Читать онлайн , автора - , Раздел - 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

18

– Я открою.
В дверь звонили уже дважды. Эйвери оказалась ближе всех. Она подошла к двери и потянула за ручку. Между вазонами с геранями стоял Вэн Лавджой.
Эйвери похолодела. Приветливая улыбка застыла на ее лице, а колени задрожали. В желудке все напряглось.
Вэн тоже почувствовал неловкость. Он неожиданно распрямил плечи, выронил из пальцев сигарету и часто заморгал.
Мысленно надеясь, что зрачки его расширились не от удивления, а от марихуаны, Эйвери, как могла, овладела собой.
– Здравствуйте.
– Приветствую. Гм… – Он сощурился и тряхнул жид­кой шевелюрой. – Вы – миссис Ратледж?
– Да.
Он поднес тощую руку к груди:
– Господи, как вы похожи…
– Входите, пожалуйста. – Она не хотела бы сейчас услышать из его уст свою фамилию. Она только что с трудом подавила желание радостно окликнуть его по имени. Ей так хотелось обнять его и поведать, что она готовит самый сенсационный материал в своей жизни.
Правда, затеяла она это в одиночку. А рассказать Вэну – значит, и его поставить под угрозу. И хотя иметь союзни­ка было так заманчиво, она не могла себе позволить та­кой роскоши. К тому же она не собиралась ставить под угрозу успех всего предприятия. Как хранитель секретов, Вэн был не слишком надежен.
Она посторонилась, давая ему пройти. Казалось бы, он должен был сейчас осматривать незнакомый интерьер, готовясь к съемке, но он опять уставился на нее. Он был так смущен, что Эйвери стало его жаль.
– Вы?.. Ой, прошу прощения. – Он смущенно вытер ладони о штаны, после чего протянул ей правую руку. Она быстро пожала ее. – Вэн Лавджой.
– А я – Кэрол Ратледж.
– Да, я знаю. Я был возле клиники, когда вас выписы­вали. Я работаю на студии «Кей-Текс».
– Вот как.
Он пытался завязать обычную для таких случаев бесе­ду, а сам не спускал с нее глаз. Было настоящей мукой стоять так близко к старому другу и не иметь возможно­сти вести себя соответственно. У нее был к нему миллион вопросов, но пришлось ограничиться одним, который более всего приличествовал Кэрол Ратледж в данной си­туации.
– Если вы приехали от телекомпании, то почему не согласовали это с менеджером предвыборной кампании моего мужа – мистером Пэскелом?
– Он знает о моем приезде. Меня направила дирекция.
– Дирекция?
– На той неделе в среду мне предстоит снимать здесь сюжет для студии коммерческого телевидения. Вот, прие­хал осмотреться. Вас разве не предупредили?
– Я…
– Кэрол?
В дверях появился Нельсон, он смерил Вэна неодобри­тельным взглядом. Нельсон навсегда сохранил военную выправку и подтянутость. Его одежда неизменно была безукоризненно отутюжена, седая голова причесана воло­сок к волоску.
Вэн был полной его противоположностью. На нем бы­ла застиранная майка с эмблемой ресторана «Кахун», где подают устрицы в раковинах. На груди красовалась весь­ма двусмысленная надпись: «Открой, соси и ешь меня живьем». Джинсы его были не просто по моде потертыми, а выношенными до дыр, рваные кроссовки не имели шнурков. Эйвери предположила, что и носков на нем, по обыкновению, нет.
Он выглядел нездоровым и недокормленным, почти на грани истощения. Из-под футболки выпирали острые ключицы. Если бы он выпрямился, то можно было бы пересчитать все его ребра до единого. Но он стоял, как обычно ссутулив плечи над впалой грудью.
Эйвери знала, как мастерски эти руки, в пятнах нико­тина, с обгрызенными, грязными ногтями, умеют орудо­вать видеокамерой. Его вроде бы пустые глаза обладали даром необычайно глубокого художнического видения. Но для Нельсона это был лишь стареющий хиппи, ник­чемное существо. Талант Вэна был так же скрыт от окру­жающих, как и настоящее имя Эйвери.
– Нельсон, это мистер Лавджой. Мистер Лавджой, представляю вам полковника Ратледжа. ( Нельсон не­охотно пожал руку Вэну. ) Он приехал оглядеться перед записью телепередачи, которая состоится на следующей неделе.
– Вы работаете в «Эм Би продакшнз»? – строго спро­сил Нельсон.
– Иногда внештатно. Ну, то есть когда им нужен высший класс.
– Гмм. Они говорили, что сегодня кого-то пришлют. – Судя по всему, Нельсон ожидал кого-то посолиднее. – Идемте, я покажу вам дом. Вас что больше интересует – внутри или снаружи?
– И то и другое. Любое место, где Ратледж с женой и ребенком обычно проводят день. Мне сказали, нужно что-нибудь простецкое. Ну, всякая сентиментальная чушь.
– В вашем распоряжении весь дом, но прошу вас мою семью не беспокоить, мистер Лавджой. Моей жене вряд ли понравится похабщина на вашей майке.
– Ну, так ведь не она ее носит, какого дьявола ей бес­покоиться?
Голубые глаза Нельсона приобрели ледяной оттенок. Он привык к более почтительному обращению со стороны тех, кого считал ниже себя по положению. Эйвери не уди­вилась бы, если б он сейчас ухватил Вэна за шкирку и вышвырнул на улицу. Если бы Вэн приехал не по поводу предвыборной кампании Тейта, Нельсон бы, вероятно, так и поступил.
Пока же он сказал:
– Кэрол, прощу у тебя извинения за то, что ты только что слышала. Мы вынуждены тебя оставить.
Вэн оглянулся:
– До свидания, миссис Ратледж. Извините, что я так уставился на вас, когда вошел, но вы показались мне по­хожей…
– Меня теперь не удивляет, когда на меня смотрят, – поспешила она прервать его. – У всех мое лицо вызывает любопытство, это так естественно.
Нельсон в нетерпении нагнул голову.
– Сюда, пожалуйста, Лавджой.
Прежде чем поспешить за Нельсоном в дом, Вэн в по­следний раз недоуменно помотал головой. Эйвери верну­лась к себе в комнату и, закрыв дверь, прислонилась к ней спиной. Она глубоко вздохнула и заморгала, стряхивая слезы.
Ей так хотелось схватить эту тощую руку и после дру­жеских приветствий расспросить Вэна обо всем. Как Айриш? Все еще оплакивает ее смерть? Следит ли за собой? Что стало с новым синоптиком? Выгнали его или он сам уволился? Кто родился у секретарши – мальчик или де­вочка? Какие последние сплетни из коммерческого отде­ла? По-прежнему ли генеральный менеджер погуливает от жены со своей светской дамой?
В то же время она понимала, что Вэн может и не испы­тать той же радости от их встречи, что и она. О, он был бы в восторге, что она жива, но, едва оправившись от него, скорее всего бы заявил: «И какого хрена ты тут де­лаешь?»
Она частенько и сама задавала себе этот вопрос. Да, ей нужен материал, но эта мотивировка, конечно, слабовата.
На самом деле занять место Кэрол Ратледж побудило ее желание во что бы то ни стало спасти Тейту жизнь. Только вот есть ли в этом необходимость? И откуда исхо­дит эта угроза, в существование которой она пока еще верит?
С того дня как попала домой, она внимательно следи­ла за происходящим. Какие-то трения существуют между Джеком и Дороти-Рей. Фэнси может и святого вывести из терпения. Нельсон в некотором роде диктатор. Зи держит­ся как-то в стороне. Эдди компетентен до предела. Но ни от кого она не видела другого отношения к Тейту, кроме любви и обожания. Ей надо выявить потенциального убийцу, и тогда ее сенсационный материал позволит ей вернуть доверие и авторитет, которого она лишилась из-за одного ошибочного суждения. Неожиданная встреча с Вэном напомнила об этом.
Она вдруг поняла, что занимается не столько своим будущим материалом, сколько людьми, с которыми жи­вет. Это неудивительно. Самым трудным в ее профессии для Эйвери всегда была беспристрастность – и единст­венной важной составляющей журналистского ремесла, которой она никак не могла овладеть.
Интерес и способности к профессии она унаследовала от отца. Но его способность не учитывать человеческий фактор ей не передалась. Она всеми силами стремилась быть объективной, но пока ей это слабо удавалось. И она опасалась, что участие в жизни Ратледжей будет ей пло­хим помощником.
Но сейчас она не может все бросить. Самым большим просчетом в ее тщательно продуманном плане оставался тот факт, что она не оставила себе путей к отступлению. И, не имея возможности раскрыться, она была вынуждена пока оставаться в своей роли и быть готовой ко всему – даже к неожиданным визитам старых знакомых.


Настала пятница. Стремясь убить бесконечно тянущее­ся время, Эйвери долго играла с Мэнди после ее дневного сна. Они сидели за низким столиком и лепили из пласти­лина динозавров, пока Мэнди не запросила есть. Тогда Эйвери поручила ее Моне.
В пять часов она приняла ванну. Потом занялась ма­кияжем, одновременно хватая куски с тарелки, которую Мона принесла ей в комнату.
Волосы она уложила с помощью мусса. Они все еще оставались короткими и выглядели эффектно, но уже не столь броско, как прежде, во всяком случае, отросли дос­таточно, чтобы она могла их укладывать. Элегантную и слегка вызывающую прическу она подчеркнула парой серег с бриллиантами.
Без четверти семь, то есть за пятнадцать минут до на­значенного времени, она была готова. Она стояла в ван­ной и доставала с полки флакон духов, когда вошел Тейт.
При его внезапном появлении она остолбенела. Он обычно спал на раздвижном диване в кабинете, смежном с ее спальней. Дверь между комнатами всегда была закрыта и заперта с его стороны.
Кабинет был выдержан в строгих, естественных тонах, что придавало ему сходство с джентльменским клубом. К нему прилегала небольшая ванная комната, раковина в которой была не больше плевательницы в кабинете сто­матолога, а душ едва ли мог вместить взрослого человека. И все же Тейт предпочитал терпеть эти неудобства, чем делить с женой большую спальню, с просторной туалет­ной комнатой, где можно было, не мешая друг другу, одновременно одеваться и причесываться перед зеркалом во всю стену, где была мраморная ванна, над головой – застекленный потолок, а под ногами – многие метры пушистого ковра.
Первой мыслью Эйвери, когда он вошел, было, что он передумал и пришел сообщить, что едет без нее. Однако он был не столько сердит, сколько смущен. Увидев ее в зеркале, он замер.
Польщенная тем, что ее усилия оказались ненапрасны­ми, Эйвери повернулась к нему и развела руки в стороны.
– Нравится?
– Платье? Платье потрясающее.
– А счет от «Фрост бразерз» будет еще более потря­сающим.
Она знала, что платье действительно сногсшибатель­ное. Черная полупрозрачная ткань с блестками обтягива­ла грудь, плечи, спину и руки до самых запястий. Начиная от ложбинки на груди и до колен платье было поставлено на подкладку из черного шелка. Эффект усиливала кайма из прозрачных блесток по горловине и краю рукавов.
Это было очень сексуальное платье, но в то же время сдержанное, в духе Одри Хепберн. Она позволила себе эту обновку не из тщеславия. Просто сегодня ей не хотелось надевать что-то из гардероба Кэрол. Она хотела выгля­деть дай Тейта по-новому, по-другому – не так, как Кэ­рол.
К тому же все вечерние платья Кэрол оказались сильно декольтированными и чересчур кричащими, совсем не в ее вкусе. Ей нужно было что-то легкое, по сезону, но в то же время с длинным рукавом. Она боялась слишком открываться, чтобы не выдать себя. Это платье было как раз то, что надо.
– На это не жалко, – выдавил Тейт.
– Тебе что-то нужно? Или ты зашел посмотреть, не опаздываю ли я?
– Если кто и опаздывает, так это я. Не могу найти за­понки. Тебе не попадались?
От нее не укрылось, что он одет только наполовину, На подбородке была царапина – свидетельство торопли­вого бритья. Он был необут, с мокрыми и еще не приче­санными волосами, а накрахмаленная сорочка со склад­ками на груди была нараспашку и не заправлена в брюки.
При виде его поросшей волосами груди она сглотнула. Живот у него был твердый и плоский, как барабан. Так как он еще не застегнул брюк, она могла видеть голый живот и белую резинку трусов.
Она машинально облизнула губы. Сердце билось так сильно, что она чувствовала, как в такт его ударам груд­ная клетка упирается в ткань платья.
– Запонки? – переспросила она тихо.
– Я подумал, может, оставил здесь.
– Пожалуйста, поищи. – Она сделала жест в сторону шкафа, где еще раньше обнаружила кое-какие предметы мужского туалета.
Он перерыл два ящика, прежде чем нашел темную шкатулку с драгоценностями. Это было то, что он искал.
– Помочь?
– Нет.
– Да. – Она встала перед дверью, закрывая ему выход.
– Я сам справлюсь.
– Ты изомнешь рубашку. Дай помогу.
Не обращая внимания на его протестующие жесты, она взяла у него запонки и стала застегивать. Когда тыльной стороной руки она ненароком коснулась его голой и слег­ка влажной груди, ей захотелось уткнуться в нее лицом.
– А это что такое?
Она проследила за его взглядом.
– Ах, это. Художества Мэнди. – К зеркалу были при­креплены скотчем детские рисунки. – А тебе она разве ничего не дарила?
– Дарила. Я просто не ожидал, что ты их так разве­сишь. Раньше ты не выносила беспорядок. Все?
Он наклонился посмотреть, как продвигается дело. Их головы почти соприкасались.
– Еще секунду. Стой спокойно. Это у тебя в животе урчит? Можешь перекусить.
Он помедлил, потом взял с тарелки яблоко и кусок сы­ра. Его зубы с хрустом вонзились в яблоко. Звук, с кото­рым он жевал, привел ее в возбуждение.
– Ну, что там? Скоро?
Разделавшись с запонками, она подняла на него глаза:
– А «бабочка»?
Он прожевал.
– У меня в комнате.
– Сам завяжешь?
– Да. Спасибо.
– Не за что.
Он был уже готов идти, но задержался. Несколько се­кунд он смотрел на нее, а вокруг витал аромат ее ванны и духов. Наконец он шагнул к двери.
– Через пять минут буду готов.


У Тейта было такое чувство, будто он только что чу­дом спасся. Наверное, он слишком распарился под душем. Иначе чем объяснить, что он никак не может остыть? На­верное, его неловкость вызвана суетой и ответственным вечером, который им предстоит.
Он долго воевал с галстуком-бабочкой, затем никак не мог найти второй носок, так что на одевание у него ушло еще десять минут. Однако, когда после его легкого стука в дверь жена вышла из своей комнаты, она ничего не сказа­ла в упрек.
Они вместе прошли в гостиную, где Зи читала Мэнди сказку. Нельсон смотрел свой любимый многосерийный детектив, в котором справедливость неизменно торжест­вует и злодеи получают по заслугам.
Когда они вошли, он посмотрел на них и присвистнул:
– Вы прямо как жених с невестой.
– Спасибо, отец, – ответил за двоих Тейт.
– Ну уж, какая из нее невеста в черном платье, Нель­сон. – Тейт не сомневался, что мать не имела в виду ничего обидного, но ее реплика прозвучала именно так. По­следовала неловкая пауза. Зи поспешила добавить: – Но ты все равно прекрасно выглядишь, Кэрол.
– Спасибо, – ответила та тихо.
С первого дня знакомства Зи вела себя с невесткой весьма сдержанно. Она бы предпочла, чтобы роман сына закончился раньше, чем дело дошло до свадьбы, хотя вслух этого никогда не говорила.
В период беременности Кэрол Зи несколько потеплела к ней, но это материнское чувство быстро сошло на нет. За последние месяцы перед несчастьем она стала с явным неодобрением относиться к невестке. Тейт, конечно, по­нимал, в чем дело. Его родители были не слепые, а всякий, кто относился плохо к нему или Джеку, вызывал у них искреннее негодование.
Однако сегодня он хотел надеяться, что все пройдет гладко. Вечер и так ожидался напряженный. И хотя не­вольная бестактность матери ровным счетом ничего не значила, все же его напряжение только усилилось.
Ситуацию несколько разрядила Мэнди, которая со­скользнула с бабушкиных колен и застенчиво подошла к родителям.
– Иди, я тебя обниму, – сказал Тейт.
Мэнди обхватила его и зарылась мордашкой в шею.
К его изумлению, Кэрол тоже присела на корточки:
– Когда мы вернемся, я зайду тебя поцеловать, ладно?
Мэнди подняла голову и серьезно кивнула:
– Хорошо, мамочка.
– Слушайся бабушку с дедушкой.
Мэнди опять кивнула, после чего обняла Кэрол:
– До свидания.
– До свидания. Поцелуй меня на прощание.
– А что, мне уже пора идти спать?
– Нет, просто я хочу получить поцелуй заранее.
Шумно поцеловав Кэрол, Мэнди побежала назад к ба­бушке. Обычно Кэрол была недовольна, если Мэнди пор­тила ей макияж или мяла платье. Сейчас же она только промокнула губы салфеткой.
Он не мог объяснить этого иначе, как ее стремлением играть роль хорошей матери. Одному Богу известно, что у нее на уме. Скорее всего, вспыхнувшая вдруг привязанность к Мэнди – обыкновенное притворство. Она, несо­мненно, нахваталась этих ужимок из журналов и видео­фильмов, которые смотрела во время болезни.
Взяв ее под локоть, он направился к двери:
– Мы можем поздно вернуться.
– Осторожно на дороге! – крикнула Зи вслед.
Нельсон оторвался от своего сыщика и пошел прово­дить их до двери.
– Если бы вы ехали на конкурс красоты для супруже­ских пар, первый приз был бы вам обеспечен. Не могу передать, как мне нравится, что вы, такие нарядные, куда-то отправляетесь вдвоем.
Не имел ли отец в виду, что надо забыть все размолвки и старые обиды? Тейт был благодарен ему за заботу, но не думал, что сможет последовать его совету. Простить? Это всегда давалось ему непросто. Забыть? Не в его характере.
Но он пожалел об этом, когда помогал Кэрол сесть в машину. Если бы он мог вычеркнуть из памяти весь гнев, и боль, и презрение, чтобы сегодня же начать все сначала, захотел бы он?
С собой Тейт всегда был так же честен, как с другими. Да, сказал он себе, с такой, какой она была сегодня, он захотел бы начать все заново.
Попросту говоря, она была ему желанна. Она нрави­лась ему такая – с тихим голосом, спокойная и привле­кательная. Он не ждал, чтобы она стала вдруг безволь­ной. В ней было слишком много живости и ума, чтобы она могла быть податливой и бессловесной партнершей. Да он и не хотел, чтобы она такой становилась. Ему нра­вились вспышки – гнева и веселья. Без них взаимоотно­шения становятся пресными, как недосоленная еда.
Она улыбалась, глядя, как он усаживается за руль.
– Нельсон прав. Ты сегодня прекрасно выглядишь, Тейт.
– Спасибо. – Устав вечно выражать презрение, он добавил: – И ты тоже.
Она ослепила его улыбкой. В былые времена он бы сейчас сказал: «К черту приличия, я хочу заняться любо­вью со своей женой» – и овладел бы ею прямо в машине. Его воображение разыгралось: уткнуться ей в разгоря­ченную грудь, погрузиться в ее влажную теплоту, услышать ее стон в самый последний момент.
Он и сам издал легкий стон, но спохватился и нарочи­то закашлялся.
Ему не хватало внезапной и жаркой близости с люби­мой женщиной.
Чтобы скрыть яростный блеск глаз, который мог его выдать, он надел темные очки, хотя солнце было уже низ­ко. Выруливая на дорогу, он подумал, что ему не хватает того, что было когда-то между ними, но не ее самой. Ибо, хотя сексом они занимались часто и с удовольствием, на­стоящей близости между ними никогда не было. Их браку с самого начала не хватало единства ума и чувства, хотя понял он это значительно позднее.
Он не мог грустить о том, чего у него никогда не было, и все же ему этого хотелось. Кресло в Сенате было его заветной мечтой, но если он даже его получит, то радость победы будет омрачена несчастливым браком. Его поли­тическая карьера могла бы быть еще более блистатель­ной, если бы победы и поражения разделяла с ним любя­щая и верная жена.
Да, с таким же успехом можно пожелать достать луну с неба, подумал он. Даже если у Кэрол и появилась способ­ность к любви, он теперь не захочет от нее ничего. Она давно отбила у него всякую к тому охоту.
Физически она еще влекла его, и сейчас сильнее, чем когда-либо, но душевное влечение было разрушено. И он ни за что не поддастся одному при полном отсутствии другого.
Вот только это его решение никак не хотел признать некий слишком самостоятельный орган.
Тейт покосился на Кэрол. Все-таки она выглядит по­трясающе. И мама была права. Для невесты у нее слиш­ком искушенный и сексуальный вид.
Она была больше похожа на любимую и желанную жену, что было совсем не в духе Кэрол.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100