Читать онлайн Ты – настоящая, автора - Брантуэйт Лора, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ты – настоящая - Брантуэйт Лора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.44 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ты – настоящая - Брантуэйт Лора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ты – настоящая - Брантуэйт Лора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брантуэйт Лора

Ты – настоящая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Виктория жмурилась от яркого летнего солнца. Она сняла темные очки вполлица, неизменную деталь образа, и подставила истосковавшуюся по ультрафиолету кожу жизнерадостным лучам. Легко и приятно было бесцельно шагать по тротуарам и рассматривать вывески и витрины магазинов. Она никуда не спешила. Работа на сегодня была окончена. Домой бежать? Зачем? Все равно там никого нет. Только стены и эхо – гулкое, всепоглощающее. Оно поселилось в квартире три года назад, когда из нее ушел Оливер.
Оливер? Ах, Оливер… Типичный случай. Психологически неблагополучный мужчина, который не может совместить в своей картине мира образ жены-матери и любовницы. Как… неприятно.
Виктория за это время успела многое понять и передумать. До чего-то дошла своим умом, что-то нашла в книгах и тренингах по психологии. Теперь ей казалось, что она видит людей насквозь. Все их поступки ей было легко объяснить.
Клер снисходительно относилась к этим увлечениям сестры.
«Чужая душа – потемки. Как можно в ней разобраться? – недоумевала она, слушая, как сестра раскладывает по полочкам очередного клиента или знакомого. Лучше бы ты побольше о себе думала. Поверь, не все люди действуют по законам Фромма и Берна. Не все действуют по законам, известным тебе. И исключения бывают. И люди встречаются хорошие, не заботящиеся лишь о собственной выгоде».
Виктория скептически качала головой, вспоминая предательство Оливера.
Все одинаковые.
Неудивительно, что в свои двадцать восемь лет (возраст, как раз подходящий для замужества по английским стандартам) Виктория была одна.
Не было у нее ни шумной свадьбы где-нибудь в миловидном местечке, ни влюбленного мужчины под окном, ни тайного обожателя, ни даже постоянного партнера. Совершенно одна. Привыкла. Устраивает.
Зато вся эта беготня с традиционным привозом подарков в дом невесты, тортом, шампанским, белым платьем – длинным шлейфом, священником, последующим приемом выпала на долю Клер. И даже не один, а целых два раза. Пару месяцев назад неугомонная младшая сестренка вышла замуж во второй раз, едва успев избавиться от оков первого брака. Вернувшись из свадебного путешествия по Европе, она тут же примчалась к Виктории – делиться впечатлениями. Та, естественно, была уже в курсе всех подробностей, поскольку сестры не прекращали общения по телефону. Но разговор с глазу на глаз – это совсем другое дело. Только так можно выяснить, не обманывает ли Виктория, утверждая, что у нее все в порядке с личной жизнью.
Выяснить-то выяснишь, но что от этого выяснения изменится?
Клер погостила два дня и уехала к мужу. Покой вновь вернулся в дом Виктории.


Вечер. Тихо. В углу гудит телевизор. Какой-то фильм о любви. Старый. Фиолетовые сумерки. Виктория забралась с ногами на диван. Пятница. Никуда завтра не нужно идти.
Зевнула. Выключила телевизор. Протянула руку к столику и взяла книгу. Эрнест Хемингуэй. Избранное. Виктории все больше нравились серьезные книги. А двадцатый век дал писателям много материала для раздумий. Хемингуэй привлекал ее своей мужественностью, лаконичностью – слов совсем немного, но сколько мыслей за ними стоит!
Виктория открыла двадцать седьмую страницу. Вчера она, уставшая, не дочитала рассказ. Писатель приглашает пройти вслед за ним в маленькую комнату к молодой американской паре.
«– Ты сегодня очень хорошенькая, – сказал он».
Все они так говорят, привычно прокомментировала Виктория.
«Она положила зеркало на стол, подошла к окну и стала смотреть в сад. Становилось темно.
– Хочу крепко стянуть волосы, и чтобы они были гладкие, и чтобы был большой узел на затылке, и чтобы можно было его потрогать, – сказала она. – Хочу кошку, чтобы она сидела у меня на коленях и мурлыкала, когда я ее глажу.
– Мм, – сказал Джордж с кровати».
Виктория горько усмехнулась и продолжила чтение.
«– И хочу есть за своим столом, и чтобы были свои ножи и вилки, и хочу, чтоб горели свечи. И хочу, чтоб была весна, и хочу расчесывать волосы перед зеркалом, и хочу кошку, и хочу новое платье…
– Замолчи. Возьми почитай книжку, – сказал Джордж. Он уже снова читал».
Вот и я так. Хочу, хочу, хочу… А приходится читать книжки… Очередные скептические замечания Виктории о своей жизни и жизни вообще, о литературе и гендерных ролях были бесцеремонно прерваны телефонным звонком. Виктория хотела его проигнорировать, но звонивший был весьма настойчив. Чертыхаясь и проклиная невидимого наглеца, заставившего ее подняться с теплого местечка, Виктория сняла трубку.
– Виктория Маклин?
– Слушаю.
– Простите за беспокойство, но дела заставили меня позвонить вам.
Виктория терпеливо выслушала извинения и объяснения. Голос в трубке принадлежал некоему Джекобу Мэлори, представляющему интересы некоего Джона Катлера.
Нет, это имя ей абсолютно незнакомо. Телефон ему дали знакомые? Она работала с ними? Возможно. Даже скорее всего – так. Не согласится ли она оформить внутренний дворик его усадьбы? Почему бы и нет. Да, она, несомненно, встретится с его представителем и обсудит подробности. Завтра? В восемь утра?
Ой, ужас какой!
Рано вставать по выходным для Виктории было самым тяжелым наказанием. Но бизнес есть бизнес.
– Да, конечно. До завтра. До свидания.
Положила трубку. С сожалением посмотрела на книгу. Сегодня ее снова не удастся дочитать.
Поперек всех планов встреча с представителем… как его? Джона Катлера. Стоп-стоп! Виктория кинулась к журнальному столику и, пересмотрев пару газет, нашла нужное. Пробежав глазами несколько абзацев, она озадаченно приложила руку ко лбу.
Ничего себе.
Джон Катлер оказался далеко не простым смертным. По крайней мере, по сравнению с обычным ландшафтным дизайнером. Ему принадлежал неплохой бизнес на юге Англии. Неплохой – слабо сказано. Если Виктория не ошибалась, то эта фамилия мелькала в журнале «Пипл». К сожалению, удостовериться в этом на данный момент не было никакой возможности.
Виктория, милая, только не бессонница из-за этого, только не сегодня… сегодня надо спать.
Завела будильник на полседьмого и укрылась одеялом с головой. Это с детства помогало уходить от реальности. Но сегодня что-то продолжало давить на Викторию, не давало покою. Она свернулась калачиком и обхватила голову руками.
Устала. Я просто устала.
Виктория забылась тяжелым сном. Наутро она проснулась от напряженных трелей будильника и поначалу долго не могла понять, где находится и что происходит. Выключила истошно орущий будильник, посмотрела на циферблат. Суббота, полседьмого утра. Виктория почувствовала себя несчастной…
Ах да!
Она пулей выскочила из кровати и помчалась в ванную. Контрастный душ, жесткое-прежесткое полотенце – оказывается, и в ранний час можно чувствовать себя живым человеком!
Тихонько, словно стараясь не нарушить покой хозяйки, шумел, нагреваясь, электрический чайник. Виктория, задумавшись, сидела и в тысячный раз изучала чашку: тонкие темно-коричневые линии, сплетающиеся в изысканный узор на фоне цвета слоновой кости; гладкая поверхность, на которой эти узоры, нанесенные краской вручную, можно проследить ощупью, если закрыть глаза и прислушаться к ощущениям пальцев…
Ну почему именно сегодня? Неужели нельзя было подождать понедельника? И что я могу предложить этому… Катлеру?..
Виктория слегка поморщилась, может быть, даже чуть-чуть болезненно: не любила она людей из так называемого высшего общества, ну не лю-би-ла! Главным образом за то, что они зачастую сами не знают, чего хотят. А бизнес есть бизнес. И ты, как нанятый работник, должен что-то им предложить…
…А как психолог убедить их в том, что это именно то, чего они хотели!
Резкий щелчок выключившегося чайника вывел Викторию из задумчивости. Привычные, даже немного механические движени
Ну вот. У меня не хватает времени сварить кофе так, как я люблю, поэтому я должна довольствоваться растворимым. А все из-за чего?.. Черт, что-то я разворчалась с утра!
Виктория толкнула тяжелую стеклянную дверь подъезда и вышла на улицу. На нее дохнуло свежей радостной атмосферой раннего лондонского утра. Еще мягкие солнечные лучи приятно согревали лицо и руки, ветерок легко заигрывал с прядями волос, нежно касался шеи. Слышно было шуршание шин по асфальту, где-то слева – хлопанье голубиных крыльев, за домами – еще редкие и требовательные сигналы автомобилей. Из открытого окна слышался детский смех. Сверху в одной из квартир неожиданно громко звучала музыка – какая-то легкомысленная популярная песенка, без особых претензий на смысл, но все же очень живая и симпатичная. Дурное настроение тут же рассеялось: ведь я могла бы всего этого не увидеть, не услышать, не почувствовать!
В такие моменты Виктория начинала даже больше любить людей.
Вероятно, именно эта любовь к представителям рода человеческого и желание с ними пообщаться и подтолкнула Викторию поймать такси вместо того, чтобы брать свою машину.
Она вышла на главную улицу, и уже через четыре минуты, что, право, совсем не много по лондонским меркам, перед ней остановилось такси. Водитель оказался улыбчивым парнишкой лет двадцати – двадцати двух с лукаво прищуренным левым глазом и непокорным вихром на макушке. Виктория села на заднее сиденье.
За двадцать три минуты, которые заняла дорога до офиса, Виктория поняла, что этот парень вполне мог бы оказаться ее очень давним другом, столько она успела узнать о его отце, сестренке, тете Кэтти и собачонке Флае…
Это ее даже не раздражало. Против обыкновения.
Парень был счастлив: за последние полчаса на его долю выпало две удачи: благодарная слушательница, которая вопреки всем ожиданиям не отворачивалась, не смотрела в окно и не разговаривала по сотовому телефону, и неплохие чаевые. Ну и что, что дамочка не Мисс мира и даже не Мисс Паркин-стрит. Если речь идет только о приятной, ни к чему не обязывающей болтовне, то мужчине совершенно не важно, как выглядит сидящая рядом женщина.
К сожалению, только в этом случае…
В офисе «Фьора-Дизайн» Викторию встретила секретарша Мэгги Райт, очаровательное молоденькое существо с золотистыми от природы кудряшками, наивными голубыми глазами и пухлыми пальчиками с ухоженными розовыми ноготками. Кроме нее и Виктории ни у кого в офисе не было дел, которые нужно было бы делать ранним субботним утром. Собственно говоря, обязанности Мэгги были напрямую связаны с делами Виктории: помочь дизайнеру подготовиться к встрече с потенциальным клиентом.
Виктория поднялась на «свой» этаж без двух минут восемь. Был слышен невнятный шум работающей кофеварки, Мэгги, стоявшая у бара, что-то напевала, протирая стаканы бумажным полотенцем. Компьютер на рабочем столе секретарши был уже включен, поверх бумаг Виктория заметила привычный любовный романчик в мягкой обложке. Она улыбнулась, подумав, что еще несколько лет, и Мэгги сможет защитить диссертацию о сентиментальных романах, если будет читать их в таком же количестве.
– О, мисс Маклин, доброе утро! – Мэгги обернулась и одарила Викторию приветливым взглядом поверх темно-красной оправы очков.
Виктория ей нравилась: спокойная, серьезная, хорошо делает свою работу и, кажется, ничуть не озабочена тем, что у девяноста пяти процентов сотрудников «Фьора-Дизайн» дела на личном фронте идут лучше, чем у нее. А если даже и так, то ничем, ни единым завистливым взглядом не дает этого понять.
Милая женщина. Жаль, что у нее нет мужа. Хотя это так… неудивительно. Мэгги вздохнула и тут же одернула себя: не лучшая обстановка для проявления сочувствия, того спокойного сочувствия, с которым более красивые женщины относятся к менее красивым. А уж есть ли в этом сочувствии нотки удовольствия от ситуации, зависит, наверное, от личных качеств человека. Мэгги была доброй девушкой. Но она не сомневалась, что Виктория не задумываясь убила бы ее, если бы могла читать мысли своей коллеги.
Виктория улыбнулась девушке и кивнула.
– Доброе утро, Мэгги.
– Знаете, мисс Маклин, я так удивилась вчера вечером звонку этого мистера Мэлори. Ничего, что я дала ваш домашний телефон? – Мэгги, кажется, всю ночь не давал покою этот вопрос про «ничего», по крайней мере, вид у нее был именно такой.
– Все в порядке, Мэгги, – успокоила ее Виктория. Она уже открывала дверь своего кабинета. – Кстати, он так и не объяснил, почему дело настолько срочное.
Мэгги фыркнула.
– Ну что вы, мисс Маклин, это же дело Джона Катлера! А такие, как Джон Катлер, не должны ждать. Если кому-то ради их удовольствия нужно вставать хоть в четыре утра каждое воскресенье, их это ничуть не обеспокоит! – Мэгги выдала эту тираду с таким чувством, что Виктория поняла: девушка не любит рано вставать еще больше, чем сама Виктория.
Она улыбнулась:
– Будет тебе, Мэгги. Утро такое…
В этот момент за спиной Виктории раскрылись двери лифта. Мэгги прижала пальцы к губам, будто испугалась, что сболтнула лишнее.
Из лифта вышел мужчина средних лет, чуть полноватый, с блестящей лысиной. Это был мистер Ларсон, юрист.
– Здравствуйте, дамы! – Его лицо расплылось в добродушной улыбке.
– Ах, Эндрю, это вы. – У Мэгги была привычка называть женщин «мисс» или «миссис», при этом она почти всегда обращалась к знакомым мужчинам по имени. Возможно, именно из-за этой ее манеры Мэгги многие во «Фьора-Дизайн» недолюбливали.
Эндрю Ларсон поднял в приветственном жесте руку.
– Да, Мэгги, вы же сказали, что намечается заключение контракта.
Виктория уже закрыла за собой дверь кабинета, равнодушно кивнув Эндрю. Она всегда была холодна с мужчинами после того, как…
Не важно. Это было давно.
Но перебороть даже легкую неприязнь Виктория не могла. Или не хотела.
Подошла к окну, подняла жалюзи – в глаза ударил солнечный свет, отпечатал четкие полосы тени на противоположной стене кремового цвета, залил рабочий стол с лежащими на нем в беспорядке бумагами, отразился от стекол, закрывающих фотографии некоторых реализованных проектов Виктории и рисунки с другими, еще пока фантастическими…
Несколько бронзовых статуэток на секретере, гордость Виктории – гравюра начала двадцатого века – и фотографии родителей и сестры в рамках на столе – вот как выглядел рабочий кабинет Виктории.
Заглянула Мэгги.
– Мисс Маклин, мистер Мэлори уже здесь. Пригласить его?
Виктория поспешно убрала сумку со стола и кивнула.
В дверь вошел очень высокий узкоплечий человек с густыми каштановыми волосами и в очках. Он держался весьма непринужденно. Викторию накрыла волна шарма, исходившая от этого элегантного мужчины: впечатление от его лица, фигуры, которая почему-то не казалась нелепой или вытянутой, дорогого строгого костюма и едва уловимого, изысканного запаха туалетной воды.
– Мисс Маклин?
– Здравствуйте, мистер Мэлори. Сюда, пожалуйста. – Виктория указала на кресло для посетителей, стоящее у ее стола.
– Здравствуйте. Благодарю вас. – Голос мистера Мэлори звучал немного хрипловато. – Еще раз прошу прощения за то, что побеспокоил вас вчера вечером, но дело срочное. Мистер Катлер, интересы которого я представляю…
Виктория невольно вздернула левую бровь: не очень-то ей хотелось выслушивать легенды о героях этого мира. Мэлори пристально смотрел на Викторию, прямо в глаза, и легкое движение ее брови явно не укрылось от его цепких глаз, но он сделал вид, что не заметил его.
– …недавно приобрел дом в Лоу-Лейксе. Это по дороге на Брайтон, знаете?
Виктория машинально кивнула. Да, ей знаком этот район. То есть весьма отдаленно знаком: он слишком красив, чтобы его не заметить, проезжая мимо, и застроен чересчур шикарными домами, чтобы в них жили знакомые, к которым можно ездить в гости.
– Там есть участок земли – девять акров, это, конечно, немного, но застройка в тех местах довольно плотная. Да что я вам объясняю – вы и сами знаете.
Виктория снова кивнула. Она почему-то нервничала и сама на себя злилась: неужели она беспокоится только из-за того, что она разговаривает с представителем какого-то нувориша?
– Так вот, мисс Маклин, мистер Катлер хочет разбить там парк. Он… – тут Мэлори слегка замялся, будто сомневался, стоит ли сообщать некоторую информацию или нет, – видел на дизайнерской выставке несколько ваших работ и настоял, то есть попросил, чтобы вы занялись этим проектом.
Виктория мысленно присвистнула: ну ничего себе, такие люди – и ходят по дизайнерским салонам! Она стала вспоминать, когда в последний раз ее проекты были где-то выставлены, но в голову приходили разве что конкурсы, устраиваемые муниципалитетом.
Нет, это совсем уж нереально!
– Вы согласны?
– Я думаю, да. – Виктория как-то даже растерялась и эти слова будто выронила.
– Отлично. О сумме, думаю, мы договоримся.
Действительно, не договориться о деньгах с богатым человеком, чью прихоть ты можешь исполнить, – весьма сложно. Виктории назвали сумму, услышав которую она взмахнула ресницами и тут же стала планировать ремонт в квартире.
– Я должна осмотреть местность.
– Разумеется! Мы можем отправиться прямо сейчас. – Мэлори порывисто встал.
– О, что вы, нужно ведь оформить бумаги. – Виктория несколько удивленно смотрела на мужчину снизу вверх.
– Да. Бумаги. Разумеется.
Было видно, что юридические формальности не слишком интересуют мистера Мэлори. Виктория даже подумала, что ему бы больше подошла какая-нибудь творческая профессия.
На оформление контракта ушло всего несколько минут, благо, Эндрю Ларсон был в офисе и на данный момент свободен.
– Вы готовы, мисс Маклин? – Мэлори плавным жестом поставил на стол чашку с кофе, пустую лишь наполовину.
– Да.
Виктория привычным, не лишенным изящества жестом накинула на волосы и плечи шаль из темно-коричневого с золотистыми разводами шелка и надела темные очки. На лице Мэлори по этому поводу отразилось что-то вроде удовольствия, как у человека, принявшего более комфортную позу. Он предельно вежливо и обходительно проводил Викторию к лифту. Войдя в кабину и позволив спутнику нажать на кнопку, Виктория повернулась к нему слегка боком – чтобы он не видел возникшей в уголке губ горькой складочки.
Дорога до Лоу-Лейкса заняла около часа. Виктория задумчиво смотрела в окно, время от времени задаваясь вопросом: это Мэлори так хорошо водит машину или автомобиль действительно первоклассный – мягкий ровный ход, отличная скорость…
Разговор, естественно, шел о делах: как давно участок у мистера Катлера, чего он хотел бы, какие у него вкусы, есть ли у него другие владения, с оформлением которых нужно считаться. Оказалось, что Джон Катлер приобрел этот участок и дом всего полтора месяца назад, но до сих пор по каким-то личным причинам не занимался его обустройством.
– Он очень занят, – сказал Мэлори.
Ага. Настолько занят, что у него нет и нескольких минут, чтобы отдать соответствующие распоряжения таким, как вы, мистер Мэлори. Что-то не верится…
Загадочный мистер Катлер, его приоритеты и жизненные установки вызывали у Виктории все больше и больше симпатии.
Выяснилось также, что у мистера Катлера есть небольшой дом в Лейк-Дистрикт. Услышав об этом, Виктория мысленно присвистнула. Совсем простое место для проведения летнего отпуска. Парка там нет. Но в Лоу-Лейксе мистер Катлер хотел бы видеть что-нибудь особенное, строгое и роскошное, как у аристократии викторианской эпохи… Мэлори едва заметно улыбнулся и искоса взглянул на Викторию глазами, которые на минуту стали лукавыми.
– А ведь это звучит: «викторианская эпоха». У вас имя королевы, мисс Маклин, а это значит очень многое.
Имя королевы, данное некрасивой художнице. Здорово, ничего не скажешь!
У Виктории уже складывался определенный образ Катлера. Фотографии его она так и не нашла в той газете, но к чему это? Явно уже стареющий человек, который и не знает, как еще с помощью своих огромных денег самоутвердиться в обществе и поднять свою самооценку. И без того, скорее всего, завышенную. Кстати, обустройство парка – не самый оригинальный способ потратить деньги в современной Великобритании.
Виктория пока даже не задумывалась, что можно будет ему предложить. Предпочитает классическую строгость, значит? Викторианский стиль в оформлении парков… Она покачала головой. Не лишено прелести. Скучноватой прелести.
Взгляд Виктории скользил сначала по витринам крупных лондонских магазинов, по вывескам кафе, казино, кинотеатров, баров, по аккуратно подстриженным деревьям; затем – по маленьким домикам спального района, таким уютным, белым и кремовым, с темно-коричневой или красной черепицей, с облезшей кое-где краской. Перед домами играли дети, деловито помахивая хвостами, пробегали собаки. Дальше попадались какие-то промышленные постройки, грязно-серые или желтые, неуютные, Виктории они совсем не нравились… Затем – ряды тополей вдоль дороги, а в просветах между ними видны были поля и фермерские домики, правда, совсем немного. И все это – быстро, ярко, как в калейдоскопе. Маленький калейдоскоп с картинками Южной Англии – красивая игрушка. Для взрослых, потому что ее нужно понять, нет, даже не понять, а осмыслить: как много пространств и человеческих жизней, к которым мы даже не можем прикоснуться, разве что только взглянуть. Мимоходом. Чтобы тут же забыть о том, что видели: возможно ли сопереживать картинкам в калейдоскопе?
– Приехали, мисс Маклин.
– Да-да. – Виктория тряхнула головой, чтобы выйти из состояния дремотной задумчивости.
Она взглянула в окно, ахнула и поспешила выйти из машины. Мэлори предугадал ее желание, быстро вышел из автомобиля и элегантным движением открыл для Виктории дверцу.
Перед ней была высокая ограда, чугунная, будто кованая, на ее решетке сплетались узоры из темного металла. За оградой – изумрудно-зеленая лужайка, не газон, а именно лужайка: так живописнее. Виднелось семь огромных вязов, когда-то посаженных очень несимметрично и, к счастью, избежавших знакомства с пилой… а за ними – дом. Большой, величественный трех-этажный дом, отделанный плитами из песчаника. Правда, с левой стороны фасада их почти совсем не видно: так густо сплелись цепкие стебли плюща, образуя шероховатый зеленый ковер с узором из резных листьев…
Виктория вдохнула – глубоко-глубоко, – и ее легкие наполнил свежий воздух, напоенный запахами зелени, которой вокруг было предостаточно.
Прекрасно. Чудесно. Удивительно.
Виктория почти забыла, кто является хозяином всего этого великолепия.
Но об этом ей не преминули напомнить охранники, двое дюжих парней в темно-синей форме, стоявшие у ворот. Нет, они не задавали ей вопросов, по всей видимости, узнав Мэлори, с которым Виктория приехала, но даже то, что она ощутила на себе два внимательных взгляда, да еще без всякого оттенка приязни, вывело Викторию из состояния романтической мечтательности.
Что ж, неплохая работа, совсем неплохая…
Течение мыслей сразу изменило направление.
Мэлори наблюдал за Викторией. Очевидно, он уловил эмоции, промелькнувшие на ее лице.
– Ну как, мисс Маклин, вы впечатлены? – спросил он с легкой улыбкой. Казалось, этот человек гордится тем, что… имеет возможность привезти Викторию в это место. Что это место принадлежит его боссу…
– Пожалуй, можно и так сказать.
Виктория взяла с сиденья большую сумку из коричневой замши. Очень удобно: можно носить с собой все нужные бумаги. Все-таки даже большая сумка – женственнее, чем маленький кейс или папка. Кстати, вопросы соответствия размеров сумки принятым в обществе представлениям о длине-ширине-высоте этих аксессуаров мало ее интересовали. Самой нравится – и ладно.
Дверца за спиной Виктории вкрадчиво хлопнула: Мэлори был джентльменом, а джентльмен может обеспечить женщине комфорт так, что она ощутит только результат его действий.
Правда, встречается этот тип мужчин довольно редко. И все-таки приятно… – с улыбкой подумала Виктория.
– Не желаете ли прогуляться? – спросил Мэлори.
– Да, – бросила Виктория через плечо и энергично зашагала к ограде.
Один из охранников открыл перед ней калитку. Виктория оглянулась. Мэлори кивнул парню, и тот отступил, давая Виктории пройти. Его «доброе утро, мисс» прозвучало как-то торжественно. Второй, не говоря ни слова, взял у Мэлори ключи, чтобы поставить машину на стоянку – тут же, недалеко от ворот, справа. Виктория подумала, что этот мистер Катлер умеет подбирать персонал, и тут же слегка поморщилась.
Нет. А вот я – не персонал, и все тут. Я художница!
К дому вела асфальтовая дорожка. Теплый серый асфальт как будто стал мягче под солнечными лучами и приглушал стук каблуков. Неплохо, очень неплохо, но нужно что-нибудь более… живое. Гравий. Нет, не гравий – вот как бы я сейчас шла по гравию на шпильках?
– Извините, мисс Маклин, я не уверен, здесь ли сейчас мистер Катлер, он вчера во второй половине дня улетал в Дублин на переговоры, к сожалению, он не позвонил, не сообщил, когда возвращается…
– Думаю, его отсутствие нам не будет помехой. У меня есть готовые проекты. Но для этого места мне хотелось бы сделать что-нибудь совсем особенное.
– Отлично. С вами приятно иметь дело, мисс Маклин.
Виктория кивнула и сдержанно улыбнулась, постаравшись, чтобы улыбка эта все-таки не выскользнула из уголков губ.
И с вами.
– Я хотела бы взглянуть, что находится за домом. – Виктория бросила быстрый взгляд на своего спутника.
– Конечно. Это не проблема.
– И здесь служит садовник?
– Да, Джонатан Пристли.
– Я бы хотела с ним поговорить. Сегодня же.
– У вас уже есть идеи, которые вы не собираетесь согласовывать с мистером Катлером? – Левая бровь Мэлори слегка выгнулась иронично.
– Боюсь, есть вопросы, которые не нуждаются в том, чтобы их обсуждали с мистером Катлером. Так, например, я разбираюсь в розах явно лучше, чем ваш хозяин, мистер Мэлори.
Виктория не успела отследить тот момент, когда у нее возникло непреодолимое желание убить Мэлори. Мужчина с невозмутимым видом кивнул. Видно было, правда, что после такой резкости ему не очень легко сдержаться – взгляд слишком быстро скользнул по лицу Виктории, будто царапнул, а потом устремился куда-то за ее плечо.
Ох, меня уволят. Если не сейчас, то к вечеру – точно.
У Виктории как-то не откладывалось в памяти, что именно так обычно начинается ее сотрудничество с заказчиками и именно так она отвоевывает свободу творить по своему вкусу. И вообще ее ни разу не отстранили от проекта – слишком уж все были довольны результатом «творческой свободы» мисс Маклин.
– Я сейчас попрошу позвать его. Пройдемте в дом.
– Нет, спасибо, я лучше здесь поброжу…
Викторию уже начала мучить совесть – как всегда после вспышек агрессии и отпущенных колкостей.
– Как вам угодно, мисс Маклин.
Виктория осталась одна перед фасадом огромного дома, который производил странное впечатление – притягательное и немного пугающее, как и все, от чего веет романтикой старой доброй Англии и вместе с тем – неповторимой атмосферой, которая царит в готических мистических романах.
Но сейчас светило яркое июньское солнышко, его лучи ложились на стену дома – ту, что была свободна от плюща, – и казалось, что камень теплый на ощупь и приятно шероховатый… Виктория одернула себя: так ей вдруг захотелось прикоснуться к стене рукой, провести по ней пальцами.
Она обогнула дом по дорожке, которая казалась поглощающей свет темной лентой, расстеленной посреди лужайки, залитой, затопленной солнечным светом. Там были сплошные заросли жасмина. Он уже отцвел, и цветки из белоснежных превратились в желтовато-восковые, но сладкий, одуряющий запах, хотя и более легкий, чем в начале цветения, все еще висел в воздухе. Виктория поморщилась и повела плечом: она не любила запаха жасмина, от него болела голова и просыпалась какая-то глубокая тоска. Она не помнила уже, по чему тоскует.
Виктория прошла по дорожке мимо кустов с увядшими цветками и отметила про себя, что осыпавшиеся звездочки так до сих пор и лежат на траве, несколько цветков упали на дорожку и теперь перекатывались от легких дуновений ветра. Виктория с облегчением вырвалась из жасминового дурмана. Только вот настроение у нее испортилось окончательно.
За домом раскинулась еще одна лужайка, а вдалеке, очевидно, у ограды, росли липы.
Виктория услышала за спиной шаги и обернулась.
К ней направлялся, быстро шагая по дорожке, поджарый мужчина лет сорока, с довольно короткими седыми волосами. На его лице две вещи сразу же привлекали внимание: пронзительные темные глаза – их цвет Виктория не могла различить на таком расстоянии, – и коротко подстриженная борода, черная с проседью. Одет человек был в легкую тенниску цвета хаки, синие джинсы и простые спортивные туфли.
Ага, вот так нынче ходят садовники. Ясно, почему мусор не выметен…
– Доброе утро, – поздоровался мужчина, с любопытством разглядывая Викторию.
– Здравствуйте.
Красивый, черт возьми… Что-то такое… Ой!
Виктория почувствовала, как краска приливает к щекам, и разозлилась на себя: и за дурацкие мысли, и за то, что краснеет.
– Мне сказали, что вы уже здесь.
– Да, ваши сведения верны.
Разозлилась-то Виктория, конечно, на себя, но не щипать же саму себя! Значит, у злобы этой будет другой объект!
Мужчина опешил, он явно не ожидал такого тона.
– Простите…
– Мисс Маклин. Меня зовут Виктория Маклин. Мистер Катлер нанял меня, чтобы я занялась оформлением этого парка. Так что вы теперь будете работать со мной. – Виктория прямо-таки чеканила слова. – Подчеркиваю: работать. Это значит, что для начала хотя бы мусора на дорожке не будет.
– Мисс Маклин, я обязательно передам ваши пожелания садовнику.
Виктория набрала в легкие воздуху, но так и не смогла выдохнуть. Она увидела спешащего к ним Мэлори.
– О, мисс Маклин, мистер Катлер, вы уже познакомились!
Кто-о?! Катлер?! Сам Катлер! О боже, теперь я точно уволена!
– Да. Почти. Мисс Маклин представилась. – Голос мужчины звучал настолько холодно, что становилось жутко.
– Тогда позвольте представить, – церемонно начал Мэлори, – мистер Джон Катлер, владелец этого дома…
– Который весьма небрежно, с точки зрения мисс Маклин, относится к выполнению обязанностей садовника.
Виктория почувствовала, что краска заливает не только щеки, но и лоб, и уши, пятна появляются на шее…
Черт, возьми же себя в руки!
– Простите, мистер Катлер, я немного раздражена: запах жасмина, эти осыпавшиеся цветки… – Виктория с удовлетворением отметила, что голос ей повинуется.
– Это, безусловно, большой недостаток, – закончил Катлер фразу, будто не услышал слов Виктории.
Он спокойно рассматривал дерзкую женщину, которая осмелилась разговаривать с ним в таком тоне. Катлер кивнул Виктории, глядя ей в глаза, будто бы что-то для себя решил, а потом…
А потом он расхохотался – так звонко и заразительно, что Виктория не выдержала и смущенно улыбнулась. Улыбка вышла какая-то детская, трогательная. Она отвела взгляд.
– А что, Джекоб, – Катлер посмотрел на своего поверенного, который стоял, явно ничего не понимая, но не подавая виду, что его эта ситуация беспокоит, – я очень похож на садовника?
Глаза Катлера смеялись.
– Ну что вы, мистер Катлер… – пробормотал растерявшийся Мэлори.
– Ага. А вот мисс Маклин так показалось. – Катлер бросил на женщину лукавый взгляд. – Ладно, пойдемте в дом, обсудим дела. А то здесь и вправду пахнет жасмином.
Виктория кивнула. Они пошли по направлению к дому.
– Предлагаю все-таки завершить наше знакомство. – Катлер резко остановился и обернулся к Виктории. На его губах играла усмешка.
Виктория поняла, чего он ждет, и протянула руку. Ее ладонь, чуть влажную от волнения, сжали крепкие мужские пальцы.
И Виктория поняла, что вот-вот опять покраснеет: где-то глубоко внутри от этого пожатия зародилось тепло.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ты – настоящая - Брантуэйт Лора

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Ты – настоящая - Брантуэйт Лора



Неправдоподобно, грустно, но очень трогательно. 8 баллов
Ты – настоящая - Брантуэйт ЛораКира_Т
13.10.2012, 16.59





Давно не встречала такой нудятины. Бросаю читать на начале 4 главы. Надоело
Ты – настоящая - Брантуэйт ЛораИрина
2.10.2013, 13.55





Трогательно и легко. Прочитала с удовольствием. Гг-и не типичные. С одной стороны может быть сказочно, а с другой и в жизни бывает такое. Читайте, читайте.
Ты – настоящая - Брантуэйт Лораиришка
4.12.2013, 16.10





Тонкая и трогательная история про настоящую любовь двух сильных личностей. Которая меняет что-то и в тебе, когда читаешь.
Ты – настоящая - Брантуэйт ЛораStefa
4.12.2013, 18.09





ну чтож сказки всегда неправдоподобны в них даже верить не надо затейливо но отталкивает глупость ситуаций
Ты – настоящая - Брантуэйт Лоравера
29.07.2014, 10.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100