Читать онлайн Внук Дьявола, автора - Браун Лайза, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Внук Дьявола - Браун Лайза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.38 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Внук Дьявола - Браун Лайза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Внук Дьявола - Браун Лайза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Лайза

Внук Дьявола

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

В меньшей из двух гостиных нижнего этажа стоял орган, на котором в былые времена Лэнсинг Блэкберн с чувством играл каждую субботу для своих постояльцев и друзей. Протереть его тщательно отполированную поверхность от пыли было секундным делом, но в этот день Лейни, протирая орган, то и дело прерывала работу и бросала взгляды в висевшее над ним зеркало.
Вьющиеся темные, с легким каштановым отливом волосы обрамляют лицо.
Ярко-голубые глаза, огромные, с длинными ресницами. Они странно смотрятся на загорелом лице.
Небольшой нос. Полные губы.
Лицо матери. Правда, Дебора светит мягким светом, а Лейни сверкает.
В ней меньше спокойствия, больше энергии.
Жизнь несправедлива, в частности, и потому, что красивым женщинам легче добиваться своего, нежели всем прочим. Гены не должны играть в судьбе человека такую большую роль, однако факт остается фактом.
Совесть шептала ей: то, что ты намерена совершить, неправильно.
Бывают в жизни обстоятельства, мысленно возразила Лейни, когда совесть становится ненужной обузой. С ней уже случилось столько бед, что бог, несомненно, позволит ей воспользоваться своим главным преимуществом, чтобы получить то, что ей нужно.
– То, что ты видишь в зеркале, тебе, разумеется, нравится, – раздался за ее спиной голос матери. – Судя по тому, как ты долго собой любуешься.
Теперь Лейни увидела в зеркале и мать, которая неслышно подошла сзади.
– Мама, – вдруг заговорила Лейни, – как ты думаешь, я красивая?
Дебора была удивлена вопросом. Она медленно подняла руку и дотронулась до волос дочери.
– Насколько я понимаю, ответ тебе известен.
– Но ты никогда мне не говорила…
– А какой смысл? Настоящая красота – это красота поступков, а не лица. Важно, чтобы ты вела себя хорошо.
Лейни нетерпеливо отмахнулась, меньше всего она сейчас нуждалась в проповедях.
– Я думаю не о том.
Она наконец решилась пустить в ход женские чары, чтобы освободить единственного в Спрингсе богатого и нежадного человека, Престона Ролинса, от некоторой части его финансов. О боже, Ролинса. Наверное, в этом есть некая романтическая справедливость.
Лейни вздрогнула, отвернулась от зеркала и посмотрела матери в глаза. Какую цену должна она заплатить? Немыслимо высокую, но она обязана пойти на это.
Она обязана спасти «Магнолию». Она в долгу перед мамой, и только она, и никто другой, расплатится с кредиторами. Что бы ни говорила Дебора.
– Где телефон? – спросила она.
Надо звонить в плавучий дом. Не откладывая.


Большой плавучий дом Ллойда Тейта стоял у пристани в Бухте Ураганов на Срединном озере в нескольких милях от Куквилла. Его серебряные бока в этот ясный и жаркий субботний день сверкали так, что даже солнце в небе казалось маломощной лампочкой. Компакт-диск-плейер играл почти на полную мощь, и все-таки музыку время от времени перекрывали громкие голоса и смех.
– Малыш, иди-ка к папочке, – раздался голос Марка Грегори.
Стоявшая на верхней палубе яркая блондинка повиновалась весьма охотно. Она на цыпочках устремилась к Марку и удобно устроилась у него на коленях.
Лейни не стала бы ручаться, что Марку в этот момент нужна была именно девушка, а не бутылка «Джима Бима», которую та держала в руке. Впрочем, ей ни к чему было задумываться над этим вопросом. Девушка вложила бутылку виски в руку Марка и запечатлела сочный поцелуй на его губах. Лейни отвернулась, ей было не по себе. Найти Престона среди гостей было нетрудно. Похожий на рослого скандинава, он стоял на корме под навесом и беседовал с Тейтом и братом-близнецом Марка Джеком Грегори. И еще рядом с ними стояла роскошная рыжеволосая девушка. Одной рукой она держала под руку Престона, другой – Джека.
Долго, очень долго Лейни смотрела на Престона. А он даже не обращал внимания на то, как хищно та девушка пожирает его глазами.
Наверное, потому он столь невозмутим, что привык привлекать всеобщее внимание женщин. А еще Лейни могла бы подумать, если бы была поэтически настроена, что он не желает смотреть на других женщин, так как ему нужна только одна – Лейни Торн.
Престон отвел взгляд от лица Джека, огляделся по сторонам и заметил ее.
– Лейни! – Голос его мгновенно потеплел, потеплел настолько, что ей стало не по себе. – Вон куда ты забралась! Но я тебя нашел! Иди скорей сюда, моя дама, ибо здесь и только здесь твое место. – Он высвободил руку из руки рыжей девушки. – Не поверите, сколько я обхаживал эту девчонку, пока она наконец не соизволила мне позвонить и объявить, что согласна к нам присоединиться! – добавил он, обращаясь к Джеку. По его тону можно было подумать, что он ощутил внезапный прилив жалости к самому себе.
Лейни заранее подумала, как ей следует себя вести. Она приблизилась к нему, упала в его объятия и запрокинула голову. Губы их слились в долгом, жарком поцелуе. У него были влажные волосы – вся компания почти не вылезала из воды после обеда, – и от него веяло прохладой и озерной водой. А от Колли всегда пахло солнцем и лесом. А еще на губах у Престона оставался вкус дорогого джина, такого, какой никогда не переводился в баре Тейта.
– Итак, Престон, твой маленький ангел в белых одеждах слетел в вертеп греха?
За спиной Престона возник Ллойд Тейт. Он весело рассмеялся, глядя на простой белый купальный костюм Лейни.
Глаза Престона, голубые, как полуденное небо (а не угольно-черные, как небо полуночи), смотрели в ее глаза, он улыбался, как бы предлагая ей вместе подшутить над хозяином.
– А что ты, Ллойд, знаешь об ангелах?
– Наверное, побольше тебя.
Веселость Тейта внезапно померкла.
– Может, и так. Да только я знаю, что мне они нравятся. Я в последнее время стал донельзя добродетелен. И мой маленький ангел спустился, чтобы наградить меня, да?
Его рука, теплая и уверенная, погладила ее по плечу.
Лейни вдруг захотелось спрятаться, забиться куда-нибудь, но она помнила, что должна держать себя в руках. Когда она позвонила Престону, она уже знала, что ей нужно и каким образом она этого добьется. Так что теперь оставалось только исполнять свою роль.
– Чем же это ты так хорош? – насмешливо протянула она и коснулась его золотистой кожи под распахнутой рубашкой.
Она вспомнила, что всегда была честна с мужчинами. Ни разу в жизни ей не приходилось вот так сознательно завлекать и обольщать ради определенной цели.
Престон отлично понимал, что для перемен в поведении Лейни имелись веские причины. По его глазам она поняла, что он обо всем догадался. Несомненно, он повторит свое недавнее предложение.
– Чем? – вступил в разговор Джек. – А это смотря когда! Сегодня утром за зеленым сукном он был дьяволом. Мы решили сыграть по маленькой, и я проиграл столько, что мне придется расстаться с машиной, чтобы расплатиться. Так что я предлагаю тебе вознаградить меня, а не его. В самом деле, согрей меня. Мне это нужнее.
Престон шутливо толкнул его кулаком в грудь.
– Не смей! – строго сказал он. – Это все мое, запомни. – Он провел ладонью по спине Лейни и обнял ее за плечи. – Найди-ка ты себе собственного ангела.
– А меня никто ангелом не обзывает, – вмешалась рыжая, крепче прижалась к Джеку и метнула на Лейни быстрый взгляд. – Зато со мной бывает весело.
– Не сомневаюсь, милая, – отозвался он со смешком. – А у меня как раз есть настроение повеселиться. Ну-ка расскажи, как ты умеешь веселить. Тебя ведь зовут Джули?
– Если кому-то нужно уединиться, внизу есть каюта, – сказал Тейт и отхлебнул из стакана, не слишком изящно провел по губам тыльной стороной ладони и пристально посмотрел на Лейни. Она увидела, что глаза у него странного тускло-серого цвета, безжалостные, наглые. Ее как огнем обожгло: она вдруг поняла, что этот человек желает овладеть ею среди бела дня, в присутствии Престона. – Послушайте, Элейна, – вас так, кажется, зовут? – вы никогда не осматривали мое судно вблизи?
Наконец он отвел от нее взгляд и с вызовом посмотрел на Престона.
Она отступила от Тейта.
– Я вполне могу сводить ее на экскурсию, – сказал Престон, лениво растягивая слова. И тем не менее в его тоне звучала скрытая угроза. Ллойд опустил глаза на дно стакана. Престон рассмеялся. – Ну вот, ангел, напугали тебя эти звери? Пойдем от них куда-нибудь. Выпить не хочешь?
– Пари держу, ей мама не позволяет пробовать крепкие напитки, – хохотнул Ллойд.
Лейни оставалось только надеяться, что ее щеки не вспыхнули.
Она никогда не употребляла спиртного, если не считать вина на причастии да свадьбы Мэри Фрэн Доллар. Там во время праздничного обеда подавали шампанское. И то шампанское Лейни не понравилось. Она-то считала, что попробует нечто необычайное по сравнению с «Севен ап». На деле же шипучее вино оказалось кисловатым, так что она не могла понять, почему мирные обитатели Спрингса подняли вокруг него такой шум. Сюзан Макалистер долго возмущалась тогда: «Шампанское! Вот к чему приводит свадьба в епископальной церкви! Нет бы ей выйти замуж за доброго прихожанина Церкви Христовой и поднять на свадьбе бокал с лимонадом!»
Лейни усмехнулась про себя, подумав, что едва ли в баре плавучего дома отыщется лимонад. Никак лимонад не вяжется с великосветскими привычками Тейта и его друзей. Эта публика охотно извиняет себя, как и Престон. Конечно, не так плохо будет пожить с ним, купаясь в этой роскоши. Но от одной мысли об этом у нее заныло в груди, и она, должно быть, оступилась, так как Престон прервал разговор с Марком Грегори и обернулся.
– И как тебе эта мысль? – спросил он и весело подмигнул.
– Прости. Я задумалась. Какая мысль?
Она подняла глаза и тут же об этом пожалела. Тейт все еще стоял рядом; более того, здесь же находилась и рыжая девица, которую он успел увести у Джека Грегори. Лейни вдруг показалось, что лицо этой женщины связано с неким смутным и неприятным воспоминанием. Да кто же она такая?
– Спустись с небес на землю и слушай меня. Ллойд считает, что нам надо сходить к старой каменоломне понырять с маской.
Лейни резко выпрямилась, словно заслышав сигнал тревоги, и прислонилась к борту.
– Вы имеете в виду старый карьер Ло-Джо? Быть не может!
– А почему нет? – пожал плечами Престон. – Та земля – собственность деда. Кто нам запретит?
– Он, – решительно заявила Лейни. – Там никто не бывает с тех пор, как под завалом погибли люди.
– Это было тридцать лет назад, – возразил, презрительно скривив губы, Престон.
– Двадцать пять, – поправила его Лейни. – И один из них все еще там, под каменными плитами. Его тогда так и не нашли.
– А, ты имеешь в виду Броди, – припомнил Престон. – Ну хорошо, ему-то что за дело, если мы там появимся? Он будет только рад обществу.
– Так еще интереснее, – оживился Ллойд. – Посмотрим, кто первый найдет Броди Ролинса.
Джек Грегори примирительно посмотрел на Лейни и спросил:
– А там глубоко?
– Глубоко, как в колодце, и вода холодная, как в Арктике, – отозвался Престон.
– Ну почему нельзя понырять здесь? – не сдавалась Лейни. – Это же рай для подводного плавания.
Тейт сделал очередной глоток, не отводя глаз от Престона, а потом сказал небрежно:
– Малышка права. Глупая идея. Рискованная к тому же.
– Так именно потому у нас всех в одном месте зачесалось, – возразил Престон.
– Если мы там окажемся, это не понравится Колли Ролинсу, – отчетливо выговорил Тейт, глядя в стакан.
Наступило молчание, а потом Престон взорвался:
– Вы что, все думаете, мне есть дело до того, что подумает этот змееныш? Я его не боюсь. Знаю я, кто он такой. И я помню, как в первый раз натолкнулся на него у деда. Он все время торчал в конюшне, потому что к человеческим домам не привык. А когда старик отправил его в Нэшвилл, так там все над ним ржали напропалую.
– Ну, с тех пор много лет прошло, – заметил Ллойд. – Сейчас над ним никто не смеется. А в хибарах на ферме его зовут Большим человеком.
Лейни не выдержала его насмешек.
– Откуда вы можете это знать?
Глаза Ллойда сузились, превратившись в серые щелочки.
– Дорогая, мне известно все, – ответил он без улыбки. – Я умею слушать. Кстати, знаешь, что еще говорят? Что Большой человек положил глаз на тебя.
Рыжая, стоявшая в тени под навесом, насторожилась и пристально всмотрелась в лицо Лейни.
– Я тебя знаю, – медленно выговорила она. – Ты девушка из гостиницы в Индиан-Спрингс. Тебя зовут Элейна Торн. Я все про тебя запомнила; это было нетрудно.
– Мы не могли бы не копаться в прошлом? – раздраженно воскликнул Престон. – Лично я сыт по горло той историей, слышите?
Но его восклицание – если только рыжая вообще его услышала – не могло ее остановить. Со стороны могло показаться, что она читает с амвона проповедь, а не пересказывает старую сплетню. Обращалась она теперь исключительно к Ллойду и Джеку:
– Ее семья считалась солидной и уважаемой, пока она не спуталась с Колли. Он тогда жил возле речки, жил, как дикий зверь. Она одна из всех в городе могла с ним общаться и кое-как приводить его в чувство. Говорят, что она в свободное время бегала вместе с ним по лесам.
Неприкрытая злоба рыжеволосой девушки даже не разгневала Лейни, а лишь привела ее в замешательство, так что она смогла только пробормотать:
– Я была ребенком. Мне было тринадцать лет.
– Ты не была ребенком, когда твой отец закатил концерт на глазах у половины города, потому что Колли явился к тебе в «Магнолию». И почему-то вскоре после этого с Джоном Торном случилось несчастье.
Ее оскорбительно небрежный тон глубоко задел Лейни. Она почувствовала боль в горле, как будто проглотила бритву. Нет, она не станет плакать здесь и сейчас.
– И я давно хотела кое-что у тебя спросить, так что воспользуюсь случаем, – томно протянула рыжая. – Каков Колли Ролинс в постели?
Лейни с трудом перевела дыхание.
– Может, ляжешь с ним и убедишься сама? Он не особенно разборчив.
Ллойд усмехнулся и одобрительно подмигнул Лейни, но она не удостоила его взглядом.
– Мне захотелось домой.
Мимо Ллойда (едва не оттолкнув его) она прошла к противоположному борту. За спиной она услышала торопливые шаги Престона.
– Лейни! – Он схватил ее, попытался обнять, но она с силой вырвалась. Слезы уже катились из ее глаз. – Лейни, это я должен плакать, – хрипло проговорил он. – Мне нелегко было слушать про тебя и Колли. Но я не из тех, кто станет отказываться от любимой девушки только потому, что в нее когда-то влюбился кто-то другой. По-моему, Лейни, ты передо мной в долгу.
– Я?!
– Мне нелегко было зазвать тебя сюда, – заговорил он тихо. – Сегодня мне впервые не понадобилось выдумывать разные уловки, чтобы тебя увидеть. Оставайся. Мы отправимся к каменоломне Ло-Джо. Я уже решил. Если Колли это – или еще что-нибудь – не понравится, он может катиться ко всем чертям. А вечером нам надо будет многое обсудить. Прошу тебя, Лейни, останься. Мне это очень нужно.
Ей тоже было кое-что нужно от него. И об этом нельзя забывать. Нельзя, несмотря на страх перед старым карьером, несмотря на рыжую суку. Несмотря на Колли.
– Раз так, я остаюсь, – сказала она голосом девицы, неохотно уступающей своему любовнику.
Ее пробрала дрожь при мысли о том, на что она согласилась.
– Чего-то боишься? Наверное, Колли? – ласково спросил Престон и погладил ее по щеке.
Лейни решилась сказать ему половину правды:
– Престон, я не могу не бояться. В Ло-Джо полно призраков.
– Отлично. Значит, там будет весело. И не порти игру, мой ангел.
Его голос уже дрожал от радостного возбуждения.
Лейни отвернулась, закусила губу и стала смотреть на озеро. Престон – чужак, ничего он не понимает.


Колли мало что понимал в той новой жизни, которую ему приходилось вести. Он был чужаком в незнакомом ему доселе мире, который к тому же не слишком ему нравился. Можно сказать и больше: если бы он знал заранее, что первые месяцы, проведенные им в доме Альберта Ролинса в качестве внука старого фермера, вызовут у него такое сильное отвращение, он скорее всего остался бы в спрятавшейся в лесу хижине на берегу реки навеки.
Он утратил Лейни. Теперь-то старик не позволил бы ему ускользнуть в поля, да если бы ему и удалось туда попасть, он не нашел бы там свою подругу.
– Ты умеешь копать себе могилу, – сказал ему однажды дед. – Ты, парень, умудрился связаться с тем семейством, с которым у тебя не должно быть ничего общего. Как бы то ни было, отныне Торн не допустит, чтобы ты путался с его дочкой.
– Но почему? – в отчаянии воскликнул Колли. – Почему мне нельзя ее видеть?
– Во-первых, потому, что я так сказал. А во-вторых, потому, что нам не нужны новые сплетни. О тебе и о ней и без того ходит немало толков, а она еще ребенок. В Спрингсе есть злые языки.
Колли был сбит с толку.
– И что же они говорят?
Дьявол пожал плечами:
– Что ж, скажу тебе, если ты хочешь. Разные старые дураки утверждают, что ты многовато себе с ней позволил.
Колли по-прежнему ничего не понимал.
– То есть ты, мол, вел себя с ней так же, как наш жеребец с гнедой кобылой, которую мы привели к нему месяц назад, – пояснил Альберт, отвернувшись.
Не говоря ни слова, Колли вышел из дома и зашагал к полям. Старик встал на пороге и крикнул ему вслед:
– Разве я сказал, что поверил им?
Он старался не думать обо всем этом, о том, как ему недостает смеха Лейни. Дьявол, в свою очередь, загружал его работой. Для того чтобы не ссориться с властями штата и с дамой по имени Эбби Хорнер, он должен был раздобыть для Колли какие-то бумаги, свидетельство о рождении и полис социального страхования. Ему как будто приходилось доказывать окружающим, что Колли в самом деле существует на свете. А разве им недостаточно взглянуть на него, чтобы убедиться в этом?
За этими-то бумагами Альберт и привез его впервые в Нэшвилл. Город испугал подростка, словно он попал в лапы чудовища, которое навалилось на него и принялось душить.
– В этом городе у тебя есть кровные родичи, – сообщил ему Дьявол.
Колли вдруг разобрало любопытство. Может быть, взглянув на них, он найдет ответы на многие вопросы? Разберется в себе? Но оказалось, что в тот день ему такая возможность не представится. Дьявол сухо сказал:
– Не стоит их будоражить, пока в том нет крайней нужды. Все равно скоро ты с ними встретишься.
Однажды в субботу он переступил порог школы – того самого заведения, о котором мечтал уже годы. Какая-то женщина принялась экзаменовать его. Потом она воззрилась на него в изумлении и прошептала на ухо другой женщине, что его знания соответствуют не шестнадцати, а восемнадцати годам. Что это означало, Колли до конца не понял. Но он обрадовался, когда женщина отпустила его, и он вышел из школы. Наверное, прежде школа казалась ему столь притягательной оттого, что с ней были связаны мысли о Лейни. Во всяком случае, сейчас он не ощутил очарования этого места.
Но он быстро отбросил воспоминания о девочке. Он не мог думать о ней без стыда и ярости.
Люди таращили на него глаза не только в школе; это случалось и на улицах, когда он вместе с дедом покидал дом. Ему было легче смотреть не на людей, а сквозь них или мимо.
Наступила осень, и Дьявол принял мудрое решение. Он договорился о том, что Колли будет учиться дома. Учитель должен был приходить к нему трижды в неделю. Колли согласился на это; и все-таки частенько ему приходило в голову, что на ферме ему было бы лучше, чем в Спрингсе.
Он трудился не покладая рук, гоня от себя мысли об одиночестве. Рядом не было Чарли, с которым он мог бы поговорить по душам, у него не было Лейни, присутствие которой должно было принести ему счастье будущим летом, и он все еще опасался Альберта Ролинса, который по-прежнему сообщал ему только то, что бывал вынужден сообщать.
Настал благословенный праздник Рождества, и Колли с облегчением вздохнул. Он уже знал, что в Нэшвилле у него есть родные – дядя, тетка, двоюродный брат; ему не терпелось познакомиться с ними. Может быть, он услышит наконец голос крови, какого не знал доселе, и близко сойдется с кем-нибудь из них?
Они приехали утром в день Рождества. Надин привела Колли в комнату, и он остановился на пороге.
– Вот твой кузен, – будничным тоном сказал Дьявол. Он указал кивком на юношу, стоявшего посреди комнаты. На вид он был годом или двумя старше Колли.
А Надин успела шепнуть ему:
– Будь умницей, Колли. Постарайся быть учтивым. Для жены мистера Джеймса это очень важно. Мне хочется, чтобы ты им понравился. Тебе так нужны друзья.
И Колли приложил все усилия.
– Очень приятно познакомиться, – промямлил он.
Неожиданно он вспомнил, что уже видел этих людей – на ферме, в день смерти Чарли. Колли ворвался тогда в дом, а эти люди ужинали вместе с Дьяволом.
– Правда, он не настоящий кузен? – обратился к отцу Престон.
Джеймс приходился старику старшим сыном и потому интересовал Колли больше остальных. А вдруг он чем-нибудь похож на таинственного Броди? Едва ли; Джеймс был блондином, как и жена Дьявола, чью фотографию Колли довелось увидеть. Колли испустил вздох разочарования.
Джеймс ничего не ответил сыну.
– Ты неправильно поступил, папа, – резко сказал Джеймс. – Еще три недели назад мы не подозревали о том, что этот мальчишка существует. Ты ни слова нам не говорил. Как же так?
– Я хотел воспитать его по-своему, – отозвался Дьявол, – и мне нужно было убедиться, что он действительно сын Броди. Теперь, Джеймс, ты его увидел сам. У тебя еще есть сомнения?
Джеймс помолчал, потом приблизился, обошел вокруг Колли, рассматривая его, как возможный покупатель осматривает корову. Колли вспыхнул от смущения. Надин была не права: эти люди понятия не имеют об учтивости.
– Нет, – со вздохом признался Джеймс.
– Это хорошо. Значит, ты должен признать тот факт, что он принадлежит нашей семье, в точности как Престон.
Сидевшая в углу комнаты женщина негодующе всплеснула руками.
– Его нельзя сравнивать с Престоном. Даже если Броди в самом деле был его отцом, надо еще вспомнить о его матери.
– У ребенка была мать. Чего вам еще нужно? – холодно отозвался старик.
Тереса Ролинс перевела взгляд со свекра на мужа.
– Спроси его, Джеймс, – приказала она.
Джеймс нерешительно оглядел всех присутствующих.
– Пусть мальчики выйдут. Нам нужно объясниться.
Дьявол кивнул Колли:
– Иди на конюшню. И Престон пусть пойдет с тобой.
Ни один из них не заговорил, когда они вышли на мороз. А в теплой конюшне Колли невольно направился к вороному жеребцу, и тот поздоровался с ним, ткнувшись в ладонь бархатным носом.
– Папа говорит, что ты сын моего дяди Броди, – неожиданно подал голос Престон.
– Мне тоже так говорили.
– И ты, значит, считаешь, что все, что тебе понравится у дедушки, то и твое? Капитан, например?
Говорил Престон отнюдь не дружелюбно. Он явно видел в Колли врага.
– Что еще за капитан? – не понял Колли.
Престон напряженно засмеялся.
– Да вот он, – сказал он, указывая на вороного жеребца. – Капитан Ветер. Он целое состояние стоит. И папа говорит, что дед должен не держать его в стойле, а продать. Еще он говорит, что зря дед подпускает тебя к лошадям.
– Продать? Мне об этом Дьявол ничего не говорил, – сказал Колли упавшим голосом. – Не продаст он его, иначе я бы знал.
– Дьявол? Значит, ты так называешь моего дедушку? – Престон недовольно фыркнул. – И вообще, что ты знаешь про Капитана? Мама говорит, что насчет капиталовложений папа дедушке все объясняет, потому что дед в таких вещах не смыслит. А Капитан – это же вложение капитала. И если папа скажет ему, чтобы он отдал Капитана мне, то он мой.
Колли погладил коня по носу. Он столько времени возился с жеребцом, и вот тебе – даже имени его не знал. Для него этот конь был просто Вороной. Зато он понимал, что ему очень и очень не хочется, чтобы конь перешел к Престону. И еще одно стало ему известно наверняка: его городской кузен его не любит, а он, Колли, отвечает ему полной взаимностью.
По-видимому, кровное родство еще не означает братскую любовь.
– А ну-ка! – воскликнул вдруг Колли, повинуясь какому-то злобному импульсу. – Сейчас я достану седло. Прокатись на нем.
И он распахнул ворота конюшни. Вороной удивленно фыркнул, почуяв непредвиденную свободу, и устремился вперед. Престон пронзительно взвизгнул и забился в ближайшее стойло.
Когда конь увидел, что ворота захлопнулись и путь на волю отрезан, он подался назад. Колли подошел к нему и отвел на место. Он изо всех сил старался не выдать своего торжества. Тогда Престон сердито воскликнул:
– Ты нарочно хотел меня напугать!
– Не исключено. Но пойми, тебе не стоит пока думать о приобретении лошадей.
Престон вышел из своего укрытия.
– Ну, положим, в скотине я мало что смыслю. Зато о тебе кое-что знаю.
– Да? Например?
– Недели за две, то есть с тех пор, как мы узнали, что ты тут, мой папа про тебя не так уж мало выяснил. Теперь мы знаем, почему у тебя нет матери.
Матери. Это слово больно резануло Колли. Он повернулся к Престону очень медленно, потому что заранее боялся услышать то, что скажет кузен.
– Как он мог это выяснить?
Он не решился на более прямой вопрос. Как они узнали, если никто, кроме Дьявола, по-видимому, ничего не знал? А перед стариком Колли сам дважды ставил этот вопрос, и оба раза Дьявол очень ясно давал понять, что обсуждать данную тему не желает.
– Он все знает, потому что нашлись документы.
«Спрашивай. Задавай вопросы», – приказал себе Колли.
– Что за документы?
– Твоя мать тебя продала, – отчеканил Престон с видимым удовольствием. Больше он ничего не добавил. Подобно драматическому актеру, он выдержал паузу, чтобы зловещий смысл сказанного как следует потряс собеседника.
– Не знаю, что ты такое говоришь, – медленно произнес Колли. – Человек не может продать человека.
– Так вот она – продала. Дед купил тебя у твоей матери, когда тебе было шесть месяцев. Не знаю, сколько он заплатил, но из документов понятно, что деньги она получала только в том случае, если уступала тебя ему. Она выбрала деньги и подписала бумаги.
Колли не мог смотреть на расплывающееся в довольной улыбке лицо Престона Ролинса. Колли не знал, отдает ли себе его так называемый кузен отчет в том, какую боль он ему причиняет. И задаваться этим вопросом он не стал. Ему предстояло найти ответ на значительно более важный вопрос: где правда?
Он поспешно вышел из конюшни и зашагал к дому. Когда он распахнул дверь гостиной, Альберт и Джеймс прервали разговор. С порога Колли выпалил:
– Он… Престон говорит, что ты заплатил моей матери деньги за то, чтобы она отдала меня тебе. Это правда?
Альберт пробормотал ругательство, а щеки Джеймса порозовели.
– Должно быть, он подслушивал мои разговоры с Тересой. Папа, клянусь тебе, сам я ничего ему не говорил.
– Это правда? – гневно повторил Колли.
Наконец-то сам Дьявол сделал попытку не отказаться от ответа вовсе, а дать уклончивый ответ:
– Я не совсем уверен, что понял твой вопрос. Она была молода и нуждалась в деньгах. Мы заключили честную сделку. Она получила деньги, а ты получил приют, где тебе ничто не угрожало.
Несмотря на замешательство Дьявола, в это мгновение Колли получил ответы на все интересовавшие его вопросы.
– Я все понял. Ты держал меня на своей ферме, чтобы убедиться в том, что я – сын Броди. Сам-то я тебя не интересовал, ведь ты даже не приезжал меня проведать, ты полностью поручил меня Чарли. Тебе нужен был лишь мой дармовой труд.
Альберт откинулся на высокую спинку кресла.
– Я никогда не делал вид, что мне твой труд не нужен.
Колли смешался; он не знал, чего он должен был ожидать от деда. Он получил то, чего добивался: истину. Которая оказалась непереносимой.
Не говоря ни слова, он вернулся в конюшню и переделал там все дела, какие только мог выдумать. Поскольку это было единственным способом оставаться подальше от всех Ролинсов.
Мучительно долго тянулся праздник. Колли не привык к рождественским торжествам. В прежние годы в сочельник Надин присылала в хибару у реки пирог, и Чарли с удовольствием отламывал большой кусок; других атрибутов Рождества в их доме не знали. Колли вспоминал прошлое, тосковал и избегал всех.
На следующий день после того, как Джеймс и его семейство уехали обратно в Нэшвилл, Альберт пришел к Колли на конюшню. Он прислонился к высокой перегородке между двумя стойлами и потребовал:
– Выкладывай, парень, все, что хочешь сказать. Тебя ведь многое грызло в последнее время.
Застигнутый врасплох, Колли вскочил на ноги, и слова полились без остановки.
– Ты сделал меня своей вещью. Тебе никогда не было дела до того, как я жил. Ты был всемогущим богом, потому что когда-то вынул из кармана какие-то деньги и забрал себе то единственное, что принадлежало только мне.
– Я не вынуждал твою мать брать деньги. Она согласилась на это не под дулом ружья. Она нуждалась в деньгах. Она любила их больше, чем тебя. Ничего не поделаешь, женщины таковы. Ты – незаконный сын, рожденный ею от человека, которого уже не было на свете. Что бы она стала делать с тобой?
– Значит, я не был ей нужен.
– Не жди, что я начну жалеть тебя.
– Я и не жду.
Колли тяжело опустился на охапку сена. Голос его дрожал, а в душе у него было пусто.


В то лето, когда старик забрал Колли к себе, родители не отпускали Лейни далеко от дома. Таким образом она постоянно находилась под суровым надзором отца и бдительным присмотром матери. Девочка понимала, что ее лишили свободы, но не протестовала, так как очень боялась разбудить тот самый, непонятный и дикий гнев отца.
Как-то раз в воскресной школе она услышала разговор о Колли и о себе. Тина Форбс, дочь библиотекарши, говорила двум девочкам:
– Вчера мистер Ролинс привез в город того мальчишку с реки. Господи, что за вид! Волосы до плеч, комбинезон мешком. Пугливый щенок! Все время в землю смотрит.
Другая девочка отозвалась:
– Моя тетка, что работает в школе, экзаменовала его. Она считает, что он чересчур тихий. Не говорит ни слова, пока мистер Ролинс его не заставит. И она говорит: бедная Дебора Торн, как она, должно быть, боится.
Лейни услышала эти слова, как только вошла в класс, и оцепенела на пороге.
– Почему? – ахнула она.
Ее опять охватило отчаяние. Она не сделала ничего плохого, почему же с ней обращаются как с пленницей?
Более того, папа сказал, что она больше никогда не увидит Колли.
Ни Тина, ни ее приятельница совершенно не смутились. Они сгорали от любопытства.
– Да из-за тебя и из-за него, вот почему, – сказала Тина.
Лейни взглянула на ее подругу и твердо заявила: – Мы не делали ничего такого, из-за чего маме следовало бы волноваться.
Она очень надеялась, что ей удалось не покраснеть.
– А моя мама говорит, что он уже мужчина, – сказала Тина, твердо убежденная в том, что Альме Форбс о противоположном поле известно решительно все. – Он знает, какими нехорошими вещами можно заниматься с девочками.
– И ты думаешь, – гневно закричала Лейни, – что мы с ним этим занимались?
От прямого вопроса подруга Тины замялась.
– Этого я не говорила, – пробормотала она.
– Так говорит твоя мама. Ты должна ей сказать, что это ложь. Да, наверное, в Спрингсе Колли ни с кем не разговаривает. Но и я бы не стала на его месте, если бы обо мне отзывались так, как ты отозвалась о нем. Он такой же человек, как и все.
– Он дикарь и язычник, – произнесла свой вердикт Тина точь-в-точь таким же тоном, как частенько выносила свои суждения ее мать.
– Ничего подобного. Он просто Колли, и все.
Лейни смотрела девочкам в глаза, тщетно стараясь убедить их в своей правоте.
– Ну, тебе-то лучше знать, – сказала Тина и хихикнула.
Осенью Уэй был исключен из школы на три дня за драку с Эрнестом Тейером. О причинах драки он не распространялся, но Лейни знала: Эрнест что-то сказал про нее и маленького колдуна.
Позднее, когда радостное ожидание Рождества сменилось морозным утром нового года, папа принес домой известие: Колли исчез.
Речной мальчишка скрылся с фермы. Сбежал, как сообщила девочке Надин при их очередной встрече. Горячие слезы брызнули из глаз Лейни.
Индиан-Спрингс с удовлетворением воспринял эту новость. Именно этого, решило общественное мнение, Альберт и должен был ожидать от подобного мальчишки.
Лицо мамы светилось, как рождественская свечка, папа стал веселым, как бывало прежде.
А по ночам Лейни, оставшись одна в комнате, прижимала ладони к сердцу, стараясь заглушить боль.


Колли покинул дом Альберта на следующий день после разговора со стариком о матери. Со стола в комнате, которую Альберт именовал своим кабинетом, пропало двести долларов. Возможно, Колли украл эти деньги, а возможно, Дьявол задолжал их за шестнадцать лет работы Колли на ферме.
Колли знал, что Спрингс находится к востоку от фермы, поэтому отправился на запад по заснеженным полям.
Первые две ночи он провел в сараях, питаясь как придется. На третий день, когда Колли наконец выбрался на шоссе, пошел снег. Закусочная на обочине была открыта, в ее окнах уютно горел свет, и Колли, замерзший и умирающий от голода, вошел туда и попросил чего-нибудь поесть.
Хозяйка закусочной, которая управлялась с заведением совершенно одна, взглянула на синего от холода парня с длинными черными волосами и предложила ему бесплатный ужин. Когда он поел, она предложила ему ночлег в задней комнате, а он, в свою очередь, качал насосом бензин, когда какой-нибудь бедолага подъезжал к закусочной и спрашивал горючее.
На следующее утро хозяйка предложила ему постоянную работу и кров, и Колли ничего не оставалось, кроме как согласиться. Хозяйке был нужен помощник, так как ее муж умер полгода назад.
Ее звали Розой, и она была на пятнадцать лет старше Колли.
Когда наступил март, она пригласила его в свой дом, который располагался на боковой дороге в полумиле от закусочной. Колли поужинал с хозяйкой и впервые не отправился в свою постель.
Когда он стал прощаться, она удержала его. И тогда он потерял сначала рассудок, а затем – невинность.
Она заснула, а он еще долго лежал и смотрел на игру теней на потолке незнакомой комнаты. Ему встретился человек, такой же одинокий, как и он сам. Конечно, ему понравилось то, чему Роза обучила его, понравилось настолько, что он знал: как только представится возможность, он повторит это занятие. Он знал это не хуже, чем собственное имя.
Но сердце его оставалось куском льда. Нет, не этого он искал.
Роза сладко спала рядом с ним, он ощущал ее запах. И тогда к нему пришел ответ.
Синие смеющиеся глаза, темные губы, изящный рот. Лейни.
Нет!
Что делают в его голове мысли о ней? Ему не нужны эти мысли. Он дальше от нее, чем когда-либо, и разделяют их отнюдь не только мили. Он перешел черту, отделяющую детство от зрелости, невинность от опыта. А Лейни осталась по ту сторону.
Он предал ее, сам не понимая как.
Внезапно Колли затосковал по Лейни, по ферме и речке, затосковал до боли. И он не мог справиться с этой болью – такой сильной она оказалась.
Спрингс остался позади. Теперь нужно жить в настоящем. У него есть дом, пища, женщина.
Он ни в чем не знает нужды. Кроме нужды сердца.
Семнадцатый год своей жизни он провел в качестве любовника Розы. Жаркое лето миновало, пришла пора урожая.
Однажды на рассвете, когда желтизна уже тронула листья, а в воздухе пахло осенью, Колли вышел из дома Розы и зашагал к закусочной, чтобы открыть ее. И увидел на стоянке грузовик Дьявола. Старик сидел в кабине и ждал. И с ним была Надин.
Колли удивился самому себе: так приятно ему было их увидеть. Не их, а Надин, мысленно поправился он.
Выбираясь из кабины и опираясь сухой ногой на землю, старик проговорил с усмешкой:
– Так вот, выходит, на что ты променял ферму.
– Я бросил не ферму, – коротко ответил Колли.
– Хорошо, ты ушел от меня. Недалеко же ты забрался. Мне уже на четвертый день стало известно, где ты. Значит, ты убежал потому, что решил, будто я в чем-то серьезно виноват перед тобой. В чем же? Я не стал лезть под обвалившийся потолок каменоломни ради людей, которых не знал. В отличие от Броди. А ведь он знал, что у него скоро родится ребенок. Я не продавал свою плоть и кровь за деньги. В отличие от твоей матери. И она поступила мудро, так как если бы она попыталась убежать с тобой, я затравил бы ее собаками. Как ни суетился Джеймс вместе со своей разлюбезной Тересой, я не дал им уговорить себя и не бросил тебя. Ты – мой наследник, такой же, как и Престон. Так в чем моя вина?
Колли не мог облечь в слова то, что рвало его душу на части. И в любом случае он не стал бы говорить с Альбертом на эту тему.
Где-то должно было найтись место для любви. Вот чего он не стал бы говорить.
Вместо этого он сказал:
– Ты заботился обо мне только из-за того, что тебе нужны были мои руки на ферме.
Альберт пожал плечами.
– А я этого никогда не отрицал. Но от твоего ухода жизнь не остановилась. И ты вредишь только самому себе, когда отказываешься от того, что могло бы быть твоим. А уж если говорить о твоих руках… Почему о тебе заботится эта женщина? Да потому, что ей нужен твой труд. Так в чем разница? Только в том, что от меня ты можешь получить больше.
Подъехала машина Розы, но старик даже не повернул головы.
– Колли! – закричала Роза. – С кем это ты?
Альберт смотрел ему в глаза.
– Парень, я не вернусь. И умолять тебя не стану. Но если одумаешься, ферма будет тебя ждать.
На протяжении всего разговора Надин не вымолвила ни единого слова. Заговорила она лишь тогда, когда Дьявол забрался в кабину. В глазах ее стояли слезы.
– Колли, я по тебе скучаю. Ты был единственным живым существом на старой ферме. А девочка расплакалась, когда я сказала ей, что ты ушел. Я встретила их с матерью в городе. Ее отца с ними не было. Она, должно быть, уговорила мисс Дебору, и та позволила ей подойти ко мне и спросить, где ты. Колли, возвращайся домой.
Он смотрел вслед отъезжающему грузовику. Роза стояла рядом и смотрела на него.
– Значит, это твоя семья, – проговорила она после долгого молчания.
Его семья. Может, и так, хочется ему того или нет. Он принадлежит им, с ними ему известно, кто он.
Несколько дней спустя борьба, которую Колли вел с самим собой, была окончена. В ту ночь Роза удержала его. Она без слов знала, как он намерен поступить.
Когда она проснулась, Колли уже не было.
Дьявол спокойно сидел на веранде своего дома и смотрел на приближающегося Колли. Тот поднялся и встал перед дедом.
– Слушай, старик, – резко сказал он. – Я буду работать на тебя, буду выполнять твои поручения. Но только по тем причинам, о которых ты мне говорил. Я буду с тобой ради собственной выгоды. Рабом твоим я не стану.
– Справедливо.
В тот вечер старик положил на кровать Колли нечеткую фотографию. На ней был изображен темноволосый и темноглазый мужчина, обнимающий смеющуюся девушку. Молодые, счастливые, они стояли на зеленой траве в ясный летний день.
– Ее звали Коллин, а может, и нет. Про людей этого сорта ничего нельзя сказать наверняка. Она придумала тебе имя, но я его позабыл. Свидетельство о рождении тогда оформлено не было, а Чарли всегда называл тебя Колли, наверное, помня о ней. Не знаю, откуда она явилась. Думаю, ей было семнадцать или восемнадцать лет. Куда она уехала отсюда, я знаю: в Техас. И еще я знаю, что ее уже нет на свете.
Колли вгляделся в смутные лица на снимке, потом отложил фотографию.
– У меня будет собственный дом, – сказал он вполголоса, но Дьявол услышал его и понял.
– Что ж, начинай. В маленьких городах всегда есть подводные течения. В таких городках люди съедят тебя, стоит только дать слабину. Не обращай на них внимания, иди своим путем, и тогда они будут лизать тебе руки. Пора тебе решать, как жить и кем быть.
– Люди на реке зовут тебя Большим человеком, – отчетливо сказал Колли, глядя прямо в черные глаза Альберта.
– Да, и так тоже, – сухо отозвался старик.
– Когда-нибудь так станут называть меня.
Эти слова прозвучали как клятва, данная, впрочем, не деду, а самому себе.
– Хочешь занять мое место, парень? Думаешь, ты уже вырос? – Но в голосе Альберта почему-то не было гнева. А было в нем скорее странное удовлетворение. – Что ж, вперед… если хватит сил.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Внук Дьявола - Браун Лайза

Разделы:
Пролог

Часть I

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

Часть II

Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Часть III

Глава 10

Часть IV

Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16

Часть V

Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20

Ваши комментарии
к роману Внук Дьявола - Браун Лайза



Очень хорошая книга!!! Динамичная, глубокая, чувственная, непредсказуемая история. Держит в напряжении, интригует. Вкусно заваренная, интересно поданная. Спасибо автору!!!!!!!
Внук Дьявола - Браун ЛайзаВалентина
12.04.2014, 1.07





Не скажу, что роман уж очень понравился. До конца конечно дочитала. Героя жалко, ему много испытать пришлось. Героиня немного с приветом, как впрочем все в ее семейке. Ну все закончилось хэпи эндом.
Внук Дьявола - Браун ЛайзаАнна
12.04.2014, 23.39





Книга Класс!!! Очень захватывает!
Внук Дьявола - Браун ЛайзаЛена
14.04.2014, 13.22





От такого обилия событий и персонажей голова идет кругом. Автор перемудрила.
Внук Дьявола - Браун Лайзаren
30.11.2014, 1.07





Начало какое-то мутное, а финал очень даже ничего
Внук Дьявола - Браун ЛайзаElen
1.02.2016, 18.58





Интересный роман. Не оторваться. Советую прочитать
Внук Дьявола - Браун ЛайзаДиана
4.04.2016, 14.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100