Читать онлайн Поцелуй на рассвете, автора - Браун Сандра, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поцелуй на рассвете - Браун Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.19 (Голосов: 154)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуй на рассвете - Браун Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуй на рассвете - Браун Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Сандра

Поцелуй на рассвете

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

— О Райли! — Брин сжала под столом колено мужа, когда ведущий церемонии объявил, что Пресс-клуб признал лучшей программой местного телевидения ток-шоу «Утро с Джоном Райли».
Улыбаясь от уха до уха, Райли поцеловал Брин, потом встал и стал пробираться между банкетными столами, которыми в этот вечер был заставлен самый большой зал отеля «Фермонт». Под всеобщие овации ему вручили вожделенную награду.
— Господин мэр, уважаемые члены жюри… — начал Райли, а потом вдруг выдохнул со смехом:
— Это потрясающе!
В благодарственной речи Райли, не выделяя свою собственную роль, с подкупающей искренностью поблагодарил руководство телевизионной станции, съемочную группу, технический персонал, а более всего — продюсера.
— Детка, по-моему, все эти идеи, которые мы обсуждали с тобой в постели, отлично окупились.
Публика дружно засмеялась, все взгляды обратились к Брин. И за весь вечер это был единственный момент, когда кто-либо посмотрел на нее или хотя бы вспомнил — даже не о том, что именно она стояла за всеми новшествами шоу, а просто о ее существовании.
Райли фотографировали до тех пор, пока он не прикрыл глаза рукой, сказав:
— Вы, ребята, уже посинели.
Все, кто находился в переделах слышимости, восприняли эти слова как нечто чрезвычайно остроумное и заговорили о том, что его живой ум и способность к экспромтам — несомненно, одна из главных составляющих успеха передачи.
Хотя все, похоже, забыли, что Брин и Райли составляют одну команду, он не забыл. Он подозвал жену к себе, окликнув через весь зал.
— Господин мэр, позвольте представить вам моего продюсера и жену, Брин.
Брин подала руку, но мэр вместо того чтобы обменяться с ней рукопожатиями, дружески похлопал ее по руке.
— Рад познакомиться, миссис Райли. Райли, у вас очень красивая жена.
— Спасибо, я тоже так думаю.
Райли с гордым видом собственника обнял ее за плечи. Вероятно, потому, что его позвали снова фотографироваться, он не заметил, как Брин напряглась и на лице ее застыла натянутая улыбка.
— Ох, ну и ночка! — вздохнул Райли, когда они ехали обратно. Он ослабил узел галстука и расстегнул воротничок рубашки. Сидя за рулем, он свободной рукой взял золотую статуэтку женщины. На табличке, которую золотая женщина держала в руках, были выгравированы его имя и дата вручения награды.
— Хороша, правда?
— Да, красивая, — согласилась Брин.
У нее на душе остался неприятный осадок, и она ненавидела себя за это, но поделать ничего не могла. Брин чувствовала себя ничтожным покинутым существом, до которого никому нет дела. Она даже не могла понять, в самом ли деле ее унизили или в ней говорит обостренное самолюбие? Так ли все это важно, как кажется, или ее воображение просто раздуло из мухи слона?
Райли не замечал, что она как-то странно притихла. Всю дорогу он говорил о прошедшем вечере, о тех, кто присутствовал на награждении, о других победителях, завоевавших награды в разных номинациях, о банкете, вспоминал избитые шутки ведущего.
Только когда они легли в постель, Райли, опьяненный шампанским и успехом, наконец заметил, что с Брин что-то неладно. Он придвинулся под одеялом к жене, собираясь устроить отдельный, их собственный праздник в честь своего успеха.
Брин охотно дала себя обнять, даже ответила на его поцелуй со всем пылом, на какой была способна, но когда Райли прижал ее к себе и она положила голову ему на плечо, по щеке ее поползли предательские слезинки. Брин тихонько смахнула их, и Райли ничего не заметил.
Только когда Райли стал ласкать ее грудь, Брин отвела его руку.
— Прости, дорогой, — быстро сказала она, — боюсь, я сегодня не могу.
Райли тут же поднял голову и с участием заглянул в ее глаза.
— В чем дело, Брин? Ты заболела? Почему ты сразу не сказала? Может, тебе принести что-нибудь?
— Нет, ничего не нужно, я не больна. — Брин положила руку ему на грудь, но сразу же отдернула. — Я просто не очень хорошо себя чувствую. — Сказать, что у нее болит голова, у Брин язык не поворачивался: уж очень не хотелось прибегать к этому избитому клише.
Райли понимающе улыбнулся и положил руку на низ ее живота.
— У тебя месячные?
Брин покачала головой, сдерживая рвавшийся из груди стон удовольствия, вызванный всего лишь простым прикосновением его руки.
— Нет, я просто… ты не возражаешь, если сегодня мы не будем заниматься любовью?
— Конечно, нет. Я же не чудовище какое-нибудь. — Он нежно поцеловал жену в губы, развернул ее спиной к себе, так что ее бедра оказались напротив его бедер, а ягодицы прижались к его паху. Потом он обнял ее и прошептал, щекоча дыханием ухо:
— Позволь мне только обнять тебя. Ты такая теплая, уютная, мне нравится просто обнимать тебя. — Он поцеловал ее сзади в шею. — Я люблю тебя.
— Я тоже тебя люблю.
И Брин действительно его любила, вот почему она испытывала такой горький, до металлического привкуса во рту, стыд за свои чувства.


— Профессиональная зависть?
Сидя в ногах кровати, Райли взирал на нее с искренним изумлением. Вспоминая тот вечер, ставший поворотным пунктом в истории их счастливого брака, Брин и Райли перешли из кухни сначала в гостиную, потом поднялись по лестнице и вошли в спальню, словно приближаясь к источнику их проблем.
— Ты ушла потому, что завидовала моему успеху?
— Так и знала, что ты это подумаешь.
Брин повернулась к нему спиной, подошла к туалетному столику, села и уставилась на свое отражение в зеркале. С некоторым удивлением она обнаружила, что у нее в ушах все еще блестят бриллиантовые сережки, которые она надевала на вечеринку. На фоне старого свитера, да еще и испачканного кровью, они выглядели на редкость нелепо. Вид у нее был измученный. Да, она действительно смертельно устала, и усталость эта была скорее не физического, а эмоционального свойства. В эту ночь Брин думала слишком о многом и слишком долго. Она взяла расческу и медленно провела по волосам.
— Вот почему я не хотела заводить этот разговор, Райли. Я знала, что ты спишешь все на зависть, махнешь рукой и сочтешь меня дурочкой.
— Брин, мне никогда не придет в голову считать тебя дурочкой. И вряд ли я способен махнуть рукой на крах нашего брака.
— По-моему, семь месяцев ты именно этим и занимался. — Голос Брин прозвучал чуть резче, чем ей хотелось.
Казалось, Райли готов был оспорить ее обвинение, но вместо этого он сжал губы и уронил голову на грудь.
— В одном ты права, Брин. Мне следовало прийти к тебе гораздо раньше. Я хотел это сделать, не было ни одного дня, когда бы я не сдерживал в себе желание найти тебя и притащить домой — если потребуется, за волосы. — Райли встретился с ней взглядом в зеркале. — Но сначала мне мешала злость, а потом — гордость.
— Как же, телевизионная знаменитость не может ползать в ногах у своей сбежавшей жены, умоляя ее вернуться.
— Да, что-то в этом роде.
Райли встал и принялся мерить шагами комнату. Брин заметила, что он неосознанно прижимает к себе больную руку.
— Рука сильно болит?
— Да, но сейчас это не важно.
— Послушай, почему бы тебе не выпить обезболивающие таблетки, которые дал врач?
— Потому что они притупляют мозги, а мне нужна ясная голова. Я хочу докопаться до сути. — Двумя пальцами здоровой руки он потер переносицу. — Давай внесем ясность. В ту ночь ты отказалась от секса потому, что я получил награду. Это так?
— Ты ошибаешься. — Брин отложила в сторону расческу и повернулась на вращающемся табурете, чтобы оказаться лицом к Райли. — Разве ты не видел, как я тобой гордилась?
— Тогда мне тоже так казалось.
— Так оно и было. Может быть, мне было в какой-то степени обидно, что мы не поделили награду, я считала, что тоже приложила руку к успеху передачи. Назови это как хочешь: гордостью, эгоизмом, самонадеянностью, но так мне тогда казалось.
— Брин, но я тоже так думал! Конечно, ты имела самое прямое отношение к моему успеху, и я заявил об этом с трибуны, когда получал награду. За успехом моей передачи стояла ты, твои мозги, твой труд. Неужели я не ясно выразился? Неужели дал тебе повод думать иначе?
— Нет. Но все остальные думали иначе. Фотографировали только тебя, интервью брали только у тебя, только ты…
— Ты хочешь сказать, что если бы какой-нибудь фотограф тогда попросил тебя позировать для снимка, наш брак бы не рухнул и этого разговора бы не было?
Брин медленно сосчитала в уме до десяти.
— Прошу тебя, Райли, не надо меня оскорблять. Разумеется, не все так просто. Та ночь была лишь кульминацией. Каждый раз, когда кто-то смотрел мимо меня на тебя, я чувствовала, что словно уменьшаюсь в размерах, от меня словно откалывали кусочек.
— Брин, известность, признание публики сопутствуют моей работе, — мягко сказал Райли.
— Я знаю, и меня вовсе не задевало, что поклонники не бегают за мной и не просят автограф. В семье может быть только одна звезда, и ею был ты. Я не хотела делить с тобой славу, но превращаться в невидимку мне тоже не нравилось.
Брин встала и принялась безо всякой нужды расправлять покрывало на кровати. Она чувствовала, что должна что-то делать, двигаться, иначе просто взорвется. Кроме того, когда она смотрела на Райли, ей было очень трудно, почти невозможно высказать наболевшее на душе.
— После многих месяцев упорного труда, после того как рейтинг «Утра с Джоном Райли» вырос и конкуренты уже не могли с ним не считаться, я была низведена до уровня миссис Райли. Не Брин Кэссиди, продюсер, а миссис Джон Райли. Бесплатное приложение к знаменитости, практически бесполезное и почти невидимое, можно добавить.
— Но ты же моя жена, Брин. Если тебе не нравится быть миссис Райли, не следовало выходить за меня замуж.
— Мне нравилось быть миссис Райли, и я хотела ею быть, но я женщина, а не только жена. Я хотела быть твоей женой и продюсером и чтобы меня признавали в обеих этих ипостасях, а не рассматривали как хорошенькую куколку, греющуюся в лучах твоей славы.
— Я никогда о тебе так не думал. Может, иногда я и поддразнивал тебя, но на самом деле я вовсе не такой дикарь. И ты слишком хорошо меня знаешь, чтобы приписывать мне патриархальные взгляды.
— Да, я знаю, что ты так не думаешь. Ты — но не все остальные.
— Вот, значит, почему ты стала такой холодной в постели? Не из-за того, что думаю я, а из-за того, что думают другие?
Никак он не может понять ее точку зрения! Брин готова была прийти в отчаяние.
— Как я могла конкурировать?
— Конкурировать? С кем? Я тебя не понимаю.
— Ты бы видел себя на публике, Райли. Тебе нравится всеобщее внимание, признание, ты купаешься в лучах славы и упиваешься известностью. И чем громче аплодисменты, тем больше они тебе нравятся.
— Ты знала все это еще до того, как мы поженились. Или мне полагается извиниться за этот мой недостаток теперь, через столько времени?
— Нет. Мне в тебе все нравится, и эта черта тоже.
— Тогда из-за чего мы воюем? Ничего не понимаю. Может, я становлюсь таким же бестолковым, как Растяпа Уит?
Брин вздохнула, думая: «Ну как объяснить ему то, что я чувствую?»
— В ту ночь, когда мы вернулись домой, ты был на седьмом небе от счастья. Ты был опьянен славой, упивался всеобщим обожанием. Наслаждение, которое ты получал от всего этого, было сродни оргазму.
— Да, я был счастлив, а как же иначе? — Теряя терпение, Райли заговорил громче обычного.
— Все правильно.
— Тогда в чем ты почувствовала угрозу для себя? — Он уже почти кричал.
— А что я могла сделать для тебя в постели, чтобы доставить такое же наслаждение?
На мгновение Райли оторопел и растерянно уставился на нее. Потом медленно опустился на кровать.
— Господи…
Он провел по лицу здоровой рукой ото лба до подбородка, словно снимал с себя маску. Когда он снова посмотрел на Брин, его глаза потускнели.
— И ты думала, что секс с тобой доставит мне меньше наслаждения, чем завоевание какой-то чертовой статуэтки?
— А чем я могла его перекрыть?
Райли замотал головой, плечи его поникли.
— Знаешь, Брин, это все равно что сравнивать яблоки с апельсинами.
— Тогда я так не думала. Я казалась себе неполноценной.
— Когда ты так говоришь, я начинаю чувствовать себя этаким маниакальным эгоистом, предъявляющим к тебе невыполнимые требования.
— Прости, я не хотела. — Голос Брин стал спокойнее, выражение лица смягчились. Она подошла ближе к тому краю кровати, где сидел Райли. — С твоим «эго» все в порядке, у тебя нормальное здоровое самолюбие. Это моя проблема, моя психологическая травма, не твоя.
— Это наша проблема, Брин. Почему ты ничего не рассказала мне тогда же? Почему не поделилась своими чувствами?
— Потому что я знала, что буду выглядеть как лиса из басни «Лиса и виноград». Ты бы решил, что я просто завидую твоему успеху и известности.
— А это не так? — поддразнил Райли.
Брин тихонько рассмеялась:
— Нет. Не в том смысле, какой ты имеешь в виду. Временами меня это раздражало.
— Когда именно?
Брин чувствовала, что он искренен в своем желании докопаться до сути.
— Зрители видят тебя только в такие моменты, когда ты безупречен. Безупречно ухоженный, безупречно счастливый… безупречный во всем. Но я видела тебя всяким: и когда ты выглядел черт знает как, и когда ты только что встал с постели и еще не выпил первую чашку кофе, и когда слонялся по дому в рваных джинсах. Я держала твою голову над раковиной, когда ты подхватил желудочный вирус и тебя рвало. Я стирала твои грязные носки.
— Но зато я сам складывал их в шкаф! — с шутливой важностью заявил Райли, подняв указательный палец. Однако глаза его не смеялись. — Я уловил твою мысль, — сказал он мягко. — Честно говоря, я никогда не смотрел на это с такой точки зрения.
— Наверное, меня раздражало, что все считают тебя безупречным, когда я знаю, что это не так. Иногда, в самые безумные моменты, мне даже казалось, что свое совершенство ты приберегаешь для других, а мне достаются только объедки.
— Брин, с тобой я был самым лучшим. — Он дотянулся здоровой рукой и пожал ей руку, потом мягко потянул вниз и усадил рядом с собой на кровать. Они сидели, касаясь друг друга плечами. — Вспомни день, когда ты впервые вышла на работу в нашу передачу. Как ты тогда не очень любезно заметила, я действительно был ужасен. У меня были мешки под глазами, я делал дрянные передачи. Я расслабился, а на телевидении это равносильно смерти. Ты отхлестала меня по щекам и привела в чувство. И если никто, включая меня, не воздал тебе должное за это, мы все виноваты.
— Думаешь, признание — это все, что мне было нужно? — Брин сама же ответила на свой вопрос:
— Да, возможно. Теперь это кажется таким глупым и мелочным.
— Ты ждала от своего мужа чуткости, на что любая женщина вправе рассчитывать. А госпожа Публика — довольно глупое животное. Не вини ее за бесчувственность, пусть уж вина падет на того, на кого следует, — на меня. Мне нужно было догадаться о твоих чувствах и что-то предпринять. А я действительно оказался высокомерным эгоистичным сукиным сыном. Хорош гусь, упивался славой, в то время как ты страдала. Это не тот случай, когда неведение — благо. Я должен был приползти к тебе на коленях, благодарить за все, что ты для меня сделала. А я что? Я в ту ночь залез в постель, рассчитывая, что ты дашь мне еще больше, предоставишь себя в мое полное распоряжение к моему же удовольствию. — Рай-ли тронул ее волосы. — Неудивительно, что ты решила отказаться от секса.
— Я никогда и не думала от него отказываться.
— Значит, ты очень ловко притворялась.
— Райли, неужели ты не понимаешь? Я боялась, что окажусь не на уровне. Тебе поклонялись тысячи женщин, но для меня ты не был идолом. Я знала, что ты не безупречен. — Брин развела руками, как бы признавая свою беспомощность. — Я просто любила тебя. Любила, несмотря на все твое несовершенство, любила так сильно, что мне было больно. Я тебя любила и не хотела обмануть твои ожидания. И если бы я не смогла дать тебе того удовольствия, которое тебе дарили восторженные поклонницы, это означало бы мой провал.
— И перестала даже пытаться.
— Да, пожалуй.
Райли встал и начал ходить по комнате, словно искал, куда поставить свет. Брин вспомнила: обычно он вел себя так, когда пытался привести в порядок мысли. Она осталась сидеть на прежнем месте, терпеливо дожидаясь, пока Райли заговорит.
— Я не мог понять, что происходит. Сначала я думал, что просто у тебя неподходящие дни.
Райли остановился перед туалетным столиком, взял в руки расческу, которой она причесывалась несколько минут назад, и бездумно похлопал ею по ладони.
— В конце концов — а иногда до меня очень медленно доходит, и я начинаю соображать, что к чему, только когда меня жахнет по башке, — я решил, что секс тебя больше не интересует. Вообще не интересует.
— А я думала, ты даже не заметил.
Райли невесело рассмеялся:
— О, еще как заметил, только решил не подавать виду. У меня сердце ушло в пятки. Я испугался, что… ну, словом, испугался. Казалось, ответ ясен и лежит на поверхности, но я боялся его признать.
— Какой ответ?
Райли стоял перед зеркалом. Подняв глаза, он поймал в зеркале ее взгляд.
— Что я не могу удовлетворить свою жену в постели. Кажется, ты удивлена? — спросил он, видя выражение ее лица.
— Не то слово. Я ошеломлена. Как тебе могло прийти такое в голову?
Райли круто развернулся и посмотрел ей в лицо.
— Брин, когда женщина морщится от прикосновения мужчины, это, знаешь ли, довольно ясный признак того, что ей не нравится либо он сам, либо его прикосновения.
— Неужели я морщилась? — тихо спросила Брин.
— Поначалу ты явно меня не отталкивала, просто превратилась в этакую вечно торопящуюся деловитую даму, которая никогда не сбавляет темп настолько, чтобы я успел ее обнять, у которой никогда нет времени на поцелуй и которая настолько устает от своего напряженного темпа жизни, что, рухнув вечером в постель, тут же засыпает. Или делает вид, что засыпает. Все наши разговоры — если мы вообще разговаривали — стали крутиться только вокруг программы.
— В твоей интерпретации я похожа на робота.
— Ты и была роботом, который выглядел и разговаривал как Брин, прекрасная, умная, сексуальная Брин. Только я больше тебя не понимал и поэтому растерялся. К этому новому роботу-Брин не прилагалась инструкция, и я не знал, как с ней обращаться. Что бы я ни делал, ничто не срабатывало.
Он невесело усмехнулся, бесцельно перебирая флакончики с парфюмерией, стоящие на ее туалетном столике.
— Прежний беспечный подход больше не срабатывал, потому что у тебя пропало чувство юмора. Романтика тоже не годилась, потому что я не мог даже приблизиться к тебе, между нами постоянно возникали невидимые барьеры. Как-то раз я попытался вести себя как пещерный человек — облапил тебя и положил руки на груди, но ты меня оттолкнула, словно я был каким-то заразным больным.
В глазах Брин заблестели слезы. Она опустила взгляд и заметила, что непроизвольно сжала сплетенные пальцы так сильно, что побелели суставы.
— Райли, мне хотелось, чтобы ты ко мне прикасался, я хотела заниматься с тобой любовью, но боялась рисковать.
— Ты хотя бы представляешь, что чувствует мужчина, когда ему кажется, что он не может удовлетворить жену?
— Наверное, ты чувствовал себя ужасно.
— Не то слово. Я был как в аду.
— Особенно при твоем самолюбии кинозвезды.
— Это как раз не важно. Будь я землекопом, мне было бы ничуть не легче. Я часами изводил себя вопросами, что случилось, что у меня не так. Может, я слишком страстный или, наоборот, недостаточно страстный? Может, я слишком часто хочу заниматься сексом или наоборот, слишком редко? Может, обстановка в спальне слишком фривольная или, наоборот, недостаточно фривольная? Может, мое тело вызывает у тебя отвращение? Может, размеры малы, чтобы тебя удовлетворить?
— Ох, Райли, скажешь тоже! — Брин покачала головой и невольно рассмеялась.
— Да-да, вот что приходит мужчине в голову! — воскликнул он, словно оправдываясь. — Я мог опираться в своих суждениях только на сигналы, которые ты посылала. А в моем переводе они означали, что в постели ты не желаешь иметь со мной ничего общего.
— Но почему ты не спросил меня напрямик, что происходит?
— Думаешь, не боялся услышать, что тебя не устраивают размеры?
Впервые за много месяцев они рассмеялись вместе. Это оказалось на редкость приятно. Но когда смех стих, Райли посерьезнел.
— Тебе не кажется, что для людей, избравших карьеру в сфере коммуникации, мы оказались не слишком коммуникабельными?
— Да, пожалуй.
— Я не поднимал этот вопрос, потому что боялся ответа, который мог услышать.
— А я не затрагивала эту тему, боясь, что ты меня высмеешь, обвинишь в зависти и мелочности. Но на самом деле причина была вовсе не в этом, клянусь тебе, — искренне сказала Брин.
— Объясни мне еще разок, почему ты ушла, я хочу быть уверен, что понял все правильно.
— Я боялась, что, оставшись с тобой, буду отступать все дальше и дальше и в конце концов превращусь не более чем в твою тень. Я боялась, что потеряю себя как личность, а потом вскоре наскучу тебе и стану ненужной. Когда я только пришла в передачу «Утро с Джоном Райли», я была нужна и передаче, и тебе. Но когда я подняла передачу на первые строчки в рейтинге, ты больше не нуждался во мне ни в профессиональном плане, ни в любом другом.
— Ты ошиблась, и очень сильно.
— Может быть, но именно так я воспринимала ситуацию. А люди в основном руководствуются в своих действиях не реальными фактами, а собственной их оценкой.
Райли медленно подошел к кровати и присел на корточки перед Брин.
— И к чему же мы в результате пришли?
Брин вздохнула:
— Не знаю.
— Ты собираешься принять предложение Уинна о работе?
— Тоже не знаю. — В ее голосе появились нотки отчаяния. — Но если я его все-таки приму, то хочу, чтобы ты уяснил одну вещь: между Эйбелом и мной никогда ничего не было и не будет.
— Думаю, после того, что я сейчас рассказал, ты поймешь, почему мне казалось, что между вами могут существовать какие-то чувства.
— Их нет. Во всяком случае, с моей стороны.
— В служебных кабинетах и женских спальнях Уинн пользуется репутацией крутого парня.
— Ты тоже.
У Райли загорелись глаза.
— Правда?
— Напрашиваешься на комплимент? Можете не рассчитывать, что я стану потакать вашему непомерно раздутому самолюбию, мистер Райли.
— А ты могла бы?
Брин ответила не сразу:
— О да, определенно могла бы.
— Как, Брин?
«Должно быть, я страшно устала», — подумала Брин, почувствовав, как опасно близка к тому, чтобы расплакаться, — такое с ней случалось только в периоды сильнейшей усталости. Она погладила Райли по макушке, чуть посеребренной сединой.
— Я могла бы сказать, что с тобой не сравнится ни один мужчина, что меня никогда ни к кому так не влекло, как к тебе, причем с самой первой минуты, что за твои поцелуи жизни не жаль. — Она игриво улыбнулась и перешла на шепот:
— Тело у тебя просто великолепное, иначе не скажешь, и ты уж точно не маленький!
— У-уф! Какое облегчение!
Тихо рассмеявшись, они потерлись друг о друга лбами, потом носами и остались в таком положении, вдыхая дыхание друг друга. Наконец Райли чуть наклонил голову, и их губы встретились. Их поцелуй был легким, как весенний дождик.
— Представляешь, каково мне было, когда ты меня бросила?
— Я не могла гордиться тем, как это вышло. Я сбежала, как трусиха.
— В тот день ты сказалась больной и не вышла на работу. Я несколько раз звонил домой, чтобы узнать, как ты там.
— Я не отвечала на звонки.
— И это меня чертовски перепугало. А когда я вернулся домой и обнаружил, что твои вещи исчезли, а потом прочел твою записку… черт, меня как будто грузовик переехал.
Брин зажмурила глаза, поежилась и прерывисто вздохнула.
— Прости, мне очень жаль…
— В ту ночь я был в полном ступоре. Все время спрашивал себя, что я сделал не так, строил грандиозные планы, как тебя вернуть. Но на следующий день пришло письмо, в котором ты писала, что не вернешься ни при каких обстоятельствах, и я впал в ярость.
— В чем это выражалось?
Райли поднялся с корточек и присел рядом с ней на кровать.
— Мне хотелось рвать и метать, я вышел в патио и стал выдергивать все эти растения, которые ты заставляла меня сажать.
— Ты что, они же стоят по девяносто девять долларов за штуку! — закричала Брин.
— Тогда мне было на это плевать, я крушил все подряд. А потом я жутко напился, напился до беспамятства.
— Я тоже.
— Ты?
— Ну, может, не до беспамятства, но тоже изрядно набралась.
— В своей злости я дошел до того, что почти радовался твоему уходу. «Ах, ты ушла? Что ж, отлично, можешь убедиться, что мне все равно». — Он печально покачал головой. — Но жизнь стала мне не в радость, ты ушла, и мир потерял все свои краски. Все стало серым. Иногда я забывал, что произошло, и во время съемок поворачивался, чтобы поделиться с тобой мыслями о какой-то книге, или фильме, или о вкусе мороженого. Только тебя там не было, Брин, и все, что я делал, теряло для меня всякую прелесть.
Он запустил пятерню в волосы.
— Я хотел вернуть тебя любой ценой, но чертова гордость не позволяла бегать за тобой. И с каждым днем прийти к тебе и умолять вернуться становилось все труднее.
— Я тоже по тебе скучала, — тихо призналась Брин. — Мне было страшно. Все вокруг меня вдруг стало незнакомым: и работа, и дом, где я живу. Но вернуться я тоже не могла. Начать с того, что я не была уверена, примешь ли ты меня обратно. А если бы и принял, какой тогда был смысл уходить? Что бы я доказала?
— Атеперь? Ты доказала, что хотела, то есть что я не могу и не хочу жить без тебя?
— Мои намерения состояли не в этом. Я хотела доказать, что способна быть цельной, жизнеспособной личностью и без Джона Райли.
— Ты всегда ею была, Брин. И простит меня Бог за то, что по моей вине ты в этом усомнилась. — Райли нежно взял ее лицо в ладони и погладил губы подушечкой большого пальца. — Эйбел Уинн предлагает тебе золотые горы. Я ненавижу его за то, что он в состоянии это сделать, но такова жизнь. С твоей стороны было бы безумием отказаться от его предложения.
— Утро еще не наступило. Я еще не решила окончательно.
— Это дает мне некоторое преимущество, которым я и пользуюсь. Сегодня ночью Уинна с тобой нет, а я здесь. Ты все еще моя жена. Я хочу, чтобы ты вернулась в мою жизнь. Я тебя люблю. Поэтому проведи со мной эту ночь. В одной постели. Никакого секса, мы просто полежим вместе, просто побудем рядом. Думаю, такую малость мы друг другу обязаны дать.
— А что произойдет, если утром я приму предложение Уинна?
— Я отпущу тебя и пожелаю всего хорошего. Клянусь.
Брин сама не понимала, почему колеблется. Она верила Райли. Он смирится с ее решением, если обещал. Почему же она так боится провести остаток ночи в одной постели с ним?
Потому что она все еще его любит. И потому что любовь порой глуха к голосу разума.
Однако сейчас Брин смотрела на их брак под другим утлом. Райли по-прежнему остается ее мужем, и она действительно обязана дать ему хотя бы эту ночь. Да и себе тоже, потому что ей нужна полная уверенность. Если она решит принять предложение Уинна и переехать в Лос-Анджелес, что будет автоматически означать развод с Райли, она должна быть совершенно уверена, что освободилась от него и эмоционально, и физически.
— Ну хорошо, Райли, — тихо сказала она наконец. — Давай ляжем.
Они медленно разделись, глядя друг на друга. Каждому из них было нелегко держать под контролем свои эмоции. Когда Брин осталась в трусиках и футболке, Райли хрипло сказал:
— По-моему, тебе лучше дальше не раздеваться.
Брин молча кивнула и была рада, что он остался в трусах. Райли выключил свет. По старой привычке Брин легла на правую половину кровати. Накрывшись одеялом, они, как раньше, сразу же повернулись лицом друг к другу.
— Осторожнее с рукой.
Райли положил забинтованную руку на подушку над головой Брин.
— Она уже почти не болит.
Брин знала, что он лжет, правду выдавала белая полоса, окаймлявшая губы.
— Ты точно не хочешь выпить таблетку?
— И проспать все это? Ни в коем случае.
Он переплел свои ноги с ее и придвинулся ближе. Брин положила руку ему на шею.
— Тебе нужно поспать.
— Не хочу. — Но глаза говорили обратное. Было заметно, что держать их открытыми стоит ему немалых усилий. События этой долгой ночи потребовали слишком большого напряжения, и Райли отчаянно боролся с усталостью.
— Тебе нужно отдохнуть, — прошептала Брин. Она обхватила его голову и прижала к своей груди.
Райли потыкался головой в ее мягкое тело, пока не нашел привычное место.
— Ты играешь не по правилам, — пробормотал он сонно.
— Ш-ш-ш. — Она погрузила пальцы в его волосы. — Спи.
Не прошло и нескольких минут, как по ровному дыханию Райли стало ясно, что он отказался от борьбы и уснул. Но Брин не спала. У нее осталось всего несколько часов на раздумье, а она все еще не знала, что ответить Уинну.
Перспектива сотрудничества с Уинном была весьма заманчивой, обещанное жалованье — более чем щедрым. Было бы замечательно начать работать с нуля над новым шоу общенационального уровня. Еще пару дней назад Брин ни за что не отказалась бы от подобной возможности.
Но она не хотела переезжать в Лос-Анджелес. В конце концов, деньги — это еще не все в жизни. Работа в передаче «Утро с Джо-ком Райли» всегда давала достаточно простора для проявления ее творческих способностей. А какая работа может требовать большей отдачи и приносить большее удовлетворение, чем труд над успехом собственного брака?
И она любила Райли.
Брин положила подбородок на макушку Райли и прижала к себе его голову. Да, она его любит. Что может быть лучше, чем спать с ним каждую ночь? Ничего. Во всяком случае, в данный момент она не могла придумать ничего более заманчивого. Ни с кем ей не было так интересно, как с Райли. Правда, временами он бывал чересчур обидчив, но эта его черта пробуждала в ней материнский инстинкт. А когда на нее находило плохое настроение и она вела себя как настоящая стерва, Райли проявлял редкостное терпение и всякий раз уговорами и лаской помогал ей выйти из мрачного расположения духа.
Брин поняла, что ей нужны и Райли, и передача «Утро с Джоном Райли».
Так что же ее удерживало от принятия окончательного решения? Только одно. Она не знала, почему Райли пришел искать примирения именно сегодня. Произошло ли это потому, что он не мог больше вынести ни одного дня без нее, или потому, что ему предъявили ультиматум? Кого он хочет вернуть: жену или продюсера? Что для него важнее: брак или его родное детище, его ток-шоу? Кого он больше любит: ее или себя? И имеет ли это вообще какое-то значение?
Брин захватила пальцами прядь его волос. А о ком думала она, когда уходила от Райли? Кого она тогда любила больше всего? Чье благополучие было для нее на первом месте?
Все-таки Райли проглотил свою знаменитую гордость и пришел за ней. Он понял, что вместе им гораздо лучше, чем по отдельности, и признал это. В любой семье, где оба супруга заняты карьерой, проблемы неизбежны. И если Райли хватило смелости встретить трудности во всеоружии, то неужели ей не хватит?
Брин поцеловала его макушку, потом поцеловала плечо, но Райли не проснулся. Он не проснулся даже тогда, когда она вылезла из-под одеяла и на цыпочках вышла из спальни.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Поцелуй на рассвете - Браун Сандра

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Поцелуй на рассвете - Браун Сандра



ХОРОШАЯ КНИГА.
Поцелуй на рассвете - Браун СандраОЛЬГА
23.06.2011, 12.42





Рекомендую прочесть.
Поцелуй на рассвете - Браун СандраЛюдмила
28.02.2012, 18.40





не дочитала
Поцелуй на рассвете - Браун СандраГалка
28.06.2012, 3.50





Не мог сказать, что в восторге от этого романа , но читается легко! Если хотите убить время - читайте!
Поцелуй на рассвете - Браун СандраМарина
1.10.2012, 23.59





Не скажу, что в большом восторге, но читать можно. Почитайте СКАНДАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ, МУЖСКИЕ КАПРИЗЫ, ПЛЕННИЦА ЯСТРЕБА, ЗАВИСТЬ, НОЧЬ С НЕЗНАКОМКОЙ Сандры Браун.
Поцелуй на рассвете - Браун СандраНаталья 66
24.07.2013, 20.23





Читается легко!!!
Поцелуй на рассвете - Браун СандраЛюбовь Владимировна
21.08.2013, 20.30





Книга хороша во всех отношениях! Очень понравилась! Спасибо, Сандра Браун!
Поцелуй на рассвете - Браун СандраЛюдмила
2.03.2014, 19.44





Не самый лучший роман Сандры Браун. Вся книга описывает события одного дня, с вкраплениями воспоминаний из прошлого. Казалось бы должно быть нудно, но нет. читается очень легко. А вот сюжет разочаровал. Когда узнаешь из за чего ГГ-ня ушла от мужа испытываешь разочарование. Банальная, глупая и даже постыдная (с моей точки зрения) причина для разрушения собственного счастья. Но за легкость и юмор ставлю 7 из 10.
Поцелуй на рассвете - Браун СандраВарёна
4.04.2014, 10.04





Женщина все же с психотравмами: он любит - она сомневается и ... Уходит. Это нормально? Может, сначала , разобраться стоило? История не стоит испорченной бумаги, ну разве что много эротики.
Поцелуй на рассвете - Браун СандраЕлена
9.04.2014, 17.17





Женщина все же с психотравмами: он любит - она сомневается и ... Уходит. Это нормально? Может, сначала , разобраться стоило? История не стоит испорченной бумаги, ну разве что много эротики.
Поцелуй на рассвете - Браун СандраЕлена
9.04.2014, 17.17





Начало заинтриговало, а потом у автора очевидно пропало вдохновение, и оконнчила роман удручающе.
Поцелуй на рассвете - Браун СандраАнна
24.04.2014, 10.35





Мне понравился. Интересная история. Причины расставания не совсем уж высосаны из пальца. Для неё важно было: 1.его любовь 2. добиться признания и успеха. Когда её грубо обесценили и задвинули за мужа, она стала неуверенной в себе (а самооценка складывается в том числе и из отношения к нам окружающих людей), начала сомневаться в себе, в нем, в их отношениях. В такой ситуации и при таких обстоятельствах ей стало невыносимо работать и быть с ним. Ее можно понять. Конечно, надо было поговорить и во всем разобраться, кто спорит, ведь он действительно любит её. Но это не так просто, как кажется, и мы все регулярно совершаем подобные глупости, которые иногда меняют всю нашу жизнь. Постоянно такое вижу. Плюс и у неё, и у него на некоторое время сработал один психологический механизм: если очень сильно нуждаешься в человеке, как в воздухе, организм посылает сигнал тревоги (ведь другой человек - переменная неизвестная и от тебя не зависит, а все мы стремимся к спокойствию и стабильности). Тогда возникает необходимость расстаться, чтобы доказать себе, что не задохнешься, чтобы получить полный и единоличный контроль над своей жизнью. Именно это и не получилось у главного героя, за несколько месяцев его жизнь из многовекового фундамента превратилась в карточный домик и рассыпалась на глазах. И вот на последнем глотке воздуха он решает драться за неё, за себя, за их любовь. Класс! У меня прям эссе получилось!
Поцелуй на рассвете - Браун СандраЕкатерина
24.08.2014, 5.17





Екатерина, у Вас не эссе получилось, а " сон про не сон!"
Поцелуй на рассвете - Браун СандраМарго
24.08.2014, 9.14





Прочла второй раз.Как я уже говорила: есть более серьёзные романы,но я всё равно читаю всю подряд Сандру Браун - эта уже 32 книга! ОТЛИЧНО ПИШЕТ,ЗА ЧТО БОЛЬШОЕ ЕЙ СПАСИБО!
Поцелуй на рассвете - Браун СандраНаталья 67
29.06.2015, 14.17





Бред какой-то! Герой ждал 7 месяцев с моря погоды. Героиня придумала что-то, сама не знает что. Хорошо еще, что короткий роман. 7/10
Поцелуй на рассвете - Браун СандраВикки
11.07.2015, 18.57





Вещь проходная, интрига несколько надуманная, но ценность романа в том, что он показывает не только "блеск софитов", но и закулисье во взаимоотношениях творческих личностей. Профессиональная зависть (как бы героиня это не отрицала) - это ржавчина, которая разъедает не только крепкую дружбу, но и любовь. И очень здорово, что она вовремя поняла, что семья - это труд, и никакая карьера не может заменить любовь и настоящую семейную (минимум с двумя детишками) жизнь. Г-герой просто душка, его любовь трепетная, нежная, верная. Все очень чувственно и эротично. 8 баллов.
Поцелуй на рассвете - Браун СандраОльга
18.12.2015, 11.52





Замечательный роман! Очень тонко и верно сказанно о проблемах супругов, работающих вместе в в одной сфере деятельности.rnОчень жаль, что этот роман не попался мне на первых годах моей семейной жизни!rnГерои яркие и очень симпатичные! Позитивная вещь, читалось легко и приятно.
Поцелуй на рассвете - Браун Сандраsasha
18.12.2015, 17.26





sasha сказала все, что хотелось сказать мне.
Поцелуй на рассвете - Браун СандраЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
20.09.2016, 17.26





Интересный роман.
Поцелуй на рассвете - Браун СандраКэт
1.12.2016, 7.47





Боже,какая тягомотина. Скучно,затянуто,проблемы надуманные. Переливание из пустого в порожнее.
Поцелуй на рассвете - Браун СандраНаталья
2.12.2016, 19.41





Боже,какая тягомотина. Скучно,затянуто,проблемы надуманные. Переливание из пустого в порожнее.
Поцелуй на рассвете - Браун СандраНаталья
2.12.2016, 19.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100