Читать онлайн Дерзкий ангел, автора - Бойл Элизабет, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дерзкий ангел - Бойл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.14 (Голосов: 187)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дерзкий ангел - Бойл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дерзкий ангел - Бойл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бойл Элизабет

Дерзкий ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Париж, две недели спустя
— Я не буду платить за неточные сведения, Бальзак.
Левый берег Сены. В полутемной, прокуренной таверне, известной под названием «Свиное ухо», София не отрывала глаз от мужчины, который сидел рядом с ней. Лицо ее, измененное гримом, было нахмурено. Мужчине за узким столом было неудобно.
— Если ты врешь мне, то я не несу никакой ответственности за то, что потом с тобой случится, — проскрипела она прокуренным голосом старой карги.
Желтые острые зубы Бальзака выглянули из-под тонких губ.
— Это я, гражданка, не буду нести никакой ответственности за последствия, если вы не оставите свои беспочвенные угрозы. Париж очень изменился со времени нашей последней встречи. Теперь по его улицам течет кровь не только аристократов. — Мужчина заморгал, наблюдая за ее реакцией.
София знала, что, хотя маскарад ее выдержал проверку более критических глаз, чем у пьяных посетителей «Свиного уха», обмануть Бальзака было непросто. Шумные, орущие пьянчужки, теснота от многих немытых тел и вонь прокисшего разлитого вина были частью «очарования» «Свиного уха» и ее притягательности для жуликов всех мастей, а таверна — местом их встреч. Но под внимательным взглядом выпученных глаз Бальзака она еще ниже натянула капор, чтобы скрыть лицо в тени.
— Чем может заинтересовать трибунал такая старуха, как я?
— Если это так, то и я соглашусь с вами. — Агент пожал узкими плечиками. — Но в наши дни ни немощь старости, ни невинность молодости никого не могут защитить от мадам Гильотины. Помните: стоит кому-нибудь шепнуть свои подозрения в нужное ухо, и это станет гибелью для вас… и ваших… компаньонов.
Он кивнул в сторону Оливера, дремавшего на стуле у входной двери, — внешне не вызывающий подозрений гражданин, уснувший после пары рюмок. Коротышка Бальзак ухмыльнулся и Эмме, сидевшей возле камина и степенно ведущей беседу с толстым лавочником.
Несмотря на уверенность, которую Софии, придавало присутствие друзей, она в этот вечер всей своей кожей ощущала опасность, какой никогда раньше не испытывала, — будто в табачном дыму струилось нечто такое, что нашептывало на ухо тревожное «берегись!», заглушавшее даже шум и крики пьяниц.
Она попыталась стряхнуть опасные предчувствия и равнодушно пожала плечами, как бы отвечая на намек Бальзака по поводу той легкости, с какой он «вычислил» ее компаньонов. Однако как ему это удалось?
Вокруг них шумела известная своими опасными потасовками таверна, заполняясь запоздалыми постоянными посетителями. Они приходили уже заметно навеселе, громко, с бравадой распевая революционные песни.
Одетая в многослойные лохмотья старой нищенки, София сомневалась, чтобы кто-нибудь, увидев ее, захотел еще раз на нее посмотреть. Умение Эммы пользоваться белилами и красками превратило нежную девичью кожу Софии в нездоровую, со старческой желтизной. Талант подруги делать чудеса с помощью воска изменил ее лицо до неузнаваемости. Но о присутствии ее друзей здесь Бальзак каким-то образом догадался, и это временно давало ему козыри в руки.
— Ты хочешь выдать меня? Ты ведь на это намекаешь, да? Но зачем тебе это? — София обвела взглядом переполненную и шумящую таверну и снова посмотрела на Бальзака. — Особенно когда столько золота поставлено на кон! Тебе столько и не снилось!
Губы мужчины снова вытянулись в ниточку-улыбку.
— Золото так же туманит мозги, как и солидная выпивка. Очень много золота — и я могу забыть, кто я такой и кого видел.
Он снова оскалился своей хищной улыбкой, но уже в сторону Эммы.
Кажется, в Париже все сговорились разделять это мнение Бальзака. С тех пор как террор проник во все без исключения слои парижского общества, на чужаков стали смотреть со все возрастающей подозрительностью и недовольством. Даже в гостинице, где она, Эмма и Оливер останавливались много раз, хозяин отказался поселить их. Они нашли приют в другом известном Софии месте, но только после того, как предложили хозяйке вдвое больше и без того завышенной цены, да еще и вынуждены были заплатить за три месяца вперед в виде аванса.
— Закончим на сегодня наши дела? Сегодня я просто напомнила тебе о себе, — сказала София, отвлекая внимание агента от Эммы тем, что уронила на стол небольшой черный кошелек с завязками. Он стукнул о дерево стола со всей солидностью настоящего английского золота.
— Как насчет записки, которую ты обещал, а, Бальзак? Мы ведь договаривались, что ты добудешь подтверждение того, что твои сведения не высосаны из пальца.
— Будут вам доказательства, гражданка. Но сначала золото. Покажите мне мое золото.
София быстро накрыла старческой рукой в перчатке кошелек на столе.
— Это в таком-то месте? Ты совсем свихнулся? — Она покачала головой. — Большинство здесь сидящих не видели настоящего золота многие годы. Их карманы и матрасы набиты жалкими поддельными ассигнациями, — поучающе произнесла она, будто прошипела, намекая на обесцененные инфляцией бумажные купюры, выпущенные Комитетом общественного спасения в надежде приостановить экономический спад. — Ты думаешь, твои местные дружки выпустят тебя отсюда с этим кошельком, если увидят монеты? Это же чистое золото, Бальзак, а оно блестит и влечет к себе. Предъяви мне доказательство, а там сможешь пересчитать свои монеты где-нибудь в укромном месте.
Ворча, но понимая справедливость ее слов, Бальзак полез в карман. Покопавшись, он вытащил из него замусоленный узелок из светло-зеленого шелка. Нервные пальцы вора развернули узелок и предъявили Софии требуемое доказательство.
Полуприкрытое лоскутком, перед Софией лежало золотое кольцо-печатка. София бесшумно выдохнула, увидев кольцо, ее пальцы, дрожа, потянулись за дорогим ее сердцу талисманом.
Как же долго она ждала этого! То был первый знак за все время, что все ее муки в конце концов не напрасны и окупятся с лихвой.
Но прежде чем пальцы коснулись драгоценного доказательства, Бальзак схватил ее ладонь и больно сжал. Вид коротышки был так же обманчив, как и ее маскарад.
— Я хотела всего лишь рассмотреть его, — сказала она, не сводя глаз с лица агента, и смотрела ему в глаза до тех пор, пока он не отпустил ее руку. — Внутри на кольце должна быть надпись.
Он кивнул в знак согласия. Она с нетерпением схватила давно пропавшее кольцо.
— И вы сумеете прочесть эту чертовщину? Ну и ну, старая карга! Какие еще таланты вы прячете под своими грязными лохмотьями?
— Тебе не грозит их увидеть, — мягко ответила она, всматриваясь в гравировку на старинном кольце.
На печатке был изображен лебедь в овале из лилий.
Ее пальцы ощупывали знакомые щербинки на золоте и рисунок. Но это может быть искусной подделкой!
Затаив дыхание, она заглянула внутрь кольца и с облегчением прочла латинский девиз, выгравированный там:
Нигиль аманти друм.
— Для любящего не существует преград, — беззвучно прошептала она, положив кольцо на стол, но слова эти громким эхом отдались у нее в голове и вызвали мурашки на теле.
Как часто повторяла она эти простые слова в самые трудные минуты своей двойной жизни! Даже обычное звучание их делало ее решительнее. Они придавали ей силы, выручали и тогда, когда все казалось безнадежным.
А теперь кольцо с девизом лежало в сантиметрах от нее. Стоит только протянуть руку, и… оно ее.
— А записка? — настойчиво повторила она, заворачивая свою добычу и кладя в карман. — Мне передали, что должна быть записка.
Бальзак отрицательно покачал головой:
— Нет, мадам. Я показал вам кольцо. Без каких-либо доказательств с вашей стороны добрых намерений моя память, как малое дитя, которое постоянно просит молока.
Она подтолкнула кошелек поближе к нему. Пальцы Бальзака быстро схватили вознаграждение. Но София крепко держала в руках завязки от кошелька.
— Записка, Бальзак. Или ты пожалеешь, что разозлил меня.
Вытащив короткий кинжал, который всегда прятала под жакетом, она чуть ткнула его острием в бедро.
Мужчина занервничал и издал блеющий звук.
— В подобных действиях нет нужды, гражданка, — жалобно протянул он. — Я рисковал своей бедной шеей, когда появился здесь. А у меня жена, дети.
София невозмутимо ткнула его еще раз. У этого мерзавца не было ни детей, ни родственников. По крайней мере таких, кто оплакал бы мертвеца или кинулся бы на поиски его бренного тела, если бы он исчез.
— Только попробуй еще раз выведи меня из себя, и мой кинжал облегчит жизнь твоей женушке.
— Что вы, что вы, гражданка! Ну зачем вы так заводитесь по пустякам? Вам вредно расстраиваться, — еще более занервничал он, отодвигаясь от кинжала.
Оливер на своем посту у двери встревожился и хотел было подняться, чтобы прийти на подмогу. София дала знать, покачав головой, чтобы он этого не делал. Ей пока не нужна помощь.
— А все эти жестокие времена, они вынуждают мужчину быть сверхосторожным. — Бальзак убрал пальцы от кошелька, но глаз от него не отвел.
София немного отодвинула острие кинжала, но держалась настороже. Вечно с Бальзаком что-нибудь не так. Постоянные игры в кошки-мышки. Иначе он не может. Он проявил себя в прошлом как отличный информатор, но София в глубине души всегда знала, что до конца доверять ему нельзя. Продажная душонка.
Бросив жадный взгляд на кошелек, агент покосился на Софию, глазки его забегали.
— Я припомнил. Действительно, было и сообщение. Мне только сейчас пришло в голову.
— Тебе лучше хорошенько покопаться в своей памяти, — угрожающе прокаркала старушечьим голосом София, ткнув для верности противного мужичонку еще раз кинжалом. Он дернулся и продолжал уже без лишних пауз:
— Ваш знакомый сказал, что встретится с вами завтра ночью. В салоне Дантона. — Он немного помолчал. — Для такой старой карги у вас просто поразительно влиятельные друзья, гражданка.
София слегка нахмурилась в ответ на его намеки, но промолчала.
Поскольку она никак не отреагировала на его утверждение, он добавил:
— Вы теперь здесь собственной персоной, поэтому ваш знакомый на этот раз сам отыщет вас. Он сказал, что вы поймете его.
Бальзак постучал себя по лбу, глаза его снова жадно посмотрели на кошелек.
— Боже! Вспомнил! Он велел мне также предупредить вас.
— Предупредить? Меня? О чем?
Бальзак украдкой оглядел переполненное помещение, его осторожность заставила и Софию напрячься.
Она уже трижды внимательно оглядывалась здесь, да и прибыла на час раньше назначенного времени, чтобы убедиться, что нет засады. Предательство стало обычным делом в Париже.
Ее внутренний голос снова стал нашептывать об опасности, не позволяя полностью сосредоточиться на разговоре.
Бальзак поерзал на стуле.
— Что-то не так. — Его крысиная мордочка раздраженно дернулась.
«Кто-то следит за тобой», — проговорил ей внутренний голос.
Софию зазнобило.
— Согласна с тобой, Бальзак. — Она снова сосредоточилась на нем и попыталась прогнать страх. — Чем скорее ты передашь мне записку, тем скорее мы сможем уйти.
Бальзак, казалось, перестал интересоваться их разговором, оцепенело уставившись взглядом куда-то поверх ее плеча. Его базедовые глаза заморгали, а нелепая самоуверенность исчезла. Наверняка заметил кого-то, кто вызывал у него ужас. Прежде чем София смогла обернуться и определить, что заставило его побелеть от страха, его речь превратилась в полубред. Она снова внимательно уставилась на него.
— Вас преследуют… Они хотят, чтобы вы знали о том… что прежде чем вы встретитесь с… — Он умолк и покачал головой. — Осторожность, гражданка, действуйте с оглядкой.
Дверь в таверну распахнулась, свежий октябрьский ветерок немного проветрил душное помещение. Шумная компания солдат начала протискиваться от двери, возле которой они оставили свои длинные острые пики. Их красные мундиры и кепи как бы раскрасили комнату ярко-красными мазками.
Бальзак воспользовался шумом и суматохой, чтобы схватить свое вознаграждение со стола и дернуть в сторону кухни.
Она не успела рвануться за ним и преградить ему путь: солдатня заполнила пространство между ней и Бальзаком.
— Прочь с моих глаз, старая карга, — нетерпеливо приказал один из бравых парней и безжалостно спихнул ее со стула на пол. Не обращая внимания на боль в плече, она поднялась с намерением тут же пуститься вслед за исчезнувшим Бальзаком. Но уголком глаза успела заметить лихорадочные движения Эммы. Та дергала себя за рукав.
София взглянула на свое рванье и вспомнила, как одета и для чего.
И о чем она только думает?
В волнении она почти забыла, что старухам негоже скакать подобно молодым газелям. Она кинула благодарный взгляд на Эмму, надеясь, что подруга поймет это и как извинение. Ей незачем было так рисковать. Оливер был уже почти что в кухне.
Если Бальзаку есть что добавить к уже сказанному, то лучше Оливера из него этого никто не вытрясет.
Медленно, как на шарнирах, она повернулась к солдату. Заныв, привычно заканючила:
— Один су для бедной старушки. Всего один су на ужин бедной нищенке. — Ее голос дрогнул и смолк, когда она полезла за своим узлом под стол.
Огромный детина в униформе ругнулся на нее:
— Прочь, я тебе сказал! Вот надоедливая ведьма! Когда я плачу кому-то деньги, то получаю что-то взамен, ясно? — Он потянулся к служанке, которая, хотя и не имела нескольких передних зубов, зато обладала двумя отличными дынями в качестве груди. Он усадил хихикающую девицу к себе на колени и бросил на Софию победоносный взгляд. — Если бы ты не была жестче старого пня, то я собственноручно посадил бы тебя на телегу и отвез на гильотину. Но о твою шею только затупишь доброе лезвие.
Вся компания одобрительно загоготала.
София тоже проквакала нечто похожее на старческий смех.
— Сбереги лучше свои лезвия для тех свиней, которые этого заслужили.
«Как ты сам», — подумала она, потихоньку пятясь от него и прокладывая путь к выходу. Она останавливалась возле пьяниц и, стараясь разжалобить, просила су для себя, бедной старухи.
Когда она толкнула дверь, собираясь выйти, то услышала, как скрипнул отодвинутый стул. Оглянувшись через плечо, заметила, что в ближайшем углу поднялась высокая фигура.
Даже прежде чем она увидела его лицо, ее тело узнало его и мгновенно отозвалось сладкой истомой, которая не покидала ее с момента отъезда из Лондона.
Яркие воспоминания о его объятиях, о том, как замечательно он целует, как она таяла под его умелыми руками, как сладко ныла грудь под его ласкающими пальцами, захлестнули ее. И это вопреки твердому решению забыть его! Гори все синим пламенем!
Но не может быть! Откуда ему взяться здесь?
Его заштопанная одежда и красный колпак означали, что он изображает из себя санкюлота, но чрезмерная уверенность и беспечность, с какой он швырнул на стол монеты, мгновенно выдали в нем человека со средствами и привыкшего повелевать.
Не-ет, думала она, отказываясь верить глазам. Это не может быть он. Откуда он узнал, что она в Париже. И так быстро!
Но сколько бы она ни убеждала свою гордыню, что ему ни за что не удалось бы проследить ее путь до Парижа, тело ее предательски пело и жаждало снова насладиться его ласками.
И в этой опасной страсти к нему ей было все равно, мог или не мог он выследить ее. Лишь бы нашел ее!
Ох, ведь знала же, что он начнет искать ее. Его гордость и самолюбие не позволили бы поступить иначе. Отец Джайлза как-то похвастался за одной из партий в шахматы, что уж если его сын берется за дело, то делает все методично, не упускает даже мелочей. И ничто не собьет его, пока он не докопается до истины.
Его отец считал, что сыщицкий талант сына — и благословение Божье, и опаснейший талант. Теперь София и сама убедилась, насколько опасным может быть сам Джайлз.
Пребывания в его кабинете хватило, чтобы разбудить в ней такую страсть, которая не давала ей покоя по ночам, вмешиваясь в сны такими сладостными подробностями, что она просыпалась с колотящимся сердцем и сидела без сна, одинокая и грустная в ночной мгле.
Ей не понадобилось посмотреть дважды, чтобы решить, был это маркиз Траэрн или нет. Бальзак предупредил, что за ней следят. Не важно, кто это. София чувствовала его присутствие кожей и поняла, что пора уносить ноги из «Свиного уха» как можно дальше.
Выскользнув из дверей, она прижала свои узел к груди и припустилась по темной улице. Взглянув в ту сторону, где должна была присоединиться к Эмме и Оливеру, София побежала в противоположную, чтобы никто не смог обнаружить ее в туманных аллеях вдоль Сены.
Она пошла по одной аллее, затем по другой. К ней вернулась уверенность в себе, которая переборола охватившую ее в таверне панику. Вероятно, там она позволила воображению разыграться и затуманить разум.
Она шла, а воздух становился уже невыносимо вонючим, и она сморщила нос. Река была здесь большим отхожим местом. Все! Можно было спорить на остатка драгоценностей Делани, что ей удалось оторваться от преследователя.
Она стояла в тени больших деревьев и вглядывалась в возвышающийся над рекой новый мост Согласия, который вел к садам Тюильри и недавно переименованной площади Революции, где ежедневно собирались толпы, чтобы поглазеть, как умирают избранники мадам Гильотины.
Успокоившись, она собралась перебежать площадь перед мостом. И, находясь уже на середине ее, услышала голос, от которого так и застыла.
— Снова в бегах? — Голос, низкий и грозный, принадлежал маркизу Траэрну.
Она оцепенела, а внутри вся задрожала, ибо от его слов и тона повеяло холодом.
Медленно-медленно она повернулась к нему.
Когда он появился в лунном свете, у нее перехватило дыхание, силы покинули, ее будто пригвоздили. Она смотрела, как закутанная в плащ его крупная фигура приближается к ней ровными широкими шагами.
Но почему — хотя все кричало в ней: «беги!» — думала она о том, что он рядом и ей будет жарко в его объятиях? Она подняла на него глаза, чтобы увидеть, вдруг и он разделяет ее странное предательское состояние.
Его мрачный пронзительный взгляд буравил ее, но в нем не было ни намека на страсть, которую недавно они испытывали друг к другу.
— Вы смогли обмануть этих болванов из «Свиного уха», леди Дерзость, но не меня. Меня вам не удастся обмануть. Никогда.
Проведя большую часть вечера склонясь над кружкой кислого вина, Джайлз уже собрался бросить все к черту. Его расследование смерти Уэбба превратилось в такой кошмар, какого он не мог себе представить даже после всех донесений агентов, поступавших к лорду Драйдену.
Однако не хватало очень многих деталей для целостности картины, что не могло удовлетворить Джайлза, поэтому он решил продолжать свою пока безнадежную миссию.
Хозяйка мансарды, которую снимал Уэбб, уже сдала ее другим постояльцам и отказалась разрешить Джайлзу осмотреть его комнату. Он не стал спорить. Хозяйка была дамой весьма внушительных размеров, этакий гренадер в юбке, способный разметать даже караул Национальной гвардии, причем без всяких ружей и прочего. Ее мясистые руки были в тесных грязных перчатках, замусоленные волосы беспорядочно подоткнуты под красный колпак.
— Вы не видели, что за свинарник оставили после себя эти солдаты, когда арестовывали его, — пожаловалась она. — Я потратила два дня, чтобы снова привести все в божеский вид. — Хитрая бабища тут же смекнула, как заработать звонкую монету, и быстро добавила: — Он задолжал мне за комнату.
Так что Джайлз заплатил ей за три месяца, за которые якобы ей задолжал Уэбб, и еще добавил денег за два дня — во столько она оценила свои «ценные сведения».
— У него почти не было вещей, так, какая-то одежонка, она пошла в пользу бедных, — сообщила бабища, покачав головой. Джайлз и сам догадался, что одежду скорее всего давно носит ее супруг.
— Может быть, припомните еще что-нибудь?
Она взглянула на его толстый кошелек, из которого он уже расплатился с ней за Уэбба.
— Может быть, там и остались какие-то бумажки. Сейчас посмотрю.
Расставшись еще с одним золотым, Джайлз приобрел записи и книги Уэбба.
— У него были друзья? Хорошие знакомые, которые его часто навещали? Или кто-то, кто хорошо его знал?
Хозяйка поправила шаль на могучих плечах.
— Он часто посещал митинги кордельеров, они обычно встречаются возле Пале-Рояль. Жалкая кучка грубиянов. О, еще пару раз я видела его с женщиной. Как же ее зовут? — Хозяйка задумчиво потерла лоб.
Джайлз уже знал волшебное средство, которое помогало вспомнить все, что нужно, и протянул следующий золотой. Женщина просияла.
— Вспомнила! Девинетт! Ее зовут Девинетт. От нее тоже не жди добра, та еще девица.
— Девинетт, — повторил он. Загадка — имя вполне в духе Дерзкого Ангела, — А как выглядит эта женщина?
Хозяйка выжидательно взглянула на Джайлза, но, поскольку он не сделал никакой попытки раскрыть кошелек, она хоть и нахмурилась, но выдала информацию подобрей воле.
— Она не такая высокая, как я. — Женщина выпрямилась, и выяснилось, что они с Джайлзом почти наравне. — И жутко гордится своим глазом, вернее, его отсутствием. Потеряла его в резне на Марсовом поле. Так она сама утверждает. Носит на глазу черную заплатку на красной ленте через голову. Чтобы скрыть рану. Да вы и сами можете любоваться ею хоть каждый день. Они сделали ее восковую копию в салоне де Сир — если у вас, конечно, остались денежки, чтобы заплатить за вход. — Хозяйка расхохоталась грубым булькающим смехом, похлопывая по своему распухшему кошельку.
— И часто гражданка Девинетт встречалась с ним?
— Довольно часто, если вы понимаете, что я имею в виду. Не знаю, что он в ней нашел. Но женщинам никогда не понять, на что вдруг зачешется у мужчины.
Она задержала дыхание и оценивающе смерила Джайлза взглядом, словно раздумывала, не могло ли и у него зачесаться на нее.
— Но вы же говорили, что они просто ходили на митинги, — торопливо произнес Джайлз, стремясь вернуть женщину к нужной теме.
— Ну, они вообще-то частенько ходили выпить в эту помойную яму, «Свиное ухо». Он говорил мне, что она учит его политике. — Женщина скептически хмыкнула. — Ну да, пусть называют это как им угодно. Я-то, конечно, и сама не без головы, вижу, что к чему. Но пока они платят за жилье и помалкивают насчет своей политики, то мне плевать.
Джайлз поблагодарил хозяйку за сведения и ушел. Ему необходимо было обыскать комнату Уэбба, но сначала надо придумать, как проскользнуть мимо хозяйки.
Сохранившиеся после Уэбба бумаги были зашифрованы, с виду совершенно обычные и не вызвали подозрения у солдат, но и не содержали ответа на вопрос, кто мог выдать Уэбба. Было несколько упоминаний о Девинетт, но ничего подозрительного. Не было здесь ничего и о том, что собой представляет эта женщина.
Если Уэбб внедрился в радикальный Клуб кордельеров, как утверждала хозяйка, то предать молодого английского агента мог любой из этих фанатиков. Кордельеры, недавно дорвавшиеся до вершин власти в Комитете общественной безопасности, по многу раз самоуверенно обвиняли и разоблачали один другого. В ходу были самые нелепые обвинения, мания подозрительности делала членов этого клуба совершенно неприемлемыми источниками информации.
Единственное, что оставалось Джайлзу, чтобы выяснить, имела ли Девинетт какое-нибудь отношение к смерти Уэбба и как Дерзкий Ангел вписывалась в эту картину, — это найти саму женщину.
Он знал, что Дерзкий Ангел находится в Париже, получил атому подтверждение все в той же ювелирной лавке на острове Сите. Иначе как там мог так быстро появиться браслет с гербом семейства Делани?
Чтобы облегчить поиски, Джайлз последовал совету хозяйки и присоединился к посетителям салона де Сир, чтобы полюбоваться восковыми фигурами работы доктора Куртиуса. Здесь бок о бок, как и в жизни, стояли и великие взрывоопасной французской политической сцены, и те, кто уже бесславно сложил голову, став жертвой мадам Гильотины, и самые презренные — преступники, воры, убийцы.
Он молча прошел мимо восковой Девинетт. Бр-р, не женщина, а грозная валькирия в красном колпаке и с поднятым над головой коротким мечом. Как и описывала хозяйка, правый глаз Девинетт был скрыт большой черной заплаткой на красной ленте.
Джайлз остановился в нескольких шагах от фигуры и оглянулся. С этой точки он смотрел прямо в страстный сапфировый взгляд Дерзкого Ангела.
И хотя он никогда не видел ее лица без маски, он сразу узнал ее скулы, форму щек, полноту губ, дразнивших его теперь здесь, где под фигурой на маленькой табличке значилось: «Девинетт».
Он провел три последних вечера в «Свином ухе», попивая кислое вино и слушая фанатичные речи и радикальные песни местных санкюлотов, входивших в Клуб кордельеров. Дерзкий Ангел не появлялась.
Он решил было продолжить расследование где-нибудь в другом месте, как его внимание привлекла стычка солдата со старухой.
Как и большинство посетителей «Свиного уха», он вряд ли взглянул бы на нее еще раз, если бы не поймал блеск сапфировых глаз.
Ни искусный грим — виртуозно выполненные бородавки! — ни грязные лохмотья и каркающий голос не помешали ему рассмотреть у старухи ее глаза, сверкнувшие яростью когда она поднималась на ноги. Он замер. Эти глаза стоили того, чтобы понаблюдать за их обладательницей.
Огонь в них он знал очень хорошо, успел ощутить его жар и видел, как сапфировые глубины загораются от страсти.
Этакая вибрирующая ярость, которая никак не соответствовала облику дряхлой старухи, чьи кости и сморщенное тело выглядели старее основания собора Нотр-Дам.
Он изумленно потряс головой: ведь никто больше не разглядел в ней фальшь! Она даже осмелилась поиздеваться над куриными мозгами пьяных солдат — как иначе расценить сценку вымаливания у них монет для старой бедной женщины? Он стиснул зубы, вознегодовав от ее безрассудства. Господи, эта женщина не знает, когда нужно остановиться! Так рисковать нельзя!
Он уговаривал себя: ему безразлично, что она вытворяет, у него к ней чисто профессиональный интерес. Хороший агент никогда не должен рисковать главным ради второстепенного. Но… это в том случае, если она агент.
Блистать на балу у Паркеров в высшем обществе в маске — это одно дело, но это ее трюкачество, переодевание — просто сумасшествие. Он с изумлением увидел, как один молодой солдат и вправду сжалился над старухой и уронил монету в ее протянутую руку.
Джайлзу хотелось и расхохотаться, и вколотить в эту отчаянную дуреху хоть немного осторожности. Настоящий агент всегда должен заботиться о своей безопасности? А ее игра очень смахивала на самоубийство.
Заметив, что она потихоньку продвигается к двери, Джайлз швырнул на стол монеты за выпитое вино. Он не собирался позволять этой ловкачке снова ускользнуть из его рук. Но, выйдя на улицу, растерянно огляделся — узкая улочка была пустынной, ни души.
— Дьявольщина! — вырвалось у него. Не успело проклятие сорваться с его губ, как он заметил темный капор, тут же исчезнувший за углом. И без колебаний рванулся за ним. Преследование было не из легких, ибо крался Джайлз по узким мрачным улочкам в районе Красного Креста и фонтана Де-Гренель. Вдоль Сены улицы стали шире, и лунный свет хоть немного освещал там булыжные мостовые.
И вот он, усталый и сгорающий от любопытства, стоит перед Дерзким Ангелом. Усталый от ее вероломства и сгорающий от нетерпеливого желания содрать с нее весь камуфляж, чтобы убедиться, та ли колдунья скрывается под ним, которая разжигает в мужчинах страстный пожар.
Его глаза пытались разглядеть ее лицо под гримом, но искусная защита скрывала подлинные черты лица этой женщины, и лишь воображение напоминало о бархатных касаниях и огненных поцелуях.
Он медленно двинулся к ней, уверенный, что любой быстрый жест вынудит ее к стремительному бегству. Он не удивился, если бы оказалось, что этой женщине подвластна даже стихия и она смогла бы растаять прямо на глазах.
— Вам нечего сказать мне, леди Дерзость? — спросил он ее по-французски.
— Но ведь и так ясно, гражданин, что вы обознались, приняв меня за кого-то другого, — прокрякала она голосом старой карги, продолжая свою игру. — Вот уже лет сорок… нет, пятьдесят с хвостиком никто не называл меня «дерзкой»… Но, может быть, это именно то, что вам по вкусу? А? Зрелая женщина… и с некоторым опытом… в этих делах, а?
Он должен был признать, что грубоватые манеры, голос, деревенское платье, вернее, его лохмотья, даже огромная бородавка на подбородке — все в ней было превосходным. Он даже слегка подрастерял свою уверенность. Эта старуха… и прекрасная женщина? Да еще такая, которой хватило нескольких минут, чтобы преодолеть его сопротивление всего лишь две недели назад в его кабинете?
Она потянулась к нему и потрепала за рукав пальцами в перчатке.
— Ладно, чего уж там, дитя мое, с кем не бывает. Вы еще найдете себе партнершу на ночь. Но будьте осторожны. — Она огляделась по сторонам, словно боялась, что их могут подслушать. — Комитет не одобряет подобных развлечений. — Она погрозила скрюченным пальцем. — А-а, эти режимы… Что они понимают в amour? — Она горько вздохнула. — Были бы вы на несколько лет старше… ха, клянусь, я бы точно умотала вас за ночь!
Она повернулась, собираясь уйти, даже сделала пару шагов шаркающей походкой старухи. Но Джайлз не стал терять времени и успел схватить ее за руку.
Резким движением он сдернул с нее перчатку.
Старуха возмущенно завопила, запротестовала. Узел выпал из ее рук. Она осыпала его замысловатыми проклятиями, пока он крепко держал свою добычу. Он поднял ее ладонь к глазам.
Гладкая, бархатистая кожа, ни следа выпуклых вен и безобразных старческих пятен. Мягчайшая кожа, длинные тонкие, будто точеные пальцы могли принадлежать только очень молодой женщине. Женщине, способной свести его с ума.
Он помахал ладонью перед лицом женщины.
— Ну-у? Может, начнем оттуда, где остановились?
— Где остановились? — повторила она недоумевающим тоном и крякающим голосом, все еще продолжая играть роль. Он снова помахал перед ней крепко стиснутой ладонью как уликой.
На этот раз она ответила голосом, который так и зазвенел от чувственности и очарования, именно таким голосом она дразнила его у Паркеров, а еще нежнее — у него в кабинете:
— Позвольте поздравить вас с успехом, лорд Траэрн. Вы нашли меня гораздо быстрее, чем я предполагала. Но, к великому сожалению, у меня сегодня совсем нет времени для вас. Видите ли, у меня дела, не терпящие отлагательств. Возвращайтесь в Лондон, и я обещаю однажды ночью нанести вам визит. — Она попыталась вырвать руку, но он не выпускал свою добычу.
Они на минуту замерли, ее тело было совсем рядом, коснись — и вот оно. Даже сейчас в его воображении она мгновенно предстала такой, какой он увидел в своем кабинете: кожа слоновой кости мерцала в свете свечей, опухшие от поцелуев губы полуоткрылись в приглашении, она, дразня, склонила головку, улыбкой и взглядом умоляя его вернуться в сладостный плен.
Дьявол бы тебя побрал, вот же ведьма! И сейчас опутывает его своими чарами, чтобы вынудить забыть. Забыть о чрезвычайно ответственной миссии, долге. Забыть об Уэббе, забыть обо всем, только не о ней.
Воспоминания о ее прикосновении и бархатном тепле кожи под его пальцами моментально возбудили его, штанины стали сразу тесноватыми.
Джайлз отвел глаза в сторону и прикрыл их. Сделав над собой усилие, он смог уже без страстных терзаний взглянуть на морщинистое и безобразное лицо старой карги. Теперь ему было легче: теперь заработал мозг, не одурманенный зовом тела. Он отпустил ее руку и сделал шаг назад.
— Ваше предложение потеряло свою привлекательность с тех пор, как мы виделись в последний раз.
— Возможно, — сказала она, разглаживая свои юбки-лохмотья. — Но если вы дадите мне волю, то, я смогу стать любой, какой захотите. — Сквозь краску и воск, безобразившие ее лицо, глаза женщины зазывно сверкнули.
Джайлз собрал все силы, чтобы проигнорировать ее предложение, — на собственном опыте он уже убедился, как она умеет воплощаться в мечту любого мужчины. Даже в его собственную. Словно могла заглянуть ему в душу и прочитать все его тайные помыслы и желания.
Он сложил руки на груди, давая понять, что отказывается от ее предложения.
— Я не намерен отпускать вас. Не сейчас.
Она вздохнула.
— Но я уже объяснила вам, что сегодня очень занята.
Оглядев пустынный бульвар вдоль Сены, Джайлз пожал плечами:
— Кажется, вам сегодня явно не хватает помощников, леди Дерзость. Ни кареты, готовой явиться на помощь в самую последнюю минуту. Ни друзей, которые могли бы разыграть шекспировскую драму и отвлечь внимание от вас. Ни окна, откуда можно выпрыгнуть.
Он сделал шаг к ней и заметил, как она напряглась. Такая не сдается ни при каких обстоятельствах.
Ее дурацкая поза, когда стало ясно, что она проиграла, пробудила в нем злость. Если эта дама сыграла хоть какую-то роль в смерти Уэбба, то он проследит, чтобы ее осудили, не важно, чего это будет стоить.
— Вы не сможете убежать от меня, — произнес он вслух, больше для себя, чем для нее. — На этот раз не убежите.
Они отпрянули друг от друга, заслышав эхо шагов. Она сделала мгновенное движение, чтобы пуститься наутек. Джайлз поймал ее за локоть и придержал.
— Это стража, — шепнула она и дернулась. — Уже начался комендантский час.
Она повернулась и попыталась отцепить его пальцы, но он крепко сжал их и не выпускал ее.
— Вы рехнулись? — спросила она. — Они не раздумывая арестуют англичанина, решившего прогуляться, по Парижу в полночь. Так что спасайте свою шкуру или шею, как вам больше нравится.
Он покачал головой:
— Без вас я никуда не пойду.
Ей очень хотелось возразить, но явный страх перед приближающимися солдатами пересилил. Тех было почти взвод.
— Тогда под мост. Быстрее.
С резвостью, так не вязавшейся с обликом старухи, она пустилась к берегу Сены и нырнула в тень под мостом Согласия. Здесь было сыро и скользко, под ногами чавкала грязь, близко подступала разлившаяся после, дождей и бурлящая река.
Вскоре по мосту загремели шаги солдат.
В Париже были введены военное положение и комендантский час, поэтому редкий прохожий рисковал выходить на улицу ночью. Джайлз знал, что с наступлением комендантского часа у прохожего не только обязательно проверят документы, но и непременно пригласят в отделение местного комитета безопасности. Достаточно косого взгляда или простого кивка одного из членов комитета — и гражданин мог опомниться уже в повозке с решетками, в которой его везут на гильотину.
— Вы часто прячетесь здесь? — прошептал он, вытаскивая еще недавно сиявший блеском башмак из жидкой грязи.
Она взглянула на него из-под своего капора и седого парика и нахмурилась.
— Все жалуетесь, а ведь я только что спасла вашу драгоценную шею. Будь я поумнее, могла бы отделаться от вас, — отрезала она, кивнув на топочущих над их головами солдат.
— Вряд ли это было бы вам на пользу. Я уверен, что если бы они обнаружили, что скрывается под невзрачными конскими прядями, — его пальцы легонько потянули ее за парик, — то весьма заинтересовались бы столь странным сюрпризом.
— Вы бы не посмели выдать меня! Это означало, бы и вашу смерть, не только мою! — воскликнула она. Ее обсыпанные пудрой брови, для седины, возмущенно выгнулись.
— Но ведь не я же напялил на себя весь этот маскарад. Так что решайте сами. Можете выдать меня им, миледи. А там посмотрим, что я сделаю в ответ.
Она отодвинулась от него и огорченно вздохнула.
Джайлз позволил себе легкую усмешку, услышав ее вздох. Он рисковал, но с расчетом. Ему нужно было точно знать, какой выбор она сделает.
Если бы она была заодно с революционерами, то без всяких угрызений совести громко завопила бы, позвав стражу на помощь. Но она этого не сделала. Значит, она либо хотела раздобыть еще какую-то информацию, прежде чем добавить его имя в список палача, либо была двойным агентом, как и подозревал лорд Драйден, хотя ее чересчур импульсивное и зачастую слишком рискованное поведение свидетельствовало против подобной возможности.
Как только шаги на мосту стихли, она толкнула его локтем. Они осторожно вскарабкались по скользкому склону. Она первой выбралась наверх, но прежде чем ей снова пришла в голову мысль удрать, он схватил ее за юбки.
— Я же сказал, что у меня к вам серьезное дело.
Она опять попыталась вырваться и даже стукнула его кулачком. И тут Джайлз сообразил, что, раздражая ее, вряд ли добьется от нее информации или согласия на сотрудничество. Пожалуй, надо сменить тактику и применить ее собственные уловки против нее же самой, этакой хитрющей ведьмочки.
София пыталась разжать его пальцы на своем локте, но напрасно. Вцепился, словно рак клешней. Почему он все время преследует ее? Неужели догадывается, кто она на самом деле? Нет, наверняка еще не додумался до этого, иначе бы обвинил Бог знает в чем. Может быть, лорд Драйден послал его за ней из-за всех тех краж? Но не верилось, что английское правительство могло послать за ней своего лучшего агента только по этой причине. И она ведь не идиотка, выбирала свои жертвы среди таких типов, чье тщеславие не позволяло им обратиться в полицию и признаться, что их обокрали именно в тот момент, когда они дали волю своей извращенной похоти.
И вдруг она вспомнила об одной вещи, ради которой лорд Драйден мог очень спокойно рискнуть разоблачением своего лучшего агента.
София закрыла глаза. Господи! Ей ни за что не удастся обмануть его в этом деле!
Траэрн обнял ее за талию и прижал к себе. Руки его медленно скользнули вверх и застыли на ее груди.
«Дьявол бы тебя побрал, лорд Траэрн!» — ругалась она про себя.
— Радовались бы себе, что ваша голова все еще украшает вашу шею, и оставили бы меня в покое! — упрекнула она его, пытаясь освободиться от опасного своими последствиями объятия.
Из-за камуфляжа ей ни за что не удастся удрать от него. Бежать неудобно. Она перестала сопротивляться и сосредоточилась. Есть ведь и другие способы обмануть мужчину.
Подняв голову, она нахмурилась и задумчиво уставилась на своего преследователя. В голове ее уже созрел новый план.
— А ведь вы здесь, в Париже, нелегально.
— Ваше беспокойство о моем благополучии, леди Дерзость, тронуло меня до глубины души.
— Не очень-то умничайте, — отрезала она. — Моей единственной заботой сейчас является то, чтобы вы не подвели нас обоих под пулю.
— А я уж было подумал, что у вас появилась ко мне petite tendre.
Господи, ну бывают же такие несносные люди! Но разве можно ожидать чего-нибудь другого от мужчины, который примчался в дом ее тетушки и потребовал немедленного согласия на скоропалительную свадьбу! Да-а, та еще была сценка. Неслыханная наглость!
Если бы он не сжал ее так крепко, она постаралась бы увлечь его к перилам и толкнула бы вниз. И концы в воду, как говорится. Тогда бы смогла, наверное, выкинуть его напрочь из головы. Раз и навсегда.
— Если вы не забыли: именно я вас покинула, — напомнила она ехидным голоском. — А вас сюда принесла нелегкая вслед за мной. — София позволила себе довольную усмешку, одержав эту крохотную победу.
— В чем каюсь. И поскольку вы упомянули об этом, то я с большим удовольствием обсудил бы наше дело в комфортной и спокойной обстановке в моем лондонском особняке, — прошептал он ей на ухо, снова дразня ее чувственность своим теплым дыханием. — Конечно, можно и здесь отыскать местечко для двоих, а не играть всю ночь в кошки-мышки со стражей.
— Может, вам стоило остаться дома, если вы находите Париж таким неуютным? — посоветовала она, стараясь не обращать внимания на жар его тела, ощущаемый, казалось, всем ее телом — и грудью, и бедрами. Он умел так обнять, что она мгновенно начинала пылать в ответ. Жаль, что не вовремя, думала она, а тело ее уже предательски льнуло к нему. — Отправляйтесь-ка домой, если вам здесь не нравится.
«Отправляйся домой и дождись там меня, — хотелось взмолиться ей. — И я приду к тебе. Потому что у меня нет выбора».
Он покачал головой, пальцы его погрузились в жесткие пряди ее парика, разглаживая их по плечам.
— Вы и вправду хотите, чтобы я ушел?
— Да, — солгала она в пику самой себе и предательски взволновавшемуся телу. Ей хотелось сейчас совсем другого — чтобы он касался и гладил не только эти чертовы пряди.
— Я так и думал, — сказал он с улыбкой, — Но у нас есть еще одно незавершенное дельце. Возможно, вы сами подскажете, где мы могли бы закончить то, что начали в Лондоне.
Чего бы она не отдала, чтобы они действительно могли продолжить страстную интерлюдию, начатую в его лондонском кабинете! Она не давала Софии спать по ночам с тех самых пор, как ей пришлось бежать оттуда, как самому последнему воришке. А теперь вором стал он, беззастенчиво лишая ее разума.
— Нет, — еле слышно вырвалось у нее непроизвольно, поскольку мысленно она вела с ним разговор совсем об ином.
— Я говорю всего лишь о нашей неоконченной беседе, — чувственным шепотом успокоил ее Джайлз. Но шепот мгновенно разоблачил его прозрачную ложь.
Она заставила себя стряхнуть проклятый чувственный дурман. Да-а, Эмма крепко ошибалась в отношении этого мужчины. София ничуточки не любила его. Любить такого невозможно, ей не по силам. Этот со всей его самоуверенностью тут же присвоит себе все, чем она располагает, вплоть до души.
Ну, беседа так беседа. Еще пожалеешь.
Так, значит, эти предательские инстинкты подсказывают ей упасть в его объятия и рискнуть вечным проклятием? Да никогда!
Она выслушает его и пошлет подальше. Так безопаснее: и для него, и для ее сердца.
Но еле слышный внутренний голос, нашептывавший свои осторожные предупреждения в таверне, превратился теперь в иронический недоверчивый хохоток.
А-а, все равно, решила вдруг София. И, затаптывая все сомнения, заявила:
— Я знаю одно спокойное местечко.
И замолчала. Она не могла пригласить его к себе, но и не собиралась идти к нему в номер. Она не доверяла его обаянию, творившему с ее волей и телом черт знает что, не говоря о его дразнящих поцелуях и страстных объятиях.
— Там можно благополучно дождаться утра, — продолжала она. Уж это место охладит его пыл, да и на нее саму подействует не хуже прохладного душа. — Я выслушаю вас, но на рассвете уйду, а вы дадите мне клятву, что отпустите меня и немедленно покинете Париж. Согласны?
— Это во многом зависит от вас, леди Дерзость, — прошептал он, когда она двинулась вперед по мосту Де-Ла-Конкорд.
Она еле слышно пробормотала французское ругательство.
— На рассвете вы уйдете, лорд Траэрн. Это — ультиматум. Я больше не хочу смертей на своей совести.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дерзкий ангел - Бойл Элизабет



Какая динамика!!!! мне понравилось, не могла оторваться!
Дерзкий ангел - Бойл ЭлизабетАнна
9.01.2012, 22.46





я в восторге!!! читала до утра, рекомедую))
Дерзкий ангел - Бойл Элизабетиришка
5.02.2012, 17.32





Потрясающе.10 баллов.
Дерзкий ангел - Бойл ЭлизабетНАТАЛЬЯ
15.03.2012, 1.35





не очень - скучная...
Дерзкий ангел - Бойл ЭлизабетЯна
15.03.2012, 9.35





интересный приключенческий роман много острых поворотов есть интрига красивые чувства боевой дух главной героини борьба и любовь которая побеждает все
Дерзкий ангел - Бойл Элизабетнаталия
15.03.2012, 12.54





Сюжет интересный, но немного затянуто,долгие и бессмысленные диалоги не по сути. Концовка свелась к банальщине
Дерзкий ангел - Бойл ЭлизабетОлена
1.05.2012, 15.29





Этот роман потрисающий, я уже читала " Дерзкий ангел " Мои впичетления не изменились, как была в васторге так и осталась. Да и читать буду ище не один раз. ДЕВЧЕНКИ ЧИТАЙТЕ НЕЗАДУМЫВАЯСЬ. Кла-а-а-ас!
Дерзкий ангел - Бойл ЭлизабетИнна
5.07.2012, 6.46





А я как была в ШОКЕ от такой орфографии, так до сих пор и остаюсь!!! Потрисающий (ПотрЯсающий), впичитления (впЕчАтления), в васторге (в вОсторге), ище (еще), девченки (девчОнки), незадумываясь (НЕ задумываясь), клас (клаСС). Всего слов в этом вдохновленном комментарии - 31. Вы, Инночка, похоже, вообще ни над чем не задумываетесь!!! Голова ВАША вообще ничем не затуманена - пусто, светло и ветер сквозит! Не учили русский язык в школе - выбросьте к чёрту эту клавиатуру!!! И я не учитель русского языка, я просто живу в России и говорю на русском языке!!! И мне больно и противно от подобного хамского отношения к нашему с вами родному языку. Не умеете писать грамотно - держите свое невежество при себе, а не выставляйте его на всеобщее обозрение!!!
Дерзкий ангел - Бойл ЭлизабетНаталья
13.07.2012, 0.41





Скучно и неоправданно затянуто! Диалоги действительно бессмысленно нудные. С трудом прочитала страниц 50. Сижу и демаю, а читать ли дальше? Это же надо - такой крутой агент поймал предполагаемую шпионку и даже не удосужился снять с нее маску! Это уж совсем против всех законов аэродинамики! Дочитаю ли до конца - не знаю. На данный момент - полный бред!
Дерзкий ангел - Бойл ЭлизабетТаша
15.07.2012, 1.21





Знаете Наталья, мы вообще-то здесь не грамотность коментируем - а книгу!Если вы написали без ошибок, еще не означает что Вы САМАЯ умная!Что касается книги неплохо.
Дерзкий ангел - Бойл ЭлизабетЖюли
11.08.2012, 16.50





роман неплохой, но немного скучноват.
Дерзкий ангел - Бойл ЭлизабетМарина
7.09.2012, 18.21





Класний роман. Читайте не пошкодуєте. 10 з 10.
Дерзкий ангел - Бойл ЭлизабетЛєна
4.11.2012, 22.16





Ужас...не понимаю откуда столько положительных отзывов...Я чуть не уснула.Скучно до невозможного.Я не ожидала вот такого романа от любимого автора. Разочарована.
Дерзкий ангел - Бойл ЭлизабетЛейла
19.11.2012, 21.20





Хороший роман,слегка затянут,но прочитала с удовольствием.
Дерзкий ангел - Бойл ЭлизабетНИКА*
16.12.2012, 8.03





Девочки,подскажите пожалуйста,что за роман:начинается с описания того,как главная героиня сама прыгает в воду за своей шляпой не дожидаясь пока её поклонники разберуться кто из них это сделает... ,а ещё она постоянно будет враждовать с женихом своей сестры,с которым они конечно же в итоге будут вместе!?
Дерзкий ангел - Бойл ЭлизабетМорковка
5.05.2013, 21.53





Морковке- Это книга Лизы Клейпас " И вот пришел ты" о Лили. Прекрасный роман. О ее друге Дереке роман "В мечтах о тебе"
Дерзкий ангел - Бойл ЭлизабетЭлис
5.05.2013, 22.17





Начало было интересное. А потом мне стало скучно из-за сцен революции.
Дерзкий ангел - Бойл ЭлизабетКэт
10.06.2013, 9.26





Прочитайте этот роман не пожалеете! Очень интересный. Есть над чем посмеяться и даже всплакнуть!!!
Дерзкий ангел - Бойл ЭлизабетОльга С.
21.06.2013, 12.52





Прочитайте этот роман не пожалеете! Очень интересный. Есть над чем посмеяться и даже всплакнуть!!!
Дерзкий ангел - Бойл ЭлизабетОльга С.
21.06.2013, 12.52





На вкус и цвет... Роман так себе, ожидала большего. А то, что гг-и занимались любовью на кладбище ночью, так это вообще ни на что не налазит....
Дерзкий ангел - Бойл ЭлизабетМаруся
22.08.2013, 15.32





Куда там Мата Хари до нашей героини. Бред сивой кобылы, а не роман! Хотя и дочитала до последней страницы, но с превеликим трудом и только потому, что предпочитаю обсуждать книгу, прочитав весь текст.
Дерзкий ангел - Бойл ЭлизабетНатали
7.01.2014, 21.21





не роман, а сплошной бред. дочитала просто из-за того что думала а вдруг все наладиться и автор остановиться, но только хуже((((((((
Дерзкий ангел - Бойл Элизабетвиктория
24.02.2014, 13.29





Читая роман вспоминается революционный лозунг: "Грабь награбленное!" Французская аристократка грабит английских аристократов ради спасения своей семьи. Но девочка еще та оторва-родила в 15 лет. А ее подруга курилка- Эмма реальная потаскуха. И обе подтвердили закон жизни: все шлюшки-потаскушки прекрасно устраиваются в жизни: и мужья у них богатые, и сами в шоколаде. Вот и в романе: у одной муж маркиз, у другой - герцог. Также подтверждается и другой закон жизни: когда дело касается баб у мужиков полностью отключаются мозги и они начинают думать яйцами. Поэтому они и имеют то, что имеют.
Дерзкий ангел - Бойл ЭлизабетВ.З.,66л.
29.05.2014, 10.41





Читала ...разочарована!!!
Дерзкий ангел - Бойл Элизабетnatali p
10.11.2014, 23.46





я согласна с Натальей в плане орфографии,некоторые смотрят в книгу,а видят фигу!
Дерзкий ангел - Бойл Элизабетсофья
11.11.2014, 2.31





Да, не лучший роман автора, много не нужных диалогов. Слабенько
Дерзкий ангел - Бойл ЭлизабетМилена
1.02.2015, 20.38





ну столько всего наворочено, перебор просто. Можно процентов 30 выкинуть и получился бы прекрасный роман
Дерзкий ангел - Бойл Элизабетпервая ласточка
20.10.2015, 18.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100