Читать онлайн Вкус вина и любви, автора - Босуэлл Барбара, Раздел - ГЛАВА 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вкус вина и любви - Босуэлл Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.09 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вкус вина и любви - Босуэлл Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вкус вина и любви - Босуэлл Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Босуэлл Барбара

Вкус вина и любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 4

Ванесса посмотрела прямо в голубые глаза Ади Динена, владельца «Не винного погребка». С ее точки зрения, открытие такого заведения в ее родном городе – прямой вызов и открытое оскорбление добрых нравов. Когда она пошла работать в полицию на полставки – ее дежурства приходились на вторник, среду и четверг (с четырех часов вечера до двенадцати) и каждый последний выходной день месяца, – то дала самой себе клятву, что будет делать все, дабы защитить права добропорядочных граждан. И вот, неожиданно для себя, столкнулась с совершенно невыносимым типом, Ади Диненом. Он, как каменная глыба на пути, мешал ей исполнять свой долг – блюсти нравственность в городе. А он нес с собой заразу, которая расползалась в разные стороны из столичных городов, где такие вот типы безнаказанно растлевали людей.
Динен появился в Эвертоне полтора года назад самым неожиданным и таинственным образом, как джинн из бутылки, и выкупил «Таверну у озера» у разорившегося владельца. Дела заведения шли из рук вон плохо все последние годы, а этот человек отремонтировал помещение, полностью перестроил его и поселился на втором этаже, прямо над баром. Самым странным и подозрительным было то, что он за все расплачивался наличными! Слухи об этом тотчас поползли по городку.
Наличные?! В голове Ванессы тотчас сработал тревожный сигнал. Ее собственный опыт работы на винзаводе свидетельствовал о том, что никто не станет рисковать и тратить наличность, пока не убедится в том, что вскоре удастся окупить расходы. Она встретилась с Ади Диненом, и то, как он повел себя, свидетельствовало о том, что тут не все чисто. Это был скользкий тип, и вел он себя с вызывающей наглостью. Когда она поинтересовалась, в каком банке он взял ссуду, чтобы начать дело, он не стал называть компанию, которая дала ему под залог нужную сумму, а ответил с вызовом: «Из сумки».
Ванесса поверила ему. У этого человека, несомненно, имелись какие-то нелегальные партнеры. И то, что дела в «Не винном погребке» пошли бойко, только усугубляло ее подозрения. Здесь на больших экранах современных телевизоров показывали спортивные матчи, которые привлекали болельщиков, а компьютерные игры притягивали, как магнитом, молодежь из учебных заведений, находившихся в округе.
В последнее время число посетителей бара еще более увеличилось благодаря тому, что туристы, которые приезжали в городок летом, хотели посмотреть на ночную жизнь тихого Эвертона. «Не винный погребок» – одно из немногочисленных заведений в городе – оставался открытым после десяти вечера. Динен даже покусился на местные законы и пытался добиться разрешения не закрывать своего заведения до четырех утра. Но Ванесса считала своим святым долгом следить за тем, чтобы местное постановление не нарушалось. Ей удалось одержать частичную победу. «Не винный погребок» закрывался в час ночи с пятницы до понедельника, но в остальные дни он имел право работать до полуночи. Ванесса считала, что и это слишком большое послабление.
Во время своих дежурств Ванесса обязательно заходила в «Не винный погребок», пыталась поймать владельца на чем-нибудь незаконном. Следила, не продает ли он спиртное несовершеннолетним; проверяла подлинность его лицензии на продажу крепких спиртных напитков и соответствуют ли этикетки накладным, искала любую мелочь, к которой можно было придраться. Кроме того, она постоянно посылала запросы в отдел здравоохранения, пыталась нащупать связь между владельцем бара и кабельными телевизионными компаниями, которые могли демонстрировать здесь пиратские фильмы. Искала запрещенные компьютерные игры, которые Ади Динен тоже мог использовать.
Все напрасно. К своему большому разочарованию, ей не удалось найти ничего в заведении Динена, что хоть отдаленно попахивало бы нелегальщиной. Благодаря своей опытности тот заметал следы так тщательно, что она всякий раз натыкалась на пустоту.
Но Ванесса обладала завидным терпением и верила, что рано или поздно он совершит какую-нибудь промашку. Просто надо не спускать с него глаз и не давать ему ни минуты передышки. Идти все время след в след. И рано или поздно он попадется. Тогда-то ей и удастся закрыть «Не винный погребок», само название которого уже было вызовом семейству Эверли и их предприятию.
– Кое-кто из сегодняшних посетителей выглядит чересчур юным, Динен, – заметила Ванесса, – чтобы заказывать крепкие спиртные напитки.
– Я проверил удостоверения у всех, офицер, – насмешливо ответил Ади, – и здесь нет ни одного, кому бы не исполнилось двадцати одного года. Насколько мне известно, в штате Нью-Йорк именно с этого возраста молодые люди имеют право выпивать, что им вздумается.
– И я могу положиться на ваше слово?
– Можете пройти от столика к столику и убедиться в этом лично, офицер, – постепенно закипая, ответил Ади. – Конечно, кому-то из посетителей это может не понравиться, кого-то возмутит, но ведь это входит в ваши обязанности! Тревожить законопослушных граждан. Мы ведь именно за это и платим налоги, чтобы содержать тех, кто оберегает наш покой.
Динен стоял прямо перед Ванессой, и ей пришлось вскинуть голову, чтобы посмотреть ему в глаза. И она вдруг почувствовала себя уязвленной из-за того, что ей пришлось так высоко задирать голову. Этого не приходилось делать, когда Ванесса сталкивалась с другими людьми. Правда, в домашнем кругу она не считалась самой высокой – разве только бабушка уступала ей. Правда, Изабелла доказывала, что это произошло только из-за того, что в старости позвонки осели и поэтому она стала ниже ростом, чем была прежде. Ванессе всегда хотелось стать чуточку повыше. И это ее желание усиливалось, когда она сталкивалась с высоченным мистером Диненом.
– Платите налоги? – протянула она. – Вот насчет этого я как раз сильно сомневаюсь.
– Хотите сказать, что налоговому инспектору пора заглянуть сюда, чтобы проверить, не скрываю ли я свои доходы? Что вы позволяете себе? Не превышаете ли вы свои полномочия? Что-то в последнее время вы слишком часто стали провоцировать меня. Теряете терпение и оттого изменили тактику? – Динен расплылся в неестественно широкой улыбке. – Благодарю за предупреждение, офицер. Кто предупрежден, тот вооружен, как говорится.
Ванесса вспомнила, как бабушка совсем недавно произнесла те же самые слова. Но какое право имеет эта хитрая лиса повторять любимые изречения бабушки?
– Ну, конечно, у вас ведь двойная бухгалтерия, – презрительно процедила она сквозь зубы. – Вам нужно время, чтобы успеть подготовиться и замести следы.
– Прошу прощения за то, что вмешиваюсь в ваш разговор, но, быть может, здесь и в самом деле все чисто? – Наблюдавший за их обменом колкостями Ник решил сказать свое слово.
Ванесса только сейчас заметила его. Почему-то всегда получалось одно и то же: когда она встречалась с Диненом, он настолько поглощал ее внимание, что она уже не замечала ничего вокруг.
А ведь незнакомец, стоявший рядом с Диненом, не мог не броситься в глаза. Он был даже выше хозяина бара. Что же говорить о Ванессе? Рядом с ним она почувствовала себя настоящим пигмеем.
– Офицер, позвольте вам представить моего крестного отца, он приехал из Нью-Йорка. – Динен широким жестом указал на своего друга.
На какое-то мгновение Ник застыл в недоумении, а потом догадался, в чем дело, и рассмеялся. Ему вторил Динен.
– Он не может быть вашим крестным отцом, потому что ему столько же лет, сколько и вам, – сухо отозвалась она.
– Какой острый глаз! – с нарочитым восхищением воскликнул Ади. – Проницательности офицера Ванессы Эверли может позавидовать даже Шерлок Холмс!
– Избавьте меня, пожалуйста, от ваших шуточек, – потребовала Ванесса.
Глаза Ника сузились. Это не могло быть случайным совпадением. Во-первых, фамилия, а во-вторых, манера, с которой девушка произнесла слова «избавьте меня!» – нет, это явно семейное сходство.
Сьерра говорила, что у нее три сестры и все они унаследовали отцовскую долю. Значит, эта молодая женщина одна из них. Да и внешнее сходство, безусловно, присутствует. Только Ванесса чуть пониже Сьерры. И волосы у нее короче, даже не достают до плеч. И глаза – карие глаза Ванессы были не похожи на бархатисто-темные, как бездонный колодец, глаза Сьерры.
И, едва вспомнив ее, Ник словно перестал видеть то, что было вокруг. Исчез бар и люди в нем. Перед ним возникла Сьерра, и он снова любовался ее блестящими темными волосами, слышал, как мелодично позванивают длинные золотые серьги, видел, как от дыхания колышется блузка у нее на груди и как мягко она ступает по ковру длинными ногами.
Сколько раз за прошедшую неделю образ девушки являлся ему в самый неподходящий момент. Так же некстати, как и на этот раз!
– Вы сестра Сьерры Эверли? – спросил Ник, ничуть не сомневаясь в положительном ответе.
– Почему вы спрашиваете об этом? – насторожилась Ванесса.
– Потому что я Николас Николаи, – ответил он и протянул ей руку. – Если вы сестра Сьерры, тогда я ваш новый партнер. Мы встречались с ней в Нью-Йорке на прошлой неделе. У нас состоялась продолжительная беседа, к сожалению, закончившаяся ничем.
Ванесса чуть не задохнулась от переполнившего ее возмущения. Их кровный враг уже пробрался в город! Разумеется, она не могла ответить дружеским пожатием.
– Поздравляю, Ник, – засмеялся Ади. – Впервые с того времени, как я оказался в Эвертоне, мне удалось увидеть, как офицер Эверли потеряла дар речи. Ты доставил мне истинное наслаждение.
– Так вы знакомы? – спросила Ванесса, не в силах скрыть своего изумления.
– Какая догадливость! – Ади даже не считал нужным скрывать свое торжество. – Да. Мы с Ником скованы одной цепью. Наконец-то вы нашли подтверждение своим подозрениям о нашествии преступников на тихий городок! Совладельцем вашей компании стал опасный гангстер. Не пора ли вам начать расследование на собственной фирме? Пригласить налоговую инспекцию и проверить все счета?
– Такое остроумие, – поджала губы Ванесса, – и пропадает впустую. Почему-то мне совсем не смешно.
– Неужели? Какая жалость. – Ади снисходительно пожал плечами. – А вот вы меня смешили все эти полтора года. Каждый раз, как за вами закрывалась дверь, я вволю смеялся. Столько усилий, чтобы закрыть мое заведение. Не тратьте силы и время зря, Ванесса. Мне здесь нравится, и я хочу остаться здесь навсегда.
В первый раз за все время он назвал ее по имени. До этого он обращался к ней «офицер» или «мадам полицейский» таким снисходительным тоном, что в ней вскипало возмущение. Но когда она услышала, как он произносит ее имя, это произвело странное действие. Словно на нее дохнуло жаром из топки. Но то был не жар, вызванный гневом или яростью, которые она обычно испытывала в присутствии Динена, а какой-то другой.
Ванесса сжала кулаки.
– Я все равно доберусь до вас, Динен, – пообещала она. – И когда я это сделаю…
– Вы и в самом деле знаете, что со мной можно делать? – Его голос стал вкрадчивым, как у героев слащавых мелодрам. – Когда наконец доберетесь до меня?
Смысл его намеков понять было нетрудно. Его тон не оставлял сомнений. И она услышала, как гулко забилось ее сердце. До сегодняшнего дня их стычки происходили в строго определенных рамках: представитель закона и его потенциальный нарушитель.
– Каким тоном вы заговорили! Приберегите актерские способности для других, хотя бы для вашего друга из большого города, – проговорила она, стараясь унять дрожь в голосе.
Их взгляды скрестились. И она почувствовала, что у нее перехватило дыхание. Это была игра ее воображения, или в самом деле Ади Динен впервые смотрел на нее так, словно только сегодня увидел перед собой не офицера полиции, а женщину? Но что было самое скверное, она тоже впервые увидела в нем не мошенника, не проходимца, которого ей надо схватить за руку, а просто мужчину. И сила, которую он излучал, и его запах – все неожиданно взволновало ее.
Непреодолимое желание прижаться к нему вдруг охватило Ванессу. Женский инстинкт подсказал ей, что этот мужчина способен заставить ее потерять голову, и мысль об этом доставила странное чувство удовлетворения и одновременно встревожила.
Сознание, что она способна потерять голову, утратить над собой контроль, подействовало на Ванессу как ледяной душ. Наблюдая за родителями, разрушившими семью из-за того, что не смогли совладать со своими эмоциями, она дала клятву не позволять чувствам захлестнуть ее. И до сих пор ей это удавалось. Пока вдруг Ади Динен не посмотрел ей прямо в глаза своими голубыми глазами. Что-то внутри Ванессы сразу откликнулось на этот взгляд. И это «что-то» пряталось так глубоко, что Ванесса до сих пор даже не подозревала о его существовании.
Теперь она знала, что это такое. Распахнувшаяся перед ней бездна вызвала приступ головокружения и слабости. И, как животное, которое понимает, что оказалось в капкане, она непроизвольно отшатнулась. А потом, осознав свой страх, разозлилась.
– Что ж, думаю, мне следует пройтись по бару, чтобы убедиться в том, что здесь нет несовершеннолетних, – торопливо проговорила она, пытаясь перейти на свой обычный официальный тон. – У меня такое впечатление, что они все-таки есть. Я собираюсь…
– Потревожить моих посетителей? – Голос Ади зазвучал вкрадчиво. – Вместо того чтобы охранять их от ненужных треволнений, вы собираетесь…
– А почему мы говорим на пороге? – прервал друга Ник. – Ади, почему бы тебе не пригласить мисс Эверли в бар и не предложить ей пива или крем-соды – разумеется, только безалкогольные напитки. А еще лучше пройдите в дом. Только для того, чтобы убедиться, что вам не стоит враждовать.
– Вам не кажется, что это предложение есть не что иное, как подкуп должностного лица, мистер Николаи? Да в этом заведении я не приняла бы даже стакана воды!
– Вот каковы твои партнеры! – тяжело вздохнул Ади. – Я не знаком с другими представителями семейства Эверли, но если они все такие, как эта, то считай, что ты попал в ад, прямо на раскаленную сковородку. Бедняга Ник!
– Чтобы не иметь с нами дела, продайте свою долю, – отрезала Ванесса. – И забудьте о нашем существовании. Тем более что винзавод принадлежит нам по праву.
– Половина тоже принадлежала Уилларду по праву, и он счел нужным продать ее именно Нику, – усмехнулся Ади. – И вы не имеете права распоряжаться той половиной собственности, которая досталась Уилларду. Вы обращались с ним, как с чужаком, вы вышвырнули его из дома, как собаку! И после всего этого надеялись получить в наследство его долю? Или вы слепцы, или глупцы – одно из двух. Или же это высокомерие, о котором так часто говорил Уиллард. Во всяком случае, как я мог убедиться на своем опыте, вам его не занимать, мадам полицейский!
Ванесса была слишком обескуражена, чтобы возражать. Ей в своей жизни чаще приходилось выслушивать слова обвинения в адрес Уилларда. Слова в его защиту, которые она услышала от Ади, означали только одно: что он и в самом деле хорошо знал Уилларда. Для нее это стало неожиданностью.
– Сейчас не время и не место для обсуждения доли Уилларда, – проговорил спокойным тоном Ник и добавил: – Я собираюсь завтра побывать на заводе. Вы передадите это сестре, мисс Эверли, или мне лучше самому предупредить о своем визите?
– Я скажу ей, – выдавила из себя Ванесса. – Но будет лучше, если вы позвоните утром, чтобы условиться о времени.
– Почему я должен обговаривать время своего визита? – Ник удивленно поднял брови. – Я совладелец этого завода, вы не забыли?
– Да. Ник может прийти на завод, когда ему вздумается, когда ему самому это будет удобно. – Ади смотрел на нее с насмешкой. – Вам не удастся так просто вычеркнуть Ника из списка совладельцев. И вам теперь придется не раз подумать, прежде чем решиться без повода беспокоить меня.
Ванесса вспыхнула и открыла было рот, чтобы осадить этого наглеца. Он ответил ей вызывающим взглядом, так хорошо ей знакомым. Они снова заняли прежние позиции по разные стороны барьера. Полицейский и его противник. Ванесса, честно говоря, испытала при этом огромное облегчение.
– Я буду беспокоить вас тогда, когда сочту нужным, – холодно сказала она. – И я буду защищать граждан от…
– От такого скользкого мошенника, как я? – иронически спросил Ади.
– Вот именно. И запомните, дружба с мистером Николасом Николаи не может служить для вас защитой. Этот человек не значит для меня ровным счетом ничего.
– Будет служить! – Ник произнес это ровным, спокойным тоном, но легкая тень угрозы в нем все же угадывалась. – И советую вам не забывать, что мистер Динен мой давний друг. Мы выросли с ним вместе, и наша дружба испытана временем. Любой человек, который намерен навредить ему, становится моим врагом. А мне думается, что вы бы не хотели заполучить в моем лице врага, ведь так, Ванесса?
Она перевела взгляд с Ади на Ника. Если Динен вызывал в ней огонь яростного сопротивления, желание бороться с ним, то от Ника веяло ледяным холодом. Он смотрел на нее совершенно спокойно, ни один мускул в его лице не дрогнул, когда он произносил свою угрожающую тираду, голос его звучал так, словно принадлежал компьютеру. Да и сам он напоминал бесчувственного робота, в которого вложили определенную программу – ту самую, которую он создавал в своем агентстве. Именно таким его описала Сьерра. И таковым он оказался на самом деле. И до чего высокий! Ванесса невольно вспомнила эти слова сестры.
Ничего не сказав в ответ, она развернулась и направилась к выходу.
– Ушла! Не верю своим глазам! – облегченно вздохнул Ади. – Ты заставил эту маленькую ведьмочку убраться отсюда в два счета. Мне на это требовалось гораздо больше времени.
– Потому что, как мне показалось, тебе доставляет удовольствие задирать ее, – сдержанно заметил Ник. – Я помню, как ты себя вел, когда нам в тринадцать лет приходилось иметь дело с кем-нибудь из полиции. Как правило, ты был намного осмотрительнее, умел вовремя попридержать язык и вел себя иначе, чем держался с мисс Эверли.
– Сам знаю, – нахмурился Ади. – Но ей каким-то образом удается задеть меня за живое, Ник. И я испытываю непреодолимое желание насыпать ей перца на пятки, как она это делает мне. Заставить поплясать на раскаленной сковородке, как она это вынуждает делать меня.
– Как сторонний наблюдатель, я пришел к выводу, что тебя тянет к ней. Ты просто хочешь ее. Пробил твой час, – усмехнулся Ник. – Ну, ладно, не надо испепелять меня взглядом, Ади. Это взаимное притяжение. Я видел, как она смотрела на тебя. И у меня нет на этот счет сомнений.
– Да? У тебя не должно быть сомнений, что она мечтает только об одном: как бы упечь меня за решетку или выставить из города.
– Она мечтает только о том, чтобы лечь с тобой в постель, Ади, – стоял на своем Ник. – И тебе хочется того же.
– С чего ты это взял? Неужели в последнее время стал смотреть мелодрамы, которые обожает Юнис? – Динен ткнул друга кулаком в бок.
Но Ник был готов к его выпаду и легко отвел удар:
– Ладно, оставим это. Я голоден как волк, Ади. Где ты посоветуешь мне поужинать?
Ади обрадовался, что Ник переменил тему разговора:
– Можно пойти в отель «Эвертон» или к Салли. Помнишь, ты уже обедал там, когда приезжал в прошлый раз?
– Помню, конечно. Столы покрыты розовым пластиком, в зале стоит старый проигрыватель фирмы «Вурлицер». И умопомрачительно дешевая еда. Что у них сейчас в меню?
Ади рассмеялся:
– Особых изменений не жди. В этом городишке живут одни консерваторы. Это относится и к меню ресторана. Советую тебе заказать жареную рыбу. А можешь подняться ко мне наверх и поужинать тем, что там найдешь. В холодильнике есть тушеное мясо с соусом чили.
– То самое мерзкое блюдо, которое ты сам изобрел? Банка тушеной баранины, смешанная с банкой соуса чили, банкой консервированной фасоли, полбутылкой кетчупа, и все это посыпано сыром? – Ника передернуло при воспоминании об этой еде.
– Я внес в него кое-какие изменения. Вместо кетчупа я теперь выливаю кружку сальсы. Это что-то невообразимое!
– Нет, я пас! – Ник дружески хлопнул Ади по плечу. – Лучше пойду к Салли, съем ее пресловутое жаркое. Пока!


– Так они сводные братья? – переспросила Сьерра удивленно, когда Ванесса позвонила ей из дежурной машины. – Ник Николаи и Ади Динен?
– Жутковатая парочка.
– Значит, друг Ника в Эвертоне – Ади Динен? – повторила Сьерра, словно никак не могла поверить в этот факт. – Тогда он вряд ли поможет нам убедить Ника продать долю Уилларда.
– Можно заключить пари на оставшуюся половину, что не станет, – мрачно подтвердила Ванесса. – Эти два мошенника стоят друг друга. Представляешь, Ник заявил, что, если я буду ставить палки в колеса его братцу, он доставит нам массу неприятностей.
– Он угрожал тебе?
– Даже если бы и попытался, все равно у него ничего бы не вышло. Я все равно прижучу этого прохвоста. – Ванесса отогнала странные мысли, нахлынувшие на нее при мысли об Ади Динене. – Я офицер полиции, и мой долг…
– Ванесса, кем бы ни был этот Ник Николаи, в одном я не сомневаюсь, никакого отношения к жуликам он не имеет, – предупредила ее Сьерра. – И советую тебе задуматься: может быть, и Динен тоже честный предприниматель. Вспомни, сколько раз тебе казалось, что еще немного – и тебе удастся схватить Ади за руку, и всякий раз все заканчивалось ничем. Может быть, ты заблуждаешься или твои подозрения надуманны?
– То, что мне не удалось прищучить его, может означать и то, что он очень опытный мошенник. И, значит, еще более опасен, чем кажется. Да, кстати, Николаи сказал, что хочет завтра с утра прийти на завод. Уверена, что он собирается застать тебя врасплох и воспользоваться этим.
– Спасибо, что предупредила. Я подготовлюсь и буду ждать его появления, – вздохнула Сьерра. – До чего же неудачный сегодня выдался денек! Я только что звонила по горячей линии, но так и не получила ответа насчет Карен. Руководитель этого отдела очень осторожный человек и не хочет ничего говорить раньше времени, пока все не выяснит до конца.
– И в компьютере тоже пока нет никаких новых сообщений. Сьерра, ну где же она может быть? Уже неделя прошла, а мы не сдвинулись с места ни на миллиметр.
– Бабушка говорит, что Карен жива и здорова, и это главное. Надо ждать, ничего не поделаешь.
Сьерра повесила трубку и уставилась на обои с узором из гроздьев винограда, которыми были оклеены стены гостиной. Тревога, не оставлявшая ее весь день, еще более усилилась. Она отправилась на кухню и включила чайник. Ей необходимо было выпить чего-нибудь горячего, хотя июньский вечер был достаточно теплым. От тревоги и нервного напряжения ее слегка знобило.
Ник Николаи здесь, в Эвертоне. А Карен куда-то исчезла. Эти мысли продолжали крутиться как волчок, и она понимала, что в такой ситуации нечего думать о душевном равновесии.
Взгляд Сьерры упал на газету, которую она сегодня так и не успела прочитать. Непонятное чувство заставило ее развернуть страницу, где печатались астрологические прогнозы. Поскольку день закончился, она может прочесть, чего ей следовало ожидать и чем все на самом деле обернулось.
«Скорпион. Сконцентрируйте силу воли и продолжайте придерживаться выбранной диеты».
Сьерра с разочарованным видом сложила газету. Ни слова о том, что должен появиться ее противник, и о том, где может находиться сестра. Опять какие-то дурацкие советы. Она не собиралась садиться на диету и не намерена ее придерживаться.
Отправив ко всем чертям колонку с астрологическими прогнозами и указанием, как располагаются планеты, которые никак не могут занять нужного положения, Сьерра приготовила себе ужин – солидный кусок шоколадного пирога с орехами. И добавила лишний кусок сахара в чай. Вот выбранная ею диета.
Расплатившись за обильный завтрак у «Салли» – два яйца всмятку, жареное мясо, тосты и кофе – плюс чаевые, – Ник направил свои стопы прямо на винзавод Эверли. Найти его не составляло труда. Выстроенное из кирпича здание было самым внушительным в маленьком городке. Маленькие магазинчики, выкрашенные в светлые цвета, выстроились по обе стороны улочки, которая заканчивалась винзаводом. Позади него раскинулись виноградники.
Войдя в здание, Ник оказался в небольшой приемной, обставленной зачехленной, как в обычном жилом доме, мебелью. Там же находился и камин – естественно, дрова в нем не горели. Июньский день, несмотря на затянутое серыми облаками небо, был достаточно теплым. На стенах приемной повсюду висели плакаты с изображениями и описаниями различных сортов винограда и цитатами из Омара Хайяма, воспевающими радость пития.
Внимание Ника привлекла большая черно-белая фотография, что стояла на старинном столике из вишневого дерева, на которой были запечатлены основатель компании «Эверли» – Эскотт Эверли-старший, его сын – Эскотт Эверли-младший и внук – Эван Эверли.
Ник отметил, что Уиллард Эверли отсутствовал на семейном сборище, и его это ничуть не удивило. Он помнил, что ему говорил Уиллард: в семействе мечтали стереть это грязное, позорящее их честное имя пятно. Что касается приемной винзавода, то здесь семейству Эверли удалось достичь своей цели. Ничто не напоминало о том, что существует еще один Эверли – Уиллард.
Цветные семейные фотографии лежали на столе под стеклом. Ник вынул их, чтобы получше рассмотреть, и тотчас узнал в улыбающейся девочке Сьерру. Она сидела на маленьком стульчике, обняв за плечи двух близнецов, примостившихся по обе стороны от нее. И вдруг почувствовал, что тоже улыбается, глядя на эту хорошенькую девочку с огромными темными глазами, которые нельзя было не узнать, сколько бы ей ни было лет. Узнал он и маленькую Ванессу и предположил, что другая девочка, с косичкой, – еще одна владелица завода, которая унаследовала свою долю от Эвана Эверли. Ее имени он не запомнил.
Его заинтересовали близнецы, совсем еще малыши. Они оба были одеты в матросские костюмчики, только у мальчика – голубого цвета, а у девочки – розового, с такого же цвета беретиком, который едва держался на головке. Непослушные волосы торчали из-под него в разные стороны.
– Здравствуйте! – сказала женщина, появившаяся в приемной.
На ней было светло-зеленое платье в цветочек. Волосы ее были совершенно седыми, круглые старомодные очки придавали лицу приветливое и мягкое выражение. Добродушная бабушка, какими их изображают на картинках в детских книжках. На бледно-розовом поводке она вела сиамского кота.
– Мне искренне жаль, что здесь никого не оказалась, чтобы встретить вас, – доброжелательно проговорила она. – Надеюсь, вам не пришлось долго ждать?
– Всего несколько минут. Меня зовут Николас Николаи, и я…
– А я Изабелла Эверли. Вы уже познакомились с моими внучками Сьеррой и Ванессой. Насколько я поняла, теперь мы с вами компаньоны?
Ник напрягся. Две внучки уже продемонстрировали ему, насколько для них нежелателен новый совладелец.
– Да, это верно.
– Рада, что вы приехали в Эвертон и пришли сюда, Ник. – Изабелла грациозным движением протянула руку.
Ник не знал, следует ли ему поцеловать руку дамы или просто пожать. Он ограничился тем, что мягко сжал руку с бледно-голубыми венами. И его удивило, каким крепким было ответное рукопожатие этой старой женщины.
– А это Орчида, – представила свою кошку Изабелла, – голубоглазая сиамка – подарок моих внучек. Изумительный подарок, учитывая, что я терпеть не могу кошек и этот цвет.
– В самом деле изумительный подарок, – согласился Ник. Ему показалось, что он должен как-то выразить свое расположение к питомице Изабеллы и погладить ее. Орчида посмотрела на него голубыми глазами так, словно проверяла, искренний ли это порыв или нет.
Ник счел, что лучше не нарушать границ пространства, которое кошка считает своим.
– Это фотография моих внуков, сделанная шестнадцать лет назад, – пояснила Изабелла, заметив фотографию, которую Ник все еще держал в руках.
Чувствуя себя как вор, пойманный в супермаркете, он быстро положил снимок на место. Изабелла улыбнулась:
– Мне всегда она нравилась больше других. Хотя не мешало бы добавить сюда, в эту семейную галерею, и несколько новых, так сказать, актуальных фотографий.
– Сюда следовало бы поместить и вашу фотографию тоже, – вежливо сказал Ник. – Тут нет ни одной – ни детской, ни взрослой, что очень жаль.
– Благодарю вас, но у меня совершенно нефотогеничное лицо, и я не настолько тщеславна, чтобы выставлять свои снимки здесь. Но чего здесь явно не хватает, так это портрета моей внучки, которая стала совсем взрослой девушкой, и, конечно же, внука Кейта, которому навсегда так и останется двенадцать лет.
– Сьерра упоминала только о своих сестрах. Она не говорила, что у нее был брат. – Ник бросил взгляд на смеющегося мальчика в матроске.
– Мой единственный внук Кейт Эскотт Эверли умер в двенадцатилетнем возрасте. – Изабелла печально покачала головой. – Он катался на велосипеде, и его сбила машина. Он умер мгновенно. Это была страшная трагедия для всех нас, и многие члены семьи так и не оправились после потери.
– Сказать, что я очень сочувствую, – это так мало, – смешался Ник, – но я и в самом деле очень вам сочувствую. Потеря единственного внука – такое горе…
– Когда слова идут от сердца – они всегда уместны, – мягко сказала Изабелла. – А я уверена, что вы говорите то, что думаете, Ник. Как человек, который сам пережил боль при потере близкого человека.
Ник посмотрел в ее темные глаза, в которых прочел симпатию и тепло. Какое-то время он был не в состоянии вымолвить ни слова. Он никогда никому не говорил о том, что пережил трагедию в тринадцатилетнем возрасте. Но, с другой стороны, это не было и тайной, которую он держал под семью печатями.
– Вижу, вы провели свое собственное расследование, – предположил он.
– Боюсь, я не совсем понимаю, о чем идет речь, – озадаченно посмотрела на него Изабелла.
– Я вовсе не обвиняю вас в том, что вы покопались в моем прошлом, миссис Эверли. Будь я на вашем месте, сделал бы то же самое.
– Поскольку вы возглавляете охранное агентство, то, не сомневаюсь, такого рода работа – привычное для вас дело. Но, дорогой Ник, что касается нас, то мы с утра до вечера заняты виноградниками, делами на заводе, и у нас нет ни времени, ни желания выискивать какие-то факты из вашей жизни. – Она мило улыбнулась ему. – Видите, я держу вашу руку. Вот и все расследование, которое я могу провести. И ваша рука подсказывает мне, насколько вас потрясла потеря близких.
– Бабушка, по расписанию автобус с туристами прибудет через полчаса. – Сьерра вошла в приемную. – Не могла бы ты связаться… – И тут в поле ее зрения появился Ник Николаи.
Поскольку она знала, что Ник должен прийти с минуты на минуту, ей удалось внутренне подготовиться к встрече с ним. Но то, как все внутри у нее сжалось в тугой комок, когда она увидела его с бабушкой, доказывало, что она все же не сумела добиться успеха.
В джинсах и серой трикотажной рубашке он выглядел моложе и раскованнее, чем тот Николас Николаи, с которым она вела безрезультатные переговоры в его кабинете. И казался более сексуальным.
Она почувствовала, что он тоже разглядывает ее. Во взгляде Ника читалось нечто, чего она не могла угадать, и это раздражало ее. Как ни боролась с собой Сьерра, но все же непроизвольно успела отметить, что он обладает не только высоким ростом, но и атлетически развитой фигурой. Широкие плечи, мускулистые руки с крупными кистями и длинными, красивой формы пальцами.
Сьерра с трудом отвела взгляд в сторону.
– Здравствуй, Сьерра. – Ник сунул большие пальцы рук в карманы джинсов. И она сочла, что это был жест пренебрежения.
Передернув плечами, она решила, что обязана принять его вызов.
– Ванесса предупредила меня, что ты собираешься прийти на завод, – ничего не выражающим тоном сказала Сьерра.
Брови Ника чуть-чуть приподнялись.
– Представляю, как она сообщила это известие. – Он шагнул к ней.
– Не совсем понимаю, что ты имеешь в виду. Она тоже продолжала смотреть ему в глаза. Отвести взгляд означало признать поражение, свою слабость, с чем она никак не могла смириться. Но когда противник шагнул ближе, ей пришлось поднять голову выше. При довольно высоком росте Сьерре не часто случалось делать это.
Очень непривычное ощущение. Как и то, что она испытывала, глядя в его глаза и чувствуя мужскую силу, исходящую от него. Все связанное с ним неизменно волновало ее.
– Мы встретились, когда Ванесса находилась при исполнении своих служебных обязанностей, и я догадываюсь, какими красками она описала нашу встречу. В тех же самых выражениях, какими она пользуется при составлении рапортов об увильнувших от правосудия нарушителях порядка.
– Не думаю, что Ванесса причисляет вас к нарушителям порядка, – вмешалась в разговор Изабелла.
– У Ванессы другое мнение, – сказал Ник. – По-моему, она уверена, что мой друг Динен, владелец «Не винного погребка», – беглый каторжник. И она обязана снова упрятать его за решетку.
– Вы считаете, что ее подозрения совершенно безосновательны? – с заинтересованным видом спросила Изабелла.
– У меня создалось впечатление, что Ванесса слишком озабочена тем, чтобы отыскать хоть какое-то оправдание своим неустанным преследованиям Динена.
– Вы понятия не имеете, какими мотивами она руководствуется. И ваши обвинения лишены оснований, – вступилась за сестру Сьерра.
– Я не хотел сказать, что вина за это бессмысленное противостояние лежит только на вашей сестре, – согласился с ней Ник. – Динен, как ни странно, весьма охотно подыгрывает ей. И когда они наконец признаются самим себе, что их на самом деле интересует, они могут стать чудесной парой.
– С ума можно сойти! – воскликнула Сьерра. – Я дословно могу повторить, в чем Ванесса все эти полтора года подозревала твоего друга. И она его терпеть не может.
– От ненависти до любви один шаг, – задумчиво проговорила Изабелла.
– Бабушка, мы ведь говорим о Ванессе, а не о героине очередного телевизионного сериала, – возмутилась Сьерра. Ей было не по себе. Обсуждать личные отношения – пусть даже и не существующие в действительности – в присутствии Ника, пристально смотревшего на нее, почему-то было нелегко. – Да если их хоть на секунду соединить вместе, произойдет взрыв – почище атомной бомбы.
– А радиоактивные осадки выпадут на оказавшихся рядом ни в чем не повинных свидетелей, – сказал Ник. – Но ведь случается, что именно противоречивые натуры сходятся, нейтрализуя друг друга.
– Представить тебя в роли невинного свидетеля? Смешнее не бывает, – хмыкнула Сьерра.
– А почему бы и нет?
– Потому что ты рассчитываешь каждый свой шаг, следишь за каждым своим жестом, у тебя все выверено до последней мелочи. Такой человек не способен ступить на такую зыбкую почву, где все может обернуться непредсказуемым образом. – Высказав свое мнение, она скрестила руки на груди. Глухой смешок вырвался из груди Ника.
– То-то ты удивишься… – Он явно на что-то намекал.
Взгляд его, как заметила Сьерра, задержался на ее губах. И она – совершенно непроизвольно – поднесла пальцы ко рту, словно хотела защититься от этого обжигающего взгляда. Губы ее вспыхнули, как от поцелуя. Но ведь он всего лишь посмотрел на них. Как такое могло случиться? И если она так бурно отреагировала только на его взгляд, то что же с ней произойдет, если он вдруг прикоснется к ней?
– …что и привело меня сегодня на завод. – Голос Ника вернул ее к реальности.
Сьерра даже вздрогнула, настолько резким был переход от одного состояния к другому. Что же это с ней творится?
– Мне бы хотелось пройтись по всему заводу, побывать на виноградниках, а также…
– Прекрасно, – перебила его Сьерра. – Можешь присоединиться к туристам из Клуба любителей вина. Бабушка проведет их повсюду. Они появятся здесь через полчаса.
– Нет, Сьерра, ты проведешь меня сама и расскажешь о том, как обстоят дела. И мы начнем осмотр прямо сейчас, – тоном, не терпящим возражений, сказал Ник.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вкус вина и любви - Босуэлл Барбара



где конец романа? почему нем указано что не полная версия книги?
Вкус вина и любви - Босуэлл БарбараМарина
25.09.2011, 9.56





Согласна с Мариной. Такое ощущение, что с разбегу врезалась в бетонную стену. Если бы знала, что так резко заканчивается роман - не начинала бы и читать, хотя роман интересный.
Вкус вина и любви - Босуэлл БарбараГалина
27.09.2013, 15.07





Роман интригует... Но в минус то,что автор сама не решила судьбу своих героев. Но оставить читателям додумать судьбу 4 героев-это слишком!
Вкус вина и любви - Босуэлл БарбараПросто Читатель!
17.01.2016, 13.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100