Читать онлайн , автора - , Раздел - 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

21

Эйвери проснулась первой. Было еще очень рано, в комнате царил полумрак, хотя ночник по-прежнему горел. Она задумчиво улыбнулась, ощутив, что рука Мэнди ле­жит у нее на щеке. Тело у Эйвери затекло от того, что она так долго пролежала в одном положении, иначе она по­спала бы еще. Надо было размяться. Она осторожно сняла руку Мэнди со своего лица и положила на подушку. Очень осторожно, чтобы не разбудить ребенка, она вста­ла с кровати.
В качалке спал Тейт. Его голова склонилась набок и почти касалась плеча. Поза была с виду неудобная, но грудь его вздымалась ровно, и в тишине ей было слышно его спокойное дыхание.
Халат его распахнулся, открыв торс и бедра. Правая нога была согнута в колене, левая вытянута вперед. У него были красивые ступни и икры. Руки у него были жилистые и немного волосатые. Одна свисала с подло­котника, другая покоилась на груди.
Сон согнал озабоченное выражение с его лица. Рас­слабленный, рот его выглядел чувственным, способным доставить женщине огромное наслаждение. Эйвери пред­ставила себе, каким он должен быть в любви – настойчи­вым, страстным, добрым – таким, каким он был во всем. Грудь Эйвери стеснило от сдерживаемых чувств. Ей вдруг захотелось плакать.
Она любила его.
Конечно, ей хотелось сделать что-то, что перечеркнуло бы ее профессиональный промах, но вдруг она поняла, что приняла роль жены, потому что полюбила его, полю­била еще тогда, когда не могла произнести его имени.
Она играла его жену, потому что хотела ей быть. Она хотела его защитить, залечить раны, нанесенные ему злой эгоистичной женщиной. И спать с ним хотела тоже.
Если бы он решил предъявить свои супружеские права, она бы с радостью ему повиновалась. Это был бы самый большой ее обман, уж его-то он не простил бы, когда выяснилось бы, кто она на самом деле. Он бы презирал ее больше, чем Кэрол, считая, что она его использовала, и никогда бы не поверил, что ее любовь искренна. А она была искренна.
Он зашевелился. Приподнял голову, зажмурился. Веки его задрожали, потом он резко раскрыл глаза, взглянул на нее. Она стояла совсем рядом.
– Который час? – спросил он хриплым со сна голо­сом.
– Не знаю. Еще рано. Шея затекла? – Она провела рукой по его спутанным волосам, потом обняла его за шею.
– Немного.
Она стала массировать ему шейные позвонки.
– Хмм.
Через несколько мгновений он запахнул халат, подтя­нул под себя ноги и уселся поудобнее. Она подумала, уж не спровоцировал ли ее массаж утреннюю эрекцию, кото­рую он не хотел ей демонстрировать.
– Мэнди все еще спит, – неизвестно зачем заметил он.
– Хочешь позавтракать?
– Достаточно кофе.
– Я приготовлю завтрак.
Только начало светать. Мона еще не встала, и на кухне было темно. Тейт стал накладывать кофе в фильтр кофе варки. Эйвери подошла к холодильнику.
– Не напрягайся, – сказал он.
– Ты что, не голоден?
– Я могу подождать, пока Мона встанет.
– Мне хочется тебе что-нибудь приготовить.
Повернувшись спиной, он безразличным голосом про­изнес:
– Хорошо. Пары яиц будет достаточно.
Теперь она уже неплохо ориентировалась в кухне и могла накрыть на стол. Все шло нормально до тех пор, пока она не стала взбивать в миске яйца.
– Что ты делаешь?
– Омлет. Дл… для себя, – выдавила она, поймав его удивленный взгляд. Она представления не имела, как ему готовят яйца.
– Ладно. Делай омлет, а я займусь тостами.
Она стала намазывать маслом выскакивающие из тос­тера куски хлеба, украдкой наблюдая, как он жарит себе яичницу. Он переложил ее на тарелку и вместе с ее омле­том отнес на стол.
– Мы давно не завтракали вместе. – Она откусила кусок тоста, отправила в рот немного омлета и уже потя­нулась за соком, как вдруг заметила, что он не ест. Тейт сидел напротив нее, поставив локти на стол и опустив подбородок.
– Мы никогда не завтракали вместе, Кэрол. Ты же обычно не завтракаешь.
Она с трудом проглотила то, что было во рту. Рука ее сжала стакан с соком.
– Меня заставляли завтракать в больнице. Ну, когда мне уже поставили протезы, и я смогла есть твердую пищу. Я должна была немного поправиться.
Он смотрел на нее, не мигая. Его было не провести.
– Я … я привыкла к завтракам и уже не могу без них обходиться. – Она защищалась как могла. – Почему это тебя так насторожило?
Тейт взял вилку и принялся за еду. Его движения были слишком напряженными. Он был зол.
– Можешь понапрасну не стараться.
Она испугалась, что он имеет в виду не стараться ему лгать.
– Не стараться?
– Попытка приготовить мне завтрак – всего лишь очередная уловка, чтобы опять завоевать мое расположе­ние.
У нее окончательно пропал аппетит. Ее даже затошни­ло от запаха еды.
– Уловка?
У него явно тоже пропал аппетит. Он отодвинул та­релку в сторону.
– Завтраки. Домашний уют. Эти трогательные ласки – по голове погладить, массаж сделать.
– Мне казалось, тебе это приятно.
– Все это ничего не значит.
– Нет, значит!
– Ни черта не значит! – Он откинулся на спинку сту­ла и с яростью уставился на нее. – Все эти поглаживания и поцелуи на ночь я еще могу вытерпеть, если так надо. Хочешь делать вид, что мы нежная любящая парочка, пожалуйста. Строй из себя идиотку. Только не жди, что я буду изображать ответную привязанность. Даже ради места в Сенате я не лягу с тобой в постель – вот как я тебя презираю, понятно? – Он перевел дыхание. – Но больше всего меня бесит твоя внезапная забота о Мэнди. Прошлой ночью ты разыграла целый спектакль.
– Это не было спектаклем.
Он не обратил внимания на ее возражение.
– Потрудись не выйти из роли матери до тех пор, по­ка она не вылечится. Нового предательства она не выне­сет.
– Ах ты лицемерный… – Эйвери не на шутку рассер­дилась. – Я не меньше твоего беспокоюсь о здоровье Мэнди.
– Ага. Конечно.
– Ты мне не веришь?
– Нет.
– Это нечестно.
– Только тебе и говорить о честности.
– Я безумно волнуюсь за Мэнди.
– С чего бы это?
– С чего?! – закричала она. – Да потому что это наш ребенок.
– А твой аборт? Это был не наш ребенок? Но ты его все равно убила.
Его слова пронзили ее насквозь. Она прижала руку к животу и согнулась, словно от приступа боли. Несколько секунд она не могла вздохнуть и молча смотрела на Тейта.
Он встал и повернулся к ней спиной, как будто нена­висть мешала ему ответить на ее взгляд. Подошел к стой­ке и налил себе еще кофе.
– Разумеется, я в конце концов все равно узнал бы об этом, – проговорил он ледяным голосом. Когда он обер­нулся к ней, взгляд его был так же холоден. – Но узнать от чужого человека, что твоя жена больше не ждет ребен­ка… – Он опять отвел взгляд. Как будто не мог вынести ее вида. – Можешь хоть представить себе, что я тогда чувствовал, Кэрол? О Господи! Ты была на волосок от смерти, но я и сам хотел тебя убить. – Он резко повернул голову, впился в нее взглядом, и его рука сжалась в кулак.
Эйвери что-то смутно вспоминала, чьи-то голоса.
Тейт: «Ребенок… Это повредит плоду?»
Чей-то еще голос: «Ребенок? Ваша жена не была бере­менна».
Тогда этот обрывок разговора не значил ничего. То есть она не могла понять, что он значит. Он смешался со множеством других разговоров, которые она слышала, еще не совсем придя в сознание. До сих пор она его не вспоминала.
– Ты что, думала, я не замечу, что ты так и не родила ребенка? Ты с таким торжеством объявила, что забереме­нела, что не сообщила об аборте?
Эйвери с горечью покачала головой. Она не могла найти слов. Ни объяснений, ни извинений. Но теперь она знала, почему Тейт так ненавидел Кэрол.
– Когда ты это сделала? Должно быть, за несколько дней до поездки в Даллас. Не хотела возиться с младен­цем, верно? Боялась, он помешает твоим развлечениям.
Он наклонился к ней и стукнул ладонью по столу.
– Отвечай, черт бы тебя подрал! Скажи что-нибудь! Давно пора об этом поговорить, тебе не кажется?
Эйвери пробормотала:
– Я не думала, что это так важно.
Его лицо исказилось от ярости. Она боялась, что он действительно ее ударит. Чтобы хоть как-то защититься, она бросилась в атаку.
– Я знаю, как вы относитесь к абортам, мистер буду­щий сенатор. Сколько раз я слышала ваши рассуждения о том, что право выбора должно оставаться за женщиной. Это что, касается всех женщин штата Техас, кроме вашей жены?
– Да, черт подери!
– Какое лицемерие!
Он схватил ее за руку и поставил на ноги.
– Те принципы, которые распространяются на обще­ство в целом, не обязательно должны соблюдаться в моей личной жизни. Этот аборт был не пунктом программы. Это был мой ребенок.
Его глаза сузились.
– Или нет? Или это была очередная ложь, придуман­ная, чтобы я не выкинул тебя отсюда – такая же, как все прочее твое вранье.
Она попыталась представить себе, как бы на это отве­тила Кэрол.
– Чтобы сделать ребенка, нужны двое, Тейт.
Она попала в точку, как и рассчитывала. Он немедлен­но отпустил ее руку и отступил в сторону.
– Я горько сожалею о той ночи. Я же дал это понять сразу, когда это произошло. И поклялся больше никогда не дотрагиваться до твоего распутного тела. Но ты всегда знала, за какую ниточку потянуть, Кэрол. Ты целыми днями вилась вокруг меня, как мартовская кошка, мурлы­кала всяческие извинения и обещала быть любящей же­ной. Если бы в тот вечер я так не напился, я бы распознал, что это очередная ловушка.
Он окинул ее презрительным взглядом:
– Ты опять взялась за старое? Опять готовишь ло­вушку? Поэтому ты была образцовой женой, с тех пор как вышла из больницы? Скажи мне, – он стоял, упершись руками в бока, – ты забылась той ночью и забеременела случайно? Или ты хотела меня помучить – забеременеть, а потом сделать аборт? Ты чего добиваешься – чтобы я опять тебя захотел? Решила доказать, что можешь снова затащить меня к себе в постель, даже если ради этого тебе придется пожертвовать благополучием собственной доче­ри?
– Нет, – хриплым голосом ответила Эйвери. Она не могла выносить его ненависть, даже если эта ненависть была направлена не на нее.
– У тебя больше нет власти надо мной, Кэрол. Я даже не ненавижу тебя. Ты не стоишь тех сил, которые требу­ются для ненависти. Заводи сколько хочешь любовников. Меня это не волнует. Сейчас ты мне можешь нанести удар только через Мэнди. Но берегись – я упеку тебя в ад сна­чала.


Днем она отправилась на прогулку верхом. Хотелось открытого пространства, свежего воздуха; надо было подумать. В одежде для верховой езды она чувствовала себя непривычно и попросила конюха помочь ей оседлать лошадь.
Кобыла испуганно отшатнулась от нее. Когда старый конюх напутственно похлопал лошадь по крупу, он ска­зал:
– Видать, она не забыла, как вы ее отхлестали в про­шлый раз.
Лошадь шарахалась, потому что у седока был незна­комый запах, но Эйвери решила: пусть старик думает что хочет.
Кэрол Ратледж была чудовищем – она дурно обраща­лась с мужем, с дочерью, со всеми, кто оказывался рядом. После утренней сцены нервы Эйвери были на пределе, но теперь, по крайней мере, она знала, в чем ее обвиняют. Стало понятно, за что Тейт так презирал свою жену. Кэ­рол собиралась сделать аборт, убить ребенка Тейта; во всяком случае, она утверждала, что это его ребенок, Правда, сделала ли она это до катастрофы, так и оста­нется тайной.
Эйвери попыталась собрать воедино все, что ей стало известно о семейной жизни Ратледжей. Кэрол была невер­на мужу и не скрывала этого. Тейт с трудом терпел ее измены, но ради своей политической карьеры решил до выборов оставаться в браке.
Уже довольно давно он перестал спать со своей женой и даже перебрался в отдельную спальню. Но Кэрол со­блазнила его, и он переспал с ней еще один раз.
Был это ребенок Тейта или нет, аборт Кэрол мог сыг­рать существенную роль в предвыборной кампании, и Эйвери полагала, что так это и было задумано. Ей стало плохо от мысли об общественном мнении и тяжелых по­следствиях, которых не избежать, если об этом станет известно. Последствия в политическом плане будут для Тейта не менее серьезными, чем в личном.
Когда Эйвери вернулась с прогулки, Мэнди помогала Моне печь пирожные. Экономка хорошо ладила с Мэнди, поэтому Эйвери похвалила пирожные и оставила их вдво­ем.
В доме было тихо. Фэнси куда-то умчалась на своем «мустанге». Джек, Эдди и Тейт в это время всегда были в городе – в штаб-квартире кампании или в конторе. До­роти-Рей, как обычно, сидела у себя. Мона сказала, что Нельсон и Зи уехали на день в Кервиль. Дойдя до своей комнаты, Эйвери бросила хлыст на кровать и стала сни­мать сапоги для верховой езды. Потом отправилась в ванную и включила душ.
И тут, уже не впервые, на нее нашло какое-то неприят­ное чувство. Она поняла, что в комнатах в ее отсутствие кто-то побывал. Ее бросило в дрожь, и она кинулась к туалетному столику.
Она не помнила, на этом ли месте оставляла щетку для волос. Не передвинули ли флакон с лосьоном? Она точно помнила, что коробка с украшениями раньше была за­крыта, а нитка жемчуга убрана внутрь. Вещи в спальне тоже были передвинуты. И тогда она сделала то, чего никогда не делала с того момента, как поселилась в ком­нате Кэрол, – заперла дверь.
Она приняла душ и надела купальный халат. Чувство­вала она себя по-прежнему подавленно, поэтому решила ненадолго прилечь. Едва ее голова коснулась подушки, она услышала какой-то хруст.
Между подушкой и наволочкой был засунут лист бу­маги.
Эйвери с опаской взяла его в руки. Бумага была сложена вдвое, но на наружной стороне ничего написано не было. Она боялась посмотреть, что внутри. Что ожидали здесь найти? Что искали?
Ясно было одно – записка была оставлена специально для нее. Ее положили именно там, где только она могла ее найти. Она развернула сложенный лист. Там была только одна строчка, напечатанная на машинке:
«Что бы ты ни делала, это на него действует. Продол­жай в том же духе».


– Нельсон?
– Да?
Зинния нахмурилась, услышав, как рассеянно он от­кликнулся. Она отложила в сторону щетку для волос и повернулась на вертящемся стуле, стоящем у туалетного столика, в его сторону.
– Это очень важно.
Нельсон взглянул на нее из-за газеты. Увидев, что она чем-то обеспокоена, он отложил газету, опустил подстав­ку для ног в своем кресле и выпрямился.
– Извини, дорогая. О чем ты говорила?
– Пока что ни о чем.
– Что-то случилось?
Они были в своей спальне. Десятичасовые новости, ко­торые они смотрели каждый вечер, уже кончились. Они собирались ложиться спать.
Только что расчесанные темные волосы Зи блестели. Серебряные нити седых волос поблескивали при свете лампы. Кожа ее, из-за техасского горячего солнца требо­вавшая особого ухода, была нежной и гладкой. Морщины от былых волнений не слишком ее портили. Но и морщин от смеха было немного.
– Что-то происходит между Тейтом и Кэрол, – ска­зала она.
– Кажется, они сегодня поссорились. – Он встал с кресла и начал раздеваться. – Они весь ужин молчали.
Зи тоже заметила, что атмосфера была напряжен­ной. К настроениям своего младшего сына она была осо­бенно чувственна.
– Тейт не просто молчал, он был в ярости.
– Наверное, Кэрол сделала что-то, что ему не понра­вилось.
– А когда Тейт в ярости, – продолжала Зи, не обра­щая внимания на слова мужа, – Кэрол обычно не знает удержу. Если он сердится, она ведет себя особенно глупо и развязно и доводит его еще больше.
Нельсон аккуратно повесил брюки в шкаф. Он терпеть не мог беспорядка.
– Сегодня она развязной не была. Она и рта почти не раскрыла.
Зи оперлась о спинку своего кресла:
– И я о том же, Нельсон. Она была расстроена не меньше, чем Тейт. Раньше они ссорились совсем иначе.
Раздевшись до трусов, он сложил покрывало и улегся в кровать, положил руки под голову и уставился в потолок.
– За последнее время я заметил кое-что, что совсем не похоже на Кэрол.
– Слава Богу, – сказала Зи. – Мне казалось, что я схожу с ума. Хорошо, что не одна я это вижу. – Она вы­ключила свет и легла рядом с мужем. – Она кажется серь­езнее, чем раньше.
– Может, на нее подействовала близость смерти.
– Может.
– Ты так не думаешь?
– Если бы это было все, я бы так думала.
– А что еще? – спросил он.
– Хотя бы Мэнди. Кэрол ведет себя с ней совсем ина­че. Ты когда-нибудь раньше видел, чтобы Кэрол волнова­лась о Мэнди так, как она волновалась вчера ночью? Помню, однажды у Мэнди была высокая температура. Я совсем обезумела от страха и считала, что надо вызы­вать «скорую». Кэрол была абсолютно спокойна и сказа­ла, что у детей часто поднимается температура. Но про­шлой ночью она была напугана не меньше Мэнди.
Нельсон недовольно заерзал. Зи знала почему – де­дуктивные выкладки его раздражали. Для него существо­вало только черное и белое. Он верил только в несомнен­ное, исключением был лишь Господь, который был для него так же несомненен, как рай и ад. Больше ни во что, до чего нельзя дотронуться, он не верил. К психоанализу и психиатрии он относился весьма скептически и считал, что настоящий человек сам разберется в своих проблемах, не взывая к помощи посторонних.
– Кэрол просто взрослеет, – сказал он. – Испыта­ния, через которые она прошла, многому ее научили. Она стала смотреть на вещи по-новому. Наконец она научи­лась ценить то, что у нее есть, – Тейта, Мэнди, семью. Давно пора.
Зи никак не могла в это поверить.
– Остается надеяться, что это сохранится подольше.
Нельсон повернулся на бок, заглянул ей в лицо и по­ложил руку на ее талию. Потом поцеловал в волосы – туда, где пробивалась седина.
– Что продлится?
– Ее нежное отношение к Тейту и Мэнди. Со стороны кажется, что она о них заботится.
– Ну и хорошо.
– Если это искренне. Мэнди такая ранимая. Боюсь, ей придется трудно, если Кэрол опять от нее отвернется и опять станет раздражительной и нетерпеливой. А Тейт… – Зи вздохнула. – Я так хочу, чтобы он был счастлив. По­бедит он на выборах или нет – все равно сейчас поворот­ный момент в его жизни. Он заслуживает счастья. И люб­ви заслуживает.
– Ты всегда заботилась о счастье своих сыновей, Зи.
– Но счастья в супружестве у них нет, Нельсон, – с грустью заметила она. – А я так об этом мечтала.
Его палец скользнул по ее губам, ища улыбку, которой там не было.
– Ты совсем не изменилась. Все такая же романтич­ная.
Он притянул ее к себе и нежно поцеловал. Его большие руки сняли с нее ночную рубашку и стали властно и неж­но гладить ее обнаженное тело. Любовью они занимались в темноте.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100