Читать онлайн Свадьба на Рождество, автора - Браун Лори, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свадьба на Рождество - Браун Лори бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свадьба на Рождество - Браун Лори - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свадьба на Рождество - Браун Лори - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Лори

Свадьба на Рождество

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

– Невозможно поверить, что мы стоим на якоре в каких-нибудь нескольких сотнях ярдов от города.
Эдит укладывала в сундук платьица Бесси. Мэтти кивнула:
– И тем не менее это так.
Она привыкла к нескончаемой болтовне горничной и слушала ее вполуха.
– Удивительно, мы переплыли океан всего за три недели!
– За двадцать дней.
Самые долгие двадцать дней в жизни Мэтти!
– Мы были сегодня на палубе и смотрели в подзорную трубу. Мистер Келсо принес ее Натану. Я очень надеюсь, что с ним все в порядке.
– С кем? С Натаном? Что с ним…
– Нет. С мистером Келсо. Он сошел на берег с капитаном и с несколькими матросами. Они поплыли в шлюпке. Кажется, хотели повидать начальника порта, сделать какие-то приготовления. И он не вернулся с остальными. Его нет до сих пор! Я так боюсь, что с ним что-то случилось. – Эдит подошла к окну, заламывая руки.
– Уже поздно. Я уверена, он дожидается утра.
– В городе так много опасностей. Грабители, карманники! Работорговцы, вербовщики… бедный мистер Келсо!
Мэтти улыбнулась. Конечно, никакие работорговцы ему не страшны.
– Ведь ты сама говорила, что мистер Келсо родился и вырос в Лондоне.
Во время путешествия Эдит и Келсо подружились. Мэтти узнавала от горничной, так сказать, из вторых рук, много интересного о слуге и его хозяине. Если бы еще горничная побольше слушала и поменьше болтала сама! С другой стороны, вследствие своей говорливости Эдит мало знала о самой Мэтти, ее прошлом.
– Но город такой огромный!
– Уверена, он знает здесь все ходы и выходы. У меня сложилось впечатление, что уж кто-кто, но Келсо умеет о себе позаботиться!
Повздыхав, Эдит была вынуждена согласиться с хозяйкой. Мэтти сказала:
– Думаю, вы можете закончить сборы завтра. У вас еще будет куча времени. Даже если утром корабль войдет в порт, мы все равно высадимся не ранее полудня.
– Вам тоже не мешает поспать. Завтра будет долгий день.
– Я просто почитаю и допью чай с мятой.
– Очень хорошо. А я, кажется, не смогу сомкнуть глаз!
Эдит ушла. Мэтти попыталась сосредоточиться на книгах, которые дал ей Престон. «Пэры Англии» Берка. Слишком сухо и скучно! Кого интересует, что шестого баронета Пипинширского звали Уилберфорс Тэмптон? Мэтти отложила книгу в сторону и взяла том «Дебретта». То же самое. Книга полетела в угол стола.
Нервы. Ей никогда не удавалось заснуть в ночь перед новой мошеннической комбинацией. Планы, подготовка – все пойдет насмарку, если она плохо сыграет в первые несколько минут. Что ей сейчас нужно, так это физическая активность. Будь она дома, в Америке, она бы прокатилась верхом. Или нарубила бы дров, или вымыла весь дом. Она огляделась. В каюте царил полный порядок, только на полу пара клочков соломы.
Может, прогуляться по палубе? Нет, слишком холодно. После тропиков декабрь в Англии казался ей нестерпимо холодным.
Не нужно мыть пол или выбивать ковры. Смешно или глупо, но ей бы хотелось сейчас увидеть корыто и гору грязного белья. Только бы дать выход кипучей энергии, которая бродит в крови.
Если нет другой возможности, придется все же выйти на прогулку. Только укутаться потеплее.
Престон стоял у двери в каюту Матильды, готовый постучать. Он застыл в нерешительности. Не откажется ли она от встречи с дедом, если он сейчас откроет ей правду? Нельзя рисковать – слишком далеко зашло дело.
В то же время Престону почему-то казалось, что именно он должен раскрыть ей глаза. Он должен признаться, что лгал! И что она сделает, интересно? Дарует ему прощение? Отпустит грехи? Престон покачал головой и опустил руку.
Вероятнее всего, она его застрелит. И винить ее за это никак нельзя.
Разве это не трусость – оттягивать неизбежное? Может быть… нет. Как только его поручение будет выполнено, он понесет заслуженную кару, какой бы она ни была. Черт, он будет только рад! Может быть, это поможет ему выбросить из головы мысли о Мэтти.
Престон вернулся к себе. Какое бы наказание она ни придумала, все лучше, чем то, что виделось ему в мечтах.


Мэтти стояла на опустевшей палубе. Ничто не напоминало о волшебном вечере, который они когда-то провели вместе. Там, где сидели музыканты, навалена гора канатов. Палуба на дюйм занесена снегом. Балкончик пуст, занавеси плотно задернуты. Даже луна куда-то запропала, бросила ее! Остались лишь звезды. Они казались холодными и далекими.
Завтра ее мир изменится. Она сойдет с корабля и скорее всего больше никогда его не увидит. Даже если ей доведется возвращаться на нем в Америку, Престона здесь не будет. Еще несколько дней, и он исчезнет из ее жизни. Навсегда.
Она, конечно, переживет. Мало ли было в ее жизни разлук и прощаний! Переживет и на этот раз, тем более что у нее останутся воспоминания. Она ничего не забудет. Жаль, что вспоминать почти нечего! Было бы о чем подумать бессонной ночью. Когда ей станет грустно, она вспоминала бы улыбки. А когда будет одиноко – поцелуи. Как жаль, что они с Престоном так и не дошли до главного. Воспоминание о ночи любви согревало бы ее долгие холодные зимы…
А может, еще не поздно?
Если она постучит в его дверь, неужели он ее оттолкнет?
Она не знала. Это могло бы стать итогом их отношений. Что бы он стал делать, если бы она незваной явилась к нему в постель, готовая на все? Каким бы он был, лишая ее невинности? Нежным и внимательным? Или набросился бы на нее с дикой страстью? А может, и то и другое?
Это если ей еще повезет. Скорее всего он просто вышвырнет ее вон с позором, перечислив предварительно список промахов, которые она совершила, пытаясь его соблазнить. Вот этого она точно не переживет. Страх быть отвергнутой оказался сильнее, чем желание. Значит, придется вспоминать то, что есть. Например, первый вальс…
Мэтти обхватила себя руками и закрыла глаза. Затем, раскинув руки в стороны, как в далеком детстве, она позволила памяти унести ее далеко-далеко. Она снова дышала по-летнему теплым морским воздухом. Светила луна, играла музыка. И с ней был Престон.
Она так живо представила его себе! Он улыбнулся и обнял ее. Они снова танцевали вальс.
Мэтти стояла с закрытыми глазами. Ей казалось, что ее ноги вот-вот оторвутся от земли и понесутся в вальсе. Все шире и шире круг, по всей палубе…
– Как не стыдно танцевать в одиночку, когда я сгораю от желания быть вашим партнером!
Мэтти остановилась и открыла глаза.
Зима обрушилась на нее как возмездие за сладкие мечты. Но Престон не исчез! Он был здесь, рядом. Невероятно! Как будто сон стал явью.
На нем были перчатки и пальто, которого она никогда раньше не видела. Значит, он возник не из ее памяти. Снежинки падали на его густые темные волосы. Она могла легко представить себе, каким он будет, когда станет старше. Все равно чертовски красивым.
Престон протянул к ней руки, но Мэтти решила не терять головы.
– Музыки ведь нет!
– Нет, есть. Здесь.
Он взял ее руку и положил себе на грудь с левой стороны.
Мэтти чувствовала, как бьется его сердце. Или ей показалось?
Престон обнял ее за талию. Танец начался. Все быстрее, все выше – и она уткнулась лицом ему в шею. Они медленно остановились, и он осторожно поставил ее на ноги. Она так и не отпустила его руки. Они стояли так, и минута показалась им вечностью. Их дыхание смешивалось в морозном воздухе.
Внезапно вздрогнув, Мэтти спросила:
– А вы помните свой первый вальс?
– Так, слегка. Она улыбнулась:
– Как это? Объясните.
Мэтти не хотела признаваться самой себе, что чувствует и ревность, и радость. Хорошо, что он ответил именно так…
– Я бы предпочел не говорить об этом.
– Нет, вы должны сказать.
– Это не так интересно, как вам, возможно, кажется. У меня очень упрямые сестры. Я, как старший брат, должен был терпеть, что мне регулярно наступают на ноги. Сестры желали танцевать. Волей-неволей мне тоже пришлось научиться и вальсировать с каждой по очереди.
– Вы не говорили, что у вас есть сестры. Сколько их? Они живут в Лондоне?
Слишком поздно Престон понял, какую ошибку допустил. Он попытался отвлечь ее:
– Так и знал, что мне придется придумать что-нибудь поинтереснее. Поверили бы вы мне, расскажи я вам, что танцевал свой первый вальс с дочерью проститутки?
– Я их увижу?
– Проститутку с дочерью? По-моему, не стоит. Лучше я познакомлю вас с дамой, которая держит дома двух обезьян. Хотите?
– Не особенно. Вы познакомите меня с сестрами?
– Нет, если это будет зависеть от меня. Давайте-ка вернемся в каюту и выпьем чего-нибудь согревающего, пока вы не совсем замерзли. Чаю или горячего какао?
– Так сколько же у вас сестер? Как их зовут? Сколько им лет?
Он зарычал:
– Мэтти, прошу вас!
– Почему вы не хотите говорить о вашей семье? Он не был готов к такому разговору.
Престон давно уже не считал сестер проклятием своей жизни. Но вот о родителях предпочитал по возможности молчать. Дракон, как прозвал его мать друг Берк, требовала, чтобы Престон присутствовал на некоторых выходах в свет, просто приличия ради. А графа Стайлза он ежегодно видел на семейном совете. Встреча неизменно заканчивалась стенаниями отца. Престон легкомысленно относится к титулу, у него нет достаточного чувства ответственности…
Престон ни разу не заикнулся родителям, что знает их тайну. Знает, что титула ему все равно не унаследовать. Когда он в свое время узнал правду, он был готов уйти из дому куда глаза глядят, ни разу не оглянувшись назад, оставив все законным наследникам.
Мэтти не станет слушать пустую болтовню, шутливые ответы. Семейные дела для нее слишком много значат. Но объяснить ей все – значит разбередить старую рану, которую он столько лет пытался залечить. Увести разговор в сторону тоже не получится.
Он посмотрел на ее лицо. Она стояла в кольце его рук, и снежинки облепили ее ресницы. Ее щеки зарделись. Меньше всего на свете он хотел сейчас говорить о своей семье.
В голову приходили десятки цветистых фраз. Много раз опробованные комплименты. Остроумные словечки. Лесть и коварство – неотразимое оружие, чтобы соблазнить женщину. Но не Мэтти! Конечно, ее красота заслуживала поэтического вдохновения. Но она-то требовала, чтобы он был с ней честен. Он не мог произнести ни слова. Наконец Престон пробормотал:
– Пойдемте внутрь. У вас нос покраснел.
Она уткнулась лицом в его пальто. Он обнял ее одной рукой и почувствовал, как дрожат ее плечи. Проклятие! Он заставил ее плакать. Вот к чему приводит честность.
– Простите, Мэтти. Я не хотел вас обидеть. Она подняла голову и вдруг широко улыбнулась.
– Вы смеетесь?
– Но не над вами же… – Она отступила на несколько шагов. – Я смеялась над собой…
Его руки бессильно опустились.
– Почему?
Она покачала головой:
– Это трудно объяснить.
Он был слишком заинтригован, чтобы уступить.
– Вы расскажете мне, почему смеялись, а я расскажу вам о сестрах. Идет?
Она склонила голову набок и прищурилась.
– И вы ответите на все мои вопросы?
– На это уйдет вся ночь. На шесть вопросов.
– Двенадцать.
– Восемь, или ничего.
– Черт. Так и знала, надо было брать выше.
– Слишком поздно. Ну что, договорились?
Немного подумав, она согласилась.
– Хорошо. Вы первая.
– Почему я?
– Кто-то же должен начать.
Мэтти кинула на него быстрый взгляд:
– Ну ладно.
Она покусала нижнюю губу и что-то быстро пробормотала. Он наклонился:
– Я не расслышал. Еще раз.
– Я не виновата, что вы плохо слышите. Теперь ваша очередь.
– Я слышу прекрасно. Вы жульничаете! Повторите ваш вопрос.
Престон шагнул ближе.
Она проговорила что-то быстрее и тише, чем в первый раз.
– Опять?
Его ухо было в дюйме от ее губ. Она крикнула:
– А я думала, вы хотите меня поцеловать! Престон отскочил, потрясенный то ли силой ее голоса, то ли самим признанием.
– Что?
– Думаю, вы все прекрасно слышали. Престон скрестил руки на груди.
– Вас было слышно на Трафальгарской площади. Не понимаю, что в этом забавного.
– Мне просто стало смешно. Знаете, я думала, вы собираетесь меня поцеловать, а вы говорите, что у меня покраснел нос. Совсем не то, чего я ждала. Это меня так поразило, что я рассмеялась.
Мэтти покачала головой:
– Ладно, не важно. Пустяки. Забудьте. – Она отвернулась.
Нет, это важно! Она сказала больше, чем хотела. Она ждала, что он ее поцелует!
– И я не буду ничего у вас спрашивать. – Она подняла голову к звездам.
– Холодно. Я иду к себе.
– Мэтти, подождите!
Она бросила через плечо:
– Нет, слишком холодно. Спокойной ночи!
Каким-то внутренним чутьем Престон понял: если он позволит ей уйти сейчас вот так, она будет переживать всю ночь из-за своего промаха, думая, что он не захотел ее поцеловать. Она убедит себя, что все это ничего не значит, просто мимолетное волнение, под впечатлением вальса… и решит больше никогда не танцевать с ним.
Вот и хорошо. Проблеск среди туч. Первый шаг к тому, чтобы выбросить ее из головы. Пусть уходит.
Он пошел за ней. Вверх по лестнице, стягивая на ходу перчатки. Через балкон. Он бросил одну перчатку через плечо. Престон услышал ее удивленный вскрик, когда поставил ногу на порог стеклянной двери, не давая ей закрыться. Он навалился на дверь плечом. Мэтти торопливо шла через салон.
Он последовал за ней в холл. Широко шагая, он быстро нагонял ее. Престон сдернул вторую перчатку и остановил Мэтти у двери в ее каюту, схватив ее за локоть.
– Мэтти, я…
– Благодарю за танец. – Она хотела высвободить локоть, стараясь не смотреть на него. – Спокойной ночи.
Престон обнял ее за плечи и развернул лицом к себе. Осторожно взял ее лицо обеими ладонями. Стер слезы с ее замерзших щек. Она сказала:
– Я вовсе не плакала. Это ветер…
Он шепнул:
– Тише…
Медленно, пытаясь унять тяжело бьющееся сердце, он склонился к ее губам. Вдохнул ее аромат, смешанный с морозным воздухом и мятой, и улыбнулся. Кто бы мог представить, что запах мокрой шерсти так возбуждает? Ближе… ее духи. Жимолость пополам с сиренью.
Он поцеловал кончик ее носа, все еще холодный – так холоден был ночной воздух. Прошептал:
– Простите, если обидел вас…
А потом он поцеловал ее губы. Поцелуй под омелой. Поцелуй джентльмена. Легкий и нежный. Слишком мимолетный. Пусть таким и остается…
Так же медленно он оторвался от ее губ. Мэтти встала на цыпочки и поцеловала его сама. Ее качнуло. Престон прижал ее к себе, обхватив рукой ее талию.
Где-то внутри его зазвучал сигнал тревоги.
– Думаю, настало время пожелать друг другу спокойной ночи.
– Нет.
Мэтти прижалась щекой к его шее. Он простонал:
– Вы заставляете меня забыть, что я джентльмен…
Она посмотрела ему в лицо. Как только они покинут корабль, она перестанет быть просто Мэтти Максвелл. Кто знает, будет ли у леди Матильды хоть единый шанс остаться с ним наедине еще раз? Она не хотела прожить остаток дней, сожалея о том, что упустила последнюю возможность.
– Отлично. – Ее голос звучал низко и хрипло. – Забудьте, что вы джентльмен. Пожалуйста. Поцелуйте меня еще раз.
Престон не мог ей отказать. Еще один поцелуй, последний.
Он мог бы устоять, когда почувствовал прикосновение ее затянутых в кожу перчаток пальцев к своей шее. Он мог бы даже контролировать себя, когда она склонила голову набок, глубоко впиваясь в его губы, а он опустил голову еще ниже. Но когда она слабо застонала от наслаждения – вот это оказалось сильнее его.
Он уступил желанию узнать вкус ее губ. Она ответила – изучающе, нежно и вызывающе одновременно. Тлеющие угольки вспыхнули ярким пламенем.
Мэтти сорвала перчатки. Ее пальцы гладили его волосы. Престон прижал ее к двери, желая почувствовать все ее тело. Тяжелая одежда мешала. Защелка двери подалась, дверь распахнулась, и они ввалились внутрь. Он воспользовался моментом, чтобы сбросить пальто. На полу оказалось и ее манто. Поцелуя они не прерывали.
Проведя губами по ее лицу, он коснулся чувствительной мочки уха. Ее тело изогнулось, и он прижал ее крепче. Пока еще недостаточно крепко. Губы Престона скользили по ее плечу. Он шептал ее имя, говорил ей слова, которые джентльмен ни в коем случае не должен говорить леди, – на незнакомых ей языках, чтобы она не поняла…
Мэтти и не нужно было понимать. Его желание вибрировало в ней, отдаваясь истомой. Его страсть разжигала ее огонь. Он хотел – она была готова отдать. Он предлагал – она страстно хотела получить. Она шепнула:
– Да…
Господи, что же он делает? Усилием воли Престон заставил себя вспомнить, кого держит в объятиях. Дать волю страсти – не исключено, это поможет ему освободиться от тоски по ней, но самой Матильде окажет очень плохую услугу. Она не из тех, кто легко сдается.
Он проклинал человека, которого старался забыть. Мужчину, который воспользовался ее страстной натурой и бросил потом с двумя детьми на произвол судьбы. Нет, он так не поступит. Пусть даже ценой собственных страданий.
Он сумел справиться с собой. Его поцелуи стали осторожными, он прошептал:
– А теперь действительно пора пожелать друг другу спокойной ночи. – И поцеловал ее в лоб.
Скорее, чтобы не передумать, чтобы, чего доброго, инстинкт не взял верх над разумом, он выскочил из каюты. Дверь за ним закрылась. Мэтти прошептала:
– Черт тебя побери.
Сделав глубокий вдох, Престон отправился на поиски бутылки коньяку.
Мэтти топнула ногой. Как он смел – целовать ее вот так и потом сбежать?! Его поцелуи обещали, и она ждала обещанного, жаждала всей душой. Его пальто валялось на полу. Она пнула его ногой.
Она не была такой уж невинной овечкой. В конце концов, она выросла на ферме. Знала женщин, которые говорили о мужчинах безо всякого стеснения. Но сама она ни разу не отважилась, да и не хотела, пока не встретила Престона.
А теперь никогда не узнает.
Вряд ли она испытает такое же чувство к кому-нибудь другому. Даже представить невозможно, что она хочет другого мужчину так, как хотела Престона.
Готовясь ко сну, Мэтти привела комнату в порядок. Эдит не должна ничего увидеть. Осталось только его пальто, по-прежнему лежащее там, где он его сбросил. Напоминание о том, как он ее обманул.
«Черт тебя подери зато, что ты поцеловал меня и ушел, а я тебе поверила…»
Надо выбросить пальто в коридор. Пусть сам выпутывается, как хочет. Он прекрасно сочиняет благовидные предлоги. Мэтти подняла пальто с пола. Запах его одеколона! Она гладила рукой мягкую шерсть, вспоминая, как прижималась щекой к этому пальто, когда он обнимал ее, ласкал ее…
– Да будь оно все проклято!
Не раздумывая ни минуты, она повернулась на каблуках и пошла взять пистолет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свадьба на Рождество - Браун Лори



Прекрасный роман. Читать легко, получила огромное удовольстве
Свадьба на Рождество - Браун ЛориНаталия
20.11.2012, 21.08





Роман понравился, правда не ожидала такой быстрый конец. Как будто в этом момент автора чай пить позвали
Свадьба на Рождество - Браун ЛориАмина
27.11.2012, 9.58





Прикольный роман, легко читаеться. 8,5б
Свадьба на Рождество - Браун ЛориМарина
28.05.2014, 15.05





Хороший роман, с приятным послевкусием, жаль быстро закончился.
Свадьба на Рождество - Браун ЛориТаня Д
8.07.2014, 16.34





Милый роман, в юморком, но сюжет затасканный-погоня за наследством. Один претендент 3-х убил и почти убил главную героиню. Главная героиня-девственница в 24 года не знает от куда дети берутся, хотя живет на ферме и должна знать куда быку в корову свой ствол засовывать. Под этот роман хорошо засыпать. Действует лучше снотворного.
Свадьба на Рождество - Браун ЛориВ.З.,66л.
16.12.2014, 10.29





Милый роман, легко читается.
Свадьба на Рождество - Браун ЛориМилена
9.04.2015, 9.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100