Читать онлайн Проделки близнецов, автора - Босуэлл Барбара, Раздел - Глава седьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Проделки близнецов - Босуэлл Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.68 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Проделки близнецов - Босуэлл Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Проделки близнецов - Босуэлл Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Босуэлл Барбара

Проделки близнецов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава седьмая

Позже в тот же вечер, когда она вела машину домой, в Вашингтон, во время сильного ливня с ураганом, Кейла задавалась вопросом: что бы произошло, если бы, поглощенные одним из этих пылких, затяжных поцелуев, они не услышали голоса прямо за дверью, а затем звук вставляемого в замок ключа? Если бы их с Мэтом не прервали, чем бы логически завершились эти голодные поцелуи?
Хоть и стыдно было это признать, Кейла понимала, что не стала бы противиться. Она просто не смогла бы остановить Мэта. Слишком далеко она зашла, ее здравый смысл и самообладание были подавлены неистовой страстью, которую без всяких усилий пробудил в ней Мэт. А он? Разве смог бы он остановиться? Таким образом, дело совершенно определенно закончилось бы в постели.
На мгновение Кейлу обдало жаром. И она неловко заерзала на сиденье, крепко вцепившись в руль. Она с трудом прогнала прочь волнующие фантазии и стала вспоминать то, что в действительности произошло, когда они с Мэтом, охваченные страстью и, забыв обо всем, лежали на твердом деревянном полу.
Сквозь дверь донеслись веселые женские голоса и смех, и Кейла мгновенно узнала один из них – голос своей сестры. Она оторвалась от Мэта и вскочила на ноги, дрожа от неудовлетворенного желания.
– Это Кристина! – хрипло воскликнула она. Мэт застонал и медленно сел, как раз в тот момент, когда открылась парадная дверь.
Вошла Кристина и еще две женщины. Кейла стояла перед ними взъерошенная и дрожащая, ее рот распух от пылких поцелуев Мэта, а он, ошеломленный, сидел на полу со стеклянными глазами.
– О, дорогая! – в смятении воскликнула Кристина. – Я не хотела, я никак не думала, что… – Она сделала выдох и опять затараторила: – Понимаешь, уже в ресторане я обнаружила, что забыла бумажник. Разве не глупо с моей стороны? Сегодня вечером, меняя сумки, я забыла положить его, и поэтому мы с Лоррейн и Дианой решили…
– Кристина, к чему этот лепет, – мягко перебила Кейла.
– Ну разве я виновата? Я ужасно расстроена! Кейла, Мэт, мне ужасно жаль, что я вот так ворвалась к вам.
Мэт медленно поднялся на ноги. Прекрасно отдавая себе отчет в происходящем, Кейла понимала, что Мэта вовсе не радует, что три лоббиста застали его – ну, не совсем на месте преступления, но что-то вроде того. Она чувствовала себя обязанной дать ему возможность сохранить лицо, сгладить ситуацию и устранить всеобщую неловкость.
– Ты ничему не помешала, Кристина. Мэт упал, споткнувшись, и едва не разбил голову о твой стеклянный кофейный столик. К счастью, он не пострадал, но ему… э-э-э… потребовалось немного времени, чтобы прийти в себя.
Слишком поздно Кейла заметила холодное неодобрение в его глазах и сардоническую усмешку, искривившую его губы. Она почти читала его мысли: вот вам имиджмейкер в действии, искажающий правду, чтобы помешать людям разобраться в ситуации; прирожденная лгунья, не имеющая понятия об искренности, которая даже с собственной сестрой-близнецом не может быть честной! Это не так! – хотелось ей возразить. Я не такая!
Но Мэт уже спешил к двери, словно ему не терпелось убежать отсюда – и от нее? Он обернулся, задержавшись ровно настолько, чтобы вежливо попрощаться с Кристиной и ее подругами. В сторону Кейлы он не удосужился даже взглянуть.
Кейла пробормотала что-то насчет того, что ей нужно собрать свои вещи, и заторопилась из гостиной, отклоняя приглашения трех женщин присоединиться к ним и пообедать вместе. Она покинула квартиру Кристины и спешно отправилась домой, в округ Колумбия.
И вот теперь она здесь, за рулем, в дождь, на темной автомагистрали между штатами, по радио тихо звучит грустная песня об утраченной любви. Нахмурившись, Кейла выключила его и поставила кассету с записью жуткой, леденящей душу детективной историй с убийством. Это явно больше соответствовало ее настроению, чем песня о любви. Любовь была тайной, которой ей следовало остерегаться, а секс – опасностью, которой она не хотела себя подвергать. Что касается Мэта Минтира…
Кейла сглотнула. В нем, казалось, воплотилось все это: любовь и секс, тайна и опасность. Она уже давала клятву раньше, но опять решительно и горячо повторила ее. Больше она его не увидит, а если по какому-то неудачному стечению обстоятельств их пути все-таки пересекутся, она не заговорит с ним. Она, конечно, и близко к нему не подойдет и не позволит себе остаться с ним наедине. Она не смеет так рисковать.
До чего же это унизительно. Да еще когда речь идет о мужчине, который открыто ее не выносит. Но Кейла смело посмотрела правде в лицо. Как она часто говорила своим клиентам: слабости – следует выявить и признать, прежде чем их можно будет сгладить или (что предпочтительнее) искоренить. По злой иронии судьбы, ее слабостью оказался Мэт Минтир. Ну что ж, она это выявила, она это признала. Сейчас она вычеркнет его из своего сознания и из своей жизни.


Март месяц начался с неистовой снежной бури, вдохновляющей метеорологов повсюду пользоваться избитой фразой «ворвался как лев». По устоявшейся традиции, они предсказывали, что месяц «уйдет тихо, как овечка», с теплой и приятной погодой. Но это обещание было слабым утешением для жителей, переживающих буран, который навалил снежные сугробы в три фута высотой вдоль большей части Восточного побережья. Вашингтон, округ Колумбия, не был обойден.
Вооружившись лопатой и еще несколькими необходимыми инструментами, Кейла, изнемогая от усталости, трудилась, откапывая свою машину на стоянке… и во время работы упала в глубокий обморок. Когда она очнулась спустя несколько минут, все еще испытывая головокружение и слабость, то обнаружила, что сидит в снегу, куда упала, потеряв сознание, а рядом с ней валяется скребок для льда.
Она подтянула колени к подбородку и положила на них голову. Нет причины волноваться, успокаивала она себя. Она усердно поработала, убирая снег почти двадцать минут на голодный желудок. Она торопилась разделаться с этой работой и утром не стала тратить время на еду.
И все же ей на ум внезапно пришла мысль, что возможна и другая причина ее обморока. Опасный вирус, поражающий в течение двадцати четырех часов, который свирепствовал в городе. Ее помощница Джолин подхватила его тремя днями раньше и, выйдя на работу, напугала ее рассказами о головокружении и тошноте. Повеселев, Кейла решила, что она могла заразиться от Джолин, поскольку у нее определенно кружилась голова, и хотя ее и не стошнило, но несколько мутило.
Конечно, одно из двух: перенапряжение или вирус. Только поэтому она впервые в жизни потеряла сознание. Именно так! И это никак не связано с тем, что у нее на неделю задерживаются месячные – впервые в жизни. Ее охватила безудержная паника. Не может быть, чтобы она забеременела!
Перед ее мысленным взором возник образ, ясный и отчетливый: Кейла увидела себя сидящей в своей квартире после той ночи, когда они с Мэтом Минтиром предавались любви с неистовым безумством, не думая о последствиях. Она забудет об этой ночи, как будто ее и не было, дала она тогда себе клятву.
И что же? Она не забыла. С тех пор она думает о Мэте каждый день, хотя он и не пытался связаться с ней со времени своего поспешного бегства из квартиры Кристины однажды вечером несколько недель тому назад. Но если ее разум не хочет забыть, то, возможно, этого не желает Всевышний? Возможно, Господь Бог решил – замыслил! – оставить ей постоянное напоминание о той ночи? Маленький агукающий и барахтающийся комочек, появления которого можно ждать через девять месяцев после той страстной ночи.
Кейла громко застонала. Ребенок! Что же ей делать, если она беременна? Она поклялась никогда больше не разговаривать с Мэтом Минтиром. А он, безусловно, способствовал тому, чтобы она сдержала клятву.
За последний месяц она несколько раз побывала в Харрисберге и не делала секрета из своего пребывания в городе. Они с Кристиной дважды видели Люка Минтира и обменивались небрежными приветствиями, но со стороны Мэта не было попыток встретиться или навестить ее. Все правильно, он же не хочет иметь с ней ничего общего; он даже предпринял специальный визит на квартиру Кристины, чтобы сообщить это Кейле, – тот самый визит, который завершился страстными объятиями и поцелуями на полу!
Кейла быстро отогнала прочь мысли об этой сцене. В течение дня ей удавалось не думать о Мзте. А вот ночью, когда ее система обороны ослабевала, его образ незаметно подкрадывался, заставляя ее метаться в постели и наполняя страстным стремлением к чему-то, к кому-то…
Она пыталась оградить себя от этих ночных острых приступов тоски и одиночества; если бы только ей это удавалось – длинными холодными ночами.


К третьей неделе марта Кейла заметила и другие признаки, которые нельзя было оправдать физическими упражнениями натощак или вирусом с подходящими симптомами. С замирающим сердцем она незаметно сунула в корзину комплект тестов для определения беременности, прикрыв сверху какими-то необязательными покупками. Вернувшись из магазина домой, она убедилась, что у нее не хватает духа даже вскрыть роковую коробку.
С грустью вспомнила Кейла, что, когда они с Кристиной росли, все отмечали ее независимость. Она и впрямь была более храброй и сильной, чем сестра. Но вот теперь независимая, храбрая и сильная Кейла растерялась. Она чувствовала, что ей необходим кто-то, кому бы она могла доверять и на кого могла бы положиться, опереться.
Телефонный звонок к Кристине воскресным непогожим утром с мрачным небом, затянутым облаками, свел близнецов вместе в тот же день. Присутствие Кристины ободрило Кейлу, и она рискнула воспользоваться тестом.
– О, Кейла! – Кристина изумленно смотрела на результаты, ее глаза выражали волнение и озабоченность. Она перечитала инструкцию, вновь посмотрела на результаты и вновь несколько раз воскликнула «О, Кейла!». Так или иначе, ее неподдельная тревога помогла Кейле. Она уже почувствовала себя менее одинокой, более сильной и храброй. Более самой собой. – Ты его оставишь? – тихо спросила Кристина, беря Кейлу за руку.
– Да. – Кейла постаралась сдержать слезы, которыми мгновенно наполнились ее глаза. – Даже несмотря на то, что какая-то часть моего существа напугана до смерти, другая моя часть, большая, радуется и хочет иметь ребенка. Моего собственного ребенка! Это будет внук или внучка наших мамы и папы, их частичка, продолжающая жить и после их ухода.
– Ты всегда любила детей, – задумчиво сказала Кристина. – Я вспоминаю, как подростком ты устраивалась присматривать за детьми. Я считала эту работу ужасной пыткой, а ты никогда не упускала случая заняться этим.
– Я знаю, что смогу быть хорошей матерью, Кристина. Я знаю, что смогу позаботиться об умственном, духовном и физическом развитии ребенка… Что меня беспокоит, так это финансовая сторона. Доходы моего агентства с трудом покрывают зарплату Джолин и мою, плюс накладные расходы. Ничего не остается даже на рекламу, которая бы содействовала привлечению новых клиентов, так что я не питаю особых надежд относительно расширения моего бизнеса в ближайшем будущем.
– Помнишь, о чем всегда говорила Пенни? – Кристина уставилась в пустое пространство. – «Беременная женщина – зависимая женщина, а ни одной женщине не следует рассчитывать на поддержку своенравных и непостоянных мужчин».
Кейла сделала гримасу.
– Что ж, мне и не нужен мужчина, который бы содержал меня и моего ребенка. Я сделаю это сама. Я справлюсь, Кристина.
– Будь спокойна, Кейла. Ты всегда можешь рассчитывать на меня – и на Бойда тоже. Переезжай в следующем месяце вместе со мной в Атланту. После нашей свадьбы ты сможешь жить с нами, родить ребенка, и мы будем одной счастливой семьей.
– Очень мило с твоей стороны, но Бойд не захочет, чтобы с ним и его молодой женой жила беременная свояченица. Молодоженам нужно пожить одним. Брак и без того достаточно рискованное предприятие, чтобы с самого начала обременять его дополнительной ответственностью! Как бы то ни было, у меня здесь агентство, которым я должна руководить.
– Пожалуйста, подумай об этом, Кейла. Ты знаешь, что я всегда буду рада принять тебя.
– Независимо от того, как к этому отнесется Бойд?
– Если он не захочет помочь моей сестре, значит, он не тот человек, за которого я его принимаю, и, естественно, не подходит мне.
Вот, уже начинается, мрачно подумала Кейла. Я как клин, вбиваемый между Кристиной и Бойдом. Это несправедливо! Она не позволит, чтобы ее собственное легкомыслие лишило сестру шанса на счастье.
– Я не изменю своего мнения. Мне будет хорошо и здесь, в Вашингтоне, и мы сможем навещать друг друга. – Поскольку ее сестра выглядела крайне обеспокоенной, Кейла обняла ее и сумела изобразить широкую уверенную улыбку. – Все будет в порядке, Кристина. Если я нарисовала слишком удручающую картину, то это только потому, что я… Ну, я пока еще не совсем привыкла к этой мысли. Но я привыкну. Я не первая женщина, с которой это случилось, и не последняя. Мы с ребенком справимся. Мы даже будем счастливы, я обещаю. И я хочу быть уверена в том, что и вы с Бойдом тоже будете счастливы.
Кристина внимательно наблюдала за ней.
– А как насчет Мэта Минтира?
– А что насчет него? – едва слышно спросила Кейла.
– Кейла, он отец ребенка. Самое малое, что он тебе должен, – это алименты на ребенка в течение ближайших восемнадцати лет. А он к тому же производит впечатление человека, который не откажется платить.
– О да, он чрезвычайно благороден, – язвительно заметила Кейла. – Я могу это подтвердить.
Кристина не поддержала ее сарказма.
– Я тоже так думаю. У него репутация честного человека, что является большой редкостью в нынешней политике. – Она изобразила улыбку. – Твое финансовое положение будет не таким мрачным, как ты себе представляешь, если тебе будет помогать Мэт.
– Кристина, я скажу Мэту Минтиру о ребенке только в тот день, когда Атлантида поднимется из океана. Это мой ребенок. Что касается меня, то я считаю, что у него нет ни прав, ни обязанностей в отношении его. В любом случае они ему ни к чему, – сурово добавила она. – Мэт Минтир посчитает ребенка, родившегося у политического имиджмейкера, чем-то вроде дурного предзнаменования. Не говоря уже о том, что незаконнорожденный ребенок мог бы погубить его карьеру.
– Ммм… не говоря уже о том… – Вид у Кристины был очень глубокомысленный. – А что, если ты не права, Кейла? – настаивала она. – Предположим, что на первое место он поставит ребенка, а не свою репутацию политика, и признает ответственность за него? Что тогда? Разве справедливо лишать твоего ребенка отца? Мы росли без отца, и нам его ужасно не хватало, помнишь?
– Это потому, что мы знали и любили его до десятилетнего возраста, Кристина. А мой ребенок совершенно не будет знать своего отца, и невозможно скучать по тому, чего у тебя никогда не было. Ты должна обещать мне, что не расскажешь ему, Кристина. Ты должна обещать!
– Не волнуйся так, это тебе вредно. Я… я обещаю.
– Поклянись! Поклянись, что не расскажешь Мэту Минтиру о ребенке!
– Клянусь, что не расскажу Мэту Минтиру о ребенке, – без всякого выражения повторила Кристина.
Позже в тот же вечер Кристина вернулась в Харрисберг после бесчисленных заверений со стороны Кейлы, что она прекрасно себя чувствует, ничуть не страдает от одиночества и что тут же позвонит, если захочет, чтобы сестра была рядом.


Неделя тянулась медленно, без особых дел. Большая часть работы Кейлы была связана с выборами, но никто из ее клиентов, за исключением Элены, не баллотировался на майских и июньских предварительных выборах. Хотя обычно она избегала присутствия на различных официальных мероприятиях, связанных со своей работой, – все эти обеды и легкая светская болтовня были коньком Кристины, а не ее, – Кейла все-таки побывала вечером в четверг на банкете, посвященном радио и телевидению. Она хотела послушать прославленного диктора, автора легендарных политических речей, и он не разочаровал публику, почти целый час развлекая ее историями и шутками.
Она вернулась домой вскоре после десяти и припарковывала машину на ближайшей стоянке, когда столкнулась с Арлин Галлахер, которая жила в квартире на втором этаже. Они вместе вошли в здание.
– Кейла, я купила такой кофе, какой ты мне дала на прошлой неделе, – сказала Арлин. – Я сейчас тебе его занесу.
– Когда сможешь, Арлин. Это не к спеху, – заверила ее Кейла. Она прочла где-то, что беременным женщинам кофеин вреден.
– Я только возьму банку и сразу же поднимусь, – пообещала Арлин. Они пошутили над тем, как их жизнь отличается от рекламных роликов, где одалживание кофе непременно приводит к любовному роману. Только не в их доме, где было лишь трое неженатых мужчин; двое из них были гомосексуалистами и жили вместе, третьим был семидесятивосьмилетний вдовец, который водил дружбу с овдовевшей леди.
Поджидая Арлин, Кейла перелистывала журнал. Когда раздался стук, она поспешила открыть дверь. Арлин с обещанным кофе там не было.
– Ты?! – Кейла в изумлении уставилась на Мэта Минтира, который стоял, небрежно прислонясь к дверному косяку. На нем были джинсы и темно-синий хлопчатобумажный спортивный свитер. Темно-синий цвет придавал его глазам еще более глубокий и темный оттенок синего.
Кейла почувствовала слабость в коленях, но не сделала движения, чтобы посторониться и впустить его.
– Да, это я. – Мэт не дожидался приглашения, зная, что его не последует. Он вошел без Приглашения, заставив ее отскочить в сторону с возгласом возмущения. – Я… э-э-э… приехал, чтобы осмотреться в Вашингтоне. Я подумал, что мне следует освоиться в городе, поскольку я буду здесь жить, когда в январе начнется срок моих полномочий в конгрессе.
Кейла была в замешательстве.
– Но это несколько преждевременно. Сейчас только март, еще не состоялись предварительные выборы, и ты даже не добился выдвижения своей кандидатуры, не говоря уже о самих выборах. – Она наблюдала за ним с суровым видом. – Я знаю, что есть люди, которым присуща самоуверенность, я даже постоянно подчеркиваю ее важность для победы в кампании, но твое поведение нелепо!
Мэт пожал плечами.
– Я оптимист. И раз уж я собираюсь сюда переезжать, то решил заранее подыскать место для жилья.
– Уж не собираешься ли ты снять квартиру в этом доме? – Кейла пришла в ужас от такой мысли, но, быстро спохватившись, сумела скрыть свою реакцию. Не надо спешить. Время для паники не настало – пока. – Тебе здесь не понравится, – заверила она его. – Все здание сверху донизу заселено представителями организаций по связям с общественностью: на каждом этаже консультанты по СМИ, специалисты по политической рекламе, политические консультанты и прочее. – Это было небольшим преувеличением – ну хорошо, значительным преувеличением, – но при сложившихся обстоятельствах вполне оправданным.
Он поднял свои темные брови.
– Похоже, ты пытаешься отговорить меня поселиться здесь.
Что за игру он ведет? У Кейлы неприятно заныло под ложечкой, а ладони стали влажными от напряжения. Успокойся, ругала себя Кейла. Он не знает, не может знать. В город его привели какие-то политические мотивы, но, поскольку она являлась такой подходящей мишенью для его презрительных выпадов, он, под влиянием минутного настроения, заскочил к ней, чтобы осыпать ее новыми оскорблениями. Что ж, она предоставит ему эту возможность, а затем он отправится своей дорогой, а она останется со своей тайной.
– Что тебе нужно, Мэт?
Мэт засунул большие пальцы рук за пояс джинсов и посмотрел на нее.
– А что, если я скажу, что пришел сюда, потому что мне нужен твой совет эксперта-имиджмейкера?
Да, он определенно намерен оскорблять ее и ее профессию, этим все и объясняется. Испытав безмерное облегчение, Кейла не смогла удержаться, чтобы слегка не подначить его:
– Это тебе не повредило бы. Я, кажется, говорила тебе, что положение дел в государственной политике, той, в которую ты войдешь, когда станешь членом конгресса на Капитолийском холме, отличается от политики отдельного штата.
– Да, ты действительно говорила мне об этом, В ночь, когда мы встретились, когда ты прикидывалась лоббистом. – Он не отводил от нее глаз, и пронзительная настойчивость его взгляда пугала.
На миг Кейла почувствовала, как почва заколебалась у нее под ногами, но тут же взяла себя в руки и приготовилась защищаться. Это был ее час и ее территория, и она не собиралась покорно позволить ему терроризировать ее.
– Послушай, тебе не надоело оскорблять меня? Мне уже хорошо известно твое невысокое мнение обо мне. Ты уверен, что я иду по стопам Дракулы.
Мэт так плотно сжал губы, что они образовали прямую линию.
– Я пришел сюда не для того, чтобы оскорблять тебя, Кейла.
– Это так же очевидно, как и то, что ты на самом деле пришел ко мне за советом, – язвительно парировала она.
В дверь постучали.
– Кейла? Вот твой кофе, – крикнула через дверь Арлин Галлахер.
Кейла пошла, чтобы взять его. Ирония судьбы, хмуро решила она. Никогда и никому она не открывала дверь, предварительно не спросив, кто там. Но сегодня у нее не было ни малейшего сомнения, что это Арлин. А это оказался Мэт Минтир. Не Пенни ли говорила: «Никогда не верь очевидному»?
Она была так права.
Кейла забрала у соседки банку и, закрыв дверь, повернулась к Мэту.
– Я ждала Арлин, как видишь, – ехидно сказала она. – Если б я знала, что это ты, я бы ни за что не открыла. Мэт вздохнул.
– Послушай, не объявить ли нам временное перемирие?
– Зачем? – подозрительно спросила Кейла.
– Можно присесть? – Не дожидаясь ответа, он плюхнулся на ее любимый стул с сиденьем в синюю и серую полоску. – Кейла, я подумал, что ты, возможно, права относительно того, что государственная политика отличается от политики отдельного штата, – медленно проговорил он, словно тщательно подбирал каждое слово. Он наблюдал за ней, не отрывая взгляда своих темно-синих глаз.
Он заставляет меня нервничать, признала Кейла. Даже очень.
– Что же ты все-таки хочешь сказать, Мэт? – раздраженно спросила она.
– Тем не менее есть одна вещь, которая остается неизменной на всех уровнях политики, – продолжал Мэт, не обращая внимания на ее нетерпеливый выпад. – И это морально-этические нормы поведения, которыми необходимо руководствоваться выборному должностному лицу. Они должны быть безупречны.
– Или по крайней мере выглядеть такими, – ядовито подхватила Кейла. – Разве это не то, для чего нанимают нас, отвратительных имиджмейкеров? Замаскировывать грехи всех тех далеко не безупречных политиков, которые намерены одурачивать доверчивый народ?
Мэт встал.
– С тобой не просто, Кейла, – сказал он, скрипнув зубами.
– О, мне так жаль! – ответила она с преувеличенно извиняющимся видом. – Если ты мне объяснишь, к чему весь этот идиотизм, я постараюсь быть сговорчивее, то есть настолько, насколько мне это позволит моя неискренняя, нечестная натура, разумеется.
Мэт сделал глубокий вдох, потом выдох.
– Я знаю, что ты беременна, Кейла.
Кейла уставилась на него, парализованная охватившим ее ужасом. Разоблачение было как гром среди ясного неба. У нее голова пошла кругом, и она схватилась рукой за стену, чтобы не упасть.
– К… как… – начала было она, а затем сама с трудом выдохнула ответ на свой вопрос: – Кристина! Она единственная, кто знал.
– Она сказала моему брату Люку. Пригласила его сегодня на ленч, а потом, когда они ели салат, сообщила ему эту новость. Он, конечно, сразу же сообщил мне. Я и примчался сюда, как только смог.
Кейла почувствовала, что кровь отхлынула от ее лица.
– И совершенно зря.
Он криво улыбнулся.
– Будь справедлива, Кейла. Не мог же я сидеть перед телевизором и смотреть матч по бейсболу после того, как услышал эту новость.
– Кристина не должна была делать этого! Она обещала, что не расскажет тебе. Она мне поклялась.
– Она и не рассказывала мне – во всяком случае, непосредственно. Она рассказала моему брату. – Мэт покачал головой. – Люк уверен, что его ничем не проймешь, но был потрясен, это уж точно.
– Это был мой секрет! Кристина, должно быть, думала, что помогает мне, но она не имела права снова вмешиваться в мою жизнь!
– Ты хочешь сказать, что не собиралась сообщить мне? – Мэт повысил голос. – Никогда?
– Именно, – сказала Кейла звенящим голосом.
– Ради Бога, почему? Это же мой ребенок – и мой тоже!
– Нет, не твой. Я проявила легкомыслие, и я полностью отвечаю за себя и за последствия своих действий.
– Это мой ребенок, – резко поправил ее Мэт. – И ты была не единственной, кто проявил легкомыслие. Черт, мы оба были хороши. Впрочем, если кого-то и следует винить, так это тех маньяков из ВМБДШ, за то, что они добавили водки во все, что мы ели и пили в ту ночь. Но чтобы позволить тебе нести полную ответственность – об этом забудь. Я намерен позаботиться о тебе и ребенке. Я не соглашусь ни на что другое. Мы поженимся, Кейла. Немедленно.
– Ты с ума сошел? – Кейла пристально смотрела на него, не веря своим ушам. – Это самая бредовая вещь, которую я когда-либо слышала! Мы даже не сможем сделать вид, что знаем друг друга и что друг другу симпатизируем! Мы провели вместе одну ночь, и ни один из нас в то время не был в состоянии полностью отвечать за себя!
– Мы были вместе не только тогда, – настаивал Мэт.
– О, конечно. Еще у нас была двухминутная стычка в ресторане Рилло и пятнадцатиминутная позднее, в тот же вечер, в «Бутлегерз». Эта столкновения, конечно, укрепили нашу дружбу, не так ли? И не забудь о тех содержательных мгновениях, разделенных нами, когда ты появился без приглашения в квартире Кристины, чтобы сообщить мне, что не желаешь больше меня видеть, потому что моя работа делает меня недостойной высшего общества, и что мне не пристало находиться рядом с такой сановной персоной.
Шея Мэта побагровела, и Кейла на мгновение испытала торжество. Этим ударом она добилась прямого попадания.
– Я вовсе не хотел, чтобы мои слова прозвучали так напыщенно и самодовольно той ночью, – мирно произнес он. – То, что я сказал… причины, по которым я там был… – Он помолчал. – Позднее я понял, что просто искал предлог, чтобы увидеть тебя, вот я и придумал этот визит.
– Ты хотел меня видеть и придумал для этого очень удачный предлог – сообщить мне, что ты больше не хочешь меня видеть? – Кейла расхохоталась. – То, что ты делаешь, среди моих коллег принято называть так: «Состряпать приличную историю, которая бы послужила оправданием имевшему место ранее неблаговидному инциденту». Как жаль, что ты осуждаешь политических консультантов. У тебя определенно талант, чтобы стать таковым.
Мэт плотно сжал губы.
– Я пытаюсь внушить тебе, что сожалею о том, что высказал в тот вечер, и мне… жаль, что я обидел тебя, Кейла.
– Не обидел, – поспешила возразить она. – Ты бы меня обидел, если бы твое мнение что-то для меня значило. Но это не так. С твоей стороны слишком самонадеянно полагать, что ты вообще способен меня обидеть! Ты ушел из моей жизни в тот вечер и с тех пор не потрудился повидаться или связаться со мной, и мне это совершенно безразлично. Я рада, что ты этого не сделал. Я ничего не хочу о тебе знать, я никогда о тебе даже не думаю… – Ее голос замер. Добрая старая поговорка насчет «чересчур бурно выражаемого протеста» всплыла в памяти.
– А я думая о тебе, Кейла, – тихо сказал он. – Каждый; день.
– О, избавь меня от традиционных сантиментов, если ты это имел в виду. Ты чувствуешь себя виноватым из-за ребенка и считаешь необходимым придумать для меня волшебную сказку о том, как ты тосковал о своей потерянной возлюбленной. Ты мне ничего не должен, так что, пожалуйста, прибереги свой драматический талант для избирателей.
– До чего же ты несговорчива! – вздохнул он. Кейле показалось, что в его тоне прозвучало сдержанное восхищение. Нет, решила она, это просто разыгралось мое глупое воображение, подстегнутое его идиотским заявлением о том, что он тайно и безмолвно тосковал обо мне все это время. Она пришла в ужас оттого, что, пусть даже на мгновение, на нее подействовала его коварная стратегия.
Она свирепо посмотрела на Мэта.
– Да, я несговорчива, и мне не нужны твои лживые сладкие речи.
– Ты права, тебе не нужна моя ложь. Но тебе нужны моя поддержка, понимание и преданность. Ну и обручальное кольцо, разумеется.
Ее захлестнула волна отчаяния и бессилия перед его напористостью. Ну почему он не откажется от своей затеи и не уйдет прочь?
– В нашем случае и грешно, и глупо даже упоминать слово супружество, – сказала она устало. – Нам не на чем строить совместное будущее.
– Мы ждем ребенка, Кейла. Это главный краеугольный камень для строительства, на мой взгляд.
– Ты боишься, что твоя безупречная репутация будет запятнана, если пройдет слух, что у тебя внебрачный ребенок! – Горячие злые слезы жгли глаза Кейлы. – Какой же ты лицемер! Ты порицаешь так называемых имиджмейкеров за то, что они делают, но сам точно также печешься о том, чтобы сохранить свой имидж незапятнанным, и дошел до того, что делаешь предложение женщине, которую презираешь.
Прежде чем она поняла, что он собирается сделать, его руки легли ей на плечи.
– Речь сейчас не об имиджах, Кейла, ни о моем или твоем, ни вообще о чьем-либо. Речь идет о ребенке. Нашем ребенке. О том, кого мы зачали в ту ночь в отеле. О том, кого ты сейчас носишь в себе.
Его сильное тело дрожало от напряжения, и он притянул ее в свои объятия. Прижатая к нему, Кейла ощутила напряжение и мощь его возбуждения и подняла на него взгляд своих широко распахнутых карих глаз. Он едва прикоснулся к ней, и сразу…
– Тебя это не должно удивлять, – пробормотал он севшим голосом, словно читая ее мысли. – Даже вспоминая о тебе, я весь горю. И каждый раз, когда я рядом с тобой…
– Нет, прекрати это! – Кейла попыталась отстраниться. Его слова, его интонация лишали ее решимости сопротивляться. – Отпусти меня! Это ничего не меняет!
– Я не согласен. Это доказывает, что мы совместимы по крайней мере в одном, в главном. Ты забыла отметить, вспоминая о наших предыдущих столкновениях, что они неизбежно заканчивались подобно этому.
Его рот раскрылся, захватывая ее губы, поглощая готовые сорваться с них слова протеста. Его обольстительный язык глубоко проник к ней в рот, а его руки смело прижимали ее к своему твердому мужскому телу.
Кейла оставалась безучастной в кольце его рук столько времени, насколько хватило ее силы воли, что, к ее стыду, длилось совсем не долго. А затем, с нечленораздельным возгласом, она сдалась, ощущая, как все ее тело опоясывают узкие огненные ленты. Медленным жестом, выражающим женскую покорность, она обняла его за шею и теснее притянула к себе. Ее рот, захваченный его губами, приоткрылся, и ее язык уступил под натиском его, горячего и требовательного.
Дыхание Мэта становилось таким же частым и поверхностным, как и ее. Его руки двигались по всему ее телу смело и по-хозяйски: его пальцы исследовали ее округлые ягодицы и бедра, затем изгиб ее тонкой талии, прежде чем проскользнуть вверх и накрыть ее мягкую и тяжелую грудь. Он гладил ее сквозь желтый шелк платья, пока эта искусная ласка не исторгла стон из ее груди. Когда его большой палец безошибочно нашел самую чувствительную точку – кончик набухшего и упругого соска, – она вскрикнула.
– Мэт! – прошептала она его имя, и, запустив пальцы в его темные упругие и густые волосы, взъерошивала их. Его прикосновения обжигали ее сквозь ткань платья, и она была одержима неистовым чувственным желанием ощутить его пальцы на своей обнаженной коже, прикоснуться к теплой наготе его жесткого тела, лечь с ним… – Это такой риск, – лихорадочно пробормотала она. – Такой риск.
– Ты уже рискнула, – попытался успокоить ее Мэт. – Мы оба рискнули. Ведь ребенок уже реальность.
Он подумал, что она говорит о занятии любовью, но это было не так. Она имела в виду, что любовь вообще риск. Хватит ли у нее смелости на этот риск? Но времени на раздумья уже не оставалось. Они целовались и целовались, пока она не перестала тревожиться из-за всех тех причин, по которым это не должно было происходить, и не позволила своим чувствам завладеть собой, точно так, как это было в ту первую ночь, которую они с Мэтом провели вместе. Это казалось таким неизбежным, словно судьба и провидение объединили усилия, чтобы устранить все возведенные ими препятствия.
Мэт тихо пробормотал что-то нечленораздельное, а потом подхватил ее на руки. Кейла жадно глотнула воздух и инстинктивно прильнула к его груди.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Проделки близнецов - Босуэлл Барбара

Разделы:
АннотацияПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Эпилог

Ваши комментарии
к роману Проделки близнецов - Босуэлл Барбара



Сюжет незамысловат, главные герои - зануды, перевод ужасный.
Проделки близнецов - Босуэлл БарбараНюся
15.07.2014, 8.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100