Читать онлайн Нечаянная радость, автора - Браун Сандра, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нечаянная радость - Браун Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 118)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нечаянная радость - Браун Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нечаянная радость - Браун Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Сандра

Нечаянная радость

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

— Как это получилось? — Тейлор сдвинул темные брови, между которыми залегла складка.
— А отец никогда не беседовал с тобой, как мужчина с мужчиной, о птичках и пчелах? — язвительно спросила Риа. Складка между бровей Маккензи становилась все глубже, все мрачнее. — Если беседовал, то ты должен знать, как это получается. Прошло всего несколько минут, с тех пор как Риа переступила порог кабинета Маккензи и сообщила ему ошеломляющую новость. Но ему показалось, что прошла целая вечность. Напряжение росло: слой за слоем, подобно тому как образовывается вулканическая лава.
— Я хотел сказать, почему ты не предохранялась? — Маккензи проталкивал слова сквозь зубы, белоснежным барьером выстроившиеся за поджаты ми губами.
— А ты почему?
— Как правило, я это делаю. Я читаю газеты и следую публикуемым в них предостережениям.
— По-моему, ты прокололся.
— Это случилось, поскольку я был уверен, что любая здравомыслящая интеллигентная, сексуально активная женщина в эпоху сексуальной свободы пользуется какими-нибудь контрацептивами.
Зеленые глаза Риа сузились.
— Во-первых, — она подняла указательный палец с безупречным маникюром, — я не сексуально активная в том смысле, в каком ты это понимаешь. Сама не знаю, что на меня нашло в сочельник. Возможно, слишком много шампанского. Но не в моих привычках затаскивать в постель незнакомцев, и меня возмущают твои намеки на то, что я из таких дамочек. Во-вторых, — к указательному пальцу присоединился его средний собрат, образовав устремленное вверх подобие молодого побега на ветке, — я слишком слежу за своим здоровьем в целом, чтобы рисковать, принимая оральные контрацептивы. И в-третьих, — выпрыгнул безымянный палец, — никогда не считай что-либо само собой разумеющимся, если дело касается меня.
Чертыхнувшись, Тейлор поднялся из-за стола и подошел к расположенному за его спиной окну. Засунув кулаки в карманы и ссутулив плечи, Маккензи пристально посмотрел на Риа. Одного этого взгляда было достаточно для того, чтобы Тейлор вновь мысленно оказался на той самой кушетке в доме Риа и в ушах его зазвучали короткие легкие вздохи, издаваемые ею в момент оргазма. Как бы он хотел избавиться от этих волнующих галлюцинаций! Забыть мучительно приятный коктейль из запахов свежей елки, каминного дымка и женского тела.
Прошло восемь недель, а Тейлор все так же ясно помнил сладость объятий Риа под шубой, которой они, засыпая, укрылись. В этом было что-то от первобытных людей, спавших голыми под ворохом шкур, какой-то инстинкт, которому хомо сапиенс до сих пор оставался верен.
Сегодня же Риа Лавендер была одета в повседневный деловой костюм цвета морской волны с латунными пуговицами и красным кантом. Тейлор невольно подумал, есть ли под этим костюмом пояс-трусики, как тот, что был на ней в сочельник. Маккензи мог держать пари на свой только что полученный пост мэра, что кожа Риа была такой же теплой и шелковистой, как в тот вечер. И несмотря на то что волосы Риа сейчас были собраны в профессионально исполненный пучок на затылке, Тейлор почти ощущал их скольжение между его пальцев — каждую прядь, подобную черной бархатной ленте.
По правде говоря, Маккензи был даже рад появлению Риа. Точно несмышленый мальчишка, встретивший женщину, с которой впервые в жизни был близок, Тейлор испытал почти головокружение, когда голос секретарши в селекторе сообщил ему, что, согласно графику, на аудиенцию явилась мисс Риа Лавендер.
Да, Тейлор с нетерпением ожидал этой встречи, сгорая от любопытства, по какой причине Риа решила снова связаться с ним, и, надеясь, что визит не будет посвящен только бизнесу. Свой оптимизм Маккензи сдерживал мыслью, что, вероятно, Риа намерена предложить ему сотрудничество в реализации своего проекта. Но даже этот довод не мог подавить возбуждения, овладевшего Тейлором.
И вот Риа бьет прямо между глаз:
— Я беременна.
Просто невероятно! Подобные вещи не происходят со взрослыми мужчинами. С глупыми, прыщавыми пацанами — да. Но не с новоиспеченными мэрами. Либо это неудачная шутка, либо коварная ловушка.
Маккензи с подозрением посмотрел на Риа. К чему клонит эта дамочка? Тейлор все еще сомневался. На время он возьмет на себя роль адвоката дьявола и попытается выяснить истинную причину.
— А ты уверена, что беременна?
Риа раздраженно поменяла местами скрещенные ноги в черных шелковых чулках.
— Да.
— Исходя из последних месячных?
— Исходя из надежной научной методики, которой вчера утром пользовался мой гинеколог, — обиженно бросила Риа. — Я беременна, мистер Маккензи, и отцом ребенка являетесь вы.
Тейлор самодовольно улыбнулся:
— А здорово мы познакомились, а? Вопрос поразил Риа.
— На то и вечера с коктейлями, чтобы люди знакомились. Какое значение имеет то, как мы познакомились?
— Может, никакого. А может, решающее.
— Потрудись объяснить.
— Хорошо. — Повернувшись, Тейлор посмотрел в лицо Риа. — Последними выборами я приобрел себе массу врагов. Они сгорали от желания увидеть мое поражение, но я победил. Однако до приведения меня к присяге еще несколько месяцев. Примем как аргумент, что мои враги ищут возможность дискредитировать меня. В чем я наиболее уязвим?
— Ты всегда был таким параноиком? Маккензи проигнорировал замечание Риа и продолжал вить логическую нить:
— Я холостяк. Бликер женат на одной и той же женщине уже тридцать с лишним лет, и у него восемь детей и пятнадцать внуков. Бликер — рубаха-парень, солиден и надежен, как дядюшка Роджер. Во время выборов никому и в голову не придет совать нос в его личную жизнь. Я же на тридцать лет моложе и не женат. Стоит мне уйти с обеда или из бинго с дамой, — Маккензи хлопнул в ладоши, — и все начинают судачить о том, чем мы будем заниматься в постели.
Риа смахнула несуществующую пушинку с плеча и театрально взглянула на часы.
— Полагаю, что рассуждения эти приведут к какому-то выводу. В противном случае, я считаю, будет справедливо сказать, что меня интересует лишь, чем ты занимался в постели со мной, да и то только потому, что результатом этих занятий стал ребенок.
— Хорошо, хорошо, я действительно подвожу к выводу. — Маккензи присел на угол стола: одна нога в итальянском ботинке из мягкой кожи уперлась в красный ковер, другая медленно раскачивалась в воздухе. Тейлор обнял колено руками и, мерно раскачиваясь, смотрел прямо в глаза Риа, не в силах оторваться от двух изумрудов в пушистой оправе невообразимо длинных, изогнутых, темных ресниц. — Я полагаю, что наша встреча не была случайной, мисс Лавендер. Думаю, вам заплатили мои противники, желая скомпрометировать меня самым гнусным образом.
— У тебя с головой все в порядке?
— Ведь так обстоит дело?
Не в силах поверить собственным ушам, Риа помотала головой.
— Да ты же победил, придурок. Если здесь был политический заговор, он провалился сразу же после оглашения результатов выборов.
— Но я еще не приведен к присяге. Чтобы свалить меня, лучшего способа и не придумаешь: возникает забеременевшая женщина, утверждающая, что я — отец ее ребенка. Бликер начинает настаивать…
Речь Маккензи прервал смех Риа.
— Если бы я была провокаторшей, то избрала бы менее болезненный способ шантажа, а не выблевывала бы каждое утро свой завтрак в унитаз и не приходила бы с работы такой измотанной, что даже расчесывание волос на ночь становится невыполнимой задачей.
По мере того как смысл обвинения Маккензи со всей ясностью доходил до нее, Риа овладевала ярость.
— Мне все это нужно еще меньше, чем тебе. Для меня в настоящий момент рождение ребенка более чем некстати. У меня собственная карьера, мистер Маккензи. Я архитектор с хорошей репутацией, и мой рабочий график забит до отказа на несколько месяцев вперед.
— Не повезло. Это лишний раз говорит в пользу моих аргументов относительно контрацептивов. Если вам угодно гулять направо и налево, то следует придерживаться некоторых правил контроля за рождаемостью.
Лицо Риа побелело от бешенства.
— Я не гуляю направо и налево!
— В самом деле? Ну, мой опыт говорит об обратном. Что вас заставило вытаскивать на свет мое имя? Последняя соломинка? Или таким образом вы хотите заполучить отчество для ребенка?
— Вы подонок.
— А чего еще вы от меня ожидали? Рассыпаться перед вами в благодарности за то, что носите моего ребенка?
— Ты выслушаешь меня или нет?
— Нет. — Маккензи указал пальцем на живот Риа и зло крикнул: — Дядюшка Сэм будет папочкой для твоего ребенка — вот все, что я знаю!
Риа подхватила сумочку под мышку и с королевским спокойствием поднялась с кресла. Она повернулась и направилась к двери. Уже держась за дверную ручку, она еще раз обернулась к Маккензи:
— Лучше бы это был дядюшка Сэм или кто угодно другой, но только не ты.


— Можно? — вежливо спросил Маккензи. Если бы у него была шляпа, можно не сомневаться, что сейчас Тейлор держал бы ее в руках.
— Нет.
— Прошу вас.
— Что вам нужно?
— Мне нужно поговорить с вами.
— Чтобы наговорить еще больше гадостей? Нет уж, спасибо, мистер Маккензи.
Риа собралась закрыть дверь. Протянув руку, Маккензи придержал ее.
Риа пристально посмотрела на Тейлора и несколько смягчилась. Судя по его внешности, у Маккензи выдался нелегкий денек: темные волосы всклокочены, узел галстука ослаблен, верхняя пуговица рубашки расстегнута. Пиджак он держал за петельку, перекинув через плечо. Выглядел Тейлор изможденным, обеспокоенным и уставшим. Для человека, прошедшего, не поморщившись, жестокую лихорадку предвыборной гонки, такой вид свидетельствовал о явных моральных страданиях.
«Совсем дрянь дело», — подумала Риа, но решила не поддаваться жалости и ограничилась лишь заявлением:
— Уходите и оставьте меня в покое. Забудьте обо всем, что я вам сказала сегодня утром.
— Не могу.
— Мне не следовало говорить.
— Разумеется, следовало.
В досаде Риа переминалась с ноги на ногу, все еще преграждая Маккензи путь.
— Стоит ли напоминать вам, мистер Маккензи, что вы не слишком любезно восприняли известие? Вы были грубы и жестоки.
— Это одна из причин, по которым я здесь: извиниться за свою бестактность. Позвольте мне объясниться.
— Зачем? — осторожно спросила Риа.
— Моя первая реакция была по-детски раздраженной.
Ярко-голубые глаза Тейлора прекрасно оттенялись темными волосами и загорелой кожей. Избегая их убедительного взгляда, Риа опустила глаза на жилет Маккензи, что только вызвало новый прилив воспоминаний. Возможно ли теперь представить, что она действительно в невероятной спешке стремилась как можно скорее расстегнуть этот жилет, чтобы прикоснуться к телу Тейлора? Что пальцы ее дрожали тогда от нетерпения почувствовать его тело? Сейчас Риа и подумать не могла о том, чтобы дотронуться до Тейлора. Решив, что в ответ на извинения Маккензи она тоже должна вести себя повежливее, Риа смягчила тон до примирительного:
— Кажется, мое сообщение по-настоящему вас шокировало?
— И потому не позволишь ли ты мне войти, Риа?
Может быть, оттого, что Тейлор перешел на ты — Риа и сама впоследствии не могла объяснить причину, — но она отступила, пропуская Маккензи в дом. Он вошел, и она затворила за ним дверь, оставшись с Тейлором с глазу на глаз.
Комната выглядела совсем по-другому: сейчас она была наполнена золотым послеполуденным солнечным светом, а не отблесками огня в камине, уже вычищенном и заставленном филодендроном с листьями, такими же большими и гладкими, как коврики, постеленные перед бронзовым экраном. Место рождественской елки теперь занимал бочонок с развесистым фикусом.
— У тебя полно зелени, — заметил Маккензи. Риа наклонила голову в знак того, что комплимент принимается, и указала Тейлору на стул. Сама она села в плетеное кресло-качалку. Оба избегали смотреть на кушетку, словно ее и не было в комнате, которая, хотя и изменилась, но сохранила атмосферу, наполненную живыми и тревожащими воспоминаниями о снежной ночи.
— Хочешь чего-нибудь выпить?
— Нет, если это все, что у тебя есть. — Тейлор кивнул на стакан, стоявший на столике рядом с креслом Риа. — Что это, кстати?
— Алка-зельцер.
— Ты больна?
— Каждый день у меня после обеда расстройство желудка.
— Понятно.
— Могу достать тебе что-нибудь прохладительное, — предложила Риа. — Или покрепче.
— Нет, спасибо.
Часы на стене тикали, казалось, слишком громко. Кресло-качалка слабо поскрипывало при каждом движении молодой женщины. Всякий раз, встречаясь взглядами, Риа и Тейлор виновато отводили глаза, точно дети, которых вчера поймали за игрой в доктора.
Риа досадовала на то, что успела сменить свой модельный костюм на старенькие джинсы и футболку. И ей хотелось бы иметь на себе бюстгальтер и туфли. Риа понимала, что должна держаться строго и твердо с этим человеком, а босые ноги являлись для этого не самым надежным фундаментом. Волосы Риа были непричесаны: распустив короткий хвостик, она лишь встряхнула ими, и сейчас они в беспорядке рассыпались по плечам.
Риа знала также, что на лице ее оставались неопровержимые свидетельства напряжения прошедших суток. В последнее время она вообще мало ела, щеки ее впали, никакая пудра не в состоянии была скрыть фиолетовые полукружия под глазами. Она не спала всю предыдущую ночь, решая свою дилемму и составляя план предстоящего утром объяснения с членом городского совета Маккензи.
В конце концов Риа решила рассказать обо всем прямо и честно. И вот чем эта честность обернулась: раздражение, подозрения и презрение со стороны Тейлора.
— Ты давно здесь живешь?
— Скоро будет три года, — приподняла голову Риа, отвечая на ничего не значащий вопрос Маккензи. — С того самого времени, как начала работать в «Бишоп и Харвей».
— Приятный домик.
— Спасибо.
— Очень уютный.
— Гм-м-м.
— Ты сама его обставляла?
— Да.
— И район хороший.
— Власти города постоянно заботятся об уборке мусора и ремонте улиц, — вяло улыбнулась Риа.
— Ну что ж, приятно слышать. — Улыбка Тейлора была не менее вялой. — На улице сегодня почти весна.
— Да, я уже видела несколько распустившихся нарциссов.
Сидя на краешке стула, Тейлор широко раздвинул колени и уставился в паркетный пол у себя под ногами. Пальцы его нервно двигались. Маккензи натянуто кашлянул.
— Когда т-ты… кхе-кхе… когда ты у-узнала о… кхе-кхе… о ре-ребенке?
Судя по тому, что Риа читала, слышала и знала по собственному опыту о Тейлоре Маккензи, заикание никак не сочеталось с его характером. Голос его частенько сотрясал стены муниципалитета, когда Маккензи гневно, красноречиво и умно выступал по проблемам, поднятым в отчете городских властей. Предвыборные речи Тейлора отличались проницательностью, остроумием и членораздельностью. Отвечая на самые провокационные и заковыристые вопросы журналистов, он никогда не лез за словом в карман.
Мысль о том, что Маккензи чувствует себя так же неловко, как сегодня утром, придя в его офис, чувствовала себя она, доставляла Риа немалое удовольствие. Прыжок в море со скалы в Акапулько не шел ни в какое сравнение с тем чувством, с каким Риа вошла в дверь кабинета Маккензи и увидела его впервые после рождественского утра. Особенно в плане того, о чем собиралась ему сообщить.
— Когда узнала? — Риа отвела взгляд. — У меня не было месячных.
Маккензи поерзал на стуле.
— Насколько я знаю, это иногда случается и по другим причинам.
— Случается. Но не со мной. Мой организм работает как часы.
На этот раз закашлялась Риа. Ее смущал разговор на столь интимную тему с незнакомым мужчиной. Ну не совсем, конечно, незнакомым. Нет, все-таки незнакомым. Что она в действительности знала о Маккензи? Что он красив. Что умеет открывать шампанское. Что отлично водит машину по заснеженным улицам. Что может очаровать массу женщин. В буквальном смысле.
— Я почувствовала себя нехорошо… — продолжила Риа, — ну не совсем нехорошо, просто… — Она никак не могла подобрать слова, точно описавшие бы это состояние чрезмерной раздражительности, утомляемости, неспособности нормально дышать, постоянной тошноты, даже когда ты голодна. Ни одно определение не могло выразить это состояние. — Просто появились симптомы, — закончила в конце концов Риа.
— Какие?
— Расстройство желудка, эмоциональная неуравновешенность. Зуд…
— Зуд? — Тейлор с любопытством вскинул голову.
— В груди, — с трудом выдавливая из себя слова, хрипло пояснила она.
— Ах да. — Тейлор уставился на груди Риа и довольно долго разглядывал их, приведя ее в смущение. — Прошу прощения.
Риа обхватила живот руками, испытывая непреодолимое желание прикрыть распухшие соски от проницательного взгляда Маккензи.
— Ну, ты сам знаешь эти симптомы, — коротко отрезала она.
Тейлор выглядел совершенно сбитым с толку.
— Ах, ну да, кажется, знаю.
— В прошлом месяце у меня опять не было месячных, и я в конце концов пошла вчера к врачу: он подтвердил мой диагноз. Ребенок родится двадцать шестого сентября.
Маккензи издал глубокий вздох. Итак, суд присяжных только что вынес обвинительный вердикт.
— В таком случае это меняет дело.
— Что касается отца этого ребенка, то нет ни малейших сомнений, несмотря на все ваши домыслы относительно моей сексуальной жизни, мистер Маккензи.
— Зови меня Тейлор, хорошо? — сердито потребовал Маккензи.
— Несмотря на твой опыт, — так же сердито заметила Риа, — как ты грубо изволил выразиться, я не сплю с кем попало.
— Прости. Я не должен был так говорить. Вспышка гнева окончательно ослабила Риа. Плечи ее поникли, и она устало откинула голову на спинку кресла.
— Полагаю, у тебя есть все основания считать меня особой такого рода. — Ее мягкий смешок был наполнен горечью и самоуничижением. — В сочельник я действительно была самой настоящей «давалкой».
— Не говори так.
— А что, нет? — Риа приподняла голову и в упор посмотрела на Тейлора.
— Я никогда так не считал. Ни тогда, ни теперь.
— Ты так думал сегодня утром.
Маккензи устало провел рукой по лицу и в очередной раз вздохнул.
— Мы ходим по кругу и ни к чему не придем. — Минуту Тейлор выдерживал ее взгляд. — Послушай, я не считаю тебя только партнершей по сексу. В этом случае я ничем от тебя не отличаюсь. А я, между прочим, тоже не мартовский кот. Так что давай оставим все упреки, домыслы, самобичевания и попытаемся определиться, как поступить дальше, ладно? — Риа лишь кивнула в знак согласия. — Что насчет того парня, с которым ты встречаешься? Ну тот, со старухой матерью во Флориде?
— Забавно. Вообще-то его зовут Гай. — Риа удивилась Тому, что Тейлор помнит такие подробности. — Гай Паттерсон. Он тоже работает у нас на фирме.
— Ты ему уже сказала?
— Да, сразу же после тебя. Я чувствовала, что должна рассказать Гаю.
— И что?
Гай Паттерсон воспринял известие о беременности Риа не лучше, чем Тейлор. По правде говоря, даже хуже. Гай ужасно разозлился, наградив ее теми эпитетами, которые Маккензи лишь подразумевал.
— Я никогда не рассматривала его всерьез, — не вдаваясь в подробности, ответила Риа.
Собственно говоря, разрыв с Паттерсоном принес Риа облегчение. Старше Риа на пятнадцать лет, Гай был чрезмерно щепетилен. Риа устала от его благоразумных консервативных взглядов. Разговоры с ним были скучны и занудливы, так как он всегда сводил их к темам, интересующим только его одного. Стоило с ним согласиться, и Гай превращался в привередливую старую деву, не склонную к веселью и забавам. Единственной причиной, по которой Риа встречалась с Паттерсоном, было отсутствие лучшего варианта. Она не хотела столь резко разрывать отношения с Гаем, но была рада, что они бесповоротно закончились.
— Ты могла бы сказать, что это его ребенок, — забросил удочку Маккензи. — Почему ты этого не сделала?
— Я никогда бы так не поступила! — воскликнула Риа, обижаясь. — За кого ты меня принимаешь?
— Ладно. Прости.
— Кроме того, мне ни за что не удалось бы обмануть Гая, даже если бы я этого хотела. Много лет назад ему удалили протоки.
Паттерсон не делал секрета из этой операции. Когда их отношения с Риа вышли за рамки чисто деловых, Гай сказал ей, что он может рассматриваться в качестве потенциального супруга, но о детях разговор не идет. Это было еще одной причиной, по которой Гай не мог стать отцом ее ребенка, но она намеренно позволила Маккензи какое-то время считать, что такая возможность у Паттерсона была.
— А с тобой когда-нибудь это уже случалось? — неожиданно спросила Риа.
— Ты имеешь в виду, не залетал ли кто от меня? Нет. А ты? Ты уже беременела?
— Нет. — Риа сама не понимала, почему ей приятно, что для Маккензи отцовство тоже внове. Тому не было объяснений, если не считать ненавистной мысли, что она — всего лишь очередная неудачница в коллекции Тейлора.
Какое-то время Маккензи внимательно вглядывался в лицо Риа, но, задавая вопрос, глаза отвел:
— Ты пришла ко мне за финансовой помощью?
— Финансовой помощью на что?
— Ну, мало ли…
— Например?
— Аборт. Ты собираешься его делать?
Риа повернулась к Тейлору профилем, в глазах ее заблестели слезы, в которых отразился свет заходящего солнца.
— Нет, мистер Мак… нет, Тейлор. Я исповедую жизнь с ошибками, а не прячусь от них, как страус. И к твоему сведению, аборты сейчас достаточно дешевы.
— Я спросил только потому, что время уходит. Насколько мне известно, есть определенные сроки, после которых аборт… Гм-м-м… просто невозможен.
— А ты уверен, что на самом деле не предлагаешь мне сделать аборт? Прежде чем ты ответишь, замечу, что это чисто риторический вопрос. Я не собираюсь делать аборт. — Риа повернула голову и твердо, почти с вызовом посмотрела на Тейлора. — По какой еще причине, ты полагаешь, я могла прийти к тебе за деньгами?
— Просить помощь в поддержании ребенка до и после его рождения.
— У меня достаточно высокая зарплата, помимо комиссионных, которые я имею с каждого проекта. Большое вам спасибо, но я не нуждаюсь в ваших деньгах, мистер Маккензи. — Встав из кресла, Риа взяла со стола стакан с алка-зельцером и направилась через комнату в кухню.
Тейлор последовал за ней. Кухню оживляли зеленые джунгли. Переступив порог, Маккензи вынужден был отвести рукой свисающие листья. Риа сполоснула стакан в раковине из нержавеющей стали.
— Ну почему все, что бы я ни сказал, ты принимаешь в штыки?
— Потому, — резко повернулась к Тейлору Риа, — что нахожу все, сказанное тобой, оскорбительным.
— Ну хорошо, прошу прощения, мадам, я сегодня немного не в себе. — Голос Маккензи готов был сорваться на крик. — Прости, но напомню тебе, что мы уже довольно давно вышли из подросткового возраста, чтобы принимать случившееся как досадное недоразумение. Все произошло не на заднем сиденье «форда» после школьной дискотеки.
— Именно поэтому я не понимаю, почему бы нам не посмотреть на проблему по-взрослому и не прекратить обмениваться взаимными обвинениями.
— Все это так. Но надо привыкнуть к самой мысли о ребенке. Ты уже несколько недель о нем думаешь, а для меня это совершенная неожиданность. Не требуй от меня адекватной реакции, красноречия и веселья. Я просто шокирован.
— И я тоже! — бросила в ответ Риа. — Ведь не твое тело претерпевает все эти изменения, а мое! Представь только, насколько изменилась моя жизнь.
— Я все понимаю, — попытался успокоить ее Тейлор.
— И выбрал чертовски забавную манеру, чтобы продемонстрировать свое понимание.
— Я же попросил прощения.
— Тогда прекрати эти прозрачные намеки на мое желание заполучить твои деньги и прочее. Я хочу жить согласно своему долгу. Почему же ты не хочешь поступить так же? Ответственность в равной степени лежит на нас обоих. Мы вместе лежали на этой кушетке, вместе получали наслаждение, одновременно…
Ужаснувшись собственным словам, Риа снова повернулась спиной к Маккензи. Щеки ее горели. Риа ни разу не краснела с самого сочельника. Казалось, она приберегала свою стыдливость только для Тейлора Маккензи.
Сердце Риа бешено колотилось, во рту было сухо, а ладони сделались влажными, в ушах стоял гул, подобный реву громадных морских волн, разбивающихся о ее виски. Ей потребовалось время, чтобы прийти в себя.
— Я хочу сказать, что полностью беру на себя ответственность за свое поведение в ту ночь, — дрогнувшим голосом продолжила Риа. — Для меня непросто иметь ребенка, но он у меня будет. Ты слишком плохо знаешь меня, иначе бы тебе и в голову не пришло предлагать мне сделать аборт. — Риа била дрожь.
— А зачем же ты тогда вообще сказала мне о ребенке?
Риа медленно повернулась, явно задетая вопросом Маккензи.
— А ты не хотел бы знать, что являешься отцом? Я считала своим моральным долгом сказать тебе об этом.
— Твоя непосредственность просто восхитительна.
— Ты тоже был простодушен, пока я не втянула тебя в свою проблему, — невесело рассмеялась Риа. — Понравится ли это зайке-лыжнице?
— Зайке-лыжнице?
— Женщине, с которой ты разругался, отказавшись ехать с ней на лыжные катания.
— Лиза?
Лиза. Риа и прежде задавала себе вопрос, что подумала бы Лиза о сочельнике Тейлора. Приревновала? Или сама изменила бы Тейлору с инструктором по лыжам? Были ли Тейлор и Лиза достаточно развращены, чтобы рассказывать друг другу о своих похождениях? Не говорил ли Тейлор Лизе о том, как они занимались любовью с Риа, возможно, в целях стимуляции Лизы?
От одной этой мысли Риа стало дурно. Она схватилась одной рукой за живот, а другой зажала рот. Тейлор подскочил, словно от выстрела.
— Что с тобой?
— Ничего.
— Что-то случилось, черт возьми!
— Ничего!
— Ты вся позеленела!
Сквозь стиснутые губы Риа сделала глубокий вдох.
— Немного тошнит, вот и все.
— Присядь. — Тейлор рванул стул от стола.
— Я в самом деле в порядке.
— Садись. — В голосе Тейлора звучала выразительная требовательность, спорить с которой у ошалевшей Риа не было сил. Маккензи вытащил стул для себя, сел и, чертыхаясь, взъерошил на голове волосы. — Не пугай меня больше. Тебе что-нибудь дать?
— Нет. — Риа посмотрела на Тейлора: взгляд Маккензи был строг. — Ну хорошо. Крекер. Иногда печенье помогает успокоить живот.
Риа сказала Тейлору, где он может найти в буфете коробку с соленым печеньем. Вытаскивая печенье из целлофановой упаковки, Маккензи рассыпал крошки по всему столу. Коробка упала на пол, когда Тейлор, садясь на стул, задел бедром край стола. Откусывая крекер, Риа невольно рассмеялась.
— Что еще? — проворчал Маккензи.
— Для человека, умеющего мастерски открывать шампанское, ты не очень умело обращаешься с печеньем.
Поморщившись, Тейлор улыбнулся:
— Мне гораздо чаще приходилось иметь дело с шампанским, чем с беременными леди.
Риа мгновенно пришла в себя. Она стряхнула с ладоней соль и мягко сказала:
— Уверена, что приходилось.
К обоюдному удивлению, Тейлор встал, подошел к Риа и накрыл ее руки своими.
— Прошу тебя, не обижайся. Я ничего не хотел этим сказать.
Риа уставилась на руки Тейлора — красивые мужские руки. Прямые пальцы с аккуратно подстриженными ногтями. Риа снова почувствовала, как в животе у нее все опустилось при воспоминании о том, как эти самые руки двигались по ее телу, массировали ее грудь, до которой теперь было больно дотронуться. Эти пальцы проникали в самые сокровенные места ее тела, доводили Риа до экстаза, в равной степени брали и давали наслаждение.
«По крайней мере, — подумала Риа, — он получил удовольствие от этих ласк. Я надеюсь».
Расстроенная своими невеселыми мыслями, Риа подняла голову и взглянула прямо в глубину глаз Тейлора.
— Ты рассказывал Лизе обо мне?
— Разумеется, нет. — Маккензи резко отдернул руки.
— Я бы этого не вынесла. — Риа почувствовала, как на глаза навертываются слезы, что с ней уже частенько бывало за последние недели, и надеялась, что ей удастся не зарыдать при мысли о том, как Тейлор и Лиза потешаются над ней.
— Признаюсь, что бываю откровенен со многими женщинами, но я не такое ничтожество, Риа.
— Думаю, что ты мог бы воспользоваться событиями сочельника, чтобы заставить Лизу ревновать.
— А ты именно таким способом вызываешь — ревность Гая?
— Нет, в такие игры я не играю.
— Я тоже.
Риа видела, что Маккензи говорит правду.
— Я никому не говорила.
— Ты должна была сказать, когда сообщала Гаю о ребенке.
— Я не распространялась насчет своего кавалера. Тебя я не назвала. А ты все еще с ней встречаешься?
— С Лизой? Да.
— И как она отнесется к нашей ситуации?
— Это не ее дело.
Риа в ужасе уставилась на Тейлора.
— Лиза может позволить себе не согласиться с такой точкой зрения.
— Дело касается только нас с тобой.
Маккензи имел полное право переспать в сочельник с другой женщиной, не мучаясь после этого угрызениями совести и не боясь упреков своей постоянной подружки. И такое отношение являлось самым ярким свидетельством того, насколько случайным, незначительным и неприметным событием была для Тейлора ночь, проведенная с Риа. Сердце женщины сжалось от боли, словно кто-то, грубо сломав преграду, ворвался в границы ее души.
— Итак, мы признали обоюдную ответственность в отношении этого ребенка, — произнес наконец Тейлор, — и исключили альтернативный вариант с абортом. Что же ты предлагаешь?
Риа стойко выдержала взгляд Тейлора.
— Вы на мне женитесь, мистер Маккензи.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Нечаянная радость - Браун Сандра

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Нечаянная радость - Браун Сандра



ЭТО ОДИН ИЗ ЛУЧШИХ ЛЮБОВНЫХ РОМАНОВ ЭТОЙ ПИСАТЕЛЬНИЦЫ! ПОВЕРЬТЕ ИХ Я ПРОЧИТАЛА МНОЖЕСТВО. НАСТОЯТЕЛЬНО РЕКОМЕНДУЮ ДЛЯ ЧТЕНИЯ. НЕ ПОЖАЛЕЕТЕ.
Нечаянная радость - Браун СандраДудникова н
22.07.2011, 7.34





хороша история.можно разок читануть
Нечаянная радость - Браун Сандраatevs17
26.12.2011, 15.49





Книга шикарна, мне очень понравилось!
Нечаянная радость - Браун СандраЕвгения
25.02.2012, 21.47





Трогательно, но сцена с приемным ребенком, наверное, перебор.Мне показалось, что ГГ немного нервная, если любит, то зачем постоянно пытается убегать и не пытается бороться за свою любовь, а ГГ уж больно все понимающий и терпеливый, таких мужчин я не встречала.Любопытно
Нечаянная радость - Браун Сандрабелка
30.04.2012, 21.53





Чудесній роман
Нечаянная радость - Браун СандраЛика
1.05.2012, 18.26





история хорошая,а в остальном я согласна с "белкой"
Нечаянная радость - Браун СандраС.И.
17.05.2012, 9.33





Ne ponravilsja roman, zhel potrachenogo vremeni
Нечаянная радость - Браун СандраZzaeella
22.05.2012, 22.11





Книга замечательная,но окончание меня шокировало. Как можно подарить на Рождество ребенка? Это ведь не кукла и не щенок.Решение об усыновлении принимается двумя родителями.
Нечаянная радость - Браун СандраПоли
23.05.2012, 15.51





Замечательный роман, только в конце про ребенка мне кажется лишнее.
Нечаянная радость - Браун СандраЭлла
6.07.2012, 13.20





Все однообразно из романа в роман. Героиня все сомневается в любви Героя, хотя все очевидно. Какая-то тупость нападает на нее и него. Сцена с ребенком в конце - это вообще что называется - пересолили. Если нужно убить время - читайте.
Нечаянная радость - Браун СандраГаля
23.09.2012, 21.53





Все однообразно из романа в роман. Героиня все сомневается в любви Героя, хотя все очевидно. Какая-то тупость нападает на нее и него. Сцена с ребенком в конце - это вообще что называется - пересолили. Если нужно убить время - читайте.
Нечаянная радость - Браун СандраГаля
23.09.2012, 21.53





Все однообразно из романа в роман. Героиня все сомневается в любви Героя, хотя все очевидно. Какая-то тупость нападает на нее и него. Сцена с ребенком в конце - это вообще что называется - пересолили. Если нужно убить время - читайте.
Нечаянная радость - Браун СандраГаля
23.09.2012, 21.53





СПАСИБО АВТОРУ ЗА ЭТУ КНИГУ!!!
Нечаянная радость - Браун СандраВенеция
29.09.2012, 20.18





Много страсти и чувств, но сомневающиеся в себе героини начинают раздражать! И последняя сцена действительно перебор, хотя и очень трогательная!
Нечаянная радость - Браун СандраМарина
4.10.2012, 21.37





М-да, это ж надо так напиться, чтоб переспать без предохранения с незнакомцем! Хорошо, что мужик попался порядочный, женился, потом влюбился до такой степени, что подарил на Рождество живую куклу. Вся страстность романа для меня сразу улетучилась после такого подарка: 5/10.
Нечаянная радость - Браун Сандраязвочка
9.11.2012, 1.04





Таких бы мужчин клонировать, чтобы всем хватило. Какой секс, мэр, красавец с чувством юмора, заботливый,порядочный,ах!!!
Нечаянная радость - Браун СандраЛиза
9.11.2012, 21.29





Последняя сцена перебор
Нечаянная радость - Браун СандраТамара
29.01.2013, 14.14





Книга хорошая. Но с ребенком в конце перебор.
Нечаянная радость - Браун СандраНастя
5.11.2013, 22.13





Роман ни о чем,одна говорильна и разборки.А как представила последнюю сцену-манекены,пастухи,волхвы,три овцы,и все это в натуральную величину да в твоей гостинной,брр...
Нечаянная радость - Браун СандраОсоба
23.04.2014, 20.48





Затянуто, много лишнего.
Нечаянная радость - Браун СандраКэт
22.10.2014, 14.54





как то банально,на 3 главе остановилась.избито не интересно.не мое.еще я не читала о ,,слугах народа,,
Нечаянная радость - Браун СандраТаТьяна
3.12.2014, 18.17





А мне понравился роман!Кое-где даже с юмором.
Нечаянная радость - Браун СандраНаталья 67
26.06.2015, 23.09





Вечерняя сказка, но прочесть можно.
Нечаянная радость - Браун СандраЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
4.11.2015, 9.54





Роман прелесть! Читайте, не пожалеете!
Нечаянная радость - Браун Сандраммм
9.04.2016, 15.22





Во хитрая девица! rnПожалела время, что потратила на чтение
Нечаянная радость - Браун Сандраинна
12.06.2016, 16.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100