Читать онлайн Вкус вина и любви, автора - Босуэлл Барбара, Раздел - ГЛАВА 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вкус вина и любви - Босуэлл Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.09 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вкус вина и любви - Босуэлл Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вкус вина и любви - Босуэлл Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Босуэлл Барбара

Вкус вина и любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 14

Сьерра не хотела даже думать о том, что случилось в ее отсутствие. Неужели кто-то нарочно запер бабушку? И куда делась Ванесса?
Она бросила вопросительный взгляд на Ника, но лицо его оставалось непроницаемым, словно он надел маску. Хотя по его вопросу нетрудно было догадаться, в каком направлении развиваются его мысли.
– Ванесса никогда бы… – горячо начала она, но Ник заставил ее замолчать наиболее эффективным способом: просто приложил палец к ее губам.
– Я хочу услышать, что ответит Изабелла. Изабелла внимательно посмотрела на Ника и Сьерру.
– Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять: в доме случилось что-то из ряда вон выходящее, – догадалась она.
– Ник считает, что Ванесса и Барри засунули в дверь клин, чтобы не дать тебе выйти, – воскликнула Сьерра, показывая бабушке деревяшку, которую протянул ей Ник.
– У меня на этот счет другая версия, – возразил Ник. – Надеюсь, что вы, Изабелла, поймете меня правильно. Я не строю никаких предположений. Мне просто надо выяснить, как обстояло дело. А для этого я должен знать, в какой момент кто и где находился, в том числе и Ванесса.
– Но зачем кому-то пришла в голову мысль запереть меня в комнате? Тем более Ванессе или Барри? – спросила Изабелла. В тоне ее не было даже тени тревоги или беспокойства – только любопытство.
– Чтобы удержать вас в комнате, – прямо ответил Ник. – Нам надо выяснить только одно: зачем? Поскольку это уже не первое вторжение в дом и поскольку на винзавод тоже кто-то сумел пробраться, отсюда следует…
– Кто-то пробрался на винзавод? – удивилась Изабелла. – Когда?
– В один из погребов. Там произошел неприятный инцидент. – Сьерра почувствовала, как на нее снова нахлынула усталость. Слишком много сегодня на нее всего навалилось. Эта прогулка по разбушевавшемуся озеру, из-за которой ей до сих пор было не по себе, потом приступ страха, который она пережила на крыльце, когда увидела приоткрытую дверь дома.
– Все обошлось благополучно. Но когда мы увидели, что входная дверь не заперта, а потом оказалось, что ты не можешь выйти, мы… решили… – Она замолчала, не в силах договорить фразу до конца.
Ник сжал ее руку, желая приободрить.
– Если вы не возражаете, Изабелла, мы отложим обсуждение всех подробностей до завтра. И вы, и Сьерра устали, вам лучше лечь. Но перед уходом я все же хотел бы выяснить: когда ушли Ванесса и Барри? – закончил он.
Сьерра была благодарна ему за помощь и поддержку, но его излишняя настойчивость не нравилась ей. До чего же он упрямый: если вобьет себе что-то в голову, то ни за что не отступится от своего.
– Они уехали до того, как я вошла в свою комнату, – вспомнила Изабелла. – Барри заявился перед ужином и пригласил ее в ресторан. Ванесса отказалась поехать с ним. Я была очень удивлена, когда он вскоре вернулся и предложил ей пойти выпить. И что еще удивительнее – Ванесса согласилась. После чего они вместе уехали. И, похоже, еще не успели вернуться.
– Они сказали, куда поедут? – спросил Ник.
– Нет, – покачала головой Изабелла. – И примерно через полчаса после их отъезда я поднялась к себе в комнату. Остальное вам известно.
– Они скоро вернутся. – Ник с любопытством посмотрел на Сьерру. – А может быть, кто-то еще заходил в дом… – почему-то решил он. – Изабелла, вы не слышали ничего, когда находились в своей комнате? Какой-то шум или шаги… – Ни звука. – В голосе Изабеллы прозвучали виноватые нотки. – Видишь ли, я включила телевизор, а дверь за собой закрыла. К сожалению, сейчас у меня уже не такой острый слух, как прежде, и даже если незваный гость топал как слон, я все равно бы не услышала. – Она печально вздохнула. – Похоже, что этот клин в дверь вставил не Кейт.
Ник кивнул:
– Разумеется.
– Бабушка, почему бы тебе не лечь в постель прямо сейчас? – предложила Сьерра. – Мы с Ником обойдем весь дом и проверим, все ли в порядке, не пропало ли чего. – Она неуверенно посмотрела на него. – Впрочем, если ты собрался уходить, то… Я позвоню в полицию и вызову кого-нибудь…
– Я не собирался уходить до тех пор, пока не про верю все до последнего укромного уголка и не смогу убедиться, что вам ничто не грозит, – тотчас отозвался он, понимая, что смутило Сьерру. – Но полицию все же имеет смысл вызвать, а мы, дожидаясь их появления, осмотрим комнаты.
– Я чувствую, что грабителем здесь не пахнет, – пробормотала Изабелла. – И не ощущаю присутствия злой воли. Кто бы ни проник сюда, он не преступник и не причинит никому вреда.
– Несмотря на все мое уважение к вашей интуиции, Изабелла, должен напомнить, что этот некто запер вашу дверь, а это не шутки. – Ник сжал губы. – Представьте, что бы произошло, если бы вдруг вспыхнул пожар, а мы не успели прийти? Вы бы не смогли выбраться наружу. Предположим…
– Давай не будем представлять все самое худшее, что могло случиться, – попросила его Сьерра, касаясь его руки. – Не сомневаюсь, что у тебя в запасе найдется не меньше дюжины примеров, но нам с бабушкой уже хватило и одного. Давайте позвоним в полицию и осмотрим дом.
– Как прикажете, госпожа президент, – сдержанно кивнул Ник. – В роли руководителя ты неотразима.
– Сочту это за комплимент. – Сьерра повела его в свою комнату, откуда и позвонила в полицию.
Ник ждал, когда она объяснит все дежурному, рассматривая семейные фотографии, которые лежали у нее на столе под стеклом, и книги, что стояли на полках вдоль стены. Потом подошел к встроенному шкафу и заглянул в него… Сьерра в это время закончила разговор и положила трубку.
– Ты в самом деле веришь, что кто-то способен спрятаться среди моей одежды?
Ник пожал плечами:
– Никогда нельзя ничего сказать заранее.
Он передвигал плечики, пока не добрался до красного бархатного платья – сексуального и элегантного одновременно.
– Точно такого же цвета, как калифорнийское «Мерло», – отметил он, поглядывая то на Сьерру, то на платье, словно мысленно примерял его на нее. – Оно, наверное, очень идет тебе.
– Я надевала его на Рождество. А в июне, как видишь, предпочитаю легкие ткани вроде этого. – Она провела ладонью по канареечного цвета платью.
– Тебе все к лицу, – сказал он без тени иронии. А еще лучше ты бы выглядела без ничего, – закончил Ник.
Она чувствовала его взгляд так, словно он физически касался ее. Поразительно, какой властью обладал над ней Ник – ей сразу стало жарко, будто включился электронагреватель.
Только сейчас она начала понимать это со всей ясностью: в его присутствии она становилась и более сексуальной, и более эмоциональной, чем это было ей свойственно.
Сделанное открытие потрясло ее до глубины души. Она не хотела влюбляться в Николаса Николаи. Это было бы сущим безумием! Тем не менее, судя по всему, она находится на волоске от зияющей бездны. И Сьерра ухватилась за первое, что ей пришло в голову: ведь он твой противник, напомнила она себе. Ему удалось завладеть половиной акций твоей компании. Компании, которая всегда принадлежала исключительно Эверли. На ее плечи легла почетная обязанность продолжать традиции, заложенные ее прадедом.
А у Ника масса новых идей, которые идут вразрез с тем, что она намерена воплощать в жизнь. К тому же этот человек заподозрил ее в том, что она способна совершить кражу. Он считал, что Ванесса и Барри могли запереть бабушку в комнате. Простить его, спустить все это? Ни за что. Надо собрать волю в кулак и не позволять, чтобы один-единственный взгляд повергал ее в трепет, как осенний листок на ветру.
– Надеюсь, ты уже убедился, что в моем шкафу никого нет, – язвительно проговорила она. – А теперь пора проверить остальные помещения.
Ник повесил красное бархатное платье в шкаф и молча пошел следом за ней.
– Все осталось как было, – со вздохом облегчения подвела итог Сьерра. – И ничего, если судить по первому взгляду, не пропало.
– Наверное, мы приехали до того, как он успел что-либо взять, – предположил Ник. – Открытая дверь могла лишь свидетельствовать о поспешном бегстве злоумышленника. Кажется, приехала полиция.
Его замечание было излишним, поскольку полицейская машина подкатила к дому с включенной сиреной. Красно-синие отблески мигалки пробежали по стенам. Не заметить ее появления было просто невозможно.
– Я рада, что ты сумел выяснить, когда уехали Барри и Ванесса, – стараясь сохранять хладнокровие, заметила Сьерра. – Поскольку успела убедиться, что ты способен подозревать кого угодно и в чем угодно, пока не появятся доказательства обратного, но…
– О господи! – Ник поморщился, услышав ее слова. – Ты меня принимаешь за параноика? Запомни, пожалуйста, на всякий случай – я не люблю строить нелепые домыслы.
– Да ну? – делано удивилась Сьерра. – А разве не ты подозревал, что я сама повернула термостат, чтобы получить страховку? Затем ты решил, что я краду деньги у компании. А потом твои подозрения пали на мою сестру. Ты вообразил, что она способна запереть собственную бабушку.
– Так вот что вызвало твое раздражение!
– Раздражение? – возмутилась Сьерра. – Ты даже представить себе не можешь, насколько это оскорбительное предположение!
– Отложим обсуждение этого вопроса на потом, – не терпящим возражения тоном сказал Ник, открывая дверь полицейскому.
Сьерра узнала его. Это был Дон Рирдон, ее одноклассник. На выпускном вечере они несколько раз станцевали вместе. А потом, после школы, их жизненные пути разошлись. Теперь он был женат и работал вместе с Ванессой.
– Проходите, – сказал Ник, впуская Рирдона. – Благодарю, что вы так быстро отозвались на наш звонок.
«Наш» звонок, отметила про себя Сьерра, вскипая. Он говорил так, словно речь шла о его собственном доме, в который вторгся посторонний. Но Рирдон воспринял его слова как нечто само собой разумеющееся и, задавая вопросы, обращался только к Нику, лишь изредка поглядывая на Сьерру.
Но то, что Ник начал излагать Рирдону, заставило ее возмутиться еще больше.
– Я пригласил на завтра команду, чтобы заменить устаревшие замки во всем доме. Эти парни установят сигнализацию, замки, в общем, все, что понадобится, – продолжал Ник. – Сегодня все обошлось, но кто знает, чем это может закончиться в будущем?
Сьерра даже потеряла дар речи. Ник собирается установить какие-то новейшие замки и сигнализацию и доме, даже не посоветовавшись с ней? Нет! Сейчас самое время высказать ему, что она думает: компания «Эверли» не филиал его агентства. И последнее слово не всегда будет оставаться за ним.
Закрыв дверь за Рирдоном, она резко повернулась к нему:
– Завтра я позвоню в магазин Ликерта, где продаются замки. А еще закажу у него дверные цепочки. Но я не собираюсь превращать свой дом в неприступную крепость, где повсюду установлена сигнализация и камеры слежения.
– В магазин Ликерта я уже заходил, – спокойно ответил Ник, словно не замечая ее вызывающего тона. – То, что он предлагает покупателям, вышло из употребления уже лет десять назад. И отстает от того, что предлагает наша фирма, лет на двадцать.
– Мы всегда покупали все необходимое у Ликерта, – упрямо сказала Сьерра.
– Ваша безопасность больше не будет зависеть от ассортимента его магазина. Это не подлежит обсуждению, Сьерра. Вызванные мною люди прибудут завтра. После того как они закончат работы в доме, возьмутся за винзавод. Ты можешь спорить со мной до посинения, но это не принесет толку. Вопрос решен, малышка.
– Нет, не решен! Может быть, ты имеешь право установить на заводе суперсовременные системы охраны и защиты, но мой дом не является частью компании. И все, что нужно, будет куплено у Ликерта.
– Ты можешь заказать все, что захочешь. – Серые глаза Ника потемнели.
– Интересно, каким образом будет производиться расчет? Чем я должна расплачиваться?
Ник только засмеялся в ответ.
«Он нарочно дразнит меня», – догадалась Сьерра. И самый разумный выход – развернуться и уйти, а она начала гоняться, как неопытный котенок или щенок, за обманкой.
– Я не собираюсь расплачиваться за супердорогую сигнализацию постелью – не надейся.
– Даже мысли такой не было, – пожал плечами Ник. – Ты ляжешь со мной потому, что сама хочешь этого. И незачем придумывать другие причины. – И он приник к ее губам с таким видом, словно им ничего другого не оставалось, как закончить спор поцелуем.
Сьерра вздохнула, и губы ее сами собой приоткрылись. Она подсознательно ждала и хотела, чтобы он поцеловал ее. Их губы снова соприкоснулись, его язык дразнил и играл, дотрагиваясь до ее языка. И ей меньше всего хотелось высвобождаться из его объятий.
Поцелуй их длился очень долго, а чувство возбуждения все возрастало.
В какой-то миг ей показалось, что Ник теряет над собой контроль. Он крепко привлек ее к себе, так что бедра прижались к бедрам. И она уже готова была позвать его наверх, в свою комнату…
– Позволь мне остаться с тобой, – тихо попросил Ник, словно прочитал ее мысли.
И звук его голоса, и близость его тела только усилили пламя, бушующее у нее в груди.
Сьерра чуть отстранилась и посмотрела на него. Серые глаза стали почти черными, в них пылал огонь желания. Она видела, насколько близок он к тому, что бы потерять голову. И мысль о том, что может между ними произойти, возбуждала и одновременно пугала ее.
А потом она вспомнила про бабушку, про сестру, которая должна вот-вот вернуться, и тотчас спустилась с облаков на землю. Мысль о том, что они с Ником будут заниматься любовью, когда ее близкие находятся за стеною, отрезвила ее. Быть может, для кого-то другого это не значило ровным счетом ничего, но Сьерра знала, что для нее такое немыслимо.
Она попятилась, отступила на безопасное расстояние:
– Нет, Ник… это невозможно.
Он дышал так, словно пробежал не один десяток километров, и это неприятно поразило его. В любовных играх Ник всегда был неутомим. Но только Сьерра Эверли заставила его воспринимать это не как игру. Каким-то образом ей удалось вызвать в нем такую волну чувств, что он боялся не совладать с ними. Но он должен утолить свое желание. Оно сжигало его, как пламень.
– Перепады твоего настроения ставят меня в тупик. Или же я вдруг утратил способность правильно понимать и истолковывать сигналы. Вдруг тебе хочется, чтобы я действовал наперекор твоим протестам, не обращал на них внимания, чтобы силой увлек тебя в постель?
Сьерра напряглась. Может быть, подсознательно она ждала именно этого. Но как могла современная женщина, которая взялась вести дела семьи и возглавила компанию, одобрять насилие? Сьерра вспыхнула, чувствуя, что совсем запуталась:
– Мне кажется, что сейчас тебе лучше уйти, Ник.
Он посмотрел на нее так, словно собирался что-то возразить. И Сьерра видела, как он борется с собой. Но привычка к дисциплине победила.
– Если ты и в самом деле этого хочешь, – с нажимом проговорил он.
Хотела ли она этого? Сьерра с трудом смогла подавить вздох разочарования, когда он шагнул в непрекращающийся дождь.
– Ник!
Он остановился:
– Ты передумала?
– Спасибо за то, что помог открыть дверь в комнату бабушки, и… за то, что помог осмотреть дом.
Он пожал плечами:
– После того как мои парни установят новую сигнализацию, всякий, кто сунет нос на завод или попытается войти в дом, будет неприятно поражен. Его ожидает масса сюрпризов.
– Уж не от террористов ли ты собираешься нас защищать? Никаких капканов или самострелов я не допущу.
– Капканы или самострелы? У тебя очень странные представления о современной сигнализации и системе безопасности, – ответил Ник и ушел, посмеиваясь над ее наивностью.
– Запомни: в своем доме я не потерплю насилия! – крикнула она ему вслед. – И электрошокеров в том числе!
– Весьма уместное добавление, – снова засмеялся он в ответ.
Наивные представления Сьерры о современных средствах сигнализации развеселили его. Она вообще обладала способностью выводить его из себя, он то впадал в отчаяние, то его начинал захлестывать гнев – давно забытые им состояния. Стоило ей только сказать что– то или сделать, пусть неумышленно задеть, как его начинало заносить. И он ничего не мог с собой поделать.
Каким-то непостижимым образом ей удавалось пробивать его броню, которая, как ему казалось, давно срослась с ним. И пока еще не были изобретены такие замки, такая сигнализация, которые могли бы защитить его от эмоционального воздействия Сьерры. Но что по-настоящему тревожило Ника, так это полное отсутствие желания вернуться к прежней жизни, к легким победам на любовном фронте, никогда серьезно не трогавшим его, позволявшим всегда оставаться хладнокровным. Одним словом, ко всему тому, что составляло суть его жизни в Нью-Йорке: полное самообладание, душевное равновесие и как следствие защищенность.
И пока Ник ехал по вымытым дождем улицам, он вспоминал истории, которые рассказывал старик Уиллард о своем родном городе. Уиллард снимал комнату в доме, который находился напротив того здания, где жила семья их приемных родителей. Благодаря щедрости и гостеприимству Долорес он стал частым гостем в доме. С его помощью ей удалось отремонтировать приют, он научил ребят ловко играть в карты – эти способности усвоили они все, в том числе и маленькая Юнис, и время от времени пользовались ими. А когда Ник начал интересоваться винами европейского производства, выяснилось, что Уиллард терпеть не может американские вина, особенно те, что делались в штате Нью-Йорк. И более всего вина компании «Эверли».
Долгие рассказы Уилларда о семействе Эверли, прибравшем к рукам семейное предприятие, будили воображение Ника. Старик был непревзойденным рассказчиком, он сумел выставить своего брата Эскотта наполеончиком местного масштаба, а его наследника Эвана – шутом при диктаторе. Он упоминал о прекрасной, но неспособной противостоять им Изабелле и красочно описывал, как его изгнали из этого маленького королевства. На этом история заканчивалась. И о существовании четырех принцесс, и о трагической гибели единственного внука не было сказано ни слова.
А теперь получилось так, что сказочное повествование изменило жанр – перешло в разряд мистических историй. Ник нахмурился, пытаясь связать воедино все случайные происшествия. «Не случайные», – поправил он себя. Это не что иное, как преступления. И направлены они против семейства Эверли. И поскольку он не верил, что в них замешаны привидения Кейта или старого Уилларда, получалось, что кто-то из ныне живущих членов семьи Эверли мог иметь отношение к происходящему. Несмотря на возмущение Сьерры, к такому выводу его привела цепь логических умозаключений, а не его параноидальная подозрительность.
Он припарковался возле «Не винного погребка». Залитая светом стоянка оказалась забита до отказа, хотя приближалось время закрытия. Ник решил воспользоваться предложением Ади переночевать у него в любое время. Нику не хотелось возвращаться на вельбот в такую бурную ночь. Морская болезнь ему не грозила, но все же спокойный сон в кровати, которая не будет качаться под тобой из стороны в сторону, представлялся ему более привлекательным.
Открыв дверь своим ключом, Ник вошел в дом. Собаки бросились ему навстречу, и он ласково потрепал их за ушами. Коты, лежавшие на диване, приоткрыли глаза, готовые вскочить, если он надумает занять их место, и тотчас снова погрузились в дремоту, когда увидели, что он направляется в гостевую комнату.
Ник прошел мимо спальни Ади и по звукам, доносившимся оттуда, догадался, что тот сегодня не один. С ним была женщина. И, судя по звукам, они страстно предавались любви.
Ник улыбнулся. Наконец-то. Ему не давало покоя то, что Ади проводит ночи в одиночестве – раздраженный и недовольный собой. Неужели Ади принял приглашение Шерил? Ник почувствовал себя настоящим Купидоном. Похоже, что даже в их современный век, век технического прогресса, древний способ работает безотказно. Тихо притворив за собой дверь, он шагнул в темную комнату.


Разогрев завтрак в микроволновой печи, Ник сел за стол и собирался поесть, разделив трапезу с собаками. Бро принял угощение сдержанно, зато Шорти пришла в восторг. Когда она подпрыгнула, чтобы выхватить зубами очередной кусочек, Ник услышал голос своего названого брата. Ему в ответ прозвучал негромкий женский голос. Они засмеялись, после чего наступила многозначительная пауза.
Влюбленная парочка то и дело прерывала разговор долгими поцелуями, и Ник облегченно улыбнулся. Он догадывался, что его появление вызовет у любовником некоторое замешательство, и заранее придумывал, как бы сгладить неловкость первых минут, сделать их более непринужденными. Даже приготовил фразу, которую собирался произнести при встрече.
Но слова застыли у него на губах, когда он увидел, что на кухню, тесно прижимаясь друг к другу, вошли Ади и Ванесса Эверли. Ник даже прикрыл на секунду глаза, чтобы прогнать наваждение.
Ванесса Эверли! А он был уверен, что увидит сейчас Шерил Нолан. Что именно с ней Ади провел ночь. Но наваждение не исчезло, и, все еще не веря своим глазам, Ник подался вперед и уставился на Ванессу так, словно увидел перед собой привидение. У него было ощущение, что еще секунда – и вместо Ванессы появится Шерил.
Но перед ним по-прежнему стояла Ванесса, которую обнимал за плечи Ади. На Ванессе была просторная мужская пижамная куртка, которая доходила ей до колен. На Ади были только трусы.
Ванесса, увидев Ника, была поражена ничуть не меньше его. Какое-то время они молча смотрели друг на друга. Собаки, почуяв что-то неладное, забрались под стол.
Только Ади сохранил присутствие духа.
– Привет, Ник! – прервал он затянувшееся молчание, широко улыбнувшись другу. – Заехал позавтракать? Я не слышал, как ты ставил машину.
Ник вынужден был признаться:
– Нет, я провел здесь всю ночь. И знаю, что вы не слышали, как я вошел. Похоже, вам было не до гостей.
Ванесса вспыхнула и выскочила из кухни.
– Я сейчас, – сказал Ади и поспешил следом за ней.
Он вернулся через несколько минут, увлекая за собой Ванессу. Теперь на ней был махровый халат, который скрывал ее до самых пят. Лицезреть все достоинства ее фигуры имел право только Ади.
Лицо Ванессы пылало, и она едва сдерживала слезы. Ади снова крепко обнимал ее за плечи, что-то говорил ей на ухо, успокаивая и подбадривая одновременно.
– Она очень стесняется, – объяснил Ади, усаживаясь в кресло во главе стола. Ванессу он усадил на колени, прижимая к себе и продолжая бормотать всякие нежности.
Ник постарался скрыть улыбку. Много лет он имел возможность наблюдать за тем, как Ади обхаживает бродячих животных, которых неизменно тащил в дом. Он был в этом непревзойденным мастером. И, глядя, как он ласково обращается с Ванессой, Ник понял, как сейчас пригодилось Ади его умение обращаться с пугливыми, застенчивыми существами.
– Я объяснил ей, что мы с тобой одна семья и что ей нечего стесняться. – Пальцы Ади пробежали по завиткам на затылке Ванессы, потом он погладил ее по щеке. – Уже успокоилась, моя хорошая? – пробормотал он и что-то добавил шепотом ей на ухо.
Ванесса кинула. Продолжая обнимать Ади, она подняла голову и посмотрела Нику в глаза.
– Я не думала, что в доме кто-то есть. – Она вздохнула. – Я не привыкла…
– Все в порядке, – понимая ее состояние, негромко сказал Ник. – Я умею хранить чужие тайны и счастлив видеть вас вместе.
«Скорее поражен», – подумал он, но вслух этого не произнес. Еще при первой встрече ему показалось, что их тянет друг к другу, но он не мог представить, что они сумеют так быстро разрушить стену, которую успели возвести за эти полтора года.
Тем не менее они это сумели. То, что он слышал ночью, и то, как они вели себя сегодня утром, доказывало это со всей очевидностью. Ади и Ванесса нашли общий язык.
И теперь им требуется уединение. Является ли он членом семьи или нет, его присутствие здесь столь же неуместно, как и дождь на винограднике. Ник поднялся:
– Я как раз собирался уходить. Спасибо за гостеприимство, Ади. Вчерашний шторм оказался таким сильным, что моя каюта вся пропиталась сыростью.
– А что, ночью опять была гроза? – Ванесса удивленно смотрела на него.
Ник и Ади обменялись понимающими взглядами. Если бы какая-то другая женщина произнесла такую фразу, друзья принялись бы состязаться в остроумии. Но на этот раз Ади ничем не выдал желания позабавиться. Еще никогда Ник не видел его таким нежным и заботливым. Он просто ответил:
– Дождь всю ночь лил как из ведра, дорогая. Ник кивнул в знак подтверждения и проговорил:
– Прежде чем уйти, я хотел бы разрешить одну не большую задачку. – Он помолчал. – Когда я вечером привез Сьерру домой, Изабелла сказала, что Ванесса уехала с Барри Векслером. Ничего, если я спрошу, каким образом она оказалась здесь?
– Ты сама ответишь, Ванесса? – усмехнулся Ади. – Или лучше я?
Ванесса снова залилась краской и уткнулась лицом в грудь Ади. Тот засмеялся.
– Ладно, милая. Ник не будет держать на тебя зуб из-за того, что ты согласилась поехать с этим надутым индюком Векслером. – Он повернулся к Нику: – Вскоре после девяти вечера я выглянул в окно. И как ты думаешь, кого я увидел? Ванессу и Векслера, которые направлялись к бару. На этот раз она была не в форме, а надела потрясающее, сексуальнейшее из платьев – черное, короткое и в обтяжку.
– Это платье моей сестры Карен. – Ванесса повернулась к Нику. – У меня нет подходящей для таких случаев одежды, а форма мне опротивела. Вот я и решила позаимствовать наряд Карен.
– Я так и собрался объяснить Нику, дорогая. – Ади нежно улыбнулся ей. – Итак, я подошел к их столику, чтобы поздороваться с такими дорогими гостями. Дебби принял заказ. А через несколько минут… Угадай, кто присоединился к нам?
– Не знаю – пожал плечами Ник. – Подружка Дебби? Она против того, чтобы он работал в баре…
– Да, она этим не очень довольна. Но это уже другая история, – все более воодушевляясь, продолжал Ади. – Ванесса, так кто же подсел к нам за столик? Такая беленькая и симпатичная особа?
– Которая тут же взялась тебя очаровывать, – подхватила Ванесса, и глаза ее сверкнули. – И ты начал пожирать ее глазами, Адольф. Ты просто таял от счастья.
– Адольф? – присвистнул Ник. – Теперь я вижу, что вы на самом деле сблизились.
Ванесса, улыбнувшись, потерлась щекой о щеку возлюбленного.
– Если он признался, как его зовут на самом деле, значит, дело серьезное. Одно дело постель и пижама – другое дело открыть тайну своего имени, – убежденно сказал Ник. – Это означает, что у Шерил Нолан нет ни малейшей надежды на победу.
– Нет, – покачал головой Ади. – Ни самой крохотной.
– Но вчера все выглядело несколько иначе, Динен, – ядовито заметила Ванесса. – Она кокетничала с тобой, а ты и рад был до смерти.
Ади рассмеялся:
– Что мне понравилось больше всего, так это то выражение, которое появилось на твоем лице, когда Шерил подсела к нам. И когда ты начала ревновать, я был в полном восторге. Ты ведь считала, что она вот– вот уведет меня?
– Но ей этого не удалось, – подвел черту Ник. Ему не хотелось быть свидетелем их любовных разговоров. И он собирался уйти как можно скорее.
– Конечно, нет. И когда Ванесса вышла танцевать в своем черном облегающем сексуальном платье, я уже знал, что она ни за что не уйдет с этим надутым индюком.
– А я знала, что эта крашеная пухленькая блондиночка не уведет тебя, – с вызовом сказала Ванесса.
– Не сомневайся, детка, – заверил ее Ади. И повернулся к Нику: – Можешь себе представить, что это было за зрелище? Дебби выставил нам два «Камикадзе», когда Ванесса свойственным ей командным тоном отдала приказ: «Ади, мне нужно немедленно переговорить с тобой!» Барри и Шерил, по-моему, испугались, что она вспомнила про свои обязанности и сейчас арестует всех прямо на месте преступления. Я отвел Ванессу в сторону, и она сказала…
– И я сказала: «Нам лучше пройти к тебе домой, Динен», – закончила Ванесса, снова зардевшись oт смущения.
– Я сразу все понял. Взял ее на руки и отнес к себе, – продолжил Ади, глядя на Ванессу, и в его взгляде читались гордость собственника и мужское тщеславие.
– Где вы и оставались до самого утра, – снова подвел черту Ник. Это означало, что Ванесса никоим образом не причастна к таинственному происшествию в доме. Она не могла запереть дверь Изабеллы. Он был рад. И за Ади, и за Сьерру.
– И мы останемся здесь на весь день, – продолжал Ади, – и на всю ночь. С сегодняшнего дня Ванесса будет проводить большую часть своего свободного времени со мной. Ты согласна?
– Согласна ли я? – Ванесса закусила нижнюю губу. Внезапно она поняла, что ее беспокоит: она не знала, сможет ли сейчас принять решение. – Я еще не уверена – не подействовало ли вчера на меня виски. До сих пор я не позволяла себе ничего подобного. И к тому же Шерил так нагло кокетничала с тобой… что мне захотелось прекратить этот флирт. Она такая привлекательная, такая женственная, такая милая… – Она бросила на Ади пытливый взгляд. – Ты сам в этом признался.
Отрицать очевидное было бесполезно, поэтому, признавая ее правоту, Ади кивнул, но тут же продолжил.
– Но разве я не повторил тебе уже тысячу раз, насколько ты привлекательнее? – пробормотал он, явно намереваясь подтвердить слова доказательствами, закрепив каждое слово поцелуем.
Ник отвернулся. Ему стало не по себе: настолько странно было слышать все эти нежности из уст Ади, который вместе с Ником неизменно посмеивался над влюбленными – и вдруг сам превратился в воркующего голубка.
– Ты страстная и темпераментная, – продолжал Ади, склоняясь над Ванессой. – Ты воспламеняешь меня, как молния, малышка…
– Чувствую, что я тут лишний. – Ник уже направился к двери, но в самый последний момент вспомнил, что не задал главного вопроса: – Да, совсем забыл. А что потом делал Барри?
Это его и в самом деле занимало. Озлобленный адвокат, отвергнутый обеими сестрами Эверли, мог вернутся в дом, запереть Изабеллу и…
«Что «и»? – задумался Ник. – Что ему там могло понадобиться? Сьерра уверяла, что ничего не пропало. Может быть, потому, что они приехали вовремя и он не успел забрать то, что собирался? Неужели вчерашний неудачный грабитель и человек, сдвинувший терморегулятор в винном погребе, – одна и та же фигура? Барри Векслер?»
– Когда мы его оставили, он сидел с Шерил и двумя бокалами «Камикадзе», – ответил Ади, которою явно не интересовала дальнейшая судьба адвоката. ? Что произошло потом – можно только гадать.
– Проще это выяснить, чем тыкать пальцем в небо, – отозвался Ник. – В этом городе не так прости утаить секреты.
Рано или поздно преступник будет схвачен за руку, а благодаря новейшей сигнализации, которую с сего дня начнут устанавливать, его схватят очень скоро. А пока…
– Справочное бюро – гостиница «Салли» – всегда к нашим услугам, – сказал он скорее себе, чем влюбленной парочке, которая была всецело поглощена друг другом. – Если свидание Векслера с Шерил и двумя «Камикадзе» имело продолжение, то Салли уже должна быть в курсе.
Он решил не посвящать Ванессу и Ади в то, что произошло вчера в доме: зачем портить эти минуты радости. Вскоре действительность сама заставит их вернуться из райских кущ на грешную землю.
Попрощавшись, он вышел и направился к машине. Небо все еще затягивали облака, но кое-где солнечные лучи пробивали себе дорогу. И Ник вдруг поймал себя на том, что с надеждой ждет, когда же наконец установится сухая погода, чтобы виноград успел созреть.
Первый раз в жизни он по-настоящему беспокоился из-за погоды, а это означало, что в нем начинает просыпаться настоящий винодел, хотя Сьерра и обвиняет его в том, что он бездушный технократ.
Он уже собирался сесть в машину, когда увидел Джерико. Парнишка выглядел еще более потерянным, чем обычно. И выражение его лица было унылым.
– Ты только что от Ади? – спросил Джерико. Ник кивнул:
– И сегодня Ади не один. У него… э-э-э, гостья, – добавил он.
Джерико скривился:
– Он выставил тебя?
– Нет, я сам решил, что мне лучше оставить их наедине. Все равно завтрак был бы испорчен. Я в состоянии переварить даже камни, но есть и слушать, как они воркуют, – это действует на нервы и может испортить аппетит.
– Меня тоже тошнит от этого сюсюканья, – мрачно кивнул Джерико. – Ади держался молодцом со всеми сучками, что вились вокруг него. Но эта все же сумела подцепить его на крючок.
Ник с любопытством оглядел парнишку:
– А ты знаешь, с кем он сейчас?
– Еще бы не знать! Но это не имеет значения. Все женщины стервы и суки. Либо то, либо другое.
Ник не хотел подыгрывать парнишке, и ему не очень нравилось, что тот с такой беспощадностью отзывается о слабом поле.
– Вообще-то не все. Ты говоришь так, словно у тебя уже есть опыт.
– Можно сказать и так. – Плечи Джерико поникли. – Ладно, все равно я сегодня уезжаю в Нью-Йорк. Ты обещал дать билеты на бейсбольный матч, еще не передумал?
– Нет, конечно. Возьми мою визитку и позвони в контору. – Ник вынул сумку из машины и достал карточку. – Попроси к телефону Юнис. – Он написал имя своей секретарши на обратной стороне. – Скажи ей, кто ты. И пометил в записной книжке, что должен предупредить Юнис об этом парнишке.
– Послушай, мне не хочется, чтобы вы с братом автостопом добирались до Нью-Йорка. Это рискованно. Я дам тебе деньги на автобус. И твоему брату тоже.
– Хорошо, – согласился Джерико. Похоже, он несколько приободрился, когда Ник протянул ему несколько купюр.
– Это вам на дорогу и на еду. Хватит на несколько дней. В Нью-Йорке есть много мест, где помогают таким, как ты. Есть специальные организации, – посоветовал Ник. – Зайди туда, Джерико. Жить на улице, ночевать под открытым небом – это очень опасно для таких молодых людей, как ты и твой брат…
– Ладно, ладно, – нетерпеливо перебил его Джерико. – Думаешь, я не слышал про опасности Нью-Йоркских улиц? Все социальные работники, с кем мне приходилось иметь дело, пели одну и ту же песню. И я не хочу выслушивать то же самое от тебя.
– Знаю, но должен предупредить тебя об этом, вздохнул Ник.
Скольких парнишек перевидал он в доме Канселласов. Им пришлось пережить столько всяких ужасов, прежде чем их прибило в этот дом.
– Считай, что я для вас страховочная сетка. Если тебе или твоему брату понадобится помощь в Нью-Йорке, звони. Я постараюсь помочь, чем смогу. В самом деле. Можешь звонить в любое время дня и ночи.
Ник считал себя в долгу перед Канселласами. И если Джерико и его брат обратятся к нему, он не оставит их в беде.
Хотя это, в общем-то, маловероятно. Джерико, сунув деньги в карман, уже повернулся, чтобы уйти.
– Удачи! – крикнул ему вслед Ник. Парнишка продолжал идти.
Но когда Джерико отошел на изрядное расстояние, он вдруг обернулся:
– Послушай, Ник! Мой брат мне вовсе не брат. И у меня никогда не было брата. Никогда.
Это ничуть не удивило Ника. Одинокие дети пытаются создать свою собственную семью и установить подобие родственных отношений. И он сам, и Ади, и Юнис тому пример. И их родственные связи, установленные в детстве, длятся и по сей день.
Джерико отошел еще дальше, стараясь сохранить дистанцию.
– И знаешь, что еще? Джошуа вообще не мальчик! – Он горько рассмеялся. – Мой младший брат самая настоящая сука! Предательница, врунья, которой нельзя верить. Ни единому ее слову!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вкус вина и любви - Босуэлл Барбара



где конец романа? почему нем указано что не полная версия книги?
Вкус вина и любви - Босуэлл БарбараМарина
25.09.2011, 9.56





Согласна с Мариной. Такое ощущение, что с разбегу врезалась в бетонную стену. Если бы знала, что так резко заканчивается роман - не начинала бы и читать, хотя роман интересный.
Вкус вина и любви - Босуэлл БарбараГалина
27.09.2013, 15.07





Роман интригует... Но в минус то,что автор сама не решила судьбу своих героев. Но оставить читателям додумать судьбу 4 героев-это слишком!
Вкус вина и любви - Босуэлл БарбараПросто Читатель!
17.01.2016, 13.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100