Читать онлайн Внук Дьявола, автора - Браун Лайза, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Внук Дьявола - Браун Лайза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.38 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Внук Дьявола - Браун Лайза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Внук Дьявола - Браун Лайза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Браун Лайза

Внук Дьявола

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Колли так резко распахнул дверь дома, что Надин не успела посторониться. Дверь толкнула ее, и она с трудом удержалась на ногах и даже не уронила свой большой поднос.
– Что с тобой, Колли? На поезд опаздываешь? – проворчала она.
– Извини, – коротко бросил он, пересек широкими шагами кухню и оказался в коридоре, ведущем к ванной. Он был разгорячен, покрыт испариной и измучен; по этим трем причинам ему не терпелось принять душ. Кроме того, он был разъярен; к этому обстоятельству душ не имел отношения.
– Тебе придется долго извиняться, если ты немедленно не выйдешь во внутренний двор, – крикнула ему вслед Надин. – Мистер Альберт дожидается тебя добрых два часа.
Колли остановился и повернулся на каблуках.
– Я же предупреждал его, что буду сегодня поздно.
– Ну, может, он не знал, что приезжает Джеймс.
– Джеймс? Он что, здесь? Зачем?
Бессмысленный вопрос; конечно же, Джеймс приехал с той же целью, что всегда: обвинять племянника. Тем не менее Надин ответила:
– Откуда мне знать? В общем, твой дед велел мне прислать тебя к нему, как только ты заявишься.
Колли бросил взгляд на свои джинсы и вообще-то белую, но теперь перепачканную майку. Он вымазался в грязи, когда ему надоело ждать механика и он сам забрался под трактор.
Надин угадала, что его смущает.
– На твоем месте я бы интересовалась не своей внешностью, а тем, что нужно мистеру Альберту.
– Не хватало мне только торчать сейчас с ними обоими, – пробормотал Колли себе под нос и отвернулся от старухи.
Во внутреннем дворе горел один-единственный тусклый фонарь. Освещал он покрытые белой краской металлические стулья с закругленными спинками и цветочные ящики с петуниями и бегониями Надин. Эти цветы были единственным украшением; Альберт не обращал внимания на окружающую обстановку.
Как ни странно, этот полутемный двор навел Колли на мысли о «Магнолии». Впрочем, запущенность гостиницы объяснялась бедностью хозяев, запущенность фермерского двора – характером Альберта. Старик всю жизнь отказывался потратить хоть пенни на отделку дома, как бы ни умоляла его об этом жена.
У железного столика, очень неудобного и приобретенного как минимум двадцать лет назад, сидел старший, а теперь единственный сын Альберта Джеймс. Обычно он выглядел чопорным и неприступным, но в эту ночь жара и влажность воздуха заставили его снять пиджак и галстук и закатать рукава рубашки. Он казался поникшим и расстроенным.
В самом темном углу двора под одним из последних в графстве красильных дубов сидел старый человек, одетый в комбинезон. Он курил сигарету.
Обращаясь к нему, Колли объявил:
– Надин сказала, что ты хотел меня видеть.
Джеймс отреагировал немедленно. Он вскочил на ноги и резко бросил:
– Давно пора!
Альберт не шелохнулся. «Наверное, потому, – подумал Колли, – что старикан уже знал, что я в доме. Слух у него, как у рыси».
Глубоко затянувшись, он наконец повернул голову. Волосы под кепкой у него были белые как снег, но глаза – черные, как у Колли.
– Я так и думал, что ты задержишься, – ровным голосом сказал он. – Ты починил трактор?
Одним из многочисленных загадочных свойств старика была способность узнавать все новости еще до того, как Колли успевал ему их сообщить. Колли предполагал, что на ферме жил некий таинственный соглядатай, хотя он никогда не мог догадаться, кто нес эту специфическую службу.
– Да, трактор уже на ходу.
– Вот и хорошо. Нет смысла звать кого-то на помощь, когда можешь справиться сам.
Очень спокойно Альберт стряхнул пепел с сигареты в ведро.
– Послушай, Колли, я живу в довольно жестком режиме, – раздраженно заговорил Джеймс. – Я приехал, чтобы встретиться с сыном, но Престон упрям как осел.
– Ты сегодня виделся с братом? – осведомился Альберт у Колли, покачиваясь в кресле.
– Сегодня – нет, – осторожно ответил Колли.
– Но тебе известно, где он, – безапелляционно заявил Джеймс. – Ты неделю дома и уже все знаешь. Этим ты пошел в деда.
– Возможно, – отозвался Колли.
– Так что скажешь?
– Он, как правило, бывает повсюду с двумя друзьями, которых привез с собой, – медленно ответил Колли. – Их зовут Джек и Марк.
– А, близнецы… – На лице Джеймса отразилось облегчение. – Я не знал, что они тоже в Спрингсе.
– А они не в Спрингсе. Они арендовали домик на озере. Престон часто туда наведывается. И еще один человек постарше, Ллойд Тейт. У него на озере плавучий дом. Я ничего о нем не знаю. Он в наших краях новичок.
– Тейт? Я о таком не слышал, – заметил Джеймс.
Колли в ответ только пожал плечами.
– Ничего не могу сказать.
– Близнецов-то я знаю, – продолжил Джеймс. – Дома, в Нэшвилле, Престон играет с ними в гольф, ловит рыбу. Наверное, они иногда выпивают вместе.
– В общем, ведут себя как хорошие мальчики, – ядовито заметил Колли.
Наступило молчание, после чего Джеймс приблизился к племяннику вплотную и тихо сказал:
– Ты ничего не говоришь о женщинах.
– Не могу себе представить, чтобы Престон имел дело с кем-нибудь, кроме прожженных шлюх, – подал реплику Альберт.
Колли прихлопнул комара, усевшегося ему на шею, и скинул со лба прилипшие волосы.
– В плавучем доме Тейта какие-то бывают, но я их не знаю, – неохотно проговорил он.
– Женщины? – Джеймс покачал головой. – Шлюхи, как считает папа, да, Колли? Если так, то нам не о чем волноваться. Но я не хочу, чтобы повторилась та история с мисс Лэнгфорд.
– Не такой он дурак, чтобы повторить одну ошибку дважды, – бросил Альберт. Он подхватил обеими руками правую ногу и водрузил ее на левую. Правая нога у него не сгибалась со времен несчастного случая в старом карьере, происшедшего еще до рождения Колли. – Да и дурак не стал бы повторять пройденное. Он знает, что я опять поручу Колли…
– Нет! – одновременно воскликнули Колли и его дядя.
Больше Колли ничего не сказал, зато Джеймс пустился в объяснения:
– В тот раз мы избрали неверную тактику. Я бы все прекратил, если бы мне вовремя сообщили. А поручать Колли… Он не имел никакого права указывать Престону, тем более в присутствии девушки. Тереза тогда разозлилась на меня, в особенности за участие Колли, да и сам Престон был вне себя.
– Скверные наступили времена, если женщины говорят мужчинам, как они должны поступать, – жестко заявил Альберт. – Когда ситуация с Лэнгфорд стала выходить из-под контроля, я дал тебе знать. И еще попытался тебе объяснить, что ее старик намерен вытянуть из Престона все деньги – хоть по брачному контракту, хоть по суду. Черт побери, Джеймс, если бы я предоставил действовать тебе и твоей непревзойденной супружнице, мы давно были бы разорены. И после этого ты утверждаешь, что он ничего не знает?
– Папа, не надо на меня нападать, – огрызнулся Джеймс. – Некогда нам разводить пустую болтовню. С Колли ты поступил неправильно. Он же тут бегал чуть не голый, хотя был уже взрослый. Да и сейчас у него небось самые длинные волосы во всем графстве.
Колли прислонился к столбу и усмехнулся.
– Ну, допустим, голым я не бегал. Лет в двадцать у меня уже была одежда.
– У Колли было суровое детство, как и у меня. В наше время люди боятся так воспитывать детей, вот и получается, что человек не решается исполнить свой долг – по отношению хоть к лошади, хоть к жене. Колли воспитан правильнее, чем ты, Джеймс, или Броди. Ему не нужна нянька. Никакая баба ему не указ.
– Ну, пускай так… Но скажи мне, сколько семейств в этом городе решатся пригласить Колли на обед? – сердито буркнул Джеймс. – Его все боятся, все достойные люди, я имею в виду, и не без причин.
– Значит, ему придется удовлетвориться обществом недостойных. Между прочим, их гораздо больше, – парировал Альберт. – Меня, скажем, тоже причисляют к таким. И тебя, Джеймс, таким считали, пока ты не женился на куколке Купер. Ладно, хватит препираться. У Колли свои дела, у Престона свои. Но Престон мне больше не нужен, если он собирается опять устроить то же самое, что в Атланте.
– Ничего подобного не повторится. И у Колли не будет случая предстать во всей красе и вышвыривать его.
– Я ни слова ему не сказал, – вмешался Колли. Впервые он потерял самообладание. – Он только глянул на меня и выбежал вон. Мне самому пришлось объявлять девочке, что Престона она больше не увидит. И я помогал ей упаковывать чемоданы, а она в это время рыдала у меня на плече. И я же выводил ее из квартиры, и я сунул ей в руку десять долларов и отвез ее… Ну да, отвез ее в клинику, чтобы она могла…
Он резко оттолкнулся от столба и отвернулся от дяди. Повисла тяжелая пауза.
– Больше это не повторится, – пообещал Джеймс. – В том, как все обернулось, Престон обвиняет меня. Но еще больше он зол на Колли за то, что тот позволил себе вмешаться не в свое дело.
– Престону пора думать головой, а не той штукой, что болтается между ног, – отрезал Альберт. – Колли просто исполнил то, что я ему велел.
Джеймс помолчал несколько секунд, не отводя взгляда от племянника, потом снял со спинки стула пиджак.
– Я прошу тебя об одном: дай ему перебеситься. Он молод, только и всего.
– Я моложе его, – заметил Колли, не оборачиваясь.
– Ты – другое дело. Ведь ты никогда не был…
Джеймс запнулся.
– Нормальным человеком, – закончил за него Колли.
Джеймс пожал плечами:
– Называй как угодно. Папа, объясни мне ради всего святого, зачем ты вернул Колли домой? Тебе же отлично известно, что они с Престоном поладить не могут.
– Значит, надо этому научиться. Без этого мы каши не сварим.
Джеймс раздраженно крякнул, набросил пиджак на руку и зашагал прочь, но вдруг остановился и обернулся:
– Бумаги по сделке с Ламберсоном я оставил у тебя в кабинете. Пусть Колли мне их принесет, когда ты просмотришь. А на следующей неделе я займусь проектами конюшен.
– Запомни, Джеймс, – бросил Альберт, – от тебя требуется только одобрить проекты. Решение уже принято. Конный завод у нас на ферме будет.
По голосу старика было ясно, что возражений он не потерпит.
– Разве я говорил, что я против? – проворчал Джеймс. – Вовсе я не против, раз контроль над оборотом средств у Колли. Я возражаю только против того, что ты посвящаешь Колли решительно во все, причем еще до того, как сам принимаешь решения. Черт возьми, я, в конце концов, твой сын, и я болею за наше дело побольше Колли. Он же не в состоянии понять и половины деловых вопросов. Он даже в школе ни дня не учился. – Он ступил на травяной газон и недовольно пробормотал себе под нос: – Ботинки от росы испортятся. Хорошая итальянская кожа. – Джеймс обернулся и крикнул: – Эй, Колли, раз уж ты такой рукастый, мог бы хоть дорожку к гаражу проложить! С такой работой можно справиться и без высшего образования.
Только когда огни «Мерседеса» Джеймса скрылись в ночи, Альберт обратился к внуку:
– Только не надо мне говорить, что ты не хочешь ехать в Нэшвилл. Ты отправишься, как только я подготовлю бумаги.
– Зачем? Чтобы он опять объяснял мне, как Престон хорош и не нуждается в моих наставлениях? И что я чересчур туп и потому не могу разобраться в контрактах? Этот сукин…
– Закрой рот или я его сам заткну! Ты не смеешь так говорить про дядю! Я решил так: ты занимаешься табачными складами и отчитываешься передо мной, он ведает вложениями в Нэшвилле и тоже отчитыватся передо мной. Это честно. А если его это раздражает, значит, ему нужен поводок для того, чтобы он вел себя честно.
– А Престон?
– Тебе известна его роль.
– Так пошли в Нэшвилл его, а не меня, – с жаром предложил Колли. – Пусть и он покрутится. Работа простая.
Старик молча смерил его взглядом.
– А почему бы и нет? Вот тогда-то мы и увидим его папочку во всей красе.
– Не будь кретином, – рявкнул Альберт. – Престон сейчас там, где я хочу. У него, как и у тебя, свои задачи. Мы действуем с одного конца, они – с другого. Джеймс – это парадный подъезд: он работает головой, а ты горбом. Ты, Колли, крепкий парень, у тебя достаточно сил.
Колли засунул руки в карманы, подошел к краю мощеной площадки и взглянул в сторону гаража, откуда только что выехал его дядя, но ничего не разглядел во мраке.
– Престон хорош собой и одевается как кукла, так что и он годится для парадного представительства.
– А я это в нем всегда ценил. Он привлекателен, элегантен, у него хорошо подвешен язык. Думаю, один человек из тысячи способен изъясняться так убедительно, как Престон. Люди готовы проглотить все, что он скажет. У нас с тобой этот номер не прошел бы. Мы грубой деревенской закваски. А ведь Ролинсы – из тех шахтеров, что всю жизнь вкалывали на угольных копях в Западной Виргинии и мерли как мухи. И тем не менее Престон Ролинс в один прекрасный день может стать хоть губернатором. Я-то не доживу, а вот ты еще увидишь, что я прав. – Альберт пристукнул ребром ладони по подлокотнику кресла. – И я об этом узнаю, буду я гореть в аду или распевать вместе с ангелами на небесах.
– Так отправь его домой. Там ему самое место, – процедил Колли сквозь зубы.
Ему давно надоели самонадеянные разглагольствования старика.
Наступило молчание. Колли подошел к деду и встал около кресла. Альберт напряженно смотрел на него.
– Так во что он вляпался? – спросил он наконец. – Я знал, что при Джеймсе ты прямо не скажешь. А со мной изволь быть откровенным.
– Пока ничего не случилось.
Разве мог он рассказать деду, в какую ярость пришел накануне, когда увидел Престона в «Магнолии»? Какое, черт побери, право имеет Престон таскаться туда и глазеть на Лейни Торн?
А такой человек, как Престон, мог явиться в старую гостиницу только с одной целью.
Этот треклятый кузен пусть лучше держится подальше от молодой хозяйки «Магнолии»… как и сам Колли.
– Что значит – пока?
Колли ответил уклончиво:
– Просто у меня предчувствие. Я не видел его с какой-то конкретной девушкой, но я его знаю. Какая-то девушка есть. Это же Престон!
Альберт уже сунул в рот новую сигарету и хотел было чиркнуть спичкой, но при словах Колли вынул сигарету изо рта и рассмеялся.
– Как же это ты его до сих пор не застукал? Неужели он умнее, чем я думал?
– Проблема в том, – очень серьезно ответил Колли, – что если эта девушка местная, то она скорее всего не сможет раскусить Престона и его приятелей. Скорее всего она верит всему, что он говорит, как Святому писанию, как та, в Атланте. Если с этой случится что-нибудь подобное, то…
– Понял тебя. Значит, последи за ним повнимательней.
– А если я кого-то обнаружу? – наседал на старика Колли. – С ним разговаривать бесполезно. Запреты для него – все равно что красная тряпка для быка.
Альберт задумчиво посмотрел на смуглое лицо внука.
– Не представляю его себе с такой девицей. По-моему, это больше в твоем духе, а?
Поняв намек, Колли расправил плечи и резко отвернулся от старика. А тот продолжал как ни в чем не бывало:
– Колли, если он окажется настолько туп, что опять впутается в какую-нибудь историю, на этот раз мы пойдем прямо к девушке. Если ее поведение может причинить нам неприятности, придется что-то придумать. Купить ее, если надо. Не волнуйся, Колли. Это в наших силах.
– В твоих, – поправил его Колли. – Что касается меня, мне обрыдло присматривать за ним. Я – бык в ярме, а он – вольная пташка, гуляет где хочет. Я вкалываю, а он наслаждается жизнью.
Широкими шагами Колли направился к дому, но услышал за спиной голос Альберта:
– Тебе известно, для чего ты здесь.
Эти слова, как кнутом, хлестнули его, и он остановился, но не обернулся.
– Когда я вытащил тебя из твоего сарая, я все тебе объяснил. – Старик отчетливо выговаривал каждое слово. – Один из вас должен быть на виду, второй – в тени. Престону на роду написано сидеть на троне. Только он может привести нас к могуществу. Джеймс прав, ни меня, ни тебя не приглашают на званые обеды. Понятно, в Кентукки ты живешь по-другому, ведь там не знают о твоем прошлом. А я… Да будь я проклят, если двинусь отсюда куда-нибудь. А иногда необходимо иметь кое-где своего человека. Вот для чего нужен твой кузен.
– Пусть он хоть на миллионе тронов восседает, – злобно бросил Колли, поворачиваясь к деду, – меня от него тошнит.
– Судя по всему, у него к тебе такие же чувства. Тем не менее твоя роль заключается в том, чтобы быть ему опорой, когда он будет идти наверх. Ты должен пахать; кому-то нужно этим заниматься. Без этого семья не может существовать. Необходимы корни. На этой земле я начал свое дело, эта земля и сейчас позволяет нам прочно стоять на ногах. Тебе предназначено ее возделывать. Именно поэтому я не мог позволить тебе пустить корни у Хардинга в Дэнвилле. Наша земля – здесь. Здесь наша судьба. Восемь лет назад я рассказал тебе обо всем, и ты умолял меня позволить тебе остаться. Так оставайся. Ты поклялся, что останешься.
– Мне было шестнадцать лет, и я был до смерти напуган, – нерешительно возразил Колли.
– Ты соображал, что делаешь. Я это видел по твоим глазам. Слово превыше всего, – веско изрек Альберт. – Даже если ты даешь его из-за глупой прихоти, например, из-за женщины, а у тебя так это и было, ты мечтал только о том, чтобы быть поближе к дочери Торна. Чуть себя не погубил из-за нее.
Долго Колли молча смотрел на деда, потом повернулся и пошел в дом.
Альберт сказал правду. И все-таки тихий внутренний голос, тот самый, что постоянно разговаривал с Колли с того дня, как он стал жить у старика, подсказывал ему, что можно и нужно посмотреть на все события и с другой стороны.
В его жизни должна была быть какая-то любовь.
Едва ли Альберт когда-либо любил его. Старик пользовался им при необходимости, а взамен позволял ему жить на своей земле.
Едва ли и мать любила его; иначе с чего бы она поручила его, еще младенца, Альберту и исчезла с горизонта?
Его рука потянулась к груди, но не нашла свистка. Колли снял его, понимая, какой поднимется скандал, если он появится в доме Дьявола с этим свистком на груди.
Несомненно, до старика уже дошли известия о стычке с Престоном в «Магнолии». Но он предпочел молчать на этот счет, что вполне устраивало Колли. Свисток принадлежит ему, и никто, даже Альберт, даже сама Лейни, не сможет отобрать его.
Проклятый Престон стащил его. Еще один повод для презрения и ненависти. Как только он нашел свисток, откуда узнал, как много этот свисток значит для Колли?
Конечно, этот свисток имеет какую-то ценность для одного только Колли. Он остался единственным доказательством любви и нежности Лейни, единственным свидетельством того, что в его жизни были те три долгих жарких лета.


Когда пришло третье долгое жаркое лето, все переменилось.
Перемены начались тогда, когда умер Речной Чарли. Умер, несмотря на отчаянные усилия Колли спасти его. Осознав, что происходит, он опрометью выскочил из сарая и добежал без остановки до дома Дьявола. Ворвавшись с черного хода на кухню и не обращая внимания на строгий окрик Надин, он промчался в соседнюю комнату, где за столом сидели трое мужчин и одна женщина. При его появлении женщина взвизгнула, а один из мужчин возмущенно рявкнул:
– Это что еще такое?
Дьявол поднялся на ноги. Он все еще был в комбинезоне, то есть не переоделся к ужину, а лишь снял шляпу. Взгляд Колли невольно задержался на его белоснежных всклокоченных волосах.
Четвертым в этой комнате был подросток, чуть постарше Колли. Он смотрел на Колли так, словно тот свалился с луны. Колли несколько раз видел его издалека в тех редких случаях, когда появлялся возле дома, и знал, что это внук старика.
– Скорее идите, мистер… – Колли не знал, как обратиться к Дьяволу, поэтому фраза осталась незаконченной. – Он не пришел домой. Я нашел его в одном из сараев.
Дьявол догадался, о чем идет речь, едва взглянув на мальчика, и только в эту секунду Колли понял, насколько он, должно быть, напуган и бледен.
– Уберите этого щенка, – умоляюще произнесла женщина. – Мы ведь собирались ужинать.
Дьявол оборвал ее:
– Я скоро приду.
– Идемте, – брякнул Колли, не сознавая собственной неслыханной дерзости. – Ему плохо. Вы ему нужны.
Дьявол даже растерялся.
– Дела так плохи? Ладно, едем на машине.
Они вдвоем вышли из столовой. Проводил их изумленный взгляд трех пар глаз.
Колли нередко доводилось ездить на тракторе, но к скорости грузовика он не привык и непременно испугался бы, если бы уже не был напуган до крайности.
Войдя в сарай, Дьявол направил луч фонарика на черный бесформенный тюк, лежавший в углу. Чарли моргнул и напрягся, словно желая привстать при виде старого Ролинса, но членораздельные звуки долго ему не удавались.
– Я уми… умираю, – прохрипел он в конце концов вместо приветствия.
– Мы все здесь умираем, – отозвался Дьявол и склонился над Чарли.
– Я… умираю… раньше, – выдавил из себя Чарли. – Человеку назначен… – Он зашелся в кашле и прикрыл рот полотенцем. – Назначен срок… умереть и предстать перед господом… – Он с трудом перевел дух. – Я хотел рассказать… вам, пока не умер. Я был когда-то… учителем в Западной Вир… Виргинии. Убил человека… Он увел… у меня жену. Я сбежал, а потом мы встретились… Помните? И я тогда остался у вас. Скрывался… в аду. Я старался… для Колли. А теперь… сдержи слово, Дьявол.
Старик выпрямился.
– Я же сказал, что сделаю это, когда придет время.
– Оно пришло.
Голос Чарли был слаб, но решителен.
– Пусть он подрастет. Подождем до восемнадцати лет. Тогда власти не смогут указывать мне, что с ним делать.
– Он уже вырос. Нельзя держать его… на привязи… как зверя… Знание губит… Незнание… полное… тоже.
Он с усилием выговаривал слова между судорожными вздохами. Дьявол упрямо молчал.
– Не удерживай его, – шептал Чарли. – Держит только… любовь…
Он тщетно старался подавить кашель.
– Не разговаривай, Чарли, не надо, пожалуйста, – взмолился Колли и гневно глянул на Дьявола. – Сделайте то, что он хочет. Вы же человек! Он умирает!
– Мои слова ничего не изменят, – сухо возразил старик. – Я, конечно, позову вра…
– Черт! – воскликнул Чарли неожиданно громко, но при этом в груди у него что-то угрожающе булькнуло. – Врач не успеет. Я умру. Никакой врач… мне не поможет. Но я… тоже послал письмо. Как и ты, Дьявол… Я знаю… Это дело… с Колли… должно кончиться, что бы ты…
Он вдруг приподнялся и сел, как будто его дернули за ниточку, и принялся хватать руками воздух. Колли как зачарованный наблюдал за неотвратимым приближением смерти к старому человеку, у которого достало сил подняться ей навстречу.
Освобождение было мгновенным. Чарли рухнул навзничь на охапку сена, а Колли с громким криком ринулся прочь.
– Стой! – рявкнул Дьявол и схватил его за плечо, но Колли резко вырвался и только бросил на бегу:
– Отстань!


В тот день Лейни пришла к дубу без нескольких минут два. Она давно не появлялась на своей площадке для игр, да и Колли нечасто в последнее время приходил туда.
Она скучала по нему, хотя и знала: он приходит, когда может.
– Измажешь меня, – предупредила она большого пса, который ухватил ее за штанину, когда она занесла ногу на перекладину лестницы. – Дурак, – добавила она, оборачиваясь и глядя вниз.
И тут голова ее ткнулась в что-то теплое и мягкое.
Это был Колли. Колли, практически никогда не показывавшийся возле дерева, сидел теперь верхом на толстой ветке, как раз там, где Джон Торн соорудил для Лейни площадку.
Выглядел он ужасно, как будто не спал вот уже несколько недель. Лейни почему-то решила, что он недавно плакал.
– Чарли умер.
Даже голос его звучал по-старчески тускло.
Пес, который, видно, почуял что-то нехорошее, гавкнул два раза.
– Тихо, – испуганно пролепетала Лейни. – Это же Колли.
Собака негромко заскулила, затем притихла.
Лейни поднялась на настил и уселась рядом с Колли.
– Мне очень жаль, – прошептала она.
– Не бойся, я больше плакать не буду, – проворчал Колли. – Я плакал столько, что теперь у меня ни слезинки не осталось.
– А я и не боюсь, – тихо ответила девочка.
Колли подтянул колени к подбородку, обхватил их руками и уткнулся в них лицом.
– Наверное, я даже не только из-за Чарли. Еще и из-за себя. У меня…
Голос Колли оборвался.
– Не надо так говорить. Я всегда буду тебе другом. И я еще долго не умру, – прошептала Лейни ему в макушку.
Он поднял голову и усмехнулся.
– А что дольше – очень долго или всегда?
– Это мы когда-нибудь узнаем, – торжественно ответила Лейни.
– Значит, Элейна Мари Торн, ты обещаешь?
– Да… Сейчас я даже дам тебе доказательство. – Голос Лейни зазвенел от восторга. – Пусти.
Она оттолкнула его, выпрямилась и потянулась к дальней ветке. Колли откинулся назад, щурясь от ударившего в глаза солнца, а Лейни тем временем извлекла откуда-то целлофановый мешочек.
– Вот! – провозгласила она, и Колли отодвинулся, освобождая ей место. – Смотри.
Она встала на колени и помахала пакетом перед его носом, пристально глядя ему в глаза.
– Свисток, – медленно произнес он, но руки не протянул.
– Когда в «Магнолии» было полно всяких горничных и поварих, тетя Оливия свистком звала их всех к себе. А потом отдала его мне. Он из серебра. Видишь, почернел; надо бы его почистить. На нем нарисована магнолия. В общем, это тебе.
Лейни положила пакет на его открытую ладонь.
– Я не могу его взять, потому что мне нечего тебе подарить. У меня ничего нет.
– А мама говорит, что самый лучший подарок – это такой, когда ты ничего не ждешь взамен, – горячо возразила Лейни. – Колли, не бойся ничего. Кто его может у тебя увидеть?
От этого невинного вопроса его лицо перекосилось, и он поспешно поднялся на ноги.
– Я боюсь, – просто сказал он. – До самого конца Чарли не говорил мне, что умирает. А Дьявол вообще не стал помогать. Значит, он вовсе не такой всемогущий, как я считал. Наверное, я не только о нем, но и обо всем остальном судил неправильно. Понимаешь, мне всегда казалось, что я мечтаю о свободе. А на самом деле оказалось, что мне страшно. Я даже не знаю, кто я такой, а мне очень хочется узнать. Чарли повторял, что у меня есть родина и он обязан вернуть меня туда. Мне, мол, со временем скажут, где моя родина. Я хочу туда… и не хочу. Где это место, Лейни? Где?
Внезапно и она испугалась.
– Не уезжай, – торопливо сказала Лейни. – Оставайся здесь. Колли, пожалуйста.
Он взглянул на нее сверху и увидел ее расширившиеся глаза, обращенные к нему.
– Рано или поздно ты вырастешь и не захочешь встречаться со мной, – угрюмо проговорил он.
– Нет. Такого не будет. Никогда.
Она была готова заплакать.
– Ладно, я тебе верю. – Колли наклонился и стер с ее щеки слезу. – Я когда-то говорил тебе, что мне некуда деваться. Я останусь здесь, пока ты не вырастешь.
Он ступил на лестницу и принялся спускаться. Когда они оказались лицом к лицу, она быстрым движением опустила свисток в карман его комбинезона.
– Я его принесла сюда на Рождество в первую зиму после нашей встречи. А ты за ним не пришел. Если ты его не возьмешь, он так и останется тут. Этот свисток означает, что я говорю тебе правду и ты всегда можешь позвать меня. Колли, мы с тобой друзья. Навсегда.
Он уже не был тем мальчишкой, с которым она изредка играла. В нем появилось что-то взрослое; горькая жизнь оставила на нем свой отпечаток. И все же она не могла так легко проститься с прошлым.
Помолчав, Колли ответил, как бы шутя:
– Или надолго. Узнаем, что дольше.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Внук Дьявола - Браун Лайза

Разделы:
Пролог

Часть I

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

Часть II

Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Часть III

Глава 10

Часть IV

Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16

Часть V

Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20

Ваши комментарии
к роману Внук Дьявола - Браун Лайза



Очень хорошая книга!!! Динамичная, глубокая, чувственная, непредсказуемая история. Держит в напряжении, интригует. Вкусно заваренная, интересно поданная. Спасибо автору!!!!!!!
Внук Дьявола - Браун ЛайзаВалентина
12.04.2014, 1.07





Не скажу, что роман уж очень понравился. До конца конечно дочитала. Героя жалко, ему много испытать пришлось. Героиня немного с приветом, как впрочем все в ее семейке. Ну все закончилось хэпи эндом.
Внук Дьявола - Браун ЛайзаАнна
12.04.2014, 23.39





Книга Класс!!! Очень захватывает!
Внук Дьявола - Браун ЛайзаЛена
14.04.2014, 13.22





От такого обилия событий и персонажей голова идет кругом. Автор перемудрила.
Внук Дьявола - Браун Лайзаren
30.11.2014, 1.07





Начало какое-то мутное, а финал очень даже ничего
Внук Дьявола - Браун ЛайзаElen
1.02.2016, 18.58





Интересный роман. Не оторваться. Советую прочитать
Внук Дьявола - Браун ЛайзаДиана
4.04.2016, 14.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100