Читать онлайн Главный свидетель, автора - Браун Сандра, Раздел - Глава тридцать пятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Главный свидетель - Браун Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.1 (Голосов: 127)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Главный свидетель - Браун Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Главный свидетель - Браун Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Сандра

Главный свидетель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава тридцать пятая

Джон проследил, как автомобиль с Кендал за рулем скрылся из виду, и проковылял назад в спальню, где, раскинувшись в детском манеже, блаженствовал Кевин.
— Слушай, у меня очень мало времени, поэтому потребуется твое полное доверие и сотрудничество. Думаю, ты не прочь немного побалдеть в одиночестве. — Я ненадолго отлучусь. Я просто не могу надолго отлучаться. Так что, давай поживи себе на свободе, пока я не вернусь.
Некоторое время он постоял у манежа, словно надеясь услышать ответную реакцию малыша. Кевин надувал пузыри и помахивал в воздухе кулачками, никоим образом не выказывая прОтеста против сего предложения.
— Ну, тогда порядок, — произнес Джон и двинулся к выходу. Он уже вышел было из дома, но неожиданно остановился. Ему послышался какой-то шум — то ли рыдания, то ли кашель. Он перебрал в уме все возможные напасти, могущие обрушиться на младенца в его отсутствие — огонь, дикие животные, насекомые, наконец, удушье по той или иной причине.
— Черт.
Снова пришлось подниматься по ступенькам, помогая себе костылями.
— Ладно, приятель, — сказал он, с шумом выпуская воздух, — придется забрать тебя с собой. Надеюсь, ты не подведешь? — В эту минуту он подумал, что неплохо было бы задать аналогичный вопрос самому себе. Он едва не упал, зацепившись костылем за сумку с ремнями, в которой Кендал иногда носила Кевина на груди. Прислонив костыли к манежу и балансируя на одной ноге, он нагнулся; чтобы вынуть ребенка из манежа.
— Да, да, предстоит вволю повеселиться — пробормотал он, увидев, как Кевин расплылся в счастливой улыбке. Удобно, пристроив мальчика в сумке на груди, он снова взялся за костыли и второй раз за сегодняшний день направился к дверям.
— Матери ни слова, понял? Она умная женщина — твоя мать забрала мою пушку и спрятала, поэтому я бессилен взять ее на мушку и потребовать, чтобы она вывезла нас отсюда. Я, конечно, и сам мог бы сорваться, только вот боюсь, что когда вернусь, вас здесь уже не будет.
Он опустил глаза и. посмотрел на ребенка:
— Сомневаюсь, что ты знаешь, где она спрятала мой пистолет а? Она слишком умна, чтобы просто так взять и выкинуть его, но черт меня возьми…. то есть, пардон, я очень постараюсь найти пушку. Я переверну весь этот домишко вверх ногами.
Он быстро доковылял до шоссе, где остановился перевести дыхание. Пот градом котился со лба и пощипывал глаза. Вытереться рукавом оказалось не так-то просто, поскольку, чтобы манипулировать костылями требовались обе руки. Он предвидел, что это предприятие станет испытанием его физической выносливости, но в данном случае тяготы увеличивались, поскольку приходилось брать в расчет дополнительные пятнадцать фунтов веса Кевина.
Джон направился к дому, который облюбовал в тот самый день, когда ездил с Кендал в город.
— Честно говоря, твоя мама уж слишком хитроумна, — произнес он, отдуваясь. — Ей следовало бы вернугь мне пистолет. Я лучше знаю, как обращаться с этой штуковиной, если нужда заставит.
Он говорил и говорил, чтобы отогнать дурные мысли. В глубине души он понимал, что успех его предприятия весьма сомнителен. По большому счету ему не следовало соваться в подобную авантюру, принимая во внимание свое не слишком хорошее самочувствие и сильнейшую одышку.


Тем не менее он двинулся по дороге, стараясь использовать малейшее укрытие типа тени, чтобы спастись от палящего зноя, но это мало помогло.
Времени оставалось в обрез.. Джону необходимо вернуться домой прежде, чем приедет Кендал. В тот день, когда она возила его в город, Джон засек время, пытаясь определить путь, и выяснил, что расстояние в одну сторону приблизительно двенадцать миль. Таким образом, принимая во внимание извилистую дорогу и всевозможные задержки, Кендал, вероятнее всего, не могла появиться раньше чем через полчаса и именно полчаса Джон отвел себе, чтобы попытаться вызвать подмогу.
Однако продвигался Джон медленно — сказывалось болезненное состояние. Если ему повезет, мимо проедет машина и подбросит его до ближайшего телефона.
Всего на всего и нужно-то шестьдесят секунд телефонного времени.
Он глянул на часы. Прошло семь минут с того момента, как Кендал уехала. Спина и руки уже ныли, все тело ломило с непривычки, но Джон продолжал себя погонять.
Наконец, он преодолел подъем, и усилия его были награждены — на расстоянии около четверти мили Джон увидел дом, который искал, — определить дистанцию с большей точностью мешала волна горячего воздуха от раскаленного асфальта, исказившая окружающий ландшафт.
— Если очень постараться, то, пожалуй, можно доковылять до дома за четыре минуты, — бросил он Кевину — Ну, хорошо, положим, за пять. В любом случае я, наверное, смахиваю на сумасшедшего, беседуя с несмышленышем. Может, я все еще нахожусь в состоянии комы и мне просто-напросто, снится какой-то дурацкий сон. Ага, вот оно! Все вокруг и ты тоже всего лишь сон. Ты…
Неожиданно Джон расхохотался.
— Никак ты на меня писаешь, а малыш? — Горячий ручеек заструился у него по груди. — Да, это, и в самом деле единственный способ убедить меня, что ты реален и вовсе мне не снишься.
Монолог Джона отвлекал его от целой кучи неприятностей: оттого, что у него ломит спину и руки, оттого, что казалось, все вокруг плавится и до желанной цели еще идти и идти. Он возблагодарил небо, ступив на дорожку, ведущую к крыльцу. Этот страдный путь в буквальном смысле едва не доконал его, и, очутившись на пороге дома, Джон чуть не свалился без чувств.
Ухватившись рукой за перильце и крикнув; «Есть здесь кто-нибудь?» — он и сам удивился хриплому клекоту, вырвавшемуся из пересохшего горла. Пришлось несколько раз глубоко вздохнуть и накопить во рту слюны. 3атeм снова попытаться докричаться до обитателей.
— Есть здесь кто-нибудь?
Кевин неожиданно заплакал.
— Ш-ш-ш. Я вовсе не на тебя, — зашикал Джон и похлопал мальчика по попке. Кевин замолчал, видимо, настроение малыша изменилось — уголки рта скорбно заглянули вниз, а в глазах все еще стояли слезы.
— Знаю, знаю, как ты себя чувствуешь. Я и сам о таком состоянии, что тоже расплакаться впору.
Теперь, когда ему представилась возможность взглянуть на дом поближе, стало ясно, что он пуст вот уже долгое время. Цветы; высаженные когда-то у крыльца, завяли и высохли, обратившись в ломкие коричневые стебли. Шторы на окнах задернуты, а пауки давно уже раскинули свои сети по углам дверного проема.
И что теперь? Он просто обливался потом. Неизвестно еще, как он теперь доберется назад, при этом надо ухитриться не упасть в обморок от теплового удара. А что станется с бедным ребенком?Господи, если уж так плохо ему, взрослому мужчине, то что говорить о малыше в аналогичной ситуации? Он вспомнил, что у детей температура тела выше, чем у взрослых. Он потрогал ладонью лоб Кевина — кожа оказалась сухой и горячей, создалось впечатление, что у малыша сильнейший жар.
Удрученный печальными открытиями, Джон сунул костыль под мышку и, тяжело опираясь, поднялся. Взяв один из терракотовых цветочных горшков, он с его помощью разбил стекло над входной дверью, сунул руку внутрь и открыл замок.
Ему было наплевать, если даже сработало охранное устройство и где-нибудь в недрах местного отделения полиции заголосила сирена. Раз уж он не является преступником, скрывающимся от правосудия, пусть лучше его поскорее задержат. Ну а пока стоит раздобыть хоть немного воды, чтобы напоить ребенка и напиться самому.
Дом оказался не слишком большим. Видимо, здесь давно никто не жил: в комнатах, в коридоре — кругом царило запустение. Но Джон едва ли разобрал, что к чему со всей быстротой, на которую он был сейчас способен, офицер двинулся на кухню. Подойдя к раковине, он открыл кран с холодной водой. Ничего.
— Черт побери!
Но затем глухо забурчало, хлопнуло и наконец вода потоком хлынула из крана. Сначала текла ржавчина, почти коричневого, цвета, но через несколько секунд струя стала прозрачной. Джон подставил ладони под прохладную струю и с жадностью сделал несколько глотков. Затем с удовольствием намочил свой затылок.
Потом провел влажными ладонями по головке Кевина. — Ну как лучше? Прохладнее? То-то, — сказал он, помочив заодно красные щечки ребенка.
Но Кевин тоже хотел пить, и Джону неожиданно пришло на ум, что никаких средств, чтобы, так сказать, осуществить доступ жидкости внутрь организма малыша, у него нет. Кендал иногда поила мальчика смесью, кипяченой воды с фруктовым соком из бутылочки с соской, но Джон, разумеется, и не подумал захватить с собой хотя бы одну. Конечно, на кухне и в комнатах имелись стаканы, но он опасался, что при попытке напоить младенца таким способом, тот просто захлебнется.
Ведь пока что ребенок умеет только сосать, и значит…
Он даже не сообразил поначалу, что делает — опустив палец под струю воды, Джон поднес его к ротику Кевина — и несколько капель упало мальчику на губы. Тот незамедлительно принялся сосать.
Ощущение оказалось странным и непривычным, но на удивление приятным.
— Не совсем то, что молочко у мамы, да малыш? — промурлыкал он нежно, снова смачивая палец водой и отдавая. его на съедение малышу.
Интересно, что бы подумали его, друзья и коллеги если бы им довелось увидеть подобную душераздирающую сцену, задался вопросом Джон. Они бы, верно, и глазам своим не поверили.
И Лайза в том числе. Впрочем, о ней стоило забыть навечно. А ведь она не раз называла его махровым эгоистом за то, что он не хотел иметь детей. Более того, он даже оказывался это обсуждать. В сущности, они расстались именно по этой причине.
— У моих биологических часов кончается завод, — подытожила она как-то вечером.
— Ну так выбрось их — ответил он, не отрываясь от газеты.
Она запустила в него подушкой. Он опустил газету, предчувствуя генеральное сражение. Ватерлоо их взаимоотношений. Лайза уже не раз поднимала вышеупомянутый вопрос, но он, по обыкновению, всякий раз увиливал от ответа. В тот вечер она решила поставить вопрос ребром…
— Я хочу ребенка, Джон. И хотелось бы, чтобы ты стал его отцом.
— Я польщен, но аплодисментов не последует. Я ребенка не хочу. У меня никогда не было детей, и желания их иметь тоже.
— Но почему?.
— Слишком много причин, чтобы их перечислять.
Она поудобнее устроилась в кресле — своего рода имитация действий окапывающегося солдата, который, улучив момент, выпрыгнет из окопа и ввяжется в рукопашную.
— Я не тороплюсь. Мне все-таки хотелось бы выслушать аргументы.
— Для начала, — заявил он, — идея сама по себе неосуществима. Мы оба путешествуем и редко бываем дома.
— Я получу отпуск по уходу за ребенком от авиакомпании. — Следующая причина? — раздражение Лайзы с каждой минутой нарастало..
— Я не…
У него едва не вырвалось, что он не любит ее. В крайнем случае, ребенок заслуживал того, чтобы появиться на свет у любящих друг друга.
Взрослея и воспитываясь в неполной семье, Джон не знал, что значит иметь одновременно отца и мать. До тех самых пор, пока он не стал самостоятельно зарабатывать, его постоянно отфутболивали то к одному родителю, то к другому. И мать, и отец Джона, вполне законченные эгоисты; воспринимали сына истинной обузой, неудобством в жизни и, более того, постоянным напоминанием о неудачном браке.
Его родители упорно занимались устройством собственных дел и, весьма в этом преуспели. Отец заправлял департаментом гуманитарных дисциплин в университете Айви Лига, мать добилась поста вице-президента одной из ведущих архитектурных фирм.
Но как родители и отец, и мать оказались абсолютно несостоятельными. Помимо приличествующих случаю визитов в праздники, он практически с ними не общался. Но и они, в свою очередь, не оказывали никакого существенного влияния на его жизнь, да и не особенно к этому стремились. Их нечастые беседы велись вежливо, но на весьма отвлеченные темы. Короче говоря; родители с самого первого дня появления Джона на свет рассматривали его как досадное препятствие, мешающее карьере. К сожалению, взаимное восприятие родителей и сына за сорок три года ничуть не изменилось.
Соответственно у Джона в определенной мере развилось отрицательное отношение к семье и дому, как к месту совместного проживания всех домочадцев. Его так называемое семейство ни в малейшей степени не подготовило к возможности длительных взаимоотношений между мужчиной и женщиной и пригасило в нем естественный инстинкт отцовства.
Он ничего не имел против детей как таковых. Более того, он им сочувствовал — ведь чаще всего невинные, беззащитные крошки полностью оказывались во власти недостойных людей, имевших смелость называться родителями. В этой связи возникал вопрос: какой смысл заводить ребенка, если ты, скорее всего, тоже окажешься плохим отцом?
Изучая психологию, Джон узнал, насколько сильно влияние родителей на эмоциональное развитие ребенка. С отцом и матерью ребенок в лучшем случае превращался в плохо управляемую и регулируемую систему, именуемую «взрослый индивидуум», а в худшем просто становился маньяком-убийцей. Под угрозой подобных трансформаций сознания находились не только дети Отъявленных негодяев, но и обыкновенных, на первый-взгляд, добропорядочных родителей — эгоистов.
По этой причине он отказывал Лайзе. Настолько эгоистичным Джон никогда не был. Он сознавал, и не без оснований, что они с Лайзой вряд ли долго протянут. Джон считал, что заводить детей, сильно сомневаясь в том, что они получат свою толику счастья, есть акт полнейшей безответственности.
Ко всем его рассуждениям подобного рода добавились еще тяжелые думы после неудачи в Нью-Мексико, когда он был вынужден распрощаться с ФБР. Словно читая мысли Джона, Лайза заделает за живое:
— Скажи, нет ли здесь связи событиями в Нью-Мексико?
— Нет.
— А я думаю, есть.
— Нет никакой связи.
— Если бы ты только. рискнул поговорить со мной об этом, Джон, тебе сразу стало бы легче.
— Я не желаю говорить на эту тему и ребенка тоже не хочу. Давай поставим точку. Конец дискуссии.


— Ты самый эгоистичный сукин сын, которого я только знала.
Несколько дней она дулась, прежде чем снова заговорила. Он не слишком доверял, подозревая, что это очередная уловка с ее стороны — возможно, она решила забеременеть без его согласия и только ждала удобного момента, когда Джон позволит себе хоть чуточку расслабиться. С этого дня он стал пользоваться презервативами и даже подумывать об операции, которая бы наверняка лишила его возможности иметь детей.
Однако, прежде чем оперативное вмешательство состоялось, Лайза устроила ему сцену по поводу презервативов и убралась из его жизни навсегда. Спустя некоторое время Джона как раз вызвали в Денвер для сопровождения главного свидетеля обвинения назад в Южную Каролину.
И вот теперь здесь, в заброшенном доме, он пытается напоить младенца, протягивая ему палец, смоченный водой, под видом соски. Всего три недели назад, даже под угрозой смертной казни, Джон отказался бы не только поить ребенка и разговаривать с ним, но и рядом находиться бы не решился. То, что он проделывал сейчас, лежало за пределами возможного.
— Жизнь — сволочная штука, а, Кевин?
На этот раз ребенок выглядел спокойным и даже довольным. Джон взглянул на часы. Черт. Прошло уже двадцать три минуты с тех пор, как уехала Кендал. Нельзя позволить ей вернуться домой раньше себя. До тех пор пока она верила, что у него амнезия, Джон имел перед женщиной некоторые преимущества. Если же она узнает, что он покинул дом в поисках…
Телефон!
Пытаясь напоить и ублажить младенца; он совсем забыл, для чего здесь оказался. Он выключил воду и бросился назад в гостиную. Так и есть. Вот он, голубчик. Черный, старомодный, с вращающимся диском вместо кнопок.
Джон даже засмеялся от радости, поднимая трубку. — Но тут же сообразил, что телефон отключен. Он еще раз нажал на рычаг в надежде что, как и в случае с краном, аппарат вдруг оживет. Нет, ничего подобного. Его радость обернулась лишь пустой тратой времени. Снова усадив Кевина в сумку на груди, он поплелся к выходу. Захлопнув дверь, и бросив в пространство свои извинения за разбитое стекло, он, помогая себе костылем, спустился. По ступенькам и подхватил второй, брошенный у порога.
К счастью возвращаться назад было легче — дорога шла под уклон, правда, жара все еще оглушала, и мышцы, приученные за последнее время к весьма, ограниченным нагрузкам болели так, славно в плоть забивали раскаленные гвозди…
Он добрался. до почтового ящика в конце дорожки, ведущей от дома к шоссе, и опершись на него, постоял некоторое время, втягивая воздух в болезненные от несусветной жары и напряжения легкие. Металлический ящик нагрелся так, что через несколько секунд он чувствовал себя, как бес на сковородке…
Оставь в ящике записку, ты, тупая скотина!
Что ж, проделанное путешествие, как оказалось, стоило того. Сегодня же вечером он напишет небольшое послание, затем выскользнет из дома и бросит записку в ящик. Он адресует послание местному почтальону и попросит его предупредить власти. Помимо этого сообщит телефонный номер своего офиса; а также телефон Пепердайна, в случае, если почтальон решит, что это чья-то шутка и захочет удостовериться в справедливости его, Джона, слов. Затем поднимет над ящиком красный флаг.
Если повезет почтальон завтра же утром заметит его и подойдет. Еще лучше лично встретить почтальона и передать все на словах.
Теперь, разработав новый план действий, Джон почувствовал прилив энергии. Расстояние до дома он преодолел очень быстро. Едва он открыл дверь и вошел, внутрь как, почти сразу же услышал звук подъезжающего автомобиля.
Джон бросил один из костылей по среди комнаты и захромал по коридору к ванной. Войдя, он запер за собой дверь и прислонился лбом к ее прохладной деревянной притолоке. Все тело буквально стонало от боли, а легкие шумели, словно кузнечные мехи. Одежда насквозь пропотела и пропахла.
Увидев его в подобном состоянии, Кендал сразу же догадается, что он успел где-то побывать в ее отсутствие.
От слабости Джон задрожал мелкой дрожью, у него закружилась голова, но. усилием воли он вынул Кевина из нагрудной сумки и поместил на коврик у ванны:
— Ну что, мы с тобой оба в деле, так, малыш? — Он заткнул заглушку в, слив и .открыл воду. Затем почти: у самой ваннай услышал шаги.
— Джон?
С неимоверной скоростью он разделся и засунул грязную одежду в корзину для белья, а потам принялся за Кевина.
— Джон?
— Слушаю, — Он уже раздел Кевина до пеленки.
— Ты где? — пеленки Кевина упали на коврик.
— Кендал? — Он мастерски изобразил удивление, занимаясь ребенком — Ты уже вернулась?
Джон опустился в ванну, стараясь положить ногу так, чтобы вода не смочила гипс. Потребовалась некоторая сноровка, но он ухитрился оставить ногу за пределами ванны, а голову приткнул недалеко от крана и тут же тщательно смочил ее, после чего потянулся к голенькому Кевину, который возился на коврике рядом с ванной.
— Ты у нас настоящий герой, — пробормотал Джон, пристраивая ребенка у себя на груди и плашмя ложась в воду — Я этого не забуду, парень.
— Джон, что ты там делаешь? И где Кевин?
— Что? Не слышу тебя, Кендал. Вода так шумит…
— Где Кевии?..
— Он здесь, вместе со мной — Джон брызнул водой на ребенка, который загугукал от удовольствия и радостно заколотил. кулачками по груди.
— Он с тобой?
— Ясное дело. Где же еще ему, по-твоему, находиться?
Кендал подергала за ручку двери:
— Ты заперся?
— Извини, чисто машинально, — соврал он.
— Открой мне.
— Я уже залез в ванну. Ты ведь знаешь, какое для меня тяжкое испытание сначала вылезать, а потом залезать снова с гипсом на ноге.
— Я все равно войду.
Да уж, она войдет — будьте уверены. Услышав панические нотки в ее голосе, он еще раз убедился, что, хотя они с Кендал и любовники, она все равно не доверяет ему до конца.
Для этого она слишком умна.
И посему, будь у него сегодня возможность, он бы с чистым сердцем навел на нее федералов.
Если бы в доме оказались жители, если бы работал телефон, если бы ему удалось проголосовать и остановить машину — агенты ФБР уже мчались бы сюда, чтобы снова арестовать Кендал. Сегодня ему не удалось осуществить свой план, но завтра он попробует еще раз. И на следующий день, если не выгорит завтра, и вообще столько времени, сколько потребуется. Без оружия и со сломанной ногой он просто не в состоянии защитить женщину и ее ребенка, если «Братство» нападет на их след.
Правительство нуждается в ее показаниях, чтобы послать Бернвудов на электрический стул. Более того, в одиночку, без надежной охраны, она не в силах бороться с сектантами. Джон рассчитывал добиться этой охраны любой ценой, пусть даже она возненавидит его.
Замок в ванной не составляло труда открыть даже с помощью обычной шпильки. Кендал, ворвалась как фурия, но тут же, успокоившись, перевела дух, онемев от воистину забавного зрелища: Джон, свесивший ногу через край, и крохотный розовенький Кевин, копошащийся на его груди.


— Ты успела как раз вовремя, чтобы принять участие в нашей совместной оргии, — заметил он, невинно улыбаясь. Хотя втроем нам будет несколько тесновато. Не могла бы ты завернуть кран, по-моему, воды уже достаточно.
— Что ты здесь делаешь? — спросила она голосом следователя, будто слыхом не слыхивала его шутливого приветствия.
Изобразив на лице удивление, он ответил:
— Как что, принимаю ванну.
— С Кевином?
— Почему бы и нет? Мне показалось, что и ему не вредно освежиться.
— Дом показался мне совершенно пустым. Я не знала, где вы. Кевина не было в колыбельке и я подумала… честно говоря, уже и не помню даже, что подумала.
Она присела на крышку корзины для белья и чуть не заплакала: щеки и губы обескровели. Поникнув головой, Кендал яростно принялась массировать виски ладонями. Казалось, она опечалена до крайности, и не только от того, что испугалась их с Кевином отсутствия.
Что-то случилось в городе — без всякого сомнения.
Но что? Сейчас она выглядела куда более потерянной, чем несколько дней назад, когда остригла волосы в попытке изменить внешность. Он должен быть в курсе последних событий. Как, каким образом удавалось ей заполучить информацию? Что повергло ее в столь глубокое отчаяние?
Кендал уронила руки на колени и подняла голову.
— Пожалуйста, не пугай меня больше так сильно, Джон.
Она посмотрела на него так, что Джон почувствовал себя последним негодяем на свете.
— Я вовсе не собирался тебя пугать. Прежде чем окончательно расклеиться, он напомнил себе, что, несмотря на мелькнувший ныне взгляд несчастного затравленного зверька, эта женщина совершила два государственных преступления — похищение и попытку уклониться от дачи свидетельских показаний.
В непосредственные обязанности Джона входило, используя все находящиеся в его распоряжении средства, доставить Кендал к месту суда, причем живой и невредимой.
Разумеется, методы, которые ему приходилось использовать, не слишком соответствовали привычной практике, но, с другой стороны, обстоятельства, в которые он угодил, требовали иного подхода, гибких решений, — ведь, согласитесь, обучали его далеко не всему. Он просто делал то, что мог в сложившихся обстоятельствах.
Он на это задание не напрашивался. Сначала его навязал Джим, а затем — возможно, без всякого умысла Кендал. В сущности, планы, приходившие ему в голову, да еще и претворяемые в жизнь, с точки зрения морали никуда не годились. Продолжая сохранять в тайне тот факт, что к нему вернулась память, он заигрывал с младенцем, спал с Кендал и рассматривал все это как составные части операции.
Прекрасно сказано, Mакгpат повторяй себе это почаще и, пожалуй настанет момент, когда ты и сам в это поверишь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Главный свидетель - Браун Сандра



Роман просто жесть. Некое сочетание драмы и триллера. Очень интересно и захватывающе. Слабонервным несоветую читать. Не ожидала такого от Сандры Браун.
Главный свидетель - Браун Сандраира
5.01.2012, 9.50





Интересно.Приятное разнообразие среди кучи мыла и любовных соплей.Десятка.
Главный свидетель - Браун СандраЛюбовь
9.01.2012, 8.21





Да уж, роман так роман! Ко в сему еще и смесь с триллерром и детективом! Мне Понравилось! Читала как завороженная!!!
Главный свидетель - Браун СандраМарина
1.10.2012, 22.07





Понравился.rnЛюблю сильных женщин.
Главный свидетель - Браун СандраЮлия
14.03.2013, 10.45





Классный триллер.
Главный свидетель - Браун СандраОльга
31.03.2013, 3.20





С трудом дочитала до конца.
Главный свидетель - Браун СандраТаня
1.07.2013, 18.38





Очень интересная книга
Главный свидетель - Браун СандраИванка
6.09.2013, 5.38





Книга просто класс, не возможно оторваться
Главный свидетель - Браун СандраЛика
10.04.2014, 22.55





Растянуто,ожидало большего,не хватило драйва.
Главный свидетель - Браун СандраОсоба
15.04.2014, 19.49





«Я хочу сделать тебя», — кричало в его душе. Ахах ну и перевод! Это переводится "Я хочу тебя тра****ь". Переводчице надо почаще в словарь сленга заглядывать.
Главный свидетель - Браун СандраПалома
19.04.2014, 18.53





Роман жесткий, но интересныйrnМало соплей, много чернухиrnИ перевод желает лучшего
Главный свидетель - Браун Сандракэт
23.09.2014, 22.05





Роман потряс до глубины души. Держит в таком напряжении до самого конца. Но... конец мне не понравился, не в том смысле чем закончилась книга, а как это описано. Раз и закончилось все. Ну почему бы немножко не растянуть концовку после таких страстей? Я бы, наверное, на месте ГГ попала бы в психушку после всего пережитого. 10 баллов
Главный свидетель - Браун СандраВасилиса
9.10.2014, 10.10





Роман интересен как триллер, но к сожалению любовная тема не сильно раскрыта как в других ее романах такого жанра. Но все равно очень понравился своей остросюжетностью , интригой.
Главный свидетель - Браун СандраСоня
18.10.2014, 17.04





роман хороший интересный, но есть моменты где читать действительно смешно, например, про то как кормящая мама после очередного кормления малыша поехала в кафе и купила себе на завтрак кофе, сосиски и пирожные с кремом! Полный бред ни одна мама беспокоющаяся о здоровье своего ребенка (3 месяца от роду) такого ссебе не позволит.
Главный свидетель - Браун СандраАврора
19.02.2015, 15.36





Да вот это книга!В начале было так непонятно сумбурно, я уже хотела не читать далше, но наоборот чем далше тем столько всего что ....так что читайте очень интересный сюжет.
Главный свидетель - Браун СандраАнна.Г
6.05.2015, 8.31





триллер с большой буквы. Класс!!!
Главный свидетель - Браун СандраРамирва
8.05.2015, 12.18





Да,читала не отрываясь!
Главный свидетель - Браун СандраНаталья 68
23.07.2015, 18.22





Интересно, но это не мое, слишком много крови((
Главный свидетель - Браун СандраОльга
7.05.2016, 22.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100