Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 27

Мотоцикл Паскаля стоял неподалеку, на Холиуэлл-стрит. Когда они подошли к нему, Джини наконец спросила:
– Итак, Паскаль, не считаешь ли ты нужным объясниться?
– Почему я помешал тебе донимать его бесконечными вопросами? – улыбнулся он.
– Естественно! И хорошо бы еще узнать, почему в конце ты соврал ему.
– Ну-ну, не все сразу. Моя цель – дать Макмаллену подсказку, совсем небольшую. А потом посмотреть, куда он направится.
– Думаешь, обратно в тот коттедж?
– Да, – Паскаль помог ей оседлать мотоцикл. – Правда, не сразу. Но что именно туда, не сомневаюсь.
Он сел перед ней, и Джини обхватила его руками. От быстрой езды стало еще холоднее. Паскаль почти сразу же отыскал путь, которым они совсем недавно ехали вместе с Макмалленом. Он остановился на окраине владений Хоторна и, обняв Джини за Плечи, повел ее по узкой дорожке к деревенской церкви.
Туман здесь был не таким непроглядным, как в городе, и бледная луна заливала пустынную тропку неверным светом. Паскаль вел Джини по кладбищу, осторожно огибая надгробья. Оказавшись перед увитой плющом кладбищенской стеной, он вскарабкался наверх и спустил руку, чтобы помочь спутнице последовать за ним.
– Так я и думал, – тихо пробормотал Паскаль ей на ухо. – Английские помещичьи особняки обычно всегда стоят неподалеку от церкви. Вот тебе и обитель Хоторна. Видишь ворота?
Джини, напрягая зрение, оглядывала мирно лежавшую перед ними долину. Когда глаза ее привыкли к темноте, она кивнула, разглядев громоздкий силуэт дома и светлую полоску подъездного пути, которую пересекали высокие железные ворота.
– Отлично. А теперь следи.
Минут десять они провели в молчании. Лишь ветер шелестел голыми ветвями, да совы перекликались вдалеке. Облака набежали на бледное лицо луны. Сзади, на колокольне, пробили часы.
Было ровно десять ночи, когда вдали, на холме за особняком Хоторна, мелькнули огни автомобильных фар. Лучи, белыми клинками рассекшие черную ткань ночи, показались неуместно яркими в непроглядной темени. Машины оказалось две. Не успели они выехать на подъездной путь, как ворота услужливо распахнулись, очевидно, по радиосигналу. Два длинных «линкольна» пронеслись сквозь них на полной скорости, и железные створки закрылись за ними. В тот же момент на фасаде дома зажегся одинокий тусклый фонарь. Залаяли собаки. Машины резко остановились.
Погасли фары. Захлопали автомобильные дверцы. Двор освещался не настолько хорошо, чтобы можно было видеть все происходящее, однако Джини успела заметить, как вокруг одного из мужчин сбились в кучку остальные и все вместе быстро поднялись на крыльцо. Фонарь потух. Дверь затворилась.
– Хоторн?
– Он самый. Без жены. Погоди-ка.
Паскаля дом больше не интересовал. Он смотрел в противоположную сторону. Джини тоже начала рассматривать поля. Отсюда были неплохо видны серые просторы равнины, перечеркнутые темными полосами живой изгороди, островки деревьев у подножия холма и черный частокол леса на его вершине.
Прошло пять минут, десять. Джини дрожала от холода, Паскаль то и дело поглядывал на часы. С тех пор как Хоторн скрылся за дверью своего особняка, прошло пятнадцать минут. Паскаль вдруг напрягся. Вдалеке, с противоположной стороны дома, где царила такая же темень, мелькнула слабая вспышка.
Огонек был виден какую-то долю секунды. Джини даже засомневалась, уж не померещилось ли ей это. На фоне однообразного, серого ландшафта, где свет луны создавал обманчивые образы и тени казались живыми, можно было увидеть все, что угодно.
Паскаль помог ей слезть со стены.
– Ну, что, видела? – спросил он, когда оба твердо встали на кладбищенскую землю.
– Что-то видела. Кажется. Сама не знаю что.
– Огонек спички – вот что. Нам жутко повезло. Макмаллен настоящий профессионал – он не будет болтаться по лесу с фонариком. Он даже лицо и руки замаскирует, чтобы не выдать себя, не споткнется о корень, на сухую ветку не наступит. Не дай Бог переполошить собак. Но сейчас у него шалят нервишки – ты, наверное, сама заметила. И курить охота до смерти. Такой осторожный, а в конце все-таки допустил оплошность – закурил.
Джини оглянулась назад.
– Думаешь, он торчал там все время, наблюдая за происходящим?
– Ясное дело. Он шпионит за Хоторном и даже не стал скрывать этого от нас.
– Значит, ждал приезда Хоторна? Поэтому и смотрел все время на часы? Но откуда ему стало известно о маршруте Хоторна, о том, когда ожидать его?
– Хороший вопрос. И мне кажется, я знаю на него ответ.
Паскаль взял ее за руку, и они по той же дорожке пошли обратно к мотоциклу. Близлежащая деревенька словно вымерла, многие дома полностью погрузились во тьму.
Они остановились, и Джини тихонько попросила:
– Объясни, Паскаль, почему же ты прервал мои расспросы относительно наряда Лорны Монро?
– Почему? – Паскаль сделал нетерпеливый жест. – Потому что он соврал нам – вот почему. Может, раньше и не врал. Может, не врал и позже. Но именно в тот момент врал без зазрения совести.
– Но он сказал так мало. Вряд ли можно делать на основании этого какие-то выводы.
– Ерунда. Во-первых, даты не совпадают. Да и не могло быть все так просто, как он утверждает. Однако мне не хотелось, чтобы Макмаллен решил, будто мы подвергаем его слова сомнению. В наших интересах – притупить его бдительность. Во всяком случае, так мне кажется.
– Притупить бдительность? – Взгляд ее глаз стал острым. – Значит, именно для этого ты соврал ему в самом конце? «Мы знаем, как он выбирает себе женщин». Уж притупил так притупил, ничего не скажешь! Мне бы твой оптимизм. Ах, Паскаль, и зачем ты только сделал это?
Паскаль не сразу ответил. Насупившись, он смотрел на извилистую деревенскую дорогу.
– Инстинкт, – в конце концов пояснил он, пожав плечами. – Инстинкт самосохранения. Я сделал это прежде всего затем, чтобы увидеть его реакцию.
– Его реакция? Удивление и облегчение. Что же еще? – тут же высказала свое впечатление Джини. – Я бы сказала даже, величайшее облегчение. Причем вполне искреннее. Уж тут все обошлось без притворства. Готова поспорить на что угодно.
– Вот именно. Не могу с тобой не согласиться. И все же было в его поведении что-то неестественное… – Паскаль снова замер, будто пытаясь распутать какую-то головоломку. Потом резко обернулся и взял ее за руки. – Ты совсем замерзла, – сказал он. – Давай-ка поедем отсюда. До Лондона нам уже не добраться – слишком поздно, да и холод собачий. Заночуем где-нибудь в Оксфорде. Купим что-нибудь пожевать. А там и поговорим.
– Ладно, – Джини шагнула к мотоциклу, но тут же остановилась. – Так что же в нем было неестественного? Скажи, Паскаль, не томи душу.
– А то, что моя ложь о зацепках, которые есть в нашем распоряжении, должна была стать для него самым важным из всего, что мы наплели ему за сегодняшний вечер. Если бы мои слова соответствовали действительности, то они означали бы, что страдания Лиз близятся к концу, что Макмаллен почти достиг своей высшей цели. Все это крайне важно для Макмаллена – и вдруг у него не находится ни единого вопроса. Каковы наши источники? Как мы раздобыли адрес дома свиданий? Ведь такие вопросы должны были прийти ему на ум в ту же минуту, ты не находишь?
– Конечно, – сдвинула брови Джини. – Я тоже обратила на это внимание. И еще я заметила, что он ни разу не задал наиболее очевидного вопроса: виделись ли мы когда-нибудь с Лиз Хоторн? Его вообще это не интересовало.
– Потому что он знал ответ, – сказал Паскаль. – Я полностью уверен в этом. Ему было известно, что мы разговаривали с Лиз. И то, что она дала нам адрес того самого дома. Он знал, когда ты должна была появиться вчера в Риджент-парке. Знал, что сегодня здесь ожидают Хоторна. Подозреваю к тому же, что тогда, в коттедже, он оставил нас ненадолго, чтобы воспользоваться сотовым телефоном, который установлен у него в машине. И именно тогда ему сообщили примерное время прибытия Хоторна… Сама рассуди, Джини, откуда же еще ему знать обо всем этом!
– Так он поддерживает связь с Лиз? До сих пор! Вопреки собственным словам!
– У меня нет никаких сомнений на этот счет. Он нашел какой-то способ. Поэтому и не придумал ничего лучше, как солгать, когда ты спросила его о наряде. Лиз определенно имела отношение к отправке тех посылок, даже если и находилась в то время здесь. Она помогала ему провернуть эту затею. Интересно, почему он не хочет признать этого?
– Может быть, он просто хочет защитить ее?
– Возможно, – быстро взглянул на нее Паскаль. – Но учти, Джини, за всем этим могут скрываться и не столь невинные причины.


– Итак, начнем с дома, в который он нас с тобой привез, – предложил Паскаль. – Сперва ты расскажешь мне о гостиной, потом я расскажу тебе о кухне. Нет, подожди-ка, – взглянул он на часы. – Мы еще успеем посмотреть окончание программы новостей.
Он включил телевизор в гостиничном номере. Как раз завершался ночной выпуск. Перечислив некоторые незначительные новости, ведущий в завершение напомнил о главных событиях дня. Боевики ИРА взорвали бомбу на Пиккадилли-серкус, два человека погибли. В Брюсселе встречаются министры стран ЕЭС. Лейбористская партия призывает к снижению банковских учетных ставок. Появились утверждения, что в Лондоне орудуют террористические подразделения, финансируемые арабскими режимами. Сводка погоды. Паскаль нажал на кнопку пульта, экран погас.
– Лондон превращается в мировую столицу терроризма, – резюмировал он. – Хочешь еще кофе, Джини?
Та отрицательно покачала головой. Тогда Паскаль налил себе. Они остановились в отеле «Рэндолф» под вымышленными именами. Анонимность, комфорт, спокойствие. Паскаль удобно разместился в кресле напротив нее, вытянув длинные ноги. Выпив залпом черный кофе, он зажег сигарету.
– Слушай, Паскаль, тебе никогда не хочется послать все к черту? – поинтересовалась Джини. – Бросить все и отдохнуть?
– Ты о нашем материале? – казалось, удивился он. – Конечно, нет. Нам еще так много надо сделать. Например, поговорить с той самой Сьюзи из эскорт-агентства. Поговорить с дружком Макмаллена – Прайор-Кентом. К тому же, – улыбнулся он, – я, наверное, сам начинаю жить жизнью Хоторна. Помнишь, что говорил тебе тот журналист из «Нью-Йорк таймс»? Три часа сна в сутки. Я тоже так умею, во всяком случае, продержусь некоторое время. А в отдельных случаях, когда речь не идет о работе, могу вообще не спать. Несколько ночей подряд…
– Уже заметила. Совсем недавно…
– Подойди же, дорогая. Сядь рядышком, – протянул он к ней руку.
Джини улыбнулась.
– А стоит ли? Как бы не пожалеть потом…
– Правильно, не надо. Ты, как всегда, права. – Его рука безвольно упала. – Думать, думать – вот что нам нужно в первую очередь. Работа – прежде всего. Ничего не поделаешь! Просто иной раз не терпится поскорее добить эту историю. А вот когда добьем… – Он мечтательно умолк. – Скажи, Джини, отправишься тогда со мной куда-нибудь? Туда, где будем только мы вдвоем, где нам будет спокойно, где можно забыть все тревоги.
– Сам знаешь, что я пойду за тобой куда угодно. А вот известно ли тебе, куда мне больше всего хочется?
– Только скажи, и можешь считать, что мы уже там. Индия? Южная Америка? Остров в Карибском море? Центр какой-нибудь очаровательной пустыни? А что, неплохая идея! Разбили бы палатку прямо на бархане и сидели бы в ней день и ночь. Хорошо бы, конечно, верблюдами обзавестись. Да еще чтобы колодец был под рукой. Ну и, конечно, несколько пальм не помешают. Выйдем ночью из палатки, задерем голову, а в небе – звезды. Миллионы звезд. Ты увидишь над пустыней прекраснейшие из них…
– А вот и не угадал. Ни одно из этих мест не притягивает меня. Даже несмотря на звезды. Я хочу, чтобы ты отвез меня туда, куда всю жизнь обещал. В Прованс – твой Прованс.
Они посмотрели друг на друга. Глаза Паскаля наполнились нежностью.
– Именно так мы и сделаем, – заверил он. – Я покажу тебе свой старый дом, соседнюю ферму, нашу церквушку. Мы будем шататься по кафе и пить красное вино, а потом всю ночь напролет танцевать на площади…
– Зимой?
– Зимой, летом, весной, осенью… Какая разница! – Он снова протянул к ней руку. Джини поколебалась, но встала.
– Не более десяти минут…
– Пятнадцать, – настоял он. – Мне просто хочется обнять тебя. Пятнадцать минут, и ни одной больше. Клянусь тебе.


Час спустя Паскаль поднялся. Налив себе еще чашку кофе, он подошел к окну и отодвинул занавеску.
– Надеюсь, этот туман когда-нибудь все же рассеется, – пробормотал Паскаль. – Утром нам во что бы то ни стало нужно добраться до Лондона.
– Доберемся. А пока давай-ка не будем терять времени. За работу. Так на чем же мы остановились? Что-то я запамятовала…
Рот Паскаля растянулся в улыбке. Сделав несколько шагов, он уселся на некотором расстоянии от Джини и закурил.
– Мы остановились на доме Макмаллена, – напомнил он, – том самом, куда он нас с тобой привез. Гостиная. Что ты там нашла?
Джини начала рассказывать. Паскаль внимательно слушал.
– Ты успела взглянуть на газеты?
– Да. Самые старые номера – за июль прошлого года. Это перекликается с тем, что он рассказывал нам. Макмаллен собирает газеты с сообщениями о Хоторне, с тех пор как Лиз впервые поведала ему свою историю. Что, в свою очередь, вызывает вопрос о том, когда именно и почему он поселился в этом доме.
– Вполне очевидно, что он ведет за Хоторном слежку, – задумчиво произнес Паскаль, – то здесь, то в Лондоне. Он утверждает, что бывал в Венеции. Интересно, где еще?
– Где бы он ни был, мне думается, это должен знать Энтони Ноулз. Возможно, именно он помог ему исчезнуть.
– Рюкзак… Он был завязан?
– К сожалению, да.
– Впрочем, ты все равно не успела бы заглянуть внутрь. Кстати, все время, пока мы были с ним на кухне, Макмаллен внимательно прислушивался к тому, что происходит в гостиной.
– А на кухне было что-нибудь существенное?
– Только две вещи. Возле раковины лежал тюбик с камуфляжной краской. Скорее всего, как раз ею он намазал себе лицо и руки, отправляясь сегодня ночью на лесную прогулку. Тюбик был наполовину пуст – веское основание полагать, что Макмаллен и прежде не раз вел ночное наблюдение за поместьем Хоторна. – Немного помолчав, Паскаль добавил: – К тому же я обратил внимание на полки у черного хода. На них – банки консервов, немного тарелок и чашек. Плюс жестянка ружейного масла.
– Ружейное масло?
– Оно предназначено для смазки стволов после чистки огнестрельного оружия.
– Ты думаешь, у него там есть оружие? Пистолет? Ружье?
– Полагаю, что да, – обеспокоенно наморщил лоб Паскаль. – Сама посуди, Джини. Мы совершенно упустили из виду один вполне очевидный факт. Помнишь одного из его друзей, с которым мне удалось побеседовать? Он упомянул о том, что в прошлом августе был вместе с Макмалленом на охоте. А что тебе говорил по телефону доктор Ноулз, характеризуя интеллектуальные и спортивные способности Макмаллена? Крикет, гребля… Что еще?
– Точно, стрельба! Стрельба из винтовки. Ну конечно же! Именно это он упомянул. Стрелковые соревнования. Его достижения на них были просто великолепны – как в школе, так и в Оксфорде. Он неизменно завоевывал все призы.
– То есть?
– То есть был настолько прекрасным стрелком, что его удостоили чести представлять целый университет в этом виде спорта. Ах, Паскаль…
– Знаю, знаю. Но не будем торопиться. – Паскаль встал и, рассуждая, начал мерить комнату шагами.
– Во-первых, этот человек служил в коммандос. Можно вспомнить и кое-какие другие детали его армейской карьеры, которая, к сожалению, по-прежнему не ясна до конца. Помнишь, что он говорил о Фолклендах?
– Да. Он служил там, но не в десантном полку. Я не совсем поняла, что он имел в виду.
– Я начинаю задумываться, уж не перевелся ли Макмаллен из десантников в некую более секретную военную структуру. В САС,
type="note" l:href="#n_5">[5]
например. В САС можно попасть единственным путем – по специальному приглашению. Они часто набирают людей из числа обычных десантников, и человек, который способен творить с оружием чудеса, наверняка мог заинтересовать их.
– Если он и был сасовцем, мы не в состоянии это проверить. Глухо. Каменная стена…
– Не скажи. Почему бы и нет, если он воевал в составе спецгруппы САС на Фолклендах? Ты же сама слышала от него намек на это. Я сам немало там потрудился, освещая эту войну. И у меня с тех пор сохранились кое-какие знакомства. Попытка не пытка – хуже не будет. – Тут на его лоб вновь легла тень озабоченности. – Что-то мы с тобой отвлеклись. Итак, Макмаллен – бывший коммандос. Это принимается нами безоговорочно. Он был и, судя по всему, до сих пор остается отличным стрелком. Присутствие на кухне ружейного масла говорит, что у него есть оружие. Что бы там ни хранилось – дробовик, винтовка, пистолет, – на любой вид оружия должно быть официальное разрешение. Завтра я это проверю. А теперь подумай, – повернул он к ней свое оживившееся лицо, – что, если он и в самом деле хранит оружие в доме, который вполне определенно служит наблюдательным пунктом? Ну-ка, Джини, что тебе подсказывает интуиция?
Джини почувствовала себя не очень уверенно.
– Интуиция подсказывает мне, что у этих фактов может быть еще одно объяснение, – осторожно высказала она свое мнение. – Они могут свидетельствовать о том, что Макмаллен является охотником. А посол – дичью.
– А теперь давай-ка рассмотрим то, что нам известно, как бы изнутри, – воскликнул Паскаль. – Макмаллен желает привлечь Хоторна к ответственности за грехи двадцатипятилетней давности, которые тянутся за ним еще со времен Вьетнама. Макмаллен любит женщину, которая становится женой Хоторна. Допустим, этот брак действительно несчастлив. Пусть даже Хоторн иной раз изменяет жене. Поэтому Лиз и Макмаллен совместно разрабатывают план, имеющий целью запятнать репутацию человека, которого они ненавидят. Вместе заговорщики придумывают историю о блондинках, так как знают, что газеты наверняка на нее клюнут. Для вящей правдоподобности они отправляют те самые четыре посылки, которым отводится роль косвенной улики. Может быть, даже звонят в то агентство, куда мы ходили. Они поддерживают контакты и после того, как Макмаллен инсценировал собственное исчезновение. Лиз продолжает поставлять ему информацию. Однако чего она не осознает, так это того, что подлинные планы Макмаллена идут гораздо дальше банальной клеветнической кампании. Он намеревается не просто подмочить репутацию Хоторна – ему нужно уничтожить этого человека. Припомни, Джини, что он говорил сегодня вечером в машине. О том, что Лиз даже мысли не допустит о разводе, что единственная возможность освободить ее, чтобы она смогла выйти за него замуж, – это смерть Хоторна.
– Ты думаешь, Макмаллен планирует убийство? Какое-то мудреное покушение? – Джини потрясла головой. – Знаешь, Паскаль, что-то не верится. Помимо всего прочего, ты имел возможность убедиться, насколько надежна служба безопасности Хоторна. Даже малейший риск для его жизни исключен.
– Ты в этом уверена? Ни одна служба безопасности не дает стопроцентной гарантии. Макмаллен – снайпер с отличной армейской выучкой. Северная Ирландия, Фолкленды… Скорее всего, он уже убивал в прошлом. Разве не может он убить вновь? Как британские, так и американские службы безопасности, похоже, рассматривают его в качестве фактора риска. Почему? Потому что он ставит под угрозу прошлое Хоторна или все-таки его жизнь? Как ты думаешь, Джини? И если он скрывается, то почему же из тысячи убежищ выбрал именно то, которое расположено ближе всего к загородной резиденции Хоторна? Зачем ему все эти газеты? Не затем ли, чтобы составить схему передвижений Хоторна? – Паскаль возбужденно жестикулировал. – Может, он сообразил, что здесь к Хоторну подобраться все же гораздо проще, чем в Лондоне. В доме, со всех сторон окруженном полями и лесами, уберечь посла намного труднее. Находясь на загородном отдыхе, каждое воскресное утро Хоторн ходит на богослужение в одну и ту же маленькую церковь. Он открывает свой парк для публики, и Макмаллен хранит газетную вырезку об этом событии.
– Паскаль, ты преувеличиваешь.
– Нет, просто выдвигаю гипотезу, и она кажется мне все более правдоподобной, вот и все.
– Прекрасно. Теперь я знаю твой сценарий. Однако в нем многие вопросы остаются без ответа, и ты должен сам видеть это. Ты предполагаешь, что именно Макмаллен убил Джонни Эплйарда и Стиви? А как же быть с пуговицей, которую ты нашел?
– Эту пуговицу Макмаллен получил от Лиз, а потом подбросил.
– Хорошо. Твое объяснение звучит не слишком убедительно. Но пусть будет так, как говоришь ты. Значит, по-твоему, он же убил и Лорну Монро?
– Не исключено. Хотя, соглашусь, маловероятно.
– Кто отправил остальные посылки после первых четырех?
– Все посылки отправил Макмаллен. Когда ты упомянула о них сегодня вечером, он всего лишь умело разыграл удивление. – Паскаль ненадолго замолк. – Ну ладно, Джини, я тоже не слишком верю во все это. Просто следует помнить, что если ты способен по-разному интерпретировать одни и те же события, это может уберечь тебя от скоропалительных выводов. Нет, я не думаю, что ко всему этому приложил руку Макмаллен. К тому же… когда он объяснил мотивы своих действий, я поверил ему. Этот парень мне по-настоящему понравился.
Джини отвернулась.
– Тогда и я едва не растаяла от него, во всяком случае, поверила его объяснениям. А вот раньше, в коттедже, когда мы сцепились с ним по поводу той вьетнамской истории, он мне совсем не понравился. Он был таким злым, ехидным, необъективным. Но я и сейчас настаиваю на том, что была права в том споре. Все эти фотографии, которые он выложил перед нами, как улики гроша ломаного не стоят…
– Но ведь ты не рассмотрела их как следует, – возразил Паскаль.
– Не рассмотрела, – согласилась Джини. – Но он явно не хотел меня подпускать. Вот я и подумала, что лучше мне туда не соваться, чтобы не мешать ему разговаривать с тобой. Да у меня и сейчас нет ни малейшего желания смотреть на них. – Помедлив, она не вытерпела и повернулась к нему. – Скажи, Паскаль, а эти фотографии – в самом деле серьезная улика?
– Сами по себе – нет, – ответил Паскаль. – Однако они во многом объясняют гнев и горечь его слов. Если допустить, что столь чудовищное убийство и в самом деле совершено, но никто не хочет ни выслушать тебя, ни заняться расследованием, если вокруг тебя неприступной стеной высятся бюрократия, коррупция и равнодушие, разве ты не была бы раздосадована точно так же? Бьюсь об заклад, была бы, и еще как!
Как обычно, он говорил тихо и спокойно, но в его словах Джини послышались легкие нотки осуждения. Потупившись, она вздохнула.
– Прекрасно. Не буду спорить, здесь ты прав. И все же признайся, Паскаль, вся эта история прозвучала как-то очень странно. Какая связь может быть между Макмалленом и теми событиями? Юноша из Оксфорда и вьетнамская деревушка… Вспомни, когда ты прямо спросил его об этой связи, о том, откуда он узнал о той женщине, он наотрез отказался отвечать.
– Он знал не о ней. Он лично знал ее. Между этими понятиями – большая разница. Ты видела его лицо, Джини?
– Видела, но не все время. В тот момент он как раз отвернулся.
– А я видел, – тихо сказал Паскаль. – Знаешь, Джини, меня трудно разжалобить такими вещами, но тут было нечто ужасное. Эта молодая девушка… Макмаллен не только знал, но и любил ее. Я понял это, стоило мне увидеть выражение его лица. Даже раньше, когда он только начал говорить, раскладывая эти снимки, было видно, что с ним творится что-то неладное. Он намеренно пытался отстраниться от всего этого, уйти в себя. – Паскаль замолчал. Он подошел к Джини, опустился на пол рядом и взял ее за руку.
– Послушай, Джини. Сейчас не имеет значения, является ли рассказанное им правдой или ложью. Главное – в том, что Макмаллен сам верит всему этому. Верит страстно, без оглядки. Точно так же, как верит в страдания Лиз от деспотизма Хоторна. Здесь работают эмоции, очень сильные эмоции. Любовь и ненависть, гнев и ревность.
– Жажда мести?
Некоторое время они не произносили ни слова. Посмотрев ей в глаза, Паскаль вздохнул и поднялся на ноги.
– И это тоже. Боюсь, ты права.
Он снова начал вышагивать по комнате. Джини молчала, пытаясь найти в себе силы для непредвзятого суждения, что было весьма нелегко. Она больше не была беспристрастным судьей и знала это. Что-то побуждало ее опровергнуть сейчас все, что рассказал им Макмаллен. Стоило только доказать себе, что он солгал о нынешних проделках Хоторна, как сразу же повысилась бы вероятность того, что и его показания о прежних грехах Хоторна тоже ложь. А ей так хотелось верить, что Макмаллен лгал, пусть даже искренне заблуждался, рассказывая о тех давних событиях во Вьетнаме. О, как она жаждала, чтобы его слова оказались ложью!
Через некоторое время она подняла глаза на Паскаля. Джини знала, что он ждет, когда она заговорит.
– Можешь не сомневаться, – сказала она, – я тоже поверила Макмаллену. Во всяком случае, многому из того, что он нам рассказал. Это не может быть сплошным вымыслом. Слишком много событий произошло, и нельзя за каждым из них видеть только Макмаллена. Я уверена, в его утверждениях есть хотя бы доля правды. То, что происходило на протяжении всей минувшей недели, очевидно, является делом рук Хоторна. Если не его отца. Или же тот тип – Ромеро – действует независимо от них. Макмаллен не стал бы звонить мне по телефону. И он не стал бы вламываться ко мне в квартиру, чтобы так дотошно разбираться с вещами, которые я храню в память о Бейруте, потому что попросту не смог бы этого сделать. Он совсем ничего не знает о Бейруте, да и откуда ему знать? Нет, Макмаллен не пошел бы ни на одно из этих дел. – Девушка задумалась. – Вряд ли ему присуща жестокость. Конечно, в прошлом он мог убивать, и ты абсолютно прав, ссылаясь на его послужной список. Но едва ли он способен мучить животное. Я уверена, он не поступил бы так с Наполеоном.
– Я тоже так думаю, Джини, – поддержал ее Паскаль. – Я внимательно смотрел на него. На его руках – ни одной царапины. Никаких царапин ни на лице, ни на шее.
– Знаю, я тоже смотрела, – задумчиво уставилась она в угол. – Наполеон не сдался бы без боя. Надеюсь, ему удалось нанести мерзавцу хоть небольшой урон. Очень надеюсь.
Паскаль подошел и обнял ее, начав убеждать, что им обоим надо отдохнуть и хотя бы немного поспать. Они заснули. Однако их сон был внезапно нарушен.
В четыре утра зазвонил телефон. Он стоял возле кровати с той стороны, где лежала Джини. Не проснувшись до конца, она пошарила вокруг себя и сняла трубку. Услышав, как она сдавленно вскрикнула, Паскаль тут же проснулся и вырвал у нее трубку. Он сразу узнал его – этот медленный, скрипучий, приглушенный голос. Зажав трубку ладонью, Паскаль посмотрел на Джини. Побледнев от страха, она вжалась в подушку.
– Откуда ему известно, что мы здесь? – недоуменно шептала Джини. – Ведь мы тут под чужими именами, Паскаль. И мы не заказывали номер заранее.
Паскаль отвернулся. Секунду-другую он прислушивался к голосу в трубке. Незнакомец с наслаждением описывал, чего хочет от Джини, после того как она наденет черные перчатки.
– До самого конца, – скрипел он. – А теперь проглоти это.
Паскаль не знал, то ли закричать самому, то ли повесить трубку. Он еще не решил, что делать, когда тон внезапно изменился.
– Не забудь о нашем воскресном свидании, – сказал незнакомец. – Ты знаешь, куда прийти, Джини. Приходи, когда стемнеет. И надень свое черное платье, Джини…
В трубке раздался щелчок, потом зазвучали гудки. Паскаль рассматривал тени, лежавшие на полу комнаты, и в душе его поднимался страх за Джини. Он чувствовал, как панический ужас тисками сжимает сердце. Положив телефонную трубку, он крепко сжал Джини в объятиях. Ее тело словно одеревенело от испуга и напряжения.
– Что он сказал, Паскаль? Что он сказал?
– Ничего, любимая. Почти ничего, – погладил он ее волосы.
– То же, что и раньше?
– Да. А потом повесил трубку. Не думай об этом, любовь моя, – зная, что это всегда успокаивающе действует на нее, он перешел на родной язык, вспоминая все те нежные фразы, что говорил ей в Бейруте. – Soyez calme, tu sais que je t'aime, reste tranquille.
type="note" l:href="#n_6">[6]
Нежное убаюкивание, как всегда, подействовало безотказно: понемногу успокоившись, Джини тихо и размеренно задышала и в конце концов погрузилась в безмятежный сон. Но Паскалю было не до сна. Он пролежал остаток ночи, вглядываясь в темноту.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100