Читать онлайн Обольстительная герцогиня, автора - Брайан Эмили, Раздел - Глава 36 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обольстительная герцогиня - Брайан Эмили бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обольстительная герцогиня - Брайан Эмили - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обольстительная герцогиня - Брайан Эмили - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Брайан Эмили

Обольстительная герцогиня

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 36

– Мадам, умоляю вас, сделайте перерыв. Вам нужно немного подкрепиться, или вы упадете в обморок. – Лицо Катберта выражало беспокойство. Он налил горячий чай, щедро сдобрив его густыми сливками и двумя кусочками сахара.
– Я почти закончила. – Артемизия смешивала на палитре большое количество темно-коричневой краски и светло-коричневой. Студия была даже в большем беспорядке, нежели обычно. Везде были разбросаны эскизы и предварительные наброски ее картины, и Катберту было запрещено что-либо здесь трогать. Казалось, что вокруг царит хаос и нет никакой системы, однако Артемизия знала, где лежит каждый мелок. – Нужно еще немного подбавить здесь.
Великолепный аромат чая невозможно было проигнорировать. Артемизия отложила мастихин и сделала большой глоток. Сладкий и горячий напиток с добавлением специй наполнял ее тело теплом. Возможно, ей действительно стоит немного отдохнуть.
– Спасибо, Катберт, похоже, ты прав. – Она подняла чашку снова. – Впрочем, как обычно.
– Стараемся изо всех сил, – ответил он скромно.
Артемизия опустилась на кушетку, держа чашку в обеих испачканных краской руках. Поллакс прыгнул ей на колени, словно, выполняя желание Катберта, он хотел своим весом удержать Артемизию на кушетке хотя бы на пару минут. От его тепла и умиротворяющего мурлыканья Артемизии расхотелось суетиться и снова что-то делать, и она смогла расслабиться первый раз за несколько дней.
Когда Тревелин ушел из ее дома, у нее совсем не было времени оплакивать его отсутствие, хотя она остро ощущала его. Ее внимания требовала другая часть ее жизни.
Феликс предстал пред ней, трезвый и искренне раскаявшийся в том, какую роль он сыграл в неприглядной истории. Он даже хотел признаться властям и понести любое наказание, которое ему назначат. Однако Артемизия решила, что будет достаточно, если он позволит ей заморозить все его денежные средства до тридцатого дня его рождения. Феликс с благодарностью согласился, и с тех пор Артемизия ни на минуту не пожалела о своем решении.
Ее мать была вне себя из-за того, что Артемизия принимала участие в таком скандальном деле, как шпионаж. Даже если ее драгоценный высший свет пока оставался в неведении, со стороны Артемизии было просто ужасно подвергать всех такому риску. А что, если бы ее позорные поступки раскрыли? Нельзя ставить под удар брак Делии из-за еще одной сомнительной истории. Констанс и так целыми днями жаловалась на Флоринду, которая сбежала в Гретна-Грин с одним из лакеев и опозорила их всех своим поступком. Ей стало легче, лишь когда Артемизия пообещала, что даст матери возможность самостоятельно устроить самую роскошную свадьбу для Делии.
Ангус был просто счастлив, услышав о намерении Флоринды поселиться за городом с Гектором Лонгботеном, однако в последнее время Ангус был доволен всем вокруг.
Отец по-прежнему редко приходил в себя, но на сердце у него всегда было легко и весело. Артемизия решила, что именно это на самом деле главное. Если человек сохраняет способность хотя бы наслаждаться жизнью и жить счастливо, то, может быть, не так плохо, что он лишен всех остальных способностей.
Артемизия пыталась сделать все, только бы ничего не ощущать. Она работала без отдыха, на пределе своих возможностей, пытаясь закончить картину с Марсом. Артемизия использовала каждую минуту днем, чтобы во всех деталях изобразить центральную фигуру на переднем плане холста, а вечером трудилась при лампе над затененным задним фоном. Теперь же она отступила на несколько шагов и, внимательно посмотрев на нее, поняла – Марс наконец-то закончен. Ни один мазок не улучшит картину, а, наоборот, испортит весь эффект.
Артемизия не могла решить, насколько хорошо она удалась. Она вложила всю свою душу в эту картину, еще никогда в жизни она не чувствовала подобного ни с одной своей работой. Теперь Артемизия была как выжатый лимон, как пустая чашка. Чтобы снова вернуть ее к жизни, понадобится намного больше усилий и гораздо более действенные средства, нежели великолепный чай Катберта.
Словно услышав ее мысли, дворецкий вложил тарелку с печеньем ей в руку, а затем подошел посмотреть на холст. Он сделал два шага вперед и остановился.
– Ну, что ты думаешь? – спросила Артемизия, равнодушно откусив кусочек от хрустящего печенья.
– Как правило, не бывает единою мнения…
– В вопросах искусства. Да, я знаю, – закончила она сухо, – но что ты чувствуешь, когда смотришь на картину?
Катберт молча уставился на холст.
– Честно, мадам?
– Я не ожидала от тебя ничего иного.
– Вашу картину можно описать одним словом – безнадежность – сказал он наконец.
– Замечательно. А то я уже начала бояться, что переношу собственные чувства на картину. Очень хорошо. – Она снова поднесла чашку к губам. Вот в чем на самом деле смысл произведений искусства, они пробуждают в нас эмоции. Кажется, на сей раз ей все удалось.
Катберт одернул камзол спереди и начал вертеть рукой карманные часы, проверяя время с нехарактерной для него озабоченностью.
– Ты нервничаешь, в чем дело? – поинтересовалась Артемизия.
– Мадам, он снова вернулся.
– Правда? – В груди у нее защемило.
– Он не хочет принимать никакого отказа. Мистер Деверидж угрожал выломать дверь в студию, если через две минуты я не впущу его. – Катберт вытянул шею. – Если мне позволено будет сказать свое мнение, я думаю… нет, я чувствую, что вашей светлости необходимо увидеться с ним.
– Иногда мне кажется, что я вижу лишь его, – пробормотала Артемизия. Ничего не изменилось. Она надеялась, что, направив все силы на то, чтобы закончить картину, выкладывая свою душу на холст, она освободится от желания продолжать заниматься живописью. Но даже теперь, несмотря на дикую усталость, она понимала – это не сработает. После краткого периода отдыха она будет готова творить снова. Ей необходимо творить.
Она любила Тревелина, но он совсем ее не любил, если планировал изменить самую сокровенную часть ее личности. Она боялась, что если увидит его, то может сдаться и согласиться на его требование перестать рисовать. Сейчас, когда он был ей нужен больше солнечного света, условие казалось абсолютно приемлемым. Но что, если в будущем ее любовь омрачится обидой из-за принесенной ею жертвы? А ведь она же не требовала, чтобы он бросил свою работу, хотя она определенно более опасна нежели рисование обнаженных мужчин.
Артемизия поставила чашку на подоконник.
– Если мистер Деверидж собирается войти, хочу я его видеть или нет, у нас не слишком много времени на подготовку.
– Артемизия, я знаю, ты там. – Трев изо всех сил колотил в дубовую дверь, которая подвергалась опасности не выдержать его ударов. – Прошу, мне необходимо увидеть тебя. Я не могу извиняться перед тобой через закрытую дверь.
Он уже занес руку, чтобы опять постучать, но, прежде чем успел это сделать, дверь открылась. Катберт помахал рукой, приглашая Тревелина в ее студию.
Здесь все говорило о ее присутствии, начиная от испачканных в краске кистей, лежащих на палитре, и заканчивая слабым ароматом олеандра, который все еще витал в воздухе. Однако Артемизии нигде не было видно.
– Где она?
Катберт воровато пожал плечами и жестом указал на открытое окно.
Трев явственно представлял, как все произошло. Маленькая колдунья поднялась на подоконник и вылезла в окно, а затем исчезла в бурно растущей зелени сада, чтобы избежать встречи с ним.
– Итак, она предпочла убежать, только бы меня не видеть. – Тревелин облокотился на подоконник и выглянул в сад, поникнув головой и опустив плечи от разочарования. Если Артемизия была настолько преисполнена намерения с ним не встречаться, дело его действительно плохо.
Рыжий кот, гревшийся на спинке дивана, прижал уши и фыркнул на него.
– Спасибо большое, – обратился он к коту. – Твоя хозяйка выразила свое желание достаточно ясно и без твоей помощи. Я больше не потревожу ее.
Тревелин повернулся и приготовился уходить, но затем взгляд его упал на холст, над которым работала Артемизия, и он остановился. «Марс, потерпевший поражение». Позолоченная надпись была нанесена внизу ее работы.
Изображение его самого полностью обнаженным вызывало у Тревелина странное чувство отстраненности. Его двойник застыл, всей своей позой выражая отчаяние. Все внутри его перевернулось, когда он вспомнил те муки, которые ему пришлось претерпеть, чтобы стать ее натурщиком.
Картина буквально дышала. На ней отразились все чувства, которые они с Артемизией обсуждали, – тоска, бессмысленная смерть и разрушение – все это отражалось на лице Трева. На том самом лице, которое теперь он видел в зеркале каждое утро.
Трев заметил, что она внесла некоторые изменения в картину с тех пор, как он в последний раз ее видел. Его мужское достоинство было тщательно прорисовано, и, слава Богу, на этот раз пропорции были верны.
– По крайней мере, я вижу, что она простила мне некоторые мои прегрешения, – пробормотал он.
– Я не имею права давать советы, – произнес Катберт и, противореча собственному заявлению, продолжал говорить: – Но мне кажется, что герцогиня о вас самого высокого мнения.
Трев искоса посмотрел на дворецкого:
– Поскольку она отказывается меня видеть, это весьма сомнительно.
– Нет, я говорю правду, – сказал Катберт. – Она очень серьезно относится к своему творчеству, как вы и сами знаете, однако же… – Он резко остановился.
– Что?
– Возможно, я не имею права говорить такие веши, – сказал Катберт.
– Умоляю вас, продолжайте. Я намерен совершить путешествие в Индию на «Тибериусе». Мы отправимся в путь с приливом, поэтому не стоит волноваться, что о ваших словах кто-то узнает. Так что вы начали говорить?
– Только ради вас ее светлость без всяких колебаний разбила статуэтку Беддингтона. Она могла думать только о вашей целости и безопасности, несмотря на то, что ее любимая работа была уничтожена.
Итак, фигурки Беддингтона, с которой и началась вся эта запутанная история, больше нет. Артемизия пожертвовала ею ради него. А он даже не догадался спросить, как она вынула ключ из своей статуэтки, получившей такое признание критиков и самой королевы.
– Каким же я был дураком! – Он внимательно изучал следы краски на паркете под ногами.
Катберт удержался от комментариев.
– По крайней мере, теперь мир не будет лишен удовольствия видеть работы, которые продолжит создавать ваша хозяйка. – Тревелин снова взглянул на холст с изображением Марса. – Она просто великолепна, правда, Катберт?
– Верно, сэр, вы абсолютно правы.
– Я так много хотел сказать ей, – пробормотал Тревелин тихо, – а на самом деле все мои слова свелись к одному. – Он засунул руки в карманы и побрел к двери.
– Может быть, я могу передать ей что-то, сэр? – спросил Катберт, в долю секунды оказавшись перед Тревелином и приоткрыв перед ним дверь.
– Скажите ей…
С чего начать? Что он сожалеет? Что до смерти хочет прижать ее к груди? Что, размышляя о череде долгих дней, которые ему предстоит провести без нее, он чувствует лишь пустоту внутри?
Что он будет любить ее до самого последнего дня? Ни одно из этих сообщений он не мог передать Катберту.
– Скажите ей, что мне понравилась картина.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обольстительная герцогиня - Брайан Эмили



Замечательная книга. Очень легкая, всего в меру. Нет излишних страданий и погружений в историю, чем страдает большинство романов. А самое главное - адекватные герои!!! Книга достойна 10!
Обольстительная герцогиня - Брайан ЭмилиНатали
31.01.2014, 22.02





Хорошая книга, для разового прочтения. ..
Обольстительная герцогиня - Брайан ЭмилиМилена
15.03.2015, 18.01





Кроме сцен зарисовки голого мужика, особо ничего интересного в романе не нашла. Шпионские страсти какие-то куцые. И почему главные злодеи русские. Насколько я знаю историю, Россия никогда на Индию не претендовала. Нудноватый романчик!
Обольстительная герцогиня - Брайан ЭмилиВ.З.,67л.
30.04.2015, 10.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100