Читать онлайн Замок снов, автора - Брантуэйт Лора, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Замок снов - Брантуэйт Лора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Замок снов - Брантуэйт Лора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Замок снов - Брантуэйт Лора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брантуэйт Лора

Замок снов

Читать онлайн


Предыдущая страница

10

Джон выглядел безукоризненно. Тэсс едва могла вспомнить, как давно он надевал такой красивый галстук исключительно ради нее. Волосы уложены, в руках букет белых лилий. Тэсс стало почти неудобно за свое скромное домашнее платье, которое она и не подумала сменить к приходу Джона.
– Здравствуй. – Он улыбнулся самой обаятельной своей улыбкой и протянул цветы.
Тэсс кивнула, молча взяла лилии у него из рук и скрылась в глубине квартиры, радуясь возможности хоть немного побыть одной и отдалиться от этого человека, такого чужого, такого непонятного… Что за маскарад, в конце концов?!
Когда она вышла в гостиную, Джон уже сидел в кресле и рассматривал какой-то журнал, попавшийся под руку, с видом человека, пришедшего нанести самый безобидный светский визит.
– Чай?
– Да, пожалуйста.
Снова – в спасительное укрытие кухни. Механически достала любимый заварочный чайник, мамин подарок на какой-то из дней рождения. Электрический чайник услужливо щелкнул. За знакомыми действиями – приготовлением чая, – выполняемыми почти автоматически, можно спрятаться, как за ширмой. Не дрожат ли руки? Нет, кажется, все в порядке. Вот только мужчина, ждущий в гостиной, опасен и пришел при параде вовсе неспроста. Чего он хочет? Тэсс не знала. Ей было очень тревожно. Она вздрогнула от звука шагов позади себя.
– Тебе помочь?
– Ну что ты, я и сама прекрасно справляюсь, ты же знаешь, что я делаю любимое дело…
– Да, знаю. – Джон будто гипнотизировал ее мягким, понимающим взглядом. – Давай будем пить чай здесь – как раньше. – Он уверенным движением подвинул табурет, сел и стал пристально, жадно следить за каждым движением Тэсс.
Ей становилось очень не по себе от этого не отпускающего ни на миг взгляда. Ей хотелось бы показать, что она чувствует себя непринужденно, что его визит не выбил ее из колеи, доказать ему, что она сильная, но сделать этого Тэсс не могла. Она напряженно вглядывалась в темную поверхность чая в своей чашке, делала глоток за глотком, не замечая, что жидкость обжигающе горячая, и думала о том, что рядом с ней сидит человек, с которым она была вместе почти четыре года, за которого собиралась замуж, которому изменила и не испытывает ни малейших угрызений совести по этому поводу…
Как странно. Неужели любовь настолько сильное и безрассудное чувство, что снимает действие всех моральных установок человека? И нравственное чувство – это никакое не чувство, а привычка разума, стереотипы: так – правильно, хорошо, а вот так поступать нельзя? Хотя… Наверное, для моего нравственного чувства слишком важным оказалось то, что он меня не любит.
В этой не-любви Джона Тэсс была так же уверена, как если бы могла воспринимать ее объективно, каким-нибудь органом чувств. Наверное, слишком велика была разница между любовью Грегори, истинной, пылкой, всеобъемлющей, и отношением к ней Джона – тем, что когда-то по незнанию можно было принимать за любовь. Когда-то, но не теперь.
Оба молчали. Вряд ли Джон был в состоянии догадаться, какие мысли посещают Тэсс, проницательности для этого ему явно не хватало. Но нужно же было что-то говорить!
– У тебя очень вкусный чай…
Тэсс подняла на него глаза. Во взгляде мелькнуло странное выражение, что-то среднее между тревогой, пренебрежением и жалостью.
– Обычный.
Джон испытующе смотрел на нее.
– Так ты совсем не рада меня видеть?
Тэсс только пожала плечами. Спросила устало:
– Джон, ты же пришел не просто так?
– Вот именно! – Джон откинулся, чтобы ощутить спиной шероховатую прохладную поверхность стены. – У меня к тебе очень серьезный разговор.
– Слушаю тебя. – Тэсс задумчиво провела пальцем по горячей гладкой чашке.
– Ты выглядишь не очень-то веселой. Я слышал, что у тебя проблемы с так полюбившейся тебе фермой.
Тэсс очень старалась, чтобы ее лицо не выдало того, какие у нее большие проблемы и как полюбилась ей «ферма».
– Тебя не обманули.
– Знаешь, солнышко, вместе мы могли бы попытаться решить эту проблему. – Теплая жесткая ладонь Джона накрыла руку Тэсс.
– О чем ты говоришь? – В голосе Тэсс звучало недоверие.
– Ну, я думаю, мы могли бы найти деньги и выкупить «Белую долину» у ее нынешней владелицы. Я рассчитываю на скорое повышение. Кое-что мне удалось скопить, да и дом родителей в Глостере мне не очень-то нужен. Так что при большом желании… – Джон сделал выразительный жест рукой.
В глазах Тэсс загорелся огонек надежды. Джон, милый, какой он добрый! Наверное, он по-своему любит меня или хотя бы любил! Я причинила ему столько зла, а он согласен помочь мне! Джон…
– О, я… я не знаю даже, что сказать! – Тэсс положила вторую руку на ладонь Джона и радостно рассмеялась. – Джон! Как я тебе благодарна! Верь мне, я очень быстро отдам этот долг, мы поднимем дело, и, когда появятся деньги, ты сразу получишь свое…
Джон сидел с видом человека, которому есть что сказать, но перебивать собеседника он не хочет. Когда Тэсс наконец перевела дыхание, он ласково улыбнулся ей и провел пальцами по ее щеке, отводя в сторону прядь непослушных черных волос.
– Тэсс, ты меня не поняла. Никакого долга не будет.
Ее глаза расширились: в такое великодушие Джона не могла поверить даже она. Что-то здесь не так. Значит, поставит еще какие-то условия.
– Чего же ты тогда хочешь?
– А ты не знаешь? – игриво поинтересовался Джон.
Тэсс задумчиво покачала головой.
– Я хочу, чтобы ты стала моей женой, чтобы мы жили долго и счастливо и – как там дальше? – умерли в один день, – улыбнулся Джон. Он торжествовал. А она считала меня предсказуемым и упрекала в этом. Нет, дело определенно стоило того, чтобы увидеть это вот выражение на ее лице!
Тэсс так резко поставила чашку на стол, что та жалобно и растерянно звякнула о блюдце. Ей показалось, что пол под ногами покачнулся, стал вращаться и самым предательским образом норовит увернуться куда-то в сторону. Слова Джона прозвучали внезапно, ошеломляюще, пугающе и в то же время нелепо. Нечто подобное Тэсс ощутила бы, если бы где-то на вечеринке вдруг услышала треск разрываемой ткани и поняла, что это ее платье рвется, быстро, неизбежно, снизу доверху, и сделать ничего нельзя. Невозможно! Это просто невозможно!
Мысли беспорядочно метались в голове. Тэсс лихорадило от отчаяния. Это было отчаяние человека, которому вдруг милосердно указали выход из лабиринта, где он блуждал в абсолютной темноте, и тут – злая шутка судьбы! – стена лабиринта рушится и выход, тот самый, что еще минуту назад был виден, откуда сочился свет и тек свежий воздух, превращается в тупик. И нет большей безнадежности, чем та, что возникает, когда угасает ярко вспыхнувшая на миг последняя надежда.
Быть не может такого! Чего же ты хочешь от меня на самом деле, Джон?! Грегори, где ты, черт тебя подери, я же с ума сойду без тебя!
Тэсс сначала долго всматривалась в доброжелательное лицо Джона – доброжелательное в той манере, какая бывает у людей, уверенных в своем успехе и наслаждающихся им. Не смогла вынести – отвернулась. Не понимаю, не понимаю, не понимаю!
Набрала воздуху в легкие. Нет, не знаю я, что говорить, как отреагировать. Господи, что происходит?! Не хватало дыхания. Не хватало мыслей. Тэсс вскочила и встала у окна. Плотный белый туман наполнял город. Он был настолько густым, что казалось, будто реален и на самом деле существует лишь большой старый клен прямо под окном, а все остальное – какие-то намеки, смутные силуэты. Вот, например, то высокое дерево на углу, которое материально не больше, чем тень на белом бумажном листе. Прохожие – а что они? Всего-то-навсего шорох шагов, приближающийся, материализующийся в тусклую фигурку под окном и снова растворяющийся в холодной молочной пене, разлитой по всему городу. Машины – точно такое же шуршание шин и изредка пронзительные сигналы. Все в этом городе скрыто от человека: дома, деревья, автомобили, другие люди… И поэтому нарастает ощущение тревоги, ведь неизвестно, что может скрываться за непрозрачной липкой пеленой. Что может таиться в твоей душе, Джон? Неужели любовь?
Джон подошел неслышно, встал сзади. Обнял за плечи – крепко, как раньше. Теплые руки легли будто даже требовательно. Пальцы слегка дрожали. Черт подери, и что в этой худой черноволосой женщине такого, что сводит меня с ума?! Почему я всегда хочу ее, стоит только к ней приблизиться? Джон не говорил ничего. Но он давил – взглядом, который Тэсс почти физически ощущала на своей щеке и шее, прикосновением – совсем таким, как в те годы, когда они были любовниками. Человек, которого ты хочешь вычеркнуть из жизни, не должен так прикасаться. Иначе ничего у тебя не получится.
Джон осторожно дотронулся губами до волос Тэсс. Его горячее дыхание скользнуло по уху, по щеке. Тэсс вздрогнула. На нее накатило чувство беспомощности. Память тела… Не зря говорят, что связь между мужчиной и женщиной, которые были близки, никогда не рвется до конца, что бы ни произошло потом. Тело Тэсс мгновенно вспомнило такие обыкновенные ласки Джона. Его руки медленно скользили вверх и вниз по плечам, задерживаясь ненадолго на сгибах локтей. Тэсс знала, что должно произойти дальше: сейчас он медленно повернет ее к себе лицом и поцелует – сначала в уголок рта, потом в губы и нужно будет закрыть глаза…
– Нет. – Тэсс сказала это как-то быстро, но твердо. Есть Грегори. Она любит его. Поэтому она не может позволить другому мужчине прикасаться к себе. И ни о какой памяти тела речь не идет.
Джон опустил руки, спрятал их в карманы.
– Извини, малышка, я не хотел торопиться, так получилось. Не обижайся.
Тэсс стояла, низко опустив голову. Я его сейчас убью. Просто убью – чтобы его больше не было. Чтобы он никогда не говорил о свадьбе. О деньгах. О «Белой долине»… Мамочка, я же должна ее спасти!
– Нет, вижу, что обиделась. Ну ладно. Знаешь, я даже не хочу, чтобы ты давала мне ответ прямо сейчас, в таком взвинченном состоянии. Успокойся, обдумай хорошенько. Я действительно хочу, чтобы ты стала моей женой. Я тебе тоже не чужой. Так что взвесь: свобода в этой квартире среди своих книжек или все же я и наша счастливая жизнь в «Белой долине». Я уверен, что ты сделаешь правильный выбор, милая. – Джон использовал один из самых действенных приемов в общении с Тэсс: обрисовать ситуацию, подсказать выход и оставить ее одну на какое-то время. Все равно все ее мысли будут вертеться вокруг того, что ей предложили. Никуда не денется… – Не провожай. До скорого. – Джон наклонился и чмокнул Тэсс в щеку. Ушел.
Машинальным жестом Тэсс провела ладонью по лицу, будто хотела стереть след от поцелуя. Ни разу не сказал, что любит меня… Тогда зачем это все? Ему нужна «Белая долина»? Ведь денег Джона и так хватит, чтобы выкупить ее. Не то. Тогда что же?
Мысли о том, что Джону просто, во-первых, не хотелось съезжать с накатанной жизненной колеи и отказываться от давно запланированного события, а во-вторых, было задето его мужское самолюбие («Это же моя женщина!..»), Тэсс так и не пришли в голову. Она ведь никогда не занималась изучением психологии Джона, таким поверхностным и простым он ей казался, что вроде бы и размышлять не над чем. К тому же вычленять в поведении людей какие-то стереотипы и потом анализировать совершенные и возможные их поступки Тэсс не умела. Ну не было у нее стратегического мышления. Вот из-за его отсутствия она и мучилась сейчас: не могла найти ответ на вопрос: зачем? А еще страдала внутренне от того, что не отказала сразу, что не хватило смелости и решимости сразу отрезать этот выход. Потому что это все же выход. Для Грегори, который любит «Белую долину». Ведь можно потом и на развод подать… Лишь бы Грегори мог остаться дома!
И тогда Тэсс представляла себе глаза Грегори, которому сообщает о своем замужестве… И знала, что она ему в тысячу раз дороже дома. Но у нее был шанс подарить ему этот дом, который он готов был потерять ради нее!
Ах нет, не поймет, никогда он меня не поймет, не простит, потому что это предательство – позволить другому мужчине надеть мне на палец кольцо, поклясться ему в любви и лечь с ним в постель!
Опустившись на пол прямо у окна, Тэсс плакала от сознания собственного бессилия, от отчаяния, от глухой ненависти к Джону, который заставил ее хотя бы на мгновение всерьез подумать о браке с ним.
Что же нам делать?!
Излишне громкая трель телефона прозвучала, как, впрочем, почти всегда, некстати. Тэсс сначала решила не подходить, подумав, что может звонить Джон. С другой стороны, он ведь только что ушел. Споткнувшись о выдвинутый табурет, Тэсс прошла в комнату, попутно растирая по щекам слезы, как будто на другом конце провода ее могли увидеть! Влажной рукой взяла трубку, произнесла надорванно:
– Алло!
– Мисс Гринхилл, дорогая, здравствуйте! – почти пропел в трубку мистер Барри, редактор.
При звуках его голоса Тэсс поморщилась, как от внезапного приступа мигрени. Роман, черт бы его подрал! Ведь я не написала ни страницы… Еще не хватало работу потерять!
– Здравствуйте, мистер Барри, – произнесла Тэсс.
– Как поживаете, мисс Гринхилл? – Удивительно, но Барри, достаточно внимательный человек, кажется, на этот раз совсем не уловил тихого всхлипа, когда Тэсс только сняла трубку, и не озаботился по поводу ее «убитого» тона.
– Спасибо, ничего, как вы?
– О, прекрасно, мисс Гринхилл, просто великолепно!
Издевается, что ли?! Или у нас новый стиль отношений: мой редактор теперь будет звонить мне и делиться радостями личной жизни?
– Рада за вас, – с интонациями талантливой трагической актрисы проговорила Тэсс.
– О, мисс Гринхилл, я бы на вашем месте порадовался за себя!
Тэсс разве что только не видела, как на другом конце провода улыбается широкой улыбкой мистер Барри, как приподнимаются уголки его губ и подтягивают вверх опущенные обычно кончики усов… Разорвет со мной контракт, это точно. Все же никогда бы не подумала, что он такой садист!
– Дорогая Тереза…
Так, все ясно. Если Грегори потеряет конезавод, я – работу, то что мы тогда будем есть?! Следующая мысль была, конечно, о Джоне, и Тэсс прокляла его, себя и мистера Барри, который устраивает такую провокацию для ее совести.
– …нет, я не могу говорить о таких вещах по телефону. Немедленно приезжайте. Надеюсь, вы не очень заняты…
Терпению Тэсс пришел конец.
– Мистер Барри, зачем устраивать эту комедию? Мне и так сейчас очень тяжело. Если вам так уж необходимо расторгнуть наш договор именно теперь, то нельзя ли это сделать заочно или хотя бы завтра?!
Молчание. А потом обиженное сопение в трубке. Барри прокашлялся.
– Мисс Гринхилл, похоже, мы друг друга не поняли. Речь идет не о расторжении договора, – он говорил теперь подчеркнуто официально, как будто хотел сказать: «Вот так всегда, ты к человеку со всей душой, а он…», – а о заключении нового. Предложение должно вас заинтересовать. Если же вы в данный момент заняты…
– О, простите, мистер Барри. – Тэсс опешила, но это не избавило ее от острого желания немедленно провалиться сквозь землю. – Я не хотела вас обидеть, но неправильно поняла. Я… я скоро, мистер Барри.
– Жду, мисс Гринхилл. – Было слышно, что незаслуженно обиженный Барри еще не вполне простил ее, но позитивного настроя в целом не потерял.
Тэсс быстро оделась в свой самый очаровательный костюм из светло-серой мягкой ткани, напудрилась, чтобы скрыть последствия недавней истерики, нанесла на волосы капельку своих «счастливых» духов, то есть тех, к которым неравнодушен был обожающий тонкие запахи мистер Барри. Готова. Тэсс не рискнула в такой туман ехать по городу на автомобиле. Да и зачем? Ведь до редакции и пешком можно дойти минут за сорок.
Влажный воздух приятно холодил лицо, рассеивал тупую боль в виске. Как здорово вот просто так идти и не думать ни о чем, растворяясь в быстром ритме шагов…
Старое аккуратное здание издательства. Золоченые буквы над входом выглядят совсем тусклыми в тумане. Знакомые до последней щербинки восемь ступенек, массивная дверь – Тэсс всегда приходилось прикладывать заметное усилие, чтобы открыть ее. Не поехала на лифте, легко взбежала на четвертый этаж. Коридор неярко освещен маленькими электрическими лампами под матовыми плафонами – по старинке. Третья дверь направо – кабинет мистера Барри. Кэт, секретарша в приемной, приветливо кивнула Тэсс и сообщила боссу о ее приходе.
Мистер Барри, полный невысокий человек с холеной внешностью и пушистыми усами, сам распахнул дверь. Видимо, за полчаса успел забыть о моей выходке, мелькнуло в голове Тэсс.
– О, мисс Гринхилл, мы вас уже заждались. – Тэсс даже не успела удивиться, – а кто это – мы? – как Барри уже подплыл к ней, нежно взял под локоть и препроводил в свой кабинет.
В помещении было накурено до невозможности, терпко пахло кофе, на столе мистера Барри поверх рукописей и еще каких-то бумаг, скорее равномерно рассыпанных, чем сложенных, стояло пять чашек с темным кофейным осадком, а за столом сидел совершенно незнакомый Тэсс мужчина. Когда она вошла в кабинет, он поднялся. В облаках сизого дыма Тэсс разглядела худощавого высокого блондина в темном костюме.
– Мисс Гринхилл, познакомьтесь – мистер Лоуренс, наш дорогой гость из США. – Барри, сама любезность, заботливо пододвинул к своему столу второе кресло – для Тэсс.
Та стояла, совершенно не понимая, какое дело этому молодому янки может быть до ее скромной персоны.
– Здравствуйте, мисс Гринхилл, безмерно рад знакомству! – Мужчина широко улыбнулся. Американский акцент царапнул слух Тэсс. Она протянула ему руку и вопросительно посмотрела на Барри. Он светился ярче любой лампочки в коридоре на этаже.
– Тереза, дорогая, садитесь. Кофе или, может быть, чаю? Воды? – хлопотал редактор.
Тэсс отказалась.
– Ну что ж, мисс Гринхилл, тогда приступим к делу. – Американец уже по-домашнему облокотился на стол мистера Барри.
В течение следующих минут Тэсс выразительно хлопала ресницами, без особого успеха пытаясь соотнести с действительностью то, о чем говорил мистер Лоуренс. А говорил он о том, что является агентом «Нью лайн синема», что приехал в Лондон в туристическую поездку, случайно купил и прочитал ее «В сумерках» (последнюю книгу) и что эта атмосфера как раз то, что им нужно для триллера, снять который в следующем году мечтает продюсер…
Вот ведь ненормальный: и в отпуске не может забыть о делах, совсем как Джон! Лишь бы выслужиться, подумала Тэсс.
Речь Лоуренса перебивалась репликами мистера Барри, который постоянно вставлял фразу-другую о том, какой потрясающий талант, чудесный дар у мисс Гринхилл и как сам мистер Барри был впечатлен ее творчеством с самого начала знакомства.
Американец замолчал. Тэсс продолжала ошеломленно хлопать ресницами и смущенно улыбаться. Не дождавшись более определенной реакции, Лоуренс продолжил:
– Так вот, мисс Гринхилл, не хотели бы вы написать сценарий к нашему фильму? Бюджет планируется огромный, будут первоклассные спецэффекты. Мы предлагаем вам контракт на… – И он назвал сумму.
После этого Тэсс уже ничего не видела, не слышала и не была в состоянии воспринимать. В голове билась одна мысль: этих денег хватит, чтобы выкупить «Белую долину»! Хватит, Господи Боже мой, хватит наверняка! Спасибо, спасибо тебе, Господи…
– …Разумеется, чтобы привлечь зрителя, нужно будет внести кое-какие существенные изменения: у героя должна быть любимая девушка, может они вместе будут разгадывать какую-то загадку или, скажем, ей будет угрожать опасность и нужно будет ее спасти. Да, именно так, то, что нужно…
– Да-да. – Тэсс кивала и смотрела на долговязого агента счастливыми глазами, чуть ли не с обожанием.
– Я уже говорил с боссом, он в восторге. Когда вернусь в Штаты, мы подготовим бумаги…
– Да-да…
Когда через четверть часа Барри поднялся, чтобы проводить Тэсс до дверей кабинета, та едва сдержалась, чтобы не броситься на шею американцу и не расцеловать его.
Тэсс летела домой как на крыльях. Собственно, дома ей и нужно было только взять сумку, которую, слава богу, не успела распаковать, и ключи от машины. Никакой туман теперь не смог бы помешать ей доехать до Грегори. И совсем не было страшно: теперь все должно сложиться хорошо.
Все же Тэсс не гнала машину. Ее мысли и так слишком часто были далеки от ситуации на дороге, и приходилось постоянно одергивать себя, возвращаясь в «здесь и сейчас». Потом, сколько ни старалась, Тэсс не могла вспомнить каких-то деталей этой поездки, только белую мглу тумана над дорогой, кое-где деревья, подступившие совсем близко к проезжей части, мутный свет противотуманных фар от встречных машин. И ощущение сбывшейся мечты, которая, становясь реальной, не оставляет пустоты в душе, а, наоборот, рождает новые – радужные, светлые, наполненные теплом, радостью и любовью. Она и Грегори. Их дети, растущие в «Белой долине». Книги, которые она напишет в этом доме. Любовь и творчество.
Черепашьим шагом Тэсс удалось доехать до «Белой долины» уже за полночь. Дом спал. Не было видно огней. Тэсс ощутила, какая тяжелая атмосфера висела над домом. Они же еще не знают, что все спасено. Какая я глупая – не догадалась позвонить. Хотя такие вещи нельзя говорить по телефону. Грегори, любимый мой, уже скоро!
Отперла дверь своим ключом – незачем понапрасну будить Мэри и Стэнли. Бесшумно вошла, с радостью ощутив знакомый запах старого дома – запах дерева, сухих цветов и свежей выпечки Мэри. Наверху в коридоре горели светильники, и мягкий тихий свет был рассеян в гостиной.
– Тэсс! Что случилось?!
Видимо, Грегори сидел на ступеньках лестницы, по крайней мере спуститься со второго этажа за пару мгновений он не мог. В несколько широких шагов он преодолел расстояние от лестницы до двери и порывисто сжал Тэсс в объятиях. Потом отстранился, увидел ее сияющие глаза и, успокоенный тем, что у человека, с которым случилось что-то страшное, не может быть такого взгляда, стал покрывать быстрыми страстными поцелуями ее лицо и шею.
– Мне казалось, что тебя нет со мной уже месяцы и годы, – прошептал он. Потом сделал над собой усилие, прекратил ласки, сжал ее лицо в ладонях и спросил с улыбкой: – Ты тоже так соскучилась, что приехала сейчас?
Тэсс тихо рассмеялась и покачала головой.
– Что?! – Грегори сделал строгое лицо. – Я тут, понимаешь ли, вещи уже собрал и намеревался на рассвете выезжать в Лондон, а она, неверная…
Тэсс закрыла ему рот поцелуем. Потом чуть откинулась в его объятиях. От ее взгляда не ускользнули новые морщинки, которые появились у него: складочка на лбу и две – в уголках рта. От горечи переживаний последних дней. Тэсс провела по ним пальцем, будто стараясь разгладить.
– Знаешь, я именно этого и боялась, поэтому поспешила вернуться домой раньше, чем ты отсюда уедешь.
Грегори вздохнул. Тэсс почувствовала, что это реакция на слово «домой».
– Тэсс, милая…
– Да, милый. Я приехала тебе сказать, что это наш дом и никто не заставит нас отсюда уехать.
Грегори непонимающе вскинул брови.
– Мне предложили контракт: я должна написать сценарий для американского фильма. Денег, что мне заплатят, хватит на «Белую долину» и, если захочешь, на какую-нибудь небольшую молочную ферму неподалеку!
Грегори застонал от счастья, крепко обнял Тэсс и приник к ее губам в бесконечно долгом нежном поцелуе.
– Наш дом…
– Да, любимый, «Белая долина» – наш дом.
Грегори подхватил Терезу на руки и понес наверх, отмечая подъем на каждую новую ступеньку поцелуем.
В эту ночь, обессилев от наслаждения, Тэсс засыпала в объятиях любимого мужчины. Грегори лежал рядом, чуть приподнявшись на локте, и трепетно гладил ее волосы. Никому не хотелось засыпать первым и терять возможность продлить эту ночь блаженства хотя бы на несколько минут.
– Тэсс…
– Да, любовь моя?
Он наклонился и дотронулся губами до ее виска.
– Я обещаю тебе, что ты всегда будешь счастлива со мной – здесь или где угодно еще.
– Знаю.
Тэсс улыбнулась и закрыла глаза.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Замок снов - Брантуэйт Лора

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Замок снов - Брантуэйт Лора



роман чудесный прочитайте советую
Замок снов - Брантуэйт Лоралеля
20.12.2011, 20.11





Хороший роман! Хотя, мне бы больше хотелось прочитать книгу героини "В сумерках". Уж очень интересное было начало!
Замок снов - Брантуэйт ЛораЮлия...
26.12.2013, 17.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100