Читать онлайн Фантазия, автора - Браун Сандра, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Фантазия - Браун Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.23 (Голосов: 81)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Фантазия - Браун Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Фантазия - Браун Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Сандра

Фантазия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

-Послушай, мам, что ты так странно смотришь? Пронзительный голос Мэтта моментально вывел Элизабет из того состояния экстаза, в которое она погрузилась на миг. Женщина судорожно схватилась за горло, словно хотела удержать готовое выскочить сердце.
– Ох, оказывается лазать по деревьям это так ужасно! Как там Бэйби?
– Уже лучше, – ответила Миган, ласково прижимая котенка к груди. – Слышишь, как он мурлычет?
Элизабет и самой хотелось замурлыкать. Она часто напевала себе под нос, кровь бурлила. Она не переживала ничего подобного с тех пор… Даже не могла вспомнить, когда в последний раз с ней было такое. Да, давно ее не касалась мужская рука.
Элизабет старалась не встречаться взглядом с соседом, но когда посмотрела на него, не могла не заметить, как блестят в сгущающихся сумерках его проницательные голубые глаза из-под густых, все еще темных бровей.
– Благодарю вас, мистер Рэндольф, за то, что помогли мне слезть с дерева, – промолвила Элизабет, проглотив комок в горле.
Ее спаситель улыбнулся, показав ровные белые зубы.
– Не стоит благодарности. Прошу вас, зовите меня Тэдом.
И снова Элизабет увидела в его глазах свое отражение. Растрепавшиеся волосы обрамляли лицо мелкими светлыми завитками. Блузка вся испачкалась, а на подбородке виднелось огромное грязное пятно. В общем, выглядела она ужасно и наверняка показалась мистеру Рэндольфу дурочкой. Теперь он не откажет себе в удовольствии позабавить приятелей пикантной историей о вдовушке, живущей по соседству. Как она зацепилась за сучок нижней юбкой, и что сказал по этому поводу Мэтт, ее сынишка. При этом он недвусмысленно улыбнется, мол, дальше начинается самое интересное, но о подробностях умолчит, демонстрируя собственную порядочность.
– Ну, дети, поторапливайтесь, – приказала она тоном английской нянюшки. – Скоро стемнеет. Пора домой. Мэтт, пожалуйста, отнеси стремянку в гараж.
– Почему опять я? – захныкал он. – Пусть Миган отнесет.
– Я держу Бэйби, – запротестовала Миган.
– Теперь моя очередь заботиться о нем. Думаешь, это только твой котенок?
– Это я попросила маму взять его.
– Да, но он общий.
– Больше мой.
– Ага-а! Он и твой, и мой, правда, мам?
Элизабет всегда была готова решить подобный спор. И ей это легко удавалось. Но сейчас перепалка дочери и сына оказалась последней каплей, переполнившей чашу терпения.
– Хватит ссориться! Делайте, что велят! – Мало того, что ей пришлось лезть на дерево, так теперь еще эти негодники выставили себя в самом худшем свете перед соседом.
– Подождите минутку! – крикнул Тэд. – Сейчас я вам кое-что покажу.
Все трое обернулись как по команде.
– Пойдемте в гараж, – улыбнулся Тэд, адресуя улыбку Элизабет, – пусть дети посмотрят, что у меня там есть.
– Щенята? – спросила Миган заговорщическим тоном. – Они уже появились на свет?
– Вчера ночью. Целых четыре.
– О-о, мам, можно нам на них посмотреть? Элизабет не знала, что делать. Тэд взял на себя роль миротворца, и женщина, разумеется, была благодарна ему за это. Но с какой стати он вмешивается в их семейную жизнь? И все же отказать детям в подобном удовольствии Элизабет не могла. Даже мама не может быть такой жестокой.
– Отнесите стремянку в гараж, а потом можете идти. – Элизабет никогда не капитулировала безоговорочно.
Мэтт схватил стремянку и поволок ее по земле. Невероятно, но Миган последовала за ним, чтобы подержать дверь.
– Вы не возражаете? Элизабет повернулась к Тэду:
– Конечно нет. Они мне все уши прожужжали о вашем сеттере и будущих щенках. – Только сейчас Элизабет заметила, какой Тэд высокий. Выше ее на целую голову. – Боюсь только, как бы они не потревожили мать.
– Пенни – самая послушная из всех собак, которые у меня когда-либо были. К тому же обожает ваших детей.
Элизабет, скрестив руки, нервно обхватила себя за плечи.
– Надеюсь, они не слишком досаждают вам? Ведь целыми днями торчат у вас во дворе. Сколько раз я их ругала, не помогает, но…
– Мне это совсем не мешает, напротив, я с удовольствием наблюдаю за их играми.
Интересно, есть у него дети? Если нет, то почему? А если есть, то живут ли они с его бывшей женой? Была ли у него вообще жена? Или, может быть, он тоже вдовец, как она?
Эти вопросы вертелись у Элизабет в голове, но она ни за что не решилась бы их задать. К тому же Мэтт и Миган уже бежали обратно, запыхавшиеся, с горящими глазами и пунцовыми от возбуждения щеками.
– Я оставила Бэйби в доме, чтобы не напугал щенят, – доложила Миган.
– Ну что, пошли? – сказал Тэд, направляясь к стоявшему поодаль гаражу.
Все дома в этом жилом массиве были построены еще в тридцатых годах. Лет десять назад было модно скупать их и подновлять, и Джон с Элизабет, как и многие молодые семьи, поселились здесь.
Дети бежали впереди, обгоняя друг друга, между деревьями на просторных соседних участках земли.
– Будьте осторожны, – напутствовала их мать, – не трогайте щенят. И сразу же возвращайтесь.
– А вы разве не пойдете с нами? – повернулся к ней Тэд.
– Я, о-о, я что, тоже должна идти? – запинаясь, проговорила Элизабет. – То есть вы хотите, чтобы я тоже пошла?
– Конечно. Кто ж может устоять перед искушением поглядеть на новорожденных щенков?
«И какая женщина может устоять перед его взглядом?» – подумала Элизабет.
Тэд протянул ей руку, но она оставила этот жест без внимания, стараясь идти с ним в ногу и незаметно собирая в узел разметавшиеся пряди волос.
Со стороны эта сцена могла показаться весьма странной. Элизабет не успела обуться и шла в одних чулках по влажной и холодной траве. Под ногами хрустели опавшие листья. На прошлой неделе был первый заморозок и начался листопад. Солнце стремительно уходило за горизонт, и на соседние участки уже легли темно-лиловые тени. С большим трудом Элизабет удалось найти тему для разговора.
– Мне нравится, как вы покрасили наличники на окнах и дверях.
– Благодарю. На это ушла уйма времени.
– Да, их у вас великое множество.
– А я так не люблю красить!
– Хорошо еще, что вы купили дом уже после ремонта. – Тэд жил здесь полгода или около того. Элизабет точно не помнила.
– Иначе я не купил бы его.
Они подошли к гаражу. Тэд открыл заднюю дверь и отступил, пропуская остальных. Вся напрягшись, Элизабет протиснулась между ним и дверью и вошла внутрь, при этом ее юбка прилипла к его брюкам, словно не желая с ними расставаться, как набежавшие волны с песчаным берегом.
В гараже царил полумрак, поскольку главная дверь, выходившая на улицу и к подъездной аллее, была закрыта. Помещение освещалось всего одной маломощной электрической лампочкой, висевшей над импровизированным ложем из старых одеял, которое соорудил Тэд для собачьей семьи. Здесь пахло плесенью и мускусом. И Элизабет невольно вспомнила конюшню, плод собственной фантазии.
Несмотря не запрет трогать щенков, потому что это может не понравиться матери, ребятишки опустились на колени и принялись их гладить и ласкать. Элизабет, опасаясь, как бы дети ненароком не придавили какого-нибудь щенка, снова напомнила им об осторожности.
– Не волнуйтесь, все в порядке, – успокоил ее Тэд, легонько взяв за локоть и приглашая пройти вперед.
– Можно подержать одного, мам? Пожалуйста-а-а, – взмолилась Миган.
– Не знаю, – неуверенно произнесла мать. Сеттер выглядел довольно миролюбиво, но суки бывают очень агрессивны, охраняя своих детенышей.
– Вряд ли Пенни станет возражать. Если, конечно, вы будете соблюдать осторожность, – вмешался Тэд.
Очень бережно ребятишки взяли в руки по одному комочку, охая и ахая от восторга. Элизабет сама не заметила, как последовала их примеру. Сосед оказался прав. Разве можно устоять перед таким искушением?
– Да они просто прелесть, не правда ли? – прошептала Элизабет, тоже опускаясь на колени, чтобы рассмотреть их поближе.
Пенни наслаждалась всеобщим вниманием и не проявляла никаких признаков недовольства.
– Хотите взять одного на руки?
Элизабет взглянула на Тэда через ворох старых одеял. Он стоял на одном колене, облокотившись на другое, полусогнутое. Падавший на него сбоку свет единственной лампочки, оставляя в тени часть лица, освещал лишь серебристые пряди волос. При одном взгляде на Тэда можно было сказать, что это человек высоких моральных принципов. На его мужественном и красивом лице сохранились следы пережитого, душевных и физических мук. Такой, как он, зря не полезет в драку, не сочтет для себя унизительным, когда ударят по одной щеке, подставить другую.
Он способен к сопереживанию и не лишен чувственности. Об этом в первую очередь свидетельствовали его красиво очерченные губы. Единственное, что портило его лицо, это две глубокие вертикальные борозды на щеках, напоминавшие скобки.
У Элизабет перехватило дыхание. Пересохло во рту. Она лишь кивнула в ответ на его вопрос. Тэд осторожно отнял от соска одного из щенят. Малыш жалобно запищал в знак протеста, что вызвало бурю веселья. Элизабет сложила руки корзиночкой, и Тэд опустил в них теплый пушистый шарик. Элизабет приподняла щенка и легонько потерлась о него щекой.
– Он такой… Это мальчик, не так ли? Засмеявшись, Тэд утвердительно кивнул:
– Скорее всего. Три мальчика и одна девочка.
– Надо заглянуть под хвост, – со знанием дела заявил Мэтт, гордясь собственными познаниями в этом вопросе. – У мальчика должен быть пенис.
– Какой ужас! – воскликнула Миган и, подняв над головой щенка, заглянула ему под хвостик. Очень довольная, что у нее девочка, Миган с удвоенной нежностью продолжала гладить щенка.
Элизабет нервно откашлялась, чувствуя на себе смеющийся взгляд Тэда.
– Какой мягенький, – пробормотала она, не отнимая щенка от щеки.
– Они тебе нравятся, мам? – спросил Мэтт.
– Еще бы! Такие хорошенькие!
– Можно нам взять одного?
– Мэтью! – Неужели она так и не научила своих детей хорошим манерам?
– Ну пожалуйста!
– Можно, мам? – вмешалась в разговор Миган.
– Нет.
– Ну почему?
– Потому что мы только недавно взяли Бэйби. Больше никаких животных в доме.
– Мы будем ухаживать за ним, честное слово.
– Я сказала «нет».
– Но, мамочка…
– Погоди, Мэтт, – перебил его Тэд. – Все щенки уже распределены.
– Все-все? – огорчился Мэтт.
– Да. Ты уж извини, дружище.
– Ладно, – пробормотал сквозь слезы малыш и потупился.
Тэд приподнял его лицо, взяв пальцем за подбородок.
– Может быть, у Пенни опять будут щенки, и тогда мы уговорим твою маму взять. Договорились?
Мальчик просиял.
– Договорились! – Он положил щенка на место. – Непременно расскажу Тиму, что первый увидел щенят и что в следующий раз, когда Пенни ощенится, мне дадут одного. – Малышу не терпелось поделиться этой новостью со своим лучшим другом.
– Подожди меня. – Миган тоже положила щенка на место и вместе с братом побежала к выходу.
– Осторожно переходите улицу, – предупредила их мать. – И чтобы через пять минут были дома. Пора ужинать.
– Хорошо, мам.
Когда дверь за ними захлопнулась, Элизабет посмотрела на Тэда и смущенно улыбнулась.
– Когда я их проглядела? Он рассмеялся:
– Вы все делаете правильно. У вас прекрасные дети. Просто энергия у них бьет через край. – Продолжая улыбаться, Тэд потрепал Пенни по голове, и она ему благодарно лизнула руку.
Грохот захлопнувшейся двери был подобен грому, после чего наступила напряженная, звенящая тишина, и гараж теперь выглядел уединенным, отгороженным от всего мира интимным уголком. Элизабет стало не по себе. Она совершенно не знала Тэда и при встрече обменивалась с ним несколькими ничего не значащими фразами, и то на расстоянии. Только сейчас они по-настоящему познакомились, и потому, оставшись с ним наедине, женщина испытывала неловкость.
– Пожалуй, пойду домой и займусь ужином. – Элизабет положила щенка рядом с Пенни. Он потыкался носиком, нашел свободный сосок и с удовольствием зачмокал.
Когда же Элизабет распрямилась, Тэд вдруг взял ее руки в свои и, повернув ладонями к свету, с тревогой спросил:
– Что вы сделали со своими руками?
От его прикосновения Элизабет едва не лишилась дара речи и не сразу ответила;
– Ободрала о дерево,
– Как только придете домой, обязательно промойте руки с антисептическим мылом и смажьте бальзамом.
– Да, так и сделаю, непременно.
– Кто я такой, чтобы давать советы в области медицины матери двоих детей, а? – Он иронически усмехнулся.
Элизабет, тоже с улыбкой, высвободила руки, втайне надеясь, что сделала это без излишней поспешности. Однако надежды оказались напрасными. Она с трудом поборола желание засунуть обе руки под мышки, словно они совершили серьезный проступок и ей стыдно за них. Ладони покалывало, но не только от глубоких царапин.
Тэд поднялся с колена, и они вместе направились к выходу.
– Оказывается, у вас есть мотоцикл, – заметила Элизабет, радуясь, что удалось прервать затянувшееся молчание. Мотоцикл стоял в одном из отсеков гаража, рассчитанного на две машины.
– Да, я приобрел его по возвращении из Вьетнама. Только не хватает времени ездить на нем. Разве что в выходные дни. Вообще-то я люблю мотоцикл.
«Вьетнам? Он что, был солдатом?»
– Глядя на вас, этого не скажешь.
Он остановился, взявшись за шарообразную ручку замка.
– Почему? Надеюсь, вы не принадлежите к тем ультраконсерваторам, которые считают идиотом любого, севшего на мотоцикл.
– Конечно же нет.
– Вот и прекрасно! Надеюсь, вы не откажетесь как-нибудь прокатиться со мной?
– Вряд ли, – поспешно ответила Элизабет, растерянно глядя на мотоцикл. – Вряд ли мне понравится сидеть верхом. На мотоцикле.
Две последние фразы она произнесла с интервалом, и любопытство в глазах Тэда уступило место удивлению. Какое-то мгновение Элизабет ощущала на себе пристальный взгляд его голубых глаз.
– Сказать так можно, лишь испытав это на себе.
Элизабет вопросительно посмотрела на Тэда, но так и не поняла, какой смысл вложил он в свои слова, решила пропустить их мимо ушей.
– Дети будут меня искать, – произнесла она, все еще испытывая неловкость.
Тэд распахнул дверь, и на Элизабет пахнуло вечерней свежестью и прохладой. Она с наслаждением вдохнула чистый прозрачный воздух и почувствовала, как проясняется в голове. Соски затвердели от холода и обозначились под тонкой блузкой, и чтобы Тэд не заметил этого, а также чтобы согреться, она обхватила себя руками. А вдруг Тэд все-таки заметил? Что он тогда подумает?..
– Мне нравятся все эти ненужные вещи с кружевами, которые вы носите под верхней одеждой, – вдруг заявил он.
– Что? – Элизабет даже поскользнулась на мокрой траве и резко обернулась.
Обезоруживающе улыбаясь, Тэд пояснил:
– Я вовсе не считаю их ненужными. Просто цитирую Мэтта.
Он смотрел на женщину чисто по-мужски, с видом превосходства, так повелось еще со времен Адама, и ни один закон в мире никогда не подвергал это сомнению.
– Женщина во всем должна быть женщиной. И в одежде тоже.
– Благодарю вас.
– Вы предпочитаете тонкие ткани? – спросил Тэд, буквально впившись взглядом в проступающие сквозь блузку соски.
Элизабет облизнула губы.
– Мне нравится выглядеть женственно. Кроме того, это на пользу моему бизнесу.
– Совершенно верно. Вы, насколько мне известно, торгуете в вашем магазине дамским бельем? – сказал Тэд и, видя, что она удивлена, пояснил: – Однажды я был в «Кэйвано» и видел вас сквозь витрину.
– О!
Откуда все-таки Тэд знает о ее бизнесе? Первый вопрос. И второй. Что он делал в отеле «Кэйвано». В конце концов она обругала себя за наивность.
Ведь отель «Кэйвано» со своими шикарными номерами просто создан для интимных встреч. Так неужели не ясно, зачем Тэд Рэндольф, такой привлекательный мужчина, посетил «Кэйвано» в самый разгар дня после обеда, не позже, поскольку Элизабет закрывала свой магазин довольно рано. В отеле первоклассные рестораны, но в городе немало мест, где можно так же хорошо пообедать, только гораздо дешевле. Вероятнее всего, не голод привел Тэда туда, а совсем другие желания.
– Тогда я и узнал название вашего магазина, но до этого не раз задавался вопросом, что за странный номерной знак на вашем автомобиле.
– Это идея моей сестры, – ответила рассеянно Элизабет.
С кем, интересно, он встречался в «Кэйвано»? С продажной девкой, нанятой на несколько часов? Безнадежно влюбленной домохозяйкой или же с деловой женщиной, решившей немного расслабиться после трудов праведных? Впрочем, не все ли равно. И задетая за живое собственным любопытством, Элизабет сказала:
– Когда в следующий раз будете в отеле, загляните в мой магазин. Хотя бы поздороваться.
– Благодарю. Непременно. Возможно, я даже куплю что-нибудь. Ваши товары выглядят… весьма привлекательно.
Он снова бросил мимолетный, но внимательный взгляд на ее груди. Или ей показалось?
– Ну, еще раз спасибо за то, что сняли меня с дерева.
– Не за что.
И снова от звука его голоса тепло волной разлилось по ее телу. Элизабет не могла себе этого простить и распрощалась с ним очень холодно:
– До свидания, мистер Рэндольф.
– До свидания, Элизабет.
Он словно не услышал официального «мистер Рэндольф» и нарочно назвал ее по имени. Быстро кивнув, Элизабет торопливо пересекла его двор и очутилась в своем. Возле злополучного клена женщина подобрала туфли, но не стала обуваться и направилась к черному ходу. Лишь закрыв дверь, она почувствовала себя в безопасности и с облегчением вздохнула. Однако передышка длилась недолго. Со стороны парадного входа послышались голоса возвращающихся детей.
– Мама?
– Я здесь. – Элизабет бросила туфли на пол и босая прошла к холодильнику. Хвала Всевышнему! Миссис Альдер не забыла вынуть из морозилки полукилограммовый кусок вырезки, который уже успел оттаять.
– А что на ужин? – спросила Миган, приоткрыв дверь на кухню.
– Гамбургеры.
– Можно я зажгу гриль? – спросил Мэтт.
– Нет, я поджарю их здесь.
– У-у, мам. Гамбургеры гораздо вкуснее, когда их жарят на улице.
– Только не сегодня.
– Почему?
О Боже! Эти бесконечные «почему»?
– Потому что я ваша мать и сказала «нет». А сейчас быстро умываться и накрывать на стол.
Дети моментально исчезли, бормоча себе под нос, что это несправедливо. При одной мысли о мясе, приготовленном на древесных углях, у Элизабет потекли слюнки, но сегодня ей не хотелось выходить из дому.
На протяжении всего лета ей становилось не по себе при одной лишь мысли, что Тэд Рэндольф сидит у себя на застекленной веранде и смотрит телевизор до поздней ночи. Всякий раз, выходя во двор, Элизабет колебалась: то ли поприветствовать его так же, как соседей, то ли ограничиться коротким взмахом руки? И эта неуверенность действовала ей на нервы.
Если сосед почему-либо не замечал ее, она старалась не привлекать его внимания. Если же замечал, тут же отводила глаза. В конце концов Элизабет решила, что благоразумнее всего игнорировать мистера Рэндольфа.
В общем, она вела себя как девчонка или, что того хуже, как дурно воспитанная женщина. Что поделаешь! Вдове приходится быть предельно осторожной, чтобы не запятнать своей репутации. Рискуя прослыть гордячкой, Элизабет все два года после смерти мужа была совершенно недоступна для представителей противоположного пола.
В то злосчастное утро она помахала Джону, когда он уходил через черный ход, даже не подозревая, что видит его живым в последний раз. Ее внимание было поглощено Миган, которая в последнюю минуту вспомнила, что ей нужны для школы катушка ниток и кусок картона. Элизабет даже не взглянула, какая рубашка и какой галстук на муже, не заметила, что он весь оброс, пока не увидела его в морге, когда пришла для опознания трупа, доставленного с места автомобильной катастрофы на автостраде. Ей потребовалось много дней, чтобы вспомнить содержание их последнего разговора. Чтобы вспомнить, когда в последний раз они целовались и занимались любовью.
Но она никогда не забудет его улыбку и смех, доброту и ласки, его страсть в моменты близости, его планы на будущее. Джон был отличным мужчиной, он дал ей двух прекрасных ребятишек и много счастья. А теперь в сердце у нее пустота, которую ей никогда не заполнить.
И сегодня эта незаживающая рана мучила Элизабет сильнее обычного. Вот почему, желая спокойной ночи Миган и Мэтту, она так прижимала их к себе, так обнимала, что им стало как-то не по себе от этих нежностей и они поспешили высвободиться из материнских объятий.
Столь бурное проявление любви к детям свидетельствовало еще и о том, что Элизабет вообще истосковалась по любви и ласке. Ей так недоставало близкого человека, мужчины, что порой казалось, она просто не выдержит.
Погасив в доме свет, Элизабет вошла к себе в спальню и включила торшер с бронзовой подставкой и стеклянным абажуром в виде лотоса. Она поменяла интерьер спальни через несколько месяцев после смерти Джона – слишком мучительны были воспоминания.
Элизабет обставила комнату по своему вкусу, но сейчас это не доставляло ей никакой радости. Оценить уют и красоту можно по-настоящему только вдвоем. Для нее же спальня была чем-то вроде монашеской кельи. Лайла права. Вести монашеский образ жизни совсем не сладко. Что хорошего в одинокой постели? Элизабет так хотелось чувствовать рядом тепло мужского тела.
Но что делать вдове с двумя ребятишками, для которых она должна служить образцом нравственности? Ничего. Хорошо Лайле давать советы! Но Элизабет не может уложить рядом с собой мужчину, чтобы он ублажал ее. Почему нет пилюль, снимающих сексуальное возбуждение, как аспирин – лихорадку.
Ох, уж эта Лайла! Поддавшись ее дурацкой философии, Элизабет вела себя с Тэдом, то бишь с господином Рэндольфом, как настоящая идиотка. Наверняка он сейчас потешается, вспомнив, как она разволновалась, когда он снимал ее с дерева.
Негодуя на себя за то, что, как последняя дура, разомлела при виде мощных плеч и пары голубых глаз, которым мог бы позавидовать сам Пол Ньюман, Элизабет включила торшер. Но прежде чем лечь спать, не устояла перед искушением посмотреть сквозь щели в ставнях, горит ли у него свет.
Так и есть. Через решетчатое окно веранды она разглядела Тэда, развалившегося в кресле. Он сидел, уставившись в серебристый экран телевизора. Тоже один. И Элизабет подумала, так ли сильно он ненавидит одиночество, как она, или это его собственный выбор?
– А что было потом?
– А потом ему пришлось подняться и спустить ее вниз.
– Это господину Рэндольфу?
– Ага-а. Он положил руки… сюда.
– Но это было после того, как разорвалась ее нижняя юбка.
– А, точно, совсем забыла об этом.
– У нее разорвалась нижняя юбка? Ты этого не сказала. Ну-ка, давай поподробней.
– Доброе утро.
Услышав слегка охрипший после сна голос Элизабет, все трое быстро обернулись. Завязывая узлом пояс своего халата из синели, достаточно старомодного, она бросила на сестру испепеляющий взгляд и направилась к кофейнику.
– Почему вы меня не разбудили? – спросила Элизабет, размешивая сахарин в чашке с черным кофе.
– Потому что, как я поняла, тебе нужно было хорошенько выспаться. – Лукаво улыбнувшись, Лайла вонзила зубы в хрустящий кусок бекона.
– Вы, я вижу, уже позавтракали.
На круглом кухонном столике стояли три тарелки со следами сиропа по краям.
– Я испекла детям оладьи. Хочешь попробовать?
– Нет, – резко бросила Элизабет. Обычно она бывала благодарна Лайле за то, что та заезжала утром покормить Миган и Мэтта и дать ей возможность подольше поспать. По субботам «Фантазия» работала с двенадцати до пяти. Это был единственный день, когда Элизабет могла не вставать в половине седьмого. – Ступайте готовить уроки, – строго приказала она детям. – Но прежде застелите постели и положите свою грязную одежду в корзину для белья.
– А потом можно пойти на улицу поиграть?
– Да, – улыбнулась впервые за все утро Элизабет и шлепнула Мэтта по заду, когда он пробегал мимо, а Миган, как старшую, прижала на миг к себе.
– Сообразительные ребятишки, – заметила Лайла, когда дети убежали.
– И не в меру болтливые. Особенно если из них стараются вытянуть всю возможную информацию.
– Ничего я из них не вытягивала, – огрызнулась Лайла. – Просто спросила, что нового, и они мне все рассказали. – Облокотившись о стол, она полюбопытствовала: – А что, таинственный холостяк действительно выступил в роли спасителя и снял тебя с дерева?
– Да, снял. – Было бессмысленно отрицать этот факт.
– Отлично! – возликовала Лайла, захлопав в ладоши.
– Ничего такого не произошло, не думай. Мелодрамой и не пахнет!
– Ты появилась не вовремя. Мы как раз дошли до самого интересного места. Что там было с порванной нижней юбкой?
– Ничего. Просто я зацепилась ею за сук.
– И он отцепил ее? – Лайла недвусмысленно улыбнулась.
– Да, но это было так унизительно. Я чувствовала себя круглой дурой.
– Какой он? Что говорил?
– Забудь об этом, Лайла. Он… Это пожилой человек.
– Пожилой?
– Ну ты же видела, у него седина. Он слишком стар для меня.
– И много седины? – нахмурилась Лайла. – Сколько же ему лет?
– Не знаю, не спрашивала, – ответила Элизабет с раздражением.
– Хм, для начала неплохо. Во всяком случае ты привлекла его внимание.
– Я не хотела. Так получилось.
– Важен конечный результат.
– Пойми ты, дурья твоя башка, нет никакого «конечного результата».
– Не кричи на меня, Элизабет. Я пекусь о твоем благополучии.
– А ты не пекись!
Лайла откинулась не спинку стула и с досадой проговорила:
– Господи! Что с тобой, сестра? Ты просто невыносима сегодня. Знаешь, что я думаю? Потрать он больше времени на твою нижнюю юбку, ты не была бы такой злющей!
– Лайла, – строго произнесла Элизабет.
Но Лайла оставалась совершенно невозмутимой.
– Вот, прочти это, пока я уберу посуду. – И она кинула Элизабет какой-то журнал. Это был ежемесячник, пользующийся огромной популярностью у женщин. – Открой на десятой странице.
Элизабет полистала журнал, нашла указанную страницу, прочла заголовок объявления и бросила соответствующий взгляд на сестру, но та не обратила никакого внимания.
Объявление оказалось длинным, и к тому времени, как Элизабет дочитала его, Лайла успела ополоснуть все тарелки и чашки и отправить их в посудомоечную машину, после чего вернулась к столу. Сестры обменялись многозначительными взглядами.
– Ну? – спросила наконец Лайла.
– Что, «ну»?
– Что скажешь об этой идее?
– Ты это всерьез? Да неужели я соглашусь опубликовать свои фантазии?
– Да, а что?
– Ну ты просто сумасшедшая!
– Ошибаешься, я вполне нормальная. Как и ты. И как твои фантазии. Просто в них больше подробностей и романтики, чем в других. Так почему бы тебе не отдать их для публикации этому издателю? Что в этом плохого?
– Что плохого? – вскричала Элизабет. – Ты, наверное, забыла, что я мать двоих детей.
– Надеюсь, они не станут читать этот журнал, не так ли?
– Не умничай, Лайла. Твоя идея абсурдна. Я просто потеряю покой, если сделаю нечто подобное. Я – мать. Вдова.
– Не надо быть синим чулком. Ты рано овдовела, но осталась молодой, привлекательной женщиной. А они как раз собирают истории «обычных» женщин. И ты вполне подходишь под эту категорию. Единственное, что в тебе необычно, это твоя интимная жизнь, точнее, полное ее отсутствие. Но, – поспешно добавила Лайла, видя, что Элизабет готова возразить, – это может принести свои плоды. Если тебе действительно не везет в любви, твои фантазии должны брать за душу. Элизабет закатила глаза.
– Я никогда не пойду на это. Даже представить себе не могу, как тебе такое пришло в голову.
– Послушай, – Лайла положила на стол ладони, – ты только напиши, а остальное предоставь мне. Я придумаю тебе псевдоним. И никто ничего не узнает. В общем, все сделаю я, а ты лишь обналичишь чек, который тебе пришлет издатель после издания твоей рукописи.
– Чек?
– Разве ты не прочитала этот параграф?
– Я до него не дошла.
– Вот, смотри. – Лайла указала на соответствующие строки. – Двести пятьдесят долларов за каждую, включенную в книгу фантазию, независимо от объема, от того, написана она от первого лица или нет, в историческом или современном плане.
Элизабет невольно заинтересовалась предложением. Вся страховка, полученная после смерти Джона, и все их сбережения вложены в магазин. Расположенный в вестибюле отеля «Кэйвано», он с самого начала стал приносить доход, но весьма скромный. Элизабет не нуждалась, но в то же время не могла позволить себе ничего лишнего. По мере того как дети росли, расходы на них увеличивались. Сможет ли она оплачивать их учебу в колледже? Эта мысль не давала Элизабет покоя.
Но разве не позорно превратить в заработок свои самые сокровенные мечты?
– Пойми, Лайла, я не писатель.
– Откуда ты знаешь? Ты что, пробовала свои силы на этом поприще? Вспомни, у тебя всегда были отличные отметки по английскому. Кроме того, насколько я понимаю, для писателя главное – воображение, это девяносто девять процентов успеха.
А воображения у тебя с избытком. С самого детства. Только и делала, что мечтала. Второй такой не найдешь. Вот и пришло время совместить приятное с полезным.
– Не могу, Лайла!
– Почему? Это будет нашей маленькой тайной, как в тот раз, когда мы приклеили домашние туфли бабушки к полу в туалетной комнате.
– Да, но эта блестящая идея принадлежала тебе, а я получила трепку за сообщничество.
– Забава стоила того! – Лайла пожала плечами.
Элизабет вздохнула. Она знала, что Лайла не отстанет, покуда не добьется своего.
– Да при всем желании у меня просто нет времени!
– А вечерами, перед сном, что ты делаешь? Лайла попала в самую точку, и Элизабет некуда было деваться. Она пошла к кофеварке, заметив по пути:
– Я сгорю со стыда, если кто-нибудь прочитает мою писанину.
– Вот и отлично! Значит, твои истории пикантны и остроумны. А это то, что нужно. Вот, взгляни: «Написанный достаточно откровенно, но не грубо, без пошлости», – прочитала Лайла выдержку из журнала. – Итак, без пошлости, но и без лишней скромности.
– Не совсем так.
– В общем, намерена ты взяться за это дело?
– Нет, не намерена. Кстати, почему бы тебе самой не попробовать?
– Потому что я лишена воображения. Именно ты всегда придумывала сценарии, когда мы в детстве воображали себя сказочными героями, а я была лишь исполнительницей ролей.
Элизабет чувствовала, как постепенно слабеют ее позиции. Это должно стать своего рода самоочищением, не так ли? Своеобразной отдушиной для ее сексуальной неудовлетворенности. Вызовом, который ей так нужен. Делать что-то не для детей, не для бизнеса, а для самой себя, как для женщины. Она никогда не потакала собственным прихотям.
– Не знаю, Лайла, – произнесла Элизабет неуверенно, не желая сдаваться. – Это кажется таким… таким…
Голос у нее дрогнул, когда она вдруг увидела из окна Тэда Рэндольфа. Он мастерил что-то вроде загона. Видимо, для щенков. Мэтт помогал ему, подавая гвозди. Миган сидела на качелях, которые бывший хозяин дома привязал к дубу, и давала советы. На коленях у нее дремал Бэйби.
Но не это привлекло внимание Элизабет, а сам Тэд. Из-под расстегнутой рубашки виднелись его крепкая грудь и плоский живот, покрытые темными курчавыми волосами. Мышцы играли под гладкой кожей при каждом движении. Прядь влажных от пота волос упала на лоб. Мэтт что-то сказал ему, и Тэд рассмеялся, запрокинув голову и показав сильную загорелую шею. Вот он распрямился, стряхнул опилки с джинсов, плотно облегавших его бедра, что не ускользнуло от Элизабет.
– В чем дело? – Лайла подошла сзади и тоже взглянула в окно, дыша Элизабет в затылок. Обе смотрели на Тэда, покуда он, взвалив себе на плечо свое хитроумное изобретение, не скрылся с ним в гараже, сопровождаемый Мэттом и Миган.
Пока Элизабет готовила кофе, Лайла с ехидной миной обратилась к сестре:
– Ничего себе пожилой. – И она захихикала.
– Я же сказала, что не знаю его возраста.
– Лиззи, такие мужчины, как этот, не стареют, а зреют. Пусть ему, черт возьми, все пятьдесят, даже сто пятьдесят, но как выглядит!
– Мне совершенно все равно. Ты, кажется, забыла об этом.
– Какие у него глаза?
– Если не ошибаюсь, голубые.
«А может быть, синие, с искоркой, переливающиеся», – подумала Элизабет.
– Чем он занимается, вернее, чем зарабатывает себе на жизнь?
– Хм, у него цементный завод, насколько мне известно. Кто-то из соседей сказал, еще когда господин Рэндольф переехал сюда. На его джипе есть рекламная надпись.
Лайла щелкнула пальцами:
– «Бетон Рэндольфа». Точно. Его грузовики можно видеть на каждой строительной площадке в городе. Он, должно быть, неплохо зарабатывает.
– Мама всегда учила нас, что считать деньги в чужом кармане – признак дурного тона.
Лайла давным-давно забыла, что такое дурной тон, и не отходила от окна в надежде снова увидеть Рэндольфа.
– Видела, как он обращается со своим инструментом?
Элизабет резко повернулась к сестре.
– Черт возьми! – захихикала Лайла. – Я имела в виду молоток. А ты что?
– Все, о чем ты думаешь, ерунда, – суровым тоном произнесла Элизабет.
– О чем же я думаю?
– О зарождающейся между нами любовной интриге, о том, что он симпатичный мужчина и у него хватает терпения возиться с моими детьми.
– Вот это действительно достойно восхищения, если учесть его преклонный возраст, – саркастически заметила Лайла. – Они не очень беспокоят его во время послеобеденного отдыха?
Элизабет бросила на сестру гневный взгляд.
– Откровенно говоря, я благодарна ему за то, что он уделяет внимание детям, особенно Мэтту. Малышу необходимо мужское общество. Вот и все, Лайла. Я никогда не увлекусь таким мужчиной, как господин Рэндольф.
– Ты давно проверяла свой пульс? Уж если ты таким не сможешь увлечься, значит, ты просто труп.
Элизабет вздохнула:
– Он не в моем вкусе. Слишком… плотский. Слишком большой…
– Ага-а, – причмокнула Лайла.
Элизабет с трудом сдержалась, чтобы не взорваться.
– Я никогда не смогла бы выйти за человека ковбойского типа.
Лайла улыбнулась с издевкой:
– Могу поспорить, что он совсем не такого типа.
– О! Почему бы тебе самой не попытать счастья? Уверена, тебе понравится. – Лайла только рассмеялась в ответ. – И забудь о том, что я соглашусь публиковать свои фантазии! У меня их вообще нет!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Фантазия - Браун Сандра

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Фантазия - Браун Сандра



Отличный роман! 10/10
Фантазия - Браун СандраЮлия
15.11.2011, 15.44





Фантазия написанная Сандрой Браун, так же как и Мужские капризы (в первой книге описывается старшая сестра, а во второй младшая) не может претендавать на оценку выше 6 баллов. но это, конечно, только мое мнение. что в одном, что во втором романе нет ни капли страсти. все очень вяло и не интересно.rn rnнебольшая аннотация к книге в виду того, что она отсутствует: молодая женщина осталась вдовой с 2-мя детьми. у нее есть сумасбродная сестра, которая хоть немного освежает обстановку в книге. ГГ закомплексованная, неуверенная в себе она выплескивает свои сексуальные фантазии на бумагу. но живущий по соседству мужчина без труда воплощает ее эротические фантазии. он, естественно, прекрасно ладит с детьми, красив, влюблен в нее с первого взгляда и довольно богат (не миллионер, но все же...)
Фантазия - Браун СандраАнастасия М
31.07.2012, 18.15





Очень милый роман!
Фантазия - Браун СандраАнна
31.10.2012, 20.41





можно почитать 9 из 10
Фантазия - Браун СандраЛюбовь Владимировна
3.09.2013, 19.37





Нормальный, легкий романчик
Фантазия - Браун СандраIvanka
11.09.2013, 23.15





симпатичный роман. рассказывает об любви вдовы и ее соседа, после прочтение читайте роман "Мужские капризы" -продолжение
Фантазия - Браун СандраМарина
13.01.2014, 12.24





Романы-малышки у Сандры получаются прекрасно! Мне очень нравится!!!
Фантазия - Браун СандраАнфиска
5.09.2014, 13.16





Пойдет, не более.
Фантазия - Браун СандраРрррр
23.09.2014, 22.23





Так себе, не фонтан))
Фантазия - Браун СандраМилена
10.04.2015, 11.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100