Читать онлайн От ненависти до любви, автора - Браун Сандра, Раздел - ГЛАВА 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - От ненависти до любви - Браун Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.13 (Голосов: 134)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

От ненависти до любви - Браун Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
От ненависти до любви - Браун Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Сандра

От ненависти до любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 5

Процесс выздоровления был подобен для нее тюремному заключению, которое она отбыла «от звонка до звонка». И все же, побывав у доктора и получив у него разрешение выйти на работу, она должна была признать, что длительный отдых пошел ей на пользу.
Она чувствовала себя полностью обновленной. Почти пять месяцев прошло со дня гибели Томаса. Пора было заняться обустройством собственной жизни. До того как у нее случился выкидыш, Кари витала где-то в заоблачных мирах, однако теперь у нее появилась четкая цель — добиться, чтобы исполняющий обязанности окружного прокурора получил по заслугам.
Хантер Макки добился-таки обвинительного приговора членам городского совета Паркеру и Хейнсу. Хотя Томас Уинн был мертв и не мог защищаться, он был пригвожден к позорному столбу наряду с теми двоими. Этого Кари Стюарт-Уинн прокурору не могла ни забыть, ни простить.
Она проработала после болезни уже три недели, когда до нее дошел слух, заставивший ее сорваться с места и опрометью броситься к рабочему столу Пинки в главной редакции.
— Я только что услышала, что Дик Джонсон уходит от нас на Кей-эй-би-си.
Пинки пустил в потолок столб сигаретного дыма.
— Языки здесь работают быстрее, чем у проститутки счетчик, — буркнул он. — Мне самому эту новость на хвосте принесли каких-нибудь пятнадцать минут назад.
— Я хочу на его место.
Пинки хмуро посмотрел на нее. Его глаза задумчиво застыли на лице Кари, однако это не помешало ему одновременно отдать распоряжение проходившему мимо оператору отправляться с видеокамерой на вертолетную площадку и ждать там репортера.
— На химзаводе рвануло, так что снаряжайтесь как следует! — проорал он и только потом обратился к Кари, уже более спокойно: — Ладно, потом поговорим.
Она охотно последовала за ним в его служебный кабинет, где директор службы новостей бывал лишь в редких случаях. Комната со стеклянными стенами примыкала к главной редакции. Оттуда было видно все: что происходит, кто занят, кто свободен, а кто и просто сгорает от скуки. Если Пинки приглашал кого-нибудь в свой кабинет, это означало, что разговор предстоит непростой. Закрыв за собой дверь, директор разместился за столом. Кари села на стул напротив.
— Зачем? — спросил он без всяких предисловий. Она обескураженно заморгала.
— Как это — зачем?
— Зачем тебе городское правительство?
— Я занималась им до того, как вышла замуж за Томаса. Ты сам знаешь, почему мне пришлось отказаться от этой темы, и знаешь также, что она — моя первая любовь.
— Угу… — Не видно было, чтобы ее объяснение Пинки счел достаточно убедительным. Закурив новую сигарету, он внимательно всмотрелся в собеседницу сквозь поднявшуюся дымовую завесу. — Но ты ведь уже застолбила за собой культуру. Весь шоу-бизнес — твой.
— Ты не представляешь себе, какая это скукотища, Пинки. Жизнь большого города со всеми его проблемами — вот чего мне не хватает. Кстати, у меня до сих пор сохранились отличные источники в городском правительстве.
— Что и говорить, умеешь ты лапшу на уши вешать, но я-то не дурак. — Пинки положил коротенькие ручки на стол и многозначительно подался вперед. — Тебе нужна сковорода, чтобы поджарить этого гуся — Хантера Макки.
Кари смущенно опустила глаза.
— Но я же профессиональный репортер, Пинки. Я не допущу, чтобы на мою журналистскую позицию влияли личные переживания. — Босс бросил на нее подозрительный взгляд, и она в отчаянии выкрикнула: — Честное слово, не допущу!
Откинувшись в кресле, он положил ноги на край письменного стола.
— Ну и что же будет с разделом программы, который ты ведешь сейчас? Давай рассмотрим этот вопрос чисто умозрительно. Потому что я еще не сказал, что согласен перевести тебя на другую работу.
— Отдадим его Салли Дженкинс. Она вполне сносно справлялась с этой работой, пока меня не было.
— Ты не хуже меня знаешь, какое это хлебное место, Кари. Тебя не то что подсидеть — зарезать готовы, лишь бы на него пробиться. В таких случаях ведь как иной раз бывает, а? Возвращаешься из отпуска — глядь, а местечко-то твое тю-тю… Так что если уступишь свой кусок хлеба с маслом мисс Большой Попке, а сама подашься вон туда и облажаешься, — Пинки мотнул головой в направлении центра города, где располагался комплекс зданий муниципалитета, — тогда уж на себя пеняй. Обратно ничего не получишь! Так стоит ли рисковать? Подумай хорошенько.
— Ей-богу не облажаюсь, Пинки! Ты что, уже совсем в меня не веришь?
— Верю. Но знаю также, что ты в первую очередь — женщина, которая живет не разумом, а эмоциями. И к тому же упрямая как осел. Надулась, видишь ли, на окружного прокурора, вот и вздумала…
— Ни на кого я не надулась.
— Черта с два не надулась! — взорвался Пинки. — Нечего меня на слове ловить! «Надулась» еще слишком мягко сказано о том, какие чувства ты к нему питаешь. — Он угрожающе поднес к ее носу похожий на обрубок указательный палец. — Короче, заруби себе на носу: мне вовсе не нужно, чтобы наша главная редакция превратилась в поле боя между тобой и Макки!
— До этого дело не дойдет. Я обещаю.
— Не позавидую тебе, если ты свое обещание нарушишь, — проворчал он, опуская ноги на пол.
Ее глаза радостно загорелись.
— Значит, решено? Новое место — мое?!
— Твое, твое…
— Спасибо, Пинки! — Она стремительно поднялась. — Когда приступать?
— Дик уходит в конце недели. Понедельник тебя устраивает?
— Значит, понедельник? Отлично! — Она повернулась было, чтобы уйти, но, вспомнив о чем-то важном, замерла на месте. — А можно Майк Гонсалес останется моим оператором?
— А прибавки к жалованью попросить не хочешь?
— Об этом я и не мечтаю.
— В таком случае забирай своего Майка, — ухмыльнулся Пинки, и она подпрыгнула на месте от радости. Поднявшись из кресла, директор отдела новостей глубоко затянулся сигаретой. Вид у него был не очень веселый. — Ты для меня все равно что дочь, Кари, и поэтому я хочу сказать тебе одну умную вещь: кинжал мести — оружие обоюдоострое. Иной раз колешь им кого-нибудь, а попадаешь в собственную задницу.
Она смешливо наморщила нос.
— Хорошо, запомню.
Однако у него оставались серьезные сомнения в том, что его предупреждение надолго задержится в ее белокурой головке.


— Ох, Кари, не нравится мне это.
— Да будет тебе ныть, трус несчастный. Где твоя любовь к приключениям? Сам подумай: ну что они могут с нами сделать, даже если и застукают?
Мученически вздохнув, Майк Гонсалес поволок свою тяжелую ношу выше по лестнице. В лифте госпиталя громоздкая видеокамера наверняка привлекла бы к себе излишнее внимание. Именно этого они сейчас пытались избежать.
— Да пойми же ты, не врачей с санитарками я боюсь, а Пинки.
Она тихо рассмеялась.
— Если мы притащим ему слезливую историю, которую можно вставить в шестичасовой выпуск, ему наплевать будет, каким образом мы ее раздобыли.
— А об окружном прокуроре ты подумала? Он такой тарарам устроит — только держись! Зря, что ли, он этого мужика ото всех прячет?
— Вот этим я и заинтригована. Отчего такая секретность? Почему никто из нас не видел этого человека, после того как он был арестован за убийство жены? Чего добивается Макки?
— Но как ты узнала, что его в тюрьме кондрашка хватил?
— Почаще в суд наведываться надо. Там в кафетерии много чего болтают. — Услышав это объяснение, Майк уважительно хмыкнул. — Мои невольные информаторы уточнили даже, в какой именно госпиталь его уложили.
— А номер палаты ты откуда вынюхала? — спросил оператор.
Кари ответила ему озорной улыбкой.
— А это мой маленький секретик.
Так за разговором они в конце концов дошли до нужного этажа. Приоткрыв дверь, Кари настороженно вгляделась в глубь коридора.
— Надеюсь, наш несравненный мистер Макки не выставил охрану.
Охранников видно не было. Бесшумные и невидимые, телевизионщики шмыгнули в коридор, а затем в палату. Мужчина средних лет лежал на кровати, нервно вцепившись в одеяло.
— Кто вы? — спросил он, похожий на перепуганного кролика, когда Кари и Майк приблизились к нему.
— Меня зовут Кари Стюарт, мистер Гопкинс. Как вы себя чувствуете? — вежливо поинтересовалась она.
Его затравленный взгляд бегал от Кари к Майку, навьюченному устрашающим оборудованием. Затем в его настороженных глазах что-то промелькнуло: он узнал ее.
— Так вы та самая девушка с телевидения? — спросил пациент. На сей раз в его голосе звучал уже не испуг, а неподдельный интерес.
За долгие годы репортерской работы Кари усвоила психологическую закономерность: тех, кто каждый вечер появляется на экране домашнего телевизора, люди со временем начинают воспринимать как давних знакомых. В ситуациях, подобных этой, такая иллюзия личного знакомства как нельзя лучше играла ей на руку.
— Да. — Сев на стул рядом с кроватью, она украдкой нажала на кнопку диктофона. Еле заметного кивка Майку было достаточно, чтобы включить видеокамеру. Палату в ту же секунду наполнило мягкое, почти успокаивающее жужжание. — Вы видели меня по телевизору?
— О, конечно, мы с Эммой… — Мужчина тут же осекся, его губы затряслись, а в глазах сверкнули слезы. — Теперь ее уже нет…
— Я читала об этом в газетах. Может быть, вы расскажете нам, что все-таки произошло?
— Я не хотел убивать ее, даже не помню ничего. — Он заплакал, и камера Майка тут же отобразила его лицо крупным планом.


— Признайся, сильная вещь получилась, а?
— Что и говорить. Да только вонь от нее еще сильнее будет. А уж в том, что она поднимется, если мы дадим этот кусок в эфир, сомневаться не приходится.
Раздосадованно вздохнув, Кари повернулась к нему спиной. Она нервно мерила шагами крохотную монтажную, в то время как Пинки во второй раз просматривал интервью с Гопкинсом, обвиняемым в убийстве собственной супруги.
— Так ведь получилось-то хорошо. Разве не так, Пинки?
— А я и не говорю, что плохо, — поднялся он со стула. — Но хорошо ли это с точки зрения журналистской этики? Вот в этом у меня серьезные сомнения.
— Что ты имеешь в виду?
— В материале должны быть представлены позиции обеих сторон — таков железный закон. А ты этого не сделала.
— Позиция другой стороны уже представлена. Ты же читал утверждения Макки в газетах. Он добивается для этого человека обвинительного приговора. Причем не просто приговора, а смертной казни.
— Ошибаешься, он вел речь только об обвинительном приговоре. Но ни слова о том, что это должна быть именно казнь.
— Все равно он и ее добьется — не мытьем, так катаньем. — Она положила подбородок на сцепленные пальцы. Ее поза была похожа на молитвенную. — Вспомни, сколько раз люди, по сути дела, оказывались осужденными заочно. И только лишь потому, что еще до суда пресса успевала изобразить их отпетыми негодяями.
— А ты, значит, поставила перед собой святую цель снять этого Гопкинса с крючка?
— Нет. Я просто дала ему возможность высказаться.
— Такая возможность у него еще будет. В суде.
Она с трудом удержалась от того, чтобы вспылить.
— Пинки, я уже два месяца сижу на городском правительстве. Скажи, я хоть раз бросила грязью в сторону мистера Макки?
— Еще нет, но ты вплотную подошла к этому, — напомнил он ей.
— Зато люди не оставляют это без внимания, и наш рейтинг растет.
Ему было нечего возразить на это. В конечном счете все упиралось в этот самый проклятый рейтинг, и нравились ему ее методы или нет, но репортажи о городском правительстве, в особенности те, где затрагивалась деятельность Хантера Макки, получались у Кари не менее задиристыми и яркими, чем критические обзоры событий в мире шоу-бизнеса.
— Ладно, — сдался директор отдела новостей. — Хоть и не нравится мне это, но твой материал пойдет сегодня в вечернем выпуске.
— Спасибо, Пинки. — Она восторженно чмокнула его в щеку.
Он раздраженно вытер ее поцелуй.
— Не хотел бы я оказаться рядом с Макки, когда он увидит это по телевизору.


Пинки как в воду глядел. Кари оказалась совершенно одна, когда прокурор, кипя от негодования, ворвался в главную редакцию. В то утро она приехала на работу раньше, чем обычно, воодушевленная широким откликом, которое получило ее интервью с Гопкинсом. И сейчас в ее голове было тесно от мыслей о том, каким образом продолжить сенсационную тему сегодня.
Кое-кто из репортеров и операторов к этому времени тоже уже подтянулся на телестанцию, однако в ранний час народ в основном кучковался вокруг кофеварок. Рядом с Кари никого не было, когда она в своем «загончике», подняв голову от письменного стола, внезапно увидела перед собой лицо Макки, перекошенное от злости.
— А-а, мистер Макки… Доброе утро. Чему обязана столь ранним визитом?
— Шутки в сторону, Кари! Я видел ваш сюжет во вчерашнем выпуске.
— В самом деле?
— Да. И не скрою, я зол как черт!
— А вот злиться вредно, особенно вам. Это может повредить вашему общественному облику.
Его губы сжались в тонкую линию.
— Каким образом вы проникли в палату к Гопкинсу?
— Ножками.
Он угрожающе надвинулся на нее. Его внушительная фигура, казалось, вот-вот целиком заполнит собой крохотный «загончик». Чтобы не чувствовать себя беззащитной, Кари поднялась со стула и тут же оказалась нос к носу с прокурором. Что и говорить, для двоих ее «загончик» был явно тесноват.
— До сих пор я мирился с намеками в свой адрес, которые то и дело проскальзывают в ваших репортажах. Да-да, можете быть уверены, ничто не остается незамеченным, однако я предпочел оставить ваши выпады без ответа.
— Ваше поведение в высшей мере похвально.
— Я думал, что вам скоро надоест эта мелкая игра, недостойная профессионала, и вы начнете освещать события честно и беспристрастно, как это делают другие корреспонденты.
Это был чувствительный укол. Ее глаза вспыхнули от гнева.
— Но я и есть настоящий профессионал, и я информирую людей только о том, что вижу.
— Но только после того, как эта информация поварится достаточное время в вашем ядовитом мозгу, — повысил голос Макки. — Скажите, чего вы хотели достичь, давая в эфир это слезливое интервью с Гопкинсом?
— Ничего. Просто удачное интервью получилось. Мне подумалось, что люди имеют право увидеть этого надломленного, раскаивающегося человека, которого вы хотите отдать в руки палача.
Сейчас, казалось, он и сам не прочь был стать палачом, чтобы прямо здесь, у письменного стола, свернуть ей шею.
— Понятно, вы хотели пробудить в обществе жалость к убийце. А меня выставить кем-то вроде троюродного братца Адольфа Гитлера только за то, что я осмелился привлечь к уголовной ответственности убийцу.
— Но у него был сердечный приступ!
— Вам следовало повнимательнее прочесть медицинское заключение, мисс Стюарт! У него всего лишь ангина. Да-да, хроническая ангина, которой он страдает уже не первый год. А в тюрьме он начал жаловаться на боли в груди, вот я и поместил его в лазарет на всякий случай. Послушайте, могу я сказать вам кое-что не для записи? — В ответ Кари упрямо выпятила подбородок, и у него мелькнуло подозрение, что она в следующую секунду откажется от дальнейшей беседы. — Так могу я надеяться, что сказанное останется между нами? — упрямо повторил он.
— Конечно.
— Что ж, отлично! — Хантер Макки протянул ей руку. — Разговор начистоту, но не для передачи. Ну что, по рукам?
Глядя на его открытую ладонь, Кари не решалась ответить ему рукопожатием. Какое-то шестое чувство подсказывало ей, что если она сейчас прикоснется к нему, то это будет иметь для нее крайне серьезные последствия. И все же она взяла его руку, дважды энергично тряхнув ее.
— Ладно, пусть будет не для передачи, — неохотно согласилась Кари.
— Гопкинс, каким бы жалким и подавленным он ни выглядел сейчас, все же убил свою жену. Лишь через две недели после того, как он избавился от ее тела… Надеюсь, вы знаете, что он сделал с ее телом?
Подавив поднимающуюся изнутри тошноту, она кивнула.
— Да, знаю, если, конечно, газетные сообщения соответствуют истине.
— Соответствуют, соответствуют… Я сам был на задворках его дома, когда криминалисты проводили там раскопки. Им пришлось вырыть двадцать шесть ям.
Кари зябко поежилась.
Он же снял очки и сунул их в нагрудный карман пиджака. У него были очень необычные глаза. Она снова обратила на это внимание. Сердце затрепетало в груди — совсем как тогда, в его кабинете, когда он сказал, что на телеэкране она всегда красива.
— Так на чем я остановился? — рассеянно спросил Хантер Макки.
— Через две недели…
— Ах, да! Прошло целых две недели, прежде чем ее наконец хватились. Соседям показалось странным, что его жена так долго не выходит из дому. Но если он был так потрясен содеянным, то почему же не пришел к нам в слезах раскаяния сразу же после того, как зарубил ее топором?
Кари болезненно наморщила лоб.
— Не знаю, мистер Макки. Должно быть, он был просто раздавлен случившимся. Напуган до смерти. Испытывал сильнейший стресс. По его словам, она более тридцати лет изо дня в день пилила его.
Хантер горько рассмеялся:
— По-вашему, выходит, всякий раз, когда выясняется, что человек убил свою жену лишь из-за того, что она пилила его, мы должны говорить: «А-а, ну тогда другое дело».
— Не смейтесь надо мной!
Он мгновенно посерьезнел.
— Мне не до смеха, Кари. Я не вижу абсолютно ничего смешного в вашем вчерашнем поступке. И дело вовсе не в том, убил Гопкинс свою жену или нет, действительно он сумасшедший или хитрее всех нас, вместе взятых. Вся проблема в том, что вы взяли на вооружение избитые приемчики желтой прессы. В чем заключается ваша цель, Кари? В том, чтобы настроить против меня общественное мнение?
— А что, если вы и в самом деле заслуживаете этого?
— Но почему? Ведь я всего лишь выполняю свой служебный долг. Долг, состоящий в том, чтобы преследовать преступников и помогать поддерживать правопорядок. Ну почему вы с такой одержимостью кидаете камни в мой огород? Потому что я делаю то, чего ожидают от меня законопослушные граждане?
— Потому что мне не нравятся ваши методы. — Она отвернулась от него, но он, схватив Кари за руку выше локтя, в ту же секунду повернул ее снова к себе лицом.
— А мне не нравятся ваши! И еще мне не нравится, когда нарушают мои распоряжения. А я распорядился, чтобы к Гопкинсу никого не пускали. Кто вас провел к нему в палату?
— Никто! И отпустите меня. Мне больно!
Это не вполне соответствовало истине. Его пальцы вовсе не причиняли ей боли. Но Кари и Хантер стояли вплотную друг к другу, и близость его тела действительно доставляла ей беспокойство. Не говоря уже о странном чувстве беззащитности, которое она испытывала, ощущая его горячее дыхание на своем лице.
Он растерянно посмотрел на свои пальцы, сжимавшие ее руку, и медленно разжал их. Дав волю чувствам, он, судя по всему, был сконфужен своей несдержанностью. Она же, чтобы скрыть собственное смущение, потерла руку, где только что были его пальцы, делая вид, что боится теперь синяков.
Кари первой нарушила молчание. Она говорила с ним таким тоном, каким обычно разговаривают с собакой, которую только что отстегали за непослушание.
— У двери не было полицейского. Я вошла в палату беспрепятственно.
Однако Хантер вовсе не чувствовал себя побитым псом.
— Кто-то назвал вам номер палаты. Кто именно?
— Это тоже останется без последствий?
— А вот это уж черта с два! Я прямо отсюда поеду в госпиталь и оторву виновному голову.
— В таком случае, мистер Макки, весьма сожалею, но я никогда — слышите? никогда! — не открою вам своих источников. Вам следовало бы знать, что это неписаный закон каждого уважающего себя репортера.
Хантер Макки едва не дымился от ярости, и Кари испытала сладкое ощущение триумфа. Она загнала его именно туда, куда хотела. Вот он, перед ней, униженный, разозленный. Такое же бессилие чувствовала и она, когда Макки выдвигал обвинения против Томаса.
Однако триумф оказался недолгим. Хантер Макки не замедлил показать, что его еще рано списывать со счетов. Не торопись, Кари. Он сделал шаг вперед, так что их одежда соприкоснулась. Стоило ему двинуться еще немного, и она оказалась бы прижатой к стене. Его загадочные глаза впились в ее рот и замерли. Остановились… Наконец он мягко вымолвил:
— Вы сами напрашиваетесь на неприятности, Кари.
Его глаза оставались прикованными к ее губам. Она же не двигалась с места, не желая подавать виду, что этот пристальный взгляд порождает в ее душе величайшее смятение. Наконец, не выдержав, Кари облизнула губы.
— Я не боюсь вас, — произнесла она низким голосом.
Уголок его рта дернулся. Очевидно, это должно было означать ухмылку. Затем, медленно подняв глаза, Хантер посмотрел ей прямо в лицо. Казалось, он заглянул ей в душу, и от этого у нее похолодело в груди.
— Думаю, все-таки боитесь.
Не сказав больше ни слова, он вышел.


— Трудновато тебе придется. Сунуть руку тигру в пасть и то легче.
Хантер Макки, сидевший, закинув ноги на край письменного стола, снял очки и устало потер глаза.
— Сам знаю. Да тут еще присяжных таких набрали — хуже некуда.
Они с Гаем Брейди уже несколько часов листали объемистые тома уголовного дела. Было уже поздно, и прокурор изрядно устал. Сбросив ноги вниз, он поднялся и с наслаждением потянулся, уперев кулаки в поясницу.
— Хорошо хоть судья постановление вынес в нашу пользу. Мы получили право судить этого парня как взрослого, — заметил Хантер.
Со времени ареста Гопкинса прошел ровно месяц, однако тот так и не предстал перед судом. Проведя дотошную психиатрическую экспертизу, несколько врачей огласили заключение: подсудимый невменяем, а потому неподсуден. И Гопкинса упекли в психушку с тем условием, что, как только он выйдет, его можно будет привлечь к уголовной ответственности за убийство жены.
Новое дело было не менее скользким. Перед Ханте-ром стоял неумолимый выбор: выпустить убийцу на волю или претерпеть немыслимые муки, но все-таки добиться обвинительного приговора.
Гай, хмурясь, с трудом разбирал собственные каракули.
— Представляю, какой хай поднимут правозащит-нички. И за что нас только бог карает? Ну почему ему всего шестнадцать?
— Шестнадцать — всего лишь цифра в метрике, — отозвался Хантер, беря на себя роль адвоката дьявола. — Зато делишек за ним столько, что не всякий взрослый уголовник похвалиться может. Ты список арестов, которым он подвергался, видел? Вслух читать — язык отсохнет. Мелкое воровство, кража со взломом, ограбление, разбойное нападение, вандализм, хранение наркотиков, незаконное ношение оружия… Это тебе не какой-нибудь шестнадцатилетний молокосос-старшеклассник. Этот паренек с девяти лет чудит. От него все только одного ждали: когда же он замочит кого-нибудь? Ну вот и дождались.
— Он утверждает, что это была вынужденная самозащита. Оправдание вообще-то довольно хлипкое — попробуй докажи, что твоей жизни действительно угрожали.
— Об этом пусть у защиты голова болит. На мой взгляд, заключение медэксперта на руку скорее нам, чем адвокату. Мыслимое ли дело — пырнуть собственного отца сорок три раза, а потом говорить, что убивать его даже в мыслях не было. — Из россыпи съедобной дряни, купленной в автомате, Хантер выбрал печенье «Твинки», с сомнением посмотрел на него, а затем, освободив от обертки, сунул в рот. — Для меня это дело ясное как божий день. Мальчишку я допросил, все материалы изучил. Мнение однозначное: у парня ни стыда ни совести.
— Но не забудь про козыри защиты: низкий социально-экономический статус семьи, переполненная квартира, безответная мать, побои от отца-алкоголика…
— Ты, случаем, к Кари Стюарт в союзники не метишь? — сухо заметил Хантер. — Кажется, я только что слышал ее голос.
Гай хмыкнул:
— Ну и вцепилась же она тебе в холку! Хватка у нее почище бульдожьей.
— Не спорю, этот процесс для нее — просто дар судьбы. Очень скоро у нее на руках будет полный комплект фактов, чтобы в очередной раз сделать из меня кровожадного мерзавца. Надеюсь, господь не допустит, чтобы все поверили в то, что я получаю извращенное удовольствие, добиваясь обвинительных приговоров. Такова печальная необходимость. К тому же именно за это мне платят жалованье.
Засунув руки в карманы, он подошел к окну. Ночной дождь дочиста вымыл городские улицы. Машины мчались, оставляя на мокрой мостовой красные и белые полосы следов габаритных огней. На улице до сих пор моросило — к дождю прибавился еще и мелкий снег. Пробежав по силуэтам городских зданий, задумчивый взгляд Хантера остановился на телебашне Даблъю-би-ти-ви.
Интересно, она все еще на работе? Вряд ли. Поздно уже. Лучше бы ее сейчас там не было. Добираться домой в одиночку, да еще в столь поздний час…
О чем он, черт возьми, думает?!
Ведь она презирает его. Более того, целую кампанию развернула, чтобы выставить его перед всем честным народом шутом гороховым, и это в лучшем случае, а в худшем — грязным, беспринципным политиканом. А он, видите ли, стоит сейчас перед окошком и переживает, как она поедет домой по скользкой дороге.
«Признайся, приятель, не идет она у тебя из головы», — пропищал у него в мозгу тоненький голосок.
Чертовщина какая-то! Вечерами он, кипя от гнева, смотрит ее репортажи по телевизору, а потом ложится в постель, и она предстает перед ним снова — в эротических сновидениях. Для человека, свято верящего в логическую взаимосвязь любых событий, это было просто непостижимо.
От этих переживаний Хантер прямо-таки весь извелся. Дошло до того, что он засомневался даже, достаточно ли был беспристрастен в деле о скандале в городском совете. Что, если голова Уинна понадобилась ему лишь потому, что он воспылал страстью к вдовушке «слуги народа»? Ранее Хантер никогда не сомневался в правильности принятых решений. Углубленный самоанализ был для него явлением совершенно новым и неожиданным.
И все же, сколько бы он ни прокручивал в мозгу одни и те же вопросы, всякий раз выходило, что стыдиться ему нечего. Он все делал правильно. Каждое его действие вполне согласовывалось с законодательством и диктовалось только одним стремлением — до конца выполнить прокурорский долг. А то, что Кари Стюарт могла заставить его сомневаться в самом себе, только еще раз доказывало ее опасность.
— Ничего, на сей раз я заткну ей рот, — пробормотал он.
Гай закашлялся, поперхнувшись теплой кока-колой.
— Ого! Ты собираешься надеть на Кари Стюарт намордник? И каким же образом, если не секрет?
— Добьюсь от судьи запрета на видеокамеры в зале суда. А без камеры она бессильна. Процесс обещает стать подлинной сенсацией — о нем раструбили по всей стране. И нам надо как следует постараться, чтобы его окончательно не превратили в цирк для прессы.
— Думаешь, тебе удастся уговорить судью? Вспомни, Хантер, он как раз из тех, кто просто обожает красоваться перед объективами.
Макки вернулся за стол, надел очки и раскрыл очередную пухлую папку.
— Придется постараться, — повторил он.


Однако его стараний оказалось мало. Судья мягко отклонил просьбу прокурора.
— Подождем денек-два, посмотрим, как у нас пойдут дела. И если, как вы предсказываете, начнется балаган, я пойду вам навстречу.
Возвращаясь от судьи в свой офис, Хантер всю дорогу ругался самыми черными словами. На следующий день настроение не улучшилось: когда он появился в здании суда на открытии процесса, первым репортером, подлетевшим к нему с вопросом, была Кари Стюарт собственной персоной.
— Правда ли то, что вы пытались изгнать из зала суда телеоператоров и даже художников-скетчистов?
Интересно, откуда у нее такие источники? Ему бы таких информаторов — тогда во всем Денвере от преступников не осталось бы и следа.
— Да, пытался. — Господи, до чего хороша! Особенно в этом красном свитере с высоким воротом, который только подчеркивает румянец ее щек, а волосы заставляет вспыхивать золотым пламенем.
— Но почему, мистер Макки?
— К сожалению, сейчас у меня нет времени распространяться на эту тему. Так что прошу покорно меня извинить.
Он ловко обогнул кучку корреспондентов. Они ринулись за ним в зал суда и тут же, не мешкая, устроили свалку в борьбе за самые удобные места. Процесс был объявлен открытым.
В тот же вечер в выпуске новостей Даблью-би-ти-ви эту церемонию увидели телезрители. Кари Стюарт не пожалела красок, расписывая подсудимого как жертву неблагополучной социальной среды. Зрителей щедро потчевали кадрами, на которых он был запечатлен рыдающим на плече матери. Все это было густо приправлено его причитаниями о том, как он раскаивается В убийстве отца. Заметьте, вынужденном! Однако Хантер лучше других знал цену подобным всхлипываниям. И рассуждениям о том, что винить в преступлении нужно не преступника, а условия среды, в которой он вырос.
На следующее утро первым, что он увидел, войдя в зал судебных заседаний, была торжествующая улыбка Кари. Его глаза зловеще потемнели.
К искреннему изумлению корреспондентки, он направился прямо к ней.
— Мисс Стюарт, не могли бы мы встретиться в перерыве между заседаниями за чашкой кофе?
От подобного приглашения у нее отнялся язык. Майк, сидевший рядом, казался не менее ошарашенным.
— Извините, не могу, — вежливо отказалась она. — Мне нужно спешить на телестанцию, чтобы успеть подготовить репортаж для вечернего выпуска.
— Это займет всего пару минут, обещаю вам.
В его голосе явно звучал вызов, который она не могла не принять. Она не намеревалась пасовать перед ним. Ни за что на свете!
— Хорошо. Где?
— Как насчет «Корабельной таверны» в гостинице «Браун палас»?
Он не уставал удивлять ее, однако она не подала виду, что удивлена.
— Прекрасно, я смогу быть там через четверть часа после того, как будет объявлен перерыв.
Холодно кивнув, он сразу же отошел от нее.
— Чего это он? — спросил Майк, скосив рот набок, в то время как всеобщее внимание было приковано к появившемуся судье.
— Понятия не имею, — прошептала в ответ Кари. — Но я пойду, даже если разразится землетрясение.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - От ненависти до любви - Браун Сандра

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману От ненависти до любви - Браун Сандра



Может и травиальный роман, но мне понравился.
От ненависти до любви - Браун СандраЛора
28.08.2012, 16.18





Бесподобный,потрясающий роман! Не все романы у Браун шикарные, есть и плохие и хорошие,но этот особенный!Просто влюбилась в Хантера Макки! Мужчина на все 100% ! Тот от которого голова может пойти кругом!Идеал,который редко встретишь в реальной жизни!Эта книжка произвела на меня сильное впечатление. Буря эмоций!!!!!!!
От ненависти до любви - Браун СандраЯна81
7.12.2012, 22.55





Бесподобный,потрясающий роман! Не все романы у Браун шикарные, есть и плохие и хорошие,но этот особенный!Просто влюбилась в Хантера Макки! Мужчина на все 100% ! Тот от которого голова может пойти кругом!Идеал,который редко встретишь в реальной жизни!Эта книжка произвела на меня сильное впечатление. Буря эмоций!!!!!!!
От ненависти до любви - Браун СандраЯна81
7.12.2012, 22.55





БРЕД!!!
От ненависти до любви - Браун СандраНИКА*
13.03.2013, 20.41





Другие романы Браун мне больше понравились, этот скучноват для меня,не зацепил.....
От ненависти до любви - Браун Сандралилия
18.05.2013, 15.56





классный роман!!!
От ненависти до любви - Браун СандраЛюбовь Владимировна
17.08.2013, 20.17





Что-то в этом есть.
От ненависти до любви - Браун СандраМазурка
18.08.2013, 0.43





Почему такой низкий рейтинг?????
От ненависти до любви - Браун СандраЛюсьена
26.09.2013, 17.49





Отличный роман! Читать обязательно. 11 из10
От ненависти до любви - Браун СандраВалентина
24.12.2013, 1.02





Роман цікавий. Раджу прочитати!!!
От ненависти до любви - Браун СандраНаталі
20.01.2014, 0.05





у Браун хорошие романы, этот не оправдал надежд, полный провал!!!!!
От ненависти до любви - Браун СандраМарина
26.01.2014, 15.18





Мне тоже понравился роман
От ненависти до любви - Браун СандраИванка
27.02.2014, 17.48





Хороший роман. Тут проскальзывали комментарии о полном провале и тривиальности романа, не могу понять что такого «плохого» эти читательницы нашли в нем. Он не без недостатков, но, в общем и целом, роман на твердую 9 из 10. Минус в романе только один, образ самой Кари, более дурного создания найти трудно. То она сильная и далеко неглупая особа, которой и море по колено, а то ведет себя крайне по-детски и глупо. Нужно очень постараться, чтобы на протяжении 2-х лет брака не замечать, что в твоем обожаемом муже куча недостатков и вообще он «развлекается» со всем что движется. А потом когда встречаешь хорошего человека, которому ты говоришь я тебя люблю, но тут же вторить, жить с тобой не могу и замуж за тебя не пойду, и вообще не смотря на обоюдную любовь нам нужно расстаться)))))… В общем героиня не из самых лучших. Но вот образ ГГ просто супер. Ради такого Хантера, любая вменяемая женщина пошла бы на край света босиком. Сильный, волевой, умный, умеющий в нужный момент поддержать, а в нужный просто ждать в стороне… Хм-м-м, жаль в реальной жизни не бывает таких мужиков. Увидел, влюбился, решил, подождал, завоевал, еще и терпел все выходки. На мой взгляд и задумка романа и его исполнения просто великолепны. В общем я советую почитать этот роман.
От ненависти до любви - Браун СандраВарёна
2.03.2014, 19.05





Фигня какая-то. Одолела только 4 главы. Сюжет привязан за уши, из пальца высосан. ГГ-ой не мужик, а сладострастник какой-то. 2 балла.
От ненависти до любви - Браун СандраЕва
4.04.2014, 15.32





Не осилила Сначала все шло хорошо и сюжет вроде ничего, но потом ГГ как-будто подменили Если она была такая умная, то почему вдруг стала такая дура и совсем не профессионал если позволяла себе такие выходки? Но ГГ все равно ее любил, несмотря на все выкрутасы Не могу поверить что он такой тюфяк. 3 балла
От ненависти до любви - Браун СандраВасилиса
19.10.2014, 22.47





Отличный роман. Василисе- читайте внимательнее роман и тогда будет все понятно с Гг-ней. Все душевные терзания и переживания переданы очень точно. Относительно того, что за 2 года Гг-я не поняла своего мужа, могу сказать, что лично знаю женщину , прожившую с мужем 20 лет и оказалось, что она его не знает. И таких случаев не мало. Так что все жизненно.
От ненависти до любви - Браун Сандраиришка
19.02.2015, 21.09





что-то не то. вроде страсть и т.д., но....муж старше на 32 года...все такие прям профессионалы, но только когда им выгодно, и как он её мурыжил на допросе, долг требовал от него таких действий...а потом целовал её, когда она была без сознания - извра сплошная, потом он её не шуточно домогался всю книгу, впечатление такое, что ей пришлось уступить и полюбить его. короче как я и говорила, вроде то, да что-то тут не так.имхо.
От ненависти до любви - Браун СандраМазурка
20.02.2015, 1.05





Роман понравился.Прекрасно отдохнула!
От ненависти до любви - Браун СандраНаталья 67
27.06.2015, 16.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100