Читать онлайн Проделки близнецов, автора - Босуэлл Барбара, Раздел - Глава девятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Проделки близнецов - Босуэлл Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.68 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Проделки близнецов - Босуэлл Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Проделки близнецов - Босуэлл Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Босуэлл Барбара

Проделки близнецов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава девятая

– Расслабься. – Мэт наклонился и взял ее руку в свою. – Нервничать не из-за чего. Ты понравишься моей семье, а они понравятся тебе. Они вовсе не великаны-людоеды, какими ты их себе представляешь.
– У меня нет предвзятого мнения о них. – Кейла выдернула руку. Его рука осталась у нее на колене, и она, взяв ее за запястье, подняла и положила на руль таким образом, чтобы пальцы Мэта твердо сжимали его. – И я не нервничаю.
– Разве?
– Совершенно.
– Последние сто миль ты без конца завязывала и развязывала узелки на ремешке своей сумки, – сухо сказал Мэт. – Такое упражнение, да?
Кейла быстро уронила ремешок, который она все еще бессознательно теребила пальцами.
– Я не хотела ехать с тобой, я не хочу знакомиться с твоей семьей, и я не собираюсь за тебя замуж. Ты вряд ли можешь винить меня за то, что я чувствую себя… неуютно, оказавшись с тобой в этой вынужденной поездке.
– Ты была когда-либо раньше в Джонстауне? – небрежно спросил Мэт, совершенно не обращая внимания на то, что она только что разоблачила его.
Кейла нахмурилась. Как ни хотелось ей выказать ему свое пренебрежение, она чувствовала себя обязанной ответить на такой простой и прямой вопрос.
– Нет, – холодно сказала она.
– Это хороший, по-настоящему рабочий городок. Он здорово пострадал в результате упадка стальной промышленности в начале восьмидесятых, но по– прежнему остается более оживленным, чем большинство других городов в западной Пенсильвании. Я думаю, что самым значительным событием в истории Джонстауна является Великий потоп 1889 года. Это было одним из легендарных бедствий девятнадцатого века, во время которого погибло и пропало без вести более 2200 человек. В городе о нем по-прежнему помнят. В каждой семье коренных жителей Джонстауна есть свои истории о Потопе, которые передаются из поколения в поколение.
– А в вашей есть? – спросила она. – Помимо небылицы о том, как таверну Минтиров снесло вниз по реке в Питтсбург?
– Ты вспомнила! – улыбнулся Мэт. – Я помню, как я был рад, что ты смеялась, слушая мой рассказ в тот вечер. У большинства людей мои шутки не вызывают смеха. Меня, в сущности, не считают хорошим рассказчиком, умеющим рассмешить публику.
– Нет, ты не такой рассказчик. Я смеялась просто из вежливости.
– Нет, я тебе в самом деле нравился, это было видно! Тебя так же влекло ко мне, как меня к тебе. И это было еще до того, как наши мозги пострадали от проделки парней из ВМБДШ, Кейла.
Она закатила глаза.
– У тебя особый дар, воссоздавая события, выставлять себя в выгодном свете. Ты уверен, что не хочешь поработать у «Диллона и Уорда»? Они, знаешь ли, именно такого рода работу выполняют для своих клиентов.
– Ах, Кейла, я знаю, чего ты добиваешься. Ты хочешь вывести меня из себя, используя все эти профессиональные жаргонные выражения и приемы. Но это не сработает, малыш. Я не собираюсь, взбеленившись, отменять нашу… э-э-э… помолвку.
Кейла поморщилась.
– Однажды я была помолвлена, и это обернулось несчастьем. Помолвка – это такое напряжение. Все эти неотложные дела, эти несбыточные надежны Выбор кольца, журналы для новобрачных, вся эта показная чувствительность и пошлые шуточки. О я никогда не решусь пройти через это снова!
– Я тебя понимаю. Однажды я был почти обручен. – Он скривился. – Я увидел, насколько мы не подходим друг другу, лишь когда мы с Деброй всерьез заговорили о браке. Более несовместимой пары не найти, даже если специально этим заняться.
– Что ж, ты явно извлек урок из своей ошибки. На этот раз ты решил жениться на незнакомке, забеременевшей от тебя после одной ночи, которую ты провел с ней в пьяном виде. Вот это подходящая для тебя пара.
– Мы составим замечательную пару, – настаивал Мэт. – Чем больше я узнаю о тебе, тем больше уверен, что мы созданы друг для друга.
Его непоколебимый оптимизм поразил ее. С детства она усвоила необходимость быть осторожной и осмотрительной и всегда готовой к разочарованиям и ошибкам.
– Ты сумасшедший, – выдохнула она.
Он покачал головой.
– Подумай хорошенько, Кейла. У нас одинаковые представления о ценностях: ты предана своей семье – сестре и этой свихнутой мачехе Ты их любишь и ценишь. У меня с моей семьей то же самое. Еще важнее то, что ты хочешь иметь детей и я тоже. Ты готова на жертвы ради своего ребенка. Ты доказала это, решив оставить нашего ребенка и вырастить и воспитать его, несмотря на трудности и неудобства, с которыми сталкивается мать-одиночка.
Кейла покраснела.
– Ты делаешь из меня эдакую богоматерь.
– Я восхищаюсь тобой и уважаю тебя за то, что на первом месте у тебя ребенок, а не ты сама, – с чувством сказал он. – Наше общество вступило в ту стадию, когда на первое место оно ставит нужды и права отдельной личности, а не интересы семьи. Людей других культур учат гордиться тем, что они жертвуют собой ради тех, кого любят, но у нас сейчас дело обстоит иначе.
У нее не было слов. Его утверждение о том, что она воплощает в себе эти традиционные, достойные восхищения добродетели, заставило ее почувствовать себя уверенной, гордой и сильной. Как можно спорить с тем, кто заставляет тебя ощутить такое? – спрашивала она себя, и голова у нее кружилась. И вообще, зачем это нужно?
– У нас будет хороший брак, – продолжал Мэт все тем же голосом, который словно гипнотизировал ее, приковывая к себе все ее внимание. – Возможно, мы не так хорошо знаем друг друга, как некоторые пары, когда они женятся, но глубокое доверие, близость и преданность не просто вручаются молодоженам в день свадьбы, Кейла. Их нужно создавать, и мы будем трудиться над этим каждый день.
Он снова дотянулся до ее руки, взял ее и опустил себе на бедро; их пальцы переплелись. На этот раз Кейла не вырывалась. Он и озадачил, и смутил ее. Весь ее жизненный опыт подсказывал, что их отношения обречены на провал, что ей не следует полагаться на него. Но внутри у нее теплилась искорка надежды, такая слабая, что она с трудом улавливала ее.
Они ехали по гористой сельской местности Пенсильвании, ее рука по-прежнему покоилась в его. Кейла следила за дорожными знаками, видела сколько миль они проехали. И по мере того, как они приближались к Джонстауну, ее беспокойство все росло.
– Джонстаун расположен в долине глубинного ущелья, на месте слияния двух рек. Ты видишь какой легкой добычей является город для рек во время разлива, – сказал Мэт, когда они спускались по крутой горной дороге, ведущей к расположенному внизу городу. – Две речушки сбегают с гор, Литл-Конмоф с востока и Стоуни-Крик с юга, и встречаются у их подножия в Джонстауне. Во время проливных дождей они обе превращаются в бурлящие потоки, несущиеся с гор, особенно весной. Сигнальная служба – как бы предшественник Национальной метеорологической службы – назвала грозу, вызвавшую Великий потоп, «самыми продолжительными атмосферными осадками века».
– Мне мало что известно о Потопе, но я, кажется, припоминаю что-то о прорыве дамбы.
Мэт мрачно кивнул.
– У рыболовно-охотничьего клуба Саут-Форка было искусственное озеро, созданное для развлечения его членов, угольных и стальных королей из Питтсбурга. Озеро было расположено в четырнадцати милях выше Джонстауна, и было известно, что в дамбе, сдерживающей озеро, есть строительные дефекты. После того продолжительного дождя дамба не выдержала, и вода хлынула с горы с силой Ниагарского водопада. В наши дни Парковая служба США заведует Национальным мемориалом, посвященным Потопу, находящимся на месте клуба. Музей, посвященный Потопу, расположен в центре Джонстауна. В нем находятся памятные предметы, уцелевшие во время Потопа, и ежедневно демонстрируется документальный фильм о нем, выигравший приз Академии. Как-нибудь в ближайшее время мы побываем в обоих местах.
Они спускались с горы. Утро было ясное и солнечное. Кейла попыталась представить его хмурым и ненастным, с угрожающе темным небом, не предвещающим ничего хорошего, с которого льются нескончаемые потоки дождя, мысленно нарисовала прорыв дамбы и целое озеро воды, хлынувшее вниз на ничего не подозревающий город. Она содрогнулась.
– Расскажи мне вашу семейную историю о Потопе, – сказала она. – «Таверну Минтиров» на самом деле унесло течением?
– Она была раздавлена так, что от нее ничего не осталось. Мой прадедушка, Мартин Минтир, в год Потопа был всего лишь девятилетним ребенком, но до самой смерти его память сохранила весь ужас пережитого до мельчайших подробностей. Он рассказал об этом своему сыну, моему дедушке, а тот передал историю нам. Мартин так хорошо это описывал, что казалось, мы сами это видим: стена воды, с грохотом летящая с гор, несущая с собой куски домов, железнодорожные шпалы, трупы животных и всевозможный мусор, низвергающаяся подобно исполинской приливной волне и все сметающая на своем пути.
– Представляю, как он был напуган! – воскликнула Кейла.
Мэт серьезно кивнул.
– Он говорил, что грохот походил на раскаты грома в грозу, хотя другие утверждали, что это больше напоминало шум приближающегося поезда. Мартин со своими родителями и двумя маленькими сестренками, с папиным братом и тремя кузенами бежали вверх на гору, когда их настигла вода. Уцелели только Мартин, его отец и четырнадцатилетний кузен. Остальные погибли… Их унесло, и они утонули.
– О, это ужасно! – воскликнула Кейла. И даже несмотря на то, что трагедия произошла более ста лет назад и с родственниками, которых Мэт никогда не знал, она сочувственно добавила: – Мне так жаль.
– Отец Мартина, мой прапрадедушка Патрик, был стреляный воробей и умел добиваться своего, – сказал Мэт с гордой улыбкой. – Он олицетворял дух города Джонстауна. Он был полон решимости добиться успеха в жизни, и он сделал это. Меньше чем через год таверна опять начала работать, обслуживая рабочих «Кембрия Айрон компани». В те времена салун был местом, куда рабочий мог забежать по дороге домой в конце длинного рабочего дня, чтобы выпить и пообщаться с друзьями. Его здесь всегда ждал радушный прием, даже если он был покрыт угольной пылью или потом после работы у жарких сталеплавильных печей. Это был его клуб, и в субботние вечера случалось, что страсти слегка накалялись. Иногда и сейчас такое случается, хотя в наши дни эти волнения обычно связаны с футбольными матчами, разыгрываемыми на больших телевизионных экранах.
– «Таверна МИНТИРОВ» существует там и по сей день, – с восхищением сказала Кейла. Как интересно! Семейное наследие, преемственность, которой всегда недоставало в ее жизни. В жизни ее ребенка будет иначе: ее ребенок разделит с Минтирами их семейную историю.
Кейла затаила дыхание. Неужели она и в самом деле собирается выйти замуж за Мэта? Впервые она призналась себе, что Мэт Минтир имеет отношение к ее ребенку, признала его роль в будущем их обоих.
Мэт, не подозревая о том, что в ней творилось, продолжал свое непринужденное повествование о «Таверне Минтиров»:
– Там сейчас не так шумно и не так буянят, как в былые времена. Иногда туда приходят семьями, чтобы пообедать, но после восьми это, скорее, мужской клуб, где спорт и политика всегда являются предметом обсуждений, перерастающих в жаркие баталии. Мой брат Марк помогает моим папе и маме управляться в таверне. Мой брат Джон владеет местным оптовым складом по продаже пива и газированных напитков. Я работал в таверне летом и во время школьных каникул, пока не закончил университет, и я все еще иногда присоединяюсь к ним и работаю в баре. Сколько себя помню, таверна всегда была местом встреч, где обсуждались все местные новости и сталкивались различные мнения.
– И естественным политическим трамплином, – подхватила Кейла. – Ты знаешь, до меня только что дошло: тебя и твоих братьев зовут Матфей, Марк, Лука и Иоанн.
– В детстве над нами частенько подшучивали, потому что мы вовсе не были такими святыми, как наши тезки. У нас в семье братья идут друг за другом с разницей в два года, я – самый старший. Через два года после Джона появилась Анна Мари, а через два года после нее – Мэри Кэтрин. Затем, после пятилетнего перерыва, родилась Тиффани.
– Тиффани? Все эти библейские имена, а потом Тиффани? Что-то модерновое?
Мэт усмехнулся.
– Мама заявила, что женщине, принимавшей ее седьмого ребенка, следует предоставить право выбрать ему имя, которое ей нравится. И она предложила Тиффани. Сейчас Тиф девятнадцать, она учится в университете Джонстауна штата Пенсильвания.
– Полагаю, я с ней скоро познакомлюсь. – Кейла облизнула пересохшие губы. – До чего же много вас, Минтиров.
– Скоро ты познакомишься с ними со всеми, – с энтузиазмом заверил ее Мэт.
Кейла не ответила. Она внезапно оробела от мысли, что ей придется познакомиться со множеством Минтиров в роли… кого? В каком, собственно, качестве Мэт собирается ее представить им всем?
– Ты… ты ведь не собираешься сообщать своей семье о ребенке, а, Мэт? – Она хотела произнести это тоном, не терпящим возражений; а получилось, к ее большому ужасу, почти умоляюще.
– Нет, если не хочешь, – ласково сказал Мэт. – Мы можем сказать им позже.
– А как же Люк? Ты не думаешь, что он уже им рассказал?
Мэт нахмурился.
– Исключено.
Проехав по улицам города, они оказались в квартале Минтиров, где вдоль улиц выстроились большие старые кирпичные дома.
– Вот и наш родной дом, – с нежностью проговорил Мэт, подъехав к краю тротуара у трехэтажного дома из красного кирпича. – Мы все выросли в этом доме, но только мама, папа и Тиффани живут здесь и сейчас. Все остальные замужем или женаты и живут неподалеку со своими семьями, кроме меня и Люка, разумеется. Мы живем в Харрисберге, но мы тоже владеем двухэтажным домом на две семьи в нескольких кварталах отсюда. У каждого из нас своя половина, так оно надежнее. – Он удрученно улыбнулся. – Никогда не знаешь, чего ждать от Люка… и в какое время. Он, в общем-то, ночная птица.
Мэт подал ей руку, помогая выбраться из машины. Кейла испытывала огромное желание остаться там, где была. Медленно, с широко раскрытыми глазами, с неприятным ощущением в животе, шла она к парадной двери большого старого дома. Рука Мэта сжимала ее талию, словно тиски. Сторонним наблюдателям могло бы показаться, что он нежно и заботливо обнимает ее. Но Кейла знала, что он держит ее так, чтобы она не смогла вырваться и убежать.
К ее удивлению, Минтиры (бесчисленное количество мужчин, женщин и детей всех возрастов) собрались в доме и явно ожидали ее.
– Мэт позвонил вчера из Харрисберга, чтобы сообщить нам о вашем приезде, – сказала Розмари Минтир, мать Мэта. – У нас было очень мало времени, но здесь собрались все, от бабушки и дедушки до самого последнего маленького Эшли. – Она ласково улыбнулась своему самому маленькому внуку, трехмесячному Эшли Минтиру. – Мы так взволнованы тем, что наконец познакомимся с тобой, Кейла. – И она импульсивно и горячо обняла Кейлу.
– Наконец? – повторила Анна Мари, самая старшая из сестер, подняв брови. Она жонглировала двухлетним ребенком, который егозил и извивался у нее на бедре. – До вчерашнего дня мы не знали о ее существовании, мама. – Анна Мари повернулась к Мэту, строго глядя на него. – Мэтью, я не могу поверить, что ты тайно назначал Кейле свидания и до сих пор не потрудился привезти ее домой. – Свободной рукой она по-сестрински стукнула его кулачком по руке. – Кейла, должно быть, удивлялась, почему ты давным-давно не представил ее своей семье? Так не годится.
– Ну, я хотел удивить тебя, Анни. Ты всегда говоришь, что я слишком сдержанный, а теперь вот жалуешься, что я непредсказуем.
Нисколько не смущаясь, Мэт с улыбкой обнял Кейлу за плечи и вывел из битком набитой прихожей в переполненную гостиную.
– У Анны Мари на все есть собственное мнение, и она не стесняется его выражать.
Кейлу не волновала его прямолинейная сестра, у нее все еще голова шла кругом от слов, сказанных его матерью.
– Ты позвонил вчера из Харрисберга, чтобы сказать им, что мы приезжаем? – Поднявшись на цыпочки, она шептала ему в ухо тихо, но свирепым тоном, которого никто, кроме него, не мог услышать.
Для любопытных и излишне доверчивых наблюдателей они выглядели секретничающими влюбленными. – Вчера, до того, как ты приехал ко мне в округ Колумбия? – Ее трясло. – Где ты сначала соблазнил меня, а затем силой и хитростью заставил поехать с тобой!
В свою очередь Мэт наклонился и прошептал ей на ухо:
– Я признаю себя виновным в том, что силой и хитростью заставил тебя поехать со мной, но остальное, несомненно, было взаимным.
– Мэт, Кейла, улыбнитесь! – крикнул кто-то с видеокамерой.
– Повернитесь сюда, – позвал другой с еще одной видеокамерой.
– Я хочу посмотреть кольцо, – настойчиво попросил кто-то еще.
– Кольца нет, – весело ответил Мэт. – Мы оба терпеть не можем помолвки и все с ними связанное, поэтому мы все это пропускаем и переходим сразу к церемонии бракосочетания.
– Все улажено, Мэтти, мой мальчик! – Мужчина постарше похлопал Мэта по плечу. – Все, что вам нужно сделать, – это поехать в госпиталь и сделать анализ крови. Судья Маккларен сотворил маленькое чудо и получил для вас разрешение. – Он полез в карман своего пиджака. – Вот оно.
Мэт широко улыбнулся.
– Спасибо, дядя Майк.
Кейла мельком увидела лист бумаги, явно похожий на документ от нотариуса. Слова расплывались у нее перед глазами. Это, вне всякого сомнения, было разрешением на брак.
– Служба в церкви заказана, и деверь Мэри Кэтрин, отец Эрон, совершит обряд бракосочетания, – сказал Джек Минтир, отец Мэта.
– Я надеюсь, ты не против, Кейла, – сказала Мэри Кэтрин. – Старший брат моего мужа Эда – священник, и он совершает все обряды в нашей семье. Кажется, мы не догадались спросить: может быть, у тебя есть кто-то другой и ты бы хотела, чтобы он провел церемонию?
Кейла откашлялась. Нужно было что-то сказать, но все происходило слишком быстро, она не успевала сориентироваться. Разрешение на брак, упоминание о церкви, о священнике… Что-то явно затевается. Но бракосочетание? Этого просто не может быть! Предчувствуя недоброе, она, подняв голову, вопросительно взглянула на Мэта своими карими глазами.
– Отец Эрон прекрасно подходит, сестренка, – сказал он, не отпуская взгляда Кейлы. – На какое время назначено бракосочетание?
– Сегодня в четыре, – сказала Анна Мари. – Ты ведь очень поздно сообщил нам, Мэт. Мне едва хватило времени, чтобы пробежаться по магазинам в Алтуне и купить новое платье и туфли себе и обновки детям.
– Но она с этим справилась. Анна Мари всегда успевает сделать покупки, даже в самые сжатые сроки, – весело вмешался в разговор ее муж.
У Кейлы едва не подкосились ноги. Если бы Мэт не держал ее крепко за талию, она бы, наверное, рухнула на пол.
– Но… но… – начала она дрожащим от потрясения голосом. Минтиры подготовили все, чтобы сегодня в четыре часа состоялось их с Мэтом бракосочетание? Она обвела все вокруг безумным взглядом. Здесь, в этом доме, казалось, собрались сотни Минтиров, они загородили все выходы, мешая ей убежать.
– Ты беспокоишься, что Кристина может не успеть к этому времени? – спросил Мэт совершенно естественным голосом, так, будто они обсуждали все это раньше, будто появление Кристины было единственным, что могло ее волновать. На минуту Кейле показалось, что она теряет рассудок. – Кейла с Кристиной однояйцовые близнецы, – пояснил Мэт родственникам, которые слушали, обступив их с Кейлой плотной толпой. – Держу пари, вам будет непросто их различать. Мне это известно, у меня самого были такие моменты, – сухо добавил он. – Не волнуйся, дорогая, – сказал он, поворачиваясь к Кейле с трогательной улыбкой. – Кристина приедет сегодня из Харрисберга. И, конечно, привезет тебе платье. Она, видимо, будет здесь к часу.
Так Кристина тоже замешана в этом? Ее собственная сестра вошла в сговор с Минтирами, чтобы сегодня выдать ее замуж за Мэта? Потрясенная, Кейла утратила дар речи. Все происходящее казалось ей дурным сном. Действие развивалось с головокружительной быстротой, а она была бессильна что-нибудь предпринять. Она ощущала смутную связь с несчастными жертвами Потопа, сметенными в ту роковую ночь всепоглощающей стихией.
– Вот те на, посмотрите, кто здесь! Люк, ты успел! – воскликнул Марк, приветствуя брата с характерным для Минтиров избытком чувств.
– Конечно, успел. Я бы не пропустил бракосочетания Мэта ни из-за чего – и ни из-за кого, как бы велик ни был соблазн, – добавил Люк с намеком.
Братья рассмеялись.
Люк посмотрел прямо на Кейлу, и, хотя он улыбался, она почувствовала исходившую от него враждебность. Она знала, что не ошибается, и, когда немного спустя он застал ее одну на кухне, холод, сквозивший в его голубых глазах, подтвердил его неприязнь к ней. Сейчас он не притворялся, что улыбается.
– Что ж, ты добилась своего, – тихо прорычал он так, чтобы не услышали дети, собравшиеся возле холодильника и шумно требовавшие пить. – Тебе удалось заманить моего брата. Ты чертовски хорошо знала, что он никогда не позволит, чтобы его ребенок был незаконнорожденным.
– Я – заманила?! – Кейла с недоверием смотрела на него. – Ты намекаешь, что я сделала это умышленно, чтобы заставить Мэта жениться на мне?
– Это самый избитый трюк. Ты знала, что мой брат совершенно потерял голову из-за тебя, и ловко воспользовалась этим. Ты соблазнила его, весьма кстати забыв о противозачаточных средствах. Бах – и у тебя кольцо на пальце. Ты подцепила восходящую политическую звезду с неограниченными возможностями в будущем и…
– Ты очень ошибаешься! – резко перебила Кейла. Люк представлял своего брата невинной жертвой ее коварных козней? Если бы он только знал, что это ее заманила на это бракосочетание его собственная семья! – Ты не забыл, что это именно ты рассказал Мэту о ребенке, после того как Кристина рассказала тебе? – сердито прошептала она. – Почему ты не утаил информацию? Мэт бы никогда не узнал и…
– Не пытайся оправдываться! Тебе очень хорошо известно, что твоя сестра предъявила мне ультиматум. Она сказала, что, если я немедленно не расскажу об этом Мэту, она сделает это сама. А еще она расскажет ему, что я пытался скрыть от него эту новость. Вы обе знали, что Мэт никогда мне этого не простит. Итак, вы победили – пока победили, крошка. Но я не спущу с тебя глаз, и если ты осмелишься…
– Вот вы где! – Розмари Минтир присоединилась к ним, помешав Люку закончить угрозу. – Люк, теперь, когда Мэт женится, я надеюсь, и ты тоже почувствуешь необходимость остепениться. Ты достаточно потерял времени, бегая по свиданиям и развлекаясь.
– Да, мам. Если бы только мне удалось найти такую же милую девушку, как Кейла, возможно, я бы и женился, – сказал Люк с подкупающей искренностью. Они с Кейлой пристально посмотрели друг на друга, но Розмари не заметила напряженности.
В этот момент к ним присоединился Мэт, попеременно переводя взгляд с бледного лица Кейлы на раскрасневшегося Люка. Он нахмурился и обнял Кейлу за талию.
Розмари Минтир взволнованно заключила их обоих – Мэта и Кейлу – в объятия.
– Я так взбудоражена этой свадьбой. Так счастлива за вас обоих!
Что же мне делать, лихорадочно соображала Кейла. Здесь так много Минтиров, и все они, казалось, разговаривают одновременно. Их радостное возбуждение почти так же нервировало ее, как и враждебность Люка. Может быть, ей пронзительно завизжать? Может быть, это привлечет их внимание к ней на достаточно долгое время, чтобы они ее выслушали. Она бы сказала им, что не выйдет замуж за Мэта.
Даже мысленно представив эту сцену, она содрогнулась. Что бы они сделали? Кто знает, на что они способны? Люк уже косвенно угрожал ей. Что ей вообще известно об этих людях?
– Мэт, я принес ваши чемоданы из машины. – Его брат Джон появился с двумя чемоданами, ее и Мэта. – Хочешь, я отнесу их наверх?
– Да, поставь их в мою прежнюю комнату, – распорядился Мэт. – Кейла хочет подняться наверх и освежиться перед тем, как ехать в госпиталь на анализ крови, не так ли, дорогая?
Она молча кивнула и позволила ему отвести ее наверх (два лестничных марша) в маленькую спальню в конце длинного коридора. Пока Мэт и Джон болтали, она подошла и выглянула из окна. До земли было по крайней мере 30 футов, а ближайшее дерево росло недостаточно близко, чтобы она могла до него дотянуться и по нему спуститься вниз. Итак, этот отчасти театральный способ сбежать отпадает.
– Я оставляю вас одних, но помните, что внизу полно родственников, которые начнут строить догадки, чем это вы там занимаетесь, если вы задержитесь здесь наверху слишком долго. – Джон подмигнул Кейле. – Всем известно, что мы, Минтиры, любим совать нос в дела друг друга.
Кейла не смогла подмигнуть ему в ответ. Она была слишком потрясена.
Мэт дружески похлопал брата по плечу и отправил его. Как только они наконец-то остались одни, Кейла, словно разъяренная мегера, набросилась на него:
– Бракосочетание? Сегодня днем? Ты с ума сошел? Как ты мог? Как ты посмел? Ты… ты практически похитил меня, а сейчас намереваешься… жениться на мне против моей воли?
Мэт закрыл дверь спальни и стал, загораживая ее, неумолимый и непреклонный.
– Я понимаю, что это… э-э-э… некоторое потрясение для тебя, но мы с Кристиной решили, что так будет лучше, Кейла.
– Вы с Кристиной решили? – эхом повторила она. Ее сестра была в этом замешана серьезнее, чем она даже подозревала. По сути, она является зачинщиком всего этого вместе с Мэтом. Она сникла, чувствуя себя одинокой и покинутой.
– Кристина страшно беспокоится за тебя, Кейла. Она была ужасно напугана тем, что ты могла бы настоять на своем, скрыть от меня свою беременность и одна, без моей поддержки, пройти через все это. И…
– Она не имела права вступать с тобой в сговор против меня! – крикнула Кейла. – Я должна принять решение, я должна сделать выбор. И если я предпочитаю пройти через это одна, то…
– Если б это касалось одной тебя, я бы мог согласиться, – не церемонясь, перебил Мэт. – Но нужно принимать во внимание ребенка, Кейла. И ребенок имеет право на обоих родителей. Мне нужен мой ребенок, Кейла, и я намерен быть женатым на его матери к тому времени, когда он родится.
– Это я его рожу! Он мой!
– И мой тоже. Ладно, я признаю, что, подготовив со своей семьей этот сюрприз с бракосочетанием, я допустил некоторый произвол…
– Некоторый? Вернее сказать, чудовищный произвол! Какая отвратительная самонадеянность! Какая бессовестная наглость!
Мэт вздохнул.
– Можешь не продолжать. Но давай смотреть фактам в лицо; Кейла, ты все равно рано или поздно выйдешь за меня замуж, мы оба это знаем. Наверное, я смог бы делать вид, что ухаживаю за тобой, но это было бы чертовски неудобно при том, что ты живешь в Вашингтоне, а я в Харрисберге и ты с каждым днем округляешься, ожидая ребенка. И ты, конечно, достаточно упряма, чтобы тянуть, пока тебя не вкатят в родильную палату, прежде чем ты наконец-то примешь мое предложение. Я не гожусь для подобных мелодрам, Кейла. Я бы с этим не справился.
– Кто сказал, что рано или поздно я все равно вышла бы за тебя замуж? – Кейла устало опустилась на узкую односпальную кровать у окна. – С чего ты это взял? – Взрыв негодования оставил после себя ощущение усталости и опустошенности. Ей нужно было какое-то время побыть одной, чтобы набраться сил для следующего раунда.
Мэт ей его не дал.
– Ты можешь списать это на мою поразительную самоуверенность, – не задумываясь, ответил он.
Или на мою отвратительную самонадеянность. А может быть, на мою бессовестную наглость. Это на твое усмотрение. – Он взглянул на часы. – Пора ехать в госпиталь. Ты не хочешь… э-э-э… сначала воспользоваться удобствами?
Он показал ей, где находится ванная комната, и Кейла заперлась внутри. Быстрая проверка из окна (такой же невероятный спуск и дерево на недосягаемом расстоянии) исключила возможность побега и этим путем. В отчаянии Кейла мерила шагами комнату; в голове у нее царил хаос.
Спустя десять минут Мэт постучал в дверь.
– Ты готова, Кейла?
– Я остаюсь здесь, – объявила она.
За дверью раздалось женское хихиканье.
– Я не виню тебя за это, Кейла, – прозвучал незнакомый женский голос. – Я тоже, бывало, закрывалась в ванной комнате, спасаясь от своих родственников.
– Здесь Тиффани, – объяснил Мэт через дверь. – Выйди и познакомься с ней, Кейла. Она поедет с нами в госпиталь.
– Притащил ее, чтобы подстраховаться? – рявкнула Кейла. – Это не поможет, Мэт. Все, что мне нужно тебе сказать, я с радостью выскажу при твоей сестричке.
– Можете назвать меня экстрасенсом, но мне кажется, я чувствую какую-то натянутость между вами, – сказала Тиффани. – Вы поссорились, да? Предсвадебная лихорадка или что-то в этом роде?
– Что-то в этом роде, – отозвался Мэт. – Кейла, я выбью дверь, если ты не откроешь. Хочешь?
Нет, этого Кейла не хотела. Ей живо представилась огромная толпа Минтиров, сгрудившихся вокруг него и старающихся его утешить, пока она отсиживается в ванной. Она распахнула дверь. Мэт с праздным видом стоял у стены. С ним рядом, раскачиваясь на каблуках, стояла худощавая молодая женщина с длинными руками и ногами, почти шести футов ростом, в джинсах и водолазке.
Мэт улыбнулся Кейле.
– Я рад, что ты решила проявить благоразумие, дорогая. Познакомься с Тиффани, моей маленькой сестричкой. Тиф, это Кейла.
– Привет, Кейла. Добро пожаловать в нашу семью, – с готовностью откликнулась Тиффани. – Я вызвалась отвезти вас обоих в госпиталь на анализ крови, чтобы вы, сидя на заднем сиденье, смогли пообниматься по пути.
Прежде чем Кейла успела ответить, Мэт одной рукой обнял за плечи ее, а другой – Тиффани.
– Давайте улизнем через черный ход и избежим всей этой кутерьмы.
Кейла была так рада убежать от толпы на первом этаже, что не стала возражать.
Неудивительно, что Мэт и Кейла не обнимались по пути в госпиталь. Но и не спорили. Вместо этого они сидели на заднем сиденье, сохраняя вежливую сдержанность, в то время как Тиффани говорила и говорила на всевозможные темы. Ее словоохотливость вызвала у Кейлы даже какой-то благоговейный ужас. Она работала с политиками, которые относились к категории людей, не отличающихся сдержанностью, и тем не менее она никогда не слышала, чтобы кто-то говорил так же, не смолкая ни на минуту, как это делала Тиффани Минтир.
– Все в семье были потрясены, когда ты вчера позвонил и попросил подготовить бракосочетание, – продолжала Тиффани, пока они трое брели в лабораторию госпиталя, – Они не могли представить, что именно с Мэтом мог приключиться такой, подобный урагану, роман, но лично я верю в любовь с первого взгляда. Мне кажется, что это каким-то образом связано с нашей прошлой жизнью.
– Опять! – тяжко вздохнул Мэт. – Тиффани считает, что мы все живем на свете не в первый раз. Она твердо уверена, что мы жили в Джонстауне в 1889 году и нас унесло во время Потопа.
– Это правда, я действительно в это верю. – серьезно сказала Тиффани. – Я никогда не любила плавать. А помнишь, маленькой я терпеть не могла, когда меня умывали? Ведь даже шампунь травмировал меня как напоминание о моей трагической кончине в прошлой жизни.
– Это, конечно, не могло быть вызвано тем, что тебе в глаза попало мыло, а, Тиф? – спросил Мэт, посмеиваясь.
Тиффани не сдавалась.
– Ну а как насчет мгновенно возникшей между тобой и Кейлой связи? – настаивала она. – Ты сказал маме, что, едва встретив ее, ты тут же понял, что хочешь на ней жениться, и как можно скорее. Для меня очевидно, что вы вашу прошлую жизнь прожили вместе. Возможно, вы были возлюбленными, которые утонули во время Потопа, вцепившись друг в друга, когда их смыло волной.
Мэт вздохнул.
– Ты слишком часто смотрела эти фильмы о Потопе, Тиф.
Кейла молчала. Теория Тиффани о перевоплощении показалась ей не более эксцентричной, чем все остальное в этот странный день.
Она безучастно наблюдала, как лаборант наполнил пробирку ее кровью, хотя анализ был скорее формальностью, чем необходимостью, поскольку разрешение на брак было получено в порядке особой любезности со стороны судьи. Какая-то часть ее существа удивлялась собственной странной пассивности. Не собиралась ли она просто позволить Минтирам заставить себя пойти к алтарю? Время истекало, до четырех оставалось всего несколько часов.
Кристина уже прибыла в дом Минтиров, когда Мэт, Кейла и Тиффани вернулись из госпиталя. Едва Кейла взглянула на сестру, сидящую в столовой с горой еды на тарелке, как внезапно вышла из состояния оцепенения и инертности.
– Кристина, можно поговорить с тобой наедине? – спросила она очень милым тоном. – Может быть, наверху?
– Собираетесь обсудить стратегию? – Тон Люка был таким же сладеньким, как и ее. – Вы хорошие сестры, работаете, как слаженная команда. И у вас явно полоса везения.
– Всегда есть победители и побежденные, – с улыбкой сказала Кристина, глядя на него в упор. – К какой группе относишься ты, Люк?
Мэт, которого похитила одна из его тетушек, был на кухне, поэтому наверх близнецов проводил его брат Джон. Все трое пришли в спальню для гостей на третьем этаже, где был оставлен багаж Кристины. Женский костюм цвета слоновой кости, в пакете из химчистки, висел на наружной стороне дверцы стенного шкафа; на полу, в открытой обувной коробке, была пара туфель-лодочёк на высоких каблуках, в тон костюму.
– Кристина говорит, что ты наденешь это на церемонию бракосочетания, – любезно сказал Джон, кивая в сторону костюма. – Он действительно прелестный, Кейла.
– Я не знала, какого цвета блузку ты захочешь с ним надеть, поэтому привезла пять на выбор, Кейла, – нервно сказала Кристина, открывая дверцу стенного шкафа. – Здесь ярко-розовая, ярко-синяя, ярко-желтая, цвета тыквы и оливковая.
Джон удалился, оставив сестер наедине.
– Ну, так какой же цвет ты выбираешь? – спросила Кристина. Она все возилась с блузками, продолжая нервно болтать и избегая взгляда Кейлы. – А что ты скажешь о Минтирах? Мне все они нравятся, кроме его брата Люка. О, не правда ли, он противный? С тех пор, как я приехала, он постоянно отпускает шпильки в мой адрес.
– Я не хочу обсуждать Люка. Меня волнуешь ты. Кристина! Как ты могла?..
– Пожалуйста, не сердись, Кейла, – быстро перебила Кристина. – Хотя бы не слишком сердись. Ты понимаешь, что я сделала это только ради тебя… И ради ребенка тоже, конечно. Ведь это будет мой самый первый племенник или племянница.
– Я не хочу слышать никаких оправданий, Кристина! Ты рассказала Мэту о ребенке, несмотря на то что я просила тебя этого не делать. И не пытайся провести меня при помощи этой уловки с Люком – ты знала, что он все расскажет брату! Ты позаботилась об этом. А сейчас ты вступила в сговор, чтобы устроить мне западню с бракосочетанием с мужчиной, которого я…
– Если не хочешь выходить за него, не выходи, – резко перебила ее Кристина.
Кейла в изумлении уставилась на сестру. Вот уж чего она никак от нее не ожидала.
– Никто не собирается заставлять тебя выходить замуж под дулом пистолета, Кейла, – продолжала Кристина. – Если ты не хочешь, давай спустимся вниз и скажем всем, что бракосочетание отменяется.
Кейла была потрясена. Она представила, как, спустившись вниз, стоит среди всех этих улыбающихся лиц и сообщает им…
– Я… я не смогу сделать это, Кристина, – выпалила она.
– Конечно же, сможешь. Я пойду с тобой, если ты хочешь. Просто скажи, что ты передумала, и мы уедем. Моя машина стоит прямо перед домом, и я отвезу тебя назад в Вашингтон. Никто не будет держать тебя здесь против твоей воли, Кейла. Никто не собирается тащить тебя в церковь и заставлять говорить: «Да, я согласна».
Конечно, Кристина права. Сделав для себя это открытие, Кейла совсем растерялась. Это, конечно, нелегко, но она может уйти отсюда в любое время и не выходить замуж за Мэта.
Кейла вдруг ощутила сильную сухость во рту. Она с трудом проглотила комок в горле.
– Но… но Мэт… – Она замолчала, облизывая губы кончиком языка. – Для него было бы унизительно таким образом, публично, получить отставку. Его семья ждет, что мы поженимся, они все распланировали для бракосочетания, и они…
– Какое тебе дело до того, что Мэт будет унижен или что члены его семьи будут расстроены? – прервала ее Кристина.
– Ну, я… я знаю, каково быть отвергнутым. Помнишь, как Скотт Сарес порвал со мной и сразу же обручился с этой его тайной пособницей Викторией Диллон? Представь, что бы почувствовал Мэт, если бы я бросила его на глазах у всей его семьи, уверенной, что мы любим друг друга и что он женится на мне! Я… я просто не могу так оскорбить его.
– Значит, ты собираешься выйти за Мэта только потому, что тебе его жаль? – Кристина недоверчиво рассмеялась.
– Конечно, нет! Я бы никогда не вышла замуж из жалости!
– Я тебя не понимаю, Кейла. Ты намерена выйти за него или нет?
Кейла уставилась на нее.
– О, Кристина, я… я думаю, я намерена.
– Но ты хочешь этого? Ты действительно этого хочешь? Ты не просто сдаешься под давлением, устав сопротивляться?
– Я хочу этого, – сказала Кейла, и на этот раз ее не поразило собственное признание. – Кристина, я бы хотела немного побыть одна… одеться… и подумать.
– Я спущусь вниз и закончу ланч. Эти Минтиры мастера готовить! – Кристина быстро обняла ее. – Ты приняла правильное решение, Кейла.
Да, она приняла решение. Оставшись в комнате одна, Кейла наконец почувствовала, что полностью уверена в себе. И как зрелая, мыслящая женщина, она поняла, что выйти замуж за Мэта Минтира было во всех отношениях самым лучшим решением.
Только бы пережить церемонию бракосочетания.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Проделки близнецов - Босуэлл Барбара

Разделы:
АннотацияПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Эпилог

Ваши комментарии
к роману Проделки близнецов - Босуэлл Барбара



Сюжет незамысловат, главные герои - зануды, перевод ужасный.
Проделки близнецов - Босуэлл БарбараНюся
15.07.2014, 8.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100