Читать онлайн Главный свидетель, автора - Браун Сандра, Раздел - Глава восьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Главный свидетель - Браун Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.1 (Голосов: 127)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Главный свидетель - Браун Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Главный свидетель - Браун Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Сандра

Главный свидетель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава восьмая

После непрерывной гонки по мокрому асфальту Кендал просто валилась с ног от усталости. Но прежде чем закрыть глаза, ей еще надо кое-что сделать. К примеру, найти место для Кевина. Она порылась в шкафу со старым барахлом и нашла потрепанный детский манеж, который когда-то служил неплохой конурой лабрадору. Нашлись и чистящие средства, там же, на своем месте, в шкафчике, где бабушка всегда их держала. Она драила манеж до бесконечности, и лишь убедившись, что он достаточно чист, устроила там кроватку для Кевина.
— Слушай, а поесть что-нибудь найдется? Тяжело опираясь на костыли, Джон слегка покачивался от слабости, вероятно, был очень голоден. Сразу же по приезде она предложила ему припечь, но он наотрез отказался и как верный пес ходил за ней по пятам по всему дому.
— А ты сбежишь через заднюю дверь?
Она, отчаявшись, вздохнула:
— Пожелай я сейчас этого даже очень сильно, у меня просто не хватит сил, чтобы еще несколько часов кряду крутить баранку. Отдохни, ладно?
Он, конечно же, отдыхать не стал, но все же на какое-то время угомонился. И сейчас Кендал сразу же откликнулась.
— Посмотрим, может, что и найдется.
Она обследовала кладовку и отыскала лишь банку зеленого горошка да консервированные персики.
— Да, не слишком жирно, — она кивнула на продовольственные запасы.
— Ничего. — Он сглотнул слюну. — Сойдет. Теперь не до жиру.
— Завтра я накуплю всего, а сегодня придется потерпеть.
Они поделили снедь поровну и съели все до крошки, даже крекеры из торгового автомата, у которого ее застали подростки. Вмешательство Джона увековечило это событие, в особенности для парня, который теперь страдает от ужасной боли. Она нисколько в этом не сомневалась.
С другой стороны, женщина была удивлена таким оборотом дела. Очевидно, его защитные рефлексы оказались настолько сильны, что не утратились даже с потерей памяти. Она, естественно, отнюдь не одобряла его порыв, но втайне считала волнующим событием.
Он бросился на ее защиту, абсолютно беспомощный, весь в синяках и ссадинах, да еще со сломанной ногой! Да, таким мужеством нельзя не восхищаться! Да и сам он уж смотрел орлом, как только почувствовал реальную угрозу своей собственности.
Кендал была вовсе не из тех, кто безумно восторгается мужским превосходством, или иначе — мачизмом. В действительности она сама стала жертвой мачизма. Поэтому ей было немного не по себе от радости, что мужчина поспешил на помощь. Да еще в состоянии полного физического бессилия.
— Напомни, хорошо ли ты готовишь? — попросил он, отвлекая ее от своих мыслей.
— Не очень хорошо, но голодать мы не будем.
— Это звучит так, будто мы собираемся пробыть здесь достаточно долго.
— Мне кажется, нам следует пожить здесь до тех пор, пока ты не обретешь память… Тут тихо, спокойно, да и вообще, хорошее место для отдыха.
— А как же моя работа?
Она буквально сорвалась с места и принялась собирать грязную посуду. Поставила что-то в раковину, но стоило Кендал вернуться к столу, как он ухватился за карман ее джинсов и не позволил вырваться. Костяшками пальцев Джон уперся в ее живот, но, как ни странно, она не испытала физического отвращения.
— Я же неплохо зарабатывал, так?
— Естественно.
— И чем я занимался?
— Боюсь, ты не на шутку расстроишься, и будешь переживать. Ты же сильная личность. И всегда считал себя незаменимым, специалистом-профессионалом. Тебе сразу же захочется немедленно вернуться «в строй», что, как ты понимаешь, совершенно невозможно при данных обстоятельствах. Поверь мне, работа никуда не денется. Поправляйся скорее. Я сообщила всем заинтересованным лицам. Они целиком и полностью разделяют мое мнение.
— Когда же ты успела? Телефон здесь не работает. Значит, он уже все проверил. До аварии его сообразительность просто приводила ее в восторг. Почему жена решила, что у него отшибло не только память?
— Я позвонила им еще из больницы, — ответила Кендал как бы между прочим, стараясь не выказать беспокойства.
— Как же так — мне никто не позвонил и даже не прислал открытку… Поразительно. В самом деле, просто невероятно.
— Доктор запретил любые посещения, — оправдывалась Кендал, — объясняя это тем, что первый же посетитель расстроит тебя и выведет из равновесия. Он также предупредил, что твои хорошие друзья могут причинить тебе больше вреда, чем пользы. К тому же мы находились там очень недолго, чтобы получить что-то по почте.
Он не перебивал, но слушал с нескрываемым скептицизмом.
— Все улажено… Обещаю тебе, — торжественно произнесла она. — Твоей карьере ничего не угрожает.
— Стало быть, карьера, а не просто работа?
— Можно сказать и так.
— Ну намекни хотя бы. Доктор? Адвокат? Вождь индейцев?
— Ты помнишь стишок медсестры?
Он неопределенно хмыкнул.
— Думаю, да, — задумчиво пробормотал он. — Как же мне удается помнить детские прибаутки и не помнить тебя?
Он скользнул взглядом по ее груди.
Почувствовав некую неловкость от столь затянувшегося общения, Кендал наконец высвободилась:
— Кевин заплакал.
К счастью для нее, детский плач в соседней комнате прервал дальнейшие расспросы. Естественно, ему все внове, все интересно, но чем меньше они будут касаться своей прежней жизни до аварии, тем в большей безопасности она будет себя чувствовать. Ведь любое, случайно брошенное слово, даже самое безобидное, может пробудить его цепкую память.
Хныканье ребенка прервало и его недвусмысленные притязания. Это желание близости с его стороны пугало Кендал больше, чем что бы то ни было. Конечно, нельзя выходить из роли, пусть привыкает к мысли о том, что она его жена, но интимные отношения?!
Она покормила Кевина, вымыла его, спеленала и убаюкала, напевая старую песенку, которую слышала от бабушки в раннем детстве.
Джон в это время расположился на софе напротив, удобно устроив больную ногу на стуле. Глубокие тени под глазами, отбрасываемые настольной лампой, делали его практически невидимым. Но Кендал ничуть не сомневалась; что он не сводит с нее своего зоркого ястребиного взгляда.
— А как насчет моей семьи? — неожиданно спросил мужчина.
— Твоя мать давным-давно умерла.
После некоторого молчания он продолжил:
— Похоже, меня абсолютно не трогает тот, кого я не помню. А братья и сестры у меня есть?
Она отрицательно покачала головой.
— А отец? Отца тоже нет?
— Есть, но вы с ним поссорились.
— Из-за чего?
— До аварии ты не желал даже говорить об этом. Не думаю, что стоит сейчас затрагивать эту тему.
— И он ничего не знает об аварии?
— Я не считала возможным звонить ему без твоего ведома, поэтому он не в курсе.
— Неужели мы настолько переругались, что отца не волновало бы, жив я или мертв?
— Ну, конечно, нет. Он, естественно, проявил бы обеспокоенность, но, мне кажется, ты не хотел бы посвящать его в свою жизнь. Я должна уложить Кевина. — Хорошо бы уйти вовремя, так, чтобы это не сильно смахивало на бегство.
Манеж сынишки располагался в самой маленькой из всех комнат. Кендал осторожно уложила ребенка в кроватку. Он инстинктивно свернулся калачиком, носиком уткнувшись в подушку.
— Неужели так сподручнее?
Кендал не слышала, как он, следуя за ней, незаметно пробрался в эту комнату.
— Почти все дети так спят, — вздрогнув от неожиданности, ответила она.
— Но это ведь неудобно.
— Было бы тебе всего лишь три месяца, посмотрела бы я, как ты спишь!
— А как протекала твоя беременность?
— Сначала некоторые осложнения, затем все нормализовалось.
— Что за осложнения?
— Как у всех. Утренние недомогания. Усталость. Депрессия.
— Депрессия?
— Ну, не совсем так. Просто плохое настроение.
— И почему же было плохое настроение?
— Слушай, пожалуйста… Я ужасно устала. Неужели с вопросами нельзя подождать? — Женщина намеревалась обойти его, но он преградил путь костылем.
— Знаешь, — с досадой бросила она, — меня уже тошнит от твоего костыля, ты используешь его как шлагбаум.
— А меня тошнит от твоих бесконечных попыток увильнуть от ответа. Итак, чем объяснялась твоя депрессия и плохое настроение во время беременности? Ты что, не хотела ребенка?
Она даже разозлиться не смогла как следует. Досада сменилась усталостью:
— Гормональные изменения — первые три месяца всегда приводят к ухудшению настроения у женщин. Что же касается Кевина, то я его очень хотела.
— А я?
Какое-то мгновение они смотрели друг на друга в упор, затем она спокойно отодвинула в сторону костыль:
— Мне надо принять ванну.
Она выключила свет. Но не успел он погаснуть, как свет автомобильных фар резко ударил по фасаду дома и проник в спальню.
— О Боже! — испуганно воскликнула она, прижавшись к стене и украдкой бросая на улицу косые взгляды. Она с ужасом наблюдала, как к дому подъехал автомобиль.
Под дождем и в тумане остановившаяся в конце аллеи машина, словно огромный грозный левиафан, пугала своим рыком и обжигала светом.
За спиной послышался звук костылей.
— Спрячься! — зашипела она в страхе. — Давай от окна подальше!
Джон тут же застыл на месте как вкопанный. Кендал, затаив дыхание, Ждала, пока автомобиль развернется и уедет восвояси. Она с облегчением вздохнула, пытаясь унять непослушную дрожь. Через секунду окончательно взяла себя в руки и выдавила.
— Наверное, кто-то случайно завернул.
Повернувшись, женщина увидела его огромный и внушительный силуэт в дверном проеме на свету, пробивающемся из гостиной. Он не позволил ей прошмыгнуть — быстро включил верхний свет, задрал ее подбородок и пристально посмотрел в глаза.
— Что, черт возьми, происходит?
— Ничего.
— Ничего?! Да ты белее полотна! Ты просто обезумела, когда увидела машину. В чем дело? Кто нас преследует? Или преследует тебя?
Она постаралась отвести взгляд и как ни в чем не бывало заметила:
— Я просто не ожидала гостей, вот и все.
— Чушь собачья, — резко выкрикнул он. — Ладно, я потерял память, но не мог же потерять разум, поэтому не считай меня идиотом. — Грубо повернув ее за подбородок, он поймал взгляд Кендал. — Ты спасаешь свою жизнь, так? От кого? Скажи, кто пытается обидеть тебя? Твоего ребенка? — Он бросил говорящий взгляд на манеж, где спал Кевин. — Нашего ребенка?
— Никто не навредит нам до тех пор, пока мы вместе, — убедительно ответила она. Теперь Кендал прекрасно понимала, что он готов драться за них с Кевином из последних сил, несмотря на свое недоверие к ней и необъяснимую антипатию к сыну. Именно это обстоятельство в решающий момент помешает ей, пожалуй, его бросить.
Она не могла, да и не хотела рассчитывать на чью-то помощь. Сызмальства привыкнув самостоятельно решать все свои проблемы, полагаясь исключительно на себя, она тем не менее чувствовала себя в большей безопасности, когда он находился рядом. Хотя, возможно, это ложное ощущение, учитывая его физическое состояние и сломанную ногу. Его присутствие могло ей слишком дорого обойтись, не исключено, что даже фатально.
Кендал собралась уже было выйти, но на секунду задержал ась:
— Я буду в ванной. Дай знать, если Кевин заплачет. На этот раз Джон не пытался ее удержать.
Она до краев наполнила ванную и с наслаждением погрузилась в горячую воду. Через четверть часа она появилась в гостиной. Прикрываясь широким махровым полотенцем, с зачесанными назад мокрыми волосами, со свежим, сияющим чистотой лицом, она выглядела невероятно соблазнительной.
Открыв входную дверь и глядя на капли дождя, сверкавшие в темноте ночи; он о чем-то глубоко задумался и очнулся лишь от шлепанья босых ног.
— Я уже вышла, — объявила она, хотя в этом не было никакой необходимости.
Женщина решительно направилась в спальню, но он попросил подождать. Проковыляв через всю комнату, он стал с ней рядом.
Кендал резко отпрянула, когда он потянулся к ее груди. Ни слова не говоря, Джон удивленно поднял брови и после минутного колебания прикоснулся к ее влажной коже:
— Болит?
Она сперва не поняла, о чем он, но внимательно проследив за его взглядом, увидела жуткую полосу, прочертившую всю грудь прямо от плеча иссиня-черным следом.
— Это от автомобильного ремня безопасности, — пояснила Кендал. — Не очень симпатично, правда? Хотя, с другой стороны, не пристегнись я этим ремнем, неизвестно еще чем бы все это кончилось.
Его лицо озарилось сочувственной улыбкой.
— Да, наверное, выглядела бы в точности как я.
— А ты не так уж плох. — Их глаза встретились и какое-то время они не отрываясь смотрели друг на друга.
В горле Кендал неожиданно пересохло.
— Я имею в виду, что твое лицо уже без синяков.
Он, думая о чем-то своем, рассеянно кивнул. И снова посмотрел на этот ужасный след на груди:
— А кончается где?
От этого вопроса ее мгновенно бросило в жар. Понятно, что будучи его женой, она не должна испытывать смущения. Не сводя с нее горящего взгляда, он медленно развязал узел полотенца. Она отбросила его концы в сторону и чуть приподняла грудь, чтобы он мог беспрепятственно разглядеть этот длиннющий синяк.
Никогда в жизни Кендал не чувствовала себя такой беззащитной, выставленной напоказ. Взгляд его медленно блуждал по ее телу, останавливаясь не только на проклятой лиловой полоске, но и на всех изгибах, складочках, выпуклостях. Казалось, он исследовал каждый дюйм ее плоти, проникал во все поры, стараясь ничего не пропустить. Она терпеливо ждала конца этой унизительной процедуры, но, переволновавшись, инстинктивно попыталась прикрыться полотенцем. Но он жестом остановил ее.
— Что это?
И чуть коснувшись живота, дотронулся до лобка. Кендал на мгновение задохнулась, затрепетала, почувствовав неутолимый зов плоти. Она вздрогнула, но не отпрянула, когда он осторожно провел пальцем по аккуратному розовому шраму внизу, скрывавшемуся под мягким золотистым пушком и на мгновение задержался там.
— Кесарево сечение, — чуть слышно прошептала она, не переводя дыхания.
— Гм. Ты вся дрожишь?!
— Да, кесарево все еще дает о себе знать. После аварии здорово обострилось.
Он исследовал еще один кроваво-красный след автомобильного ремня — от одной тазовой кости до другой. И наконец оторвался от ее живота. Улучив момент, она подхватила полотенце и поспешно прикрылась. Ей хотелось, подчинившись первому импульсу, побыстрее скрыться, оставить его, но она сдержалась. Усилием воли приказала себе успокоиться и вести так, как надлежит настоящей жене.
— Ванна очень глубокая, — предупредила Кендал, стараясь переключить его внимание на что-нибудь другое. — Даже без гипса тебе было бы трудновато забраться и выбраться оттуда. Давай, помою тебя мочалкой над раковиной?
Он помолчал, раздумывая, и решительно отверг ее помощь.
— Спасибо, думаю, что справлюсь.
— Ты уверен?
Он окинул ее страждущим взглядом с ног до головы и отрезал:
— Да, уверен.
Прихрамывая, обошел ее, двинулся в ванную и, наконец, запер за собой дверь.


Кендал обессилен но прислонилась к дверному косяку. Только спустя несколько минут она полностью пришла в себя. Все оказалось много сложнее, чем представлялось вначале. Он слишком восприимчив, она — записная лгунья. Вдохновенно вешая ему лапшу на уши, она сама начала верить своим словам. Пожалуй, произошло непоправимое: единственное средство спасения обернулось против нее. Надо немедля бросить его во что бы то ни стало.
Но прежде всего нужно пережить эту ночь.
Она отыскала в шкафу свою летнюю ночную рубашку, оставшуюся еще со времени предыдущего приезда. Затем не спеша постелила ему постель и, подбив подушку, замерла, услышав скрип двери. Он медленно приближался через гостиную.
В боксерских трусах, которые она купила ему сегодня утром, еще не обсохших от недавнего купания, он принес с собой запах мыла, зубной пасты и эликсира для рта. Часто переводя дыхание, он опустился на кровать с большой осторожностью, словно постарел лет на тридцать.
— Ложись на спину, — в голосе ее неожиданно послышалась нежность. — Я устрою твою ногу на подушке.
Пока Кендал хлопотала над ним, из груди его вырвался вздох облегчения, лицо нездорового сероватого оттенка приняло спокойное выражение, он закрыл глаза. Она жалостливо разглядывала его исхудавшие щеки, многочисленные синяки и ссадины, этих неразлучных спутников страданий и боли. Джон все еще выглядел помятым и разбитым.
Она выключила ночник, чтобы уберечь его от резкого света:
— Ты уже принял аспирин?
— Да, несколько штук.
— Надеюсь, это поможет тебе хорошо выспаться. Не беспокойся, все в порядке.
— Ну, тогда пока. Увидимся утром. Спокойной ночи.
Он в мгновение ока открыл глаза:
— А ты куда собралась?
Она махнула рукой на дверь:
— Пойду лягу на софе в гостиной. Я боюсь спать с тобой: вдруг ночью нечаянно задену твою ногу!
Он долгим, изучающим взглядом посмотрел на Кендал. — Впрочем, похоже, тебя это не пугает, — с замиранием сердца выдохнула она, — в таком случае останусь.
Ни слова не говоря, он передвинулся к другому краю кровати, хотя это стоило ему невероятных усилий. Примостившись рядом, она почувствовала тяжелое дыхание ощутила болезненную испарину на лбу.
— Как самочувствие? — озабоченно поинтересовалась она.
— Нормально. Я просто устал.
— Расслабься и отдохни, наконец. — Женщина склонилась над ним и нежно поцеловала в щеку. Но этот поцелуй только еще сильнее распалил его.
— Ты могла бы сделать это намного лучше, — с этими словами он неожиданно проворно обнял ее за шею и прямо-таки впился в губы. О, это уже был совсем другой поцелуй — чувственный и вожделенный, пылкий и обещающий.
Он прекрасно отдавал себе отчет в своих поступках и намеренно искушал ее. Молодая и горячая, она, как любой живой человек, не могла не поддаться зову страсти и не откликнуться на него. Наконец оторвавшись, ноне отпуская от себя, он засмотрелся в ее серые глаза, безнадежно влекомый их тайной.
Вдруг по его лицу пробежала тень беспокойства, нерешительности, может быть, некого подобия смущения.
— Господи Иисусе! — тихо вырвалось у него. И внезапно, словно обжегшись, отдернул свои руки и, устало закрыв глаза, провалился в сон или притворился спящим.
Кендал долго лежала без движения, боясь шевельнуться. Она никак не могла успокоиться и расстаться со сладостным предвкушением, дыхание сбилось. Ко всему прочему вдруг добавился еще какой-то животный страх утратить весьма деликатное состояние душевного равновесия.
Боже мой, подумала она, как же я влипла! Первоначально идея объявить его своим мужем казалась ей оправданной и целесообразной. В больнице все шло как по маслу. Но разве могла она тогда предположить возможность развития каких-то интимных отношений! Хотя, конечно, могла бы догадаться. Нормальный, гетеросексуальный мужчина, которого к тому же все время убеждают в том, что эта женщина — его жена, в данном случае ей же самой и придуманном, вел себя куда адекватнее, чем она!
Но самое ужасное заключалось в том, что роль его жены отнюдь не казалась ей отвратительной. Что ж, надо мужественно признаться себе в этом. Легко догадаться, что его привлекательная наружность не оставляла женщин равнодушными и даже, несмотря на обезображенное аварией отчужденное лицо, он притягивал к себе как магнит. Джон производил впечатление сильного, надежного человека. Немногословный и сдержанный, он прямо-таки поражал какой-то немыслимой уверенностью в себе и самодостаточностью, что лишний раз проявилось в этой истории с подростками. Он — никогда не будет специально искать приключений и нарываться на неприятности, но, если что-нибудь случится, он, не колеблясь, примет вызов.
Да еще эта притягательная ямочка на волевом квадратном подбородке! Сведет с ума любую женщину обещанием необычайных сексуальных потенций.
Естественно, она не подумала о том, что они могут понравиться друг другу. А неплохо бы подумать, прежде чем претендовать на роль жены. И вот теперь ее стратегия терпела фиаско. По собственной воле оказавшись на минном поле, она рисковала подорваться в любую минуту. Один неосторожный шаг — и она обречена.
Кендал охватило дикое желание немедленно оставить его, схватить Кевина и рвануть на машине куда глаза глядят, лишь бы не оказаться во власти этого человека.
Но ей нещадно хотелось спать. Она не могла даже собраться с силами, чтобы подняться. К тому же, где еще она чувствовала бы себя в большей безопасности? Кендал долго ворочалась с боку на бок, прежде чем сон окончательно сморил ее. Ощущая на губах вкус его страстного поцелуя, она, вздыхая, переживала событие снова и снова, опасаясь, что завтра утром он проснется в полной памяти и все, абсолютно все окажется совершенно напрасным.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Главный свидетель - Браун Сандра



Роман просто жесть. Некое сочетание драмы и триллера. Очень интересно и захватывающе. Слабонервным несоветую читать. Не ожидала такого от Сандры Браун.
Главный свидетель - Браун Сандраира
5.01.2012, 9.50





Интересно.Приятное разнообразие среди кучи мыла и любовных соплей.Десятка.
Главный свидетель - Браун СандраЛюбовь
9.01.2012, 8.21





Да уж, роман так роман! Ко в сему еще и смесь с триллерром и детективом! Мне Понравилось! Читала как завороженная!!!
Главный свидетель - Браун СандраМарина
1.10.2012, 22.07





Понравился.rnЛюблю сильных женщин.
Главный свидетель - Браун СандраЮлия
14.03.2013, 10.45





Классный триллер.
Главный свидетель - Браун СандраОльга
31.03.2013, 3.20





С трудом дочитала до конца.
Главный свидетель - Браун СандраТаня
1.07.2013, 18.38





Очень интересная книга
Главный свидетель - Браун СандраИванка
6.09.2013, 5.38





Книга просто класс, не возможно оторваться
Главный свидетель - Браун СандраЛика
10.04.2014, 22.55





Растянуто,ожидало большего,не хватило драйва.
Главный свидетель - Браун СандраОсоба
15.04.2014, 19.49





«Я хочу сделать тебя», — кричало в его душе. Ахах ну и перевод! Это переводится "Я хочу тебя тра****ь". Переводчице надо почаще в словарь сленга заглядывать.
Главный свидетель - Браун СандраПалома
19.04.2014, 18.53





Роман жесткий, но интересныйrnМало соплей, много чернухиrnИ перевод желает лучшего
Главный свидетель - Браун Сандракэт
23.09.2014, 22.05





Роман потряс до глубины души. Держит в таком напряжении до самого конца. Но... конец мне не понравился, не в том смысле чем закончилась книга, а как это описано. Раз и закончилось все. Ну почему бы немножко не растянуть концовку после таких страстей? Я бы, наверное, на месте ГГ попала бы в психушку после всего пережитого. 10 баллов
Главный свидетель - Браун СандраВасилиса
9.10.2014, 10.10





Роман интересен как триллер, но к сожалению любовная тема не сильно раскрыта как в других ее романах такого жанра. Но все равно очень понравился своей остросюжетностью , интригой.
Главный свидетель - Браун СандраСоня
18.10.2014, 17.04





роман хороший интересный, но есть моменты где читать действительно смешно, например, про то как кормящая мама после очередного кормления малыша поехала в кафе и купила себе на завтрак кофе, сосиски и пирожные с кремом! Полный бред ни одна мама беспокоющаяся о здоровье своего ребенка (3 месяца от роду) такого ссебе не позволит.
Главный свидетель - Браун СандраАврора
19.02.2015, 15.36





Да вот это книга!В начале было так непонятно сумбурно, я уже хотела не читать далше, но наоборот чем далше тем столько всего что ....так что читайте очень интересный сюжет.
Главный свидетель - Браун СандраАнна.Г
6.05.2015, 8.31





триллер с большой буквы. Класс!!!
Главный свидетель - Браун СандраРамирва
8.05.2015, 12.18





Да,читала не отрываясь!
Главный свидетель - Браун СандраНаталья 68
23.07.2015, 18.22





Интересно, но это не мое, слишком много крови((
Главный свидетель - Браун СандраОльга
7.05.2016, 22.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100