Читать онлайн Ночной соблазн, автора - Бойл Элизабет, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночной соблазн - Бойл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.59 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночной соблазн - Бойл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночной соблазн - Бойл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бойл Элизабет

Ночной соблазн

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

– Я никому не скажу, – обещала девушка, висевшая у него на плече, пока Рокхерст, почти не напрягаясь, нес ее по лестнице в свою спальню. Втащил внутрь и бесцеремонно швырнул на кровать.
– О чем ты? – буркнул он, потому что всю дорогу старался не слушать ее нытье. Жаль только, что не мог так же легко погасить огонь желания, все сильнее разгоравшийся в нем.
– Я никому не скажу, – повторила Гермиона. – То есть не скажу, кто вы на самом деле, если отпустите меня.
– Валяй! – пожал он плечами. Матрац прогнулся под весом ее тела.
– Хотите сказать, что я могу идти?
– Нет.
Он встал, вернулся к двери и повернул ключ в замке.
– Можешь рассказывать что угодно и кому угодно. Хотя он вознамерился похитить ее и удерживать, пока она не станет видимой, что, по словам Крикса, должно произойти на рассвете, все же не подумал, как пройдут долгие часы, остающиеся до восхода солнца… вернее, не думал, пока эта нахальная юбка не поразила его в самое сердце своим поцелуем в саду.
Может, она не так уж и невинна?
Он украдкой взглянул на кровать и представил роскошную, совершенную фигуру красотки, распростершейся на постели. Исполненной бешенства и страсти.
Кровь зашумела в ушах… и прилила к другим местам. Рокхерст оглянулся на дверь. Наверное, не стоило приносить ее сюда. То есть в спальню.
Нужно было закрыть ее в винном погребе и подождать до первых лучей солнца.
Нет, он хорошо знал, что делает. И станет придерживаться первоначального плана. Ничего страшного, если он немного поухаживает за ней, чтобы выведать ее желание, или подождет, пока она станет видимой и попробует завладеть кольцом.
Однако он делал все возможное, чтобы забыть тот момент, когда она целовала его в саду, полуоткрыв губы, прижимаясь к нему всем телом. Потребовалась вся его сила воли, чтобы не бросить ее на островок травы. Не взять ее бурно и нетерпеливо.
О, вот было бы зрелище! Если кому-то вздумается выйти в сад, любопытные увидят, как он со спущенными панталонами и голым задом корячится на траве неизвестно зачем.
Нет, куда лучше привести ее в спальню.
Рокхерст нетерпеливо провел рукой по волосам: разум продолжал воевать с неукрощенной страстью.
Но как узнать, то ли самое кольцо у нее на руке?
«Потому что у нее на руке кольцо, а сама она невидима», – спорил он с собой.
Можно подумать, кольцо на руке дамы такая уж невероятная вещь! Многие девушки носят простенькие кольца, подарки от крестных матерей, фамильные реликвии, которые передаются от матери к дочери, или подарок поклонника. Так или иначе, все равно ничего не узнать, пока она остается невидимой.
Конечно, он не учитывал двух возможностей.
Что, если это обручальное кольцо? Или, что еще хуже, венчальное?
Граф одернул себя и снова взглянул на постель. Он не привык иметь дела с замужними женщинами.
«О, Рокхерст, в какой переплет ты снова попал по собственной вине?»
Граф поморщился. Кажется, он нуждается в подкреплениях. Или в бренди.
Бренди звучит неплохо…
Он подошел к угловому шкафчику и вытащил стоявшие там бутылку и бокал, которые держал на непредвиденный случай. Оглянулся на кровать и мысленно увидел голую, извивавшуюся под ним женщину.
Да, это именно тот непредвиденный случай.
Он налил себе солидную порцию.
Все это время она молчала, а когда заговорила, он испуганно вздрогнул.
– Вам все равно, если все узнают, что вы Паратус?
– Это не важно, – отмахнулся он, прежде чем глотнуть бренди. – Говори, кому хочешь, никто тебе не поверит. И все посчитают безумной.
Он протянул ей бокал.
– Не хочешь немного?
– Нет, спасибо, – чопорно отказалась Гермиона. – Мама считает, что спиртное плохо воздействует на леди. Она сразу становится вульгарной.
– Мудрая она женщина, твоя мама, – согласился он. – Я ее знаю?
Она ловко проигнорировала очередную попытку что-то выведать.
– Я никому не скажу, но не потому, что из-за этого покажусь окружающим тронутой, а потому, что терпеть не могу болтать попусту.
Граф, насмешливо фыркнув, снова приложился к бренди.
Матрац снова прогнулся.
– Уверяю вас, я не сплетница.
Он еще в жизни не видел дебютантку, которая не обожала бы сплетни! Впрочем, его Тень вряд ли принадлежит к отряду дебютанток, поскольку он сильно сомневался, что прославленные пансионы, куда посылали знатных английских мисс, обучали их целоваться так, как целовалась она в саду.
Впрочем, может быть, она очень способная ученица?
Рой эротических видений пронесся перед его взором. Он готов всю ночь наставлять ее по этому предмету…
В комнате вдруг стало слишком душно. Он отставил бокал и рванул галстук.
– Почему вы привели меня сюда? – испугалась Гермиона, неверно поняв его движение. – Если собираетесь снова обольщать меня…
Продолжая дергать за галстук, граф плотоядно подмигнул, бросив взгляд на кровать:
– Только если пожелаешь…
Похоже, она спешно прячется под покрывало!
– Ни за что.
– Уверена?
– Конечно.
Он шагнул к кровати. Невинный аромат ее духов щекотал нервы.
– Лгунья.
Она упрямо молчала.
Но и это молчание было куда красноречивее любого ответа. Потому что он отчетливо ощущал нараставшее между ними напряжение. Невидимый канат связывал их.
л притяжение становилось все сильнее. Желание тянуло мужчину к постели, и, если он не ошибался, желание женщины все энергичнее подталкивало его в том же направлении.
Он не ошибался.
Стоило ему подступить ближе, у нее перехватывало дыхание. Она ощущала то же, что во время поцелуя в саду, только сейчас ей грозила настоящая опасность. Потому что она лежала на его постели, а тело, о, мятежное тело, жаждало новых поцелуев.
Только бы он снял с нее платье и накрыл собой. Касался. Ласкал… целовал… повсюду. А она разведет ноги, обхватит его бедра, пока он…
Гермиона зажмурилась. О чем она думает? До сегодняшней ночи у нее никогда не было столь непристойных мыслей! Откуда появляются эти образы?
Кольцо затрепетало, посылая волны предвкушения по каждой частичке ее тела.
«Бесстыдница!» – упрекнула она себя, хотя на самом деле вовсе не смущалась. Разве не она сама даже в своей невинности мечтала об этом?!
– Тень… – прошептал он, протягивая руку.
Гермиона потерлась об нее, как кошка, позволив гладить себя по волосам и стараясь не замурлыкать, когда он вытаскивал шпильки.
– Да, милорд, – пролепетала она, когда густая масса волос рассыпалась по ее плечам.
– О чем ты думаешь? – спросил он, обводя пальцем ее губы.
Гермиона покраснела до корней волос и ощутила, как стало горячо щекам.
«Скажи ему. Скажи о своем желании».
– Это… то есть я думала… о той минуте в саду, когда вы…
Слова застряли во внезапно пересохшем горле. Черт побери! Она не могла этого сделать!
– Странное совпадение, – выдохнул он, ложась рядом с ней и гладя по плечу. Она не позаботилась надеть перчатки, так что руки были голыми, и вздрогнула, когда их пальцы переплелись. Он поднес ее руку к губам и стал целовать.
– Почему? – пролепетала она, когда он по очереди стал сосать ее пальцы.
Рокхерст взглянул на нее так, словно мог видеть глаза:
– Я думал о том же. Он так думал?
В его глазах она заметила бурю желаний и прерывисто вздохнула. Он хочет ее?
Невозможно. Немыслимо. Этот мужчина, который не удостаивал Гермиону взглядом, сейчас хочет ее?
Но ведь этого она желала. Об этом мечтала. Только вот сейчас не знает, что делать.
По счастью, граф знал, что делать. Он притянул ее к себе и стал целовать, раскрывая языком губы. Его теплое дыхание словно омывало Гермиону, и ее все сильнее тянуло к нему.
Его язык сплелся с ее языком, побуждая продолжать игру.
Гермиона не смогла устоять. Соблазн принадлежать ему растопил всякую настороженность. Заставил забыть обо всех предупреждениях матери. Она с жадностью упивалась вкусом его губ и задрожала от страсти, когда он застонал и прижал ее к себе.
И хотя ее одежда тоже оставалась невидимой, это не помешало ему расстегнуть платье, развязать лямочки и стянуть его с плеч. Шнуровку корсета постигла та же участь: проворные ловкие пальцы быстро с ней разделались.
Не успела Гермиона оглянуться, как осталась почти обнаженной и прильнула к Рокхерсту, гадая, каким образом он собирается действовать, если по-прежнему ее не видит. Но в противном случае она умерла бы от стыда!
Он поспешно скинул фрак, галстук и жилет и небрежно швырнул их на пол. Страшно подумать, что станется утром с его камердинером!
Но она тут же забыла обо всем, когда он снова уложил ее на покрывало. На какой-то момент оба застыли, и Гермиона вдруг поняла, что невидимость придает ей мужества. Заставляет ощущать себя опытной куртизанкой.
Но это было до того момента, как он сжал ее грудь и провел большим пальцем по соску, немедленно затвердевшему и превратившемуся в тугой бутон.
– О-о-о, Рокхерст! – потрясенно выдохнула она, когда раскаленное желание потекло по ее венам. Она впервые в жизни испытывала нечто столь поразительное.
Гермиона громко вздохнула. И Рокхерст, к ее восторгу, проделал все заново.
В дальнейшем поощрении он не нуждался: теперь она всю ночь станет выкрикивать его имя.
Превратив ее соски в твердые горошины, он нагнулся, взял один в рот и стал сосать, пока она не уверилась, что сейчас умрет от наслаждения.
На миг оторвавшись от Гермионы, он снял с нее туфлю, тут же ставшую видимой. Рассмотрев простую удобную обувь, граф покачал головой.
– Вряд ли это то, что я ожидал, – признался он. За первой туфлей последовала вторая, а потом чулки. Снимая чулки, он осыпал ее ноги ленивыми, беспорядочными поцелуями и стал подниматься все выше, обжигая ее губами, лаская языком. У Гермионы снова свело живот, и заветное местечко между ногами стало пульсировать.
Он не собирается… он не думает…
Рокхерст оторвался от нее, чтобы окончательно стянуть платье и корсет. Она осталась совсем голой, если не считать подвязок, которые он игриво стаскивал с нее зубами.
– Вы понимаете, что делаете? – охнула она, когда он припал губами к ее бедрам, одновременно сжимая ее ягодицы.
– Очень на это надеюсь, черт возьми, – бесшабашно усмехнулся он. – Но ты скажешь, если я сделаю что-то не так.
«Не так? Он действительно безумен!»
Гермиона снова застонала, когда его пальцы коснулись коротких завитков у развилки ее бедер. Словно он знал, как заставить ее раздвинуть ноги по своей воле.
Похоже, так оно и есть.
Он нежно подул на темный треугольник, и она послушно развела ноги.
А потом… потом она уже не ощущала его дыхания. Только его губы, язык… и бедра Гермионы поднялись навстречу его поцелуям.
Ее пальцы комкали покрывало. Пятки судорожно упирались в матрац.
Ее никогда не касались там, тем более не целовали, а его язык дразнил ее нежно и осторожно, совсем как в тот раз, когда он впервые ее поцеловал.
Она нетерпеливо выгнулась, но он, казалось, поняв, какая потребность ею владеет, продолжал сосать крошечный бугорок, до этой поры скрытый розовыми складками.
Гермиона громко застонала, и граф торжествующе улыбнулся.
– Рано, – твердо заявил он. – Впереди еще много всего.
Много?
Вместо ответа он осторожно проник пальцем в ее девственный грот. Это оказалось не так легко, но когда он попытался отстраниться, Гермиона начала осознавать, что именно было ей обещано, и с силой налегла на его руку. На этот раз за первым пальцем последовал второй.
Все как она видела в непристойных гравюрах, найденных у матери. И хотя название альбома поначалу шокировало Гермиону, теперь она знала, что следовало бы назвать его не «Вкус рая», а «Райский поцелуй», потому что она все сильнее стремилась куда-то в высоту, к завершению, ничего, кроме блаженства, не обещавшему.
Его губы вершили свою сладостную пытку, и Гермиона вдруг выкрикнула его имя, обнаружив настоящий рай… о, это лучше, чем красочный веер взорвавшихся китайских петард и распродажа шелков.
Она попыталась набрать в грудь воздуха, понять, что происходит.
Судя по громкому смешку, граф знал. Ну конечно, знал! Он сам и подарил ей это волшебство! Гермиона вздохнула, набралась храбрости, чтобы взглянуть на него, и увидела в его глазах блеск, означавший, что это только начало.
Неужели такое возможно?
Она осмелилась снова посмотреть на него… вернее, на его панталоны, предательски бугрившиеся спереди.
Желание, подобного которому она еще не испытывала, наполнило ее любопытством… и предвкушением.
И поскольку он был прав и она действительно оказалась любопытной плутовкой, то и притянула его к себе. Рокхерст повиновался, целуя ее живот, грудь, и наконец завладел ее губами в жгучем поцелуе, от которого она едва не потеряла сознание.
Граф понял, что вовсе не обязательно видеть ее. И поэтому закрыл глаза и дал волю воображению. Какая чувственная кошечка.
Он изучал руками ее тело. В крови кипело желание, но он запоминал каждый изгиб, каждый контур.
А он еще думал обольстить ее, но их роли переменились, и это она искушала его. Эта мейфэрская мисс. Таинственный маленький эльф.
Как она целуется! Как ласкает его язык своим! Куда девалась нерешительная робкая девушка, не умевшая целоваться! Она превратилась в кокетливую страстную женщину.
Она провела руками по его спине, остановилась у края панталон и замерла, словно не зная, что делать дальше.
«Расстегни их! – мысленно умолял он. – Черт возьми, стаскивай же их!»
И она словно услышала его. Дрожащими руками расстегнула пуговицы и неумело потянула панталоны вниз. Прикосновение ее теплых рук доводило Рокхерста до безумия. Слыша ее стоны и тихие вздохи в тот ошеломляющий момент, когда она испытала наивысшее блаженство, он едва не последовал за ней.
Но теперь ему оставалось только помочь своей Тени. Нетерпеливо сдернув панталоны, он отбросил их на пол. Его плоть затвердела, как камень, и он едва сдерживался, чтобы не вонзиться в невидимую женщину.
«Безумие! – твердил он себе. – Полнейшее безумие». Но он хотел ее, как не хотел ни одну женщину. Его намерения обольстить ее были забыты. Канули в небытие вместе со здравым смыслом и обычной расчетливой сдержанностью.
Так было до той секунды, пока их пальцы снова не переплелись и он не вспомнил, почему оказался здесь. Потому что на ее безымянном пальце, как живое, дрогнуло кольцо.
И позвало его.
«Забери меня, – прошептало оно. – Забери меня любым способом. Каким только пожелаешь».
Его глаза застлало темнотой, а страсть превратилась в жажду совершенно иного рода. Жажду крови.
«Как легко будет убить ее сейчас… – прошептал ехидный внутренний голос. – Убей, и кольцо будет твоим».
В этот момент она приподняла бедра, прижавшись к его восставшей плоти.
– Что ты хочешь?
«Кольцо! Я хочу чертово кольцо!» – едва не закричал он. Но тут он в ужасе открыл глаза, поняв, как близок был к тому, чтобы отобрать кольцо. Отобрать все, что могло спасти его душу. Спасти жизнь.
Но в таком случае он возьмет больше, чем ее невинность. Возьмет жизнь!
Только даже эта ужасная мысль не помешала его руке потянуться к ее горлу.
И это так просто…
Рокхерст вскочил с кровати, бросился в дальний конец комнаты и, тяжело дыша, содрогнулся. Что он хотел сделать?! Что?! Простыни тихо зашуршали.
– Что случилось? – прошептала Гермиона.
– Все! – отрезал он, пытаясь избавиться от опасной тьмы, в которую все еще был погружен. – Между нами ничего не может быть.
Рокхерст далеко не сразу пришел в себя. Встал у окна спиной к ней и тяжело вздохнул.
Теперь не осталось сомнений в том, что девушка где-то нашла кольцо Милтона.
Он слышал, как она собирает одежду и тихо наводит порядок в комнате, словно тоже видела тьму, царившую в его сердце.
Казалось, прошла целая вечность, прежде чем она нарушила неловкое молчание:
– Полагаю, вы правы. Никто не поверит, если я начну рассказывать, кто вы на самом деле.
Граф вскинул брови, но не обернулся.
– Совершенно верно.
– Но так было не всегда, верно? Было время, когда лондонские жители платили вам дань. То есть не вам, а вашим предкам.
Рокхерст посмотрел в ту сторону, где, по его предположениям, находилась девушка. Значит, она прочитала Подмора.
Так в его постели еще и находится «синий чулок»?! Впрочем, разве простые туфли и унылое платье не послужили ему предупреждением?
Что же, он удовлетворил ее страсть. Почему бы не удовлетворить и любопытство.
– Давным-давно существовала эпоха, когда все распознавали равновесие света и мрака в нашем мире. Теперь… теперь мы живем в просвещенные времена.
По крайней мере еще несколько минут назад он считал именно так. Пока его не охватила нечестивая жажда убийства.
На душе вдруг стало так тяжело, что граф раздвинул шторы и обозрел свое погруженное во тьму королевство, словно пытаясь разгадать смысл этой невероятной ночи.
– Вы говорите так, словно быть современным неприлично, – фыркнула Гермиона и, подойдя к окну, накинула халат на голые плечи графа.
Тот взглянул на крючок, где висел халат, и уже хотел предложить ей другой, но увидел, что халата на обычном месте не было. Потом расслышал предательский шелест шелка и понял, что она уже успела одеться. Прекрасно! Лучше, чтобы их разделяла хотя бы одежда.
– Но я не против современности, – возразил он, затягивая пояс. – Ни в малейшей степени. Это просто затрудняет мою работу.
– Потому что вам многое нужно скрывать.
Да она еще и проницательна!
Он оглянулся, хотя для него она была лишь пустым местом. Но что, если это не так? Что, если он сможет увидеть ее?
– Какая вы? – спросил он, хотя уже имел довольно ясное представление о ее росте и пропорциях. Но какого цвета ее волосы? Есть ли у нее веснушки?
– Ничего особенного, – вздохнула Гермиона.
– Скромничаете?
– Вовсе нет. Просто привыкла, что сравнение со всеми мисс Берк этого мира неизменно бывает не в мою пользу. Не всех нас можно назвать незаурядными, милорд.
– Честная женщина. Одно это, моя маленькая Тень, делает вас необычной и незаурядной, хотите вы этого или нет.
Совсем рядом послышалось презрительное фырканье, из которого стало ясно, что подобные титулы ей ни к чему.
О да, ничего не скажешь, она действительно незаурядна!
Она вздрогнула, и он, не говоря ни слова, неуклюже потянулся к ней, сжал в объятиях. И оглянулся на кровать, куда он мог ее отнести. Где мог снова ласкать… языком и губами… и наконец забрать…
Темная вуаль снова спустилась на глаза, и он едва сумел ее стряхнуть. О чем он думает? Или не усвоил предыдущего урока?
Но все же его тянуло к ней.
Или это сила кольца?
Он рассеянно поймал ее руку и стал целовать пальцы, пока не ощутил губами плотно сидевшее кольцо. Крикс сказал, то кольцо можно снять, только если желание исполнится или… если девушка умрет.
Он выпустил ее руку.
«Достань кольцо, – требовал разум. – Это совсем несложно».
Он отпустил невидимку и снова повернулся к окну. «Ты и раньше убивал…»
«Только однажды!» – возразил он себе. Когда у него не было выхода. И до сих пор мороз идет по коже, а мысли о той минуте не дают покоя.
Но ведь раньше он никогда не обдумывал возможность разрыва договора. Возможность жить нормальной жизнью. Любить женщину, растить детей и не вспоминать о темных силах, которые он обязан остановить.
И все его размышления, все предположения сходились на одном. На жизни этой женщины.
Тишина становилась зловещей, поэтому он спросил:
– Что еще ты узнала сегодня обо мне? Гермиона слегка прижалась к нему.
– О чем вы?
– О Подморе, – коротко пояснил он. – Такой книге, которую ты украла у Крикса.
– Я понятия не имею, о чем вы…
– Ты была у Крикса сегодня днем.
Гермиона не сразу ответила, очевидно, решая, стоит ли признаваться. Наконец она избрала более хитроумный способ защиты:
– Если именно я была в лавке мистера Крикса сегодня днем, попробуйте это доказать.
Нет, она, должно быть, действительно дочь барристера!
– Докажу. Через несколько часов, когда провожу тебя к Криксу, где сможешь вернуть ему украденную книгу.
– Ничего я не крала! – возмутилась Гермиона. – Я ее купила. Отдала последние деньги!
– Думаю, он предпочел бы оставить себе книгу.
– Он получит ее, когда я все прочту.
– Я на твоем месте не трудился бы. Там ничего нет кроме лжи и измышлений.
– Это вы так говорите, – отмахнулась Гермиона. – Мне книга нравится.
– «Синий чулок»!
Планки пола яростно заскрипели: очевидно, она бросилась к нему.
– О, это уже переходит все границы! Никакой я не «синий чулок»!
Он почти увидел, как она подбоченилась.
– Черт возьми, плутовка, тебе совершенно незачем лезть на стену из-за такой чепухи. Я знаю, что ты не «синий чулок».
– Вот это уже лучше.
Матрац прогнулся, она, кажется, села.
– И откуда это вам известно? Вы никогда меня не видели.
– Понимаешь, твоих туфель и платья уже достаточно, чтобы посчитать тебя «синим чулком», – поддел он. – Вряд ли их можно назвать последним криком моды.
Она что-то гневно пробормотала, прежде чем взять себя в руки.
– Я надела их специально. И всему виной вы.
– Я виноват в том, что ты напялила это уродское платье и башмаки рыбной торговки?
– Я не могла позволить вам испортить еще одну пару приличных туфель! И видели бы вы платье, в котором я была прошлой ночью! Безнадежно грязное и рваное! Не говоря уже о…
Рокхерст неожиданно обнаружил, что наслаждается словесной схваткой.
– Незачем было следить за мной.
– А что было делать? Если бы я не пожелала… Пожелала?!
Рокхерст выпрямился. Он верно расслышал?
Он постарался успокоить заколотившееся сердце и даже сумел небрежно спросить:
– Ты это пожелала?
– Вы не поверите, если… – вздохнула она. Он покачал головой:
– Думаю, я единственный во всем Лондоне, кому ты могла бы все объяснить. Я Паратус. Помнишь?
– Полагаю, вы правы, – согласилась Гермиона. – Видите ли, я загадала совершенно неразумное желание. И вот теперь я здесь. Все вышло именно так, как я хотела.
– До рассвета? – коротко спросил он. Судя по скрипу пружин, она вскочила.
– Да… Откуда вы знаете? – спросила она, совершенно забыв о своем гневе.
– Так предположил Крикс, поскольку днем сумел разглядеть тебя, а по ночам ты невидима.
– Хм-м, – пробормотала она, словно взвешивая дальнейшую фразу.
Рассвет! Теперь он точно знал, что Крикс был прав. Значит, остается одно: ждать утра, чтобы получить ответ на остальные вопросы. И прежде всего он выяснит, кто она.
Все же он не удержался, чтобы не спросить:
– Кто еще знает об этом желании?
Ну, вот еще одно испытание с целью узнать, не лжет ли незнакомка.
– О нет! – вскричала она. – Кто мне поверит?! Действительно кто? Он находится в одной комнате с ней и до сих пор не может этому поверить!
– Дайте подумать… – пробормотала она. – Вы и мистер Крикс.
– Да.
– И конечно, Куинс.
– Куинс?
А вот это странно.
– Кто такая Куинс?
– Я и сама не совсем понимаю. У нее весьма неприятная способность появляться не вовремя. И она весьма самоуверенно утверждает, что это ее кольцо. Да, и еще она упоминала какого-то Милтона… Кольцо Милтона.
Рокхерст поспешно закрыл раскрытый рот.
Неудивительно, что Милафор так старался залучить девчонку в свои владения.
Потому что с кольцом Милтона…
Рокхерст поежился. Страшно подумать, что может случиться, если кольцо попадет в недобрые руки.
Тем временем маленькая Тень продолжала щебетать:
– …я пыталась и пыталась его снять. Мыло. Жир. Дергала так, что удивительно, как не оторвала палец…
– Ничего не получится, – перебил он, зная, что для того чтобы получить кольцо, нужно пожертвовать не только пальцем.
– Знаю, и Куинс тоже так говорит. Я думала, оно снимется после того, как вы, то есть мы…
Он так и видел, как она краснеет. Если они… что? И тут до него дошло.
– Если ты отдашься мне?
– Да, именно. Но этого не произошло… или я ошибаюсь?
– Не произошло, – заверил он, и тут его осенило во второй раз. – Ты хотела, чтобы я овладел тобой.
– Неееет! Не совсем. О Господи, какой стыд!
Он слышал мягкие шаги, но понятия не имел, в каком месте комнаты она сейчас находится.
– Мы уже перешли все границы стыда, – заверил он.
– Полагаю, что так, – согласилась Гермиона, останавливаясь, насколько он понял, перед камином.
– Так что же ты пожелала?
Учитывая все, что он уже успел узнать о ней, граф почти боялся спрашивать. Он поднялся и подошел к ней. Гермионе пришлось вытянуть руку, чтобы он не наткнулся на нее.
– Вы посчитаете меня дурочкой.
– О, весьма сомнительно, – прошептал он. Кровь снова забурлила, потому что на таком расстоянии он не только ощущал знакомый запах, но почти видел ее силуэт.
– И подумаете, что я «синий чулок».
– Я думал, что это мы уже уладили, – поддразнил он. – Кроме того, я уже знаю, что ты не «синий чулок». Стоит поцеловать тебя, чтобы разувериться в этом.
– Правда?
– Даю слово. Кроме того. Крикс уверял, что ты вовсе… Как он там выразился? О да. Он клялся, что в его медном котелке больше разума, чем у тебя.
– Ах он негодный… – задохнулась Гермиона от негодования, и граф рассмеялся:
– Не стоит так обижаться! Старик сказал также, что у тебя красивые зеленые глаза, при виде которых он пожалел, что уже немолод.
Граф лукаво подмигнул. Гермиона пробормотала что-то насчет необходимости оставить себе старый фолиант Kрикca, от которого так и несет плесенью.
– А теперь насчет желания, – начал Рокхерст. Потому что, если она всего-навсего хотела, чтобы он взял ее, желание немедленно будет исполнено. Тогда он получит кольцо, а эта мейфэрская мисс сможет отправиться к своей мамаше с понимающей улыбочкой на губах.
– Мне обязательно говорить?
– Но как иначе я могу помочь тебе разрешить эту… эту… ночную проблему, если не буду знать, что ты загадала?
Если он сможет исполнить ее желание, значит, конец этому мрачному соблазну, который будет терзать его, пока…
– Я хотела знать все ваши секреты, – с тяжким вздохом прошептала девушка слова, изменившие ее жизнь.
Слова, ударившие его в грудь с силой пушечного ядра. Граф дернулся так, словно это ядро сейчас лежало у его ног.
– Что ты пожелала?
– Знать все ваши секреты, – повторила она, и хотя это было не совсем правдой, его разъяренное лицо и страх, обуявший ее, не позволили договорить до конца.
Кроме того, она не собиралась открывать свои тайны. Во всяком случае, не так скоро.
– Как можно желать чего-то подобного? Да на то, чтобы открыть все секреты мужчины, может уйти целая жизнь.
Целая жизнь?!
– О Господи, – прошептала она, – об этом я не подумала.
– Очевидно, нет, – парировал граф, приглаживая волосы и начиная метаться по комнате.
Гермиона едва успела отскочить, боясь, что он наступит ей на ногу.
– Скажу в свою защиту только то, что хотела узнать самые важные.
– А именно?
– Ну… я думала узнать, кто вы… вернее, чем занимаетесь, и… – Ее щеки снова загорелись. Язык заплетался от смущения. – Быть с вами… в вашей…
– Если и впредь собираетесь загадывать желания, черт возьми, вам лучше научиться их выговаривать. Мы забавлялись постельными играми.
– Да, что-то в этом роде… – покорно согласилась Гермиона, хотя его слова больно ее укололи. Игры? Какая наглость! Если он прав, это проклятое кольцо никогда не снимется с ее руки! – Я думала, что на этом все закончится, но кольцо по-прежнему у меня на пальце! – Она протянула руку, но вовремя вспомнила, что граф ее не видит.
Он продолжал мерить шагами комнату. Гермиона на всякий случай отгородилась стулом.
– Не понимаю, что привело вас в такое состояние, – робко заметила она.
Рокхерст развернулся и ткнул пальцем в ее сторону:
– Ты пожелала вторгнуться в мою жизнь. Без моего позволения.
– Но совсем недавно вы не возражали, – вспылила она, – против того, чтобы я вторглась в вашу постель! – Она пыталась сдержаться, но ее уже несло. – И если вы взглянете на ситуацию с моей точки зрения, поймете, что сами во всем виноваты…
– Если все дело в чертовых туфельках…
– Какие там туфельки…
– Я куплю тебе всю лавку, – пообещал он, размахивая руками.
Гермиона осторожно обошла его и собрала платье и туфли.
– Наверное, мне лучше уйти, – пробормотала она и сделала очередную ошибку, задев его локтем.
– О нет! – прошипел он, схватив ее. – Никуда ты не пойдешь, во всяком случае, до рассвета. Пока я не узнаю всех твоих секретов, моя маленькая госпожа теней.
Все ее секреты? Так не пойдет. Иначе он узнает, кто она такая, а этого Гермиона не вынесет. Видеть его разочарованное лицо? Никогда больше не быть его Тенью? Его плутовкой? Остаться всего лишь Гермионой Марлоу, да еще одной из этих Марлоу?
Нет. Она ничего не откроет. Только не сейчас.
Поэтому Гермиона постаралась освободиться, но граф ее не пускал.
Мало того, подтащил к стулу, уселся и усадил себе на колени. Прижал к груди… где ей придется провести остаток ночи, глядя на его губы… и представляя, как эти губы способны ласкать женщину.
А когда взойдет солнце… нетрудно угадать его реакцию.
«Леди Гермиона Марлоу? Прошу прощения зато, что погубил вас. Простите ли вы меня когда-нибудь? Возможно, окажете мне честь, став моей женой?»
Да, легче уж представить, что из нее выйдет настоящий ученый!
Кусая губы, Гермиона пыталась придумать способ сбежать от графа. Если бы он только заснул…
Она украдкой взглянула на него и увидела, что он мрачно смотрит в огонь, не проявляя ни малейших признаков сонливости.
Если бы только она могла ускользнуть и украсть ключ из кармана его фрака…
Гермиона осмотрелась, но не увидела, куда упал отброшенный им фрак. Совсем недавно…
Он целовал ее так безжалостно… изводил ласками, пока она…
Лицо Гермионы запылало. Господи, она пыталась сосредоточиться на способе побега, а вместо этого мечтает о ласках графа. Но как же трудно думать о чем-то, когда он прижимает ее к своей мускулистой груди, когда она сидит у него на коленях, а его твердая…
Она задрожала.
– Замерзла? – спросил Рокхерст.
– Нет.
Совсем наоборот. О, почему она не послушалась Куинс, не осталась дома, не провела время за игрой в карты… Вот оно! Карты! Они всегда наводили сон на матушку!
– У вас, случайно, не найдется карточной колоды?
– Нет.
– А книг?
– Мне казалось, что тебе надоело чтение.
– Но не могу же я всю ночь просидеть у вас на коленях! – выпалила она, заерзав для пущей наглядности.
– Следовало бы убить тебя еще прошлой ночью, – пробормотал он.
– Простите? – переспросила Гермиона, дрожа от ярости.
– Я сказал, что следовало бы убить…
– Да-да, я прекрасно расслышала. Но вы не можете меня убить! – Жаль, что он не видит ее спокойного лица! – Или мне следует напомнить вам о договоре?
– Только не Подмор! – покачал головой граф. – Абсолютная ложь!
– «Да не причинишь ты зла соотечественникам и соплеменникам своим», – процитировала Гермиона.
– Никто из моих соплеменников и соотечественников не становился невидимым, – отрезал он.
Его сарказм попал в цель так же точно, как болт, выпушенный ею в Милафора.
– Подмор утверждает, что в легенде о Паратусе… Граф встал и бесцеремонно спихнул Гермиону на пол.
– Еще одно слово об этом идиоте, и я действительно прикончу тебя!
Гермиона решительно скрестила руки на груди:
– Эти перепалки не приблизят нас к решению моей проблемы. Если вы действительно осведомлены об этом лучше Подмора, почему сами не расскажете мне легенду о Паратусе?
– Рассказать вам…
– Да, почему бы нет? Возможно, если поведаете мне свою историю, я получу достаточно сведений, чтобы положить конец действию волшебства.
Гермиона сжала губы, прекрасно зная, что ее желание осуществится, только когда она узнает все его секреты. Но пока она должна найти способ покончить со всеми разговорами об убийстве.
– Если я буду все знать о Паратусе, это станет частью исполнения желаний.
– Да, возможно, – проворчал граф. – Но вы будете сидеть здесь.
Он показал на оттоманку рядом со стулом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночной соблазн - Бойл Элизабет



Мне очень понравилось. Роман захватующий, хоть и с фонтастикай.
Ночной соблазн - Бойл ЭлизабетИнна
10.07.2012, 19.27





хороший роман, с долей фантастики....
Ночной соблазн - Бойл ЭлизабетМария
24.10.2012, 7.22





Читала в инете много спорных отзывов про эту серию книг в основном негативных. Лично мне очен понравилась книга- необычненько, прочиталась легко.
Ночной соблазн - Бойл ЭлизабетАлена
26.12.2012, 12.59





Не пошло.
Ночной соблазн - Бойл ЭлизабетКэт
6.03.2013, 10.47





Бесподобно. Люблю такие сюжеты. Это уже второй роман про это кольцо, которое прочитала. Даже и не думала, что их несколько. 10 из 10
Ночной соблазн - Бойл ЭлизабетМэри
28.01.2015, 23.02





Не плохо ,но слишком много мистики.
Ночной соблазн - Бойл ЭлизабетМилена
30.01.2015, 20.57





Я не люблю фантастику , но дочитала,жаль потраченного время.
Ночной соблазн - Бойл Элизабетvalentina63
31.01.2015, 18.16





Прекрасный роман! Правда, "Утро с любовницей" мне действительно понравилось больше. Здесь уж слишком много мистики и брутальности. Но должно же было продолжение чем-то отличаться... Поэтому простительно.
Ночной соблазн - Бойл ЭлизабетОксана
1.02.2015, 2.35





Шикарный роман, понравился намного больше первого! Вообще, редко можно встретить любовные романы "с магией". Радует, что до самого конца Гермиона не открылась, правда, мне сам конец не очень понравился, но общее содержание очень даже интересное))rnrnЖду про Гриффина!!!
Ночной соблазн - Бойл ЭлизабетКрина
18.02.2015, 21.43





вообще то мне фантастические романы не сильно нравятся, не мой жанр, но тут читала и не могла оторваться. Да, вымысел все эти чудовища, но местами так забавно. С удовольствием прочла бы продолжение серии.
Ночной соблазн - Бойл Элизабетпервая ласточка
2.12.2015, 11.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100