Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 33 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 33

— Это уже становится смешным.
Белль Петри, стелившая себе на ночь постель, вопросительно взглянула на мужа.
— Что тебе смешно, дорогой?
Петри испытывал непреодолимое желание испортить ковер, обрушить на пол хрусталь «Баккара» или же схватить жену за горло и просто-напросто придушить. Ему хотелось сотворить нечто разрушительное — лишь бы не видеть этого холодного презрения, с которым относилась к нему Белль в последнее время.
— Мне надоело спать в комнате для гостей, Белль, — раздраженно сказал он. — Надолго еще приговорен я к этой пытке? Я ведь признал свою вину, так когда же мне будет дозволено спать в своей собственной постели, черт побери?
— Не надо так кричать. Дети услышат. Он бросился к ней, вырвал из ее рук подушку, грубо схватил за плечи.
— Я принес тысячу извинений. Чего еще ты хочешь?
— Хочу, чтобы ты убрал руки. — Слова ее прозвучали отрывисто и резко, рассыпавшись, словно кусочки льда, и, слившись с ее холодным взглядом, тут же остудили пыл Алистера. Он выпустил ее и отступил назад.
— Извини, Белль. Этот последний месяц был сущим кошмаром.
— Да уж. Думаю, что сцена самоубийства твоей любовницы на глазах твоей дочери должна была оставить хотя бы морщинку на твоем холеном лице.
— Господи! Ты когда-нибудь оставишь меня в покое? Алистер все это время бесконечно просил прошения за измену и столь отвратительную развязку своего романа. Но до сих пор ему так и не удалось пробить броню презрения, которой оградила себя Белль. Супружеская гармония, которая восстановилась было, когда он объявил о своем разрыве с Ясмин, после сенсационного самоубийства тут же рухнула. Когда же, в довершение ко всему, револьвер Ясмин приобщили к делу об убийстве Уайлда, Алистер запаниковал и сдался на милость Белль, умоляя о помощи.
— Я выполнил все, о чем ты просила, Белль, — взывал он к ней. — Я признался в своей связи Тони Краудеру и этому типу, Кассиди. — Взгляд его потемнел. — Если только это от меня будет зависеть, ему не видать места окружного прокурора". Гнусный сукин сын! Ты бы послушала, как он со мной разговаривал. Он даже бросился на меня с кулаками!
Белль, однако, не выказала ни малейшего сочувствия.
— Что ж, я влип в историю. Нужно было во что бы то ни стало остановить расследование, которое вел Кассиди, прежде чем мои отношения с Ясмин станут предметом всеобщего обсуждения. Мне пришлось обратиться за помощью к Краудеру. Не очень-то приятно было стоять перед ними обоими со спущенными штанами, но я переступил через это, потому что так посоветовала ты, и я признаю, что совет твой был хорош. Краудер приказал Кассиди изменить направление своих поисков, срочно. Через день-два никто и не вспомнит о самоубийстве Ясмин, поскольку всеобщее внимание будет привлечено к признанию этой сучки Лоран. Так что теперь мы, может, наконец забудем обо всей этой истории? Можно мне сегодня лечь в свою постель?
— Ты никогда не говорил мне, что она черная.
— Что?
— Твоя любовница была черномазой. — Белль стояла перед ним, сжав кулаки, ноздри ее раздувались от негодования и отвращения — И без того унизительно для нас обоих, что ты пошел искать развлечений на стороне. Но представить, что отец моих детей спал с… Ты целовал ее в губы? О боже! — Она брезгливо отерла рот рукой. — От одной этой мысли меня тошнит. Тошнит от тебя Вот почему я не желаю видеть тебя в своей постели.
Алистеру вовсе не по душе было выслушивать, словно мальчишке, порицания за свои шалости. Он и так вчера хлебнул достаточно унижений у окружного прокурора. Так что, на этот раз не сдержавшись, он выпалил:
— Если бы ты владела хотя бы половиной сексуальных трюков Ясмин, я бы не стал бегать полюбовницам. Черным, белым, разноцветным…
Белль впилась в него взглядом. Она не повысила голоса, но ее мягкий тон прозвучал более угрожающе, нежели крик:
— Будь осторожен, Алистер. Ты допустил слишком много непростительных промахов. Хорошо еще, что додумался обратиться за советом ко мне, а то бы увяз еще больше. — Она отвернулась и взяла что-то со столика. — Любопытно было бы узнать о твоих злодеяниях, которые пока еще не всплыли, — сказала она, подбрасывая в воздух, словно монетку, какой-то маленький предмет. — Видишь ли, я знаю, что в день смерти преподобного Уайлда у вас с ним произошла ссора. Несмотря на соблюденные внешние приличия, вы оба явно не стеснялись в выражениях, когда разговаривали в тот вечер, после проповеди. — Она поймала подброшенный в очередной раз предмет и, задумчиво его рассматривая, продолжала:
— Если я вычислила твою любовницу, преподобный, наверное, тоже знал о ней. Ты же оказался не настолько умен, чтобы нанять кого-то для грязной работы. Наверняка решил действовать сам, попытался решить свою проблему в одиночку, без моего совета.
Алистер наблюдал, как она убирает в ящичек комода коробок спичек, на котором стояла эмблема отеля «Фэрмон».
— Надеюсь, что я ошибаюсь, но подозреваю, что ты так охотно ухватился за мою идею признаться прокурору в своей связи с любовницей только для того, чтобы скрыть более серьезный проступок. Если это так, тогда учти мое предупреждение. Мне надоело покрывать тебя, Алистер. Так вот: если этот Кассиди явится ко мне с расспросами о той ночи, я буду вынуждена рассказать ему, что неоднократно звонила в твой номер в «Даблтри», но к телефону так никто и не подошел. Чтобы защитить себя и своих детей, я буду вынуждена показать ему эти спички.
От ее интонаций повеяло холодом.
— Я честно предупреждаю тебя: если ты опять оступишься, я разведусь с тобой, опозорю и лишу средств. И когда моя семья вышвырнет тебя, боюсь, лучшим применением твоих способностей станет очистка выгребных ям. Даю тебе испытательный срок, дорогой, — со сладким сарказмом произнесла она — На публике продолжай являть пример честного, достойного гражданина, воплощение американской мечты. Будешь играть роль преданного мужа и заботливого отца — улыбающийся, сияющий, символ добродетели и чистоты. Со временем, может, тебе и удастся вернуть себе место в моей постели. Но пока я не сочту, что ты заслужил это право, даже не заикайся об этом. Мне противна даже мысль о прикосновении твоих рук. Ты все понял, что я сказала?
— Где уж не понять, — дерзко ответил он — Все предельно ясно.
Он вышел из спальни, хлопнув дверью. Кому нужна ее стерильная постель, со злостью спрашивал он себя по дороге в свою комнату. Зануда, пресная и холодная, приятнее трахнуться с козой, чем с ней.
Он упивался своей злостью. Это помогало ему отвлечься от страха, который затаился в глубинах подсознания, словно крыса, готовая в любой момент выпрыгнуть и схватить его.
Ни на секунду не усомнился он в том, что Белль осуществит свои угрозы, если он посмеет ослушаться ее. Не вызывала сомнений и ее способность погубить его, стоит ей только захотеть. У нее для этого были все возможности — не столько темперамент и жажда отмщения, так свойственная обманутым женщинам, сколько деньги и их власть — лучшие козыри в сведении счетов.
Белль нравилась роль супруги конгрессмена. Это было престижно, достойно. Но, право же, с таким состоянием она могла купить себе при желании судью, губернатора и даже сенатора. Другими словами, Алистера Петри можно было легко заменить. А что, если Кассиди не купился на его признания? Что, если он и в самом деле беседовал с Белль?
Одна лишь мысль об этом вызвала у него слабость в коленях, живот свело судорогой. Он присел на краешек своей неразобранной постели, обхватив руками пульсирующие виски. Белль ловко зацепила его и держала на крючке, прекрасно сознавая свое превосходство. Сука.
Что ему оставалось в подобной ситуации?
Ничего, только ждать. Положение его сейчас крайне рискованное. Белль, правда, пока на его стороне, но надолго ли? Только до тех пор, пока ее положению в обществе ничего не угрожает. Дай бог, чтобы так оно и было.
А ему оставалось лишь молить господа и надеяться, чтобы ложное признание Клэр Лоран возымело действие.


От заявления Кассиди опешивший Краудер вскочил из-за стола.
— Ты что, рехнулся? Прошу прощения, мисс Лоран. Клэр даже не обратила внимания на грубоватое восклицание Краудера. Она была в шоке, в то же время испытывая невероятное облегчение. Ее мать вне подозрений! Но Алистер Петри?
— Я понимаю, что это звучит нелепо, — сказал Кассиди, — но, когда я выложу все факты, тебе станет ясно так же, как стало ясно и мне, что именно Петри виновен в убийстве Джексона Уайлда.
— Ты просто зол на него, — сказал Краудер. — Выслушай мой совет, Кассиди, — не связывайся с ним. Это та еще отрава.
— Разреши изложить мои доводы. Тони.
— У Петри достаточно денег, чтобы удержаться на плаву.
— У его жены есть деньги, это верно. И Петри пользовался ими, чтобы откупиться от Уайлда.
Краудер вновь плюхнулся в кресло.
— Откупиться от Уайлда? Ты хочешь сказать, что Уайлд шантажировал его?
— Взгляни сюда. — Кассиди протянул список вкладчиков в министерство Уайлда. — Гленн передал мне это еще вчера, как раз перед тем, как началась вся эта заваруха. Когда Клэр сделала свое признание, я начисто забыл об этом списке и вернулся к нему только сегодня рано утром. Но к этому времени список уже служил лишь подтверждением моих догадок.
— Это ни черта не доказывает, — проворчал Краудер, ткнув пальцем в разложенные перед ним листки бумаги.
— Послушай меня, Тони. Несколько человек и ряд компаний переводили так называемые «пожертвования» на счет уайлдовского министерства. Гленн выявил нескольких лиц, которые согласны свидетельствовать, что эти деньги представляли собой плату за молчание.
— Джошуа в разговоре со мной признался, что его отец брал деньги за отпущение грехов, — сказала Клэр.
— Мне он тоже говорил об этом, — подтвердил Кассиди. — Взгляни: вот эта компания — «Блок Бэг энд Бокс» — принадлежит семейству супруги Петри. Сразу же после их женитьбы его назначают президентом корпорации, но эта должность чисто представительская, приносящая, однако, самому Петри солидный ежемесячный доход в виде жалованья. Она также обеспечивала ему доступ к финансовым операциям компании и право подписания чеков.
Кассиди ткнул пальцем в компьютерные выкладки, разложенные на столе Краудера.
— Какого черта понадобилось вдруг «Блок Бэг энд Бокс компани» жертвовать свыше ста тысяч долларов на какого-то телеевангелиста, Тони? Началось с чека на пять тысяч долларов, датированного еще прошлым годом. С тех пор поступления шли регулярно, причем постоянно увеличиваясь в размерах.
— Да, но эти операции могли легко всплыть при проверке.
— Если и возникали вопросы, Петри вполне мог обосновать эти переводы как налоговые выплаты. А кто бы стал оспаривать действия зятя владельца компании?
Краудер нервно покусывал нижнюю губу.
— С чего вдруг Уайлду шантажировать его? Они ведь лобызали друг другу задницы.
— На публике — да. Поскольку это было в интересах обоих. Я так думаю, что Уайлд знал об отношениях Петри с Ясмин и угрожал ему разоблачением.
— Ясмин говорила мне не раз, что Петри втайне ненавидел Джексона Уайлда, — сказала Клэр. — Он был нужен ему лишь для того, чтобы привлечь дополнительные голоса избирателей.
— У Петри был доступ к револьверу Ясмин, Тони. Он вполне мог взять его, воспользоваться той ночью, а потом во время очередного свидания незаметно положить обратно в сумку. Уверен, что у него достало хитрости надеть перчатки или стереть отпечатки пальцев.
— А как он мог проникнуть в номер Уайлда?
— Может быть, Уайлд ждал его с очередным «подношением», — язвительно заметил Кассили — И появление Петри в его номере в столь поздний час не вызвало у него никаких подозрений.
— Да, но он ведь был раздет? — спросила Клэр.
— В газетах писали, что в тот день они оба тренировались в местном оздоровительном клубе. Так что Уайлд вряд ли стеснялся своей наготы. — Кассили повернулся к Краудеру. — Вчера я подошел к этому окну в твоем кабинете, — сказал он, — и наблюдал, как Петри выходил из здания. Охрана сопровождала его в автомобиль. Белый, с голубым салоном. Это был «Крайслер», Тони.
Клэр сообразила куда быстрее, чем Краудер.
— Коврик в этом автомобиле такой же, как в моем, — взволнованно произнесла она.
— Вероятнее всего, Петри пользовался именно этим автомобилем в ночь, когда был убит Уайлд. Он-то и занес волокна с автомобильного коврика в спальню Уайлда. Если мы сумеем взять на экспертизу несколько таких волокон, готов спорить: они окажутся идентичны тем, что мы нашли на месте преступления.
Краудер задумчиво постукивал по столу пальцами.
— Все это интересно, но улик недостаточно. Что еще у тебя есть?
— Петри очень хитер. Он предусмотрительно нанес такие раны, чтобы подозрение пало на женщину.
— И сработало. Ты с самого первого дня и искал женщину.
— Да уж, — мрачно признал Кассиди — Петри, вероятно, думал, что нашим главным подозреваемым станет Ариэль. Он достаточно долго был знаком с семейством Уайлд и знал, что их брак далеко не идеален. Вполне возможно, он даже догадывался о ее связи с Джошем.
— Зачем же он вчера приходил к нам?
— Прикрыть свою задницу. Наше расследование по поводу причастности Ясмин к убийству, естественно, рано или поздно высветило бы и их отношения, но больше всего Петри боялся изобличения в убийстве. И он предпочел признаться в одном грехе, чтобы скрыть гораздо более тяжкий.
— Но у него есть алиби, что он был той ночью в «Даблтри», — напомнил Краудер.
— Он действительно был там. Зарегистрировался и сделал так, что все его там видели. Но большую часть ночи он провел в «Фэрмоне».
Краудер упрямо покачал головой.
— Все равно это лишь догадки и случайные совпадения, Кассиди. Любой адвокат — а Петри может позволить себе нанять лучшего — даст тебе на суде такого пинка под задницу, если только ты не сумеешь доказать, что Петри был в ту ночь в «Фэрмоне».
— Я могу это доказать.
— Можешь?
— У меня есть свидетель.
У Краудера взметнулись брови.
— Кто?
— Андре Филиппи.
— Андре? — в изумлении вымолвила Клэр. Кассиди кивнул.
— Прошлой ночью он несколько раз пытался связаться со мной и, когда уже отчаялся, снизошел до Гленна, рассказав обо всем ему. Гленн с тех пор глаз с него не спускает. Как только я получил сегодня утром сообщение от него, я тут же отправился к ним. Клэр все поймет. Ты тоже. Тони, после того как увидишься с ним. У Андре «пунктик» в том, что касается конфиденциальности в отношении клиентов его отеля. Это для него своего рода кодекс чести, который он хранит свято. Он ведь держал в секрете тог звонок Клэр, пока мы не уличили его, помнишь? Точно так же он хранил тайну Петри. До сегодняшнего утра.
— Так что же он теперь вдруг решился разболтать все о Петри?
— Похоже, второй страстью в жизни Андре была Ясмин.
— Это правда, — подтвердила Клэр. Она рассказала им о матери Андре, о сходстве этих двух женщин. — Андре рос в обиде на отца, который всю жизнь сохранял дистанцию в отношениях с его матерью, хотя и поддерживал ее материально. За несколько дней до самоубийства Ясмин Андре позвонил мне, страшно обеспокоенный ее душевным состоянием. Безусловно, он увидел сходство в трагической гибели обеих женщин.
Кассиди продолжил ее мысль:
— Андре знает, что Ясмин покончила с собой из-за Петри. И поскольку Петри пальцем не пошевельнул, чтобы остановить поток грязной лжи, который обрушился на Ясмин после ее смерти, он счел себя свободным от любых обязательств перед Петри. Андре клянется могилой матери, что Петри провел ночь в «Фэрмоне» вместе с Ясмин. Приехал он чуть позже одиннадцати, а покинул отель около семи утра, еще до того, как Ариэль обнаружила тело Уайлда и мы опечатали двери. Андре сам вызывал такси для Ясмин. Она поехала в аэропорт, чтобы в назначенное время встретиться там с Клэр. Я уверен, что ни один человек в «Даблтри» не сможет поклясться под присягой, что видел Петри между одиннадцатью вечера и семью утра.
— А с какой стати присяжные вдруг поверят какому-то Андре?
— Они поверят, — с уверенностью произнес Кассиди. — Более того, они поверят Белль.
— Жене Петри? — воскликнул Краудер.
— Да. Я не удивлюсь, если окажется, что она знала об убийстве. До сих пор она покрывала все проступки Алистера, но мне почему-то кажется, что, если дело дойдет до обвинения в убийстве, она не станет рисковать своим положением.
— Я тоже так думаю, — тихо сказала Клэр. — Я встречалась с ней лишь несколько раз, да и то давно, но она произвела на меня впечатление женщины, которая слишком себя ценит.
Краудер уже изгрыз свою нижнюю губу.
— Петри может все это вывернуть наизнанку и заявить, что Уайлда убила Ясмин. У нее был мотив, и оружие принадлежало ей. Он даже может обвинить мисс Лоран.
— Может, — сказал Кассиди, ухмыльнувшись. — Но ему все равно придется ответить на вопрос о проведенной с любовницей ночи в отеле «Фэрмон». Другими словами, он связан по рукам и ногам. В любом случае он виновен хотя бы в том, что утаивал информацию, чрезвычайно важную для расследования дела об убийстве.
Кассиди склонился над столом Краудера.
— Мне нужно достать этого подонка, Тони. Я хочу провести доскональное расследование, но втайне от Петри. Он сейчас, вероятно, ломает голову над тем, почему призналась Клэр, и правильно полагает, что она стремится защитить либо Ясмин, либо Мэри Кэтрин. Как бы то ни было, он думает, что отвертелся. Но это не так.
Несколько мгновений Краудер молча выдерживал пристальный взгляд Кассиди, потом посмотрел на Клэр и вновь обратился к своему помощнику:
— Действуй, но осторожно и в строжайшей секретности. Надо пригвоздить сукина сына.


Ариэль Уайлд приветствовала визит Кассиди с сердечностью гремучей змеи, готовой к прыжку. Но, какие бы речи она ни готовила в его адрес, слова замерли на ее устах, стоило ей увидеть, с кем он пришел.
— Я думала, она уже за решеткой.
— Это я попросила мистера Кассиди устроить эту встречу, — сказала Клэр. — Можно войти?
С нескрываемой враждебностью вдова отступила от двери, пропуская их в свой номер. Час назад ей позвонил Кассиди и, не объяснив причины, попросил о встрече с ней и Джошуа наедине.
Джош, развалившийся на диване и всем своим видом выражавший явное неудовольствие от вынужденного присутствия в номере мачехи, тут же вскочил при появлении гостей. Со смешанным любопытством и недоверием он разглядывал обоих.
— Итак, я жду. — Ариэль скрестила руки на животе. — Сегодня я очень занята.
— Организацией новых демонстраций? — учтиво спросил Кассиди.
— Они ведь пошли на пользу, не так ли? Вынудили ее признаться в конце концов.
— Я не убивала вашего мужа, миссис Уайлд.
— Что?! — Ариэль обрушилась на Кассиди:
— Вы спите с ней, так ведь? Вот почему так халатно относитесь к ее признанию. Но подождите — как только все это станет известно прессе, вы…
— Миссис Уайлд, — произнесла Клэр тихо, но с такой решительностью, что Ариэль невольно замолчала. — Я призналась, потому что думала, что тем самым защищаю свою мать. Я думала, это она убила вашего мужа.
— Как вы могли такое вообразить? Ваша мать ведь полоумная.
Клэр напряглась как струна, но усилием воли постаралась сдержаться.
— У моей мамы действительно непорядок с психикой. Это возникло давно, более тридцати лет назад, когда она влюбилась в молодого уличного проповедника по имени Джек Коллинз, которого знали тогда под псевдонимом Дикий Джек. Он соблазнил ее, ограбил и бросил, в то время как она была беременна его ребенком. Дикий Джек Коллинз стал Джексоном Уайлдом. А ребенком была я.
Ариэль разразилась истеричным хохотом.
— Какого черта вы все это выдумали? Неужели вы…
— Заткнись, Ариэль. — Резкий окрик исходил от Джоша, который пристально вглядывался в Клэр. — Я чувствовал что-то… Когда я увидел вас, я… Вы ведь мне почти сестра.
— Да. Ну, здравствуй еще раз, Джош. — Улыбаясь, Клэр протянула ему руку. Он пожал ее, не отрывая взгляда от Клэр. — Надеюсь, ты простишь мне ту проверку, когда я предложила тебе взятку. Ты не разочаровал меня своим отказом.
— Все это очень трогательно, — язвительно произнесла Ариэль, — но я буду последней дурой, если поверю в этот бред.
— Я не собираюсь заявлять во всеуслышание о своем родстве с Джексоном Уайлдом. Откровенно говоря, я вовсе не горжусь этим, и, кроме того, такая огласка коснулась бы моей матери, а я этого не хочу и постараюсь ее избежать.
— Тогда что вам здесь нужно?
— Я пришла, чтобы предложить вам навсегда забыть о «Французском шелке» и о тех, кто с ним связан.
— А иначе…
— Иначе я открою миру настоящего Джексона Уайдда. Уверена, вы не захотите, чтобы ваш муж предстал как соблазнитель молоденьких девушек, обманщик, вор, мошенник, отец покинутых им детей. Это ведь не очень благоприятно отразится на вашем предприятии?
Ариэль часто заморгала своими голубыми глазами. Она была явно напугана, но еще не готова сдаться.
— Вы не можете этого доказать.
— А вы не можете опровергнуть. Люди же больше склонны верить худшему, не так ли, Ариэль? Вы ведь, собственно, именно на этом и строили свой расчет, склоняя мое имя в прессе.
Ариэль открыла рот, но слова словно застряли в горле.
— Я была уверена, что вы найдете убедительными мои аргументы, — сказала Клэр. — Думаю, для нас обеих будет лучше забыть всю эту историю. Мне ничего не нужно от Джексона Уайлда. Даже его ненавистного имени. Если я получу возможность спокойно жить и работать и избавлюсь в дальнейшем от вашего вмешательства, о деяниях вашего мужа никто не узнает. Однако, если вы продолжите свою кампанию против меня и «Французского шелка», я буду вынуждена пересмотреть свою позицию, — Клэр улыбнулась. — Но я уверена, что мне не придется этого делать. — Она посмотрела на Джоша — До свидания Скоро увидимся. — Повернувшись, Клэр направилась к двери.
Кассиди задержался, чтобы сказать несколько слов на прощание:
— Я продолжаю расследование обстоятельств убийства вашего мужа, миссис Уайлд. У меня есть новые факты, и, я уверен, они помогут мне изобличить убийцу. А пока я настоятельно рекомендую вам не вмешиваться в мою работу и уйти с моего пути. Отправляйтесь-ка лучше к себе в Нэшвилл и сосредоточьтесь на спасении заблудших душ.


— Я бы хотела помочь Джошу в его музыкальной карьере. У меня много знакомых в Нью-Йорке. Я могла бы его представить в соответствующих кругах. Надо дать ему возможность развивать свой талант, он ведь всегда мечтал об этом.
Клэр и Кассиди устроились, обнявшись, на диване-качалке во внутреннем дворике дома тети Лорель. Весть о том, что Клэр отказалась от сделанного ранее признания, облетела все информационные службы. Репортеры чуть ли не со всей страны жаждали услышать заявления от нее и от Кассиди. Краудер посоветовал обоим «убраться от греха подальше и затаиться где-нибудь на пару дней», доверив ему уладить все самому.
Краудер намеревался созвать пресс-конференцию и заявить, что Клэр Лоран сделала ложное признание, чтобы положить конец дальнейшим преследованиям и неопределенности. Он также собирался безоговорочно отклонить ее признание как сделанное под давлением со стороны общественности, прессы и министерства Джексона Уайлда, а также под впечатлением от утраты подруги и делового компаньона — Ясмин. Краудер, кроме того, должен был объявить о том, что совместными усилиями полиции и прокуратуры выявлены достоверные факты, которые начисто опровергают какую-либо причастность мисс Лоран к убийству и открывают новые аспекты в расследовании. Это, безусловно, несколько задержит его ход, но Краудер хотел еще раз подчеркнуть, что он прежде всего заинтересован в объективном следствии.
Получив напутствие от Краудера, Клэр и Кассиди отправились к Гарриетт Йорк повидать Мэри Кэтрин. Она уже обыграла Гарри во всех партиях джина и горделиво продемонстрировала выигранные восемьдесят два цента.
— Гарри прекрасная Хозяйка, но когда же мы поедем домой, Клэр Луиз?
— Представь, что ты в отпуске, мама. Через несколько дней мы все отправимся домой. — Она притянула к себе мать и крепко обняла ее.
— Ты всегда была замечательной дочерью, — сказала Мэри Кэтрин, погладив Клэр по щеке. — Когда мы приедем домой, я испеку тебе фирменный пирог тети Лорель — «Французский шелк». Вы любите шоколадный пирог, мистер Кассиди?
— Обожаю.
Лицо ее осветилось радостью.
— Тогда мы обязательно его испечем, и вы присоединитесь к нам.
— С удовольствием. Спасибо за приглашение. И вот теперь Клэр, склонив голову на плечо Кассиди, наслаждалась тихим уединением, дарованным им волею случая На потрепанные подушки дивана-качалки они набросили стеганое одеяло. Проржавевшие пружины жалобно скрипели, но Клэр никогда еще не чувствовала себя на этом старом диване так уютно.
— Что, теперь и Джош попадет под твою опеку? — с улыбкой спросил Кассиди.
— Что ты имеешь в виду?
— Ты сердобольная, Клэр, и любишь всех опекать, взваливая на себя чужие проблемы. Мэри Кэтрин. Андре в какой-то степени. Ясмин…
— Только не Ясмин. Это она мне помогла встать на ноги.
— Может быть, в самом начале. Но ты оказалась сильнее ее, Клэр. Ты ведь была опорой «Французского шелка» — и мозговым центром, и творческим гением. Ясмин своим именем, возможно, и помогла тебе выбиться, но со временем она стала больше нуждаться во «Французском шелке», чем он в ней.
Клэр в глубине души сознавала его правоту, но ей казалось, что, согласившись, она предаст память подруги.
— Мне будет не хватать ее. Я иногда ловлю себя на том, что пытаюсь вспомнить, когда же она должна прилететь из Нью-Йорка, но потом с ужасом осознаю, что она не прилетит никогда.
— Это вполне естественно. Должно пройти какое-то время.
— Много времени.
Они помолчали; тишину нарушал лишь скрип качалки. Наконец Кассиди спросил:
— А как насчет меня?
Клэр подняла голову и вопросительно посмотрела на него.
— Что насчет тебя?
— Меня ты возьмешь под свое крылышко?
— Не знаю, — игриво ответила она. — Мне вовсе ни к чему еще один приемыш. Что мне с тобой делать?
— Ты могла бы познакомить меня со старым кварталом, который ты так любишь и с которым ты связана душой. Учи меня французскому. Рассказывай о своих новых идеях. Обсуждай со мной мои самые интересные дела. Выслушивай мои жалобы. Ходи со мной в кафе-мороженое. Целуйся со мной на людях.
— Другими словами, я должна стать твоей компаньонкой и любовницей.
— Совершенно верно.
Они поцеловались. Во дворике сгущались ароматные сумерки. Где-то неподалеку одинокий саксофон наигрывал томный блюз. По соседству кто-то готовил филе со стручковым перцем.
Кассиди расстегнул жакет Клэр и жестом собственника положил руку на ее грудь Их поцелуй стал более глубоким и страстным. Повернувшись к нему, Клэр потерлась коленом о ширинку его брюк, и он возбужденно прошептал ее имя.
Когда на мгновение их губы разомкнулись, он сказал:
— Ты потрясающая женщина, Клэр Луиз Лоран. Самая волнующая. И самая загадочная.
— Уже нет, Кассиди. — Она обхватила руками его лицо. — Теперь ты знаешь все мои секреты. Все. Надеюсь, ты теперь можешь понять, почему я так часто лгала тебе.
Налицо его появилось то напряженное, мрачное выражение, которое так шло ему и которое Клэр успела полюбить.
— Я никогда не встречал женщины — да и мужчины, впрочем, тоже, — которые могли бы любить так, чтобы пожертвовать ради этой любви своей жизнью. Я знаю, что настоящая любовь именно такой и должна быть, но до встречи с тобой думал, что это недостижимый идеал. Я хочу знать лишь одно: распространяется ли твоя любовь на меня?
Она нежно поцеловала его.
— Я полюбила тебя, как только увидела. Я боялась тебя и сопротивлялась системе, которую ты представлял, но я любила тебя.
— Я не могу предложить тебе слишком многого, — печально сказал он. — Я имею в виду, что я не так состоятелен, как ты. Я люблю свою работу. Хорошо с ней справляюсь, но я не предприниматель. И, пока я на государственной службе, мои финансовые возможности будут ограничены жалованьем. — Его взгляд скользил по ее лицу, впитывая каждую черточку. Затем он прошептал:
— Но я люблю тебя, Клэр. Видит бог, люблю. Ты согласна выйти за меня замуж?
— Это нечестно, — переводя дыхание, вымолвила она, когда он прильнул к ее груди. — Ты спрашиваешь меня в момент слабости.
— Так ты согласна?
— Да.
Взволнованно и неуклюже, они наспех освободились от одежды. И когда их тела слились, вечерний воздух наполнился новыми звуками — счастливыми вздохами влюбленных.
Саксофон уже наигрывал другую мелодию. Кого-то по имени Дезире звали ужинать. Голубая сойка, залетевшая во дворик, села на краешек фонтана, чтобы попить дождевой воды. Повеяло легким бризом, и листики вьющейся глицинии зашуршали о старый кирпич, заставив испуганного хамелеона искать укрытия. Ритмичное поскрипывание дивана-качалки все усиливалось, пока в воздухе не разнесся громкий счастливый стон. Потом все стихло и замерло.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100