Читать онлайн При вспышке молнии, автора - Босуэлл Барбара, Раздел - ГЛАВА 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - При вспышке молнии - Босуэлл Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.7 (Голосов: 135)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

При вспышке молнии - Босуэлл Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
При вспышке молнии - Босуэлл Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Босуэлл Барбара

При вспышке молнии

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 9

Брейди Кормак совсем не устал и не имел ни малейшего желания укладываться спать.
Сидя рядом на диване, Кевин смотрел на сына; малыша уже успели выкупать и переодеть в пижаму с рисунком из динозавриков, и теперь он восседал на коленях у Рейчел и с неослабевающим интересом в четвертый или пятый раз смотрел видеокассету с приключениями «Бананов в пижамах».
Брейди бурно реагировал на все, что происходило на экране, и от окружающих требовал такого же горячего сопереживания. Рейчел оказалась на высоте: пока пара бананов в полосатых пижамах болтала и выделывала свои фокусы, она отвечала на бесконечные вопросы малыша и даже умудрялась спрашивать его о чем-то. Кевин восхищался ее выдержкой. Когда ему приходилось смотреть телевизор с Брейди, он часто пытался украдкой читать, просматривать дела или даже листать каталоги. Но Брейди всякий раз замечал, что отец увиливает, и, взяв обеими руками за голову, поворачивал к себе.
С Рейчел ему не приходилось прибегать к таким отчаянным мерам. Она ни на секунду не отвлекалась от происходящего, и Брейди был наверху блаженства.
Да и какой мужчина из плоти и крови — независимо от возраста — не блаженствовал бы, завладев вниманием такой женщины, усмехнулся про себя Кевин. Когда все — и объятия ласковых рук, и нежный взгляд карих глаз — предназначено лишь тебе, тебе одному, поневоле почувствуешь себя центром Вселенной. Двухлетний Брейди, несомненно, вызывал у Рейчел материнские чувства. Кевин жаждал объятий, взглядов и всего прочего, надеясь пробудить в ней совсем другие инстинкты.
Взгляд Кевина скользнул по шее Рейчел и задержался на темно-лиловом синяке. Он едва заметно улыбнулся. Воспоминания были приятны.
Когда они с Брейди заехали за ней, Рейчел, несмотря на двадцать семь градусов, была одета в свободные бежевые брюки и темно-синюю водолазку с длинными рукавами. Пока Брейди носился по комнате, то забираясь на диван, то слезая с него, Кевин подергал ее за манжету.
— В жару длинные рукава носят только наркоманы, чтобы скрыть исколотые вены, — сообщил он. Рейчел не дрогнула.
— Это начало светской беседы или оскорбление?
— Я люблю заставать людей врасплох, — признал он. — Так многое можно узнать.
— И многого добиться, — печально добавила Рейчел. — Помню некоторые вопросы, которые вы задавали Джону Петерсену, когда он был под присягой. Никогда не забуду, как вся выстроенная мной защита покатилась под откос из-за того, как он отвечал.
— Я совершенно не желаю говорить о Петерсене, — нахмурился Кевин. Это еще мягко сказано. — Брейди, слезь со стола. — Брейди успел взобраться на кофейный столик и стоял там, обдумывая свой следующий подвиг.
— Нет! — весело завопил он.
— Любимый ответ, — простонал Кевин.
— Все малыши любят говорить «нет». Это признак того, что они хотят некоторой независимости. Совершенно нормальный этап развития.
— Спасибо, доктор Рут. Теперь, когда я знаю, что каждый второй двухлетний ребенок — ниспровергатель авторитетов, мне гораздо легче жить.
— Я цитировала доктора Бразелтон, педиатра. — Рейчел бросила на него лукавый взгляд, — Доктор Рут, как вам должно быть известно, — сексопатолог.
— Я думал, она сменила специальность. Она выступала в одной из передач, которые всегда смотрит Сара, и, клянусь, речь шла о детях. — Кевин направился было к сыну, который ползал по столику, собираясь скинуть на пол два толстых художественных альбома.
— Нет, — поспешил заявить Брейди, заметив маневр отца. И прежде чем Кевин успел до него добраться, плюхнулся на диван и подполз к Рейчел. — Мама, на лучки! — потребовал он, хихикая.
Улыбаясь, Рейчел подхватила его на руки.
— Пожалуй, он вас перехитрил. — Она усадила Брейди себе на колени, и малыш принялся разглядывать золотые колечки, висевшие у нее в ушах.
— Сележка, — сказал он, и Рейчел одобрительно кивнула.
— Умница, Брейди. Запомнил.
— О, он давно знает, что такое сережки, — сухо заметил Кевин. — У Сары в ушах их не меньше дюжины. По-моему, это перебор, но куда мне, старому дураку, судить о моде?
— Бывает и хуже. Прокалывают нос или бровь, или…
— Стоп! — содрогнулся Кевин. — Это, конечно, последний писк, но меня от этого мутит.
— Стоп! — передразнил его Брейди. Его пальцы дернули ворот водолазки Рейчел. Он потянул на себя и моментально обнаружил то, что она пыталась скрыть. — Бо-бо, — Брейди сочувственно покивал. — О-о-о. Не плачь.
Рейчел знала, что залилась краской, и чем больше пыталась успокоиться, тем ярче разгорались ее щеки. Кевин немедленно подошел и, взглянув, тронул лиловую отметину.
От его прикосновения Рейчел сразу ослабела. Оно было слишком интимно. Когда он стоял так близко, в памяти всплывало все, что было вчера.
Она весь день тщетно старалась не думать об этом. Если не считать тревожных размышлений о гневной тираде тети Ив, голова ее была занята только Кевином Кормаком.
Рейчел нервно сглотнула. Весь день она была как в бреду. И вот он, герой ее мечтаний, стоит рядом, прикасается к ней, и ее бросает то в жар, то в холод.
Инстинктивно ища защиты, она крепче прижала к себе Брейди.
— Поехали обедать, Брейди, — воскликнула она с не вполне правдоподобным воодушевлением.
— Скушать все! — радостно отозвался Брейди.
— Но прежде, может, переоденетесь во что-нибудь более подходящее, Рейчел? — В голосе Кевина одновременно слышались и насмешка, и просьба. Подняв голову, она увидела, что он смотрит на нее, по обыкновению дерзко вскинув брови. — Раз уж я все равно увидел… дело своих рук, прятать больше нечего, верно?
— Ваши руки тут совершенно ни при чем, — ответила Рейчел, еще гуще краснея.
Она вообще-то не собиралась открывать чужим взорам «дело его рук». Но теперь, когда ее тайна разоблачена, она решила, что не стоит упорствовать. Иначе пришлось бы весь вечер страдать от жары и любопытных взглядов.
— Возможно, вы имеете обыкновение таким образом метить женщин, Кевин, но я от этого не в восторге, — серьезно произнесла Рейчел. — Я уже выросла для подобных…
— У меня нет такого обыкновения, и я не виню вас за то, что вы не в восторге. — Он снова подошел и легко погладил ее по волосам. — Простите, Рейчел. Больше ничего подобного не будет.
Обезоруженная, Рейчел замерла, едва переводя дух.
— На видном месте, — добавил он грудным голосом. Его губы коснулись ее виска. Рейчел тихо ахнула.
— Я подержу Брейди, пока вы переодеваетесь, — спокойно сказал Кевин, забирая у нее сына.
Словно загипнотизированная, Рейчел ушла к себе и через несколько минут вернулась в абрикосового цвета трикотажном платье, свободно облегающем фигуру и более коротком, чем она носила обычно.
Кевин поразился: она умудрялась выглядеть стильно и сексуально в совсем простом платье. Круглый вырез не скрывал шею, и, хотя Рейчел попыталась замаскировать синяк с помощью косметики, он все же слегка проступал.


— Простите, Рейчел, я не хотел, — снова извинился Кевин. — Я, вероятно, не должен вам этого говорить, но вы действуете на меня каким-то сверхъестественным образом. Когда мы вместе, я просто дурею.
Рейчел была тронута и польщена, она почувствовала себя привлекательной и желанной — но уже в следующее мгновение в дело включилась привычка рассуждать трезво. Она взглянула на него со смесью восхищения и негодования. Кевин Кормак отлично знает, что и как сказать, чтобы смутить ее и завладеть ситуацией. Он превосходно применил свои способности на практике во время злосчастного дела Петерсена, а теперь пытается использовать их и вне суда.
Довольно, решила Рейчел, она больше не будет плясать под его дудку. Она забрала у него Бренди, захватила сумку и направилась к дверям.
— Остается надеяться, что тем же «сверхъестественным образом» я подействую на вас в деле Тилденов, Кевин. Когда проиграете, не стесняйтесь, вините меня. — И тон, и выражение лица должны были показать, что она не попалась на его уловку.
Кевин нахмурился. Такой поворот дела даже несколько обидел его.
— Тилдены здесь совершенно ни при чем, Рейчел. И Петерсен тоже.
— Ну как же, разве нам не предстоит встретиться в суде?
Они пошли к машине.
— Если Тилдены соберутся опротестовать завещание, «Саксон и компаньоны» потерпят в суде сокрушительное поражение.
— Как это вы все знаете заранее? — Рейчел была задета.
Он говорил так спокойно и деловито, будто излагал всем известные факты. Джордж Вашингтон был первым президентом Соединенных Штатов, День независимости — 4 июля, «Саксон и компаньоны» потерпят в суде сокрушительное поражение. От него!
— Я знаю, что говорю. — Кевин усадил Брейди в детское кресло на заднем сиденье своего «Меркьюри», который он купил взамен маленького красного «Корвета», когда Брейди стал жить у него, и пристегнул ремни.
Для Рейчел он открыл переднюю дверцу.
— Скажите своей тете Ив, что Тилдены должны предложить Мисти выкупить у нее дом. Сомневаюсь, что ей захочется застрять в Лейквью на всю жизнь, так что если они хотят получить обратно старое фамильное гнездо — а заодно все, чем битком набит этот музей, — придется раскошелиться.
— Если вы скажете это тете Ив и Тилденам при встрече, они рассмеются вам в лицо, Кевин.
— И сделают ошибку, Рейчел. Серьезную ошибку. — Кевин пожал плечами и запустил двигатель. — Знаю, это избитая фраза, но хорошо смеется тот, кто смеется последним.
— Вы наверняка отлично играете в покер, никогда не угадаешь, блефуете или нет, — заметила Рейчел. — Вы меня почти заставили разволноваться, хотя я знаю, что завещание…
— Пусти! — потребовал Брейди.
— Скоро приедем, Брейди. — Обернувшись назад, Рейчел принялась уговаривать малыша, а потом отвлекла какой-то игрой в слова.
Больше в этот вечер они не говорили ни о Тилденах, ни о завещании. Когда Рейчел, вняв настойчивым просьбам Брейди, согласилась поехать к ним, чтобы выкупать малыша, они сначала завернули к ней, чтобы она могла взять свою машину.
— Оставайтесь на ночь у нас, — предложил Кевин, зная, что она не примет приглашение, но надеясь, что примет. — А утром я вас отвезу.
— Я прекрасно доеду сама, когда Брейди уснет, спасибо, — ответила Рейчел.
— Сары не будет все выходные. Вы можете переночевать в ее комнате, — Кевин усмехнулся. Если он сумеет уговорить Рейчел остаться, до отдельной комнаты дело не дойдет, и они оба это знают.
Рейчел все же настояла на своем. Она пересела в свой «БМВ» и поехала следом за машиной Кевина.
Кассета, которую малыш привык смотреть на ночь, наконец закончилась.
— Еще! — потребовал Брейди.
— Хватит, Брейди. Пора спать, — сказал Кевин.
И поймал удивленный взгляд малыша. В его голосе явно не хватало отцовской строгости, которой обычно сопровождается подобное распоряжение, и Брейди заметил это.
— Еще, мама, — настаивал Брейди, улыбаясь от уха до уха.
Маленький мошенник понял, папа хочет, чтобы Рейчел не уходила, и готов ради этого нарушить правила. Кевина и развеселила, и поразила проницательность двухлетнего ребенка. Потому что его сын был совершенно прав.
— Ну ладно, в последний раз. Рейчел застонала.
— Я готова искромсать эти бананы в пюре. Брейди, давай посмотрим что-нибудь другое. «Винни-Пуха» или «Динозаврика Барни»?
— Бананы, — твердо сказал Брейди. Едва начались титры, в дверь позвонили. Кевин вскочил.
— Наверное, соседские ребятишки опять собирают на что-нибудь деньги.
— Никогда не видела, чтобы с такой радостью бросались открывать дверь соседским ребятишкам, — лукаво сказала Рейчел. — Мы ведь с тобой понимаем, когда человек спасается бегством, правда, Брейди?
— Почему бананы бегают? — спросил Брейди, уже поглощенный происходящим на экране.
— Да, почему бананы бегают? — поддакнул Кевин, и Рейчел в очередной раз принялась терпеливо объяснять Брейди сюжет.
Смеясь, Кевин вышел из комнаты, но, пока он шел к двери, веселье испарилось начисто. Звонок верещал без остановки. Неизвестный гость нажал на кнопку и не отпускал ее.
Кевин поморщился. Соседские ребятишки никогда так себя не вели. Скорее всего это Клара. Его охватило дурное предчувствие. Что натворил его отец на этот раз, если Клара в истерике примчалась к нему? Это вполне могла быть какая-нибудь ерунда, но с той же вероятностью — и настоящая трагедия. От Фрэнка никогда не знаешь, чего ждать, а Клара все воспринимает одинаково. С воплями и слезами.
Он с сожалением оглянулся на гостиную, где так уютно было сидеть втроем. Нет, Фрэнк Кормак обладает особым даром портить все хорошее.
Открыв дверь, Кевин увидел вовсе не Клару, а Мисти Тилден, всю в ядовито-зеленом, от длинных накрашенных ногтей до босоножек на высоченных каблуках.
— Кевин, слава богу, вы дома! — Мисти ворвалась в прихожую, тяжело дыша, ее обширный бюст колыхался.
— Мисти, что…
Мисти засыпала его ответами прежде, чем он успел задать вопросы.
— Кевин, они были в доме, когда я вернулась туда вчера вечером. — Мисти вцепилась в его руку мертвой хваткой. — Они пытались унести вещи!
Я поймала их с поличным, когда они собирали драгоценности, коллекцию золотых монет Тауни и старинные марки. Я велела им выметаться, а они не послушались. Они стали на меня орать. — Мисти громко разрыдалась. — Это было ужасно, Кевин. Они не уходили и не уходили. Они сказали…
— Мисти, я полагаю, вы имеете в виду Тилденов, а не обычных, рядовых грабителей, которых вы застали на месте преступления?
— Да лучше бы я напоролась на настоящих грабителей, они бы вели себя приличнее, — всхлипывала Мисти. — Тилдены просто мерзавцы! Теперь, когда нет Тауни, который мог на них цыкнуть, они такое себе позволяют. Даже хуже, чем на похоронах, а вы ведь помните, что было на похоронах?
Кевин помнил: на отпевание Таунсенда Тилдена-старшего Мисти явилась в коротком, обтягивающем черном платье и туфлях на огромных каблуках. Ее вдовье покрывало, которое она срочно выписала из Нью-Йорка, не постыдилась бы надеть и королева Виктория на похороны своего августейшего супруга. Мисти вошла и уселась на передней скамье рядом с родственниками. Тауна-младшего чуть не хватил удар. Вдова и здравствующие Тилдены обменялись несколькими возмутительными репликами, и службу удалось продолжить только после вмешательства священника.
— Видимо, Тилдены наконец осознали, как обстоят дела. Таун-старший отошел в мир иной, а вы все еще живете в этом доме. Кто из членов замечательного семейства посетил вас, Мисти?
— Этот подонок Таун-младший и его придурок-сын Таун-третий. И эта стерва Маргерит, и ее муж-тряпка, и ее злобная дочь Синтия, и тупой сыночек Тилден. Я их ненавижу, Кевин, как я их ненавижу!
— Вы уверены, что не разрешали им войти в дом?
— Разрешала? Вы что, рехнулись? Меня там даже не было! Я ужинала с… с другом, а когда вернулась домой, эта свора вампиров уже хозяйничала вовсю. Самое для них время — кровососы только ночью и вылезают из своих гробов.
— А вы не знаете, у кого-нибудь из них есть ключ от Входных дверей, Мисти?
— Если и есть, значит, они его украли. Я поменяла замок в день смерти Тауна, как вы велели, Кевин.
— Хорошо. Мы можем обвинить их во взломе и насильственном проникновении в жилище. Скажите мне вот еще что. Вы вызвали полицию, Мисти?
— Можно подумать, полицейские будут на моей стороне! — Мисти с горечью рассмеялась. — Вы же знаете, они смотрят Тилденам в рот, как и все в этом паршивом городишке. Разумеется, кроме вас, Кевин. — Схватив его за руку, она заглянула ему в лицо. Хотя она только что рыдала, на ее щеках не было и следа от слез и, не дай бог, размазанной туши. — Все, кроме вас и… и моего нового приятеля, который просто душка.
— Тилдены все еще в доме? — Кевин вернулся к основной теме. — Они вас выгнали? Как вы добрались?
— Меня довез мой друг, — объяснила Мисти. — Он ждет в машине; он сказал, что лучше не будет заходить.
Кевин решил пока не интересоваться, кто этот душка. Головной боли и так хватает.
— Мой друг как раз хотел вызвать полицию. Я отказалась, и тогда он привез меня сюда, чтобы я вам все рассказала.
— Он совершенно прав, Мисти. Я сейчас позвоню в полицию и напишу заявление, все это тянет на уголовное дело.
— Они вас отошьют, Кевин.
— Ни в коем случае, Мисти. Теперь все-таки скажите, Тилдены еще в доме? А если они ушли, то что они захватили с собой?
— Они убрались. Мой друг заставил их уйти, и они ничего не взяли. — Мисти улыбнулась; глаза ее сияли. Заговорив о своем героическом друге, она даже помолодела. — Они ругались и угрожали мне, и тут мой друг повел себя просто потрясающе. Он схватил какое-то ружье из коллекции Тауни и сказал, что пристрелит их на месте, если они сию же секунду не уберутся. — Мисти просто сияла. — Кевин, он заставил их выпотрошить карманы! Тилли успел припрятать несколько золотых монет, а эта дрянь Синтия насовала полную сумочку драгоценностей!
— Ваш друг держал их на мушке? — Кевин отнюдь не разделял восторгов своей клиентки. Подобный поворот событий не способен вдохновить ни одного адвоката.
— Таун-младший совсем сдрейфил! — блаженно воскликнула Мисти. — Ругался по-черному, прямо как мой хозяин из «Салона мужских фантазий». Сказал, что из такого ружья стреляли в Гражданскую войну, лепетал какие-то глупости.
— Значит, это было старинное ружье, и оно, вполне возможно, не было заряжено. — Кевин размышлял вслух, прикидывая, как будет выглядеть полицейский отчет.
— Ага. Этот идиот Тилден Ллойд нес какую-то чушь, что, мол, это ружье нельзя заряжать обычными пулями, а только шаровыми и всякое такое, и пока он болтал, меня осенило. Я пробралась в спальню и взяла свой пистолет. — Мисти торжествующе хохотнула. — Уж он-то точно был заряжен. Я разок пальнула, просто показала, что умею стрелять. Они все побросали и пустились наутек!
— Вы — хозяйка дома и защищали свою жизнь и собственность. Вам угрожали, к тому же вы убедились, что они завладели некоторыми вашими вещами. У вас есть разрешение на оружие, Мисти?
Кевин помолился бы, если бы считал, что о таком можно просить бога. Но он так не считал и поэтому просто затаил дыхание.
— Конечно, Тауни сделал мне разрешение.
— Хорошо. — Кевин позволил себе перевести дух. — Теперь, пожалуйста, сосредоточьтесь, Мисти. Возможно ли, что кто-нибудь из Тилденов все-таки умыкнул какую-нибудь там золотую цепочку или ценную марку, что-нибудь мелкое и незаметное?
— Ограбление! Класс! — Мисти снова расплылась в улыбке. — Конечно, вполне возможно, что они сперли марку или пару монет. Я не проверяла коллекции. Я даже толком не знаю, что там.
— Ограбление предполагает насилие или попытку насилия. В ином случае это кража. M-м, эти коллекции стоят немало. Ладно, я звоню в полицию и…
— Папа! — В гостиную выбежал Брейди. — Иди смотлеть бананы.
За ним вышла Рейчел, но, увидев, кто стоит рядом с Кевином, остановилась как вкопанная. Как-то раз она видела эту женщину издалека и немало о ней слышала. Но встретить Мисти Тилден во плоти здесь и сейчас — какая неожиданность.
Молодая вдова была одета в чрезвычайно короткое и чрезвычайно обтягивающее платье пронзительного светло-зеленого оттенка и туфли, больше походившие на ходули. Что же до макияжа и цвета волос, они просто не поддавались описанию. Рейчел остолбенела.
— Кто это? — громко спросила Мисти, словно имела полное право знать.
— Мама, — ответил Брейди.
Того, что случилось дальше, не ожидал никто.
— Значит, вернулась, да? — завопила пылкая вдова и устремилась к Рейчел. — Ах ты дрянь!
По счастью, каблуки ее были слишком высоки, а платье слишком узко, так что она могла лишь семенить. Рейчел загородилась креслом с высокой спинкой, видя, что сможет с легкостью спастись бегством от этой сумасшедшей, если понадобится.
Мисти, видимо, тоже это поняла, потому что остановилась и решила атаковать Рейчел словесно.
— И после того как ты бросила бедное дитя совсем несмышленышем, гадина ты этакая, у тебя хватило наглости вернуться? Решила над ребенком поиздеваться?
Рейчел лишилась дара речи. Точно так же она чувствовала себя на уроках физики в школе: непонятно, что происходит, но нужно делать вид, что внимательно следишь за ходом событий. Безнадежное дело.
— Так чего ты приперлась, а? — Лицо Мисти исказилось от ярости. — Твой дружок, должно быть, бросил тебя в Румынии или куда ты там за ним потащилась? Теперь, значит, решила потянуть денежки из Кевина и использовать для этого ребенка?
Рейчел взглянула на хозяина дома. Либо Мисти спятила вконец, либо довольно много знала о бывшей жене Кевина — кроме того, как та выглядела, разумеется, — вот и воспылала праведным гневом.
Кевин откашлялся.
— Мисти, я не хочу, чтобы Брейди… э-э… слышал все это.
Брейди тянул отца за рукав, не обращая внимания на то, что говорят взрослые.
— Идем, папа. Бананы.
Впервые Кевин был благодарен сыну за постоянство вкусов.
— Я уложу его, — поспешно сказала Рейчел. Она осторожно обошла Мисти, почти всерьез опасаясь, что та набросится на нее, как дикая кошка. Длинные ярко-зеленые ногти выглядели достаточно угрожающе.
— Таких паршивок стрелять нужно, — крикнула Мисти вслед Рейчел, которая, подхватив Брейди, выбежала из комнаты. — Стерилизовать, чтобы не могли больше детей заводить — Мисти, успокойтесь. — Кевин попытался остановить свою подопечную, но та была непоколебима.
— Что вы с ней цацкаетесь, Кевин? Ей плевать на ребенка, только бы…
Когда Рейчел поднялась на второй этаж, голоса стали неразличимы, но она не сбавляла шаг, пока не дошла до комнаты Брейди. И, только закрыв за собой дверь, почувствовала себя в относительной безопасности.
— Кто это? — спросил Брейди, подбежав к полкам, на которых стояли яркие пластмассовые ящики с игрушками.
— Баба Яга, — сердито ответила Рейчел, но, почувствовав укол стыда за то, что втягивает малыша во взрослые дела, исправилась:
— Тетя пришла к папе в гости.
Впрочем, Брейди пропустил мимо ушей оба ответа. Он нашел среди игрушек то, что искал: маленький банан в полосатой пижаме — точная копия любимого персонажа.
— Он будет слушать сказку вместе с тобой? — спросила Рейчел.
Брейди кивнул. Она отыскала его любимую книжку и, взяв мальчика на руки, уселась в кресло-качалку. Она читала, тихо раскачиваясь, а Брейди слушал, уложив рядом с собой игрушку.
К концу сказки малыш задремал. Рейчел уложила его в кроватку. Он так ласково улыбнулся, что у нее защемило сердце от нежности. Потом Брейди протянул руку, взял злосчастного енота за полосатый хвост и выкинул на пол.
Рейчел рассмеялась.
— Опять не повезло бедняге? Ты всегда начеку, да, Брейди?
Она хотела сказать Кевину, что к Брейди по-прежнему допускаются только избранные. Но, спускаясь по лестнице, услышала голос Мисти. Стало быть, она еще здесь. Похоже, говорят по телефону, и Рейчел решила не дожидаться. Зачем исправлять заблуждение? Ведь истина не так уж и красива — в доме у Кевина гостит адвокат Тилденов. Едва ли это обрадует чувствительную вдову.
С Кевином знойная вдовушка явно была накоротке. Ее нежданный визит, осведомленность в семейных делах доказывали, что отношения с Кормаком выходят далеко за рамки обычных отношений клиента с адвокатом. Неужели Кевин спит с Мисти Тилден? От этой мысли стало тошно. А ведь есть еще и Дана Шилли!
Совершенно расстроенная, Рейчел вышла из дома. Она чувствовала себя четвертой лишней — или даже пятой, если вспомнить Клару, молодую мачеху взрослого пасынка. Как она висла на шее у Кевина во время пожара!
Да, вокруг Кормака явно слишком много женщин, а ведь это только те, кого она видела. Целая женская лига. Рейчел, всегда сторонившаяся крупных людских сообществ, решила в нее не вступать.
Идя к дому от автомобильной стоянки, она с удивлением заметила свет в своих окнах. Рейчел жила в старинном кирпичном доме, отреставрированном и поделенном на четыре квартиры. Каждая состояла из кухни, гостиной и спальни со смежной ванной, зато все комнаты были просторные, с высокими потолками, диванами у окна и прочими симпатичными штрихами, выгодно отличавшими этот дом от скучных высоток.
Только у двух человек, кроме нее, были ключи: у тети Ив и у Лорел. Отпирая дверь, Рейчел взглянула на широкую деревянную лестницу. Жаль, что она живет на первом этаже. Иначе было бы в запасе еще несколько минут, чтобы собраться с мыслями — Рейчел не сомневалась, что внутри ее ждет тетка, жаждущая обсудить стратегию поведения в деле Тилденов.
Как бы это нанести сокрушительный удар Кевину Кормаку и Мисти Тилден?
Да, задачка! Рейчел прекрасно помнила, как высказывалась о Кевине до сих пор, но ее неприязнь к ловкому адвокату как-то не соотносилась с человеком, которого она так близко узнала в последние дни. Теперь она не ощущала былой враждебности и боялась, что Ив это заметит.
Волнуясь, Рейчел вошла.
Но внутри ее ждала не тетка.
На цветастом диване сидела, поджав ноги, Лорел и листала какую-то книжку. Рейчел от двери разглядела надпись на обложке. «Игры, которым мама тебя не учила». По совету тети Ив Рейчел прочла это популярное исследование по искусству женской игры много лет назад, но ей и в голову не могло прийти, что Лорел способна заинтересоваться подобным чтением. И почему сестра здесь в пятницу вечером без мужа и дочки?
— Лорел, в чем дело? — с тревогой спросила Рейчел. — Что случилось?
— Раз в пятницу вечером я не дома с семейством, значит, что-то случилось? — Лорел отбросила книгу и встала. — Неужели я не могу заглянуть к родной сестре, не вызвав переполоха?
Она смотрела на Рейчел с мрачным вызовом, на ее лице не было и следа обычной приветливой улыбки. И одета она была в тесные джинсы — Лорел никогда не носила джинсов, потому что муж их не любил, — и обтягивающую маечку; такие предпочитала Кейти Шилли. Тетя Ив объявила их неподобающей одеждой для службы, но Кейти пропускала мимо ушей рекомендации начальницы. Консервативная Лорел никогда так не одевалась.
— А где Джералд и Сноуи, Лорел?
— Дома, естественно. Где еще быть Джералду в пятницу вечером?
Лицо Лорел ожесточилось еще больше. Рейчел заволновалась. Лорел Саксон Линтон случалось улыбаться, кокетничать, рыдать, но взбунтовалась она впервые.
Рейчел прошла за сестрой в кухню, та открыла морозилку и заглянула внутрь.
— Весь мир отправляется куда-нибудь в пятницу вечером, но только не профессор Джералд Линтон. О нет, он хочет, чтобы ему подали обед на подносе, пока он смотрит передачу о дебатах в конгрессе. Таково его представление о приятных выходных — пообедать, пялясь в телевизор на пустобрехов. Ура! Класс, да, Рейч?
— Вы поссорились? — предположила Рейчел. Лорел усмехнулась.
— Надо же, догадалась с первого раза!
Рейчел внимательно посмотрела на сестру. Семейная жизнь Лорел никогда не была безоблачной, но в прошлом году они с мужем стали ссориться реже и не так яростно. Рейчел искренне обрадовалась. Ей показалось, что Лорел и Джералд взошли, наконец, на вершину спокойного зрелого партнерства. Но похоже, что супруги поспешили вновь спуститься в долину слез и раздоров. Впрочем, сегодня глаза Лорел были сухими. И это тревожило Рейчел сильнее всего. Сестра славилась умением разрыдаться в нужный момент.
— У тебя нет мороженого? — Лорел закрыла холодильник и обернулась к Рейчел, обворожительно улыбаясь. Уэйд всегда шутливо советовал кузине запатентовать эту улыбку. Она сражала наповал всех без разбора. Впрочем, у него самого на вооружении тоже была улыбка не хуже. — Я знаю, что мы сделаем, Рейчел. Давай сходим в кафе-мороженое. Ну пожалуйста! — Лорел схватила сестру за руку. — Поедем в «Ричманс» в Черри-Хилл и закажем банановый десерт, как раньше. Давай, Рейчел. Будет так здорово!
Сегодня вечером ее просто преследуют бананы, подумала Рейчел. Сначала Брейди со своей любимой кассетой, теперь Лорел с кафе-мороженым. Хуже всего, что ее сестрица ведет себя сейчас почти как Брейди, хватает за руку, скачет, как козленок. Не дай бог расплачется, если не выполнить ее каприз. Подобное поведение было совершенно нормально для двухлетнего ребенка, но Лорел — замужняя женщина и мать трехлетней девочки.
Рейчел подумала о племяннице, у нее защемило сердце.
— Лорел, я думаю, тебе нужно вернуться домой и немедленно помириться с Джералдом. Он знает, где ты? Я что-то не заметила твоей машины. Как ты добралась?
— Джералд не дал мне ключей от машины. Я просто сбежала из дому, — оживление Лорел мгновенно угасло. — Я решила дойти сюда пешком, но тут подвернулся Уэйд, он меня и довез. Он был в жутком настроении, чуть не убил меня, когда я спросила, почему он один вечером в пятницу, но все-таки довез.
— Ты сказала Уэйду, что поссорилась с Джералдом?
— Я ему рассказала, что объяснила Джералду: я устала вести себя так, будто мне сорок, а не двадцать три. Я хочу развлекаться. Я хочу жить!
— Ты и живешь, Лорел. Ты жена и мать; ты всегда этого хотела.
— Вы с Уэйдом словно сговорились! — взорвалась Лорел. — Что ж, повторю для тебя то, что, по-моему, понятно каждому. Этого недостаточно! У меня нет друзей, мне не с кем поговорить, не с кем подурачиться. Джералд полагает, что я должна довольствоваться обществом занудных профессорских жен, у которых дети — мои ровесники и даже старше!
— И что тебе ответил Джералд? — заставила себя спросить Рейчел.
— О, все как обычно. Втолковывал мне, что думать, что делать, что чувствовать: светлая голова терпеливо наставляет идиотку, не понимающую своего счастья, на путь истинный.
Рейчел расстроилась окончательно. Она вспомнила, как тетя Ив предсказывала, что дело кончится именно так, еще когда Лорел только обручилась с профессором Джералдом Линтоном. Он читал первокурсникам Карбери-колледжа лекции о конституции и правительстве США. Восемнадцатилетняя Лорел умирала от скуки на занятиях, но преподаватель-холостяк ее обворожил. Их тайный роман продолжался целый год, пока слухи не дошли до университетского начальства; разразился скандал.
Тетя Ив сначала хотела привлечь профессора Линтона к суду, добиться, чтобы его уволили из университета. Но Лорел рвалась замуж, и ее мать, хоть и смущенная разницей в возрасте жениха и невесты, с воодушевлением начала готовиться к свадьбе.
Рейчел вспоминала это пышное, многолюдное торжество со смешанными чувствами. Ей пришлось быть подружкой невесты — из головы не выходили всяческие несчастья, предсказанные тетей Ив молодоженам, «катастрофически не подходящим друг другу по возрасту и по всем прочим статьям». Но Лорел была прелестна и счастлива, Джерадц — явно очень влюблен, а мать Лорел — чрезвычайно довольна. Профессор Уит Саксон, как всегда, воздерживался от комментариев. Он доверил воспитание дочерей жене и редко лез со своими советами.
После рождения Сноуи сомнения Рейчел относительно будущего супругов немного улеглись, ей даже стал нравиться несколько педантичный зять. Она не сомневалась, что Джералд любит жену и дочку, а это ведь главное, не правда ли?
И вот теперь Рейчел просто не знала, как ей относиться к новой Лорел, которая жаждала «развлекаться». И что она, собственно, имеет в виду — что-нибудь незамысловатое, вроде занятий аэробикой, которые Лорел бросила, потому что Джералд счел их напрасной тратой времени? Или речь идет о сексуальной свободе?
Рейчел оценивающе оглядела сестру.
— Лорел, тебе кажется, что ты что-то упустила в жизни. На самом деле судьба уберегла тебя от каторги однообразных свиданий с глуповатыми мальчишками. У тебя есть все, к чему стремится любая женщина. Любящий муж, чуднвтй ребенок…
— Вовсе не любая, Рейчел. Ты же не стремишься, — возразила Лорел. — И тетя Ив тоже. И я теперь понимаю, почему. Вы обе занимаетесь важными вещами, вы интересно живете. Ездите в путешествия, покупаете классные машины и ни у кого не спрашиваете разрешения пойти туда, куда хочется. И никто не долдонит вам, как себя вести, что говорить и как одеваться.
— Ты преувеличиваешь, — слабо возразила Рейчел; Лорел описала свою жизнь, почти не сгущая краски. Джералд все решал сам, последнее слово всегда оставалось за ним. Но ведь и Лорел утверждала, что хочет этого больше всего на свете.
— Нет, не преувеличиваю, и мы все это знаем! — Лорел сорвалась на крик, это было совсем на нее не похоже. — Я несчастна, Рейчел! Во мне давно росло это чувство. Я никому не говорила, но за последний год я поняла, что брак с Джералдом был огромной ошибкой!
— О нет, Лорел! — в отчаянии воскликнула Рейчел.
Но та лишь больше разволновалась.
— Это правда, и я больше не могу! Я хочу жить, как ты, Рейчел. И как тетя Ив. Ведь еще не поздно начать все с начала, правда? Мне всего двадцать три. Я могу вернуться в университет и… — Зазвонил телефон, и Лорел остановилась на полуслове. — Ты не снимешь трубку? — спросила она, увидев, что старшая сестра не трогается с места.
Рейчел покачала головой. После шестого гудка включился автоответчик.
— Рейчел, это Кевин. Возьмите трубку, я знаю, что вы дома, — раздался его голос. — Мисти ушла, и нам нужно поговорить.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману При вспышке молнии - Босуэлл Барбара



Интересный роман, с юмором
При вспышке молнии - Босуэлл БарбараЯмиЛ
12.03.2012, 15.31





Классная и юморная история борьбы двух адвокатских кланов. Победила любовь..
При вспышке молнии - Босуэлл БарбараStefa
18.12.2013, 23.36





Приятный роман!
При вспышке молнии - Босуэлл Барбараирчик
7.01.2014, 22.04





Очень понравился роман!
При вспышке молнии - Босуэлл БарбараСветлана
5.03.2014, 20.27





Обязательно прочесть всем!!! Замечательная книга. Побольше бы таких романов. Спасибо автору. 10 из 10.
При вспышке молнии - Босуэлл БарбараВалентина
21.05.2014, 21.20





Замечательная книга,обязательно читайте не пожалеете.
При вспышке молнии - Босуэлл Барбарасв
19.02.2015, 15.01





КЛАССНО !!!!!!!!!!
При вспышке молнии - Босуэлл Барбараелена
21.02.2015, 2.04





Хороший роман.
При вспышке молнии - Босуэлл БарбараОльга
13.04.2016, 19.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100