Читать онлайн Неподвластна времени, автора - Боултон Джун, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неподвластна времени - Боултон Джун бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неподвластна времени - Боултон Джун - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неподвластна времени - Боултон Джун - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Боултон Джун

Неподвластна времени

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

Филип позвонил в понедельник вечером. Джордан целый день запрещала себе о нем думать и разговаривать с Кэти, которая вспоминала о нем все утро. Когда из трубки послышался его голос, она обмерла от радости.
— Не хочу вам надоедать, но, признаюсь, успел ужасно соскучиться, — сказал Филип весело. — Как поживаете? Чем занята Кэти?
Джордан глубоко вдохнула и выдохнула, чтобы не выдать голосом безумного волнения.
— Поживаем хорошо, — ответила она бодро. — Кэти только что вернулась из садика. Рисует.
— Как интересно! — воскликнул Филип. — Знаешь, я тебе даже завидую. Сам давно хочу обзавестись детьми, но, увы…
— Еще успеешь, — ответила Джордан, не зная, что за смысл вкладывает в свои слова. Точнее, не сознаваясь себе в том, что детей с удовольствием подарила бы ему именно она.
— Надеюсь, — произнес Филип не то грустно, не то мечтательно. — Послушай, может, встретимся в среду? Опять в кафе или в магазине игрушек? Мне не терпится подарить Кэти что-нибудь этакое… на ее выбор.
От умиления и благодарности глаза Джордан наполнились слезами. Она быстро и стыдливо смахнула их рукой и пробормотала:
— Кэти в магазин игрушек лучше не водить. Потом оттуда не вытянешь.
Филип усмехнулся.
— Будем бродить с ней по залам и все рассматривать хоть час или даже два. Мне будет ужасно интересно за ней понаблюдать.
— Это ты сейчас так говоришь, — засмеялась Джордан. — А когда от кукольных лиц и медвежьих мордочек у тебя зарябит в глазах, закричишь «караул!», да будет поздно.
— Не закричу, вот увидишь, — с уверенностью произнес Филип. — Впрочем, если хочешь, мы можем съездить в магазин и без тебя.
— Что-то ты слишком часто просишь оставить вас наедине! — с шутливой грозностью воскликнула Джордан. — Это становится подозрительным.
— Ревнуешь? — в тон ей спросил Филип.
— Пожалуй. — Джордан опять засмеялась. — Хотя нет, ради счастья собственной дочери я готова пожертвовать чем угодно! — провозгласила она с комичным пафосом.
— Не говори таких глупостей, ладно? — неожиданно посерьезнев, попросил Филип. — Даже ради забавы.
— Ладно, — мгновенно поняв, что шутка в самом деле вышла неудачную, ответила Джордан;
Филип помолчал, видимо желая что-то добавить, но не решаясь.
— Знаешь, я после нашей вчерашней встречи о многом передумал, лучше понял, чего хочу от жизни… — Он резко замолчал. — Впрочем, об этом потом. Обо всем самом главном потом, как договорились. Кстати, я сегодня разговаривал с Паулой. От развода она категорически отказывается. Придется подавать в суд.
На сердце у Джордан стало тяжело. О том, насколько непросто развестись с супругом, который разводиться решительно не желает, она знала по личному опыту. В памяти всплыло, как долго ей пришлось подыскивать толкового адвоката, какую выложить сумму, сколько гадких чувств пережить на унизительном бракоразводном процессе.
— Обойдется тебе это «удовольствие» недешево, в финансовом смысле и в моральном. Помучиться придется изрядно, — задумчиво произнесла она.
— Финансовая сторона вопроса меня мало волнует, — ответил Филип. — Зарабатываю я прилично, так что не переживай об этом. И адвоката уже нашел. Лучший специалист в своей области во всем Нью-Йорке, не проиграл ни одного дела, представляешь?
Джордан подумала вдруг о том, что понятия не имеет, чем Филип занимается и что с удовольствием выслушала бы обо всем, чем он жил все эти восемнадцать лет, что его интересовало и тревожило.
— Что же касается моральной стороны, — продолжил он, — теперь мне не страшны никакие выяснения и угрозы. Моя совесть чиста, а в душе благодаря вам воцарился покой.
Для Джордан его последние слова прозвучали как музыка. Она закрыла глаза и, чувствуя, как к горлу подступает ком, сглотнула.
— Так мы встретимся послезавтра? — спросил Филип.
Джордан задумалась. Увидеться с ним снова она мечтала с той самой минуты, когда вчера за ним закрылась дверь их дома. Но чувствовала, что, если они станут общаться слишком часто, даже избегая разговоров на личные темы, и она, и Кэти настолько сильно прикипят к нему душой, что уже не смогут без него нормально жить. А он до сих пор оставался мужем Паулы, которая пыталась всеми силами его удержать. Рисковать не следовало.
— Давай лучше дождемся выходных, — предложила она. — В будни слишком устаешь от работы, в кафе и в магазин игрушек как-то даже не тянет.
Филип вздохнул.
— Ну хорошо. Тогда позднее договоримся о месте и времени. Кэти и Берти привет. Мне вас всех очень не хватает, — не удержавшись, добавил он.
Джордан так и подмывало ответить: нам тебя тоже. Но она плотнее сжала губы и промолчала.
— До выходных, — прошептал Филип.
— До выходных, — тоже шепотом сказала Джордан.
Трубку она положила первой, боясь, что Филип опять не удержится от нежностей и что они захватят ее в плен, из которого будет нелегко вырваться.
Телефон зазвонил снова. И мгновение спустя Джордан горько пожалела о том, что не раздумывая схватила трубку.
— Я Паула Хедуэй, жена Филипа. Вы были у нас в день свадьбы. — Говорила она подозрительно дружелюбным, даже смиренным голосом, но на словах «Хедуэй», «жена» и «свадьбы» сделала акцент, отчего у Джордан больно закололо в сердце. — Помните?
— Разумеется, — весьма сдержанно ответила Джордан.
— Простите, что звоню вам особенно после того, что я устроила в тот вечер. — Паула смущенно, с оттенком грусти усмехнулась. — Но иного выхода у меня нет. Я бы хотела с вами поговорить. Это возможно?
— Вообще-то., , я очень занята, — медленно произнесла Джордан, пытаясь сообразить, что затевает ее собеседница. — У меня маленькая дочь и куча дел. Извините, но…
— Прошу вас, это невероятно важно! — взмолилась Паула. — И касается не только меня, Филипа и вас. Кое-кого еще, — тихо, загадочным голосом, от которого Джордан невольно содрогнулась, добавила она.
— Гм… ладно. Несколько минут я, пожалуй, смогу вам уделить.
— Сегодня? — тут же спросила Паула. — Дело срочное, лично я хотела бы покончить с этим как можно быстрее.
Джордан несколько мгновений колебалась. С одной стороны, слова Паулы настораживали. С другой — казались искренними, рожденными страданием. В то, что она позвонила, потому что у нее нет иного выхода, Джордан, удивительно, но почти верила.
— Хорошо, давайте встретимся сегодня. Мне будет удобнее… гм… в девять, — все еще довольно холодно произнесла она.
— Замечательно, — вздохнув с облегчением, пробормотала Паула. — Где?
Джордан назвала адрес расположенного недалеко от их дома ресторанчика.
— Значит, в девять. Обещаю приехать вовремя. Только, пожалуйста, ни слова Филипу. Это очень важно, сами поймете, почему, — сказала Паула, и Джордан, ответив «ладно», поспешила положить трубку.
Ее стали одолевать сомнения. Она подумала, не устраивает ли ей Паула ловушку, даже вновь сняла телефонную трубку, вознамерившись нарушить обещание и позвонить-таки Филипу. Но отказалась от этой затеи, решив, что не должна дергать его по любому поводу. Разобраться с Паулой надлежало самой, во всяком случае выслушать ее, а там уж действовать по обстоятельствам.
— Да, так будет правильнее, — произнесла она вслух, не заметив, что в эту самую минуту в гостиную вошла Кэти.
— Что? — переспросила та, останавливаясь посреди комнаты и округляя глазенки.
Джордан подскочила к ней, подхватила на руки и закружила по комнате.
— Ничего, моя радость! Ни-че-го! — Она остановилась и чмокнула смеющуюся дочь в теплый нежный лоб. — Это я так, сама с собой разговаривала.
— Сама с собой? Разве такое бывает?
— Еще как бывает! Подрастешь — поймешь. — Джордан опустила дочь на пол и присела перед ней на корточки.
— Я уже и так большая! — заявила та. — Мне целых пять лет!
— Конечно, большая, но будешь еще больше, — ответила Джордан, прикасаясь пальцем к кончику дочкиного носа. — Послушай-ка, мой большой понятливый человечек, мне на некоторое время надо кое-куда сходить, по делам. Побудешь с Мэрилин, Энни и Джеймсом? Если, конечно, они согласятся тебя взять.
Мэрилин Уорнер, заботливая мать шестилетних двойняшек, домохозяйка, жила по соседству. Ее строгий на вид муж Марк обычно допоздна задерживался на работе, поэтому Джордан, не боясь, что Кэти ему помешает, бывало просила Мэрилин за ней присмотреть.
Кэти насупила бровки и тщательно обдумала слова матери.
— А Джеймс больше не будет отбирать у меня Джессику? — со всей серьезностью спросила она.
Джордан пожала плечами.
— Ну, этого я не знаю. Если ты попросишь, наверное, не будет. С другой стороны, с Джессикой не произойдет ничего страшного, если ты позволишь Джеймсу немного с ней поиграть. Так ведь?
Кэти опять как следует обмозговала услышанное.
— Наверное, — заключила она, кивая.
— Тогда пошли переоденемся. И пообещай, что будешь вести себя в гостях прилично.
— Обещаю, — произнесла Кэти с таким видом, словно давала торжественную клятву.
— Умница моя, — проворковала Джордан, выпрямляясь и протягивая дочери руку. — Я постараюсь не задерживаться. Как только освобожусь, сразу примчусь за тобой.
Освободиться скоро у нее не получилось. Как только, сама не своя от волнения, она вошла в небольшой ресторанный зал и заметила Паулу, сразу поняла по ее виду, что разговор предстоит долгий и нелегкий. Паула в глубокой задумчивости сидела за дальним столиком у окна. Болезненно-бледная, печальная. В первое мгновение Джордан даже совестно стало за то, что буквально вчера она с таким удовольствием поцеловала Филипа, что питала надежды на совместное с ним счастье.
Паула повернула голову и неожиданно приветливо, хоть и с грустью улыбнулась. Джордан ответила ей тоже улыбкой и подошла.
— Здравствуйте. — Паула привстала и протянула руку. — Я пришла пораньше так, на всякий случай. Чтобы нам не терять времени, если вы поступите так же.
Они обменялись рукопожатиями. Паула взглянула на часы: без двух минут девять. Всматриваясь в лицо этой женщины и все еще силясь понять, не западня ли это, Джордан опустилась на второй стул.
— Сначала я должна попросить у вас прощения, — смущенно пробормотала Паула, принимаясь теребить край белоснежной скатерти. — Во-первых, за то, что нарушила сегодня ваши планы. А во-вторых, за тот вечер… за свое непростительное поведение. — Она настолько тяжело вздохнула, словно в самом деле чувствовала себя бесконечно виноватой.
У Джордан даже возникло желание броситься ее успокаивать, но она усмирила прекрасный порыв и ничего не ответила. Подошел официант. Джордан, не заглядывая в меню, заказала лишь чашку горячего шоколада. Ресторанчик был маленький, тут разрешалось ограничиться напитком. Паула попросила принести ей стакан морковного сока.
Морковный сок? — удивилась Джордан. Она что, на диете? Или ведет здоровый образ жизни?
Паула застенчиво улыбнулась, как будто догадавшись, о чем Джордан подумала. Ее глаза озарились вдруг странным светом, во взгляде отразилась отчаянная готовность на любое испытание.
— Сейчас я все вам объясню, и вы, уверена, меня поймете, — произнесла она с некоторой торжественностью. — Потом мы вместе решим, как нам быть.
Джордан вопросительно изогнула бровь.
— Как нам быть? О чем это вы?
Паула взглянула на нее с видом человека, которому известна о собеседнике великая тайна.
— Давайте все по порядку, — произнесла она размеренно, все еще как будто извиняясь за былые проступки и в то же время с достоинством.
— Да, конечно. — Джордан казалось, перед ней не жена Филипа, жеманная и склочная, а совершенно другая женщина, принявшая каким-то чудесным образом вид Паулы.
Принесли сок и шоколад, и Джордан поспешно сделала глоток, скрывая свое недоумение. Интересно, какая она на самом деле? — проносилось в ее голове, Такая, как тогда, или, как сейчас?
И чего хочет от меня? Почему придает нашей встрече такое большое значения? И для чего попросила ни о чем не рассказывать Филипу? Кстати, откуда ей известно, что мы общаемся? Неужели от него? Странно… Все это очень странно. Надо держать ухо востро: пристально следить за ней, вслушиваться в каждое ее слово. Как бы не попасть в какую-нибудь историю. Только этого мне не хватало…
Паула, немного помолчав и отпив половину сока, пристально посмотрела на собеседницу и опять подкупающе дружелюбно улыбнулась.
— Итак, все по порядку, — начала она негромко, но очень решительно. — Вы, наверное, сидите тут и думаете: что-то слишком много в ней произошло перемен, это подозрительно. Угадала?
— Да, так и думаю, — не видя смысла лгать, призналась Джордан.
Паула засмеялась нагоняющим тоску безрадостным смехом.
— Такой, как сейчас, я до некоторых пор была всегда. Хотите верьте, хотите нет, — произнесла она, прижимая руку к животу.
Джордан рассеянно проследила за ее жестом, и в голове даже мелькнула какая-то неясная, но пугающая мысль. Однако она тотчас от нее отмахнулась, чувствуя, что, если начнет к ней прислушиваться, будет вынуждена сию же секунду расстаться с мечтой.
— И с Филипом у нас все шло ровно и гладко, — продолжила Паула теперь уже несколько утомленным голосом. — А потом вдруг что-то как будто сломалось. С работы он стал возвращаться хмурый, прекратил делиться со мной новостями, спрашивать у меня совета. Я долго терпела, ничего ему не говорила. Оттого постепенно и превратилась в злюку, какой вы видели меня несколько дней назад.
Джордан упорно хранила молчание. Мерзкая уверенность в том, что от Филипа ей по какой-то весьма уважительной причине придется отказаться, разрасталась в ее душе с каждым словом Паулы. Вместе с ней усиливалось желание прервать эту странную беседу, убежать отсюда и сделать вид, будто ничего такого и не было. Но она, удерживаемая непонятными силами, оставалась на месте, продолжая внимательно слушать.
— Не так надо было действовать, — исполненным раскаяния голосом меж тем произнесла Паула. — Не изводить его ревностью, упреками, недовольством. А вызвать на откровенность, попытаться выяснить, в чем его проблема. — Она развела руками. — Прошлого уже не воротишь. Ошибки совершены, за них надо расплачиваться. — Ее тонкие губы искривились в горькой усмешке. — Вот я и расплачиваюсь. Филип ушел от меня, требует развода.
Она помолчала, давая Джордан возможность поразмыслить над своими словами. И неожиданно спросила:
— Вы ведь знаете об этом, верно? Потому что видитесь с ним, так?
Она впилась взглядом в глаза Джордан, но та никак не выказала своего смущения. Стыдиться ей по большому счету было совершенно нечего, за исключением единственного поцелуя, избежать которого просто не могла ни она, ни Филип.
— Естественно, мы с Филипом поддерживаем отношения. Он мой старый друг, я рада, что мы снова встретились.
Филип вам не просто друг, — сильнее щурясь, заявила Паула. — Вы разбудили в нем иные чувства, я это сразу заметила, ведь знаю его, как никто другой. Потому чуть не тронулась тогда умом… — Ее рука скользнула с живота вверх и остановилась в районе сердца. — Разумеется, мне больно об этом говорить и вообще было очень трудно решиться на разговор с вами… Я не затеяла бы его, клянусь, и, может, согласилась бы с Филипом развестись. Он волен поступать, как ему заблагорассудится. Я сдалась бы без боя, честное слово… если бы не одно обстоятельство…
Она заметно погрустнела и неожиданно стала как будто более женственной, обремененной материнскими проблемами… Материнскими! Джордан бросило в жар. Она расширила глаза, но произнести то, о чем подумала, вслух не нашла в себе сил. Чересчур ошеломляющей и страшной показалась ей пришедшая на ум мысль.
— Вижу по вашему лицу, что вы уже догадываетесь, к чему я клоню, — немного застенчиво, немного печально произнесла Паула. — Филип давно мечтает о детях, буквально бредит ими. А я, признаться, до недавнего времени не желала отягощать себя лишними заботами. Думала, нам стоит еще насладиться друг другом вдоволь. А уж потом…
В сердце Джордан ее слова врезались точно острые иглы. Понимала ли это Паула — ей было уже безразлично. Все вокруг внезапно померкло, лишилось былой прелести. Хотелось единственного: поскорее забрать от соседей дочь и, уткнувшись лицом в ее нежную ароматную щечку, попытаться обо всем забыть.
— Теперь я понимаю, что раньше надо было это сделать, — продолжала говорила Паула. — И по уму: подгадать срок, приготовиться морально и физически. У нас же все вышло случайно, в самый неподходящий момент. Филип еще ни о чем не знает. Я все ждала, что выдастся спокойный вечерок, потом решила, что поговорю с ним в день нашей свадьбы… — Она горько усмехнулась. — Но сама все испортила. Я со своей безумной вспыльчивостью и подозрительностью стала противна сама себе. Но дело еще и в беременности, так врач говорит.
Беременность — оглушающе отдалось в висках Джордан. У Филипа будет ребенок от законной жены, с которой, как выяснилось, он знавал и довольно счастливое время. Боже, как нелепо и отвратительно все складывается! Поделом мне! Не надо было увлекаться чужим мужем, не стоило встречаться с ним, знакомить Кэти! Я во второй раз наступила на одни и те же грабли и, естественно, получила по лбу. Другого не следовало и ожидать…
— Вот почему я против развода, — сказала Паула, поглаживая живот. — Ребенку нужен отец. И я, как мать, обязана сделать все возможное, чтобы вернуть в семью лад и покой. Вы со мной согласны?
Джордан кивнула и, с трудом заставляя губы двигаться, сказала:
— Конечно.
— У вас есть дети? — осторожно поинтересовалась Паула.
Да, дочь, — произнесла Джордан, чувствуя себя опустошенной и сбитой с толку. — Ей пять лет, — добавила она, как будто забыв, с кем разговаривает, и обращаясь больше к пустоте. — С отцом Кэти практически не встречается, а я очень из-за этого переживаю.
— Вот видите! — ухватилась за ее признание Паула. — И я ужасно боюсь, что, если так просто соглашусь сейчас на развод, обреку ребенка на страдания!
Джордан устремила на нее рассеянный взгляд, думая о своем.
— Ухаживать за малышом мне помогли бы и родители, — пояснила Паула, решив, что Джордан не совсем ее поняла. — Я у них единственная дочь, они на меня молиться готовы. — Она едва заметно улыбнулась. — Но вот заменить ребенку отца бабушка и дедушка, даже самые заботливые, не сумеют, сами ведь понимаете.
— Да-да, — нетерпеливо пробормотала Джордан, уже сгорая от желания покончить с этим разговором и навек выбросить Паулу Хедуэй из головы. А вместе с ней, как ни ужасно, и Филипа. Так было нужно. По-другому, увы, не получалось. — Чего вы хотите от меня?
— Понимаете… — Паула замялась. — Филип сейчас увлечен вами. Возможно… только не обижайтесь, исключительно потому, что хочет смягчить новыми впечатлениями боль оттого, что не сумел сберечь семью. Он ведь, вы, наверное, знаете, человек довольно ответственный, но запутался в проблемах, вот и растерялся, делает, сам не ведая что.
Джордан сидела уже как на иголках. Размышлять о том, притворная любезность Паулы или настоящая, она больше и не думала. Все ее мысли крутились вокруг будущего ребенка Филипа и необходимости как можно быстрее прекратить с ним всяческие отношения. Ее сердце обливалось кровью, душу терзала убийственная боль.
— Может, я, конечно, и ошибаюсь, — сказала Паула, немного помолчав. — Потому и решила посоветоваться с вами. В любом случае…
Джордан словно очнулась от забытья.
— Да-да, — торопливо и суетно, спеша поскорее завершить беседу, заговорила она. — В любом случае Филип должен вернуться к вам и ребенку, я с этим совершенно согласна. Если вы считаете, что главная этому помеха — я… — Она осеклась, облизнула пересохшие губы. Ей до сих пор казалось, что кошмарная встреча лишь дурной сон, и очень хотелось проснуться и прогнать видение. — В общем, я сделаю все, что от меня зависит, обещаю. — Она повернулась и махнула официанту рукой. — Счет, пожалуйста!
— Вы что, уже уходите? — На лице Паулы отразилось изумление.
— Я ведь сказала: у меня море дел, — даже не пытаясь делать вид, будто известие о беременности собеседницы ее почти не трогает, ответила Джордан.
— Но… — пробормотала та, разводя руки в стороны, — надеюсь, вы на меня не в обиде?
— Нет, конечно нет. — Джордан вымучила улыбку, кривую и неестественную.
Только, пожалуйста, ничего пока не рассказывайте Филипу. Он еще не знает о ребенке, я сама с ним поговорю. И о нашей встрече ему совсем не обязательно знать. Впрочем, решайте сами. — Паула сглотнула. — Было бы неплохо, если бы на время вы куда-нибудь уехали или… В общем, под каким-нибудь предлогом исчезли бы из его жизни. Так, наверное, для всех нас будет лучше. Я права?
— Да, вы правы.
— Как здорово, что вы меня поняли! Признаться, на это я и настраивалась. Если честно, вы даже понравились мне в тот вечер. Это, собственно, и разозлило меня больше всего. Ну, сами подумайте: у нас с мужем портятся отношения, я узнаю, что беременна, а тут еще появляетесь вы, привлекательная, неординарная женщина, с которой мой муж был знаком еще в ранней молодости…
Официант принес счет. Джордан, помня, что мелких купюр у нее нет, не глядя, достала из сумки первую попавшуюся, положила на стол и встала.
— Всего хорошего, — произнесла она, глядя на Паулу и почти не видя ее.
— Удачи, — совсем другим, торжествующе-злорадным голосом ответила Паула.
Джордан не обратила на ее тон никакого внимания. Вообще не услышала, что та сказала, потому как уже стремительно шла к выходу. Ее душили слезы. И было до жути больно думать о том, что на Филипа Хедуэя, даже на дружбу с ним она больше не имеет морального права…
Паула, выждав несколько минут, радостно выскочила на улицу. План, благодаря ее исключительным способностям, был почти претворен в жизнь. Дело оставалось за малым: вновь завладеть сердцем мужа, в крайнем случае, убедить его в том, что он несет перед ней ответственность и не может так просто бросить ее, должен еще раз задуматься, нет ли в их разладе и его вины и попытаться все исправить. Теперь, когда запретный плод по имени Джордан Майлз она успешно убрала с мужниного пути, в успехе можно было не сомневаться. Филип в самом деле отличался чрезмерной порядочностью. На это и следовало сделать ставку.
Не в силах удерживать эмоции в себе, Паула достала из кармана телефон и теперь уже без колебаний набрала номер матери.
— Мамуль, это я, твоя талантливая, умная дочь, — пропела она в трубку, когда Каролина ответила.
— Привет, девочка моя. По голосу слышу: настроение у тебя чудесное. Случилось что-нибудь приятное?
— Невообразимо приятное! — воскликнула Джордан, идя куда глаза глядят. — Я только что встречалась с этой Джордан.
— Что? — воскликнула Каролина.
Паула довольно засмеялась.
— Не бойся, она ушла из ресторана живая и здоровая. Конечно, не помня себя от расстройства, но… в этом уж сама виновата. Если бы ты видела ее физиономию…
— Постой, не тараторь, — прервала дочь Каролина. — Расскажи все по порядку.
— Я несколько дней следила за ее домом, выяснила, что они благополучно встречаются и что у Джордан есть дочь, — воодушевленно начала Паула. — Мне пришло вдруг в голову, что это их общий ребенок и Филип дурачит меня много лет, поэтому я тут же позвонила Луизе, чтобы все выяснить. Та сказала, что девчонка у Джордан от законного мужа, с которым они разошлись. И назвала Джордан и Филипа едва ли не самыми порядочными из всех своих знакомых. На этом-то я и решила сыграть: на порядочности этой дряни и ее материнских чувствах.
Она замолчала, разжигая материно любопытство.
— И?.. Рассказывай же дальше, я ужасно волнуюсь, — поторопила ее мать.
— В общем, я прикинулась невинной овечкой, позвонила Джордан, упросила ее сегодня же со мной встретиться, — неторопливо продолжила Паула. — Она с самого начала заговорила со мной неохотно и настороженно, на встречу со скрипом, но все же согласилась. Я специально намазала лицо очень светлым тональным кремом, чтобы в приглушенном свете ресторана казаться бледной и печальной. Пришла пораньше, прикинулась, что сижу и о чем-то с грустью размышляю. Знаешь ведь, иногда я бываю поразительно артистичной.
— Конечно, знаю, всегда мечтала, что ты будешь актрисой, — ответила Каролина с тоской об упущенной дочерью возможности.
— Так вот, придя сегодня в этот ресторан, я почувствовала особенное вдохновение, — хвастливо сообщила Паула. — И сразу поняла, что справлюсь с ролью блестяще. Так оно и вышло.
— Что же ты сказала Джордан? — в некотором замешательстве спросила Каролина.
Ее дочь довольно рассмеялась.
— Перво-наперво извинилась за свое поведение в тот вечер, потом наврала, что раньше у нас с Филипом все было прекрасно, что непонимание пришло совсем недавно и что именно поэтому я стала вспыльчивой и раздражительной. Она, хоть в основном и отмалчивалась, поверила мне, готова поспорить! Потом, так сказать, подготовив почву, я выложила самое главное: заявила со скорбно-торжественным видом, что жду ребенка, представляешь? — Она опять разразилась громким смехом.
— Это… правда? — несмело спросила давно мечтавшая о внуках Каролина.
— Естественно нет! — Паула усмехнулась. — От Филипа у меня не может быть детей, мама. Последние три месяца мы разговаривали сквозь зубы, волком смотрели друг на друга, даже частенько спали-то в разных комнатах.
— Дочка… — жалостливо протянула Каролина.
— Забеременеть я могла только от кого-нибудь другого, к примеру, от Андре. Но нам с ним дети совсем не нужны, мы просто развлекаемся, поэтому не забываем предохраняться, — беспечным тоном, ни капли не стыдясь, заявила Паула.
— Ты что же… изменяешь мужу? — не желая верить в услышанное, спросила Каролина.
— А ты как думала? — внезапно озлобляясь, ответила Паула. — Я живая женщина, мне нужен мужчина!
— Вот и сойдись с этим Андре, раз отношения у вас настолько близкие, — исполненным тревоги голосом посоветовала Каролина.
— Соображаешь, что говоришь? — возмущенно воскликнула Паула. Проходивший мимо парень окинул ее неодобрительным взглядом, но она этого не заметила. — У Андре куча женщин. Для семьи и постоянных отношений он не создан.
— Для чего же тогда создан? — совсем сбитая с толку, спросила Каролина.
— Для игры, для любовных утех, — нараспев произнесла Паула.
— Ой, дочка, дочка! Не нравится мне все это! Брось-ка ты Андре и Филипа лучше оставь в покое.
— И это после всего, чему я подвергла себя ради его возвращения? Ну уж нет! — Паула фыркнула.
— Но ты ведь сама говоришь: вы волком друг на друга смотрите, спите в разных комнатах! — отчаянно стараясь образумить дочь, произнесла Каролина. — Даже если тебе каким-то чудом удастся его вернуть, все пойдет по-старому и вы оба продолжите страдать!
— Нет, — упрямо возразила Паула, — я постараюсь обставить все так, что наша жизнь в корне переменится.
— Каким же образом? — устало, уже теряя надежду что-либо изменить, спросила Каролина.
— Попробую снова вскружить Филипу голову, — ответила Паула. — Завтра же поеду в салон красоты. Сделаю себе маникюр, педикюр, макияж, стрижку — словом, все, что только можно. Он опять в меня влюбится, помяни мое слово. Особенно когда узнает, что восхитительная Джордан больше не желает его знать.
— Она сказала, что порвет с ним отношения?
— Пообещала! И практически дала слово ничего не говорить ему ни о нашей встрече, ни о моей беременности. — Паула довольно прищелкнула языком. — Она так и поступит, я почти не сомневаюсь. Вот дура-то! Смех, да и только!
Каролина тяжело вздохнула.
— У меня недоброе чувство, доченька, — заискивающе произнесла она. — По-моему, ты что-то не так делаешь, сама не понимаешь, чего хочешь…
— А по-моему, я поступаю единственно правильно! — рявкнула Паула, и от неожиданности другой шедший ей навстречу прохожий вздрогнул.
— Тебе виднее, — покорно согласилась Каролина. — Только, пожалуйста, будь осторожнее. И прежде чем решиться на следующий шаг, десять раз подумай, ладно?
Ладно, — уже миролюбивее ответила Паула. — И пойми: насколько бы ужасными наши отношения ни были, я люблю Филипа и хочу видеть в качестве мужа его одного. Поэтому иду на все и ни перед чем не остановлюсь.
— Что ж… — протянула Каролина задумчиво, — раз так, Бог тебе в помощь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Неподвластна времени - Боултон Джун

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Неподвластна времени - Боултон Джун



Роман на один раз.почитать можно.
Неподвластна времени - Боултон Джунмари
29.09.2013, 13.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100