Читать онлайн Пламя страстей, автора - Браун Сандра, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пламя страстей - Браун Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.72 (Голосов: 107)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пламя страстей - Браун Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пламя страстей - Браун Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Сандра

Пламя страстей

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

– Ты, наверное, шутишь.
Лоис Джексон даже не пыталась скрыть своего недоверия. Ли с интересом наблюдала за тем, как ее мать бросила выразительный взгляд на отца, который, казалось, тоже не склонен был верить дочери. Ли набрала побольше воздуха и приготовилась к неизбежному бою.
– Я говорю абсолютно серьезно, мама. И я совершенно счастлива. Я люблю Чада. Он любит меня и Сару. В Новый год мы поженимся.
Если бы речь шла о чем-то менее важном, то Ли, наверное, расхохоталась бы над окаменевшими лицами родителей. Она сама им позвонила и пригласила провести день в Мидленде. Причину она не назвала. И вот, когда они наговорились о здоровье ее и ребенка, налили себе кофе из одной из новых кофеварок, нахваливая ее за то, что она в конце концов решилась купить такую, и удобно разместились в своих любимых креслах в гостиной, она спокойно объявила им о своем намерении через несколько недель выйти замуж.
– Но, Ли, это же... это же прежде всего не вполне прилично. Грег еще только-только…
– Мама, он умер больше года назад. Я думаю, что такой продолжительный траур удовлетворил бы самого строгого блюстителя правил хорошего тона.
– Не дерзи мне. Ли. Это недопустимо. Особенно в данной ситуации.
– Прости.
Она заранее знала, как нелегко будет сообщить родителям о предстоящей свадьбе, но не рассчитывала, что будет настолько трудно. Чад предлагал ей свою помощь, он был готов поддержать ее в столь неприятную, как она догадывалась, минуту, но Ли отказалась. Зная ядовитый язык своей матери, она предпочла выдержать первый бой сама.
– Ли, – сказал отец более мягким тоном, чем мать, – не потому ли ты привязалась к этому молодому человеку, что он принимал у тебя роды? Может быть, пройдет время и ты поймешь, что твои чувства к нему – не любовь, а лишь признательность?
Она улыбнулась про себя, мысленно возвращаясь к той ночи, когда она приняла предложение Чада. Лежа в его объятиях, чувствуя сладостную усталость от их близости, она приподняла голову, поцеловала его в подбородок и прошептала:
– Спасибо. – Не открывая глаз, он слегка повел бровью:
– За что?
– За любовь.
Легкий смех вырвался у него из груди прямо ей в ухо.
– Мне это только в удовольствие. Она улыбнулась.
– За это тоже спасибо, – сказала она, ведя пальцем по сходящей на нет полоске волос у него на животе. – Я хотела сказать – спасибо, что любишь меня. И Сару. Не многие мужчины захотят возиться с чужим ребенком.
Тогда он открыл глаза и повернул голову. Они лежали на одной подушке.
– Странно, но для меня она с самого начала была моим ребенком. Она похожа на тебя, а не на Грега, если верить твоим описаниям, а к тому же я присутствовал при ее появлении на свет. Для меня она наша без всяких оговорок.
Она сжала его изо всех сил.
– Ты когда-нибудь удочеришь ее? Чтобы она официально носила фамилию Диллон?
– Я был бы счастлив. Я только не решился бы просить тебя об этом. С биологической точки зрения она дочь Грега.
– Да, конечно, и я обязательно расскажу ей об этом, расскажу о ее настоящем отце. Но после смерти его матери – Сары – у него не осталось родных. И для моей Сары ты будешь единственным отцом, и я думаю, для нее будет лучше носить нашу с тобой фамилию. Если взвесить все «за» и «против», то это будет наилучший вариант.
– Хочу, чтобы вы обе носили мою фамилию, – объявил он. – И как можно скорее!
При воспоминании о последовавшем за этим разговором поцелуе лицо Ли потеплело. Да, у нее много причин испытывать признательность к Чаду Диллону. Она обратилась к родителям:
– Да, я по гроб буду благодарна ему за то, что он оказался на моем пути в тот день, за то, что у него хватило мужества сделать то, что он сделал, и с должным вниманием и осторожностью. Но это далеко не все. Я люблю его! И я хочу, чтобы он стал моим мужем и моим возлюбленным.
– О Господи, – простонала Лоис, поднеся к горлу дрожащую руку. – Ли, ты ведь молодая мать. Послушай, что ты говоришь. Харви, скажи же что-нибудь! – прошипела она в сторону отца Ли.
Не дожидаясь, когда он исполнит ее приказание, она запустила следующую обойму возражений:
– Ты ведь нам сама тогда сказала в клинике, что он, похоже, не прочь и получить вознаграждение за помощь тебе. Он вообще работает? Чем он занимается?
Ли пока не хотела обсуждать этот предмет. Ей еще предстояло свыкнуться с работой Чада, и она, конечно, с этим справится. Она не сомневалась, что любовь к нему поможет ей преодолеть антипатию к его работе. К тому же мать явно интересовалась работой Чада совсем по другой причине – ей надо было выяснить его материальное и общественное положение. Она не могла простить Ли того, что та когда-то вышла замуж за государственного служащего. «Вот она удивится», – подумала Ли злорадно.
Она улыбнулась:
– Да, мама. Он работает. Он... он работает на нефтяных скважинах.
– Рабочий? – взвизгнула Лоис. – Ли, ради всего святого, одумайся! Ты собираешься выйти замуж за какого-то работягу, неизвестно откуда родом, который будет неизвестно как с тобой обращаться. Харви! – повторила Лоис, пытаясь расшевелить мужа.
– Ли, дорогая, мы не говорим, что свадьбу надо отменить, но, может быть, было бы разумно повременить с этим делом, пока мы не познакомимся с ним получше. Мы не можем тебе диктовать, что делать, ты вполне взрослая женщина, но ты поступаешь опрометчиво. Мы не хотим, чтобы тебе было плохо. К тому же ты ведь должна подумать и о ребенке, а не только о себе.
Ли ответила на все его доводы сразу:
– Во-первых, мы не собираемся откладывать свадьбу. Мы не станем жить вместе до свадьбы, поэтому ждать мы не можем. Во-вторых, сегодня у вас будет возможность познакомиться с Чадом. Он пригласил нас к себе на ленч, и я взяла на себя смелость дать от вашего имени согласие. – Она, казалось, не замечала недовольного выражения матери. – В-третьих, я рада, что вы признаете меня достаточно взрослой, чтобы принимать самостоятельные решения. И сейчас я просто ставлю вас в известность, что я выхожу замуж за Чада – независимо от того, нравится вам это или нет. И последнее – но далеко не по значимости – это то, что юн обожает Сару, а Сара – его. Это, кажется, все. Чад будет здесь с минуты на минуту, а мне еще нужно одеться. Прошу меня извинить. – И она вышла из гостиной, оставив их в недоуменном молчании.
Она надела голубое платье-свитер, которого Чад еще не видел. Мягкий воротник-капюшон обхватывал ее шею, подчеркивая особенную синеву ее глаз и оттеняя цвет лица. Она разбудила Сару, которая спала перед обедом, и переодела ее в отделанный кружевами костюмчик с штанишками, наподобие старинных панталон.
Когда Ли вернулась в гостиную, родители были в том же положении; в каком она их оставила. Харви Джексон неловко ерзал в кресле.
Лоис, суровая и холодная, продолжала сидеть на диване.
– Будь умной девочкой – посиди на качельках, пока Чад не придет, – попросила Ли Сару.
– Не нравятся мне эти новые приспособления, Ли. Когда ты была маленькая, то я не ленилась держать тебя на руках. А современные матери совсем перестали думать о своих детях.
Ли прикусила губу, чтобы не выплеснуть на мать слова о том, что никто, как она, не любит свою маленькую дочку. Но она сдержалась и ровным голосом сказала:
– Я знаю, мама, что ребенка полезно держать на руках и ласкать. Я по несколько часов в день держу ее на руках, качаю, ласкаю, но я делаю это, когда я хочу, а не по ее капризу. Надеюсь, она не будет избалована и будет знать, что по ее первому зову я не стану бросать все дела и хватать ее на руки.
– Ничего нет плохого в том… Раздался спасительный звонок.
– А вот и Чад, – быстро сказала Ли, направляясь к двери и почти что бросаясь в его объятия. Теперь ее полку прибыло.
– Привет, – сказал он, обнимая и целуя ее прямо на глазах родителей.
– Привет, – ответила она, когда он отпустил ее. Глазами она сделала ему предупреждающий знак. Он подмигнул в ответ. Она за руку вывела его на середину комнаты. – Мама и папа, это Чад Диллон. Чад, это мои родители, Лоис и Харви Джексон.
Он повернулся лицом к Лоис и засвидетельствовал свое почтение кивком головы. Мать Ли не подала ему руки.
– Рад познакомиться с вами, миссис Джексон. Надеюсь, у Ли есть рецепт вашего картофельного салата? Мне довелось его однажды пробовать. Это было очень вкусно. – Наклонившись, он шепнул:
– Даже вкусней, чем тот, что готовит моя мама, только не говорите ей об этом.
Обезоруженная и не зная, как на это ответить, Лоис Джексон пробормотала:
– Что ж... благодарю вас. Я тоже рада с вами познакомиться, – добавила она больше для приличия.
Чад повернулся к Харви. Тот улыбался молодому человеку, сумевшему угодить его жене. Чад крепко пожал руку Харви.
Когда представления были окончены, Чад нагнулся к Саре, которая, заслышав его голос, уже радостно колотила ножками в кружевных штанишках.
Ли заметила, что мать изучает Чада скептическим взглядом страхового агента, осматривающего разбитую машину. Безупречные манеры и обходительность Чада не вызывали сомнения. С первого взгляда было видно, что он хорош собой и умеет одеться. Его брюки песочного цвета сидели на нем так, как могут сидеть только сшитые на заказ вещи, а покрой его темно-коричневого пиджака не оставлял сомнения в его происхождении из салона знаменитого французского модельера. Под пиджаком на нем был кремовый свитер узорчатой вязки, который подчеркивал темный цвет его волос.
Он стоял, потирая руки таким знакомым Ли жестом.
– Надеюсь, Ли передала вам мое приглашение на ленч.
– Да, спасибо. Чад, – сказал Харви, прежде чем Лоис открыла рот.
– Значит, все готовы?
Ли даже стало жалко мать, когда на нее обрушились новые сюрпризы, первым из которых стал «феррари». Ли показалось, что глаза Лоис вот-вот выскочат из орбит при виде сверкающей синей спортивной машины.
– Вот это я понимаю машина. Чад! – воскликнул Харви, подходя к автомобилю.
– Когда-нибудь и вы подрулите, – учтиво предложил Чад.
– С удовольствием.
Ли подивилась энтузиазму отца, который не признавал ничего, кроме своего консервативного «бьюика».
– Жаль, но мы все не поместимся. Ничего, что вам придется ехать следом? – спросил Чад.
– Ничего, ничего. – Харви повлек свою как громом пораженную жену к их машине, а Чад усадил в «феррари» Ли с Сарой.
Когда они тронулись. Чад обернулся к Ли.
– Итак? – спросил он.
– Они были категорически против этой затеи, покаты не явился. «Картофельный салат!» Он усмехнулся.
– Черт возьми, я знал, что тут нужно что-нибудь сногсшибательное, а фразы типа «Теперь я понимаю, в кого ваша дочь такая красавица» слишком банальны Ли рассмеялась.
– Я бы сказала, что ты еще больше набрал очков своим чистым и нарядным видом, а кроме того – машиной.
– Чистым видом?
– Мне кажется, в тот день, когда ты оставил нас в клинике, я сказала им, что ты был весь грязный и работаешь механиком. Подозреваю, они ожидали чего-то похожего и сегодня – А ты, знаешь ли, ведешь себя нечестно.
– Почему?
– Потому что в тот день, когда я должен проявить себя как образцово-воспитанный джентльмен, ты надеваешь такое соблазнительно облегающее платье, что я с ума схожу от твоей округлой груди, от твоей тонкой талии, от твоей маленькой крепкой попки и длинных, стройных ног.
– Чад, – воскликнула она, – если бы моя мать могла слышать хоть малую часть из того, что ты сейчас сказал, у нее был бы сердечный приступ.
– А как у тебя самой с сердцем? – хитро спросил он. Рука его, до этого мирно лежавшая на ее бедре, скользнула выше и коснулась левой груди, как бы проверяя сердечный ритм. – Тук-тук, тук-тук.
Притворно возмутившись, она отстранилась.
– У меня с сердцем порядок, спасибо. И прошу тебя держать обе руки на руле, чтобы моя мать видела их там.
Они расхохотались, и Чад посетовал:
– Это будет чертовски длинный день. Ли не сомневалась, что если у Лоис и Харви Джексонов и были еще какие-то сомнения относительно их будущего зятя, то при виде его дома они окончательно развеялись. Она отдала бы свой месячный заработок за то, чтобы услышать, о чем они говорили в «бьюике», пока ехали к Чаду.
Он пропустил их в парадную дверь, и Ли заметила, что мать ее слегка приоткрыла рот, в изумлении оглядывая внутреннее убранство дома. Чад разговаривал с ними исключительно вежливо и дружелюбно, и они удобно расположились в столовой. Стол был накрыт со всей тщательностью, вплоть до букетов хризантем и ноготков в центре стола. Ли помогла Чаду принести еду.
– Вы сами готовили французский пирог? – спросила Ли нарочито вежливо, откусывая маленький кусочек.
Чад рассмеялся и вытер рот салфеткой.
– Нет, мэм, готовила моя экономка. Мне нужно было только сунуть его в духовку. Это я умею.
Ли недоверчиво взирала на блюда, отобранные Чадом для сегодняшнего меню. Зная его вкусы, она ожидала мясо с картошкой или в соусе «чили» – одним словом, что-нибудь основательное. Но он распорядился, чтобы миссис Де Леон приготовила фруктовое, ассорти, запеканку из грибов с ветчиной, салат из шпината, мандаринов и миндаля и мороженое-парфе, которое было подано в изящных вазочках на длинных ножках. Все было отменного вкуса и красиво оформлено, но всякий раз, как Чад откусывал кусочек пирога. Ли давилась от смеха.
Лоис настояла, чтобы они с Ли убрали со стола. Сару тоже покормили, и она наслаждалась жизнью в детской кроватке, которую Чад поставил в одной из четырех спален. Вдвоем с Харви они отправились попрактиковаться на площадке для гольфа возле пруда.
– Ты могла бы и предупредить меня. Ли, – резким тоном заметила мать.
– О чем? – невинно ответила Ли, вытирая стол влажной губкой.
– Обо всем... обо всем этом, – сказала Лоис, описывая рукой круг. – Ты ведь внушила мне, что Чад Диллон – голодранец.
– Видишь ли, мама, когда я влюбилась в него, я так и думала. К тому же я не считаю эту роскошь главным достоинством Чада. Я люблю его не за это. И я надеялась, что и вы с папой полюбите его.
– О Ли, – сказала Лоис с упреком. – Я знаю, ты считаешь меня корыстной, но ты не знаешь, что такое жить в бедности. Я видела, как рушилась семья моих родителей, вынужденных содержать четверых детей на скудный доход. – При этих воспоминаниях лицо ее исказилось от боли. – Сами по себе деньги не могут никого сделать счастливым. Но без них. Ли, быть вполне счастливым тоже невозможно. Подумай, что бы ты чувствовала, если бы у тебя не было возможности покупать Саре дорогие подарки на день рождения и на Рождество, если бы ты была вынуждена одевать ее в обноски, не могла бы отдать ее учиться в колледж.
Видя, как лицо матери болезненно сморщилось от этих признаний, которых прежде Лоис никогда не делала дочери, Ли почувствовала угрызения совести. Мать редко рассказывала о ;воем детстве, но Ли вдруг осознала, что она должна была понимать – причина страсти Лоис к материальному достатку коренилась в рано испытанных лишениях.
– Прости меня, мама. Я знаю, ты хочешь мне только добра, но поверь, что Чад – это, что мне нужно, и не из-за его богатства, а потому, что он такой, какой есть.
– Он действительно абсолютно безупречен, – твердо сказала Лоис.
В ответ Ли порывисто обняла мать, подавив улыбку.
Лоис Джексон ответила на объятие дочери, как всегда, без эмоций, но Ли почувствовала, что между ними установлено перемирие. Когда мужчины вернулись в дом, они застали женщин в мирном настроении. Чад развел огонь в огромном камине в гостиной, труба которого терялась где-то под крышей третьего этажа.
Когда гости расположились вокруг очага. Чад принес всем, кроме Ли, по чашке кофе и устроился на плюшевом диване рядом с Ли, притянув ее к себе.
– Чад, Ли говорила, что вы работаете на скважинах. Чем вы конкретно занимаетесь? – спросил мистер Джексон.
– Я работаю в компании «Фламеко».
– «Фламеко», – повторил Харви задумчиво. – Я как будто слышал о ней, только не помню, что именно.
– Тушение «диких» скважин, – подсказал Чад.
– О Господи! – Чашка Лоис застучала по блюдцу, и ей пришлось поставить и то и другое на маленький деревянный столик возле ее кресла. Ее глаза метнулись к Ли, и впервые за этот день той пришлось отвести взгляд. Она опустила глаза и стала рассматривать свои руки.
– Так вы... мм... вы тушите пожары на нефтяных скважинах?
– Да, сэр.
– А в чем конкретно заключаются ваши функции?
Чад закинул ногу на ногу. На нем были коричневые парадные туфли, которых Ли прежде не видела. Не желая вникать в продолжение разговора, она попыталась сосредоточиться на разглядывании этих туфель.
– Конечно, бригада работает вместе, но персонально в мои обязанности входит перекрыть течь, когда огонь потушен.
– А как это происходит?
– Если опустить технические подробности, мы устанавливаем взрывное устройство в том месте, откуда начинается пожар. Взрывом поглощается кислород, и пламя оказывается сбито. Тут-то и наступает моя очередь с моими заслонками. Я должен перекрыть течь, пока искра… – Почувствовав, как передернулась Ли при этих словах, он резко замолчал. Взяв ее за плечо, он попытался ей улыбнуться. Она чувствовала на себе его взгляд, но не решалась поднять глаза, продолжая изучать его туфли.
– Надо полагать, это очень опасная работа, – прямолинейно сказал Харви.
– Да, сэр, но и очень тщательно продуманная. Мы все знаем, что делаем, и не идем на необоснованный риск. Каждый пожар имеет свои особенности, и каждый основательно изучается, прежде чем мы приступаем к делу.
– И давно вы работаете в этой компании? – спросил Харви. За все время разговора Лоис и Ли не проронили ни слова.
– С окончания колледжа, сэр. Вот уже двенадцать лет. – Он на минуту замолчал. Ли чувствовала, как его голубые глаза буравят ей макушку. – Может быть, уже и хватит. Я иногда подумываю об этом.
Ли так резко подняла голову, что у нее заныла шея.
– Что? – спросила она, затаив дыхание. – Что ты сказал?
Рука, до этого потиравшая ее плечо, теперь пригладила ей волосы.
– Мне не хотелось бы давать тебе невыполнимых обещаний, но думаю, тебе не придется всю жизнь нервничать по поводу моей работы.
Как она ни старалась, большего от него добиться не смогла. Он оставался глух ко всем ее мольбам. Хотя Ли изнемогала от любопытства, но ей пришлось на сей раз довольствоваться тем неопределенным намеком, который он обронил. То, что он понимает ее страх перед его работой и обдумывает эту проблему, уже было для нее облегчением. А то, как нежно он смотрел на нее, позволяло думать, что он предпринимает усилия к тому, чтобы устранить последний барьер на пути к их полному счастью.
После этого они перешли к ничего не значащей светской беседе. В какой-то момент Харви стал клевать носом, но тут же раздался окрик Лоис.
– Ох, прошу прощения, – сказал он, зевая. – А почему бы вам не пойти в кино или куда-нибудь еще? Мы бы с Лоис прекрасно посидели с Сарой. Парочке, которая собирается пожениться, вовсе необязательно торчать со стариками. Им и вдвоем надо побыть. А я боюсь, Сара не очень-то позволяет вам.
– Вы очень добры, сэр, – сказал Чад вежливо, но при взгляде на Ли глаза его весело заплясали. – Ли, ты как? Можем мы оставить их на милость Сары?
Не прошло и нескольких минут, как они уже были в пути, убедившись только, что Джексоны знают режим Сары, а также где найти ее еду и – питье, и обговорив время своего возвращения.
– Спасибо еще раз, – крикнул Чад Харви Джексону, закрывая дверь.
Заводя машину. Чад ощущал себя прогульщиком в школе, – Невероятно! Несколько часов вдвоем!
– Ты, конечно, понимаешь, что моя мать сунет нос в каждый уголок у тебя в доме. Надеюсь, тебе нечего от нее скрывать?
– Я сама осторожность.
– Ты весь день себя вел как подлинный джентльмен.
– А сейчас этот джентльмен превратится в животное, – сказал он с притворным рычанием и, остановившись на красный свет, перегнулся поцеловать ее.
Зажегся зеленый, но водителю в следующей за ними машине пришлось трижды просигналить, прежде чем они очнулись. В то время как Чад разгонялся. Ли пыталась восстановить дыхание после поцелуя.
– Кино звучит просто замечательно. Мы еще ни разу не были с тобой в кино, – сказал Чад. – Но всему свое время. – И он подрулил к мясному ресторанчику, над входом в который красовалась улыбающаяся корова.
Ли захохотала.
– А я-то думала, как долго ты еще продержишься?
– Да я просто умираю с голоду, – признался он и вышел из машины.
Она смотрела, как он поедает бифштекс, обжаренный в хрустящих сухарях и сдобренный густой подливой. Трапезу завершили два толстых ломтя техасского поджаренного хлеба и полная тарелка жареной картошки, а десерт он решил отложить до кино.
Когда они прибыли в кинотеатр. Ли зашла в дамскую комнату. Вернувшись в фойе, она обнаружила Чада буквально припертым к стенке двумя молодыми женщинами – блондинкой и брюнеткой. Темноволосая глубоко запустила руку в предложенную ей коробочку с попкорном, а сама так прильнула к нему, что Ли почувствовала, как у нее закипает кровь.
Чад заметил ее поверх голов своих подружек и устремился к ней. Она не могла скрыть ревнивого взгляда, и он заулыбался.
– Ли, это Хелен и ее подруга ..гм…
– Донна, неучтивый ты тип, – сказала блондинка, тыча его в грудь.
Ли подавила желание указать женщине на излишнюю фамильярность.
– Здравствуйте, – сказала она холодно.
– Привет, – пропели обе в унисон.
– В Новый год планируется еще вечеринка с барбекью и танцами «вестерн». Пойдешь, Чад? – спросила Хелен, жуя резинку, – – Не знаю. Мне нужно посоветоваться с Ли. На следующий день наша свадьба, поэтому, возможно, нам придется воздержаться от танцев.
– Свадьба? – спросила Хелен, повысив голос. – Вы женитесь?
– Да, кажется, на свадьбе обычно происходит именно это, – мягко ответил Чад.
Ли почувствовала, как ее необоснованная ревность отступает. Чад просто искал возможности объявить новость Хелен и Донне; он так же предан Ли, как и она – ему.
– Ну что ж, поздравляю, – сказала Хелен бодро, хотя и не вполне искренне. – Пока, Чад. Она отошла, увлекая за собой ошеломленную Донну.
– Так вы женитесь? – передразнила Ли, пока они шли в зал.
– Да, и ждать я не намерен, – сказал он, чмокая ее прямо в губы. – А теперь – тихо.
Он облюбовал два места в последнем ряду у стенки. Поскольку зал был наполнен лишь на четверть, место было вполне уединенным.
– Чад, – прошептала Ли. – Я, наверное, не говорила тебе, я ведь немного близорука. Я не увижу так далеко.
– Это неважно. Как только погасят свет, я тебя не выпущу из объятий. Я настроен серьезно.
– А я хочу посмотреть фильм, – поддразнила Ли.
– Да я его видел. Ничего особенного.
– Ты его видел? – спросила она довольно громко, так что на них зашикали. Она понизила голос. – Почему ты мне этого не сказал?
– Потому что я хотел выбраться хоть куда-нибудь.
– Ну да, чтобы нацеловаться вдоволь, – закончила она за него.
– Ага, и еще наобниматься.
– Не знаю, как ты, а я собираюсь смотреть кино. Ты можешь пока утешаться своим гадким попкорном.
– Гадким или нет, но он уж-жасно вкусный, – парировал он, засыпая в рот полную горсть кукурузы.
Ли уселась поудобней в кресле и стала смотреть на экран, который был похож для нее на ожившую почтовую марку где-то там, в конце темного тоннеля. Она вежливо отказалась от предложенного Чадом глотка воды и горсточки миндаля.
Уголком глаза она видела, как он прикончил все свои запасы и аккуратно сложил пустые коробки под сиденье. Фильм был не ахти какой, но когда Чад украдкой просунул руку вдоль спинки ее сиденья, она смерила его недовольным взглядом.
Медленным движением он убрал прядь волос с ее уха.
– В шейку? – спросил он с нарочитым техасским акцентом.
Она увильнула от него.
– Нет! Веди себя прилично!
– Ну ладно, – вздохнул он. – Оставим серьезные поцелуи до лучших времен. А как насчет несерьезных?
– На несерьезные я согласна. – Она смягчилась. Он скромно поцеловал ее в щечку. – Давай пока смотреть кино. О чем оно хотя бы?
Он шепотом рассказал ей вкратце содержание до того момента, который шел на экране. Они просмотрели фильм до конца, хотя было не особенно интересно. Когда героиня фильма сидела на постели из розового атласа и ее простыня предательски соскользнула, обнажив розовую грудь. Чад прошептал уголком губ:
– Далеко до твоей.
При этих словах он скользнул рукой к ее левой груди и стал ее нежно гладить. Она игриво шлепнула его по руке и процитировала:
– Неучтивый тип!
Они тихонько засмеялись шутке.
Переполняемые желанием, они вернулись в дому Чада и застали там Джексонов, совершенно очарованных хорошим поведением Сары. Лоис похозяйничала на кухне и приготовила сандвичи и консервированный суп на ужин.
– Передай соль, пожалуйста.
– Ли, ты ешь слишком много соли, – проворчала Лоис. – Ты во время беременности к этому пристрастилась.
– Соленая пища, по-моему, как раз вредна беременным женщинам? – спросил Чад.
– Я думала, ты только в акушерстве силен, – засмеялась Ли. – Откуда ты знаешь, что вредно, а что полезно беременным женщинам?
На какое-то мгновение руки его замерли, а глаза стали пустыми. Затем он пожал плечами и ответил:
– Это все знают. – И он поспешил переменить тему:
– Сандвичи просто великолепны, миссис Джексон. Спасибо.
После этого разговор все время вертелся вокруг нее, но Ли не могла избавиться от неосознанной неловкости. Что это было за странное выражение на лице Чада при упоминании о беременности?
Сразу после того, как Ли и Лоис помыли посуду, Джексоны уехали. Когда они провожали Джексонов, стоя на крыльце, рука Чада лежала на плече Ли, и все же она чувствовала, что между ними стоит какая-то незримая стена, какое-то напряжение, которого прежде она не знала. Что случилось и чем вызвано это напряжение, которого она не может понять?
Они закрыли входную дверь и Ли стала собирать вещи Сары, чтобы ехать домой, но напряжение Чада не спадало. Она все еще запихивала детские вещи в сумку, когда он взял ее руки в срои и усадил ее на диван.
– Оставь это на минутку. Я хочу кое-что тебе сказать, пока ты не уехала. Она рефлекторно сглотнула.
– Хорошо, – сказала она как можно более ровным голосом. Сердце ее похолодело. Она инстинктивно чувствовала, что не желает этого разговора.
– Ли, – сказал он, отведя глаза, а затем силой заставив себя посмотреть ей в лицо. – Когда Шерон умерла, она была беременна.
Она быстро втянула в себя воздух, что-то было воскликнула, но тут же сама себя оборвала и долго без слов смотрела на него. Когда дыхание ее восстановилось, она глубоко вздохнула.
– Ясно, – сказала она тихо.
Ей нужно было побыть от него на расстоянии, чтобы все осмыслить, и она встала и отошла к окну. Невидящими глазами она смотрела на украшенный газон. За газоном ей виделась пропасть, разверзающаяся между ней и Чадом. Ей хотелось повернуться к нему, протянуть ему руку, ощутить его объятие, но пропасть все росла. И он стоял на одной ее стороне, а она – на другой.
– Думаю, тебе не все ясно, – сказал он тихо.
Так и было. В мозгу у нее все завертелось. С тех пор, как Чад поведал ей о несклонности Шерон к романтическим отношениям, она ни разу не задумалась над тем, что они все же были мужем и женой. И хотя это было эгоизмом и безумием, но мысль о том, что Шерон носила его ребенка, пробудила в ней ужасную ревность. В данных обстоятельствах это было не более чем детским вздором, но она ничего не могла поделать с горьким чувством, которое клокотало у нее в горле и оставляло металлический привкус во рту.
– Видишь ли, Шерон…
– Я не желаю этого знать, – сказала она резко, повернувшись к нему. Она окоченела всем телом, и глаза ее излучали холодное сияние. – Пожалуйста, избавь меня от деталей.
В мгновение ока Чад был возле нее.
– Черт тебя побери, на тебя не угодишь! Я просто хотел тебе рассказать, чтобы ты потом не узнала случайно, как это было…
– Как это было со всем прочим. Ты это хотел сказать?
– Да, – сказал он резко. – Я стараюсь быть с тобой честным. Ли. Ты же сама обвиняла меня в каких-то секретах, а я теперь не хочу, чтобы между нами были какие-то недомолвки. Я мог бы поступить намного проще, промолчать в надежде, что ты никогда ничего не узнаешь. Кроме меня и моих родителей, мало кто знает о беременности Шерон. Было достаточно и того, что жена покончила жизнь самоубийством. Я не стал сообщать всему миру, что она заодно убила и ребенка.
Она видела его горе, его боль, и сердце ее наполнилось жалостью. Она опустила голову и закрыла глаза рукой. Проведя рукой по лицу, она подняла на него глаза.
– Прости, Чад. Прости меня. Стыдясь своей реакции на его откровенность, она хотела теперь загладить свою вину.
Она подошла к нему и усадила его на диван.
– А что произошло? – спросила она ласковым голосом.
– Какое-то время мы не хотели заводить ребенка. Она... она пугалась одной мысли о материнстве, о родах. Но она сама была безответственна, как дитя, и… – Он взъерошил волосы. Ли хотелось пригладить ему шевелюру, но она не двинулась с места. – Как бы то ни было, но когда она узнала, что беременна, она запаниковала. Может быть, это тоже послужило одной из причин ее самоубийства. – Он вздохнул. – Не знаю.
– Ты злился на нее? Я имею в виду – потом, когда она лишила тебя твоего ребенка? Он впился в нее глазами.
– Как ты догадалась? Я был зол, как черт. Я понимал, что я должен горевать, но меня охватила такая злость…
Теперь она позволила себе дотронуться до него и провела рукой по его бровям.
– Что-то похожее я чувствовала, когда умер Грег. Я спрашивала себя, как он мог так поступить со мной?
– Наверное, это нормальная человеческая реакция. Гордиться тут нечем, но это так понятно.
– Я только что пережила еще одну такую реакцию. Когда ты сказал, что Шерон носила твоего ребенка, я впервые в жизни ощутила зависть.
Он притянул ее к себе.
– Моя Ли! Беременность Шерон была ошибкой природы. Когда же мы с тобой будем делать детей, это будет торжество жизни и нашей любви.
Она прижалась к нему, испытывая облегчение от того, что Сара, измученная вниманием бабушки и дедушки, спокойно спала на протяжении всего разговора.
– Обними меня. Чад. И люби меня.
– Можешь рассчитывать и на то и на другое, – прошептал он, прижавшись губами к ее волосам.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Пламя страстей - Браун Сандра

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Пламя страстей - Браун Сандра



вОТ ТАК ДОЛЖЕН ЛЮБИТЬ МУЖЧИНА, ХОТЯ СКОРЕЕ ВСЕГО ТАКОЕ НЕВЕРОЯТНО)))
Пламя страстей - Браун СандраОКСАНА
22.12.2011, 18.07





мужчин таких не существует, но читала с удовольствием
Пламя страстей - Браун Сандраарина
29.01.2012, 12.30





хорошая история,только не хватило интриги 9/10
Пламя страстей - Браун Сандраatevs17
29.01.2012, 16.21





Героини такие нервные, но мужики, что надо.
Пламя страстей - Браун СандраЛюдмила
25.02.2012, 21.48





Если найти хорошего мужа, то такая жизнь - это реальность!!!! и тем более если вы будете любить друг друга...
Пламя страстей - Браун СандраНика
11.07.2012, 15.28





Не мужик, фантастика!!! Второй раз читаю этот роман! Безумно понравился!!! Как порой хочется такой же любви от мужчины, такой же нежности и понимания!!!
Пламя страстей - Браун СандраМарина
7.11.2012, 14.13





читала с удовольствием!!!
Пламя страстей - Браун СандраЛюбовь Владимировна
4.08.2013, 15.05





Хороший роман!!!
Пламя страстей - Браун СандраИрина
23.10.2013, 22.07





У кого-то уже читала,он принимает роды,видит промежность и влюбляется.Дальше все приторно.Сандре лучше детективы удаются.
Пламя страстей - Браун СандраЮленька
24.04.2014, 22.26





Не супер, конечно, до "Зависти" далеко, но почитать можно, если нечего делать.6 баллов
Пламя страстей - Браун СандраВасилиса
25.10.2014, 14.21





Прекрасный роман!Ну,очень понравился.
Пламя страстей - Браун СандраНаталья 67
27.06.2015, 22.28





Хороший роман. Классный герой, но не существующий в реальности. 9/10
Пламя страстей - Браун СандраВикки
19.07.2015, 21.09





побольше нам таких мужчин в реальной жизни................
Пламя страстей - Браун СандраКэтрин
20.07.2015, 21.45





побольше нам таких мужчин в реальной жизни................
Пламя страстей - Браун СандраКэтрин
20.07.2015, 21.45





В реальной жизни на первом месте у мужчин работа. Хотя, хотелось бы.... Один раз прочесть можно.
Пламя страстей - Браун СандраЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
10.11.2015, 12.04





Почитала, помечтала..., ну а что еще мы ждем от ЛР-мини.
Пламя страстей - Браун Сандраиришка
11.02.2016, 18.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100