Читать онлайн От ненависти до любви, автора - Браун Сандра, Раздел - ГЛАВА 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - От ненависти до любви - Браун Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.13 (Голосов: 134)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

От ненависти до любви - Браун Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
От ненависти до любви - Браун Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Сандра

От ненависти до любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 10

Его рот никогда еще не был так жаден. У этого поцелуя не было прелюдии. С самого начала он был необуздан и дик. Ее губы без колебаний подчинились властному напору ненасытного языка, который тут же беспрепятственно проник в сладкую глубину женского рта.
Эти несдержанные ласки мгновенно пробудили в ней чувства, которые с необыкновенной силой откликнулись на его пылкий порыв. Смутное ощущение вины, опасения, тяжелые раздумья — все исчезло в одну секунду. Все растаяло во всепоглощающем жаре поцелуя. Ее разум был бессилен — отныне она жила только чувствами.
Вместе они легли на землю — их губы не расставались ни на секунду. В объятиях Хантера была такая безумная страсть, такая жажда обладания, что в душу Кари закралось сомнение, что он вообще когда-либо отпустит ее. Но это сейчас для нее не имело никакого значения.
Прижав ее вначале к зеленому травяному ковру, Хантер затем перевернулся на спину, и, таким образом, она оказалась сверху. Ее колено уперлось ему между ног и тут же оказалось в плену сильных, мускулистых бедер. Она потерлась коленом о его твердое тело.
— О боже, Кари, — пробормотал он сквозь зубы, явно сдерживая себя, — как же долго я хотел тебя…
Потом она, сама не помня как, опять оказалась внизу, и он навис над ней. Вынужденная сдержанность нескольких месяцев уходила прочь. Он хотел Кари с того самого момента, когда впервые увидел ее. И теперь готов был сорвать желанный плод.
Он склонился, чтобы целовать ее — долго и ненасытно. Рот Кари с готовностью ответил ему. Протиснув ладонь между их прижавшимися друг к другу телами, Хантер развязал у нее на талии рукава свитера, а потом, вытащив из-за пояса полы ее рубашки, распахнул их. Ему пришлось оторваться от губ молодой женщины, чтобы оглядеть ее целиком.
Пятна солнечного цвета, пробивавшегося сквозь сплетенные ветви деревьев, игриво плясали на ее обнаженной груди, заставляя сердце Хантера изнывать от страсти. Она выглядела истинным произведением искусства, только живым, из плоти и крови. Шепча его имя, она тянула к нему руки.
Хантер пожирал ее жадным взглядом, чувствуя, что умрет, если в ту же секунду не притронется к ней. И потому ему не оставалось ничего иного, как положить ладони на ее грудь, озаренную переменчивым светом лесного солнца. Великолепная белизна и свежесть кожи, утонченность изгибов ее тела, нежность сосков — все это было чудом, которым он не уставал упиваться.
— Ты так прекрасна, — снова прошептал влюбленный, осторожно приподнимая одну грудь обольстительной красавицы. Его большой палец опять начал описывать медленные круги вокруг кораллового соска, а глаза зачарованно наблюдали за чудесными метаморфозами, которые происходили с этим маленьким кусочком плоти. — Сама посмотри, если не веришь мне…
Другой рукой он до конца распахнул рубашку на ее груди. А потом осторожно налег на нее сверху своей обнаженной грудью.
— Хантер, — тихо простонала Кари. — О господи, до чего же мне хорошо с тобой…
Прикосновение черных колечек его волос до предела возбудило ее воспаленные соски. Она самозабвенно ласкалась о его волосы, открывая для себя миллионы новых, до сих пор ни разу не изведанных ощущений. Его теплая, нервно подрагивающая кожа обтягивала твердые мускулы. Руки Хантера скользнули под голову Кари, в то время как сам он приподнялся над ней и тут же склонил голову, чтобы припасть ртом к ее груди.
Первое прикосновение его губ было предельно осторожным — они только касались ее кожи. Казалось, язык Хантера пробует женское тело на вкус. Как и следовало ожидать, этим он не ограничился. Следующий поцелуй был обжигающим — рот Хантера стремился вобрать в себя всю ее грудь, и язык его начал страстно ласкать вершину этого конуса. Голова мужчины качнулась из стороны в сторону, а потом, словно внезапно обессилев, скользнула вниз.
Пылкие губы заскользили вниз по ложбинке вдоль живота молодой женщины. Губы были горячими, язык — неистовым; вместе они оставляли на животе Кари влажный след, заставляя ее мучиться в агонии сладострастия. Расстегнув ее шорты, Хантер нашел пупок и оставил на нем пламенный поцелуй, а затем продолжил движение вниз, до тех пор пока его плечи не оказались между бедрами Кари.
Кровь шумела в ее ушах, все чувства были обострены до предела — она упивалась новизной необыкновенных открытий. Тело Хантера, придавившее ее сверху, было настолько разгоряченным, что земля под ней казалась чуть ли не ледяной. Запах примятой сочной травы щекотал ноздри. Порыв ветерка шаловливо играл волосами мужчины и женщины, лежавших под деревьями. Солнечные пятна еще оживленнее заплясали на лицах, даря ласковое тепло позднего лета.
Волны возбуждения одна за другой накатывали на Кари, пока рот Хантера продолжал любовную игру с ее пупком. Ее голые ноги конвульсивно стиснули его лежащее между ними мускулистое тело. Бедра начали подниматься и опускаться сами собой. Отпустив ее вздымавшуюся грудь, его рука сползла вниз и начала нежно поглаживать живот Кари в такт с этими размеренными движениями.
— Кари, милая… Ты хочешь?
В ответ ее пальцы только сильнее вцепились в его волосы, и из горла вырвался стон. Хантер потянул вниз «молнию» ее шортов. Трусики на ней оказались светло-желтого цвета. Вышитая шелком бабочка прикрывала своими распростертыми крыльями твердый холм.
И Хантер прильнул к этой бабочке открытым ртом.
Кари закричала — самозабвенно, словно привычный мир вокруг нее вдруг рухнул и она перешла в новое измерение. Сотни игл наслаждения пронзили ее с такой силой, что она не смогла сдержать рыданий. За мощным извержением вулкана последовала череда сладких толчков, как при затихающем землетрясении…
— О боже… — протяжно пробормотала она, перекатываясь на живот и утыкаясь лбом в сложенные руки. Ее тело еще сотрясалось от последних спазмов, но рассудок уже возвратился к ней.
Кари неподвижно лежала, пытаясь отогнать новое чувство, сочетавшее блаженную расслабленность и приятную тяжесть. Незачем купаться в этом блаженстве. Она позволила одурачить себя и теперь не знала, по силам ли ей будет вынести вид мужчины, который сделал это с ней.
Он же, словно прочитав ее мысли, успокаивающе погладил женщину по спине. Прошло несколько долгих минут. Хантер даже не пытался заговорить с нею, за что она была ему очень признательна. Наконец он, прочистив горло, вымолвил:
— Мне нужно отлучиться. Я ненадолго — только на минутку, сейчас вернусь.
Кари услышала, как он встал. Затем раздались его шаги. Обернувшись, она увидела, что он исчезает в густом кустарнике, и улыбнулась. Несмотря на всю серьезность того, что только что с ней произошло, Хантер рассмешил ее своей дипломатичностью. Впрочем, ей самой не мешало бы отлучиться по той же причине, что и ему.
Все еще дрожащими от возбуждения пальцами Кари застегнула на себе одежду и поправила растрепавшиеся волосы, а затем тыльной стороной ладони вытерла щеки, на которых после слез наверняка остались темные полосы от расплывшейся косметики.
Заметив выходящего из зарослей Хантера, она с преувеличенной сосредоточенностью принялась складывать в корзину то, что осталось от их пикника.
— Пожалуй, нам пора вниз, — деловито проговорила Кари, прежде чем он успел открыть рот. Встав, она энергично отряхнула сзади шорты. — В это время здесь рано темнеет. — Она снова завязала на талии рукава своего свитера и даже успела сделать пару шагов, однако Хантер поймал ее за руку и повернул к себе лицом.
— Мы никуда не пойдем, прежде чем не поговорим обо всем серьезно. С тех пор как мы впервые встретились, между нами то и дело происходят какие-то недоразумения. Мне вовсе не хочется, чтобы недоразумением стал и сегодняшний день.
Все еще не решаясь взглянуть ему в глаза, Кари забубнила что-то себе под нос. Могло показаться, что она разговаривает с третьей пуговицей его рубашки — теперь уже аккуратно застегнутой и заправленной в шорты.
— Сама не знаю, что на меня нашло. Я… — удалось наконец ему разобрать.
— У тебя был оргазм. — Это было сказано самым невозмутимым тоном, будто речь шла о чем-то само собой разумеющемся. Ее взгляд испуганно взметнулся вверх. Лицо Хантера выглядело вполне учтиво, даже слишком. — Ну и что? Не вижу в этом ничего страшного. Почему такая паника, Кари?
— Потому что такого со мной никогда еще не случалось…
Его губы напряглись, пытаясь сдержать улыбку, однако им этого не удалось.
— Значит, мне не остается ничего другого, как поздравить тебя.
— Нет, я вовсе не о том, — нетерпеливо перебила она его. — Конечно, это бывало со мной и прежде. Но чтобы так… Такого еще не было.
Ей не хватало слов, чтобы описать, насколько она утратила над собой контроль. Так бывает, когда скользишь к краю пропасти, не зная, за что ухватиться. Или видишь, как на тебя сходит снежная лавина, и не можешь сдвинуться с места, потому что от нее все равно никуда не убежать… Неужели ему не понятно? Если нет, то и не стоит вдаваться в объяснения. Так, чего доброго, только больше запутаешься и предстанешь перед ним еще большей дурой…
— Понимаешь, это произошло так быстро, без всякого… Ну ты сам знаешь. Ты, наверное, думаешь…
— Может, позволишь мне сделать собственный вывод? — Хантер притянул ее к себе. — На мой взгляд, ты просто страстная женщина, которая по печальному стечению обстоятельств минувшего года оказалась лишенной физической любви.
— Вот-вот! — выкрикнула Кари. — Истосковавшаяся по сексу вдовушка, которая готова кинуться на шею первому встречному мужчине… Господи, до чего мне противно слышать об этом!
— Послушай! — Он слегка встряхнул ее за плечи. Различив в голосе Хантера жесткий тон, она снова испуганно поглядела ему в лицо. — То, что произошло, было прекрасно. Я уверен в этом и чертовски рад, что именно мне удалось добиться этого. И если вместо меня это сделал бы кто-нибудь другой, то, клянусь, я убил бы его, пусть мне и пришлось бы нарушить свято чтимую мною заповедь. Ты была великолепна, Кари. Слышишь? Великолепна! Ясно тебе?! Так чего же тебе надо еще? Что еще я должен сказать, чтобы ты наконец стряхнула с себя этот дурацкий виноватый вид, чтобы исчезла в твоих глазах напряженность?
В этот момент Кари с абсолютной уверенностью поняла, что любит его.
Ведь он вполне мог воспринять случившееся с тупым самодовольством, начать кичиться тем, что ее душа и тело стали подвластны его воле. Однако Хантер повел себя совершенно иначе. Он всеми силами давал ей понять, что это ее, а не его триумф.
В ее глазах стояли слезы, однако она улыбнулась. И произнесла:
— Что ты должен сказать? Скажи, что сегодня вечером приготовишь для меня спагетти по своему особому рецепту.
Жесткие складки по бокам его рта разгладились и сменились усталой улыбкой.
— Иди ко мне…
Хантер крепко прижал ее к своей груди, прижавшись щекой к ее макушке. Одной рукой он поддерживал ее затылок, другая же стальным обручем обхватила ее талию. Так, словно два сплетенных ствола, они несколько минут неподвижно стояли на лесной поляне, только чуть-чуть покачиваясь из стороны в сторону.
Отпустив возлюбленную, Хантер быстро поцеловал ее в кончик носа.
— Ты права, уже темнеет. Пойдем-ка домой.


Он не заставил себя долго ждать. Когда хлопнула дверь в прихожей, Кари сидела, подобрав под себя ноги, на диване и смотрела по телевизору раздел новостей шоу-бизнеса с Салли Дженкинс в роли ведущей. Ей пришлось встать, чтобы встретить Хантера, внесшего в комнату внушительный бумажный пакет с разнообразной едой и двумя бутылками вина.
Перегнувшись через пакет, он чмокнул ее в губы.
— Ну как, я не очень задержался?
— Не очень. Хорошо, что оторвал меня от созерцания главной соперницы.
— А-а, так это и есть та самая Салли? — протянул он, притащив покупки на кухню и вывалив их на стойку.
— Та самая, и ты прекрасно знаешь это. Салли Дженкинс… Первая красотка на денверском телевидении. И моя смерть.
Он вскинул голову, прекратив перебирать банки и свертки.
— Кажется, чем-то едким запахло. Уж не ревностью ли?
— Угадал, ревностью — и еще какой… — Выключив телевизор, она принялась помогать Хантеру на кухне. Добродушно посмеиваясь, он протянул ей бокал вина.
— Ну и зря. Нашла соперницу… Да она тебе в подметки не годится. Чего в ней особенного, кроме бюста?
— Надо же, заметил…
— Такой бюст разве что слепой не заметит.
— Н-да, — горестно вздохнула Кари. — Вот и хмырь какой-нибудь из коммерческого отдела заметил. Или, может, ее сочли открытием, после того как там не стало меня… — Она облокотилась о кухонный шкаф, и ее указательный палец задумчиво побежал по ободку бокала. — Что, если меня не возьмут обратно на работу, а? Как ты думаешь, Хантер?
Глубокая тревога отражалась на ее лице, звучала в голосе. Хантер отложил в сторону кастрюли, которые только что достал. Заключив ее лицо в свои ладони, он убежденно проговорил:
— Возьмут. — Рот Кари ощутил мягкое прикосновение его губ. — А если даже и не возьмут — велика ли беда? Займешься чем-нибудь другим. И прославишься еще больше.
— Спасибо, ты знаешь, как успокоить меня. — Она поставила бокал и порывисто обняла Хантера, прижавшись щекой к его груди. — Ты так нужен мне, — прошептала Кари еле слышно, но он тем не менее расслышал ее.
Хантер немного отстранился, чтобы заглянуть ей в глаза.
— Для чего? — Ответ, какой он желал получить, был настолько очевиден, что сердце Кари забилось с опасной частотой.
Она до сих пор чувствовала себя раздавленной после того, что произошло днем, и не хотела, чтобы он счел, что превратился для нее в подобие идола. А потому ей не оставалось ничего иного, как свести все к шутке. Склонив голову набок, Кари произнесла:
— Для того, чтобы аннулировать выписанные мне штрафы за неправильную парковку. Надеюсь, тебе не составит труда оказать мне эту маленькую услугу? Как-никак ты окружной прокурор.
Хантер беззлобно рассмеялся. Сграбастав ее в охапку, как медведь, он прорычал ей в ухо:
— Нет, не составит. Но подобные услуги недешево стоят.
Его рука бесстыдно ласкала ягодицы Кари. У нее не было ни малейшего сомнения насчет того, какую именно цену заломит этот человек.
Однако он всего лишь заставил ее готовить салат, в то время как сам взялся колдовать над соусом для макарон. Смешивая ингредиенты, Хантер работал с сосредоточенностью и воодушевлением алхимика. Как только соус в кастрюле закипел, они, прихватив с собой вино, перешли из кухни в небольшую гостиную и устроились рядышком на диване. Он положил ее босые ноги себе на колени.
— Почему без туфель?
— Кажется, сегодня я изрядно натерла ногу.
Его взор скользнул по шелковым слаксам Кари. Свободные брюки напоминали цветом ванильное мороженое. К ним очень шла такая же свободная блузка с очень широким вырезом, специально для того, чтобы из него выглядывало одно плечо.
— Мне нравится твой наряд. — Указательный палец Хантера провел невидимую линию по обнаженному плечу Кари.
— Хм… Могу я поинтересоваться, почему?
— А ты не спрашивай — просто оденься так же, когда будешь выступать по телевидению, и сама увидишь, как сразу же подскочит твой рейтинг.
— Ты в самом деле так думаешь?
Он нахмурился.
— Хотя нет, лучше не надо. Я не хочу, чтобы тысячи других мужчин глазели на тебя, истекая слюной.
— Неужели ты стал бы ревновать?
— Еще как, черт возьми! — Он улыбнулся улыбкой нераскаявшегося грешника. — Кстати, ты с Пинки еще не говорила по телефону?
Покачав головой, Кари уставилась в бокал, наполненный красным, как рубин, вином.
— Хотела позвонить ему, чтобы позубоскалить насчет его подвигов на амурном фронте, но… — Неоконченная фраза повисла в воздухе.
— Но раздумала, потому что он, не оставшись в долгу, начал бы зубоскалить насчет твоих.
Она удивленно вскинула голову.
— Нет, скажи, как это тебе удается?
— Что?
— Тебе всегда известно, что я думаю. Откуда? Знаешь, мне иногда просто не по себе становится — такое чувство, что ты залез в мою черепную коробку.
— Прости меня. Но все же ты не станешь отрицать, что я и на сей раз угадал твои мысли. Так или нет? Он наверняка спросил бы, удалось ли мне разыскать тебя, и тебе пришлось бы ему что-то ответить. Но что именно, Кари? Вот что мне интересно в первую очередь. Что бы ты ему сказала о нас двоих?
— Сама не знаю…
Сбросив ее ступни со своих колен, Хантер встал и медленно направился на кухню. Лицо Кари исказила гримаса досады, но через несколько секунд она пошла за ним следом. Он стоял у плиты, помешивая в кастрюле соус.
— Я же говорила тебе, чтобы ты не надеялся на слишком многое.
Его плечи раздраженно дернулись вверх, но в следующую секунду, немного расслабившись, опустились. Хантер обернулся.
— А я и не надеюсь.
По какой-то необъяснимой причине ей захотелось прямо здесь, на кухне, наброситься на него с кулаками.
— Нет, надеешься! Надеешься, что я позволю тебе переспать в моей постели.
— Нет, черт возьми, нет! — выкрикнул он. У него тоже иссякло терпение. До сих пор Хантер только и делал, что сдерживал себя, действовал медленно, осторожно, в час по чайной ложке, словно разыгрывал сложную шахматную партию. Но проклятое тело не хотело слушаться разума. Оно находилось в состоянии повышенной боеготовности с того самого момента, как он, прибыв в Брекенридж, увидел ее в ресторане. — Да, я хочу попасть в твою постель. Но могу ли я надеяться на это? В этом я как раз и не уверен. Я не знаю, на что мне надеяться. Я в тумане!
— Почему ты говоришь мне все это?
— Почему? Да потому что сам не знаю, что со мной творится. Знаю только одно: таких вещей, непростых и странных, со мною никогда еще не происходило. С первого дня нашей встречи ты только и делаешь, что бросаешь меня то в кипяток, то в ледяную воду.
— Зачем же ты тогда сюда явился?
— Чтобы немного разрядиться.
Гнев Хантера только раззадорил ее.
— Ну хорошо, предположим, я согласилась бы лечь с тобой в постель. И что после этого?
— После этого я продержал бы тебя в постели не меньше месяца.
Красные капли соуса упали с деревянной ложки на пол. Нетерпеливо сунув ее обратно в кастрюлю, Хантер решительно шагнул к Кари.
— Еще ни перед одной женщиной я не метал бисера столько, сколько перед тобой. И знаешь что? Мне это уже начинает надоедать! Я уже устал взвешивать каждое слово, все время опасаясь, что оно может быть неверно тобою истолковано.
Схватив женщину за плечи, Хантер рванул ее к себе, так что их тела столкнулись.
— А теперь мне плевать. Плевать на то, что ты можешь об этом подумать. Но знай: вот что я чувствую сейчас. — Он прижал ее к своим бедрам. — Я хочу тебя, Кари! Хочу до безумия, хочу видеть тебя обнаженной, такой же самозабвенной, какой ты была сегодня, когда мы вместе валялись на траве. Но только теперь мне хочется быть глубоко внутри тебя, чувствовать то же, что чувствуешь ты, стать частью твоего мира. Вот!.. Наверное, ты сочтешь меня слишком грубым, неотесанным, зато в неискренности упрекнуть не сможешь. Ну что, доходчиво я выразился? Я знаю, ты любишь выслушивать только то, что тебе нравится, а стоит кому-нибудь только заикнуться о чем-то менее приятном, как ты сразу же затыкаешь уши. Но теперь-то уж я спокоен: на сей раз ты вряд ли сможешь просто отмахнуться от моих слов.
Он выпустил ее из объятий столь неожиданно, что она чуть не упала. Еще раньше Хантер заприметил в кухонном буфете початую бутылку скотча. Вот что ему сейчас пригодится. Налив себе в стакан изрядную порцию, он проглотил виски залпом.
Кари начал разбирать смех. Подобные излияния были ей в диковинку, а потому показались забавными. Томас никогда не терял самообладания, неизменно оставаясь любезно-отстраненным. Хантер был совсем другим — в его гневе было столько же страсти и огня, сколько и в поцелуях. И ей хотелось заставить его повернуться к ней лицом, изо всех сил закатить ему оплеуху… А потом поцеловать — с той же пламенной страстью.
— Хантер…
— Что? — огрызнулся он не оборачиваясь.
— Скажи мне, когда можно будет накрывать на стол.


Не без некоторых усилий, конечно, но ей все же удалось утихомирить его. И к тому времени, когда стол был накрыт, ее приятель был снова в добром расположении духа. Открывая вторую бутылку вина, он сыпал шутками и благосклонно улыбался, когда Кари хвалила спагетти его приготовления. Нрав его был переменчив, но без угрюмости, и это ей в нем нравилось.
Убрав после ужина грязную посуду, они снова взялись за головоломку. На сей раз Хантер не спешил проявлять прыть, предоставляя ей самой неспешно обдумывать каждый ход. Он же довольствовался в основном тем, что следил за ее губами, шевелящимися в глубоком раздумье. Ему нравилось смотреть на ее волосы, падавшие ей на лоб, и ее руку, рассеянно отбрасывающую их назад.
Поужинав, они перенесли свечи на ломберный столик. Неровный свет освещал хрупкую фигуру Кари, склонившуюся над головоломкой. В золотистом мерцании кожа ее обнаженного плеча казалась теплым бархатом, в который уже раз пробуждающим в нем желание прикоснуться к ней. Ему хотелось завладеть женщиной целиком, чтобы познать, какова она на вкус…
Если бы ему предложили назвать самую возбуждающую вещицу в ее гардеробе, то он, не раздумывая, остановил бы свой выбор именно на этой кофточке. Как и прежде, она ничего не надела вниз. Каждый раз, когда Кари шевелилась, приходили в движение и ее груди. Она была в высшей мере сексуальна, вовсе не пытаясь такой предстать. Секрет ее чар таился в ее природной утонченности.
Внезапно ему вспомнилась Мэрилин, и он, не удержавшись, хмыкнул. И как ему только в голову пришло пытаться изгнать из головы мечты о Кари с помощью другой женщины, любой другой женщины, не говоря уже о вульгарной и развязной Мэрилин? Надо же быть таким идиотом!
Кари озадаченно поглядела на него.
— Я что-то не так сделала? Что тут смешного?
Хантер засмеялся снова.
— Не обращай внимания. Просто вспомнился один вечер, о котором лучше бы и не вспоминать вовсе.
— Да?
— Однажды я утратил здравый смысл.
— И всего-то?
— Да, это все, больше тебе знать незачем.
Она покачала головой, словно усомнившись в его душевном здоровье, и снова погрузилась в свою головоломку.
В руке у нее оставалось всего три кусочка, которые предстояло поставить на место. Теперь, когда работа была близка к завершению, ею владел какой-то безотчетный страх. Вскоре картина предстанет перед ней во всей пугающей полноте, ей придется довести все до логического конца. Нет, не изображение разноцветных воздушных шаров — ее собственный образ имеется в виду. И рядом — еще один.
Хантер Макки.
Вначале он был ее врагом. Теперь же она знала, что любит его.
Она вставила один кусочек точно в паз. Оставалось еще два.
Он был не из тех, кого легко любить. Честолюбив. С норовом. Но вместе с тем этот человек горой стоял за справедливость, за все то здоровое, что делает Америку Америкой, за те консервативные ценности, которым была привержена и Кари. Сегодня вечером он был с нею предельно откровенен. Да, он хотел ее. Однако это не было для нее секретом. Стоило только немного напрячь память, и выяснялось, что его желание давно уже известно ей. Скорее всего она намеренно довела его до такого состояния, когда ему не оставалось ничего иного, как прокричать о своих чувствах во весь голос.
Но сам он? Любит ли он ее?
Скорее всего да. Такой мужчина обычно не ждет от женщины благосклонности как манны небесной. А он ждал. Больше года ждал. После всего того, что она сделала с ним, сказала — ему и о нем, он все равно пришел. Разве он поступил бы так, если бы не любил ее? Томас постоянно говорил ей о своей любви, и все же это, как оказалось, вовсе не мешало ему изменять своей благоверной. Так что же для нее важнее — слова или дела? И разве Хантер не сделал уже достаточно для того, чтобы доказать, что любит ее?
Она поставила на место последний кусочек мозаики.
Неблагодарное занятие — любить божество. Именно так она любила Томаса и могла теперь признаться себе в этом. Он был для нее рыцарем в сияющих доспехах, как однажды метко высказался Пинки. В ее глазах Томас был само совершенство.
Да только жить с этим совершенством приходилось, дрожа от преклонения и страха. Разве в прошлом не боялась она совершить что-нибудь, что могло прийтись ему не по вкусу? Разве не прикусывала язык, опасаясь, что пришедшая ей в голову мысль в корне противоречит его взглядам? Разве не лезла из кожи вон, стараясь во всем угодить ему, чувствуя в то же время, что далеко не всегда ее старание оказывается замеченным?
А разве могла она когда-нибудь достичь с Томасом такой степени раскрепощения, — как духовного, так и физического, какой достигла сегодня днем с Хантером? Нет, никогда. Возможно, Томас и в самом деле пользовался услугами проституток, но подобной смелости от собственной жены наверняка не одобрил бы. Между ними ни при каких обстоятельствах не могли сложиться подобные взаимоотношения — она понимала это.
Любовь же к Хантеру была свободна от подобных препон. Да, действительно, в прошлом она искренне любила Томаса, но теперь полюбила другого. И это чувство оказалось совершенно непохожим на прежнее — оно было таким новым, таким свежим… Что ж, наверное, и в самом деле пришла пора отвести старой любви в благодарной памяти укромный уголок, всецело отдавшись любви новой.
Она потверже нажала на последний кусочек мозаики. Итак, картина была завершена.
Кари долго смотрела на собранную головоломку, задумчиво водя пальцем по глянцевой картонной поверхности, а потом подняла глаза на мужчину, безмолвно сидевшего напротив.
— Ну вот, все сошлось. — Ее голос несколько сел от волнения.
— Значит, теперь мне можно сказать, что я люблю тебя? Я люблю тебя, Кари, с того самого дня, когда ты впервые вошла в мой кабинет.
— Наверное, вскоре после этого и я полюбила тебя. Потому и была к тебе так нетерпима.
— Знаю…
Она ошеломленно уставилась на него.
— И давно ты это знаешь? Почему же до сих пор ни разу не сказал мне об этом?
— До сих пор ты не была готова выслушать это от меня. А теперь этот момент настал. Ты любишь меня, и я люблю тебя. Мы любим друг друга.
Будто в трансе, но вместе с тем четко осознавая, что делает, Кари поднялась со стула и двинулась к Хантеру. Он тут же взял ее за руки и усадил себе на колени.
Их уста слились в нежнейшем поцелуе — кончики двух языков лишь слегка касались друг друга.
— О, до чего же сладко… — простонал он, не отрываясь от ее рта. Поцелуй становился все более страстным. Язык Хантера пришел в движение, черпая неизъяснимое наслаждение в глубине ее рта и даря ей точно такое же взамен.
Сквозь шелк блузки ее грудь почувствовала жар его ладони — сосок мгновенно вздыбился под умелыми пальцами. По-прежнему шепча ласковые слова, Хантер встал, чуть отстранившись от любимой, но обе его руки тут же скользнули ей под тонкую блузку.
— Я ждал этого весь вечер. — Его ладони возбужденно гладили ее теплую плоть.
— Даже если я буду кричать «нет», не останавливайся, — приказала Кари срывающимся голосом, в то время как он, приподняв ее груди, словно одержимый ласкал вершины обоих великолепных холмов.
— Сними блузку — я хочу видеть свои руки на твоем теле…
Хантер действительно и не подумал оторвать от нее свои ладони, когда она через голову снимала с себя шелковую кофточку.
— Господи… — только и выдохнул он.
Большие и загорелые руки с островками темных волос застыли на гладком и белом женском теле. Действительно, вряд ли можно было представить себе картину эротичнее этой. Кари сдавленно охнула, когда под подушечкой пальца ее сосок окончательно превратился в набухший розовый бутон.
В следующий момент она увидела надвигающийся на нее рот Хантера и ощутила утонченную ласку его языка. Его губы сомкнулись, беря ее грудь в сладостный плен. Хантер закрыл глаза, и длинные ресницы отбросили тень на его высокие скулы…
Полюбовавшись некоторое время ее тугими, красивыми грудями, Хантер в свою очередь задал вопрос:
— Ревнуешь?
— Нет. — Кари спустила ноги с кровати и одернула на себе ночную рубашку.
— Куда это ты собралась? — поинтересовался он.
— Хочу хотя бы немного привести себя в порядок, — бросила она, направляясь в ванную комнату. — Хочу быть хоть немного конкурентоспособной по отношению ко всем остальным бабам, с которыми ты просыпался по утрам.
Через несколько минут, с мокрыми после душа волосами, женщина уже вышла из ванной, одетая в длинный легкий халат, застегнутый спереди на «молнию». Вместе с ней в комнату вплыл аромат цветочного шампуня. Только что поднявшийся с постели Хантер моментально поймал ее в широко расставленные руки и, прижав к себе, едва не задушил долгим поцелуем. Затем, чуть отстранившись и водя руками по ее ягодицам, шутливо спросил:
— Заслужил ли я хотя бы завтрак за все свои хлопоты?
— Какой же ты наглец! — прошептала женщина и укусила его за губу.
— Ай!
— Это будет тебе уроком. Кстати, у тебя отросла щетина, и она очень противно колется.
— Так уж и быть, я прощу тебя, если ты одолжишь мне бритву.
— Она с нетерпением дожидается тебя на полочке в ванной.
Посасывая губу, Хантер направился в ванную комнату, волоча за собой конец простыни, в которую завернулся наподобие римского патриция. Поглядев на него, Кари засмеялась. Как давно она не чувствовала себя такой счастливой!
Бекон уже поджарился, и она направилась к двери, ведущей из кухни, чтобы выяснить, желает он омлет или глазунью. Они встретились на пороге. Его влажные после мытья волосы курчавились, кожа пахла душистым мылом и чистотой, вокруг шеи болталось полотенце. Он был бос и одет в одни лишь джинсы.
Волна желания, захлестнувшая Кари, буквально обездвижила ее. Она замерла, словно каменное изваяние, рот ее слегка приоткрылся, взгляд затуманился.
Широкая улыбка на лице Хантера сменилась удивленным выражением.
— Что с тобой?
— Ничего, — с трудом выдохнула она. — Я… Ты… Мне нравится, как ты выглядишь, вот и все.
— Ну-ка, иди сюда…
Кари с наслаждением нырнула в объятия возлюбленного и изо всех сил обвила его шею руками. Их тела крепко прижались друг к другу, и остатки стыда слетели с ее души, словно желтые осенние листья. Нетерпеливо встретившись, их губы слились воедино. Она вдыхала его запах и не могла насытиться, как путник, долго шедший по пустыне, пьет, не в силах остановиться.
— Кари… — простонал он, когда женщина стала ласкать губами его шею. Хантер ощущал ее зубы на своей коже и чувствовал, как тело его начинает вибрировать от желания. — Только не останавливайся, милая. О-о-о!.. Как хорошо!.. Боже, до чего же ты великолепна!
Ладони женщины побежали вниз, словно наслаждаясь ощущением крепкого тела возлюбленного, затем стали гладить скульптурные сплетения мышц на его груди. Кончики ее пальцев играли с его сосками. Почувствовав, как они напряглись, она принялась ласкать их языком. Голова мужчины откинулась назад — так резко, что он слегка ударился затылком о стену, — глаза закрылись, лицо исказила судорога наслаждения. И все же он пока не делал никаких ответных шагов. На протяжении этой ночи Кари страстно отвечала на каждое его движение, но все же инициатором любовных игр неизменно был Хантер. Сейчас они как бы поменялись местами, но тот факт, что в данный момент он выступал в качестве пассивной стороны, ничуть не ущемлял его мужское достоинство. Наоборот, ему это даже нравилось.
Ладони Кари скользнули вниз по его животу, пальцы стали ласкать курчавые волосы вокруг пупка. Затем они расстегнули пуговицу джинсов и расстегнули «молнию».
— Да, Кари, да…
И вот руки женщины уже внутри — ласкают и гладят его тугую, возбужденную плоть.
Стон вырывался сквозь крепко сжатые зубы Ханте-ра. Задыхаясь от наслаждения, он то бормотал проклятия, то выдыхал ее имя. Ее ласки были неопытны, но тем сильнее становилось от этого даруемое ими наслаждение. Пальцы Кари исследовали его тело с какой-то по-девичьи наивной непосредственностью и любопытством, и Хантера захлестнула страсть такого накала, какой ему еще ни разу прежде не доводилось испытывать.
Наконец Кари опустилась на колени.
— Боже мой… — простонал Хантер. Ему казалось, что он в любой момент может умереть от наслаждения, но, великие небеса, какой прекрасной была бы эта смерть!
Когда он наконец не смог больше терпеть, то опустился на колени рядом с ней, расстегнул «молнию» на ее халате и одним резким движением сдернул его. Они одновременно упали на пол и сразу же — уверенно и страстно — он вошел в нее. Кари вскрикнула от счастья, ее спина изогнулась дугой, жадно принимая каждый удар его тела. Оргазм наступил уже через несколько мгновений — громкий и неконтролируемый, словно взрыв. Затем они лежали, крепко прижавшись друг к другу. Он все еще находился внутри Кари, прижимая ее к себе, и ласково терся носом о ее ухо.
— По-моему, у вас несколько сместилось чувство времени, мадам.
Пальцы Кари пробежались по его волосам.
— Что ты имеешь в виду?
Губы Хантера подарили ее лицу несколько легких поцелуев.
— Почему эта гениальная идея не посетила тебя в тот момент, когда мы находились в мягкой, уютной постели? Теперь тебе не пришлось бы валяться на жестком полу.
Она захихикала, как маленькая девочка, застигнутая за какой-нибудь шалостью.
— По крайней мере теперь я знаю, что означает эта старая поговорка.
— Какая еще поговорка?
— Насчет того, что бывает, когда оказываешься между молотом и наковальней.
Хантер усмехнулся и слегка прикусил кожу на ее шее.
— Сейчас опять окажешься.
— То есть?
Хантер наигранно вздохнул, погладил ее соски, а затем сделал резкое движение тазом вперед. Кари задохнулась, широко распахнув глаза Он заглянул в ее лицо и улыбнулся.
— Вот о чем. — Хантер встал и помог ей подняться. — Тем не менее я проявлю себя джентльменом и сначала отнесу тебя в постель.
Подхватив возлюбленную на руки и впившись губами в ее рот, он перенес ее в спальню и мягко опустил на простыни.
— А я-то думала, ты хочешь позавтракать, — пробормотала Кари, целуя его грудь.
— Именно этим я и собираюсь заняться, — ответил он, опускаясь на нее. — Не мешкая ни секунды.


Хантер уютно устроился между раздвинутых ног Карри, положив подбородок ей на живот и обнимая ее бедра. Женщина была совершенно расслаблена и находилась во власти чудесной истомы. На кончике ее носа красовались очки Хантера, пальцы лениво гладили его плечи и спину.
— Я уже выучила все, что только можно.
— Относительно чего? — Он слегка подул на нежный светлый пушок, покрывавший низ ее живота.
— Относительно секса.
Хантер рассмеялся и, слегка приподняв голову, почесал подбородок о живот Кари.
— И что ты теперь ощущаешь?
— Чувствую себя такой усталой, что, по-моему, никогда больше не смогу пошевелиться, — сонным голосом ответила она. — Ты как-то сказал, что если затащишь меня в постель, то не выпустишь оттуда как минимум месяц. Сейчас я начинаю думать, что ты не шутил.
— Мне кажется, я на это способен.
Ее живот завибрировал от неслышного смеха.
— В таком случае отпускай ты меня хотя бы на обеденные перерывы.
— А я тебя уже накормил обедом.
Кари открыла один глаз и скосила его вниз, на голову Хантера.
— Два паршивых сандвича и кусок холодного бекона вряд ли можно назвать обедом.
Хантер переполз повыше и поцеловал женщину в губы.
— Это мне следует жаловаться, а не тебе. Я умираю от истощения. Разве ты не считала, сколько раз я…
— Так я и думала! Ты уже стал воспринимать меня как свою собственность.
В ее голосе прозвучала легкая, но неподдельная обида, и Хантер счел своим долгом загладить ее нежным глубоким поцелуем.
— Ну-ну, стоит ли кипятиться, — примирительно проговорил он, когда их губы наконец разъединились. — Если хочешь, я угощу тебя самым изысканным ужином.
— И самым дорогим. С двумя сменами блюд и двойным десертом.
— Согласен, — с притворной горечью вздохнул он. — Но прежде чем выпустить тебя из постели, мне хочется проверить, не упустил ли я чего-нибудь.
Хантер стащил с Кари свои очки и нацепил их себе на нос, а затем посмотрел на ее груди. Челюсть его отвисла в притворном изумлении.
— У тебя их, оказывается, две?
Кари зашлась от хохота.


Свернувшись под простыней и нежась в тепле нагретой их телами постели, Кари лежала, прижавшись спиной к животу Хантера. Они смотрели на дождевые капли — большие и тяжелые, словно подвески с хрустальной люстры, — падавшие с серого сумрачного неба за оконным стеклом.
— Кари, — заговорил он.
— М-м-м?
— Я вправду очень сожалею по поводу ребенка, которого ты потеряла.
Молодая женщина не пошевелилась. Ее удивило, что он вдруг заговорил сейчас на эту болезненную тему, однако же, не глядя ему в глаза, она безошибочно чувствовала, что он говорит искренне. Это можно было понять по его голосу.
— Я знаю, что ты чувствуешь. Я ощущаю то же самое.
— Ты ведь больше не винишь меня?
— Нет. Конечно, нет. Просто ты подвернулся мне под горячую руку, и я сорвала на тебе свою злость.
Ладонь Хантера стала гладить ее живот.
— У тебя еще будет ребенок. А возможно, и не один.
— Может быть, — вздохнула она, улыбнувшись, но в ее голосе не было радости.
— Ведь твое здоровье не сильно пострадало? Я имею в виду, у тебя еще могут быть дети?
— Да.
По тому, как расслабились его мускулы, Кари поняла, что напряжение, владевшее Хантером, отпустило его. Он был успокоен ее ответом, и ему было приятно, что они могут обсуждать эту щекотливую тему без стеснения и экивоков.
— У тебя обязательно будет ребенок, — категоричным тоном заявил он.
— Ты так уверенно об этом говоришь… — усмехнулась женщина. — Но для того, чтобы появился ребенок, нужны, знаешь ли, двое. Желаешь выступить добровольцем?
Его губы нашли мочку ее уха под светлыми локонами.
— Всегда к вашим услугам, мэм.
В этот момент Хантер действительно был готов на все. Он прижался к спине Кари и вошел в нее, лаская рукой густые вьющиеся волосы на ее лобке. Они вместе поднимались к вершине наслаждения и, в очередной раз взорвавшись криками, медленно спустились обратно, на грешную землю.
Тело Кари было покрыто мелкими бусинками пота и то и дело вздрагивало от сладостных судорог, прокатывавшихся изнутри. Перевернувшись, она легла поверх него. Как сексуально он выглядел: полуприкрытые в истоме глаза, удовлетворенная улыбка, влажные пряди волос, прилипшие ко лбу.
Нежность захлестнула Кари.
— Ну, почему, почему мне потребовалось так много времени, чтобы понять, что я тебя люблю!
— Главное, что ты это все же поняла. Я этому очень рад.
— Я люблю тебя, Хантер.
— И я тоже люблю тебя.
Она прижалась щекой к его подбородку, он запустил пальцы в ее волосы и крепко прижал к себе.


С нескрываемым отвращением Пинки смотрел в стоявшую перед ним тарелку.
— Что это за чертовщина?
— Это не чертовщина, а завтрак, — твердо ответила Бонни.
— «Кровавая Мэри» — на завтрак?
— При чем тут «Кровавая Мэри»! Это обычный йогурт с гранолой
type="note" l:href="#note_11">[11]
.
— Больше похоже на птичий корм. Или — птичий помет.
— Пинки!
— О дьявол! — Он взял ложку, зачерпнул неаппетитное на вид месиво и сунул в рот. Пинки знал: пока он не съест все до последней ложки, Бонни не позволит ему выкурить первую утреннюю сигарету.
— Ну и гадость! Налей мне черного кофе, да покрепче, чтобы отделаться от этого мерзкого вкуса.
— Не слышу слово «пожалуйста».
— Пожалуйста, — буркнул он.
Женщина поставила кофейник рядом с ним и села за стол.
— Когда ты на мне женишься?
От неожиданности Пинки чуть не опрокинул горячий кофе себе на колени.
— Жениться? Кто и когда говорил о женитьбе?
— Я только что сказала.
— Так забудь об этом.
— Почему?
— Потому что я не собираюсь жениться.
— Назови мне хотя бы одно обстоятельство, которое бы этому мешало.
— Ты храпишь.
— Ты тоже.
— Вот видишь? Только представь себе двух храпящих людей в одной постели. Нам никогда не удастся заснуть рядом друг с другом.
— Мы и так мало спим, оказываясь в кровати. Это, кстати, еще одна убедительная причина в пользу женитьбы. Что, если я забеременею?
Ложка замерла на полпути к его рту.
— Вряд ли. Ты слишком старая.
— Большое спасибо, свинья ты эдакая.
— На здоровье.
— У нас похожие характеры, — не отступалась Бонни.
— Мы то и дело ругаемся.
— Только из-за того, что ты упрям как осел.
— А ты, видимо, нет?
— Между нами много общего.
— Ага, в частности, то, что мы уже далеко не первой молодости.
Она положила руку ему на ляжку и ущипнула ее.
— Судя по тому, как ты ведешь себя в постели, тебе еще рано хоронить себя. Этой ночью ты меня просто измотал, Пинки Льюис.
По его лицу пробежала довольная улыбка, но она тут же сменилась серьезным выражением.
— Я тут ни при чем. Это ты пытаешься загнать меня в гроб. Сначала женишь на себе, потом сведешь в могилу с помощью этих твоих сексуальных марафонов и получишь деньги по моей страховке.
Бонни согнулась от смеха.
— Придумай что-нибудь поумнее. Ну какая компания поведет себя до такой степени по-идиотски, что станет страховать это тело? — ткнула она его пальцем в живот.
Прежде чем Пинки успел придумать какой-нибудь достойный ответ, раздался звонок в дверь.
— Кто бы это мог быть? — проговорила Бонни. Как только она вышла, Пинки немедленно закурил, с наслаждением наполняя сигаретным дымом свои исстрадавшиеся легкие.
— О господи! — послышалось восклицание Бонни. — Какая радость!
Поначалу он подумал, что это заявился один из сыновей Бонни, но сигарета выпала из его рта, когда на кухню танцующей походкой вплыла Кари и заключила его в крепкие объятия.
— Боже мой, как я по вам соскучилась! Мы не виделись целых три месяца, — тараторила гостья. — Ой, что это такое? — Последнее восклицание относилось к содержимому стоявшей перед Пинки тарелки, в которую заглянула Кари.
— Вот именно. Она кормит меня подобными помоями каждый день, — ответил Пинки, бросая ядовитый взгляд на Бонни. — Посадила меня, видишь ли, на диету.
Кари засмеялась и села на стул, стоявший напротив Пинки.
— У меня на вас просто зла не хватает, — заговорила она. — Как вы могли не сообщить мне о том, что у вас все сладилось!
— Мы собираемся пожениться, — счастливым голосом сообщила Бонни.
— Черта с два! — огрызнулся Пинки.
— По-моему, это было бы замечательно, — заметила Кари. Она прекрасно понимала, что Пинки щетинится только для вида. На самом деле он напоминал довольного кота.
— А по-моему, мысль совершенно дурацкая, — продолжал упираться Пинки. — Полностью идиотская. Видела бы ты, какие похабные книжонки она берет с собой, когда мы ложимся в постель!
— С удовольствием взглянула бы, — со смехом ответила Кари.
— Ах ты, лицемер! — В приступе показного гнева Бонни звонко шлепнула Пинки по лысине. — Раньше ты против этих «книжонок» ничего не имел. Наоборот, горел желанием перепробовать все, о чем там сказано.
Кари засмеялась еще громче.
— Она пилит меня не переставая, — продолжал ныть Пинки. — А эта бурда! Попробуй-ка ее съесть! «Не забывай о своем артериальном давлении…» «Не пей слишком много…»
Не обращая на него внимания, Кари обратилась к Бонни:
— Кстати, ты еще не заставила его бросить курить?
— Она и тут не оставляет меня в покое, — вмешался Пинки, прежде чем Бонни успела открыть рот. — Из-за нее мне приходится ограничиваться пятью пачками в день.
Обе женщины расхохотались. Бонни наклонилась и запечатлела на его щеке звонкий поцелуй. Обняв с видом собственницы Пинки за плечо, она обратилась к Кари:
— Ты вся так и светишься.
— Правда? — кокетливо переспросила та. — Это все горный воздух.
Пинки, однако, был слишком искушен для того, чтобы удовольствоваться столь легковесным объяснением.
— Кто же сообщил тебе, что мы с Бонни… гм… сошлись?
— Подумай-ка лучше, кто об этом знал? — с веселым вызовом бросила ему Кари.
Физиономия Пинки расплылась в широчайшей улыбке.
— Значит, он тебя все-таки нашел?
Не в силах сдерживать распиравшее ее счастье, Кари засмеялась:
— Да, он нашел меня. — Она обняла себя руками, словно не желая выпустить ни малейшей капельки бившейся внутри нее радости. — Он — чудесный, и мы до безумия, по-сумасшедшему, жутко, окончательно и безнадежно любим друг друга.
— Черт меня побери! — воскликнула Бонни, стукнув кулаком по столу. — Я знала это.
— Ты знала? — возмущенно возопил Пинки. — Не забывай: это я отправил его к ней.
— Не спорьте, так или иначе, вы оба — мои ангелы-хранители. Если бы вы знали, как я вам благодарна! Он такой… такой… О! Он просто…
— Не старайся, мы тебя поняли, — с улыбкой сказал Пинки. На протяжении всей своей жизни он боялся, что его сочтут мягкосердным, однако сейчас его глаза подозрительно блестели. Его рука под столом крепко сжимала ладонь Бонни. Он видел Кари счастливой и сам ощущал себя на вершине блаженства. — Я так счастлив за тебя, детка! И где же находится этот идеал мужчины в данный момент?
— Он хотел поехать вместе со мной, но ему пришлось отправиться на работу, иначе, как он сказал, на его рабочем столе вырастет целый бумажный Монблан. — Кари опустила взгляд на чашку кофе, которую налила ей Бонни и которая до сих пор оставалась нетронутой. — Кстати, у меня еще есть рабочий стол? Именно для того, чтобы выяснить это, я и приехала именно сюда, а не на работу. Мне не хотелось оказаться в глупом положении.
Пинки отхлебнул кофе, а Бонни извинилась и под благовидным предлогом дипломатично вышла в другую комнату.
— А что заставляет тебя думать, что ты могла лишиться рабочего места? Тебя никто не увольнял, а я — по-прежнему руководитель службы новостей. По крайней мере являлся им до нынешних выходных. И за мной все еще сохраняются полномочия увольнять и принимать на работу.
— Просто в последние дни на экране постоянно маячила Салли, а во время нашего с тобой последнего разговора ты сказал, что передашь освещение деятельности городского правительства кому-то другому. Только не подумай, что я хочу получить эту работу обратно, — поспешно добавила Кари. — Теперь, я думаю, мне станет еще труднее соблюдать объективность по отношению к нашему окружному прокурору. — Лицо Кари осветилось счастливой улыбкой, но почти сразу же снова посерьезнело. — Так у меня есть работа, Пинки?
Ее собеседник откинулся назад, развалившись в плетеном кресле — слишком тесном для его бочкообразной фигуры.
— Я немало думал над этим. Позволь поделиться с тобой плодами моих размышлений.
— Я вся внимание.
Кари не хотела казаться чересчур заинтересованной, однако сердце ее гулко билось в груди. Доверяет ли ей Пинки в такой степени, чтобы дать новую работу, — такую, какую она заслуживает в соответствии с ее опытом и талантом? Или же он поручит ей что-нибудь такое незначительное, что она будет вынуждена отказаться?
Пинки вытащил изо рта сигарету и сощурился от попавшего в глаза дыма.
— Твоей сильной стороной всегда была очень человечная манера подачи материала. Будь это обзор новых фильмов или избиение окружного прокурора, ты всегда делала это так, словно болтала со своей соседкой. Твои диалоги всегда были естественны — никакого пафоса и искусственности. Зрителю это нравится. Он видит в тебе живого человека, а не телевизионную куклу. Пусть даже ты не являешься таким оракулом, как Кронкайт или Бринкли, но ты — настоящая.
Так вот о чем я подумал в связи со всем этим, — продолжал Пинки после глубокой затяжки. — Я хочу отпустить тебя на волю. То есть не поручать тебе какой-либо определенной темы, а пустить, что называется, в свободный полет, позволить тебе делать интересные человеческие истории, которые задевали бы зрителя за живое. К примеру, если произойдет какая-нибудь катастрофа, мы отработаем ее в обычном но-востном режиме, а ты уже сделаешь трогательный, душевный очерк о пострадавших в ней людях. Улавливаешь мою мысль?
Кари уже давно все уловила, и ей просто не сиделось на месте.
— Да, да, Пинки, я поняла. До чего же здорово!
— Вот и хорошо, но выслушай меня до конца. Начальство будет наблюдать за тобой сквозь увеличительное стекло. Я полагаю, тебе не надо напоминать, что каждый твой шаг будет тщательно фиксироваться, поэтому на первых порах постарайся не делать резких движений.
— Я обещаю, Пинки! Честное слово!
Тот посмотрел на ее сияющее лицо с горящими глазами и выругался.
— Как бы я хотел тебе верить, Кари, но ты же, черт побери, не можешь без скандалов!


Загудел интерком.
— Черт!
Хантер был по уши занят, разгребая накопившиеся документы и почту, и не хотел отвлекаться. Ему предстояла адская работа — разобраться со всем тем, с чем не успела справиться его секретарша, а поскольку засиживаться допоздна не хотелось, он должен был трудиться не покладая рук. Ведь вечером Хантера ожидала встреча с Кари.
— Я же просил не отвлекать меня, если только не случится землетрясение, — раздраженно бросил он в интерком.
— Прошу прощения, но к вам — миссис Макки.
Хантера окатило жаром. Первым делом он подумал, что с ним приехала повидаться мать, но это было совершенно невероятно. Она почти никогда не покидала дом без отца. А помимо матери, он знал только одну миссис Макки…
— Пусть войдет.
Хантер встал, застегнул пиджак и обошел вокруг письменного стола. В этот же момент распахнулась дверь, и в кабинет вошла Пэм.
Она выглядела просто потрясающе. Прямые черные волосы доходили до подбородка и концами загибались к щекам, тело было стройным и грациозным, как всегда, без единой капли жира. Она казалась чуть выше Кари и была необыкновенно привлекательна для мужчин, хотя и совсем иного рода. Если Кари была воплощением женственной беззащитности, то Пэм излучала холодную изысканность. Даже тогда, когда Кари делала свою работу, она казалась теплой и доступной, Пэм же была сама неприступность.
Хантер протянул ей руки и лучезарно улыбнулся:
— Вот это сюрприз!
Женщина засмеялась и взяла обе его ладони. Бросив взгляд на заваленный бумагами стол, она проговорила извиняющимся тоном:
— Я понимаю, ты очень занят…
С улыбкой Хантер усадил ее в кресло и ответил:
— Просто ты выбрала для визита неудачный день. Я отсутствовал всю прошедшую неделю.
— Да-а? — Пэм удивленно вздернула одну бровь. Это движение было до боли знакомо Хантеру.
— Что-то вроде краткосрочного отпуска, — небрежно обронил он, присев на краешек стола и давая понять, что этот предмет не подлежит обсуждению.
Женщина окинула его оценивающим взглядом своих больших влажных глаз, суливших гораздо больше теплоты, нежели она могла дать на самом деле.
— Ты прекрасно выглядишь, Хантер.
— Ты — тоже, — искренне ответил он комплиментом на комплимент. На ней был шикарный костюм, к тому же прекрасно сидевший на ее изумительной фигуре. Внешность Пэм была неизменно безупречной.
Она тряхнула волосами и засмеялась.
— Ты, как всегда, галантен. Но все же приятно это слышать. — Склонив голову к плечу, женщина продолжала: — Когда ты сообщил мне, что согласен на развод, я почувствовала, что тебя что-то подгоняет. Я просто сгораю от любопытства: в чем же секрет подобной спешки? Ведь он наверняка существует?
— Да, — сдержанно кивнул Хантер.
— Хм… Женщина?
— Да. — Еще один кивок.
— Ты счастлив?
— Очень. — Хантер не лукавил. Он действительно еще никогда не был так счастлив, как сейчас. — А ты?
Она пожала плечами.
— Мне достаточно моей работы.
Вот он — тот самый барьер, который разделял их с самого начала. Когда Хантер впервые встретил Пэм, она училась на последнем курсе медицинского института. Его привлекли в ней ее ум, отвага и честолюбие. Именно последнее и стало тем камнем, который раздавил их брак. Как и любой другой мужчина, Хантер хотел чувствовать, что в нем нуждаются. Нет, он не был деспотом, как однажды в шутку назвала его Кари. Он был совсем не против того, чтобы жена делала карьеру. Проблема заключалась в том, что карьера для нее стояла на первом месте, а все остальное — в том числе и муж — было отодвинуто на задний план.
С каждым годом их брак неуклонно превращался в соревнование, в котором каждый стремился опередить другого в достижении вершины на избранном им поприще. Однажды Хантеру предложили повышение, однако для того, чтобы получить его, необходимо было переехать в другой город. Пэм наотрез отказалась двигаться с обжитого места, поскольку не хотела утратить позиций, завоеванных ею в центральном городском госпитале. Для Хантера это явилось наглядным свидетельством того, что важнее для жены — он или ее карьера. Пилюля была очень горькой.
— До чего же ты упрям, Хантер. Мы не живем с тобой уже три года, и все это время ты упирался, не давая мне развода, а тут вдруг звонишь и говоришь, что решил наконец меня осчастливить своим согласием.
— Ты же знаешь, что я не терплю неудач. Вот и здесь — в самом главном начинании своей жизни, то есть в браке — мне не хотелось признавать своего поражения. — Он криво усмехнулся. — Однако в конечном счете пришлось это сделать. Что ж, надо сдвинуться с мертвой точки и жить дальше.
— Я никогда не воспринимала это как поражение одного из нас или обоих. Просто мы переросли друг друга.
«Наверняка она посещает психоаналитика», — едко подумал Хантер, а вслух сказал:
— Вероятно, ты права.
Он согласился только для того, чтобы избежать еще одного спора на эту тему, которую они обсуждали уже тысячу раз. Кроме того, ее мнение на этот счет уже нисколько его не заботило.
— Смотри, что я тебе привезла, — проговорила Пэм, вытаскивая из сумочки большой конверт. — Судя по всему, у адвокатов нет твоего нового адреса, поэтому оба экземпляра оказались у меня.
— Окончательные бракоразводные документы? — спросил Хантер, не заглядывая в конверт.
— Подписанные, со всеми печатями, да еще с доставкой. Как видишь, я сделала все, что могла.
Женщина поднялась, Хантер — тоже. Взяв бывшую жену под руку, он проводил ее до двери.
— Я рад, что увидел тебя, Пэм.
— Я тоже, Хантер, — ответила она, встретившись с ним взглядом. — Что ни говори, у нас были и неплохие дни, правда?
Он понял, что женщина пытается внутренне оправдать себя. Теперь, когда она перестала быть частью его жизни, он почувствовал, что способен относиться к ней с большей теплотой. Да, если напрячься, то, возможно, ему и удастся вспомнить несколько хороших дней в длинной череде тех, когда все между ними шло шиворот-навыворот.
— Да, у нас были очень хорошие дни. Жаль, что мы не сумели сделать друг друга счастливыми. — Хантер не собирался говорить, что жалеет о том, что они расстались. Наоборот, радовался этому. Ведь он встретил Кари! — Желаю тебе счастья, Пэм.
— А я — тебе, Хантер. Прощай. — Женщина приподнялась на цыпочки и, обняв его за плечи, поцеловала в щеку.


Пританцовывая, Кари поднималась по ступенькам здания окружной прокуратуры. За пару минут до этого она зашла в закусочную через дорогу и купила два сандвича с мясом, даже не зная, любит ли это Хантер. Она была уверена в одном: он настолько заработался, что обрадуется даже короткой передышке, которую она подарит ему своим визитом. Они были врозь всего несколько часов, но эти часы показались ей днями. Помимо всего прочего, Кари не терпелось поделиться с ним новостями о своей новой работе, а делать это по телефону не хотелось.
Вестибюль первого этажа был безлюден. Видимо, все служащие ушли на обеденный перерыв. Приемная Хантера также была пустынной. Письменный стол его секретарши завален записками и нераспечатанной корреспонденцией. Электрическая пишущая машинка, правда, была включена.
Кари подошла к двери в кабинет Хантера и без стука отворила ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - От ненависти до любви - Браун Сандра

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману От ненависти до любви - Браун Сандра



Может и травиальный роман, но мне понравился.
От ненависти до любви - Браун СандраЛора
28.08.2012, 16.18





Бесподобный,потрясающий роман! Не все романы у Браун шикарные, есть и плохие и хорошие,но этот особенный!Просто влюбилась в Хантера Макки! Мужчина на все 100% ! Тот от которого голова может пойти кругом!Идеал,который редко встретишь в реальной жизни!Эта книжка произвела на меня сильное впечатление. Буря эмоций!!!!!!!
От ненависти до любви - Браун СандраЯна81
7.12.2012, 22.55





Бесподобный,потрясающий роман! Не все романы у Браун шикарные, есть и плохие и хорошие,но этот особенный!Просто влюбилась в Хантера Макки! Мужчина на все 100% ! Тот от которого голова может пойти кругом!Идеал,который редко встретишь в реальной жизни!Эта книжка произвела на меня сильное впечатление. Буря эмоций!!!!!!!
От ненависти до любви - Браун СандраЯна81
7.12.2012, 22.55





БРЕД!!!
От ненависти до любви - Браун СандраНИКА*
13.03.2013, 20.41





Другие романы Браун мне больше понравились, этот скучноват для меня,не зацепил.....
От ненависти до любви - Браун Сандралилия
18.05.2013, 15.56





классный роман!!!
От ненависти до любви - Браун СандраЛюбовь Владимировна
17.08.2013, 20.17





Что-то в этом есть.
От ненависти до любви - Браун СандраМазурка
18.08.2013, 0.43





Почему такой низкий рейтинг?????
От ненависти до любви - Браун СандраЛюсьена
26.09.2013, 17.49





Отличный роман! Читать обязательно. 11 из10
От ненависти до любви - Браун СандраВалентина
24.12.2013, 1.02





Роман цікавий. Раджу прочитати!!!
От ненависти до любви - Браун СандраНаталі
20.01.2014, 0.05





у Браун хорошие романы, этот не оправдал надежд, полный провал!!!!!
От ненависти до любви - Браун СандраМарина
26.01.2014, 15.18





Мне тоже понравился роман
От ненависти до любви - Браун СандраИванка
27.02.2014, 17.48





Хороший роман. Тут проскальзывали комментарии о полном провале и тривиальности романа, не могу понять что такого «плохого» эти читательницы нашли в нем. Он не без недостатков, но, в общем и целом, роман на твердую 9 из 10. Минус в романе только один, образ самой Кари, более дурного создания найти трудно. То она сильная и далеко неглупая особа, которой и море по колено, а то ведет себя крайне по-детски и глупо. Нужно очень постараться, чтобы на протяжении 2-х лет брака не замечать, что в твоем обожаемом муже куча недостатков и вообще он «развлекается» со всем что движется. А потом когда встречаешь хорошего человека, которому ты говоришь я тебя люблю, но тут же вторить, жить с тобой не могу и замуж за тебя не пойду, и вообще не смотря на обоюдную любовь нам нужно расстаться)))))… В общем героиня не из самых лучших. Но вот образ ГГ просто супер. Ради такого Хантера, любая вменяемая женщина пошла бы на край света босиком. Сильный, волевой, умный, умеющий в нужный момент поддержать, а в нужный просто ждать в стороне… Хм-м-м, жаль в реальной жизни не бывает таких мужиков. Увидел, влюбился, решил, подождал, завоевал, еще и терпел все выходки. На мой взгляд и задумка романа и его исполнения просто великолепны. В общем я советую почитать этот роман.
От ненависти до любви - Браун СандраВарёна
2.03.2014, 19.05





Фигня какая-то. Одолела только 4 главы. Сюжет привязан за уши, из пальца высосан. ГГ-ой не мужик, а сладострастник какой-то. 2 балла.
От ненависти до любви - Браун СандраЕва
4.04.2014, 15.32





Не осилила Сначала все шло хорошо и сюжет вроде ничего, но потом ГГ как-будто подменили Если она была такая умная, то почему вдруг стала такая дура и совсем не профессионал если позволяла себе такие выходки? Но ГГ все равно ее любил, несмотря на все выкрутасы Не могу поверить что он такой тюфяк. 3 балла
От ненависти до любви - Браун СандраВасилиса
19.10.2014, 22.47





Отличный роман. Василисе- читайте внимательнее роман и тогда будет все понятно с Гг-ней. Все душевные терзания и переживания переданы очень точно. Относительно того, что за 2 года Гг-я не поняла своего мужа, могу сказать, что лично знаю женщину , прожившую с мужем 20 лет и оказалось, что она его не знает. И таких случаев не мало. Так что все жизненно.
От ненависти до любви - Браун Сандраиришка
19.02.2015, 21.09





что-то не то. вроде страсть и т.д., но....муж старше на 32 года...все такие прям профессионалы, но только когда им выгодно, и как он её мурыжил на допросе, долг требовал от него таких действий...а потом целовал её, когда она была без сознания - извра сплошная, потом он её не шуточно домогался всю книгу, впечатление такое, что ей пришлось уступить и полюбить его. короче как я и говорила, вроде то, да что-то тут не так.имхо.
От ненависти до любви - Браун СандраМазурка
20.02.2015, 1.05





Роман понравился.Прекрасно отдохнула!
От ненависти до любви - Браун СандраНаталья 67
27.06.2015, 16.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100