Читать онлайн , автора - , Раздел - 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

25

– Не расстраивайтесь так, миссис Ратледж. Ваше чувство вины за прошлые ошибки не поможет Мэнди сейчас.
– А как я должна себя чувствовать, доктор Вебстер? Вы разве что не сказали прямо, что это я виновата в от­ставании социального развития Мэнди.
– Вы совершили несколько ошибок. Все родители их совершают. Но вы и мистер Ратледж уже сделали первый шаг на пути к их исправлению. Вы проводите больше времени с Мэнди, и это прекрасно. Вы восхищаетесь даже самыми незначительными ее достижениями и стараетесь умалить неудачи. Ей очень нужна такая позитивная поддержка.
Тейт продолжал хмуриться.
– Кажется, это не слишком много.
– Наоборот, очень много. Удивительно, как много значат для ребенка одобрения со стороны родителя.
– Что еще нам следует делать?
– Чаще спрашивайте ее мнение. «Мэнди, ты хочешь ванильного мороженого или шоколадного?» Дайте ей возможность делать выбор и затем следовать своему ре­шению. Ее нужно приучить высказывать вслух свои мыс­ли. У меня создалось впечатление, что раньше это не по­ощрялось.
Он посмотрел на них из-под густых бровей цвета ржавчины, которые больше подошли бы какому-нибудь конокраду с шестизарядным кольтом на боку, а не добро­порядочному специалисту по детской психологии.
– У вашей девочки очень низкое мнение о себе.
Эйвери поднесла кулак ко рту и закусила губу.
– Некоторые дети выражают свою низкую самооценку плохим поведением и так привлекают к себе внимание. Мэнди спряталась в себя. Она считает себя прозрачной – не имеющей никакого или почти никакого значения.
Тейт втянул голову в плечи. Потом взглянул на Эйвери. Слезы катились по ее щекам.
– Прости меня, – прошептала она. Она извинялась за Кэрол, которая не заслуживала его прощения.
– Это не только твоя вина. А я где был? Я не обращал внимания на многое, хотя давно должен был вмешаться.
– К сожалению, – вмешался доктор Вебстер, – ката­строфа только усилила тревогу Мэнди. Как она перенесла перелет сюда?
– Она раскричалась, когда пытались пристегнуть ее ремень, – сказал Тейт.
– Мне самой было довольно трудно пристегивать ре­мень, – честно призналась Эйвери. – Если бы Тейт не разговаривал со мной все время, не знаю, как бы я вытер­пела взлет.
– Понимаю, миссис Ратледж, – сочувственно сказал он. – А как вела себя Мэнди после взлета?
Они переглянулись, и Эйвери ответила:
– По-моему, дальше все было нормально.
– Так я и думал. Видите ли, она помнит, как вы при­стегнули ей ремень, миссис Ратледж, а потом помнит только катастрофу. Она не помнит, как вы ее спасли.
Эйвери прижала руку к груди.
– Вы хотите сказать, что она винит меня за то, что она попала в катастрофу?
– Боюсь, что в некотором смысле да.
Она содрогнулась и прижала ладонь ко рту:
– Боже мой.
– Она испытает огромное облегчение, если мысленно переживет взрыв заново. Тогда она вспомнит, что вы спасли ее.
– Это же будет для нее адом.
– Но это необходимо для полного выздоровления, мистер Ратледж. Она борется со своими воспоминаниями. Я предполагаю, что ее повторяющиеся кошмары возвра­щают ее к моменту взрыва.
– Она говорит, что огонь ее пожирает, – тихо сказа­ла Эйвери, вспомнив последний кошмар Мэнди. – Мы можем помочь подтолкнуть ее память?
– Можно прибегнуть к гипнозу, – сказал доктор. – Но я бы посоветовал дождаться, пока память вернется сама. В следующий раз, когда у нее будет кошмар, не бу­дите ее.
– Господи.
– Понимаю, что это звучит жестоко, мистер Ратледж, но ей надо снова пережить катастрофу и выбраться из нее, опять оказаться на руках у матери. Надо изгнать ужас. До тех пор она не переборет подсознательного страха и боязни матери.
– Понимаю, – сказал Тейт. – Но это будет трудно.
– Знаю. – Доктор Вебстер встал, давая понять, что их время истекло. – Не завидую вам, ведь вам придется сто­ять рядом и наблюдать, как она заново переживает эти ужасные события. Я бы хотел, если это удобно, чтобы вы опять показали ее через пару месяцев.
– Будет удобно.
– Или раньше, если вы решите, что это необходимо. Звоните в любое время.
Тейт пожал руку доктору Вебстеру, потом помог Эйве­ри подняться. Она не была той матерью, которой Мэнди подсознательно боялась, но могла ею быть. Все обвинения вместо Кэрол лягут на нее. Несмотря на то, что Тейт под­держивал ее под локоть, ноги у нее подкашивались.
– Удачи вам на выборах, – сказал психолог Тейту.
– Благодарю.
Доктор сжал руки Эйвери в своих:
– Не мучайте себя виной и раскаянием. Я уверен, что вы очень любите свою дочь.
– Да. Она говорила вам, что ненавидит меня?
Это был обычный вопрос. Он слышал его десятки раз на дню, особенно от матерей, обремененных чувством вины. В данном случае он мог дать утешительный ответ. Он улыбнулся доброй мальчишеской улыбкой:
– Она очень хорошо говорит о своей мамочке и меня­ется, только когда вспоминает о том, что было до катаст­рофы, а уж выводы делайте сами.
– Какие?
– Что вы уже стали лучшей матерью, чем раньше. – Он потрепал ее по плечу. – Если вы будете с ней нежны и внимательны, Мэнди со всем справится и станет очень умным и спокойным ребенком.
– Надеюсь, доктор Вебстер, – с жаром ответила она. – Спасибо вам.
Он проводил их до двери и распахнул ее.
– Знаете, миссис Ратледж, вы меня просто поразили, когда я вас увидел. Около года назад одна молодая теле­журналистка брала у меня интервью. Она удивительно похожа на вас. Она откуда-то из ваших краев. Вы ее слу­чайно не знаете? Ее зовут Эйвери Дэниелз.


«Эйвери Дэниелз, Эйвери Дэниелз, Эйвери Дэниелз!»
Толпа кричала ее настоящее имя, а они с Тейтом про­талкивались к помосту.
«Эйвери Дэниелз, Эйвери Дэниелз, Эйвери Дэниелз!»
Люди были повсюду. Она споткнулась и отстала от Тейта. Толпа поглотила его.
«Тейт!» – крикнула она.
Он не слышал ее из-за голосов, орущих ее имя.
«Эйвери, Эйвери, Эйвери!»
Что это? Выстрел! Тейт весь в крови. Тейт повернулся к ней и, падая, язвительно произнес: «Эйвери Дэниелз, Эйвери Дэниелз, Эйвери Дэниелз!»
– Кэрол?
«Эйвери Дэниелз!»
– Кэрол? Проснись!
Эйвери села в кровати. Она пыталась пересохшим ртом набрать воздуху, но только хрипела.
– Тейт? – Она приникла к его груди и обхватила его руками. – Это было ужасно!
– Тебе приснился дурной сон?
Она кивнула и зарылась лицом в волоски на его груди.
– Обними меня! Пожалуйста. На минуточку.
Он сидел на краешке ее кровати. В ответ на ее мольбу он придвинулся ближе и обнял ее. Эйвери прижалась к нему теснее. Сердце ее колотилось так, что чуть не выпры­гивало из груди. Она никак не могла прогнать из памяти картинку из сна: Тейт, весь в крови, смотрит на нее пре­зрительно и обвиняюще.
– Из-за чего это?
– Не знаю, – соврала она.
– Кажется, я знаю. Ты сама не своя с тех пор, как док­тор Вебстер вспомнил об Эйвери Дэниелз. – Она засто­нала. Тейт провел пальцами ей по волосам и обнял ее за голову. – Не могу поверить, что он не знал, что она по­гибла в той катастрофе. Он так смутился, когда сказал это, что мне даже стало его жаль. Он не представлял, как это сравнение может тебя расстроить.
«Или почему», – подумала она.
– Я вела себя как идиотка.
Единственное, что она помнила, после того как доктор произнес ее имя, это то, что у нее зашумело в ушах и она чуть не упала на Тейта.
– Совсем не как идиотка. Просто ты почти потеряла сознание.
– Даже не помню, как вышла из кабинета.
Он немножко отстранился от нее. Ее ладони соскольз­нули с его плеч.
– Какое странное совпадение, что ты оказалась в од­ном самолете с этой Дэниелз. Незнакомые люди часто принимали тебя за нее, помнишь? Удивительно, что до сих пор никто тебе не напомнил о ней.
Значит, он знал, кто такая Эйвери Дэниелз. Это не­много улучшило ее настроение. Ей стало интересно, нра­вились ли ему ее передачи.
– Мне очень стыдно, что я устроила сцену. Я просто… – Ей хотелось, чтобы он снова обнял ее. Ей было легче го­ворить, когда он не смотрел ей в глаза.
– Что?
Она опустила голову ему на плечо.
– Я устала от того, что люди все время рассматрива­ют мое лицо. Оно вызывает у них столько любопытства. Я кажусь себе чем-то вроде бородатой дамы из цирка.
– Такова человеческая природа. Никто не хочет быть жестоким.
– Понимаю, но мне из-за этого все время неловко. Иногда мне кажется, что я до сих пор забинтована. Я смот­рю наружу, но никто не может посмотреть сквозь лицо внутрь меня. – Из глаза ее выкатилась слезинка и упала на плечо Тейта.
– Ты все еще расстраиваешься из-за сна, – сказал он, снова высвобождаясь из ее объятий. – Хочешь чего-нибудь выпить? В баре есть «Бейли».
– Звучит соблазнительно.
Он разлил маленькую бутылку ирландского ликера в два бокала и опять подошел к кровати. Если он и смущал­ся того, что был в одном белье, то виду не подавал.
Ей было приятно, что он опять сел на ее кровать, а не на ту, на которой спал до того, как ее кошмарный сон разбудил его. Между кроватями был только узкий проход, но это мог быть и Мексиканский залив. Только крайняя необходимость вынудила его пересечь этот проход.
– За твою победу, Тейт. – Она чокнулась с ним. Ли­кер приятно согрел ее изнутри. – Это была отличная идея. Спасибо.
Ей нравилось просто тихо сидеть с ним рядом. У них были все проблемы, которые возникают между супруже­скими парами, но не было супружеской близости. Из-за предвыборной кампании они находились постоянно на виду и под всеобщим обозрением. Это делало и без того сложные отношения еще более напряженными. Друг в друге им не удавалось найти поддержки.
Они были женаты, но в то же время и не были. Жили вместе, но каждый в собственном пространстве. До сего­дняшнего вечера Мэнди служила им буфером, когда они оставались в своем номере. Она спала с Эйвери.
Но сегодня Мэнди не было. Они оказались вдвоем. Была ночь. Они пили ликер и обсуждали личные пробле­мы. У любой другой пары такая сцена закончилась бы близостью.
– Я уже скучаю по Мэнди, – сказала она, водя кон­чиком пальца по краю стакана. – Не уверена, что мы поступили правильно, отпустив ее домой с Зи и Нельсо­ном.
– С самого начала было решено, что после визита к доктору Вебстеру они увезут ее.
– После разговора с ним я чувствую, что должна быть с ней постоянно.
– Он сказал, что несколько дней разлуки не причинят ей вреда, а мама знает, что делать.
– Как это произошло? – стала рассуждать вслух Эй­вери. – Как она стала такой замкнутой, такой эмоцио­нально ранимой? – Она задавала риторические вопросы и не ждала ответа на них.
Тейт же воспринял их буквально.
– Ты же слышала, что он сказал. Он объяснил тебе, как это случилось. Ты не проводила с ней достаточно времени, а когда была рядом, это было для нее еще хуже, чем твое отсутствие.
Ее возмущение рвалось наружу. В подобном случае Кэрол устроила бы скандал, и Эйвери чувствовала, что должна сделать это за нее.
– А где все это время был ты? Если я была такой пло­хой матерью, почему ты не вмешался? Знаешь, у Мэнди ведь двое родителей.
– И я это понимаю. Я признал сегодня свою вину. Но каждый раз, когда я что-нибудь предлагал, ты начинала возражать. А ведь наши ссоры… Это уж точно не принес­ло бы Мэнди пользы. Поэтому я и не мог, как ты гово­ришь, вмешаться, не ухудшив и без того не лучшей ситуа­ции.
– Может, у тебя неправильный подход. – Защищая Кэрол, она играла роль адвоката дьявола.
– Может. Но я никогда не замечал, чтобы ты любила критику.
– А ты любишь?
Он поставил бокал на ночной столик и потянулся к выключателю. Эйвери схватила его за руку:
– Извини. Подожди… не ложись сразу спать. Такой был долгий, утомительный день. Мы оба устали. Я вовсе не собиралась на тебя нападать.
– Возможно, тебе лучше было уехать с мамой и папой.
– Нет, – быстро ответила она. – Мое место рядом с тобой.
– Сегодня лишь один из таких дней, которые продлят­ся до ноября, Кэрол. Будет только труднее.
– Я справлюсь. – Она улыбнулась и, импульсивно протянув руку, погладила его по подбородку. – Вот если бы я получала десять центов каждый раз, когда ты сего­дня произносил: «Привет, я – Тейт Ратледж. Я баллоти­руюсь в сенаторы»… Интересно, сколько рук ты сегодня пожал?
– Вот столько. – Он показал свою правую руку – она вся распухла.
Она тихо засмеялась:
– Кажется, мы отлично провели посещение галереи, хотя только что вышли от доктора Вебстера и попроща­лись с Мэнди.
Вернувшись от психолога, они отдали Мэнди дедушке с бабушкой. Зи не просто с трудом переносила полеты. Она наотрез отказалась лететь, и они приехали в Хьюстон на машине. Они решили тут же ехать домой, чтобы успеть засветло.
Не успели они с Тейтом помахать им на прощание, как Эдди запихнул их в машину и повез в огромный много­этажный торговый центр.
Добровольцы, отобранные Эдди, приветствовали их появление. Тейт взобрался на какой-то помост, произнес короткую речь, представил собравшейся толпе свою жену, а потом пожимал руки и зарабатывал голоса.
Все прошло так хорошо, что Эдди окончательно успо­коился по поводу того, что пришлось отказаться от при­глашения в клуб Ротари. Даже там все сложилось удачно. Клуб пригласил Тейта выступить с речью на заседании в конце месяца.
– Эдди совсем спятил по поводу того, что тебя пока­зали сегодня по телевизору.
– Они уделили нам двадцать секунд в шестичасовых новостях. Немного, но мне сказали, что это отлично.
– Да. Мне тоже так сказали, – поспешила добавить она.
Она чуть не онемела, увидев Вэна Лавджоя и репорте­ра из «Кей-Текса» на завтраке с докерами. Весь день они следовали за Тейтом.
– Что это они приехали за нами из Сан-Антонио? – спросила она Эдди.
– Дармовую прессу не обсуждай. Улыбайся в камеру при любой возможности.
Вместо этого она пыталась избежать камеры Вэна. Но он, казалось, поставил перед собой цель снимать именно ее. Игра с ним в кошки-мышки и тот шок, который она испытала у доктора Вебстера, окончательно расшатали ее нервы. Она так разволновалась, что, когда не могла най­ти своих сережек, чуть не расплакалась.
– Я помню, что оставляла их именно тут, – кричала она Тейту.
– Посмотри еще раз.
Она поступила еще лучше. Раскрыла атласный мешо­чек и стала рыться в содержимом.
– Их здесь нет.
– Как они выглядели?
Они должны были отправляться на барбеккю на загородном ранчо, куда их пригласил один из самых богатых людей города. Тейт был уже одет и полчаса дожидался ее. Она опаздывала.
– Большие серебряные кольца.
Тейт еще раз осмотрел комнату.
– Они не могут быть на виду, – в отчаянии объясни­ла она. – Я их еще ни разу не надевала. Я привезла их специально для этого костюма.
– Ты не можешь заменить их другими?
– Боюсь, придется. – Она высыпала груду безделушек на туалетный столик и стала выбирать подходящее. В конце концов она так изнервничалась, что никак не могла вдеть сережку в ухо.
– Черт! – пробормотала она после третьей попытки.
– Кэрол, успокойся, ради Бога, – сказал Тейт, уже повысив голос. До последнего момента он был раздра­жающе спокоен. – Ты забыла пару сережек. Жизнь от этого не кончается.
– Я их не забыла. – Сделав глубокий вздох, она по­вернулась к нему. – Уже не первый раз у меня что-то та­инственно исчезает.
– Тебе следовало сказать мне. Я сейчас же вызову службу безопасности.
Она схватила его за руку до того, как он успел дотя­нуться до телефона:
– Не только здесь. Дома тоже. Кто-то пробирается в мою комнату и шарит в моих вещах.
Он отреагировал так, как она и предполагала:
– Это же смешно. Ты что, с ума сошла?
– Нет. И я ничего не придумываю. Я не могу найти какие-то мелочи – совсем незначительные. Как эти серь­ги, которые, я отлично знаю, я взяла с собой. Я несколько раз все проверила, прежде чем паковать чемодан.
Он очень остро воспринимал все, что касалось его се­мьи.
– Ты хочешь обвинить кого-то в воровстве?
– Я не столько беспокоюсь о пропажах, сколько о том, что кто-то вмешивается в мою жизнь.
И тут раздался стук в дверь – отличная кульминация для такого дня.
– Что и требовалось доказать, – разъяренно сказала она. – Неужели мы не можем поговорить с глазу на глаз без того, чтобы нас кто-то прерывал?
– Говори тише, Эдди может услышать.
– К черту Эдди! – сказала она, действительно имея это в виду.
Тейт распахнул дверь, и в комнату влетел Эдди:
– Готовы, ребята?
Чтобы объяснить задержку, Тейт сказал:
– Кэрол потеряла серьги.
Она бросила на него красноречивый взгляд, говорив­ший о том, что она их не теряла.
– Ну, надень другие или вообще не надевай, но нам пора вниз. – Эдди держал дверь открытой. – Джек ждет в машине. Нам час ехать.
Они бросились к лифту. К счастью, другой постоялец увидел их и придержал дверь. Джек ходил взад-вперед у лимузина.
Во время поездки они обсуждали результаты опросов и дальнейшую стратегию. На Эйвери не обращали никако­го внимания, будто ее и не было. Один раз она попыта­лась высказать свое мнение, на нее удивленно посмотрели и дружно не приняли ее слов во внимание.
Вечеринка оказалась на удивление удачной. Пресса допущена не была. Поскольку Эйвери не надо было сле­дить за камерой Вэна, она расслабилась и веселилась. Было изобилие вкусной техасской еды, милые люди, кото­рые сравнивали Тента с молодым Джоном Кеннеди, и много музыки. Она даже танцевала с Тейтом. Его заста­вил Эдди:
– Давайте. Это будет хорошо смотреться.
Пока Тейт держал ее в объятиях и кружил в танце, она притворялась, будто это была его идея. Они улыбались, запрокинув головы, а ноги их двигались в такт зажига­тельной мелодии. Ей казалось, что он тоже получает удо­вольствие. В кульминационный момент он приподнял ее и закружил под аплодисменты публики. Потом поклонился и поцеловал ее в щеку.
Когда он отошел от нее, у него было странное выраже­ние лица. Казалось, он сам удивился своему экспромту.
Но на обратном пути она сидела на заднем сиденье лимузина и смотрела в темное окно, а он, Джек и Эдди обсуждали, насколько удачно прошел день, и прикидыва­ли, как он повлияет на выборы.
Она отправилась спать вымотанная и мрачная. Засну­ла она с трудом. Кошмар – а она по пальцам могла пере­считать подобные случаи в своей жизни – был результа­том физически и эмоционально утомительного дня.
Поэтому ей так ценны были эти минуты с Тейтом на­едине. Вокруг них постоянно крутились люди. Даже у себя в номере они редко оставались одни…
– Думаю, «Бейли» сейчас подействует. – Она переда­ла ему пустой бокал и откинулась на подушки.
– Засыпаешь?
– Хмм. – Она раскинула руки над головой – ладони кверху, пальцы согнуты – поза, провоцирующая своей беззащитностью.
Глаза Тейта потемнели, когда он перевел взгляд с ее лица на тело.
– Спасибо за то, что потанцевал со мной, – сонно сказала она. – Мне было так приятно, когда ты держал меня в объятиях.
– Ты всегда говорила, что у меня нет чувства ритма.
– Я ошибалась.
Он еще несколько мгновений смотрел на нее, потом выключил свет. Он уже собирался встать, когда она по­ложила руку ему на бедро.
– Тейт?
Он замер. Его застывший силуэт освещался голубова­тым светом из-за штор. Она еще раз призывно прошепта­ла его имя.
Он медленно склонился над ней. С тихим возгласом она скинула с себя одеяло, чтобы между ними ничего не было.
– Тейт. Я…
– Не надо, – решительно сказал он. – Не говори ни­чего, чтобы я не передумал. – Его голова была так близ­ко, что Эйвери чувствовала на губах его дыхание. – Я хочу тебя, только не надо ничего говорить.
Он раздвинул ее губы своими, властными и страстны­ми. Его язык пробовал на вкус ее рот, проникая все глуб­же и глубже. Эйвери захватила его волосы в пригоршню и отдалась поцелую.
Он ослабил руки, сжимавшие ее голову. Потом его те­ло вытянулось рядом с ее, его бедро прижимало ее к кро­вати. Она свернулась под ним. Он тронул ее между ног коленом.
– Это ты меня так хочешь?
У Эйвери перехватило дыхание – так ее возбудил его напор.
– Ты велел мне ничего не говорить.
– Кого ты хочешь?
Она провела руками по его бедрам и притянула его к себе.
Он застонал и прервал поцелуй, несколько раз кос­нувшись губами ее рта. Потом поцеловал шею, грудь, обхватив ее руками. Его рот нащупал отвердевший сосок одной груди и ласкал его через тонкую ткань ночной ру­башки.
Она инстинктивно изогнулась на кровати. Руки его проскользнули между подушкой и ее головой, его ладони поддерживали ее, пальцы сплелись под ее подбородком. Он приподнял ее голову, опять прижался ртом к ее рту горячим поцелуем и лег между ее раздвинутых бедер.
Тело Эйвери с готовностью откликнулось, почувство­вав его напряжение. Было что-то особенно возбуждающее в том, как терлись его плавки об ее трусики.
Горячая, твердая, напряженная рука Тейта проникла сквозь шелковую преграду, мешавшую ему соединиться с ней.
И тут зазвонил телефон.
Он высвободил руку, но Эйвери все еще лежала, при­давленная его тяжестью. Они лежали и не могли отды­шаться, а телефон продолжал звонить.
Наконец Тейт откатился к краю кровати и рывком снял трубку.
– Алло! – Пауза. Потом он тихо выругался. – Да, Джек, – прорычал он. – Я не сплю. В чем дело?
Эйвери едва слышно застонала, отодвинулась к даль­нему углу кровати и повернулась к нему спиной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100