это очень сексуально, хоть сейчас на пленку. Этакий призыв, и хотел бы я взглянуть на мужчину, который его не поймет. Даже я возбудился, а ведь между нами было стекло.
— Я должна вести себя естественно.
— Значит, это для вас естественно — втягивать в рот его вишни? — фыркнул он. — Да этот ублюдок словно сыр в масле катается.
У нее покраснели не только лицо, но и шея, и грудь. Дункан не знал, была ли это краска стыда или гнева, но подозревал, что с каждой минутой она сердится все больше. Едва шевеля губами, она процедила:
— Вы что, не понимаете? Если я выдам себя, мне конец.
— Хм. Допустим. Звучит логично. А причина, по которой ваш муж хочет вашей смерти, — это… что?
Она молчала.
— Ну конечно. — Он щелкнул пальцами. — У него нет мотива.
— У него есть мотив.
Дункан подошел ближе и сказал тише, но гораздо настойчивей:
— Расскажите мне про него.
— Не могу! — Взгляд, брошенный ею поверх его плеча, говорил об опасности. — Като.
Повернувшись, он увидел входящего в столовую Като. Судья сразу же заметил их. Встав позади Элизы, Дункан сказал:
— Знаете, я ведь могу просто спросить у него, хочет ли он вас убить и почему.
Эти слова были сказаны только для того, чтобы взглянуть на ее реакцию.
Она страшно побледнела, хотя всего несколько минут назад была пунцовой от гнева. Испуг был неподдельный. Или она отлично притворялась.
Нет. Прошу вас.
Она попросила беззвучно, одними губами, и это подействовало сильнее, чем если было бы сказано вслух.
— Детектив Хэтчер, а я думал, вы давно уехали. — Подходя к ним, судья улыбался, но Дункан был готов поручиться, что эта встреча не доставляет судье никакого удовольствия. Он вопросительно взглянул на детектива, потом на жену. — Вы, кажется, были глубоко захвачены вашей беседой.
— Я неожиданно повстречала детектива, когда выходила из уборной, — сказала она.
— Я объяснял миссис Лэрд, что должен с вами поговорить. Наедине. — Краем глаза он наблюдал за Элизой. Казалось, она перестала дышать.
— У меня назначен массаж, — сказал судья. — Можем пройти в раздевалку, поговорим, пока я буду переодеваться.
— Внизу? — Судья кивнул. — Жду вас там. Миссис Лэрд. — Дункан посмотрел ей прямо в глаза и отвернулся.
Судья пришел в раздевалку через несколько минут.
— Она еще не пришла в себя, — начал он, не дожидаясь приглашения. — Нервничает. Взвинчена. Думаю, ей понадобится время, чтобы оправиться.
— В такой ситуации испугаешься.
— Еще бы. Мой шкаф вон там. — Он провел Дункана через ряд шкафов, остановился возле своего и принялся набирать код на замке.
Дункан сел на мягкую скамейку рядом.
— Пока не забыл — свой обед я записал на ваш счет. Клубный сэндвич и чай со льдом. Имейте в виду, добавка тоже оплачивается. Плюс двадцать пять процентов чаевых.
— Двадцать пять? Вот это щедрость.
— Я подумал, местному обслуживающему персоналу вы Должны быть особенно благодарны.
— Значит, копались в нашем прошлом, — кисло улыбнулся судья.
— Работа такая.
— Тогда вам известно, где и кем работала Элиза. И чем она занималась до того, как пришла работать в этот клуб, вы тоже знаете. — Это прозвучало как утверждение. — Из-за этого она упала в ваших глазах?
— Нет. А в ваших?
Прямолинейный вопрос Дункана вызвал раздражение судьи. Резко щелкнул тяжелый замок на шкафчике светлого Дерева. Судья гневно обернулся к Дункану. Но ссоры не получилось — весь его запал вдруг испарился. Лэрд опустился на другой конец скамьи.
Обреченно покачал головой:
— Видимо, моя история проста до банальности. Я знаю, что это так. Я был уверен, что так и выйдет, когда начал встречаться с Элизой не только здесь, в клубе, но и за его стенами.
— То есть когда вы начали с ней спать. Судья небрежно дернул плечом.
— Сплетня мгновенно облетела всех моих друзей и коллег. Здесь, в клубе, только и говорили что о нашем романе. Потом об этом заговорила вся Саванна. По крайней мере, так мне казалось.
— Вас это не волновало?
— Нет, потому что я был влюблен. И до сих пор влюблен. Я старался по мере возможности не обращать внимания на пересуды. Тогда один друг, как говорят в таких случаях, «из самых лучших побуждений», — судья нарисовал в воздухе кавычки, — пригласил меня на ланч и сообщил, что официантка, с которой я встречаюсь, не совсем подходящая пара для человека моей должности и социального статуса. Рассказал, где она работала до «Серебристой волны». Он думал, я ужаснусь, буду шокирован. Но я к тому времени знал весь послужной список Элизы.
— Провели собственное расследование?
— Нет. Элиза мне сама все рассказала. Она с самого начала была со мной честна, и за это я полюбил ее еще сильнее. Знакомых, которые откровенно презирали ее, я считаю своими бывшими друзьями. Да и кому нужны такие друзья? Но Элиза беспокоится. Она считает, наша свадьба мне повредила.
— А она вам повредила?
— Нисколько.
— Со времени вашей свадьбы вы еще не переизбирались на должность судьи. Ваши избиратели могут отвернуться от вас так же, как и бывшие друзья.
— Конечно, любой, кто захочет мне насолить, будет копаться в прошлом Элизы. Мы к этому готовы. Мы не собираемся делать из него секрета; нам кажется, оно к делу не относится, да так и есть на самом деле.
— Если не считать, что оно может стоить вам должности. Вас это не волнует?
— А вы, детектив, что бы предпочли? Кресло судьи или Элизу в своей постели каждую ночь?
Он проверяет меня, понял Дункан. Несколько секунд они с судьей смотрели друг другу в глаза, потом детектив сказал:
— А разве есть выбор?
— Я тоже так думаю, — рассмеялся судья. Он примирительно поднял ладони. — В глазах многих я достоин сожаления: несчастный, от любви потерявший голову. Я полюбил ее, как только увидел, и люблю до сих пор.
Дункан вытянул ноги и посмотрел на носы своих ботинок.
— Охотно верю, — сказал он. Выждав несколько секунд, он добавил: — Чему я не верю, так это тому, что с Мейером Наполи вы общались только в зале суда, и нигде больше. — Он перевел взгляд с ботинок на судью. — Здесь вы, судья, наврали.
Игру в гляделки выиграл Дункан. Ярость, наполнявшая взгляд судьи, медленно погасла. Наконец он вздохнул, сдаваясь.
— А вы молодец, детектив.
— Спасибо, но мне ваши комплименты не нужны. Лучше объясните мне, зачем было врать.
Он глубоко вздохнул и неторопливо ответил:
— Чтобы Элиза не узнала, что я нанял Мейера Наполи за ней следить.
Примерно такого ответа Дункан и ожидал.
— А зачем вы его наняли?
— Я стыжусь своего поступка.
— Я не об этом спрашивал.
— Не могу поверить, как опустился до того, что нанял такого…
— Грязного проныру, — нетерпеливо закончил Дункан. Прямого ответа он еще не получил. — Рекомендательных писем Наполи с собой не носил, и все-таки вы его наняли. Наняли, чтобы следить за своей женой. Зачем?
— Опять-таки, причина банальна. Старейшая в мире. — Судья грустно посмотрел на Дункана.
— Она вам изменяла.
Дункан не предполагал, что человек с характером судьи может улыбаться столь жалкой улыбкой; хотя, конечно, рогоносцы — одни из самых жалких созданий на земле.
— У меня возникли подозрения, — ответил судья. — Но прежде, чем вы узнаете от меня хоть что-нибудь, имейте в виду: это случилось далеко не вчера. В прошлом году.
— Ясно.
— С этим покончено, и сейчас она мне верна, — настаивал он.
— Ясно.
Довольный тем, что он прояснил этот важный момент, судья продолжил:
— Несколько месяцев я пытался не замечать признаков.
— Каждый вечер у нее болела голова?
— Нет, — хохотнул судья. — Элиза всегда была страстной в постели, даже когда мои подозрения сильно обострились. Мы испытывали друг к другу неиссякаемую сексуальную жажду.
Дункан постарался сохранить на лице безразличие; но даже если бы попытка вышла неудачной, судья все равно бы ничего не заметил — его захватили воспоминания.
— Здесь было другое, — сказал он. — Классические признаки. Звонки по телефону, когда, по ее словам, ошибались номером. Она опаздывала к обеду или ужину и не могла толком объяснить почему. Время свидетельствовало против нее.
— Похоже, она встречалась с любовником. — Дункан испытал какое-то злорадное удовольствие, высказав Лэрду свои сомнения насчет того, что Элиза испытывала к мужу неиссякаемую сексуальную жажду.
— Мне тоже так показалось. И эта мысль не давала мне покоя. Я не мог думать ни о чем другом. Если это было правдой, я должен был все выяснить и узнать, кто он.
— И вы решили прибегнуть к услугам Мейера Наполи.
— Это лишь свидетельствует о глубине моего отчаяния. В офис к нему я идти отказался. Мы встретились вечером на развязке. Я отрабатывал повороты, а он тем временем задавал обычные для такого дела вопросы. Знаю ли я, кто ее любовник? Как давно они встречаются? — Он с отвращением тряхнул головой. — Я не мог поверить, что обсуждаю свою жену с подобным типом. Эти выражения, вульгарные словечки — я не мог применить их к Элизе. Все это казалось настолько неправильным, что я хотел тогда же прекратить дело. Но, — со вздохом продолжил он, — я зашел слишком далеко, а незнание причиняло мне боль. Поэтому я заплатил ему требуемую сумму в качестве аванса и уехал. Тогда я видел его в последний раз.
Дункан следил за рассказом и угадывал в нем почти каждое слово еще до того, как его произносил судья. За время работы в полиции он наслушался немало подобных историй. Страсть ведет к собственничеству и ревности, а заканчивается все нанесением увечий различной степени тяжести, а нередко и убийством.
Но последняя фраза судьи выбивалась из общего хода рассказа.
— Видели его в последний раз? Наполи не смог ничего выяснить?
— Смог, — напряженно сказал судья.
— У нее был любовник.
— Не знаю.
— Простите, судья. Вы меня запутали.
— Наполи связался со мной, — пояснил тот. — Он следил за Элизой во время нескольких тайных свиданий. Выяснил, кто этот мужчина. Записал время и место встреч. Но… я не дал ему договорить. Не мог больше слушать. Не хотел доказательств ее измены.
— Необычная реакция, судья, — медленно сказал Дункан. — Муж, возможно, и узнает все последним, но узнать он все-таки хочет.
— От этого я бы не стал любить ее меньше. Я бы не расстался с ней.
«А убить ее тебе бы захотелось?» — подумал Дункан.
— Значит, подробностей этих тайных свиданий вы так и не узнали?
— Нет, — покачал головой судья. Очевидно, воспоминания причиняли ему боль.
— А она знает о том, что вам все известно?
— Нет. Я не хотел, чтобы она знала о том, до какой низости я опустился: нанял детектива шпионить за ней. Мне было стыдно. И потом, через несколько недель после того, как я отказал Наполи, это было уже неважно.
Дункан непонимающе сморщил лоб:
— Она перестала ходить к нему на свидания?
— В каком-то смысле да. — Помедлив, судья добавил: — Элиза изменяла мне с Коулманом Гриэром.
Даже в середине дня в «Белом фраке» было темно, как в глухую ночь. Темноту рассеивали только сверкавшие на костюме танцовщицы стразы и розово-голубые звезды, покрывавшие потолок.
До прихода толпы, каждую субботу с наступлением темноты заполнявшей зал, было еще далеко. Вдоль полукруглой сцены расположились несколько посетителей. Они потягивали напитки и увлеченно следили за танцовщицей. Лишь один свистел и бурно хлопал в такт.
Савич занимал нишу в задней части клуба, вдали от сцены — чтобы не мешала громкая музыка. Он сидел на диванчике у стены, лицом к залу. Он никогда не оставлял спину открытой.
Он увидел, как официантка в бюстгальтере из черных перьев и кожаных гамашах показывает Элизе дорогу среди хаоса пустых столиков и стульев. Когда они подошли к его нише, он жестом пригласил Элизу садиться.
— Вам принести что-нибудь, мистер Савич? — спросила официантка.
Он вопросительно взглянул на Элизу. Она покачала головой.
— Уверена? — спросил он. — Извини, если обижу, но вид у тебя измотанный, самое время выпить.
— Нет, спасибо.
Он отмахнулся от официантки:
— Нас не беспокоить.
На обратном пути она особенно старалась вилять обнаженным задом.
— Новенькая. Старается попасть в танцовщицы. — Улыбнувшись, он повернулся к Элизе: — Прости, что тебе пришлось так далеко идти. Кении сказал, у тебя что-то срочное.
— Спасибо за то, что так быстро согласился со мной встретиться.
— Говоря о быстроте, Элиза, времени ты мне дала немного. Должно быть, ты спешишь сильнее, чем при прошлой нашей встрече.
— Так и есть.
— А в чем дело? Что случилось?
— Ничего. Больше ничего. Просто не терпится услышать от тебя новости.
Он знал, что она лжет, но не стал говорить этого вслух. До чего трогательны были ее тщетные попытки скрыть разочарование от того, куда зашло расследование. Иначе она не стала бы звонить ему в субботу днем и голос ее не звучал бы, по выражению Кении, «донельзя расстроенным». Ей так не терпелось увидеться с ним, что она согласилась приехать в стриптиз-клуб, где они впервые встретились. Он располагался за много миль — и световых лет — от ее особняка, загородного клуба и жизни в качестве миссис Като Лэрд.
— Что чувствуешь, снова оказавшись в «Белом фраке»? Она внимательно огляделась.
— Кажется, я работала здесь сто лет назад.
— Тебя здесь по-прежнему не хватает.
— В этом я сомневаюсь. Уже заметила новое дарование.
— Но некоторые девушки надолго западают в память. Он помолчал, фраза повисла в воздухе. Затем откинулся на мягкую спинку диванчика и вынул золотой портсигар и зажигалку.
— Савич, тебе удалось…
— Хэтчер.
Она вздрогнула от удивления. Или от чего-то другого.
— Что о нем известно?
Савич неторопливо зажег сигару.
— Он по-прежнему расследует дело?
— Так же, как и час назад.
— Дункан Хэтчер, детектив из отдела убийств, — сказал он. — Почему он продолжает расследование?
— Говорит, есть факты, которые нужно прояснить до закрытия дела.
— И ты в это веришь? — спросил он, раздраженный ее наивностью. — Элиза, он подкапывается. Старается найти ошибку в твоей истории про самозащиту.
— Он с нами беседует, и все.
— С тобой и мужем вместе?
— Сейчас они с Като говорят наедине.
— Почему наедине?
Она глубоко вздохнула:
— Не знаю.
— Ага. Вот почему ты перепугалась.
— Я ничуть не испугана.
Резкость ее тона заставила Савича поднять одну бровь, напомнив ей, что это она пришла просить у него помощи и что таким тоном просительницы не разговаривают. Подействовало. Она взяла себя в руки.
— Ты смог сделать то, о чем я тебя просила? — повторила она.
Он выпустил в потолок облако дыма, который завился спиралью в розово-голубом свете неоновых звезд.
— Элиза, скажи, что ты думаешь про Дункана Хэтчера?
— Резкий. Грубый. Как ты меня и предупреждал. Понизив голос, он продолжил:
— Возможно, гораздо интереснее было бы узнать, что детектив Хэтчер думает о тебе, прекрасная Элиза.
— Он считает меня лгуньей.
— Неужели? — Не мигая, он смотрел на нее своими голубыми глазами. — Это правда?
— Нет.
— Тогда тебе нечего бояться.
— Я боюсь, что детектив Хэтчер и дальше будет считать меня лгуньей.
— Заставь его передумать, — пожал плечами он.
— Уже пробовала. Не получилось.
— Это меня не удивляет. Он может быть таким обаятельным. По крайней мере, так говорят. Но внутри этого задиры-южанина, этого рыжего красавчика, сидит полицейский. И только долбаный полицейский, — сказал Савич, не сдержав злобы на Хэтчера. — Он не закроет твое дело до тех пор, пока у него в голове останется хоть крохотное сомнение, что это была самозащита. Послушай меня внимательно, Элиза. Он пролезет в любую щель, обшарит каждый угол и запляшет от радости, если найдет хоть какую-то грязь. Между ним и твоим мужем черная кошка пробежала.
— Знаю. Они недавно сцепились из-за суда над тобой.
— Да, и поэтому Хэтчеру будет вдвойне приятно унизить тебя и судью. Желательно публично. Но это пустяки по сравнению с тем, что он задумал для меня. Этот парень выполняет миссию. Такие никогда не прощают и никогда не сдаются.
— В нем это чувствуется.
— Элиза, ты попала в серьезную переделку. Она закусила губу.
— У него нет никаких доказательств, что это была не самозащита.
— Хэтчер прославился умением слепить дело буквально из пустяка, и, за исключением моего суда, он добивается вынесения приговора, который никакие апелляции потом не могут смягчить. — Он продолжил, почти недоумевая: — Этот парень в самом деле верит в то, что он делает. Правда против кривды. Добро против зла. Рыцарь. Чист и, кажется, неподкупен.
Савич замолчал, словно споткнувшись на этой своей мысли. «Кажется, неподкупен», — подумал он.
Сквозь сигаретный дым он окинул взглядом свою гостью. Чудесная девушка, ничего не скажешь. Стиль и сексуальность в одном сногсшибательном флаконе. Мощное оружие. Против такого даже рыцарь не устоит.
Эта мысль вызвала у него приятную улыбку.
— Прелестная Элиза, — сладчайшим голосом начал он, — поговорим об услуге, о которой ты меня просила. Думаю, тебе будет приятно узнать, что я ее уже выполнил.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рикошет - Браун Сандра



Интересная детективная история. не травиальная, умная.
Рикошет - Браун СандраЛора
23.05.2012, 14.33





Хороший детектив, хотя завязка неубедительна - согласиться на бездетность, спать несколько лет с убийцей, каждый день рисковать жизнью и все это ради мести?! И линия с геем-спортсменом непонятно к чему. Роман оставил ощущение непродуманности: 5/10.
Рикошет - Браун Сандраязвочка
3.11.2012, 0.03





Это скорее детектив, чем любовный роман. Но детектив достаточно интересный и увлекательный
Рикошет - Браун СандраМира
22.10.2013, 2.33





Роман был интересен до того места, как выяснилась причина убийства Девушка вышла замуж чтобы отомстить за смерть брата. Не могу в это поверить Она что специально обученный суперагент ? Рискует жизнью ради сводного брата. Не верю. Но.. написано интересно 7 баллов
Рикошет - Браун СандраВасилиса
21.10.2014, 21.22





Вроде и детектив, и окончилось все хорошо, а оскомина все же осталась: очень уж "месть" своеобразная, такую только шлюха осуществить может. А шлюха, она и есть шлюха,на героиню не тянет.
Рикошет - Браун Сандралида
23.03.2016, 19.22





Согласна с Лидой полностью,мне вообще непонятно как "типа из-за мести" можно спать с врагом,это ппц просто.И гг-й тоже чмо у которого из-за штанов башка перестала работать,использовать друга и напарника,который тебе столько лет пррикрывал спину,это надо быть подонком,еще рассказывать,что использовал ее с улыбкой,короче осталось гадкое ощущение после прочтения,дочитала тупо из-за того,что всегда дочитываю книги.Для тех кто хочет прочитать,,книга про шлюху и озабоченного мужика.У меня все!
Рикошет - Браун СандраАмина
5.10.2016, 10.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100