Читать онлайн Поцелуй на рассвете, автора - Браун Сандра, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поцелуй на рассвете - Браун Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.19 (Голосов: 154)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуй на рассвете - Браун Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуй на рассвете - Браун Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Сандра

Поцелуй на рассвете

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Брин включила свет. Райли, на ощупь спускавшийся по лестнице в полной темноте, остановился и зажмурился, на мгновение ослепленный.
— Что ты сказала?
— Я? Когда? Что ты здесь делаешь? Почему встал с постели?
Думая, что ему нужна помощь, Брин откинула плед и бросилась к лестнице.
— Ты звала меня по имени.
— Неужели?
— Да. Ты называла меня Джоном, только когда мы занимались любовью, больше никогда.
— Наверное, мне приснился какой-то сон.
— Да уж, сон, должно быть, тот еще.
Райли понимающе улыбнулся, обволакивая ее медленным и сладким, как теплый мед, взглядом. Брин ощутила легкое покалывание во всем теле, и ее это встревожило.
— Ты так и не ответил, зачем встал с постели.
— Ты не спрашивала.
— Спрашивала.
— Правда? Хм. Должно быть, когда я услышал, как ты зовешь меня по имени, меня это так потрясло, что я вскочил с кровати.
Он спустился ниже и остановился на последней ступеньке. Только тогда Брин в полной мере осознала, что они оба почти совсем раздеты. Райли был в том, в чем она его оставила, уходя из спальни, — в одних трусах… коротких трусах, сидевших низко на бедрах. Ей нравились его узкие бедра, и она любила это местечко на его теле — на один-два дюйма ниже пупка, — где начинала разворачиваться полоса шелковистых волос. Он любил, когда она целовала его в это место, любил, когда…
Взгляд Брин поспешно метнулся к лицу Райли и наткнулся на его насмешливую улыбку. Брин стояла перед ним в узеньких трусиках-бикини и футболке, которая, обтягивая тело, практически ничего не скрывала. Уродливый халат она в спешке забыла накинуть, и он остался где-то возле кушетки. Чтобы как-то избавиться от неловкости, Брин скрестила руки на груди.
— У тебя потрясающие ноги, — хрипло прошептал Райли.
Много месяцев назад, когда они еще жили как муж и жена, ни один из них не проявлял ни малейших признаков скромности. Даже нагота никогда не вызывала у них ощущения неловкости. Но сейчас, когда их окружала ночная тишина, а между ними витал в воздухе призрак развода, когда Райли смотрел на нее своими пронзительными голубыми глазами, Брин, как никогда прежде, вдруг почувствовала себя обнаженной, выставленной напоказ. Она чувствовала себя уязвимой.
Любой маленький зверек, даже самый слабый, когда ему некуда бежать, готов наброситься на хищника. Брин в этой ситуации могла воспользоваться только одним оружием — своей враждебностью.
— И ты спустился вниз, поднял меня с постели только для того, чтобы сказать это?
— Нет, но уж коль скоро я здесь… — Райли пожал плечами. — Действие анестезии кончилось.
Ее враждебность сразу прошла и сменилась сочувствием.
— Сильно болит? — с участием спросила она.
— Адски.
— Врач сказал, что так и должно быть, когда кончится действие уколов. Он дал мне обезболивающие пилюли для тебя… пойду принесу, они остались на кухне, в моей сумочке.
Брин направилась было в кухню, но Райли остановил ее, схватив за руку.
— Мне не нужны пилюли.
— Но если рука болит…
— Лучше я глотну бренди, оно притупит боль, но не свалит меня с ног. Выпьешь со мной?
Все еще сжимая запястье Брин, Райли потянул ее через комнату к бару. Она кротко последовала за ним. Поздний час придавал всему происходящему какой-то сюрреалистический оттенок. Неужели они действительно расхаживают среди ночи по этой экстравагантно декорированной гостиной вдвоем, босые и практически раздетые? Это казалось невероятным, но тем не менее все так и было.
Райли посадил Брин на табурет, а сам обошел вокруг стойки бара. Недолгие поиски увенчались успехом, он обнаружил даже не один, а два сорта бренди. Выбрав более дорогую марку, плеснул себе в стакан щедрую порцию.
— Мне не надо, — сказала Брин, зацепившись ступнями за нижний обод табурета.
— Может, налить тебе ликера? Я тут нашел бутылку «Бейлиз», помнится, ты его любишь.
— Ничего не нужно.
— Тогда за твое здоровье.
Обжигающая жидкость согрела горло, желудок, по груди и животу разлилось приятное тепло. Райли закрыл глаза. Лицо у него осунулось, кожа вокруг плотно сжатых губ побелела.
Брин осторожно тронула забинтованную руку:
— Что, очень сильно болит, да?
— Все нормально, — бросил Райли. В его голосе прозвучали нотки чисто мужского пренебрежения к боли, которое всегда сводит женщин с ума.
— Почему ты не хочешь признаться, что тебе больно?
— А зачем скулить?
— Затем, что человек, которому плохо, вправе рассчитывать на сочувствие. Это нормально и вполне естественно.
— К женщинам это тоже относится?
— Конечно.
Райли рассмеялся.
— Не понимаю, что тебя так развеселило?
— Теперь я понял, почему, когда тебе бывало плохо в некоторые дни, ты всегда ложилась в постель.
— Да, это очень больно, — сказала Брин, оправдываясь. — Посмотрела бы я на тебя, если бы тебе пришлось терпеть такое хоть один день в жизни.
Райли потрепал ее по щеке.
— Я знаю, что это больно. — Он погладил большим пальцем ее нижнюю губу. — Но, кажется, мы нашли против этого отличное лекарство, не так ли?
Брин судорожно сглотнула и опустила глаза. Она беспокойно заерзала на табурете.
— И наш метод помогал в сто раз лучше любой таблетки, — добавил Райли охрипшим голосом.
— Не помню.
— Помнишь, помнишь.
— Откуда ты знаешь, что я помню, а что нет? — взвилась Брин.
Взгляд Райли скользнул по ее шее и остановился на груди, обтянутой футболкой. Брин проследила направление его взгляда, но могла бы и не делать этого. Она и так знала, что Райли имел в виду: ее выдавали напрягшиеся соски, бесстыдно выступающие сквозь тонкую ткань.
Она слезла с табурета и быстро сказала:
— Забирай свое бренди и иди наверх, а я отправляюсь спать.
Брин вернулась к кушетке и принялась демонстративно взбивать подушку. В этом не было необходимости, но должна же она была хоть чем-то заняться, чтобы не смотреть на Райли и не встречаться с его понимающим взглядом.
Она улеглась и натянула на себя плед до самого подбородка, потом повернулась на бок и сделала вид, что спит. Пружины кушетки прогнулись под весом Райли: он присел в ногах у Брин. Брин не открыла глаза, тогда он положил ее ноги себе на колени. Глубоко вздохнув, она перевернулась на спину и посмотрела на Райли.
— Ты же сказал, что возьмешь бренди наверх.
— Нет, это ты сказала, чтобы я взял его и уходил наверх. Похоже, сегодня тебе ужасно трудно запомнить, кто что говорил. Как ты думаешь, может, это происходит потому, что тебя смущает мое присутствие?
Брин фыркнула и прикрыла глаза с наигранно скучающим видом.
— Ну хорошо, оставайся, если хочешь, мне все равно. Только не мешай мне спать и сиди тихо. — Она глубоко вздохнула и снова закрыла глаза, но через секунду опять открыла их и резко села на диване. — Прекрати сейчас же!
— У тебя всегда были очень отзывчивые ступни.
Райли сунул здоровую руку под плед и безошибочно нашел самое чувствительное место на ее стопе, у основания большого пальца. Простое прикосновение, легчайшее поглаживание, не больше, всегда действовали на Брин подобно электрическому разряду.
— Похоже, ты не намерен дать мне заснуть, не так ли? — сердито спросила она.
— Как ты можешь спать, когда я страдаю?
— Что, бренди не помогает?
— Пока нет. — Райли поднял стакан. Он не отпил еще и третьей части. Брин устало вздохнула:
— Ну хорошо, я посижу с тобой, как с маленьким. Но учти, если ты напьешься и, вместо того чтобы успокоиться, начнешь дебоширить, я отошлю тебя домой. Я же знаю, ты умеешь водить машину левой рукой.
— Да, ты должна это помнить, — сказал Райли с ленивой усмешкой.
Брин действительно помнила, как он, бывало, вел машину левой рукой и чем тем временем была занята правая. Ее бросило в жар. Ну кто ее дергал за язык, почему ее так и тянет вспомнить прошлое?! Как будто мало того, что Райли то и дело напоминает о нем не слишком деликатными намеками.
— Если ты не прекратишь эти непристойные инсинуации, я отправлю тебя наверх.
— В нашу первую брачную ночь я очень удивился, обнаружив, что ты девственница.
— Райли! Ты разве не слышал, что я только что сказала?
— Это никакая не инсинуация, а простая констатация факта. Я был удивлен.
— Почему?
— В наше время на свете осталось не так уж много девственниц твоего возраста.
— Моего возраста? Тебя послушать, так я просто древняя старуха. Доисторическое ископаемое.
— Сколько тебе тогда было лет? Двадцать пять? Признайся, Брин, ты сама-то много встречала двадцатипятилетних девственниц?
— Может, их следовало собрать всех вместе и поместить в музей?
— Ты так говоришь, как будто обиделась. Я же не имел в виду ничего плохого, просто сказал, что удивился. Я не говорил, что был разочарован. — Райли лениво погладил большим пальцем высокий подъем. — Если уж на то пошло, меня это очень обрадовало, — мягко добавил он. — Если бы мне пришлось думать да гадать, кто был с тобой до меня, я бы, наверное, сошел с ума. Мне была невыносима мысль о том, что ты занималась любовью с другим мужчиной.
Райли не переставая поглаживал ее ногу, и от этой ласки Брин впала в некое подобие транса. Ей вспомнилось, как он не раз выполнял тот же самый ритуал языком и тогда ее тело размягчалось, как тающее масло, а кровь вскипала в венах, превращаясь в жидкий огонь желания. Сознание того, что Райли по-прежнему имеет над ней магическую власть, вызвало в ее душе протест, и Брин выпалила первое возражение, которое пришло в голову:
— Есть и другие способы заниматься любовью.
Рука Райли замерла. Брин почувствовала, как его напряжение передалось пальцам и они крепче сомкнулись вокруг ее ступни. Темные брови Райли сурово сошлись на переносице.
— И как прикажешь тебя понимать?
Брин уже от всей души жалела, что открыла рот. Прежде чем делать это опрометчивое заявление, нужно было просчитать реакцию Райли. Но отступать некуда, сказанного не воротишь.
— А так. Я никогда не говорила, что до тебя ни с кем не занималась любовью.
— Ты хочешь сказать, что гуляла напропалую, но никогда не доходила до конца?
Брин с напускной беспечностью пожала плечами:
— С кем?
— Ах, Райли, оставь, какое это имеет значение?
— Я тебе объясню какое, — прорычал он. — Для меня, черт побери, это имеет огромное значение!
— Но почему? Тем более сейчас? Ведь, когда мы были женаты, тебя это не волновало.
— Когда мы были женаты, ты не тыкала мне в нос своими предыдущими любовниками.
— Я и сейчас не…
— Говори, с кем ты занималась любовью! Со своими приятелями из колледжа?
«Нет, он просто невыносим!» — подумала Брин. Своим непрошибаемым упрямством Райли добился только того, что раздул тлеющие угольки ее гнева в огромный костер.
— Ну конечно, ты же знаешь, что я училась в Беркли.
— Ну да, конечно. Это все объясняет. — Глаза Райли сузились в две голубые щелочки. — В старших классах?
Брин небрежно тряхнула головой:
— Так, чуть-чуть.
— В средней школе? — В ответ Брин только бросила на него сердитый взгляд и с вызовом вздернула подбородок. — Бог мой! — прошептал Райли. Его глаза жадно оглядывали все ее тело, словно он увидел ее впервые. — И ты проходила с ними весь тот путь, что и со мной, до того, как мы поженились? Ты дразнила их до тех пор, пока они едва не сходили с ума? Скажи-ка, как далеко ты позволяла зайти этим жалким ублюдкам?
— Райли, это просто нелепо.
— Что ты им позволяла? — закричал он. — Ты разрешала им смотреть на твои груди? Прикасаться к ним?
— Я не собираюсь…
— Целовать их? А бедра?
— Райли…
— Эти ублюдки целовали твои бедра? А то, что между ними?
— Прекрати сейчас же! Я больше не желаю это выслушивать!
Брин попыталась освободить ногу, но, похоже, здоровая левая рука Райли обрела силу обеих рук. Он сжал ее щиколотку железной хваткой.
— Нет уж, ты будешь меня слушать! Ты выслушаешь все, что я скажу. Раз уж ты сама завела этот разговор, я хочу исчерпать тему до конца.
— Темы просто не существует. Других мужчин не было.
— Ты ласкала их в ответ? Ты любила их руками, ртом? Как они занимались с тобой любовью?
— Никак! Никаких других мужчин не было!
Ее слова наконец пробились сквозь пелену порожденного ревностью гнева, затуманившего его сознание.
Райли тяжело дышал, его грудь часто вздымалась. Брин видела, как он пытается взять себя в руки, но тиски, в которых оказалась ее щиколотка, по-прежнему не разжимались.
— Кто был твоим первым любовником? Кто, говори?
— Первым был ты. — Эти три слова Брин процедила сквозь зубы. Все ее тело дрожало от унижения и бессильной ярости.
Несколько бесконечных мгновений они молча напряженно смотрели в глаза друг другу. Потом Брин откинулась на подушки и устало прикрыла глаза рукой.
— Ну что, доволен? Ты это хотел услышать?
— Ты никогда…
— Нет, Райли, никогда. — Она опустила руку, и оба удивились: оказалось, что в глазах у нее стоят слезы. — Ты что, сам не знал? Неужели это было не понятно? Или у тебя такое болезненное самолюбие, что мне нужно расписывать все по буквам?
Райли положил раненую руку ей на живот и легонько погладил едва заметным движением пальцев.
— Зачем ты сказала, что были и другие мужчины?
Брин вяло пожала плечами:
— Наверное, чтобы тебя позлить.
— Но зачем тебе нужно было меня злить?
— Не знаю. Может, из-за других женщин. — Слезы на глазах Брин высохли. Синие глаза стали глубокими и беспокойными, как воды Тихого океана во время шторма. — Из-за всех этих женщин, которые были у тебя до нашей свадьбы и после тоже. Я знаю, ты встречался с женщинами. Я же читаю газеты.
Рука Райли застыла неподвижно. Здоровой рукой он взял со стола стакан и сделал большой глоток.
— Ты тоже встречалась с мужчинами. Уинн крутится возле тебя уже несколько недель.
— Откуда ты знаешь?
— У меня свои источники.
— Про Эйбела я уже все тебе объяснила. В нашей дружбе нет ничего романтического.
— То же самое я могу сказать про женщин, которые появлялись со мной в обществе.
Брин посмотрела на него с откровенным сомнением. Райли нахмурился с оскорбленным выражением человека, убежденного в своей правоте.
— Ты же знаешь, я появлялся на этих светских приемах не сам по себе, а от имени телестудии, и, конечно, мне полагалось быть в сопровождении дамы. Эти встречи — чисто официальные, они ровным счетом ничего не значат. Между мной и моими партнершами ничего не было.
— Скажи кому-нибудь другому, я-то тебя знаю. — Брин снова села. — Я прекрасно помню случай, когда мы поехали… — Она не договорила и отмахнулась:
— Ладно, не важно.
Райли криво усмехнулся:
— Нет, уж ты договаривай, договаривай. Какой случай ты вспомнила?
— Не важно, я уже забыла.
— Может, ты имела в виду ночь, когда я выступал на приеме в округе Мэрии? Когда за нами прислали лимузин?
Густой румянец, появившийся на щеках Брин, был равносилен письменному признанию…


— За что это мы удостоились такой чести?
Блестящий черный лимузин, который приехал за ними в назначенное время, был роскошен. И он был такой длины, что, казалось, заднее сиденье, где они сидели, отделяло от шофера расстояние в полквартала.
— Ты удостоилась этой чести, потому что ты моя жена. А я удостоился этой чести, потому что я телевизионная знаменитость.
— И притом очень скромная и застенчивая, — насмешливо добавила Брин, но в ее голосе сквозила нежность. Она подалась вперед и чмокнула Райли в щеку.
— Эй, смотри, что тут есть! — воскликнул Райли, радуясь, как мальчишка, когда обнаружил кнопку, открывающую люк в крыше. — А вот и бар, чтобы мадам не страдала от жажды. — Он продемонстрировал Брин раздвижную панель, за которой скрывался бар с изобилием напитков. — А вот и цветной телевизор, так что при желании ты можешь посмотреть очередную серию «Далласа».
Райли принялся нажимать наугад всевозможные кнопки.
— Осторожнее, не сломай что-нибудь, — предупредила Брин. — Ремонт этой роскоши нам не по карману.
— Не забивай свою хорошенькую головку финансовыми проблемами, мы можем себе это позволить, — заявил Райли снисходительно-высокомерным тоном, который, он точно знал, всегда раздражал Брин. Дождавшись ее свирепого взгляда, он усмехнулся и продолжил:
— Мой агент только что обговорил условия нового контракта. Сумма, которую они собираются мне платить, просто неприлично велика.
— Да уж, не сомневаюсь, — сухо заметила Брин.
— К тому же мне стало известно из надежных источников, что мой продюсер получит большую прибавку к жалованью.
— Кто тебе сказал?
— Моя жена. Она на короткой ноге с моим продюсером.
— Только не забывай, что одно с другим не связано. Твоему продюсеру обещали прибавку за то, что она блестяще руководит передачей «Утро с Джоном Райли» и благодаря ее усилиям рейтинг ток-шоу намного повысился.
— А какую награду она получит за то, что блестяще руководит мистером Райли? — пророкотал Райли в самое ухо Брин.
— М-м-м… полагаю, самого Райли. Брин замурлыкала, как кошка. Райли склонился к ее губам, и она обняла его за шею.
— Я уже говорил тебе, что сегодня вечером ты выглядишь ужасно аппетитно? Что тебе очень идет эта новая блузка?
— Отвечаю по порядку. Нет. Да. — Она смаковала вкус его губ. — Вы и сами отлично выглядите, мистер Райли, и на вкус хороши. И смокинг вам очень идет, а я никогда не могла устоять перед мужчинами в смокингах, они меня просто с ума сводят.
— Какая жалость, что ты не сказала об этом раньше. — Разговор был прерван долгим поцелуем. — Знаешь, что я только что понял?
— Нет. Что?
— Что я тебя целый день не видел.
— Не правда, ты видел меня несколько часов на работе.
— Так то работа, это не считается. А как только мы вернулись домой, ты стала готовиться к сегодняшнему вечеру, а меня отправила в патио высаживать цветочную рассаду.
— Ты что, соскучился по мне?
— Я соскучился вот по этому. — Райли еще крепче обнял Брин и продвинул язык глубоко в ее рот.
Когда они наконец оторвались друг от друга, чтобы глотнуть воздуха, Брин прошептала:
— Я польщена. Мы женаты уже десять месяцев, а ты все еще мной не пресытился.
— Это точно, не устал, — прошептал Райли, касаясь губами ее шеи. — И если ты опустишь руку на несколько дюймов пониже, сможешь сама убедиться, насколько мы тобой не пресытились.
Брин хихикнула.
— Райли! — воскликнула она с наигранным негодованием.
— Прости. Насколько я тобой не насытился.
— Тише! Водитель услышит.
Райли повернулся к панели управления и нашел кнопку, поднимающую перегородку, отделяющую их от водителя.
— Ну вот, я обо всем позаботился. Тебе когда-нибудь приходилось заниматься любовью в лимузине?
— Нет, и я… а-ах… дорогой… Райли, веди себя прилично! Шофер… м-м-м.
Не думая, что делает, Брин сбросила босоножки на высоком каблуке и обтянутой тонким чулком ступней погладила его икры. Райли усадил ее в угол мягкого, обитого бархатом сиденья, и Брин обвила руками его шею.
— Нет, мне положительно нравится эта блузка. — Блузка была черная, из полупрозрачной органзы, сквозь которую просвечивало черное кружевное боди. Пуговицы с искусственными бриллиантами охотно поддавались его ловким пальцам. — Мне нравится, как она шуршит. Ты когда-нибудь замечала, какой это сексуальный звук — шорох одежды?
— Райли, нам правда не следует… — Протест Брин прозвучал не очень убедительно, потому что руки Райли уже сжимали, мяли и поглаживали ее груди. Искусные пальцы быстро довели ее соски до состояния болезненного возбуждения, а потом он склонил голову и взял один напрягшийся пик в рот. Райли теребил языком нежный бутон, чертил вокруг него невидимые спирали, своими ласками доводя Брин до грани помешательства. Дрожа от нетерпения ощутить под пальцами его обнаженную кожу, коснуться волос на груди, она на ощупь стала расстегивать непослушными пальцами его рубашку, наконец расстегнула и с наслаждением положила ладони на грудь мужа.
Брин надела на официальный прием черную муаровую юбку. Свободной рукой Райли нырнул под плотный шелк. Ткань соблазнительно зашуршала. Рука скользнула вверх, добралась до края чулка и погладила обнаженную кожу над ним. Кожа на бедрах Брин была шелковистой и нежной, и, поглаживая ее, Райли сам получал не меньшее наслаждение, чем дарил Брин.
Потом его пальцы прокрались еще выше, к атласному поясу, и погладили теплую кожу над ним. Когда рука Райли скользнула в трусики и накрыла средоточие ее женственности, оба одновременно охнули.
— О, Джон, это… о, да…
— Ты такая сладкая. И влажная. Мне нравится касаться тебя вот так… и вот так.
Его пальцы ощупывали, исследовали, поглаживали… Восхитительно. Брин запрокинула голову, вжимаясь ею в бархатную обивку, и прикусила губу, чтобы экстаз не прорвался наружу криком.
Реакция Брин воспламенила Райли, он отдернул руку и стал лихорадочно расстегивать брюки. Их страстное соитие было стремительным. Оба понимали, что совершают нечто крайне неприличное, и эта мысль возбуждала обоих до неистовства. Риск быть в любую минуту обнаруженными, опасность испортить парадную одежду, смятую и зажатую между их напряженными телами, — все это только подогревало их возбуждение. Райли обхватил упругие ягодицы Брин и рывком посадил ее на себя. Ударяя и вращая бедрами, он задвигался в неистовом ритме, входя в нее глубокими сильными толяками.
Разрядка наступила быстро, подобная мощному беззвучному взрыву, одновременно сотрясшему их тела. Райли с низким грудным рыком мужского удовлетворения уткнулся лицом в ее шею, обдавая разгоряченную кожу обжигающим дыханием. Брин с удовлетворенным вздохом бессильно уронила руки.
И так же одновременно оба расхохотались.
— Господи, Райли, что мы натворили! Быстрее сними меня, и я попробую привести все в порядок.
Райли поднял голову и выглянул в окно — к счастью, окна в лимузине были затемнены.
— Дорогая, тебе лучше поторопиться. Боюсь, мы скоро приедем. У нас в запасе минуты три, не больше.
Брин взвизгнула:
— Не может быть!
Привести ее одежду в порядок удалось довольно быстро, но Брин никак не могла найти одну босоножку. Только встав на четвереньки и пошарив под сиденьем, она наконец отыскала пропажу.
— Проклятие, Брин, я потерял запонку. — В голосе Райли слышалась паника. — О, вот она… нет, это какая-то железяка.
— Ой! Что за чертовщина… вот она, Райли. Я только что нашла твою запонку своей пяткой. Боюсь, как бы она не продырявила мне чулок.
Райли вставил запонку на место, заправил рубашку в брюки и поправил пояс.
— Не забудь застегнуть молнию на брюках.
— Спасибо за напоминание..
У Райли помялась бабочка, и Брин расправила ее, пожертвовав частью времени, которое ей требовалось, чтобы привести в порядок волосы. Расчесываться было уже некогда, она наскоро поправила декоративный гребень и достала пудреницу, чтобы посмотреться в зеркальце. С макияжем, на который она потратила дома уйму времени и стараний, дела обстояли куда хуже.
Лимузин подъезжал к зданию элитного загородного клуба. Посмотрев в окно, Брин увидела, что под навесом их прибытия дожидается небольшая группа встречающих. Лимузин плавно остановился.
— Райли, как я выгляжу? — с тревогой спросила Брин.
— Так, как будто только что занималась любовью.
— Райли!
— А что, ты же сама спросила. — Он рассмеялся и ободряюще пожал ей руку. — Взгляни на эту ситуацию иначе. Все женщины будут завидовать тебе, а все мужчины будут завидовать мне. Сомневаюсь, что многим из них по дороге сюда удалось перепихнуться.
Брин рассмеялась:
— Я люблю тебя.
— И я тебя, — серьезно сказал Райли. — Клянусь Богом, я тебя люблю.
Шофер обошел вокруг лимузина и открыл заднюю дверцу. К вящему смущению встречающих, мистер и миссис Райли были застигнуты целующимися.


— Согласись, это было здорово, — тихо сказал Райли.
— А я никогда с этим и не спорила. — Брин потеребила кисточку пледа. — Ты всегда умел повеселиться. — Она посмотрела на Райли сквозь густую завесу ресниц. — Сколько раз с тех пор, как я ушла, ты так же забавлялся с другими женщинами? Давно в последний раз ездил с кем-нибудь в лимузине?
Райли осторожно снял с колен ее ноги, взял стакан и наклонился вперед, поставив локти на колени. Повертев стакан в здоровой руке, он уставился в образовавшуюся воронку янтарной жидкости.
— Когда ты ушла, я был зол как черт, — тихо начал он.
Брин вдруг пожалела о своем вопросе. «Зачем я только вынудила его рассказывать о других женщинах?» — подумала она. Брин внезапно поняла, что не желает ничего знать и его признания ей не нужны, но было уже поздно, Райли начал рассказывать:
— Ты просто взяла и ушла, не сказав ни слова. — Он повернул к ней только голову, но так неожиданно и резко, что Брин подскочила и отшатнулась от его пронзительного взгляда. — По-твоему, я не имею права злиться и обижаться? А ты поставь себя на мое место. Что, если бы я вот так же собрал вещички и смылся от тебя без единого слова объяснений, упреков, сожалений, раскаяния… просто так?
— Наверное, ты имеешь право сердиться, — тихо признала Брин.
— Совершенно верно, черт побери. Еще как имею. — Он залпом допил бренди. — Пока по почте не пришло письмо, я сходил с ума от беспокойства.
— Но я же оставила записку.
— Ах да, записку. Пять слов, не считая предлогов. Очень серьезное послание. «Не волнуйся, со мной все будет в порядке». Легко сказать, «не волнуйся», когда по улицам шляются всякие извращенцы, самолеты то и дело разбиваются, а автокатастрофы случаются на каждом шагу. — С каждым словом он все больше распалялся и говорил все громче. — Когда кругом полно морей и озер, в которых можно утонуть, когда существуют пропасти, в которые можно свалиться… Я каждый день думал обо всем этом. — Райлй замолчал и, чтобы успокоиться, глубоко вздохнул. Это немного подействовало. — «Не волнуйся». Клянусь, если бы в ту ночь ты попалась мне под руку, я бы тебя придушил!
Он решительно встал с дивана и принялся расхаживать по гостиной.
— Потом я получил это чертово письмо. Опять вместо внятных объяснений — приказ держаться от тебя подальше. Я был в бешенстве. Я просто кипел от ярости. В то время лучше было меня не трогать. Я не мог работать и не работал. Только когда мне позвонили со студии и поставили ультиматум: либо привести себя в порядок и продолжать работать без тебя, либо убираться к черту, — я очнулся. «С какой стати я должен позволять ей погубить мою карьеру, испортить всю жизнь?» — рассудил я и вернулся к работе. И тогда-то мне стало на все наплевать.
— Именно тогда ты и начал встречаться с другими женщинами?
— А что? Почему бы и нет? Откуда мне было знать, что ты не встречаешься с мужчинами? Откуда мне было знать, что ты не крутила роман на стороне все время, пока мы были женаты?
Брин метнула на него уничтожающий взгляд, и Райли смягчился.
— Ну хорошо, признаю, что я никогда всерьез так не думал, но мыслишка все-таки мелькала. Поэтому я начал встречаться с женщинами. И чем они были моложе и сговорчивее, тем больше мне нравились.
Брин уронила голову на грудь. Она не расплачется. Нет, не расплачется! В конце концов, на что она рассчитывала? Ей ли не знать, насколько Райли сексуален! Можно было не сомневаться, что он постарается найти выход своей сексуальной неудовлетворенности.
— Некоторые женщины готовы на все, лишь бы мужчина захотел пригласить их еще раз, — с издевкой произнес Райли. — И даже рискуя показаться неприлично самодовольным, замечу, что мне не нужно было далеко ходить в поисках самых сговорчивых.
Брин поняла, что больше не вынесет. Она отбросила плед, встала с дивана и направилась к бару.
— Пожалуй, теперь я все-таки выпью.
— В моем распоряжении было множество женщин, Брин.
— Нисколько в этом не сомневаюсь, — бросила она через плечо. — Но избавь меня, пожалуйста, от непристойных подробностей. Я больше не хочу ничего слышать.
Брин грохнула стаканом о стойку бара и потянулась за бутылкой «Бейлиз».
— Но я ни с одной из них не спал.
Рука Брин так и замерла в воздухе, держа бутылку ликера над стаканом. Взгляд ее метнулся через комнату к Райли, сердце бешено забилось, глаза внезапно защипало от слез. Она чувствовала, что вот-вот расплачется, потому что верит ему.
— С тех пор, как мы поженились, я не спал ни с кем, кроме тебя. Да что там, я не спал с другими женщинами с того дня, когда впервые поцеловал тебя.
— Правда?
— Похоже, в том, что касается супружеских обетов, я оказался на редкость бесхитростным.
Бутылка глухо стукнулась о стойку бара, Брин чуть не выронила ее из ставших вдруг непослушными пальцев. Она стояла и словно завороженная смотрела, как Райли медленно направляется к ней. Он приблизился, взял ее за руку, мягко потянул за собой, выводя из-за стойки. Брин остановилась перед ним. Тогда он положил здоровую руку на ее плечо и мягко надавил, пока она не опустилась на высокий табурет, стоявший у нее за спиной.
Брин была рада этой опоре: слова Райли принесли ей такое неимоверное облегчение, что она боялась упасть в обморок. А еще она ослабела от любви. Конечно, Брин могла это сколько угодно отрицать, но она поняла, что будет любить Джона Райли даже на смертном одре, до последнего вздоха.
Райли раздвинул ее бедра, шагнул вперед и встал у нее между ног.
— Во времена моей беспутной молодости я воображал, что секс — это все, что нужно для счастья. Я был жаден до женщин, но одинок, понимаешь?
— Да, думаю, я тебя понимаю.
— Только когда я встретил тебя, только когда занимался с тобой любовью, я понял, что почем в этой жизни. А когда ты меня бросила, я страшно злился, но даже в таком состоянии не мог заставить себя осквернить то, что было между нами. После тебя секс с любой другой женщиной был бы просто пародией на то, чем он должен быть. — Он подвинулся ближе. — Брин, с какой стати мне может понадобиться другая женщина, если у меня была ты? Зачем мне даже смотреть на других женщин, когда я любил лучшую из них? Может, все дело в этом? Ты думала, что я тебе изменял, и поэтому ушла?
— Нет.
— Может, кто-то меня оболгал, наврал про несуществующую женщину?
— Нет.
— Тогда в чем дело, любовь моя? — Райли приблизил лицо вплотную к ее лицу, легко скользнул губами по шее, коснулся мочки уха. Брин упиралась поясницей в край стойки бара, она прогнулась в талии и откинулась назад, подставляя тело его ласкам. — Скажи, почему ты меня бросила?
Райли поцеловал ее в губы, но было заметно, что он сдерживает страсть. Он немного поиграл с ее губами, но удержался от того, о чем они оба страстно мечтали. Потом здоровой рукой он взял поочередно ее руки и положил их себе на шею, скрестив сзади. Он погладил внутреннюю сторону ее рук, наслаждаясь невольным стоном, сорвавшимся с губ Брин от его прикосновения. Руки Райли прошлись по ее подмышкам, слегка поглаживая большими пальцами, немного помедлили и двинулись дальше, большие пальцы стали потирать с боков ее груди.
— В чем проблема, Брин? В деньгах?
— Конечно нет!
Он надавил руками сильнее, сближая груди и приподнимая их до тех пор, пока соски через тонкую ткань футболки не коснулись его груди. Брин инстинктивно обхватила его ногами. Пружинистые волоски, покрывающие ноги Райли, щекотали нежную кожу внутренней стороны ее бедер.
— В работе?
— Нет.
Их губы наконец встретились со всей обещанной страстью. Язык Райли нырнул в ее рот, и Брин обвила его своим языком. Райли сунул руку под футболку и принялся медленно задирать ее. Выше, обнажая пупок. Еще выше, обнажая верхнюю часть живота. Еще выше, приоткрывая груди. Еще выше, обнажая их до конца. Ее груди прижались к его крепкой груди.
Поцелуй стал глубже, и из груди Райли вырвался низкий стон. Он прижал к себе Брин так крепко, что уж крепче некуда, приподнимая до тех пор, пока она не встала ногами на нижний обод табурета и их глаза не оказались на одном уровне. Губы Райли были голодными, язык — ненасытным, руки — настойчивыми. Они терлись друг о друга бедрами, прижимались друг к другу в отчаянном стремлении стать еще ближе, слиться полностью. Ее женственность стремилась навстречу его мужественности, и Брин инстинктивно приподняла бедра. Брин почувствовала через ткань белья горячую твердость его возбужденной плоти. Райли просунул руку под резинку ее трусиков, требовательные пальцы обхватили ее упругие ягодицы, заставляя Брин придвинуться еще ближе. Он перестал сдерживаться и дал волю бушевавшему в нем неистовству страсти.
Но когда язык Райли коснулся ее соска, в мозгу Брин вдруг зазвенел колокольчик тревоги. Она напряглась и застыла.
Нет! Она не может — не должна! — допустить, чтобы это случилось. Если они займутся любовью, она окончательно утратит почву под ногами. Окажется, что последние семь месяцев ничего не значат. Если они сейчас займутся любовью, ей придется начинать все сначала.
Брин изо всех сил оттолкнула Райли и так резко вырвалась из его объятий, что чуть не свалилась с табурета. Встав на пол, она повернулась к Райли спиной и оперлась локтями о стойку бара.
Райли стоял сзади, уставившись в спину Брин — голую спину, потому что футболка была задрана до самой шеи. Он пытался достучаться до ее сознания и понять непостижимое.
— Значит, все дело в этом, правда? — спросил он осипшим голосом. Брин не ответила. — Ладно, теперь я все знаю. — Он взял ее за плечи и развернул к себе. Взяв пальцами за подбородок, Райли заставил ее поднять голову и встретиться с ним взглядом. — Говори, что у нас пошло неладно в постели?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Поцелуй на рассвете - Браун Сандра

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Поцелуй на рассвете - Браун Сандра



ХОРОШАЯ КНИГА.
Поцелуй на рассвете - Браун СандраОЛЬГА
23.06.2011, 12.42





Рекомендую прочесть.
Поцелуй на рассвете - Браун СандраЛюдмила
28.02.2012, 18.40





не дочитала
Поцелуй на рассвете - Браун СандраГалка
28.06.2012, 3.50





Не мог сказать, что в восторге от этого романа , но читается легко! Если хотите убить время - читайте!
Поцелуй на рассвете - Браун СандраМарина
1.10.2012, 23.59





Не скажу, что в большом восторге, но читать можно. Почитайте СКАНДАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ, МУЖСКИЕ КАПРИЗЫ, ПЛЕННИЦА ЯСТРЕБА, ЗАВИСТЬ, НОЧЬ С НЕЗНАКОМКОЙ Сандры Браун.
Поцелуй на рассвете - Браун СандраНаталья 66
24.07.2013, 20.23





Читается легко!!!
Поцелуй на рассвете - Браун СандраЛюбовь Владимировна
21.08.2013, 20.30





Книга хороша во всех отношениях! Очень понравилась! Спасибо, Сандра Браун!
Поцелуй на рассвете - Браун СандраЛюдмила
2.03.2014, 19.44





Не самый лучший роман Сандры Браун. Вся книга описывает события одного дня, с вкраплениями воспоминаний из прошлого. Казалось бы должно быть нудно, но нет. читается очень легко. А вот сюжет разочаровал. Когда узнаешь из за чего ГГ-ня ушла от мужа испытываешь разочарование. Банальная, глупая и даже постыдная (с моей точки зрения) причина для разрушения собственного счастья. Но за легкость и юмор ставлю 7 из 10.
Поцелуй на рассвете - Браун СандраВарёна
4.04.2014, 10.04





Женщина все же с психотравмами: он любит - она сомневается и ... Уходит. Это нормально? Может, сначала , разобраться стоило? История не стоит испорченной бумаги, ну разве что много эротики.
Поцелуй на рассвете - Браун СандраЕлена
9.04.2014, 17.17





Женщина все же с психотравмами: он любит - она сомневается и ... Уходит. Это нормально? Может, сначала , разобраться стоило? История не стоит испорченной бумаги, ну разве что много эротики.
Поцелуй на рассвете - Браун СандраЕлена
9.04.2014, 17.17





Начало заинтриговало, а потом у автора очевидно пропало вдохновение, и оконнчила роман удручающе.
Поцелуй на рассвете - Браун СандраАнна
24.04.2014, 10.35





Мне понравился. Интересная история. Причины расставания не совсем уж высосаны из пальца. Для неё важно было: 1.его любовь 2. добиться признания и успеха. Когда её грубо обесценили и задвинули за мужа, она стала неуверенной в себе (а самооценка складывается в том числе и из отношения к нам окружающих людей), начала сомневаться в себе, в нем, в их отношениях. В такой ситуации и при таких обстоятельствах ей стало невыносимо работать и быть с ним. Ее можно понять. Конечно, надо было поговорить и во всем разобраться, кто спорит, ведь он действительно любит её. Но это не так просто, как кажется, и мы все регулярно совершаем подобные глупости, которые иногда меняют всю нашу жизнь. Постоянно такое вижу. Плюс и у неё, и у него на некоторое время сработал один психологический механизм: если очень сильно нуждаешься в человеке, как в воздухе, организм посылает сигнал тревоги (ведь другой человек - переменная неизвестная и от тебя не зависит, а все мы стремимся к спокойствию и стабильности). Тогда возникает необходимость расстаться, чтобы доказать себе, что не задохнешься, чтобы получить полный и единоличный контроль над своей жизнью. Именно это и не получилось у главного героя, за несколько месяцев его жизнь из многовекового фундамента превратилась в карточный домик и рассыпалась на глазах. И вот на последнем глотке воздуха он решает драться за неё, за себя, за их любовь. Класс! У меня прям эссе получилось!
Поцелуй на рассвете - Браун СандраЕкатерина
24.08.2014, 5.17





Екатерина, у Вас не эссе получилось, а " сон про не сон!"
Поцелуй на рассвете - Браун СандраМарго
24.08.2014, 9.14





Прочла второй раз.Как я уже говорила: есть более серьёзные романы,но я всё равно читаю всю подряд Сандру Браун - эта уже 32 книга! ОТЛИЧНО ПИШЕТ,ЗА ЧТО БОЛЬШОЕ ЕЙ СПАСИБО!
Поцелуй на рассвете - Браун СандраНаталья 67
29.06.2015, 14.17





Бред какой-то! Герой ждал 7 месяцев с моря погоды. Героиня придумала что-то, сама не знает что. Хорошо еще, что короткий роман. 7/10
Поцелуй на рассвете - Браун СандраВикки
11.07.2015, 18.57





Вещь проходная, интрига несколько надуманная, но ценность романа в том, что он показывает не только "блеск софитов", но и закулисье во взаимоотношениях творческих личностей. Профессиональная зависть (как бы героиня это не отрицала) - это ржавчина, которая разъедает не только крепкую дружбу, но и любовь. И очень здорово, что она вовремя поняла, что семья - это труд, и никакая карьера не может заменить любовь и настоящую семейную (минимум с двумя детишками) жизнь. Г-герой просто душка, его любовь трепетная, нежная, верная. Все очень чувственно и эротично. 8 баллов.
Поцелуй на рассвете - Браун СандраОльга
18.12.2015, 11.52





Замечательный роман! Очень тонко и верно сказанно о проблемах супругов, работающих вместе в в одной сфере деятельности.rnОчень жаль, что этот роман не попался мне на первых годах моей семейной жизни!rnГерои яркие и очень симпатичные! Позитивная вещь, читалось легко и приятно.
Поцелуй на рассвете - Браун Сандраsasha
18.12.2015, 17.26





sasha сказала все, что хотелось сказать мне.
Поцелуй на рассвете - Браун СандраЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
20.09.2016, 17.26





Интересный роман.
Поцелуй на рассвете - Браун СандраКэт
1.12.2016, 7.47





Боже,какая тягомотина. Скучно,затянуто,проблемы надуманные. Переливание из пустого в порожнее.
Поцелуй на рассвете - Браун СандраНаталья
2.12.2016, 19.41





Боже,какая тягомотина. Скучно,затянуто,проблемы надуманные. Переливание из пустого в порожнее.
Поцелуй на рассвете - Браун СандраНаталья
2.12.2016, 19.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100